Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Непроходимые Дебри » Непролазные джунгли


Непролазные джунгли

Сообщений 91 страница 99 из 99

1

http://drive.google.com/uc?export=view&id=1V8KPFSr73MEZEN82kjLFTjxIdiah0PTy

Огромный лесной массив занимает огромные территории к востоку от земель прайдов. Деревья здесь достигают поистине колоссальных размеров, их тугие ветви сплетаются друг с другом, образуя своеобразный зеленый купол, под которым царят приятные сумрак и прохлада. Здесь очень легко заблудиться и еще проще лишиться жизни, причем не только от когтей местных хищников, но и от укусов насекомых и даже от простого соприкосновения с незнакомыми экзотическими растениями.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Паслён, Мелисса, Мята, Манго (требуется бросок кубика).

[formatgic=sidewindow]Очередь #1:

Мефистофелис
Джейд
Лилит
Сарду

Очередь #2:

Рагна
Иисус
Тари
Ричард

Отпись — трое суток.
Очереди параллельны друг другу.
Игроки вне очереди
пишут свободно!
[/formatgic]

0

91

Гора Шаманов >>>


Тари откликнулась на зов так быстро, как только смогла. То бишь — практически сразу же.

Ну а что, можно подумать, у хранителей Горы такой уж напряженный график!

Темно-шоколадная тень, промелькнувшая было среди узловатых древесных ветвей над головами присутствующих, мягко спрыгнула на землю в считанных шагах от Мефистофелиса и его родных — их шаманка заметила самыми первыми. Едва оказавшись рядом братом и его венценосной супругой, Тари без лишних церемоний обтерла лбом сперва Джейд, а потом уже и Мефа, негромко, приветственно мурлыча. Ну, здравствуйте, дорогие... Давно не виделись, хотя и не то, чтобы дольше пары дней. Опустив взгляд ниже, под лапы правителей, леопардица все с той же широкой и ласковой улыбкой склонилась к троице королевских наследников, как следует пройдясь языком по темной шерстке каждого из них. Что поделать, своих племянников Тари просто обожала и ничуть этого не скрывала. Своих-то детей у нее пока не было!

Я скучала, мои дорогие, — уже вслух молвила она, вновь выпрямляясь и пристально заглядывая в мерцающие глаза Владыки. При этом ее собственная морда приняла гораздо более серьезное и даже озабоченное выражение. — Эонве сказала мне, что на границах произошла стычка с чужаками, — на этих словах, позади Тари также нарисовалась слегка запыхавшаяся стражница: как видно, она слегка подотстала от прыткой шаманки, что ветром унеслась вперед нее, спеша на помощь любимому братцу.

Все верно, — подытожила она, вставая рядом с ними. — Вот только я не успела уточнить всех деталей...

Что тут уточнять, — Тари выразительно закатила глаза, прежде, чем все также деловито развернуться кругом и уверенной походкой направиться к сгрудившейся поодаль компании. — Где битвы, там и раненные... и мертвецы, к сожалению, тоже, — уже чуть тише добавила она себе под нос, едва усмотрев в постепенно сгущающемся сумраке неподвижный силуэт лежавшего у лап Рагны Окхарта. Ох... бедолага. Что ж, теперь ситуация еще больше прояснилась. — Мне так жаль, — искренним тоном обратилась Тари к безутешной матери, едва только подойдя к той вплотную. Она была достаточно понятлива, чтобы с ходу разобраться в случившемся и распознать в Рагне близкую родственницу умершего. Ну не может посторонний зверь сидеть рядом с таким горестным выражением морды и пустым, обреченным взглядом! Если она ему не мать и не старшая сестра, то уж наверняка очень близкий друг. Тут волей-неволей выразишь сочувствие подобной утрате. Тем более, что и погибший леопард казался таким юн... Никто не должен был умирать в таком молодом возрасте, но разве ж кто-то спрашивает дозволения у живых? — Такой молодой, такой отважный... Не беспокойтесь, мы все для него организуем. Меня зовут Тари, я местный лекарь и шаман. Вы ранены, не так ли? — остановившись рядом с Рагной и Ричардом, Тари обвела их внимательным взглядом опытного профессионала своего дела. Ричард показался ей совершенно целым и невредимым, ну, разве что немного въерошенным после схватки, но в целом с ним все было в полном порядке. А даже если нет — она займется им чуть позже, едва только разберется с травмами Рагны. Вот она выглядела очень и очень плохо... И, к сожалению, ее моральное состояние здесь было совершенно ни при чем.

Тари едва слышно прицыкнула языком, чуть повертев головой из стороны в сторону, так и эдак рассматривая старшую самку — ранена, но не сильно, кровотечение уже успело остановиться само... Но вот движения какие-то очень скованные, и дышит как будто через силу, старательно экономя каждый вздох. Значит, что-то мешает.

Как ваши ребра? Сильно болят? — первым же делом уточнила леопардица, после чего аккуратно уложила одну лапу поверх бока Рагны, очень мягко и бережно "прощупывая" то, что скрывалось под ее короткой, встрепанной шерстью. — А ну-ка, прилягте на бок, только медленно, не торопясь, — попросила она незнакомку и, дождавшись, пока она выполнит ее просьбу, продолжила изучать ее грудную клетку — до тех пор, пока четко не определилась с местом возможного перелома. — Все не так уж и плохо, — в конце концов, обнадежила она свою пациентку, убирая лапу от ее многострадальных ребер. — Кость срастется сама, но для этого мне нужно ее зафиксировать. Вот уж где пригодилась бы помощь мартышек... Полежите пока, я сейчас вернусь, — обойдя стороной присутствующих и мирно лежащее в траве тело Окхарта, Тари приблизилась к одному из деревьев и прыжком запрыгнула наверх, принявшись деловито срывать пастью какие-то длинные, относительно мягкие и широкие на вид лианы. Набрав достаточное количество, Хранительница вновь соскользнула вниз и подтащила свою "добычу" обратно к Рагне. Дальнейшие несколько минут Тари, пользуясь помощью Эонве, терпеливо обматывала этими лианами крепкие бока Рагны, что было не так-то просто, учитывая, что пользоваться приходилось одними лишь зубами да совсем немного — лапами. Впрочем, вдвоем эта работа продвигалась намного быстрее, чем если бы леопардица взялась за дело в одиночку.

ГМу

Пытаюсь оказать первую помощь Рагне, уменькой. Не получится — видимо, будем бегать и нанимать макак в санитаров xD

+1

92

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Тари оказывает первую помощь Рагне

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонус

Итог

1
2

3

Никакого эффекта.

К сожалению, помощи Эонве и собственных навыков Тари оказывается недостаточно, чтобы нормально зафиксировать лианы на груди Рагны. Действия персонажей не дают никакого эффекта.

0

93

Джейд ответила – честно и кратко. Лучше, чем ничего. Хуже, чем могло бы быть.

Лилит уже получила небольшой нагоняй за излишнюю любознательность и порывистость, и повторять её подвиг смысла не было никакого. Сарду ёрзал попой по траве, как на иголках, приподнимался, отрывая передние лапы от земли, вытягивал шею, пытаясь что-то разглядеть со своего совершенно неудачного наблюдательного пункта: между ним и активно разворачивающимся действом были как минимум отец и мать, а как максимум – ещё и порядочное расстояние в несколько широких прыжков да густая растительность. Густой солоноватый запах распространился по полянке, стал столь концентрированным и крепким, что в горле запершило. Запах этот сбивал с толку: похоже на добычу, которую они уже вовсю ели, отвыкая от материнского молока, но при этом ни малейшего аппетита не вызывает, а пробуждает чувство тревожности. Убедившись, что разглядеть ничего не получится, Сарду успокоился и сел, опустив голову и раздумывая. Он старался сложить два и два, проанализировать отдельные события и сигналы и сформировать картину происходящего, но получалось плохо – не хватало многих частей мозаики, и без них она получалась бестолковой.

По крайней мере, мать не покинула их, и её лоснящийся чёрный бок и помахивающий хвост маячили перед глазами. Маленькому леопарду ещё никогда не доводилось испытывать настоящей испытывать физической боли; хотя однажды он поранил лапу, ободрав подушечку о кору дерева. Это было почти не больно, чуть-чуть щипало, и гораздо больше внимания Сарду привлёк сам вид царапины – из пореза текла густая красная жидкость. И именно она пахла так опасно и пугающе, как пахнет сейчас воздух. В тот день юный принц узнал, что он уязвим, и что с добычей, погибающей на клыках его родителей, у него больше общего, чем он мог бы предположить.

«Такой же противный запах… Значит, кто-то ранен?»

Этот пазл оказался очень большим и существенным в решаемой головоломке: теперь понятно, почему взрослые так всполошились! Кто-то из их семейства ранен, и ему нужно помочь. Сарду остался доволен своей догадливостью и мысленно обкатывал свою теорию до тех пор, пока Мефистофелис не вернулся к ним, сообщив, что должен отлучиться. Что ж, это неудивительно, ведь Владыка вообще нередко покидал свою супругу и детей, занимаясь важными и ответственными делами. Но он всегда находил время, чтобы побыть со своими и оказать им внимание – вот как сейчас, когда лизнул Сарду и его брата с сестрой в темя. Наследник успел поймать взгляд светящихся желтизной глаз Мефистофелиса, преданно заглянул в них, прежде чем отец выпрямился и отвернулся. Сарду едва сдержался, чтобы не броситься к нему и не прижаться к тёплой угольной шерсти – было не время и не место для этих нежностей, но как же он всё-таки обожал своего отца! Особенно в такие моменты, когда тот успевал делать всё и везде успевать, он был как несокрушимая скала, неподвластная мелким треволнениям. Когда-нибудь он, Сарду, станет таким же.

Непонятные речи родителей – похороны, какая-то подготовка, заставили нервно распушить загривок. Как и к чему они должны подготовиться? Ещё потренироваться? Научиться какой-то церемонии? Лилит первая начала сыпать вопросами, но Джейд мягко оборвала её. Сарду соприкоснулся плечами с сестрой – её непосредственность и нетерпение уже во второй раз за последние пять минут оказались пресечены, и вид недоумевающей и растерянной Лилит вызывал у юнца желание защитить и поддержать её хоть чем-то. Иначе зачем вообще нужны старшие братья?

– Мне кажется, это пахнет кровью, – доверительно поделился Сарду своей замечательно отработанной теорией, которая подтвердилась в который раз, когда с ветки дерева мягко соскользнула Тари; а ведь она и тогда лечила его лапу!

Выходит, всё правильно. Сейчас она начнёт лечить того, кто ранен. Ласка тётки была не такой торжественной, как папы, но гораздо более душевной, и Сарду с наслаждением вдохнул сладковатый запах трав, потеревшись в свою очередь о щёку пантеры. Она тут же отошла, и наедине с детьми и их мириадами вопросов осталась только мать. Три пары пытливых глаз обратились к ней. На всякий случай Сарду решил удостовериться:

– Кого-то ранили? Это для него проведут церемонию? – он даже не запомнил, как там эта церемония называлась, но уже представлял себе, как все леопарды выстроятся в ряд, и будут торжественные речи, или какой-нибудь обряд с травами, или ещё что-то в этом духе… Непростое и наверняка интересное.

«Какова же будет наша роль?»

+4

94

Дожидаясь прибытия лекарки, самец нетерпеливо переступал с лапы на лапу. Ох, как ему хотелось унестись вслед за быстроногой Эонвэ! Чувствовал он себя вполне сносно, если не считать пары царапин, шкура его была абсолютно цела — чего не скажешь о его внутреннем состоянии. Впрочем, время лечит и не такое; Рич все еще продолжал негодовать, ругая себя за нерасторопность — хотя его вины в случившемся и не было, он ведь, как никак, входит в состав Гвардии. Мог бы предусмотреть, предостеречь, вмешаться, и так далее, так далее. Тот факт, что из схватки он вышел почти невредимым, тоже не добавлял ему радости: пожалуй, в этом случае, было бы куда лучше, получи леопард пару хороших затрещин. Глядишь, избавили бы его от самоедства.

Впрочем, посидев немного на заднице, без дела разглядывая листочки и грея уши — прислушиваясь к негромкой беседе Владыки Джунглей с семьей, — Ричард почувствовал себя лучше и хоть немного спокойнее. Сейчас ему нужно было не раны врачевать, а кушать что-то вроде мяты или валерианы — хотя он искренне надеялся, что Тари не заставит его это делать. После приема трав не на разведку идти нужно, а отправляться на боковую часов этак на пять хотя бы. Рич же надеялся догнать остальных и хорошенько пошарить на границе — с усердием, которое лишь подогревалось чувством вины за случившееся. Вдобавок ко всему его снедало беспокойство и тревога за Ветчинского. Да, он знал, что никто из леопардов в дебрях и кончиком когтя его не тронет; несмотря на то, что мало кто понимал странную привязанность Ричарда к потенциальному обеду, относились к этому весьма спокойно. Не голодали, словом (иначе даже вмешательство Рича, пожалуй, не спасло бы кабанчика от гибели в чьих-нибудь когтях). Конечно, и Ветчинскому приходилось вести себя соответственно. Со своим дружком-леопардом он мог и не церемониться, зато остальным благоразумно старался на глаза не показываться, и далеко в дебри не лез, хотя и к себе подобным не примыкал.
Но леопарды привыкли к странностям красношкурого — чего не скажешь о львах. Прямо сейчас, в этот самый момент, шайка грязнолапых чужаков могла орудовать на территории, принадлежащей Владыке, и, к стыду своему, Ричард даже не знал, что приводило его в большую ярость: нарушение границ или опасность, которой потенциально подвергался его жирненький друг.

Наконец, спустя долгие минуты, появилась и лекарка. Темношкурая, гибкая и изящная, она почти бесшумно соскользнула с дерева рядом с Владыкой. На ее фоне даже поджарая Эонвэ казалась неуклюжей и тяжеловесной. Рич вежливо склонил голову, не в силах скрыть свою радость от ее появления.
— Идем, Эонвэ, — будто только и дожидаясь ее появления, Раас, неподвижно сидевший все это время поодаль, поднялся на лапы; кажется, ему тоже не терпелось вернуться к патрулированию.
Однако ушел он в итоге один: похоже, Тари не собиралась отпускать свою спутницу. Поморщившись, Раас, тем не менее, не стал спорить с лекаркой.

Обменявшись приветствиями с семейством, ласково лизнув всех по очереди детей, Тари сразу же взяла быка за рога — то бишь, приступила к осмотру и лечению Рагны. Та держалась спокойно и с достоинством, но все же от присутствующих не укрылись ни скованность в ее движениях, ни то, как она, по неосторожности слишком глубоко вдохнув, морщилась от боли. Да, пострадала она куда сильнее Ричарда. Чтобы не скучать, темношкурый коротал время, посматривая по сторонам, время от времени наблюдая и за действиями лекарки; однако он все же порой вежливо отводил взгляд, чтобы не быть совсем уж навязчивым, да и развлечения в этом, по правде сказать, было маловато.
— Я могу помочь? — наконец, аккуратно поинтересовался он спустя некоторое время; Тари, конечно, была опытной, но Ричард видел, что ее лапам не хватает ловкости; пальцы кошек не приспособлены для завязывания узлов, и лианы, которыми лекарка пыталась зафиксировать перелом, то и дело соскальзывали. Эонвэ, бросавшая томные взгляды в сторону джунглей, где исчез ее избранник, тоже была в этом деле плохим помощником.

+2

95

Трудно было принять это, но за три года изменилась не только Рагна. Напыщённый королёк, который так раздражал её в детстве, за эти годы стал совсем другим. По-прежнему спокоен и царственен, но пропасть, что была между ними в детстве, уже не казалась такой непреодолимой. Впервые Мефистофелис казался Рагне не расфуфыренной коронованной задницей, а смертным леопардом, у которого тоже есть чувства. Они оба родители, и оба сейчас переживают не лучшие эмоции. Она опустошена потерей, разбита и отчаялась, он – увяз в чувстве собственной вины и ответственности, а также испытывает сострадание к горю землячки. И глядя в эти глаза, казавшиеся сейчас совсем незнакомыми, самке казалось, что сострадание короля было искренним. От этого ей было легче понять его. Понять, что у него тоже есть эмоции помимо раздражения и желания угодить отцу, понять ту любовь, что он испытывает к своей супруге и детям. И понять, как сильно он хочет их защитить. Особенно после того, как он увидел, что может случиться, если он будет недостаточно внимателен.

Новость о том, что земли, исконно принадлежащие её семье, заняло другое семейство, не стало для Рагны сюрпризом. Эта территория не слишком большая, зато почва плодородная и потому там часто ошиваются травоядные. К тому же, ветви тамошних деревьев достаточно крепкие, чтобы охотящийся леопард мог спокойно по ним прыгать. Но, надо признать, где-то глубоко в душе она всё-таки надеялась, что каким-то чудом за три долгих года её отсутствия никто на них не позарился. Что она сможет пройтись по знакомой земле, с ностальгией начнёт рассматривать деревья и вспоминать, как скакала по ним, как падала и даже пыталась сражаться с друзьями в густой кроне. И что её воспоминания о детстве, проведённом там, не будут перебивать чужие голоса и незнакомые запахи. Впрочем, грех жаловаться в её-то положении. Хорошо, что ей вообще позволили хоронить сына рядом с его дедом. К тому же, вряд ли нынешние хозяева той территории будут против, если к ним изредка будет захаживать самка, чтобы поухаживать за могилами своего отца и сына.

Не так я хотела познакомить тебя с папой. Не так…” – вспоминая собственные слова, которыми она отшучивалась меньше часа назад, подумала зеленоглазая. Сердце снова сжалось в новом приступе боли и тоски по ушедшим, но морда самки так и оставалась отстранённой. Лишь когти, снова вспоровшие влажную землю, выдавали её.

Мефистофелис, – она негромко окликнула его, прежде чем Владыка удалился, – сбереги своих детей и жену. Не допусти, чтобы рыли новые могилы.

Тяжёлым взором проводив Владыку Дебрей, самка вновь принялась вылизывать шкуру сына, подготавливая его к церемонии. Ей не впервой приходилось промывать его раны: буйный характер, доставшийся ему от бабки и матери, давал о себе знать. Но впервые он не отшучивался, не пытался вырваться из крепкой материнской хватки и заявить, что он сам может справиться с “такими пустяковыми ранами”. Позади послышался слабо знакомый голос какой-то самки, на которую Рагна не сразу обратила внимания. Она мурлыкала с семейством Мефисто, что-то говорила про доклад Эонве, после чего уверенно направилась к матери и её погибшему сыну. Рагна осторожно и не торопясь, чтобы не потревожить ужасно болящие рёбра, выпрямилась и повернулась к подошедшей жительнице Дебрей. На слова о сожалении внешне она никак не отреагировала, словно они были сказаны и не ей вовсе. Старшая самка мельком осмотрела её, пытаясь понять, почему её морда кажется отдалённо знакомой, но лишь когда жрица озвучила своё имя, всё встало на свои места.

А ты подросла… – негромко пробубнила самка, наконец, сфокусировав взгляд на глазах собеседницы. Тари – младшая сестра Мефистофелиса и Ламберта. Кажется, ей было месяцев шесть, когда Вигдис увела своих дочерей после гибели мужа. Ра видела её от силы пару раз, когда уговаривала Ламберта на очередную выходку, так что признать в этой вытянувшейся красавице тот нескладный комок меха было довольно тяжко. – Рагна, – коротко представилась самка, даже не надеясь, что её смогут вспомнить, – да, есть немного…

Стоило лапе жрицы прикоснуться к боку старшей самки, как из глотки последней невольно вырвался приглушённый рык. Болят ли они? Ну, дорогая, теперь точно да. Спасибо, что спросила. Ра бросила раздраженный взгляд в сторону темношкурой, но всё же покорно улеглась на бок, попутно кряхтя и фыркая. И только она смогла расслабить тело, как её снова принялись осматривать. Тьху ты, ё-моё. Фаусту в этой ситуации можно было хотя бы по мордасу зашибить, чтобы действовал аккуратнее, а тут у нас царская дочурка. На её обнадеживающие слова Рагна лишь саркастично подняла бровь, как бы спрашивая: “ты издеваешься?”. Да, всего лишь перелом рёбер. С кем не бывает? Попросив Рагну оставаться с том же положении (как будто она может убежать в таком состоянии), Тари поспешно скрылась в кроне деревьев и так же скоро вернулась. Пока жрица и Эонве обматывали бока Рагны, последняя не просто валялась, позволяя молодым самкам вытворять всё, что им вздумается. Понимая, что пролазить лианами под её тушей и тем более поднимать её как минимум неудобно, хищница сжала зубы и едва приподнималась, чтобы самки могли просунуть лиану, и дело шло быстрее. Тот патрульный, что встретил их, тоже не желал оставаться в стороне.

Если ты принесёшь мне какую-нибудь корягу, чтобы я зубы себе не обломала, буду очень признательна, – отшутилась самка, чуть хмыкнув. Двигаться и дышать было больно, так что тут волей-неволей начнёшь сжимать челюсти так, что башка затрещит. Впрочем, пока ей удавалось держаться.

+1

96

Сквозь хлопающие о листву звуки капель проливался бесконечный свист различных птиц где-то наверху, раздражая барабанную перепонку до сих пор не привыкшего к таким звукам юного леопарда. Между тем Исо с большой скоростью передвигался по веткам, корням и изгибавшимся длинным стволам деревьев, с силой вдыхая душный влажный воздух.
Появление в Дебрях родственницы не могло обойти стороной Исо. В тесном уголку, где леопарды хорошо знают друг друга, такая новость быстро достигла палевого. И самец оставил земли, на которых временно проживает, за спиной и направлялся сейчас к месту, где собрались леопарды и где, по словам его взрослой опекунши, минутой назад вернувшейся на свою территорию, находилась Рагна. Поэтому, не дожидаясь больше слов, Исо рванул на встречу, минуя хватки опекавшей его самки, решившейся остановить импульсивного юнца.
Иисус соскочил с деревьев на землю, медленно подходя к собравшимся. Но его присутствие было не столь заметным на фоне окруженных вниманием раненных лиц. А тем временем, взбудоражившее его появление тётки перетекло в страх встречи с ней. Исо нервничал и не мог найти слов у себя в голове, поэтому, пока его глаза пытались отыскать сквозь закрывшие весь вид высокие тела взрослых Рагну, его голова работала над репетицией собственной речи.
Исо считал, что если быть готовым ожидать самого худшего варианта, то реальность не будет в силах расстроить его, и чем хуже эти ожидания, тем лучше кажется реальность. Самым худшим вариантом он представлял себе злую огромную кошку, готовую при любой его ошибке растерзать на месте. Или в какой-то мере худшим вариантом была абсолютная холодность самки по отношению к племяннику. Так или иначе, внутренняя подготовка прошла, и к этому времени Исо нашел виновницу торжества, самочувствие которой сейчас было не в самом лучшем расположении. А затем он взглянул на остывающее на земле тело юного леопарда, вырисовывая в разуме картину происходящего, но еще не совсем понимая роль Рагны в этом. Тем не менее, что-то должно было связывать обоих, раз ей дарят речи сожалений, в сознании даже появилась нотка ревности, однако кем бы не приходился самке погибший, его больше не было. Узнать Рагну было нетрудно - помимо того, что она подходила под характеристику, данную Исо матерью, её размер так же выделял её на фоне других.
Проходя мимо лап взрослых, подросток нашел Ричарда и пристроился с ним рядом, наблюдая за ходом действий Тари. Очень редко, но Исо ловил излишне заинтересованные взгляды на него тех, кто знал, что юнец является Рагне племянником, и это весьма раздражало, словно он был обязан им что-то с этим сделать.
Иисусу были неприятны сентименты, и, как правило, он казался черств и равнодушен к чужим потерям, однако юный самец решил предоставить Рагне и свою порцию сочувствия, но скорее потому, что не знал как иначе к ней подступиться. Поэтому он, не подходя слишком близко, чтобы не мешать работе над ранами, сделал пару шажков к крупной воительнице, принимавшей помощь от двух других самок, дабы хоть как-то такой сопле, как он, привлечь на себя внимание. Тем временем, подросток был не уверен, что в нём так легко узнают родителей, и свою принадлежность к этой семье он не спешил раскрывать, хотя и хотел сделать это первым. Если, конечно, Рагне уже не сказали, что у неё здесь есть один родственник.
- Мне бы хотелось облегчить вам боль потери, но я не знаю, как это сделать. Конечно же, если я обнаружу виновных, то убью их. Если позволят обстоятельства, я с радостью приглашу вас в этом поучаствовать, - с добродушной улыбкой изрёк Исо, стараясь говорить в манере взрослых и по какой-то причине использовать свой самый низкий голос, пускай всё сказанное выглядело смешным от слабого и худого подростка.

+2

97

Пациентка попалась на редкость ворчливая и раздражительная, но Тари, само собой, и не думала на нее за это сердиться. Она уже привыкла оказывать первую помощь раненным, и хорошо знала, как тяжело бывает ее "пациентам" выдерживать столь болезненные, неприятные процедуры. Некоторые из них огрызались похлеще Рагны, особенно беременные самки, так что целительница лишь негромко, успокаивающе мурлыкала в ответ, стараясь особо не раздражать взвинченные нервы матерый, точно это она здесь была мудрой, терпеливой матерью, а старшая леопардица — ее непокорным детенышем. Старательно помогавшая Тари Эонве то и дело пугливо косилась на низко взрыкивающую от боли воительницу, извиняясь едва ли не за каждое свое действие, за что в конечном итоге заслужила короткий, но необычайно строгий взгляд целительницы. А ну, не отвлекайся, милая. Возможно, именно поэтому им вдвоем все никак не удавалось надежно закрепить лианы на чужом теле, а может, это самой Тари не хватало должной сноровки, что поделать. Первая попытка наложить импровизированную повязку на ребра Рагны провалилась, и шаманка с трудом сдержалась от тихого, напряженно вздоха. Не то, чтобы она сильно беспокоилась, травма была не шибко серьезной, просто ей самой не хотелось ударить в грязь лицом — не только из банальной гордости. Просто... они с Мефисто уже и так сильно подвели своих гостей. Не обеспечили им должной защиты, из-за чего сын Рагны теперь мертв, а его безутешная мать нуждается в помощи лекаря и серьезной психологической поддержке, а теперь вот не могут толком вылечить. Не дело это.

Так... давай-ка попробуем поменяться местами, — в конце концов, предложила она растерянно замершей рядышком Эонве. — Может, так будет проще, — сместившись на другую сторону, Тари мимоходом благодарно кивнула сунувшемуся к леопардицам Ричарду, сопроводив этот жест мягкой, ободряющей улыбкой. Какой он молодец — мало того, что так быстро пришел на выручку Рагне и ее сыну, так теперь еще и не отходил от нее ни на шаг, искренне желая помочь матерой самке. Впрочем, их переглядывания длились от силы пару мгновений — Рич практически сразу же отошел на поиски подходящей коряги, как его попросила об этом сама Рагна, а Тари вновь сосредоточенно склонилась над боком последней, перехватив пастью незакрепленную лиану. На сей раз она старалась действовать еще более аккуратно, а главное — быстро и точно, чтобы не причинять бедняжке лишних страданий. Видно было, что Рагна уже с большим трудом выносит все происходящее... Не хотелось бы мучить ее сверх того, что ей уже пришлось выдержать.

Держи противоположный конец, да покрепче, не отпускай, — деловито скомандовала желтоглазая Эонве, и та немедленно последовала ее указу, стиснув челюстями многострадальную (почти как сама Рагна) повязку, пристально следя взглядом за каждым последующим действием Тари. Ох и сложно это было... Если не получится в этот раз, видимо, все-таки придется побеспокоить Мефа, чтобы тот прислал им какую-нибудь мартышку на подмогу, желательно половчее и посообразительнее. На подошедшего откуда-то извне юнца Тари почти что не обратила внимания, занятая своим нелегким делом, но и прогонять его не стала — в конце концов, кто-то же должен был временно отвлечь Рагну от боли в сломанных ребрах.

Мастеру

Вновь пытаюсь оказать первую помощь при помощи умения

+1

98

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Тари оказывает первую помощь Рагне

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок
Бонус

Итог

3
2

5

Персонажу становится легче.

Оп! В этот раз, Тари с Эонве действительно удается закрепить лиану на чужих ребрах, притом достаточно надежно, чтобы та не сползла раньше времени. Количество постов на выздоровление сокращается до 15; Рагна сохраняет антибонус "-2" ко всем активным физическим действиям на первые 5 постов, после чего он уменьшается до "-1" на оставшиеся 10 постов. Затем Рагна полностью выздоравливает.

0

99

Что всегда нравилось ему в Тари — так это ее бесконечное терпение. Даже когда капризничающие пациенты вели себя так, что хотелось раздать каждому по крепкой затрещине, лекарка лишь мягко улыбалась — но вместе с тем настойчиво ставила особо зарвавшихся на место, да так аккуратно, что те даже не сразу понимали, что, собственно, произошло.
Вот и сейчас черношкурая величественно игнорировала как недовольную неудачными попытками запеленать ее ребра Рагну, так и суетившуюся и поминутно смущавшуюся Эонвэ. А заодно и самого Ричарда, не вовремя сунувшегося с предложением помощи. Отказ его не расстроил, да и предложил он больше из вежливости — да еще от скуки. Лапы его все же были слишком широкими и грубыми для такой работы.
Улыбнувшись в ответ на мягкий взгляд Тари — самка нравилась ему, и еще больше ему нравилось смотреть, как она работает, — Рич послушно отошел в сторонку, подыскивая для пятнистой подходящую палку. Ему не нужно было объяснять, для чего она; он даже был слегка раздосадован тем, что не подумал об этом раньше. Роженицы частенько пользовались ветками, сжимая их в пасти во время болезненных схваток, вот только откуда было Ричарду это знать? Подруги в Дебрях у него до сих пор не было, и ни один темношкурый детеныш на этих землях не щеголял разноцветными глазами.

Нужное отыскалось быстро; сложнее было сломать ветку в нужном месте. Упавшее на землю тут подходило плохо: сухая или, наоборот, слишком размокшая древесина слишком быстро крошится в зубах, щепки, к тому же, могли вонзиться в пасть — это бы прибавило Тари работы. Нет, палка должна быть свежей, упругой, с чистой корой. Отфыркиваясь от листвы, Ричард торопливо отгрыз нужный кусок, пусть палка получилась чересчур длинной, зато по качеству — как раз то, что нужно.
— Держи, — неразборчиво сказал он, сунувшись почти к самой морде Рагны; та продолжала мужественно терпеть, хотя губы ее предательски подергивались, и глаза стали какими-то пустыми; дождавшись, пока самка осознает его слова и сомкнет клыки на ветке, темношкурый отступил в сторону, давая Тари возможность действовать. Новый взгляд желтоглазой обжег его будто огнем, заставив задуматься о том, когда же им выпадет шанс встретиться в джунглях просто так — не пытаясь кого-то спасти, вылечить или закопать зараженное.

После первых неудачных попыток закрепить повязку дело, кажется, пошло на лад; во всяком случае, лекарка выглядела почти довольной, когда, поменявшись местами с Эонвэ, начала заново заматывать Рагну лианами. Та самозабвенно кусала палку, давая волю чувствам; Ричард сочувственно морщился, косясь на подростка, присоединившегося к ним и усевшегося поблизости.
Будто взгляд темношкурого заставил Исо подняться с места, но длиннолапый вдруг сделал несколько шагов к корчившейся на земле самке, выражая свое сочувствие весьма, гм, странным образом. Рич отвернулся, пряча улыбку в усах. Храбрость юнца, конечно, была похвальной, вот только первая же попытка расправиться с убийцами Окхарта закончится для него очень быстро — очередной смертью, причем убитым будет сам Исо.
Хотя почти каждый подросток мнит себя великим воителем, Ричард все же решил, что при случае расскажет об этом Раасу. Наверно, за мелким надо приглядывать: с одной стороны, из него мог вырасти прекрасный воин, свирепый и неукротимый; с другой, зная по собственному опыту, какими нетерпеливыми и порывистыми бывают подростки, светлошкурого следовало удерживать от поспешных действий.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Непроходимые Дебри » Непролазные джунгли