Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности
  • 11.10 На сайте Единого аккаунта Начала появился новый инструмент Игровые фракции — спешите опробовать!
  • 09.10 А вот и новые наградки подоспели! Для обновления профиля, не забудьте отметиться в переписи!
  • 08.10 Приглашаем к участию в наших традиционных мегаконкурсах, приуроченных к грядущему десятилетию проекта, а также нескольких важных опросах.
  • 08.08 Представляем вашему вниманию новую версию Единого Аккаунта Начала!
  • 07.08 Техадмин Тесва готовит важное обновление игрового функционала! Обязательно загляните в тему "Определение авторства старых игровых сообщений"!
  • 02.08 Приглашаем принять участие в важном опросе по поводу введения в игру новых эффектов болевого шока и заражения крови!
  • 24.06 Обновление игровой карты! Произошли некоторые изменения в дизайне и функционале.
  • 09.04 Наступило игровое утро. Были открыты ранее закрытые из-за извержения локации подфорума "Килиманджаро", исправлены описания некоторых локаций. Извержение и пожары официально закончились.
  • 05.04 Отредактировано описание лота "Талисман лекаря", добавлен новый лот "Талисман поиска".
  • 01.03 Список обитателей саванны почищен от неактивных персонажей! Пожалуйста, проверьте наличие всех ваших активных персонажей в списке и в случае их отсутствия заполните заявку до 15.03. В противном случае будет наложен штраф в размере 5000 баллов.
  • 22.02 Поприветствуйте нового со-администратора форума - Такиту!
  • 03.01 Мастерская специальных лотов обновилась! Администрация ищет смельчака на должность штатного художника для создания иконок для лотов. Работа будет оплачиваться.

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (начало октября — конец декабря 2019 года)

Земли Гордости Тучи понемногу расходятся, но туман по-прежнему собирается в низинах. Температура ощутимо понижается, в саванне становится прохладно.

Килиманджаро Редкие капли дождя все еще капают, продолжая размывать почву. Запах гари достаточно сильный.

Предгорья Вечер будет не менее жарким, чем день. Солнце клонится к горизонту, но все равно ощутимо припекает.

Внешние земли Постепенно дождь утихает, тучи уносит в сторону холодный ветер.

Кладбище слонов На кладбище собирается неприятного вида туман. Солнце едва видно через дымку.

Западное королевство Солнце продолжает припекать.

Восточная низина Тучи остались только на горизонте, небо чистое и ясное. Воздух все еще влажный.

Непроходимые Дебри Накрапывает небольшой дождь. Под сенью деревьев его почти не заметно.

Побережье океана На море разыгрался легкий шторм, ветрено. Небо затянуто тучами.

Небесное плато Ясно и солнечно.

Северные владения Все еще облачно, не жарко и не холодно.

Морийский хребет Переменная облачность, довольно прохладно.

Края вечной зимы Тихий и спокойный вечер, предвещающий такую же спокойную и ясную ночь.

Великая пустыня Все еще довольно жарко, но с моря постепенно начинает дуть несильный влажный ветерок.

Южный кряж Тихий и ясный вечер, на небе ни облачка.

Таинственный оазис Довольно жаркий вечер. Солнце палит почти так же, как днем. Влажный воздух с морского побережья сюда не доходит.

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Сгоревший лес


Сгоревший лес

Сообщений 331 страница 335 из 335

1

https://i.imgur.com/BtPgKe4.png

Как и другие окрестности Килиманджаро, лес полностью сгорел, оставив после себя пустошь и горелые стволы деревьев. Огненное бедствие отпугнуло отсюда животных, и теперь найти себе пропитание в этих краях стало намного труднее — тем более, что охотники больше не могут скрыться в высокой траве, ведь от нее совсем ничего не осталось.


Любой пришедший сюда персонаж получает антибонус "-1" на любые свои действия, а также чувствует легкое недомогание, сопровождающееся тошнотой и головокружением!

ссылка на прошлую тему: Саванновый лес

0

331

Ох ты ж. Хотел сделать как лучше, разбавить гнетущую атмосферу, а вышло хуже. Морда Ньекунду помрачнела, когда Сехмет напомнила ему про Хайко, про старых добрых прайдовских товарищей, оставшихся в огненном аду на каменной поляне. Хайко он сам в последний раз видел рядом с Селем, когда на них обоих рушились скалы и под лапами разверзалась земля. Ох, Хайко, их мудрая, опытная целительница... Есть ли шанс, что она жива? Ньек почти не смотрел в ее сторону, пытаясь безуспешно сдвинуть с места камень, пригвоздивший Селя. Его отчаянные мысли вертелись вокруг брата, он всем сердцем хотел его спасти и почти не глядел вокруг. Но все оказалось тщетно. Страшная картина вспыхнула всполохами перед внутренним взором рыжего, и он, чувствуя, как по шкуре пробежала волна дрожи, уставился куда-то вдаль, беспорядочно шевеля косматыми ушами. Думать об этом было больно. Еще страшнее - вспоминать, как скала обрушилась на его брата, как свет в его глазах потух, а он сам ровным счетом ничего не смог сделать, кроме как оставить его тело и спасаться... Сколько еще перед ним будет являться темная морда Селя, искореженная ужасом и пониманием?..

  - А? - погруженный в свои невеселые мысли, Ньек не сразу уловил движение рядом, а когда поднял голову в ответ на призыв Сех, то неожиданно для себя обнаружил ее совсем рядом. Сначала он вопросительно склонил голову набок, пошевелив усами. Ветер взлохматил густую пламенную гриву, открывая подзажившую рану.

- Шрам, говоришь? - уголки рта Ньека поднялись в легкой улыбке. - Какой же грозный и свирепый лев без добротных шрамов? Впрочем, я никогда не считал себя красавцем, так что, думаю, меня это никак не испортит.

Оба замолчали. И, точно так же, как Сех ощупывала его взглядом, Ньекунду незаметно для себя, не чувствуя времени, вдруг заметил сначала то, каким красивым изумрудным отблеском вспыхивают глаза подруги, если на них под определенным углом падает свет. А они и без того такого красивого, яркого цвета, как зеленое пламя. Затем на то, какого чудного, прекрасного цвета ее мех - бурый, с янтарным отливом, не такой кричащий, как у Шайены, но более мягкий, приятный на вид. И на ощупь (при этой мысли Ньекунду бросило в жар от накатывающего смущения. Как такое вообще пришло ему в голову?!). Обратил внимание на плавные, кое-где сглаженные мехом черты морды, на забавный, лихой хохолок на лбу. И как он раньше всего этого не замечал? И, главное, почему с морды не сходит мягкая, легкая улыбка и хочется приосаниться, встряхнуть гриву, смыть грязь и вообще казаться как-то... красивее, сильнее и просто лучше?

Сехмет опомнилась первая. Ньекунду, с силой вдавив уши в гриву, кашлянул, будто прочищая горло и с усилием оторвал от нее взгляд, чтобы пробежаться им по окрестностям - вдруг из-за того обгорелого дерева сейчас вылезет лев? Сехмет действовала решительнее - она полезла в почерневшие, обуглившиеся корни ближайшего ствола, да так, что взору бедного льва открылась во всей красе ее... филейная часть. Ньекунду открыл было пасть, чтобы что-то сказать, затем зачем-то захлопнул, чувствуя еще волну накатившего жара смущения. Он кашлянул еще раз, на этот раз вполне искренне, потом отвернулся рывком, затем снова глянул, и опять отвернулся... Когда Сех вынырнула обратно, вся перемазанная в саже и  попятилась - того и гляди, грохнется, Ньек неловко улыбнулся краем пасти и потянулся к ней, но не успел подхватить. Сехмет и впрямь хлопнулась на задницу. Какое-то время царило тяжелое молчание, прерываемое разве что похлопыванием Ньекундовского хвоста о рыжий бок.

Потом Сехмет заговорила. Посерьезневший Ньекунду подошел к подруге, уселся рядом на черную землю и грустно покачал головой. Ох, тяжелые темы она решила поднять...

- Я помню их всех, - тихо ответил он, вслед за Сех поднимая голову к небу. Где-то там скрывались звезды, которые, по поверьям некоторых львов, являлись духами погибших. Есть ли среди них те, кто умер в тот день? - Их имена, их внешности. Но я совсем не знал их самих. Вот как тебя почти не знал. Я был слишком погружен в другие дела, другие заботы. Я следовал за своим дядей и хотел того же, чего и он - процветания нашему прайду. Хотел стоять с ним рядом, быть достойным этого. И совсем забыл про то, что мало просто имена своих товарищей знать. Так что нечего тебе извиняться, уж точно не передо мной. Я должен принести извинения, потому что тоже не без греха, - он устремил серьезный взгляд прямо на нее. - Наши семьи основали этот прайд, и мой дядя стал в нем королем. Моя обязанность, как его племянника, как члена королевской семьи, защищать всех и помогать всем нашим. Теперь... так странно думать, что нашего короля, моего дяди, больше нет. Я... я не думаю, что он мог там выжить, а он остался там, чтобы попытаться спасти остальных, - Ньекунду помолчал. Стоило ли остаться ему самому? - Иногда я думаю, что совершил ошибку. Что должен был, должен был остаться подле него. Потом вспоминаю вулкан и поляну, летящие камни... Послушал ли меня кто-нибудь? Смог бы я что-то изменить? Я не знаю. Я не могу вернуть их, Сех. Ари, дядю Нари, их детенышей, Хайко, Селя, многих других наших товарищей... - до того, как он сказал это вслух, он и не подозревал, как сильно его это гнетет. - Дядя Нари вряд ли бы одобрил, если бы я постоянно только об этом и думал. Сех, я, конечно, не его сын, не наследник. Но я его племянник. Он многому меня научил. Пока мы не найдем остальных, я единственный выживший взрослый лев из тех, кто связан с Нарико кровью. И я сделаю все, что защитить нас и помочь привести к безопасному месту тех, кто выжил. Прости, наверное, это вышло слишком напыщенно, - он легонько вздохнул и, вдруг наклонившись, сделал то, на что не хватило храбрости накануне - коснулся носом ее плеча.

- Все это несправедливо. Но мы найдем безопасное место и, может, когда-нибудь сможем вернуться, если захотим. Я слышал, что сажа хорошо удобряет землю, и после нее трава растет гуще и зеленее.

Отредактировано Nyekundu (2 Авг 2019 03:30:29)

+4

332

Сехмет молча посмотрела на Ньека, шевельнув большими ушами.

Самец говорил  и правильные, и безрассудные вещи одновременно. Она его слушала не перебивая, даже не шевелясь - только кисточка ее растрепанного хвоста покачивалась из стороны в сторону, точно у раздраженной кошки. Ньекунду был отважным и ответственным, но то, что он взваливал на свои плечи  буквально всю ответственность за спасенных и не выживших, только потому, что в его венах течет королевская кровь. Подумывал он там остаться... глупости какие - на этих мыслях Сех еще раз глухо щелкнула хвостом по припорошенному пеплом камню, , мысленно порадовавшись, что дождь не дал всему этому черному безобразию летать вокруг угольными клубами, забиваясь в легкие. Это было бы слишком глупо и безрассудно. Себя не уберег бы, и другим не помог. И сидела бы самка тут сейчас одна, намереваясь отдать почести не только вышеупомянутым скончавшимся сопрайдовцам, но и преждевременно отошедшему в мир иной вместе с братом Ньекунду. Сколько глупой вины, и главное, за что? Почему? Он словно винил себя по причине того, что ЭТО случилось вообще. Типа вот если бы он был отважнее и внимательнее, то и вулкан бы не полыхнул, спавший не одну сотню лет и в одно мгновение уничтоживший все, что было им так дорого?  Их миниатюрные, скромные Помпеи, не заслужили такого гнева богов, но однако же это случилось. Это унесло многие жизни. И, как рассудительно считала львица, знатно поумневшая, после своего глупого подросткового побега из дому, одно дело вообще не знать своих соседей, так, что даже совестно получается, вспоминая свое равнодушие, а другое это беспечно считать, что если ты, мол, останешься, под неустанно обрушивающимися с вершин булыжниками, ты в состоянии всех спасти, потому что ты, черт возьми, такой благородный герой!

Смерив до ужаса скептичным взглядом устало подпихнувшего ее в плечо рыжегривого, Сехмет все так же безмолвно опустила взгляд вниз, полюбовавшись на свои вымазанные углем и грязью некогда белые лапы. Трава... Тут действительно когда-то она росла? Кажется, словно уже давным давно здесь ничего не росло, все так и было... грязным, серым и унылым. Самка сумрачно размазала подушечками  миниатюрный курган из наполовину застывшей, творожистой и все еще горячей пемзы. Вернутся сюда?

- Я сюда не вернусь. И никто из наших сюда скорее всего больше... никогда не вернется, - уверенно покачала головой бурая, следом за красногривым подняв глаза к небу. - Кому захочется жить на костях своих предков? Наши потомки будут слушать о случившемся ужасе и едва ли у львят появится желание навестить родину своих отцов и матерей. Согласись, Ньек, мы все сейчас хотели бы оказаться как можно дальше от этого места, и поскорее все забыть, - она тяжело вздохнула. - Перестань думать, что ты один ответственен за всех. Это не так. Никто не знает что стало с Нари, - она обернулась. - Ты не можешь знать, что он делал и нет... это не твоя обязанность следить за всеми и всем помогать. Если так думать... ты не поможешь ни себе - ни тем кому хочешь помочь. Жизнь она суровая вещь... ты вот не думал, что мы едим других животных, а ведь им тоже хочется жить? Они тоже страдают, умирая в наших когтях, - львица демонстративно подняла лапу внутренней стороной вверх, выпустив свои острозаточенные, хищные "крюки", демонстративно ими пошевелив. - Это закон Ньек, закон природы. И, возможно, не исключаю, законы тех, кто выше и кого могут видеть только шаманы. Всех нельзя спасти. Все умирают, и с этим... с этим нужно смириться.  Мой отец - умер. Моя мать могла умереть и выжила каким-то чудом. Тод пропал, Мори изгнан... Шарп, Юви, Ферал... я понятия не имею что с ними стало и мне жаль, что так случилось... но я понимаю, что нам всем следует идти дальше и сосредоточится на том, что есть. В случившемся нет ничьей вины... Просто этим землям пришло время умереть, чтобы, ты прав, потом возродится... для кого-нибудь еще.

Сех замолчала, вновь насторожив уши, прислушиваясь к загробной тишине плотно окружающей их со всех сторон. Вдруг ее разрежет голос какого-нибудь счастливчика, которого сберегли деревья, или камни? Но нет... тихо... И так чертовски пусто. Дышать в этом месте уже тяжело, а что же будет, когда они поднимутся к остаткам каменной поляны? Она закрыла глаза, дыша медленно и очень глубоко, стараясь успокоиться и сохранить свой решительный настрой, но почему то так становится только хуже... Сквозь опущенные веки охотница видит полыхающую огнем гриву Ньекунду, всего то в паре сантиметров от ее носа, и теперь она ей чудится реальными, опаляющими языками огня, от которого хочется убежать, а слух режет треск горящих деревьев, крики паникующих животных. Это ведь было только вчера. Кажется Сехмет уже потеряла счет времени. В этом месте теперь черная дыра, причем буквально.

Абсолютно черная и всепоглощающая, останавливающая течение времени, навечно оставив здесь жуткие картины смерти. Это место теперь по праву можно было бы обозвать долиной смерти...

- ♪ Горное око во мгле впереди, ♪ - тихим, дрожащим голосом вдруг протянула Сех, медленно поднимая уныло опущенную морду и устремив взгляд на обугленные вершины величественного Килиманджаро, куда они держали путь. - ♪ С душ моих братьев взор ты не своди... ♪

Как бы там речь Ньека не показалась ей по-детски наивной и отчасти безрассудной, в одном он был прав - все они были семьей. Может она и не помнила имена тех, кто жил рядом с нею бок о бок, пускай ей и будет до конца жизни за это стыдно, но это не значит, что она не могла бы просить кого-то там... если он вообще слышит, об упокоении своих сородичей. Своих сопрайдовцев. Оставалось надеяться, что там, куда попадают души, уже нет боли, страха и страданий. Сложно себе представить, что они испытывали перед смертью, осознавая, что эти секунды были последними в их жизни... - ♪ Пусть небеса объяли пламя и дым... ♪ - она серьезно, с вызовом посмотрела на Ньекунду. - ♪ Пусть брат наш и сын, будет тобою храним... ♪

Акасиро,  Тейджа, Селяви... все они, Сех абсолютно точно это знала - ни за что бы не захотели, чтобы Ньекунду думал, что поступил неправильно, вовремя спасшись из-под мощного обвала и извержения...

♪ Ed Sheeran - I see fire ♪

Отредактировано Сехмет (14 Авг 2019 11:41:21)

+3

333

Он обвел взглядом унылую, выжженную дотла пустошь, черную землю - и чернела она отнюдь не  от плодородной почвы, сиротливо торчащие вверх обгорелые деревья, глянул на лапы Сех, вымазанные в саже - его-то собственные и так были черны как вороново крыло. Пожалуй, она права. Мало кто захотел бы вернуться сюда. Наверное, по ночам сопрайдовцев мучали бы воспоминания о криках, ударах булыжниках, перед глазами мелькали страшные картины извержения, слышался бы лихорадочный топот лап... Смогли бы они забыть обо всем? Смог бы он сам уснуть под горой, которая отправила судьбоносный камень прямо на его родного брата? Ньекунду вздохнул, когда Сехмет про этот вечный круговорот жизни и удержался разве что чудом от того, чтобы не сказать "твоя семья больше. У тебя остаются братья, твоя мать - родные, любимые львы, моя же маленькая семья, возможно, сгинула в огне навсегда". Но ничего не сказал.

- Защищать наш прайд - это мой долг. И я хочу его защищать. И мы никогда точно не узнаем, кого сможем спасти, а кого нет, пока не попытаемся. Хофу смог вывести Клио... Он отправился обратно в пещеру и вывел ее. Я не могу не думать порой о том, что, если бы отправился с Нари и помог ему, то тоже смог бы спасти хоть кого-нибудь. Даже одна жизнь того бы стоила. Прости меня, - он взглянул в зеленые глаза Сехмет и виновато улыбнулся. - Конечно же, ты права в том, что уже ничего не исправишь. Не слушай мое... нытье.

В конце концов, едва ли в данную минуту, сидя на здесь, в этом полном скорби и горя месте,  Сехмет жаждала выслушивать его излияния. И Ньеку самому было немного стыдно, что он так не сдержался и расчувствовался - станет еще в ее глазах размазней и нюней (порой дурацкие детские комплексы давали о себе знать, и он предпочитал давить такие выражения чувств, а не высказывать), но... почему-то захотелось выговорить все, что накипело за последние дни, что заставляло порой ворочаться по ночам и не отпускало мозг. Ему стало немного легче, когда он произнес все вслух, хотя он знал, что мысли не скоро полностью его отпустят. Но, может, смогут хотя бы ослабнуть.

- То, что твоя мама выжила - действительно чудо, - внезапно произнес он. - В ней вообще много... чудесного, - а вот эту фразу можно было расценивать и как легкую шутку, учитывая характер маленький львицы, как раз под стать ее пламенной шкуре, и попытку разрядить обстановку. Но Ньекунду на самом деле имел в виду то, что Сехмет и ее братьям очень-очень повезло с матерью, которая на все готова ради своих детенышей. Громкая, резкая - да. Но именно такая, на которую можно положиться. Ньекунду не хотел сейчас думать об их с Акасиро прошлом, которое далеко не было гладким и безоблачным, о потаенных подростковых мыслях, что матери нет до него дела и что она считает его слабым. Это было давно. Сейчас дела пошли на лад... Они с Акасиро наконец-то начали смотреть друг другу в глаза - и дальше тоже дело пойдет на лад. Он упрямо посмотрел на горизонт. Его мать может быть жива. Вместе... вместе они сохранят их маленькую семью и будут смотреть на звезды, вспоминая Селя и Тейджу. Он не мог остаться единственным выжившим из львиной семьи, когда-то жившей у подножья вулкана и горя не знавшей.

"Вади, Рунако, Селяви, Тейджа. Я никогда вас не забуду."

Его собственным мыслям вдруг отозвалась Сехмет. Что это - шестое чувство, совпадение?.. Ньекунду медленно обернулся к ней, вгляделся в полыхающие зеленью глаза. Он поднялся и почувствовал, как ветер провел лапой по шерсти на брюхе и, полуприкрыв глаза и видя перед собой обгорелую черноту земли и деревьев, повернул морду к Сехмет - ее бурая шкура, ее фигура, наполненная жизнью резко выделялись на этом безжизненном, мертвом фоне.

- ♪  Коль канет все в пламя,  ♪ - тихо, но твердо продолжил Ньек, оставаясь так же близко к ней, почти касаясь усами ее косматых ушей и в то же время смотря в даль. -  ♪ Знаю, тогда сгорим мы, стоя рядом,  ♪ - их голоса сплетались и ему хотелось верить, что они долетали до небес, пробивали облака и доносились до душ погибших. Те львы мертвы, их не вернуть. Сех и он - живы. Все, что сейчас они вдвоем могут сделать для павших - это помнить их и скорбеть о ним.

♪ Всполох озирая, плавящий жизнь
О, отец, услышь зов и стойко держись,
Смотря на пламя
На склонах гор. ♪

Он видел бушующий вулкан вновь, но в этот раз шагал к нему вместе с Сехмет - точно так же, как вместе с ней убегал от него столько дней назад. Он шагал прямо в свой кошмар и решительно разрывал его, и видел теперь только потухшую гору, из которой вырывались столпы дыма. Они шли туда вместе - два живых существа.

- ♪ Если суждена смерть в эту ночь, ♪ - Ньекунду приостановился и  посмотрел на вымазанную в саже Сехмет, которой точно так же тяжело было шагать по пропитанному смертью лесу в надежде найти живых. Кто-то может быть жив - например, кто-то ушел охотиться подальше от вулкана, а потом, когда все кончилось, точно так же вернулся, чтобы поискать остатки прайда. Ну а пока... им стоит просто идти вперед. Он почему-то почувствовал радость, что именно Сехмет отправилась с ним сегодня, что Шайена поставила их в пару. Удивительная... удача. -  ♪ То погибнем мы все вместе, ♪ - они с ней один прайд, они стояли у истоков его основания. И они все еще остаются вместе, несмотря ни на что, даже на то, что до сегодняшнего дня они почти не общались и почти не знали друг друга.

+3

334

Ньекунду на удивление легко подхватил ее песню,  сильным, уверенным голосом вторя  неожиданной мелодии, стоя так тесно  к самке, что та и правда ощущала жар - от его  дыхания, прямо у себя над ухом. Едва ли кто-то из них вообще хотел все это делать - инстинкты наоборот, бушевали внутри настойчиво требуя развернуться и уйти прочь, больше никогда не возвращаясь на обугленное пепелище, не оглядываясь и не вспоминая. Но сердце вот "говорило" иначе, побуждая двигаться вперед, не смотря на сковывающий лапы ... да и вообще движения в целом страх. Здесь пахло не только гарью, копотью и выжженной травой, но и трупами.  Запах горелой плоти. И от мысли, что это мог быть кто-то из ее сородичей, с которыми она только вчера мирно беседовала обсуждая грядущую охотничью вылазку, просто выворачивало наизнанку.

Пока она пела, негромко поддерживая  чуть сиплый, и такой же уставший как и у нее голос самца,  в уголках глаз скопились  прозрачные, соленые капли, едва удерживаемые отчаянно хмурящей брови львицей. Она не хотела, чтобы ее спутник посчитал ее распоследней плаксой, беззвучно рыдающей упершись мордой в ближайшее обшарпанное, облезлое бревно, но... Да кто вообще смог бы сдержать слезы при виде всей этой разрухи? Одна таки коварно пробежалась по щеке Сех, оставляя за собой относительно чистую дорожку. Только сейчас можно было увидеть особенно сильный контраст между потемневшей от копоти шкурой львицы и ее естественным, чистым цветом с приятным шоколадно-рыжим оттенком.

-  ♪ Последняя охота, - она опять остановилась. А ведь и правда, возможно недавняя охота стала последней для Номусы. Вернувшись в прайд, поспешив узнать подробности случившегося с наследником короля, Сех совсем потеряла из виду своих товарок. Мэй нашел Шеру... А что случилось с остальными? Сехмет боялась, что именно сейчас, там, за ближайшим валуном, или там, за поваленным черным деревом, она сейчас обнаружит знакомые останки молодой самки. Господи Ахею... - О, отец, услышь наш зов!  И готов ли ты всех встретить? Это пламя  ало-бурое на склонах скал. ♪

Наверное  тот безумный пожар вызванный извержением вулкана еще долго будет миражом мерещиться им всем вдали, а после непроходяще сниться в самых страшных кошмарах. Охотница перевела влажный, отчасти растерянный взгляд с темной вершины Килиманджаро, возвышающейся у них над головами, на "побитую" морду  Ньекунду с мятыми, местами обожженными усами. А ведь и правда, как хорошо, что она здесь сейчас не одна. Сехмет более чем отчетливо понимала, как ей необходима сейчас хоть чья-то поддержка, чтобы не только она поддерживала кого-то... там... младших братьев, или выслушивала наказы матери. Кто еще обращался с нею столь же легко, мягко и внимательно, как Ньек? Она вдруг порывисто, в приступе непонятной нежности, примерно так же, как она обычно вела себя в окружении родных, придвинулась ближе к самцу, с тихим, успокаивающим урчанием коснувшись макушкой его под его угловатым подбородком, на долю секунды ласково прижавшись щекой к его груди и смежив веки. Подарив ошарашенному самцу мгновения проявления своей искренней заботы и поддержки, бурошкурая вновь подняла голову к мрачному небу, с не до конца осевшими хлопьями пепла, мокрыми гирляндами свешивающихся с уцелевших веток. Они оставляли после себя на шерсти противные, черные, текучие мазки, постепенно превращая их в эдаких замызганных леопардов.

- ♪ Обратились в пустошь небеса. ♪

А ведь они почти достигли подножья горы, где земля была особенно вязкой и кляклой, а в некоторых местах горная порода обвалилась и лежала дымящимися кучками. Отколовшаяся от них острая, мелкая галька царапала подушечки лап, оставив после себя несколько зудящих царапин, а тропа оказалась так и вовсе завалена, что им придется запрыгивать на нее сверху и кое-как спускаться на дорожку, чтобы пройти вверх. Вся скала казалась лопнувшей, как шкурка манго упавшего с дерева. И ее внутренности, алые, кроваво-красные соки вытекли наружу. Лава сползла по склонам до самого низа, и уже отсюда, с пригорка, на котором они с Ньекунду застыли, всматриваясь вперед напряженно щуря глаза, Сехмет с отвращением могла разглядеть тушку несчастного спрингбока, которого придавило рухнувшим деревом. От самого деревца осталась лишь куча черной щепы, да змеевидно извивающихся из-под земли корней, так что бедная газель словно сама замерла сожратая объятиями горной породы, глянцево охватившей ее хрупкое тельце. Горячий сгусток гигантской вязкой каплей упал на травоядное сверху в тот момент, когда  газель пыталась высвободить застрявшую ногу - она в ужасе запрокинула маленькую, изящную головку вверх, распахнув рот в предсмертном крике и в агонии съежилась, выгнув спину дугой как в прыжке. Так и замерла на месте на веки жутковатым изваянием, кое-где оголившись и оплавившись до самой кости, с торчащими клоками своей некогда холеной шкурки.

Сколько еще по пути наверх, к старому разрушенному логову, они обнаружат таких погребальных монументов-могил, созданных жестокой природой?

♪ Вижу жар в горных отрогах!
Вижу жар в кронах старых древ!
Вижу жар и души в ожогах... ♪

Отредактировано Сехмет (24 Сен 2019 18:37:11)

+1

335

Да, сюда не хочется возвращаться. Ему казалось, что он идет по чужим костям, что слышит эхо чужих криков - вопли несчастных животных, которые не успели выбраться. Воздух пах не просто гарью, он провонял паленой шерстью и горелым мясом. Страшное сочетание. Казалось немыслимым, невозможным, что когда-то давно здесь жила беззаботная семья из львицы и трех львят, жила да не тужила. Ньекунду провел всю свою жизнь на этой горе, и у него разрывалось сердце при виде этой разрухи. Их прайд... он был могущественным и сильным, но ничего не смог противопоставить страшной стихии. Отзвуки песни затихали вдали, и он вспоминал, как за ними по пятам шло пламя, жадно пожирая все и вся, как суматошно бежали животные. Чтобы Сехмет не видела его глаз, он отвернулся сам и потому не увидел, как по ее закопченной щеке пробежала слеза.

Да. Последняя охота. Для многих славных охотников и бегунов она стала последней. Он скорее почувствовал, а не услышал, как Сехмет оказалась рядом и обернулся. Ее мягкие, успокаивающие прикосновения заставили его застыть на месте - право же, он не совсем привык к такой заботе и ласке. К счастью (или несчастью?) Сехмет почти сразу же отодвинулась, и смущенно отведший уши назад Ньек смог их выпрямить снова. Не сразу он понял, что на его морде сама собой появилась легкая улыбка. Если бы не Сехмет пошла с ним, то он вряд ли бы понял, как сейчас нуждался в этой простой, но искренней поддержке. Она приводила его в смущение, и в то же время заставляла улыбаться и отвечать - или хотя бы попытаться  - тем же. Быть рядом и подставить плечо - фигурально и буквально. И чем больше проходило времени, тем свободнее он себя чувствовал.

Земля под лапами была мокрой, все так же воняло влажной гарью. Вулкан возвышался над ними мрачной, покрытой застывшей лавой скалой. Ньекунду остановился вместе с Сех, с тяжелым сердцем взирая на некогда широкую, просторную тропу, по которой ходили его сопрайдовцы. Некоторые сошли в нее в тот судьбоносный день в последний раз.

Он скользнул взглядом по погибшему, почерневшему спрингбоку - перед глазами встал придавленный камнем Сель.

♪ Вижу жар в горных отрогах,
Вижу жар в кронах старых древ!
Вижу жар и души в ожогах... ♪
- их негромкие, ставшие одним целым голоса затихали, покуда над вулканом печально звенел погребальный гимн. Ньекунду задрал голову и посмотрел в темное небо, не обращая внимания на редкие капли дождя. - ♪И я знаю, что вспомню тебя вновь...♪ - тихо прошептал он. Подъем предстоит тяжелый. В этом сомнений нет. Вдруг Ньек увидел два особенно крупных булыжника, привалившихся друг к другу Рядом виднелись еще, поменьше, будто образовывая маленькую пещерку. Эта расщелина... Там может же быть кто-то?..  Ньекунду несколько секунд молча всматривался в свою находку, хотя какая же это находка? Он же ничего не нашел. Пока. Не сводя глаз с этих камней и ступая так, будто он подкрадывался к добыче, Ньекунду пошел туда. Он медленно обошел камни сзади и заглянул в расщелину. В душе теплилась надежда, что там ничего нет.

У него перехватило дыхание. На голову и плечи одной львицы упал огромный булыжник, и наверняка сразу же на него рухнул другой громадный камень, вместе с несколькими поменьше, отчасти предохраняя часть тела от огня. Не видно точно, что там внутри, в этой погребальной гряде. Ньекунду наклонился и уперся побуревшим от копоти плечом в самый маленький камень, вцепился когтями в землю и надавил. Камень с глухим звуком откатился в сторону. Из расщелины виднелась задняя часть несчастной охотницы, почти нетронутая огнем. Передняя почти полностью была раздавлена, но очертания этого тела, которое легко можно прикинуть по крупу и размерам задних лап, цвет этого меха, кисточка хвоста, сохранившиеся благодаря неожиданной каменной пещере... Размеры тела, лап. Ньекунду не знал, была ли еще одна львица со схожим цветом шкуры у них в прайде - вполне могла присоединиться как раз в день извержения. Или это и вовсе просто случайная прохожая. В конце концов, у нее не был такой уж редкий цвет шерсти, обычный палевый. Полно таких львиц. Просто вышло чудовищное совпадение... Это вполне могла быть и не та, о ком он подумал.

Но сам Ньекунду в своих догадках не секунды не сомневался. Судьба должна быть невероятно ироничной, чтобы подкинуть такое совпадение. Абсолютно точно сказать нельзя, потому что голова погребена под камнями, но Ньек не сомневался. Он молча стоял и вглядывался в свою чудовищную находку, чувствуя, как позвоночник пригибает невыносимая тяжесть, как последние надежды обращаются в прах - вместе с этим телом, которое, как он не сомневался, принадлежит его матери.

- Я нашел свою мать, - тихо сказал он подошедшей Сехмет, не поднимая головы.

Отредактировано Nyekundu (7 Окт 2019 14:56:23)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Сгоревший лес