Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Водопад Хару


Водопад Хару

Сообщений 31 страница 60 из 181

1

http://s1.uploads.ru/i/z/e/x/zexcq.png

Воды небольшой реки с шумом обрушиваются с края Северного плато, образуя глубоководное озерцо у самого подножья каменной стены. Как ни странно, здесь почти нет никакой зелени, а следовательно — и тени. Но в этом есть свои плюсы: на закате водопад наливается огнем в лучах заходящего солнца, а днем здесь очень часто можно заметить яркую радугу.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

0

31

Подросток выдержал тяжелый взгляд дяди, не поежившись (хотя очень хотелось - частенько, когда они пересекались взглядом, шкура на загривке Фили невольно поднималась дыбом, будто в каком-то тревожном предчувствии) и не отведя глаз. Они были совершенно разные, непохожие друг на друга, хотя их глаза были одного и того же насыщенного голубого оттенка. Хотя Торин смотрит всегда без улыбки, пристально, будто пытается просверлить в тебе дырку взглядом; с морды Фили, напротив, кажется, никогда не сходит улыбка, и глаза чуть прищурены, по-доброму.
- Кстати, о мароци, - заикнулся было пятнистошкурый, но стих, поняв, что Торин еще не договорил.
Лис, получив указания, без лишних слов поднялся и потрусил куда-то прочь, руководствуясь, видимо, еще свежим запахом Кили. Было удивительно видеть, как такой маленький по сравнению со львом зверек совершенно бесстрашно, без заискивания общается с огромным хищником, не боясь порой даже перечить ему или отпускать ехидные замечания.
Хорошо было бы обзавестись таким спутником... Но увы, Фили имел дурную привычку охотиться и есть попадавшихся ему на пути более мелких зверьков, если, конечно, у них было недостаточно мозгов, чтобы сбежать. Да и встречались, по правде сказать, все больше травоядные. Пятнистый с трудом представлял себе дружбу с газелью. О да, хорошее подспорье будет при охоте. По крайней мере, в случае неудачного исхода можно будет ее скушать и познакомиться с другой. Хотя, по правде сказать, газели не горели желанием дружить с юным мароци.
- Кстати, о мароци, - вновь заговорил молодой лев, когда Торин, замолчав, неторопливо, но довольно целеустремленно побрел в сторону Килиманджаро, - к нам должен присоединиться один. Думаю, что он нас догонит.
Прозвучало глупо и довольно неуверенно, хотя голос Фили не дрогнул. Он совсем немного знал Хейме, но был уверен, что тот придет. Может быть, опоздает, но он должен был прийти.
------→ Подножье вулкана

+1

32

-----→ Река Мазове

Отойдя от реки, львы некоторое время шли по равнине. Однообразный пейзаж радовал глаз. Во всяком случае, Фералу это нравилось. Он был совсем еще львенком, когда его мать пришла в прайд Нари и поселилась на Килиманджаро, поэтому серый довольно смутно помнил ту пещеру, где он провел первые несколько месяцев своей жизни. С каждой неделей, проведенной на новом месте жительства, Скала Прайда и саванна, ее окружающая, истирались из памяти Ферала, бледнели и бледнели, пока, наконец, не стали казаться ему чем-то вроде смутного, хотя и приятного, сна.
И все же какая-то его часть помнила все это, и теперь, шагая по ровной земле, подросток с удивлением понимал, что этот ландшафт нравится ему куда больше, чем склоны горы, поросшие саванновым лесом, где он привык охотиться и гулять.Трава под лапами была невысока, редкие деревца не закрывали неба, шкуру припекало то и дело появлявшееся из-за облаков солнце. Ферал был по-настоящему счастлив — то ли от всего того, что его окружало, то ли потому, что они с Шави по-прежнему были вместе.
Нараставший по мере их приближения к водопаду шум они уловили за много шагов. Само плато давно уже было видно невооруженным глазом — попробуй, пропусти его, когда оно маячит на горизонте этакой здоровенной глыбой, еще побольше, чем Скала Прайда. Хотя, конечно, куда скромнее, чем махина Килиманджаро. Но ведь они не альпинизмом собираются заниматься.
А вот водопад был виден лишь как поблескивающая широкая полоса, прорезавшая плато сверху донизу. Лишь подойдя достаточно близко, Ферал понял, что это и есть вода.
— Здорово! — совершенно искренне, забыв о том, что совсем недавно хмурился и на все лады ругал дождь, проговорил подросток, когда, наконец, львы остановились на небольшом пригорке, с которого было видно и сам подопад, и озеро, вокруг которого, вопреки всем ожиданиям серого, был не песочек и зелень, а камни, подобные тем, что они уже видели раньше на берегах Мазове.
Впрочем, здесь они выглядели куда приятнее — течения, как в реке, тут не было и в помине, а берег был пологим, так что вполне можно было подойти, напиться и охладить уставшие за время пути лапы.
Кустарник рос поодаль и выглядел хиловато, но Ферал не собирался оставаться здесь надолго. Кажется, поживиться здесь было нечем: ни одной антилопы в поле видимости, даже запаха нет. Если стада и приходили сюда на водопой, это было нечасто.
Зато львиных запахов, достаточно старых, серый уловил немало, и сразу насторожился, оглядываясь. Посмотрел даже наверх, щуря глаза. На самом плато, рядом с водопадом, вроде бы двигалась какая-то некрупная фигурка, которая могла быть и львом, и антилопой, с такого расстояния черт его разберет. Но ничто на свете не заставит Ферала ползти наверх, чтобы это проверить!
Если только Шави его об этом не попросит. Впрочем, тут и подняться-то невозможно, стена рядом с водопадом отвесная, гладкая, отполированная водой чуть ли не до зеркального блеска.
— Что скажешь? — лев обернулся к своей спутнице, кивая ей на водопад с таким видом, будто он сам лично создавал его, выверяя каждую струю воды и старательно расставляя радуги, — неплохое местечко, верно? Вот бы еще побольше зелени.
Он спустился с пригорка, направляясь к воде. Та, не обманув его ожиданий, оказалась чистой и прохладной. Ну... относительно прохладной. По крайней мере, куда прохладнее, чем воздух.

0

33

----→ Река Мазове
То, что Шави определенно нравилось в этом путешествии - красивые просторы и подаренная дождем свежесть. Львица не чувствовала в себе усталости и думала, что могла бы так идти вечно. Конечно, за такой путь лапы начнут заплетаться, и Шави это понимала, но ей хотелось большего. Она жаждала чего-то интересного, чего-то такого, что могло бы скрасить этот путь.
Заслышав звук падающей воды, львица вскинулась - жажда на реке все еще продолжала преследовать самку. И она была бы не против сейчас ее утолить. Все-таки, не выпив воды, львица могла изрядно подпортить себе настроение и это маленькое приключение. Идя бок о бок с Фералом, она не беспокоилась о какой-либо опасности как из воды, так и из равнины: Шави не сомневалась, что серый ее защитит.
Ландшафт в этой местности постоянно менялся, и голубоглазая не переставала этому удивляться. Сначала они видели какой-то львами забытый пустырь с ужасной рекой, но, немного пройдя, нашли на каменистые берега бурной реки. Теперь же они двигались по направлению к водопаду, который был очень хорошо слышен. Шум от падающей воды заставлял львицу немного недовольно облизываться: жажда при мысли о прохладной воде только усиливалась. Но тот факт, что они не собираются идти мимо, успокаивал самку и она терпимо продолжала путь.
Услышав восхищенный возглас самца, Шави вгляделась в даль и наконец увидела разрезающий плато водопад. Он был удивительно красив! Отблеск солнца на стремительно падающей воде, радуга, будто бы пририсованная к водопаду - это все завораживало Шави ровно настолько же, насколько и Ферала. Её удивило, что деревьев и вообще кустарников здесь было мало, а если и были, то какие-то хиленькие и едва живые.
Остановившись на пригорке, самка втянула носом полную грудь воздуха. Он был пропитан пьянящим запахом воды, к которой хотелось прильнуть поскорее. Благо, отсюда можно было выйти к воде.
Место отличное, — произнесла она, жадно смотря на воду. — Вот травки сюда действительно побольше бы. Единственное, что здесь красиво - это водопад.
Шави последовала за Фералом к воде. Если тот аккуратно вошел, то Шави не могла сделать это так же спокойно. С размаха прыгнув в воду с берега и обдав и себя, и Ферала брызгами, она улыбнулась и прильнула к воде.
«Наконец-то!»
Прохлада от воды быстро успокоила жажду львицы. Лапы были по локоть мокрые, хотя сама львица стояла в воде только по щиколотку. Каменистое дно приятно холодило пальцы, и Шави осталась вполне довольна. Хотя ее пыл было трудно остудить даже прохладной водой, сейчас самка была на удивление спокойна. Даже сейчас она была готова дурачиться.
А тут рыба водится? Скорее всего, да, — спросила и сама себе ответила Шави, окунув морду в воду и вытащив обратно. Ей нравилось смотреть в воду и видеть свое отражение - будто твой клон смотрит на тебя. Хотя вода колыхалась, и отражение сильно искажалось, Шави все равно видела его. Ударив лапой по воде и вновь подняв тучу брызг, Шави, довольная и мокрая, вышла на берег и села напротив реки, смотря на водопад и улыбаясь. Она не обращала внимания на то, что была мокрая - высохнет. Ей очень нравилось это место, пусть без зелени. Зато здесь был Ферал и была она, а значит - скуке нет места!

0

34

Ох уж эти самки. Неугомонные. Стоило только львице приблизиться к воде, как она немедленно прыгнула вперед, не особо заботясь о том, что кто-то может стоять рядом. И что этого кого-то только что окатило целой волной теплых, но все равно неприятных брызг. Все-таки вода была куда более приятной, когда лев просто стоял в ней, чем когда она падала сверху. Что дождь, что брызги — невелика разница.
Ферал наморщил нос, но все же, глядя, как Шави резвится, то и дело шлепая лапой по воде, он не мог не улыбнуться. Впрочем, для порядка все равно помахал хвостом, который, впрочем, намок и без участия львицы — просто надо его повыше держать, а не окунать в воду так, что кисточка полностью пропиталась водой, вмиг потяжелев и обвиснув.
— Не знаю, как ты, а я рыбу ловить не умею. Разве это добыча для льва? — самец картинно округлил глаза и выпятил грудь, показывая, какой он весь из себя мужиииииииик. Даже грива в этот момент легла как-то особенно... хотя нет, она просто встопорщилась и немного закурчавилась от влажности.
Напившись, он вслед за своей подругой выбрался на сушу. К этому моменту он успел позабыть то, что она окатила его водой так, что он чуть ли не по уши намок. Плевать... Плавное покачивание ее хвоста и линия бедер заставили молодого льва забыть обо всем. Черт, и эта львица принадлежит ему. Даже не верится.
Самец шумно втянул воздух, отмечая, что ее влажная шкура пахнет как-то по-другому, более резко, но все равно приятно и чарующе. Или это он очарован ей настолько, что готов обожать все, что с ней связано?
— Давай передохнем здесь немного, — стараясь держать себя в лапах и не набрасываться на Шави с новой порцией приставаний, проговорил молодой лев, тряхнув гривой, чтобы хотя бы немного просушить ее, — похоже, что с охотой тут будет туговато, но, по крайней мере, можем от пуза напиться свежей воды.
Он упрямо сомкнул губы. Инстинкт говорил ему, что там, где вода, должны появляться и травоядные. Вот только заросли кустов так далеко от воды... Если устроить засаду там, то по пути к воде придется пересекать довольно большой участок открытой местности, на котором даже травы нет, чтобы скрыть хищников и приглушить их шаги. Одни только камни. Один неосторожно задетый камешек — и вся охота насмарку. Случайный взгляд в их сторону — и... ну вы поняли.
Словом, Ферал, желудок которого уже недвусмысленно намекал, что неплохо бы подкрепиться, пребывал в сомнениях. Середина дня — не лучшее время для засады. Разве что они оба заваляться спать в этих самых кустах, заодно и переждут самую сильную жару. Продолжат путь, когда станет немного попрохладнее. Может быть, тогда и какое-нибудь стадо заявится сюда, чтобы напиться.
— Что ты думаешь о тех кустах? — если бы лев мог покраснеть, он непременно сделал бы это, потому что его предложение прозвучало на редкость двусмысленно, — как насчет поваляться там и передохнуть, пока солнце не опустится пониже? Если поблизости есть животные, рано или поздно они появятся у воды. Если нет... тогда пойдем дальше.

+2

35

Шави следила за Фералом. Его фраза о рыбе напомнила ей, что не мешало бы подкрепиться. Хотя потяжелевший от воды желудок не проявлял особого недовольства, и Шави даже не задумывалась, есть тут добыча или нет. Самка лишь смотрела на серого и усмехнулась, когда тот выпятил грудь вперед, пытаясь показаться Шави лучше, чем есть на самом деле. Он же ведь даже не знал, что как бы он не выпендривался, лучше него голубоглазая никого не встречала. Осознавать новое чувство восхищения за Ферала, который за последние сутки стал ей намного ближе, чем просто другом, было немного странно. Впрочем, львице просто нравилось следить за черногривым и по большей части не думать - и тогда чувство проявлялось в большей мере сильно.
Все, что движется, может быть добычей. Даже если это плавает, — она махнула хвостом и подняла лапу, указывая на Ферала. — Или сидит передо мной!
Шави не пыталась скрыть улыбку и теперь задорно сверкала глазами, смотря на серого. Конечно, не время для шалостей, и львица вела себя сдержанно, однако скучать тоже не собиралась. Светлая чувствовала себя на удивление отлично, жажда не мучила ее теперь, голод тоже не подавал признаков, воспоминания не надоедали своей отчетливостью и постоянностью. Все было, в кои-то веки, хорошо. Шави так давно не ощущала себя полностью в безопасности и полностью свободной. Хоть она едва и набрала в весе и прошел со встречи с Фералом всего день, голубоглазая была готова сказать, что прошла вечность. Для нее время в кампании со львом текло медленно, умеренно, совершенно не спеша. Словно оно путешествовало вместе с ними: путь их был далеко не торопливым и совсем не быстрым. Так ей нравилось намного больше, чем если бы их путь был скорым. Но, Шави думала, что Ферал вряд ли бы пустился в неизвестный путь прямо бегом.
Львица глянула на указываемые кусты, исследовала их взглядом, и, не найдя там ничего опасного или предостерегающего, согласно кивнула головой. Она даже и не заметила, что солнце поднялось высоко и начинало печь. Совсем недавно еще был дождь, но теперь его дух едва витал в воздухе, а шкура почти высохла, повторно намочившись от воды в реке. Львица встала и направилась к кустарнику, но совершенно не спеша, будто бы растягивая время. Шави переставляла лапы наигранно лениво, и могла бы делать так вечно, пока не споткнулась о камень. Благо, не упала, и, бросив немного обиженный взгляд на камешек, она продолжила двигаться дальше, только уже с большей скоростью. Виляя хвостом, самка дошла дальше без происшествий.
Тут уютненько, — Шави бесцеремонно полезла сквозь кустарник, в самую тень, и уселась там. Солнце совсем не попадало на шкуру, что было приятно. Даже немного клонило в сон. Но львица не решалась спать, пока не появится Ферал. Вдвоем теплее.

+1

36

Северное озеро.

Дорога не была простой. И вообще, для слепого льва любое путешествие становится не простым, даже поход за пределы пещеры справить нужду. Ну а для Риддика он был еще и обидным, потому, что он будто бы играл в жмурки сам с собой, двигаясь все дальше и дальше, на шум водопада и не в силах открыть глаза. Хотя он и мог это сделать, чтоб на миг увидеть ослепительный свет, заполняющий казалось бы все сознание, и снова сомкнуть веки. Злая судьба.
Что-ж, одно он знал точно: сейчас день. Это было понятно хотя бы по тому как солнце пекло его спину. Да, ночью такого не приключалось, и если уж и выдалась такая ночь, что луна выжигала саванну с небес, то глаза открывать уж точно не стоило. что толку глядеть на Армагеддон и всех исчадий ада, выползших поглотить этот мир? Остальное было посредственно, хотя и логически объяснимо. Количество камней и кустов на пути росло, и если по началу он их огибал, то вскоре перестал заниматься таким глупым занятием, перебираясь через крупные камни, и иногда проламываясь через особо большие кусты, встающие перед ним как зеленая стена. "Хорошо, что без колючек." - думал при этом он, хотя и не мог выколоть себе глаза или испортить "красивую" мордашку. Морда Риддика и так уже была испорчена, хуже казалось бы, некуда. Шум, перекрывающий постепенно все звуки был ничем иным как шум от падающей с вершины плато воды, а значит он приближался к водопаду. По мере его движения вперед, по камням и зачастую через кусты, он все усиливался, скрывая щебетание и крики птиц, заглушая звуки его шагов, скрывая посторонних, если они тут были.
Еще на подходе, в мыслях он назвал эту затею идиотской, так как понял, что лишен каких бы то ни было средств к обнаружению врага, если вдруг тут такой появится. Видеть он не мог, слух подавлял шум воды от водопада, в котором он бы наверно различил разве что падение лавины камней, а уж никак не мягкую поступь крадущегося убийцы. Последним средством был нюх, но когда лев вышел к самой чаше воды, аккурат на противоположный берег тому, где в кустах отдыхали Шави и Ферал, он потерял и эту возможность что-либо для себя уяснить. В воздухе было слишком много водяной взвеси, от брызг.
Мягкая, влажная земля говорила о том, что вот он, поток воды, совсем рядом. Однако же нащупав довольно большой валун, который нависал над водой, метрах в полутора, лев забрался на него и протянув вперед лапу, поводил перед собой, высоко подняв голову и принюхиваясь. В ноздри тут же залетела мелкая водяная пыль, вместе с радугой, которая рождалась тут же пол лучами солнечного света, и лев громко чихнул. Радуги он конечно видеть не мог, а потому все списал на воду, перестав принюхиваться, а за одно и делать попытки перемещаться незаметно. Лев уже давно понял, что если тут кто-то и был, то он его заметил, и не важно на том берегу стоял этот некто или на этом.
Он попытался в мыслях сопоставить свое местоположение и то что он видел ночью, когда как-то раз был здесь. Память не подвела и все говорило о том, что пологий берег находится сейчас на противоположной стороне, а вот его берег довольно крут и спуститься здесь осторожно не получится.
"Придется прыгать." - подумал он, с тоской взглянув в ту сторону где по его мнению должна была находиться вода, а затем подумал о том, что смысла в попытке переправиться нет никакого. Он мог отдохнуть и здесь, улегшись на этот камень и отдыхая на нем до ночи. Хотя нет, это слишком мокр. Риддик осторожно развернулся и спрыгнул с камня на прохладную влажную почву. Он двинулся обратно, только теперь медленно, вдоль берега, изучая каждый валун, пока не нашел довольно большой камень, так же свисающий над водой, в пятидесяти шагах от падающей воды, только сухой. Изучив его со всех сторон, откуда только мог подобраться и наделав при этом не мало шума, лев вскочил на него одним ловким, для слепого, прыжком, оказавшись почти в центре, и улегся, спиной к водопаду, и мордой по направлению к истоку.
Рычать смысла не было, лев был уверен, что он тут один, потому что слишком много шума наделал, и слишком долго возился, чтоб его не услышали и не подали голос. Обычно никто не нападал на него втихаря, убеждая себя мыслью, что перед ним беспомощный слепец, и у Риддика не было оснований думать что в этот раз все будет по другому. По этому улегшись на камне, он иногда обводил озеро своим невидящим взглядом, пытаясь при помощи слуха вычислить посторонние звуки, коих до его уха не доносилось ни одного.

+1

37

Кусты были одобрены. Впрочем, Ферал почти не сомневался, что Шави с ним согласится: как-то так получалось, что им пока что не о чем было спорить. После единственной вспышки эмоций, когда они от души поругались, отводя душу, львы больше ни разу не повышали друг на друга голоса. Более того, у серого порой возникало чувство, что они понимают друг друга без слов. Всю дорогу львица следовала за ним, будто бы угадывая, куда он соберется повернуть; в свою очередь самец чувствовал, что ей пора передохнуть и останавливался...
Вот и теперь выбранные ими кусты понравились, кажется, обоим. Самка добралась туда первой; Ферал чуть помедлил, оглядывая окрестности и еще раз убеждаясь в том, что поблизости нет ни одной живой души.
Не так уж там было и удобно, по правде сказать. Ветки лезли в нос и глаза, цеплялись за шерсть, хотя львы в конце концов умудрились найти такое место, где можно было улечься рядом и при этом лежать именно на земле, а не мять пузом жесткую и колючую листву. Шави уже выглядела сонным, не лучше был и ее спутник: Ферал держался на одном только упрямстве. Но стоило его голове опуститься на лапы, как он, не в силах бороться с усталостью, задремал.
Впрочем, спать пришлось недолго. Каким бы усталым ни был серый, он все же дремал довольно чутко, и смачный чих где-то поблизости был им услышан. Даже шум воды не мог перекрыть этого звука. Славно чихнули, от души. Хорошо бы это была какая-нибудь простуженная антилопа. Хотя, приоткрывая глаза, Ферал уже знал, что это не так. Слишком уж глубокий звук, к тому же, немного рычащий... травоядные так не умеют.
Самец вытянул шею и полюбовался кустарником. Заросли надежно скрывали его от посторонних глаз... а заодно и пришельца скрывали от глаз Ферала. Вот черт... Серый осторожно тронул лапой Шави; кажется, та тоже услышала посторонний звук. Приложив лапу к пасти и показывая тем самым, что нужно сохранять тишину, подросток осторожно приподнялся на передних лапах.
К моменту, когда его мохнатая взъерошенная голова показалась, наконец, над кустами, пришелец уже улегся на одном из валунов на другом берегу озера. Ферал мог видеть его профиль, голова была чуть склонена, будто незнакомый лев был изрядно утомлен дорогой и теперь хотел отдохнуть. Что ж, это только к лучшему — места у водопада вроде бы всем хватало, а вступать в перепалку после долгого пути мало кто захочет.
Подросток шевельнул ноздрями, но почувствовал только влагу и терпкий лиственный сок, все остальные запахи напрочь заглушались водопадом, а порывы ветра здесь, у самой воды, были непредсказуемы. Вот и сейчас легкий ветерок принес... нет, ничего особенного, еще немного влажного воздуха, кажется, с легкой примесью навозы травоядных.
— Там лев какой-то, — нырнув обратно в кусты, серый зашептал, хотя водопад мог заглушить и сказанные вслух слова, — вроде бы спит. Думаю, он нам не помешает.
Вновь вытянувшись, Ферал пригляделся, щурясь. Кажется, глаза у пришельца были закрыты. Хотя, стоило серому увериться в этом, как лев вдруг повернул морду в его сторону, заставив подростка пригнуться. Так, на всякий случай. Странно, но глаза незнакомца все еще были закрыты. Поведя мордой из стороны в сторону, навострив уши, самец вновь замер, став похожим на валун, на котором устроился отдыхать, разве что более мохнатый.

+1

38

Только Ферал появился в кустарнике, львица легла на землю. Кустарник великолепно скрывал от солнца, а тень словно убаюкивала подремать и понежиться среди зелени. Последовав примеру серого, она положила голову на лапы и прикрыла глаза. Буквально тут же самка задремала, расслабляясь.
Ей показалось, что прошли от силы пара мгновений, как она внезапно оказалась разбуженной каким-то непонятным, рыкающим звуком. Кто-то чихнул? В объятьях легкой дрёмы Шави могла сказать, что это Ферал и чихнул. Однако больно тихо, да и чихнувший явно был взрослее, чем совсем молодой черногривый лев. Шави неохотно подняла голову, смотря на приложившего к пасти лапу Ферала. Что же, молчать так молчать. Самец был действительно обеспокоен, и светлая понимала причину его волнения. Шави вслушивалась в окружающую тишину, прерываемую грохотом падающей воды, пытаясь снова услышать хоть какой-нибудь звук. Но ничего не менялось.
Самец поднялся на передних лапах и начал вглядываться за кустарник, и вероятно увидел что-то интересное, раз продолжал смотреть. Шави как-то не проявляла к этому интереса. Разбираться с кем-то не входило в ее планы. Она хотела только поспать, но информация Ферала немного взбодрила ее. Лев? Голубоглазая надеялась, что у них с серым до драки или вообще перепалки не дойдет. Но, раз он сказал, что не помешает, значит так оно и есть.
Шави чисто из интереса поднялась, потряхивая задними лапами и всмотрелась в соседний берег. Сначала она и не приметила лежащего на камне льва. Выглядел он уставшим и понурым. Как Шави поняла, незнакомец лежал с закрытыми глазами, и почему-то львица заставила себя всмотреться в профиль. Нет, так ничего не выйдет. Внезапно тот повернул голову, но глаза все еще были прикрыты. И если Ферал пригнулся осторожности ради, то самка лишь сощурила глаза и всмотрелась в морду льва... до боли знакомая морда. Где-то она определенно ее уже видела. Наверняка, ей кажется, а путник просто за усталостью прикрыл глаза, желая отдохнуть. Но почему так долго? Казалось, словно этот лев вообще не открывал глаз.
Не открывал глаз. Зрачки расширились, а брови залезли на лоб от удивления. А нижняя челюсть буквально отвисла от удивления.
ЧТО?! — Шави даже не заметила, насколько громко произнесла одно-единственное слово. Оно отразилось эхом по всей округе, что нисколько ее не смутило. Теперь в голове Шави вертелся ураган мыслей, она наконец очнулась от сна и спать вовсе не желала. Нахмурив морду, львица выпустила когти на лапах и ринулась через кустарник к берегу, не обращая внимания на хлеставшие морду ветки и листья. Все к черту. Сейчас только одно было важно.
Утопая в буре противоречивых чувств, самка вырвалась наконец на каменный берег и подошла к самой кромке воды, всматриваясь в противоположный берег. Это правда был он?! Голова и душа разрывались от странного чувства радости, смешанного с обидой. Яростно махнув хвостом, львица снова начала сверлить взглядом параллельный берег. Сомнений быть не могло.
Рид... — тихий, голос сорвался на громкий крик, даже обиженный рев, смешанный с рыком. — ...Д-И-И-И-И-ИК!

+2

39

Солнце, которое иногда загораживали облака, что ветер гнал по небу, словно пастух послушное стадо, вроде бы уже не так пекло его старую шкуру. И Риддик даже как-то задремал на своем валуне, расслабился под шум падающей с плато ледяной воды, придаваясь своим мыслям, которые как на зло, унесли его совсем не в том направлении. Он по началу хотел было прогнать их прочь, потом просто игнорировать, потому как нельзя справиться с потоком воспоминаний в своей голове, как не старайся.
- Скажи, где ты достал такие глаза? - львица-подросток прохаживалась мимо него уже не в первый раз и он чувствовал,  нарастающий интерес к своей персоне, хотя тогда. давно он его только раздражал.
- Надо убить сто львов или львиц и пять лет провести за это в подземельях под горами. - хрипло ответил он, не повернув в ее сторону даже головы. Казалось, ее это не отпугнуло ее, а наоборот, еще сильнее приковало ее внимание.
- Правда? - спросила она недоверчиво-безразличным голосом, как будто знала наперед, что это неправда. Уже тогда что-то подсказало ему что он от нее не отвяжется, но Риддик почему то не расстраивался по этому поводу, а может быть даже был рад. может быть. Он все равно никогда бы не признался в этом даже сам себе, не то что ей, и так получалось что всячески ущемлял ее, говоря что если она с ним то должна держать темп, должна то, это... И она держала черт возьми, наперекор всему, словно ему на зло. Как-то он вжился уже в эту роль, роль отца, хотя по правде они это открыто никогда не обсуждали и она не называла его папой, а он ее.
- ЧТО? - прокатился по окрестностям крик, и он не разобрался, недовольный или удивленный. Ну вот, его заметили. Интересно, кто? Тело льва почти в ту же секунду оказалось на лапах, будто он и не лежал расслабившись на теплом камне в легкой полудреме. Вот он уже повернувшись в сторону звука, напряженно замер на подогнутых лапах, словно изваяние, будто бы всматриваясь своими невидящими глазами туда, на ту сторону реки. К нему точно кто-то двигался, причем быстро и ломая кусты. Риддик медленно выпрямился во весь свой рост, не двигаясь и ожидая криков, нападения, чего угодно, но только не того, что произошло в следующий момент. За мгновенье до пронзительного крика, который перевернул все в его жизни, он думал о том, что это могут быть патрульные из местного прайда, которые по глупости его проглядели его,а теперь рвались исправить ошибку, может быть это бандиты, которым его появление не слишком выгодно и они не прочь отправить на встречу к Ахею случайного свидетеля, а может просто одиночка, решивший по глумится над слепым львом. О, боги, сколько же их было?
- Ридд-и-и-иК! - возмущенный, полный обиды крик. Крик хоть и произнесенный с обидой, но все же это не заглушало в нем звонких нот и напора, присущих одной львице. Голос, который заставил его вздрогнуть. Это был голос Шави, но... чуть более грубый, потерявший часть своей детской невинности, хотя от того став несколько более привлекательным, манящим, как и положено голосу молодой самки в самом своем рассвете сил. Но это была она, а значит царапин на его морде прибавится. почему он его сразу узнал? потому что думал о том как мог оставить ее на столько времени, искал себе оправдание? А может потому что самок рядом с ним не водилось, в той темной топи, больше похожей на ад, чем на спрятанное в глуши болото кишащее змеями. Думал ли он тогда что Шави может так измениться? Ну, в смысле вырасти. Нет, мысли о том, что Шави останется в прайде, остепенится и заведет себе детей он не допускал, так что был уверен что когда он снова спросит с ним ли она, она ответит да, как и в старые добрые времена... Секунда, всего секунда на раздумье.
- Шави! - с этим рыком он не задумываясь прыгнул в воду, выставив лапы вперед, так как был не уверен что в реке глубоко, не уверен, что течение не унесет его, не уверен что в конце концов не сломает лапы при приземлении на острые камни там на дне. Да к черту! Он прошел сотни километров ради того, чтоб увидеть ее а тут какая-то жалкая река решила остановить его? Что за бред... да будь между ними море, он наверно не остановился бы и перед таким препятствием, вот только плыть пришлось бы слишком долго. Холодная вода встретила его плотной массой, тут же подхватив и потянув вправо, унося от того места, где раздался ее крик, но Риддика конечно это не остановило. Мощно загребая лапами и забирая влево, громко сопя, он продвигался вперед, пока лапы не коснулись дна. Громко фыркнув он метнулся вперед и... уперся в камень. Благо что не мордой на него налетел, а додумался прощупать перед собой пространство. Перед ним оказался валун, просто огромный, похожий на большой кирпич, чего сам Риддик не видел конечно же. Обойти его не получилось ни слева, ни справа, хотя может быть это от того, что Риддик слишком сильно нервничал, что правда не отражалось на его морде, и просто метался по узкой полоске берега перед ним, в зад вперед, на расстоянии пяти шагов от той точки где вылез. Да, пологий подъем был справа, всего в пятнадцати шагах, а перед ним огромный валун, на который он не смог залезть даже когда встал на задние лапы, положив передние и подбородок на угол где-то вверху.
К слову сказать, угол этот был вровень с берегом, то есть для Шави он был частью поверхности земли...

+2

40

Пожав плечами в легкой растерянности, мол, бывает же такое — именно сейчас и именно сюда, в это безлюдное местечко пришли сразу три льва, — Ферал уже было собрался преспокойненько улечься обратно и подремать, ожидая, когда солнце опустится пониже.
— ЧТО?! — Шави гаркнула так, что черногривый невольно втянул голову в плечи и шарахнулся в сторону, ожидая не то смачной оплеухи, не то еще чего похуже; мысленно он уже перебрал все возможные косяки, которые мог совершить, и, хотя не нашел ничего криминального, прижал уши к голове, делая виноватый вид.
Спустя пару секунд, в течение которых львица так и не взглянула на него, сверля глазами устроившегося на камне самца, Ферал, наконец, осознал, что он тут ни при чем.
Хотя ситуация была довольно странной. Серый понятия не имел, кем приходится Шави этот пришлый лев, и уж тем более ему оставалось только догадываться, почему она вдруг пришла в такую ярость. Кажется, никогда раньше Ферал не видел свою подругу в подобном состоянии. Будь она такой в момент, когда впервые встретилась с Морохом — и ему бы, пожалуй, не поздоровилось. У самки чуть ли не пар из ушей валил, когда она, напрягшись всем телом, подалась вперед, вглядываясь в мирно отдыхавшего льва.
А затем она рванулась напролом через кусты, безжалостно ломая и топча ветки, шумя при этом как стадо бешеных носорогов и ничуть не смущаясь этого. Окончательно сбитый с толку Ферал как приклеенный последовал за ней, труся сквозь пролом и озадачено хлопая глазами.
— РидД-И-И-И-И-ИК! — еще пару секунд поторчав на берегу и, кажется, точно убедившись, что это тот, кто был ей нужен, Шави взревела снова, заставив уже было расслабившегося и успокоившегося Ферала вновь шарахнуться в сторону.
Сожрать она его, что ли, собирается?
Еще непонятнее были действия самого льва. Вроде бы особой радости в голосе Шави не звучало, во всяком случае, Фералу не хотелось бы услышать собственное имя подобным тоном. Но пришлый, вместо того, чтобы сделать ноги от явно сбрендившей самки, засуетился и прыгнул прямо в воду, торопясь ей навстречу. Еще никогда серый не видел, чтобы кто-то так стремился к мордобою. Разве что Морох, но тот по морде обычно не получал, а раздавал, так что его можно в расчет не брать.
В принципе, каким бы крупным ни был этот самец, вдвоем, да еще теперь, когда он был в воде, они вполне могли его одолеть. Фералу приходилось соображать быстро — на длинные размышления и взвешивание всех "за" и "против" попросту не было времени, ведь Шави не собиралась стоять на месте и ждать, пока он там отелится.
Львица тем временем рванулась навстречу так, будто собралась сожрать своего знакомого живьем, с потрохами и костями. И тут-то Ферал сделал то, на что никогда не решился бы в обычной ситуации — выскочив вперед, он поспешно вклинился между Шави и незнакомым львом, чуть было не улетев в воду и невежливо повернувшись к пришельцу задницей.
— Стой! — уши привычно прижались к голове, а глаза были сощурены в ожидании оплеухи... потому что выражение морды львицы было самое подходящее.

+1

41

офф

Взят кусочек моего поста из отыгрыша Шави и Риддика в лотерее миниквестов.

Пришли. — она тоже остановилась и обернулась. Куда это они пришли? Их путь еще не был закончен! Так считала Шави, уже слегка нахмурив брови. Полоска губ слегка исказилась в немом упреке. И что он хочет этим сказать? Она очень часто находила некоторые его слова непонятными, то ли из-за того, что мало понимала, то ли из-за его коротких и оборванных фраз. Но сейчас она и правда не хотела слышать слов, которые рождались в ее голове с неумолимой скоростью.
Впереди прайд Муфасы, в котором ты поживешь некоторое время, пока я не решу свои дела. — вот теперь она действительно нахмурила брови, те словно скатились к переносице в негодовании. Ее глаза хотели найти еще одну причину в его, словно уже сказанное было слишком малым. Самка постоянно срывалась в такие противоречивые моменты, когда получалось не так, как она хочет. И сейчас она уже была на грани. Грубить Риддику, единственному близкому и, насколько это возможно, родному льву, она могла всегда, не испытывая ни капли вины перед ним. И, что странно, с его непредсказуемым характером, он терпел ее выходки с особым спокойствием, хотя Шави знала, что голубоглазый может сделать. И видела это не раз.
Ты, получается, хочешь меня бросить, да? — она уже обернулась всем корпусом к нему и сделала пару шагов. Внутри все вскипало. Он должен остаться с ней! Что с ней будет в этом прайде Муфасы? Да какие там прайды, если она не хотела связывать ни с кем из себе подобных. Она слышала об этом Муфасе пару раз, о его справедливом правлении, о доброте, смелости, силе и подобном. Он считался почти богом? Она его не видела ни разу, и, честно, не горела желанием увидеть сейчас. Просто не интересовало. Все внимание было направлено на отца.
Как только я все закончу, я сразу же тебя найду.

Сразу же тебя найду. Фраза Риддика всплыла в голове красным пятном и маячила в мыслях со странной навязчивостью. Гнев и обида застилали все другие чувства своей необъятностью. Шави едва увидела, как мимо прошмыгнул Ферал и встал перед ней, приказывая остановиться. Нахмуренные брови поползли наверх от удивления. Однако львица не собиралась останавливаться и долго распинаться. Губы сомкнулись в недовольной гримасе, а глаза теперь пилили серого в надежде, что он уйдет сам. Хвост нервно метался из стороны в сторону, выдавая словно наизнанку все чувства самки. Она понимала, что для Ферала это немного — даже очень — странно. Но львица была слишком упряма, да и только чувство обиды двигало ей сейчас, поэтому голубоглазая сощурила взгляд и принялась исследовать морду Ферала дальше.
Ты не понимаешь...— чего ей сейчас меньше всего хотелось - так это объяснять, что происходит. — Пройти дай.
Шави едва ли понимала, какой серьезный предстоял разговор. Она в каком-то смысле была рада снова видеть отца, пусть неродного, пусть старого и почти слепого, вечно угрюмого и неразговорчивого - она помнила и любила его таким. Любила так по-детски и так наивно, что не хотелось даже ругаться, копать прошлое. И все же он бросил Шави одну. Бросил как раз в тот момент, когда защита ей нужна была больше всего. И это было так обидно, что горячее ощущение подступающего гнева и срыва просто было нестерпимым. Пропихнувшись вперед, Шави наконец увидела Риддика. А ведь он не изменился. Чувство жгучей обиды подступило еще ближе к горлу. Львица осмотрела мокрого самца и встала на месте.
Ты, — одно слово, а Шави выдавила его, едва ли не теряя голос, и вложила в него столько язвительного тона, сколько смогла. И не удивилась тому, что разговаривать дальше не хотела совсем. — Ты не имел права бросать меня тогда!
Негромко, но строго, серьезно, без шуток - Шави впервые за последнее время не контролировала свой порыв злобы и отпускала на волю то, что давно таилось в закоулках души. Голос порой срывался, падал, но она продолжала говорить, не шевелясь. И лишь изредка дергала головой и судорожно выдыхала, вспоминая безрадостные пережитые дни без поддержки Риддика.
А ведь меня могли убить. Тебе было все равно. Ты шатался где-то, даже не зная, что я помираю с голода, например. Ты не видишь, какая я стала худая. И ты даже не представляешь, как я жила, перебегая с места на место. И хорошо: просто лучше не знай, — Шави кинула грозный взгляд в сторону. Упершись в реку, львица выдохнула и прикрыла глаза. — Мне было одиноко. Мне было больно. Мне было страшно. А ГДЕ БЫЛ ТЫ?!
Не сдержавшись, Шави замахнулась и ударила Риддика по морде, пытаясь спустить свой пыл. Она была далеко не маленькой наивной львенкой, которая умела только наглеть. Теперь Шави была взрослой львицей, которая могла постоять за себя. Вероятно, самец не ожидал, что его приемная дочь так вырастет. Но нет, Шави уже была взрослой. И пусть он поймет это. Хоть она и была маленького роста, едва став больше подростка, голубоглазая все равно имела запал и злость не менее, чем у среднего льва.
А если бы меня убили? А если бы я умерла с голода?.. — она осеклась, продолжая смотреть на отца. Обида до сих пор тлела внутри, выкручивая все наружу, но стало заметно легче. Шави выговорилась. Но вряд ли от этого будет приятно самому Риддику. Хотя... ради неродной дочери он прыгнул в реку, даже не зная глубины и не видя, что впереди. Стоило ли сейчас грубить?..

+1

42

Заслышав, шум дыхания и звук шагов где-то совсем перед носом, Риддик попытался подтянуться и вылезти наверх, но когти бессильно заскребли по камню. А тем временем перед ним разворачивалось странное действо. В принципе, он понимал уже что Шави тут не одна, но признаться, присутствие молодого самца стало для него откровением. Неужели, она повзрослела настолько?!
- Стой! – скомандовал чей-то молодой голос и принюхавшийся Риддик теперь уже четко понимал, что помимо его горячо любимой дочурки, которая рвалась в срочном порядке выяснить отношения, здесь присутствовал, молодой лев, не более двух лет от роду, так сказать, еще совсем зеленый и конечно же, совершенно ему незнакомый.
«Это еще кто?» - с недовольством подумал он, прислушиваясь к тому, как Шави, а он уже и не сомневался, что это была она, на некоторое время остановилась, а затем сказав: - Ты не понимаешь… дай пройти.  – подошла к краю камня на который он так безуспешно пытался забраться. Ее запах ударил в ноздри, такой родной и в то же время чужой. Он узнавал его, но поражался тому, как она изменилась. Это была уже не та малышка, за которой глаз да глаз. Перед ним стояла молодая львица, аромат которой весьма явно говорил о том, что кошка выросла и созрела, да и присутствие самца рядом как бы намекало на тоже, хотя по началу, мозг Риддика отказывался в это верить. Его Шави - взрослая. Маленькая, нахальная, драчливая Шави повзрослела. Повзрослела, однако, осталась так же горяча, что тут же вылилось в протяжный монолог, который она обрушила на его голову, пока еще без лапоприкладства.
- Ты не имел права бросать меня тогда!«Не имел… однако выбора у меня не было» - Риддик молчал, глядя в ее глаза, своими, плотно закрытыми. Он не знал, смотрит ли она на него, но был уверен, что сейчас она сверлит своим взглядом его плотно закрытые веки, возможно, желая увидеть только одно – его глаза: - А ведь меня могли убить. «Убили бы точно, если бы я остался». – мысленно он отвечал на каждую ее фразу, на каждую обиду, но не произнес ни слова пока львица не закончила. Что-ж, он не оправдывался, потому что знал, что в любом случае поступал неправильно. Правильно он поступить уже не мог с того дня как позволил ей идти за собой, подвергнув опасности и гонениям. Вечному странствию в одиночестве. Однако же, теперь появилась надежда, ведь она была не одна.
- А где ты был? – наконец, закончила она свой монолог, похожий больше перечисление вариантов смерти, чем на рассказ о трудных днях. Набегающий поток воздуха предупредил об опасности, но увернуться он не успел – Шави стала не только взрослой, но и сильной, ловкой. Риддик только слегка отклонил голову в противоположную сторону, как в следующее мгновенье морду обожгло, словно огнем. Оторвав левую лапу от поверхности камня, он осторожно провел подушечками пальцев лап по своей левой щеке, а затем лизнул их. Кровь была соленой и теплой.
- Гиблые топи, весьма мрачное место. Однако львы что были не прочь сделать из моей шкуры коврик, оказались куда ловчее, и пришлось задержаться там. – улыбнувшись, он на секунду открыл глаза. Так ничего и не увидев, кроме темного пятна на том месте где она стояла, он снова закрыл их. Близко, чертовски близко. Ее запах бил в ноздри, рождая в его памяти образы, как приятные, так и не очень. Быстро, одним точным движением, подавшись назад, он согнул задние лапы, а затем прыгнул вверх насколько это возможно, наощупь попытавшись положить обе свои лапы поверх лап Шави, но не вцепляясь в них, не выпуская когтей. Их морды оказались совсем близко, едва не соприкоснувшись носами, но только на несколько секунд. В течении которых, он успел негромко сказать:
- Если бы ты умерла, я бы отомстил. Всем, и каждому в отдельности, кто был бы виновен в твоей гибели. – а затем, скребя по камням когтями задних лап снова сполз в прежнее положение. Его крупные и сильные лапы мягко скользнули по ее изящным лапкам, отпуская. Осилить такой подъем было не в его силах, не смотря на все еще приличную ловкость, гибкость и силу. Что-ж, оставался один вопрос, и Шави прекрасно знала какой, не могла не знать. Однако Риддик медлил. Медлил потому, что у Шави теперь было куда пойти, был другой, свой путь, который все равно открылся бы со временем, ибо разница в возрасте не позволила этой странной паре путешествовать вместе.

+1

43

Удара не последовало. Вместо этого самка, круто затормозив, впилась изучающим и весьма неприятным взглядом в морду Ферала, будто пытаясь решить, оттолкнуть его со своей дороги, или просто обойти стороной. Отказываться от намеченного плана (оставалось только гадать, каким этот план был, — и серому уже всерьез казалось, что Шави сейчас попросту придушит пришельца, или утопит здесь же, в озере).
И все-таки она была уже не та Шави, что встретилась ему... сколько же времени прошло? кажется, целая вечность, — тогда, на границах прайда Нари, когда он и сам еще был совсем зеленым юнцом.
— Ты не понимаешь... Пройти дай, — в голосе самки чувствовалось нетерпение,  он был хриплым и будто бы немного севшим от волнения.
Конечно, не понимает, ему ведь никто не потрудился объяснить... Кажется, львица многого не рассказала о себе, и, осознав это, Ферал невольно нахмурился в ответ, вглядываясь в ее морду и пытаясь понять, в чем же дело. Но все же он отступил в сторону, пусть подчеркнуто медленно, но отошел, недовольно виляя хвостом и иногда хлеща им себя по бедрам.
То, что произошло дальше, заставило его челюсть хлопнуться на землю. В переносном, конечно смысле. Нет, они с Шави, конечно, всласть поорали друг на друга после того, как серый отыскал ее на пустошах, оголодавшую и встрепанную, слабую настолько, что ее вполне могло унести ветром. Но тогда это, кажется, были еще цветочки, или же самка просто была так ослаблена. Теперь она орала так, что лев с трудом подавил желание зажать уши. Кое-как его утешало то, что орут все же не на него.
Зато теперь его вовсю грызла ревность. На незнакомых львов так не орут. Посторонних львов не лупят лапой по морде; посторонние львы не терпят покорно, пока над их головой бушует нечто, подобное осенней буре. А этот самец сносил все, что ему говорили, время от времени как-то опасливо жмурясь.
Смотреть на это было невыносимо. Сперва Ферал отвернулся; затем, злясь и на Шави, и на самого себя, трусцой отбежал в сторону шагов на десять. Хотя возмущенный и громкий голос львицы он слышать не перестал, но, по крайней мере, не видел ее злой и какой-то по-детски обиженной морды, и не видел чужака, продолжавшего стоять, цепляясь за камни и упрямо не желавшего уходить.
Так что продолжение разговора он пропустил. Может быть, оно и к лучшему. Наверно, ему с самого начала стоило остаться в кустах и не вмешиваться, вот только как это сделать? Как сдержать себя, видя, что Шави из милой и доброй львицы превращается в разъяренную фурию, становясь совсем непохожей на саму себя?
Нет, это все равно была она. Лев заставил себя посмотреть на нее снова. Это тоже была она... и пожалуй, даже сейчас, когда она была вне себя от злости, он восхищался ей.
Негромкий ответ Риддика он не услышал; впрочем, тот был предназначен лишь для ушей Шави. Зато серый увидел, как, выговорившись, самка устало замолчала, сразу показавшись как-то меньше ростом. А слепой (Ферал посчитал его слепым, иначе зачем же ему все время держать глаза закрытыми?), на миг подтянувшись на лапах и что-то проговорив, вновь соскользнул обратно в воду. Вылезти он не мог, и насколько еще у него хватит сил?
— Эм... может быть, вы все-таки выйдете на берег? Шави, — сперва обратившись к самцу, Ферал сделал знак и львице, указывая ей на пологий спуск к воде чуть в стороне от места действия.

+3

44

Выпустив наконец весь пар и обиду из себя, Шави, не меняя нахмуренного выражения морды, смотрела на отца. Пусть неродного, но такого, который был рядом. Родного она-то уже и не помнила, а вот Риддику могла припомнить что угодно.
Вдруг тот согнул задние лапы и подпрыгнул, пытаясь найти задними лапами опору на самом камне. Его передние  огромные лапы очутились на ее маленьких лапках, чуть ли не полностью прикрывая их. Львица недоуменно смотрела на слепого льва. Однако, выслушав Риддика, Шави почувствовала в себе грызущее изнутри чувство вины и стыда за сказанное. А не сболтнула ли она лишнего сейчас? Может, она обидела отца, и это он сказал так, на прощание?
Думать об этом было больно. На какое-то мгновение Шави поняла, что половину всего можно было и не говорить. Наверняка она испортила Риддику все торжество встречи с ней. Но что она могла поделать с наплывом чувств? Единственное, что она могла - просто попытаться сдержаться. Тогда это будет уже не Шави.
Услышав свое имя, голубоглазая повернула голову и устало посмотрела на Ферала. Видно, он был недоволен тем, что резко потерял внимание. Может, по какой-то другой причине самец был так хмур, но львица не могла сейчас в этом разбираться: увидев пологий склон, Шави благодарно улыбнулась и кивнула серому, а затем рысцой метнулась к склону. В пару прыжков спустившись, львица остановилась перед Риддиком и посмотрела на него уже более добрым взглядом. Жаль, он этого увидеть не мог.
Пап, — она позвала его негромко, но он точно мог ее услышать. Шави смотрела на него все с той же теплотой, будто надеялась, что он почувствует это и простит ей сказанные слова. Прикрыв глаза, она подошла и ткнулась головой в его гриву, вдыхая такой родной запах. Уже забыв про свою обиду, самка вспоминала о том, как раньше путешествовала с отцом, который ее приютил и, считай, просто спас от смерти. Чувство необычайно теплоты и любви к отцу как к родному захлестывало ее с головой. Немного понежившись, львица отстранилась и развернулась идти обратно. Риддик мог идти по ее запаху, поэтому Шави не беспокоилась на этот счет.
За мной, — она махнула хвостом, но тот все равно этого не видел. Львица никак не могла смириться с его слепотой, поэтому и общалась с ним, как общалась бы с любым львом. Специально шлепая по воде, на всякий случай, Шави высоко задирала лапы и находила это забавным. Взойдя на берег, самка обратила внимание на Ферала.
Это Риддик. Я тебе про него рассказывала. Он мой отец, — она не стала говорить, что он не родной. Наверняка серый и так мог это сообразить. А если не мог, тогда Шави потом как-нибудь ему об этом скажет. Она боялась, что слово "неродной" могло сделать Риддику неприятно. А она и так уже сделала ему больно, ударив по щеке. Посмотрев на ссадины, Шави немного стыдливо приподняла брови и невинно улыбнулась. Хорошо, что это мог увидеть только Ферал.

+2

45

Она остыла, кажется. По крайней мере, Риддик перестал слышать ее обиженное сопение, которое может быть просто стало тише, и теперь его заглушал звук падающей воды где-то слева от него. Что-ж, похоже, все вставало на свои места, как и раньше, ну а что до Ферала, то Риддик пока об этом не думал. Не то чтобы он не воспринимал льва как живой объект обладающий своим мнением, просто подумать не мог что судьба возможно, уже успела свести эту парочку не менее близко, чем их когда-то. Шумел водопад, наполняя воздух мелкой водяной пыльцой, река за его спиной катила свои стремительные воды, куда-то к землям прайдов, а сам он стоял как солдат на карауле, цепляясь передними лапами за камень на котором стояла Шави, как королева. Или как Скар, а он, словно Муфаса, в не свершившейся в этой реальности сцене, повисал над пропастью. Только под задними лапами была опора в виде круглых, скользких валунов, живот терся по шершавому, влажному камню, да и падать было, по сути, не далеко. Серебристый, стремительный угорь реки, заменяющий стадо антилоп в его случае, был готов в любой момент подставить свое тело под его падающую тушку и бережно проволочь по подводным камням метров сто, а то и больше. Однако же, ничего подобного не произошло, и Шави не скинула с камня его лапы со смехом в котором так и сквозило торжество. Все разрешил, как ни странно, Ферал.
- Эм… может быть вы все-таки выйдете на берег? Шави… - Риддику показалось, что его голос выражал некоторое раздражение и нетерпение. Матерый усмехнулся, в полной мере осознавая, почему. Неужто, Шави не рассказала ему о нем? Хотя, кто знает, может быть юнец представлял его совсем не так. Между тем Шави уже успела спуститься где-то недалеко от него к самой воде.
- Пап… - тихо сказала она, ткнувшись в его гриву, от чего в груди у Риддика защемило, и возможно, будь он более мягким и податливым на его глазах появились бы слезы. Как давно это было? Он сейчас чувствовал себя как тогда, год назад, когда их путешествия только начинались. Правда, тогда он не делал некоторых вещей, таких как эта: Риддик аккуратно положил на ее загривок лапу и слегка погладил львицу от загривка к спине.
- Я тоже неустанно ждал этот день. – прошептал он. А она, отстранившись, подалась назад, увлекая за собой, на берег, по проторенной дороге: - За мной.
Совсем близко пахнуло ее запахом, и слабый воздушный поток предупредил его, что перед носом что-то мелькнуло. Лапа? Вряд-ли… Хвост. Риддик скупо улыбнулся, следуя за ней, чувствуя как в морду летят брызги из-под ее лап. И она, конечно, могла не шлепать по воде, зная, что он и так сможет идти за ней, без этого звукового сопровождения, по узкой полосе каменистого берега, но это же Шави!  Она видимо, и правда не изменилась, раз оставалась в душе ребенком, и почему то осознание этого заставляло льва едва заметно улыбаться. Подъем выпрыгнул и кинулся под лапы неожиданно, стаей диких влажных камешков, отполированных водой и временем. Однако, Риддик устоял, хотя и сбился с шага, споткнувшись о какой-то довольно крупный валун, невесть как затесавшийся в эту компанию мелочи. Еще с десятка два шагов и вот они уже стоят втроем, на плоской вершине огромного камня, который мог бы напомнить Риддику неприступный замок, в котором Шави была принцессой, а бурный поток – злым драконом. Но вот, Дракон побежден, замковая стена позади и он тут, рядом с ней. И все бы хорошо, если бы не неожиданный принц.  Запах незнакомца был ясный и яркий, от него так и разило силой и молодостью, половой зрелостью. Принюхавшись, Риддик прикинул, насколько близко подошел к незнакомцу, но точно определить не смог.
- Это Риддик. Я тебе про него рассказывала. Он мой отец.
Гордость? Радость? Доверие? Нет, какая то странная смесь подобных чувств захлестнула его, когда он услышал от нее эти слова. Отец... Редко же она его так называла, но все же. Он конечно же виду не подал, хотя она наверняка догадывалась, что ему будет приятно. Не лестно, нет-нет, именно приятно. Однако же собеседник остался неназванным.
- Отлично. А у него имя есть? – прислушавшись, он сделал два шага вперед и чуть вправо, а затем протянул свою левую лапу вперед и влево. Пальцы уткнулись в плотную шерсть, под которыми прощупывались плотные, сухие мышцы. Матерый скакнул на трех лапах ближе к нему, чтоб в случае попытки незнакомца отстраниться, не потерять его, не переставая двигать лапой. Скользя пальцами по плечам, спине, ребрам, а затем ближе к голове, он составлял в голове примерную картину этого льва, не зная его окраса, но зато в полной мере понимая, что это не прайдовский откормыш, а скорее всего, как и они с Шави – гордый, одинокий странник. Ну, теперь уже правда не одинокий, однако же Риддик спросил, останавливая «осмотр» у гривы самца: - Одиночка?

+1

46

Сперва Ферал решил, что и сейчас его не послушают. Во всяком случае, оба, и лев и львица, выглядели настолько поглощенными друг другом, что серый с обидой уже почувствовал было себя лишним. Впору было, как малому львенку, обидеться, надуться на весь свет и удалиться в кусты под предлогом того, что Шави с Риддиком совершенно необходимо пообщаться наедине. Полежать там, в зарослях, недовольно фыркая и злясь и с нетерпением ожидая, когда же к нему вернется Шави.
Ничего из этого, конечно, подросток так и не сделал. Хотя искушение было велико, любопытство все равно пересилило. И в конце концов его терпение принесло плоды. Во всяком случае, Шави посмотрела в его сторону и, как ему показалось, после некоторой заминки, признала, что на суше и впрямь лучше.
Ну хотя бы так. Несмотря на все свое недовольство, серый не мог не улыбнуться, глядя, как нарочито небрежно она шлепает по воде, давая отцу понять, куда именно идти; как осторожно и бережно переставляет лапы самец, промокший до нитки, но казавшийся вполне счастливым.
— Это Риддик. Я тебе про него рассказывала. Он мой отец, — проговорила, наконец, Шави, оказавшись рядом с Фералом.
Может и рассказывала, поди упомни. Самому подростку казалось, что ничего подобного он от нее не слышал. Хотя нет, она ведь упоминала о льве, который заботился о ней после того, как она осталась одна. Это он? Или родной отец? Черт, как все запутано, и ведь не спросишь при нем. Впрочем, пока еще новоиспеченный тесть не пытается начистить серому морду, и уже это хорошо.
Льву казалось, что Шави держится как-то подчеркнуто отстраненно... хотя окажись рядом его собственный отец, он, пожалуй, повел бы себя точно так же. Уж точно не бросился бы обжиматься с Шави у него на глазах.
Ощущение неловкости лишь усилилось, когда Риддик, вместо того, чтобы остановиться на некотором расстоянии, как всегда делали львы, общаясь с незнакомцами, подошел чуть ли не вплотную, бесцеремонно ткнув лапой в шкуру Ферала.
— Отлично. А у него имя есть? — тоже не очень вежливо прозвучало, и серый волей-неволей оскалил клыки, не сразу сообразив, что его собеседник все равно их не увидит.
Верно, он же не видит ни черта, и как только умудрился сюда добраться. Подумав об этом, подросток мигом спрятал свой оскал. Злиться тут было не на что, Риддик знакомился с ним, как мог, осторожно и совсем не грубо проводя подушечками лап по шкуре. Добрался и до морды, которая в этот момент, к счастью, уже не была оскалена. Дернул за прядь гривы, пощупал ребра так, будто всерьез раздумывал, не приготовить ли из серого рагу.
— Одиночка? — вынес наконец он вердикт.
Поняв, что осмотр, наконец, подошел к концу, Ферал с облегчением отступил на шаг и сел, чувствуя, что лапы вот-вот перестанут его держать.
— Теперь — да, — отозвался он, на миг взглянув на Шави; хотя лев по привычке продолжал считать себя частью прайда Нари, ему стоило только посмотреть на свою подругу, чтобы он ответил именно так, как и должен был ответить, — меня зовут Ферал.

+1

47

Шави внутренне беспокоилась, что знакомство Риддика и Ферала могло пройти не очень гладко, в основном из-за слепоты первого. Или возможной недоброжелательности второго - кто знает, как серый мог себя повести. Едва увидев не совсем дружелюбное выражение морды Ферала, львица плотно сомкнула губы и подняла бровь, даже не пытаясь скрыть своего возмущения. Хотя, вспомнив о слепоте отца, ей сразу стало легче. Однако это не освобождало черногривого от хотя бы каких-то мер приличия, что ли... впрочем, беспокоиться Шави было не о чем: Ферал достаточно терпеливо отнесся к ощупыванию Риддиком. И самка смогла спокойно выдохнуть и немного расслабиться.
Теперь — да, — поймав на себе взгляд серого, Шави довольно сощурила голубые глаза. Львица понимала, что наверняка быть так бесцеремонно облапленным вряд ли приятно, но так было нужно. Все же, ситуация складывалась не так плохо, как голубоглазая могла предположить. Знакомство хоть и происходило внезапно, все же оно было не настолько тяжелым, как Шави себе его представляла.
Глянув на Риддика, львица попробовала понять, насколько трудно ему было ориентироваться в пространстве без зрения. Ночью он еще мог видеть, это она знала. Ей искренне хотелось видеть в его глазах удивление от встречи, удивление тому, насколько Шави выросла и изменилась. Хотя насколько выросла, тут нужно еще подумать, выросла ли вообще - рост ее был явно ниже, чем рост средней львицы. Но ее это нисколько не трогало - не рост являлся показателем силы, ума и достоинства.
Ты меня долго искал? — обратилась самка к Риддику, неподдельно интересуясь этим. Шави было интересно было все, что он делал до этого момента, с кем по пути встречался и как добрался сюда. Но вряд ли он стал бы прямо сейчас откровенничать на эту тему. Самой львице вообще не терпелось рассказать о своих приключениях в красках, о том же знакомстве с Фералом, весьма интересном по своей форме, но опять же данный момент вряд ли подходил для этого.
Одно только особенно беспокоило ее: может, Ферал и Риддик только сейчас строят маски доброжелательности, а потом это может обернуться враждебностью. Она была уверена, что ни тот, ни другой не захотят этого, а выбирать между Шави не собиралась - перед ней они оба были равны. Сейчас Шави ощущала некоторую вину за обиду на Риддика, ведь вряд ли то, что он ее оставил одну, было так уж страшно. Это помогло ей стать чуть смелее и самостоятельнее. Только и всего.

+1

48

- Отлично. Значит, ты так же свободен в своих делах, поступках, месте, которое будет твоим домом, как и мы. – усмехнулся Риддик, отходя от Ферала, небольшими, осторожными шагами, чтоб ненароком не сигануть обратно, в реку к которой двигался. Шум от водопада сбивал его с толку, и вот он опять потерял Шави в этой звуковой кутерьме, запоздало добавив: - Что-ж, Ферал, мое имя тебе уже известно.
Мысленно, он попытался представить себе этого льва, и хотя расцветка ему была не известна, в его мозгу возник вполне яркий образ тощего и длинного льва, с уже вполне сформировавшейся гривой. «Верно, тело у него песочное или коричневое, а грива или темно-коричневая, или черная. Не удивительно, что Шави с ним…» - от этой мысли Риддик ощутил легкий укол ревности, однако, на его морде это никак не отразилось, да и говорить по этому поводу он ничего не стал, прекрасно понимая, что его Шави уже не та малышка, что была раньше. Шави… теперь, втягивая ноздрями ее запах, он понимал, насколько она изменилась, и лапы так и тянулись к ее телу, ощупать его, представить. Нет-нет, не поймите неправильно. Никакой сексуальной тяги у Риддика к ней не было, да и быть наверно не могло, но он жаждал узнать. Увидеть ее, хотя бы так, без глаз. Однако не стал прикасаться к ней, ожидая ночи. Ночью все станет ясно.
- Так получилось, что нет, хотя сидя на болотах, я не переставал думать об этом дне. На этих землях я всего-то несколько дней. – негромко ответил он, разворачиваясь на звук, встав таким образом к Фералу левым боком, в двух шагах от него, а к Шави мордой, чуть было не боднув ее своей косматой головой: - Глупо было бы думать, что ты будешь жить в прайде Муфасы и слушать его наставления. – улыбнулся он, слегка склонив голову вправо: - Я не секунду не сомневался, что в его прайде ты не останешься. Так что сложно сказать, чего я больше побоялся тогда… - он замолчал на половине фразы, вспомнив тот день, нелепую драку на границе, уход. А правда, чего? Что она убежит и попав в какой-нибудь переплет не сможет выкарабкаться? Нет. Во время их странствий, он конечно помогал ей, но не слишком, так что не было повода усомниться в том что Шави сможет выжить. И все его не раз посещали мысли о ее бездыханном, холодном трупе, а то и вообще об обглоданном скелете. Но не случилось, и они снова вместе, правда, теперь уже втроем. Снова укол ревности. Риддик и не думал, что с ним будет хоть когда-нибудь происходить такое. Кого-то ревновать… Ну хорошо. Не кого-то а Шави, ту что стала единственной близкой ему львицей. Больше в этом странном мире у него никого не было.
«Давно они вместе? Друзья? Да ничего себе друзья… Трахаются небось. Но, это же ее выбор, а раз так…» - Риддик почувствовал себя неловко, впервые неловко за все время их знакомства. Он хотел предложить ей пойти с ним, как раньше, но теперь не знал, стоит ли это делать и не только потому, что она могла отказать, а как раз наоборот, из-за того что могла согласиться только из уважения. Лев и не думал что когда встретит дочку то его настигнут такие проблемы. Как-то в голову не приходило, что дочурка вырастит и может сама стать мамой, ведь ему стать отцом как-то не довелось. Да и вообще, львицы слепого как-то обходили стороной.
- Но ты выжила, и дождалась меня. – Риддик наконец понял, что сам оборвал разговор на середине, и сейчас его черед заканчивать фразу: - Мы вольны идти куда угодно, потому как старые враги кончились. – неожиданно, ему в голову пришла мысль, что Шави уже достаточно взрослая, чтоб завести себе парочку недоброжелателей, о чем он тут же решил осведомиться, с широкой улыбкой, обнажая свои клыки: - Тебе много новых удалось нажить?

+1

49

Риддик, в свою очередь, тоже отступил. Было странно видеть постороннего самца на таком опасном расстоянии. Ферал членов семьи-то к себе не подпускал. Разве что Шайене всегда было дозволено не только подойти, но и повалять своего уже выросшего ребенка по земле, наказывая за какую-нибудь провинность, коих, впрочем, серый старался не допускать. От остальных же он старался держаться подальше. Особенно от Мороха, чей суровый нрав отлично знал не только сам Ферал, но теперь еще и Шави.
Так что теперь, осознав, что совсем рядом с ним только что был взрослый самец (да он, собственно, и сейчас находился в опасной близости, буквально на расстоянии прыжка), подросток тихо офигевал, забыв даже о своем недовольстве и даже не думая о том, чтобы недовольно скалиться. Впрочем, Риддик, кажется, не собирался мылить ему шею за то, что он совратил его ненаглядную дочурку.
Напряжение постепенно отступало. Ферал приглядывался к Риддику, тот, в свою очередь, приглядывался к серому, но оба, вроде бы, были вполне довольны увиденным... и ощупанным.
— Отлично. Значит, ты так же свободен в своих делах, поступках, месте, которое будет твоим домом, как и мы, — наконец, степенно проговорил старший самец.
Свободен, ага. Ничуть не более, чем раньше. Теперь, пожалуй, даже в меньшей степени свободен, чем живя в прайде. Раньше он мог не задумываться об этом, но теперь, когда рядом с ним была львица, он был немного придавлен свалившейся на него ответственностью, и, хотя вида не подавал, порой даже боялся этого.
Ферал встряхнулся, всласть помотав головой и встрепав гривой, отгоняя от себя непрошенные мысли. От осторожных и ненавязчивых прикосновений Риддика осталось, тем не менее, не самое лучше ощущение, и теперь ему отчаянно хотелось почесаться, этак от души подрав когтями подбородок и шкуру на шее.
Не сумев совладать с собой, он все-таки отступил на пару шагов и с наслаждением почесался, заодно смахнув с шерсти пару мелких веточек, должно быть, прилипших, когда они с Шави валялись в кустах.
Валялись, слово-то какое... Хорошо, что львы не умеют краснеть, потому что Ферала бросило в жар, стоило ему только подумать, что Риддик мог отыскать свою дочь гораздо раньше... скажем, у гнилой реки, когда они с самкой наслаждались друг другом и новыми ощущениями, напрочь забыв обо всем остальном.
— Так получилось, что нет, хотя сидя на болотах, я не переставал думать об этом дне, — вновь заговорил Риддик, разговаривая теперь с Шави.
Подросток поспешно принял серьезный и внимательный вид. Похоже, этим двоим было что вспомнить. Хотя информации в словах самца было не так уж и много, Ферал внимательно вслушивался в беседу, ловя слова Риддика так же внимательно, как и сама Шави. Впрочем, чем дальше, тем больше льву хотелось треснуть себя по роже, накрыв ее всей лапой, этакий львиный фейспалм. Впрочем... вряд ли он мог об этом судить, если подумать. Может быть, ей было бы спокойнее в прайде Муфасы; может, и нет, учитывая засуху и пришествие гиен на эти земли. Но в любом случае, все то, что она сделала, покинув прайд, в итоге привело ее к Фералу.
И это было, черт возьми, отлично.
Лев и сам не заметил, что ухмыляется немного собственнически, поглядывая на самку.

+2

50

Поведя хвостом, львица спокойно выдохнула. Напряжение спадало, и атмосфера становилась почти "семейной". Шави изучала Ферала и Риддика по очереди, смотря на их эмоции - главное, они не скалились и не выражали собой недовольство. Все остальное Шави вполне устраивало.
Так получилось, что нет, хотя сидя на болотах, я не переставал думать об этом дне. На этих землях я всего-то несколько дней. — он повернулся к ней мордой, и Шави пришлось попятиться назад, чтобы не столкнуться с ним. — Глупо было бы думать, что ты будешь жить в прайде Муфасы и слушать его наставления.
Шави улыбнулась и слегка сощурила глаза. Это было понятно: после довольно безрадостной жизни в родном прайде Риддику стоило ожидать, что она не пойдет по совету отца. Ведь львица всегда шла против правил, против самого слепого, часто вспыхивая еще тогда детской злобой и обидой. Но стоило ей немного успокоиться, и голубоглазая вновь продолжала болтать о всем, что видит, хоть Риддик и был угрюм и немногословен.
Ты не мог этого не знать, — ласково прошептала Шави, вторя словам матёрого. Она все еще улыбалась и снизу вверх смотрела на отца, который жмурил глаза. Даже если бы он их открыл, вряд ли бы он что-то увидел. Шави знала одно: ночью он видел, и пусть он не знал точного окраса львицы, он всегда мог ее найти. И нашел. Теперь Шави верила в его фразу, сказанную напоследок. Он со всем разобрался, закончил свои дела и вернулся к ней. Слепому, старому льву в одиночку сделать это слишком трудно, но в глазах самки Риддик был символом непоколебимости духа и честности. Он был честен с Шави тогда, но она его не слушала, разрываемая обидой. А стоило.
Тебе много новых удалось нажить?
Львица задумалась. А есть ли у нее враги? Есть. На ум приходил только Морох, и честно пытаясь вспомнить кого-нибудь еще, на терпела поражение. Неужели за все это время она два раза подряд попадала в лапы Мороха и только он был ее врагом? Она помнила львицу, которая сопроводила ее на свободные территории, у нее был интересный бурый окрас шерсти... и что-то она говорила про львят... впрочем, врагом она точно не была. И похоже, что все. Стоит ли сказать отцу про недоброжелателя или ответить, что их нет? Немного потупив взгляд, Шави задумалась.
Не очень-то. Один не считается, — ответила она, поворачивая голову на Ферала, который наверняка понял, о ком идет речь... а почему это он так странно лыбится? Бросив подозревающий взгляд Фералу на обдумывание, голубоглазая снова повернула голову к отцу, нервно дергая хвостом. Похоже, серого это развеселило. Не смотря на всю свою симпатию к темногривому, Шави очень не по нраву оказалась эта ухмылка. Она хотела увидеть понимание... а не ухмылку.

+2

51

Ну вот, кажется разобрались. Риддик едва заметно улыбнулся, потянув запахи ноздрями, изучая их. Судя по звукам, сбоку от него Ферал отряхивался и чесался. Надо было запомнить запах этого молодца, ведь он с ними, судя по всему надолго. Тем временем его дорожайшая дочурка, словно подтверждая его предположение, ответила короткой фразой: - Ты не мог этого не знать…
Еще бы! Они слишком много времени провели вместе, постепенно открывая друг другу все больше пещер со скелетами. А как еще могло быть? Невозможно жить рядом с существом, которое постепенно входит в твою жизнь, и найдя себе уютный уголок в душе, устраивается там навсегда, и скрывать от него хотя бы половину своей жизни. Какой-то маленький кусочек – можно, но не более того. Еще десять минут назад, когда они кинулись друг к другу, не замечая препятствий можно было подумать, что ни Шави, ни он Риддик не могут знать, как изменились за время разлуки. Но, оказалось достаточно пары слов, чтоб старая связь восстановилась, и снова как и прежде, они могли предугадать поведение друг друга. Льву показалось, что ничего толком не изменилось, только год прибавился. Он все такой же по большинству мрачный, и молчаливый, она все такая же озорная, непоседливая и слегка заносчивая. 
Ну вот, пока он стоял, погруженный в свои думы, попутно прислушиваясь и принюхиваясь, дошла очередь и до врагов.
- Всего один? – удивился Риддик, вполне натурально усмехнувшись и расплывшись в широкой улыбке, слегка при этом опустив голову, так, что если бы глаза его были открыты, то он смотрел бы на Шави исподлобья:
- Откровенно говоря, я ожидал что ты успеешь потрепать нервы большему количеству львов. Но ты права. Один не в счет. – на губах его продолжала играть легкая улыбка, но сам Риддик уже словно интерес потерял к врагу, которого успела нажить себе Шави. Толи в расчет его не брал, толи не считал одного льва опасным для себя, а значит и для нее. Соответственно, он даже расспрашивать не стал о том, кто этот «герой» и как обстояли дела. Встретятся, тогда и узнает, если успеет расспросить оппонента до того как тот отойдет к Ахею, ну а если нет… то нет.
- Не думаю, что тут лучшее место, чтоб оставаться здесь надолго. Уж слишком много тут ходит львов и прочих… - фразу он не закончил, слегка поморщив нос и вспоминая свои прошлые встречи, среди которых, удивительно, не было ни одной неприятной и уж тем более той, которая закончилась бы дракой. Но все же стоило уйти отсюда, куда-нибудь в низины, или в степи, туда, где им, львам и положено быть, а не прозябать тут под каменной стеной, с которой того и гляди – камень упадет. Кстати о камне. Словно услышав его мысли, что-то массивное жахнулось о камни на берегу, да судя по звуку подскочило и подлетев на пару метров вверх, плюхнулось в воды озера. Риддик, конечно, не увидел что это было, но и так не надо было быть семи пядей во лбу, чтоб понять – сверху прилетел приличного размера булыжник, и чуть-чуть не попал в озеро. Ну и так же чуть-чуть не попал ему или Шави в голову. Фералу уже с меньшей вероятностью, но все же при некотором стечении обстоятельств, вполне мог бы заменить мозги и ему, проломив черепную коробку.
- Камень. – сухо прокомментировал он: - сверху сорвался. Наверно ветер. – Риддик повернул голову к Фералу и «лучезарно» улыбнулся: - Надо убираться отсюда. Пока какой-нибудь ветер наверху не помог сорваться вниз еще десятку другому камней. – после чего, замер, прислушался и определив, что Шави не сдвинулась с места, обогнул ее, направляясь прочь от каменной стены, сверху которой срывался водопад, и не только, как показала практика. Шел он не слишком быстро, чтоб не сломать себе лапы о камни, в своей обычной манере: выкидывая вперед то правую, то левую лапу и прощупывая путь, при этом стараясь ступать как можно тише – сейчас зрение ему заменял слух. Ну не заменял, конечно – водопад сводил все на нет, но все же, когда они отойдут подальше, у Риддика будет больше шансов кого-нибудь обнаружить на расстоянии.
- Не отставайте! Шави, держи темп! – ну вот, теперь уже точно все как всегда…

+1

52

С морды самца, наконец, сползла идиотская ухмылка. Хорошо, что Риддик не видел этого: мало кому понравится, что на твою дочь пялятся подобным образом. Но лев ничего не мог с собой поделать. Хотя все-таки порой ему казалось, что все это просто сон. Чтобы он был так далеко от родного прайда, а Шави была с ним, была его львицей... была готова пойти с ним туда, куда только он захочет. Нет, в такое верилось с трудом.
Впрочем, по поводу "куда захочет", пожалуй, подросток поторопился. Во всяком случае, не теперь, когда с ними был Риддик. Почему-то Фералу казалось, что только что обретшим друг друга отцу и дочери вряд ли захочется расставаться так быстро. Что означало, конечно же, компанию Риддика в ближайшие дни. Возможно, что надолго. Перспектива уединиться с Шави в кустах и повторить все то, что они недавно делали на берегу реки, стремительно удалялась в неизвестном направлении, и по мере ее исчезновения где-то за горизонтом уши Ферала печально опускались, пока, наконец, не прижались к голове, отчего вид у молодого льва стал даже немного злобный.
Впрочем, слова Шави тоже подстегнули его. Одно только воспоминание о Морохе заставляло серого дыбить шерсть на загривке и нервно перебирать лапами. Возможно, ему было бы легче, будь он таким же здоровяком. Но вот же, не сложилось, жизнь распорядилась по-своему, сделав Ферала пусть не самым мелким из самцов, но все же довольно щуплым. Пусть ловким и быстрым, но на одной скорости далеко не уедешь — стоит более крупному сопернику достать тебя лапой, и из тебя получится отличный коврик.
— Не очень-то. Один не считается, — слова львицы прозвучали немного легкомысленно, хотя серому, пожалуй, от этого стало легче; над опасностью, тем более такой далекой, лучше смеяться, чем дрожать и просыпаться в холодном поту.
— Лучше бы совсем без этого обойтись, — негромко, ни к кому особо не обращаясь, мрачно пробормотал Ферал.
Риддик отозвался не менее легкомысленно.
— Всего один? Откровенно говоря, я ожидал что ты успеешь потрепать нервы большему количеству львов. Но ты права. Один не в счет. — на морде самца заиграла широкая улыбка.
Серый передернул плечами, но промолчал. Сказать по правде, ему Шави тоже потрепала нервы, но, вместо того, чтобы в ответ намылить ей шею, он не только не возненавидел ее, но... в общем, сами понимаете. С точностью до наоборот. Хотя ему это, черт возьми, нравилось. Стоило трепать нервы Мороху, стоило чуть было не попасть под удар его лапы, чтобы в итоге быть рядом с Шави.
С гулом, от которого Ферал подскочил на всех четырех лапах, невесть откуда в землю впечатался камень. Не слишком большой, но если бы по кумполу — валялся бы сейчас серый рядом с камешком, мертвее некуда. Что еще принесет водопад? Хорошо бы мяса килограмм пятьдесят. Самое время перекусить.
— Камень. Сверху сорвался. Наверно ветер, — бесстрастно промолвил Риддик, кажется, даже не вздрогнув, — Надо убираться отсюда. Пока какой-нибудь ветер наверху не помог сорваться вниз еще десятку другому камней.
Надо, так надо. Лев бросил короткий взгляд на Шави — не против ли она? — и неторопливо двинулся следом.

+1

53

Дальнейший порядок отписи: Шави, Риддик, Feral
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

54

Перестав наконец строить хмурую морду по поводу двусмысленной ухмылки Ферала, львица улыбнулась словам отца. Он как всегда в своем духе - всё про её характер и говорит. Самку это никак не обижало, ей это даже нравилось. Кому не понравится, когда к твоей персоне всегда есть интерес?
Вдруг что-то сильно грохнулось на камни, и Шави невольно дёрнулась, прижав уши к голове и втянув шею почти полностью в плечи. Однако волноваться было нечего - камень удачно пронесся мимо, ударившись у берега. Хотя это не могло не напугать, даже Ферал вскочил. Камень был не большой, но и не особо маленький, и если бы по голове треснул, вряд ли возможно было бы нормально соображать. Наконец убедившись, что сверху ничего больше не рухнет, львица расслабилась и подняла уши.
Надо убираться отсюда. Пока какой-нибудь ветер наверху не помог сорваться вниз еще десятку другому камней. — произнес Риддик, и львица невольно согласилась с ним. В груди было еще ощущение неприятного волнения на пустом месте, как бывает от неожиданного вскрика или звука рядом. Тут же Риддик поднялся и обошел Шави, и сама она медленно поднялась следом, понимая, что перечить отцу сейчас будет глупо. Хотя она имела полное право это сделать, и никто ей не сможет помешать. Впрочем... самке не хотелось крушить отцовское счастье от встречи с дочерью. Хоть какую-то, но совесть она еще имела.
Не отставайте! Шави, держи темп!
Львица улыбнулась и последовала за Риддиком, как бывало раньше во время их путешествий по саванне... Много воды утекло! Но было что вспомнить. Шави торопливо переставляла лапы, следуя за отцом и едва поспевая - один шаг Риддика укладывался в два шага львицы, все же она была какой-то слишком маленькой. Наверняка для отца она так и останется непоседливой львенкой на всю жизнь.
Да, я иду, — произнесла она, догоняя отца рысью и идя уже побоку. Обернувшись, Шави тряхнула головой, приглашая и Ферала идти рядом. Не плестись же ему сзади.
Ну и куда мы пойдем?
И все же насколько необъятные эти территории? Шави не могла представить себе, куда можно было направиться: отец всяко знал это лучше, пусть он был слеп. Где он там бродил... в топях, в болотах прятался? Это было не так важно. У него как-то лучше получалось ориентироваться в местности, пускай он и не видел её. Лишь только ночью. Но до ночи еще много времени, и голубоглазая решила не забивать голову тем, что они заблудятся или придут куда-то в чужие места. Шави просто следовала за отцом и верила ему.

0

55

---→  Пологий склон

Мало удовольствия было в спуске. Чувствуй Мэриан себя хоть немного получше, она непременно припустила бы бегом, от души наслаждаясь ощущением травы под лапами и свистом вестра в ушах.
Вместо этого в голове бил набат, с каждый ударом которого голова львицы, кажется, распухала все больше и больше. Во всяком случае, именно так она себя и чувствовала. Еще чуть-чуть — и проще будет оторвать голову и оставить ее здесь, а самой налегке поскакать дальше.
К счастью, тропа, которой повел ее Хорнет, оказалась довольно ровной и без сюрпризов вроде кроличьих нор или внезапно подворачивающихся под лапы камней. Рыжей нужно было только двигаться вперед, и именно так она поступила, полуприкрыв глаза и стараясь не смотреть на небо, казавшееся ей невыносимо ярким. Даже свет вечернего солнца, наполовину скрытого облаками, заставлял ее жмуриться и едва слышно стонать от отвращения.
Что ж, по крайней мере, ее больше не тошнило. Гарантии, разумеется, никакой: может быть, следующий же съеденный ей кусок выпрыгнет обратно с проворством испуганной газели. Но проверять Мэриан не собиралась: ее вполне устраивал пустой желудок, и аппетита пока что не было. Разве только в горле сильно пересохло, но это могло подождать.
Но где же, все-таки, Газбак? Самка ни на миг не допустила мысли о том, что он мог погибнуть. Должно быть, он разыскивает ее. Как же еще объяснить его отсутствие на плато? Он должен был спуститься вниз, к водопаду — ведь поиски логично будет начать оттуда. Рыжей и в голову не приходило, что падения в озеро Хару она, вероятнее всего, не пережила бы, а потому все, что мог найти здесь Газбак — это ее истерзанное бездыханное тело. Впрочем, львица вообще сейчас не была особо сообразительной, и по большей части действовала по инерции. Она даже не обратила внимания на то, что следов самца не было на склоне. Хорнет тут тоже не мог помочь: обоняние у птиц не такое сильное, зато видят они прекрасно, так что птица обозревала окрестности с высоты полета, неустанно поднимаясь в небо снова и снова и пытаясь разыскать спутника Мэриан.
— У водопада львы, — наконец "порадовал" он ее сообщением, от которого самка, собрав все силы, открыла глаза и навострила уши, — один взрослый... и два поменьше.
— Отлично! — львица постаралась вложить в это слово все воодушевление, но ее голос все еще был слабым и хриплым, и получилось не очень-то хорошо.
И все же она смогла прибавить шагу. Взрослый лев вполне мог быть Газбаком, и стоило поторопиться, чтобы застать его. Странно, но даже головная боль немного отступила, став в конце концов вполне терпимой. Конечно, рыжую все еще подташнивало, а лапы казались неправдоподобно тяжелыми, будто налились свинцом, но она стремилась вперед так, как будто счет шел на секунды.
Ну да. На очень длинные такие секунды. Прежде, чем львице удалось выйти к водопаду, львы уже наговорились вдоволь и начали уходить. Завидев их, рыжая перешла на тряскую рысцу, отчаянными глазами пожирая мерно покачивающиеся хвосты покидающих водопад львов.
Хорнет, к счастью, и без слов сообразил, что ей нужно. Спикировав практически на голову Риддику, шедшему первым, сокол описал в воздухе дугу, держась на расстоянии от львиных когтей.
— Стойте! — выкрикнул он.
Впрочем, Мэриан уже видела, что Риддик — не тот, кто ей нужен. Даже не похож. Размерами он был похож, но шкура и грива были гораздо, гораздо темнее. И двигался он совершенно по-другому, как только она не заметила этого сразу? Не добежав, рыжая остановилась у кромки воды, чувствуя, что после небольшой пробежки голова заболела с новой силой, а желудок подкатывает к горлу.
Замолотив по воздуху крыльями, сокол метнулся к львице, которая, будто растратив все силы, тяжело опустилась на землю.
— Что? — подразумевалось, разумеется, самочувствие самки.
Но Мэриан поняла вопрос по-своему.
— Это не он, — разочарованно пролепетала она, болезнено жмурясь и отворачивая морду от солнечных бликов, игравших на струях водопада.

+2

56

Ну вот и началось их путешествие, как в старые, добрые времена. Считая в уме шаги, Риддик прислушивался к звукам вокруг, стараясь уловить помимо шума реки и удаляющегося шума водопада, еще и звук ее шагов. Да. именно ее торопливую поступь. И он ее слышал, правда не только ее, но и звуки шагов молодого льва. Ну что сказать? Нельзя сказать, что он смирился с этим, но двигаясь вдоль реки, подальше от водопада, он мысленно себя готовил, к тому что Шави конечно, захочет диктовать свои правила, и ее привычное:
- Ну, и куда пойдем? – было сказано скорее, по инерции. А правда, куда им идти? Впереди раскинулись пастбища, некогда процветающие и являющиеся прекрасными землями для отдыха и охоты. Сейчас, правда, было немного по другому, но Риддик был уверен – придет время и в эти места вернется все то что влекло сюда большие стада, а вслед за ними и хищников. Что же дальше? Дальше Северное озеро, правее от которого земли Муфасы. О том, что старик скоропостижно скончался лев еще не знал. Чуть левее свободные земли Долины ветров, ну и о том что там теперь прайд Нари, Риддик тоже не знал, так же как и то что Нари занял Вулкан и прилегающие земли. А дальше, облачные степи, река Лугванза, побережье… Все открыто для них, ну по крайней мере, это он так думал и жил этим – свободой, которую пока никто не сумел отобрать. Но вот куда пойти? От мыслей оторвал странный звук, идущий сверху, со стороны спины, с направления что было левее, если за линию взять его позвоночник. Инстинктивно лев пригнулся, а когда прозвучал крик птицы: - стойте. – напрягся.
Какого черта? Кто он? Что ему нужно? Здесь у Риддика не было друзей, и как он надеялся, не было врагов. Однако, произошедшее говорило о том, что их сейчас ждет какое-то знакомство, и возможно, неприятное. Гулкие шаги и сбивчивое дыхание, доносившееся с того же направления, откуда и подала голос птица, намекнули на то что некто очень спешил на встречу с ними.
- Это не он. – услышав эти слова, лев только усмехнулся. Ну вот. Надо же! Похоже, в злодеяниях сегодня его кто-то опередил. Обычно, на Риддика набрасывались без особых раздумий и разбирательств. Ну если ничего не сделал, то достаточно того, что забрел не туда. А тут – на тебе, не он! Ну что-ж, возможно, этим все и кончится, ведь меток прайда на этой территории нет, а значит, он имел на нее столько же прав, сколько и… а кстати, кто это? Один Ахею знал, как лев ненавидел солнце.
- Бывают в жизни огорченья. – сухо произнес он. Повернувшись к источнику звука, чуть приподнимая голову и принюхиваясь. Через некоторое время он учуял ее, молодую, такую же как и Шави, полную энергии и сил. Хотя, конечно, сейчас он сказать этого не мог, судя по сбивчивому дыханию и неуверенным движениям, которые яркими звуками отдавались на прибрежных камнях. Лев прислушался. А вдруг отвлекающий маневр? Да нет, вроде бы больше никаких звуков поблизости не было, только назойливый шум водопада, благо от него они все же успели отойти шагов на сто. Тогда зачем? Молодая львица явно не могла преследовать матерого льва, а это значит, она его искала. Первое, что пришло на ум Риддику, что она ищет своего отца, и вспоминая как он искал Шави, матерый нахмурился. Отец тоже, наверняка, сейчас разыскивал молодую кошку, сходя сума от лезущих в голову мыслей. Он бы и сам сошел сума, если бы каждый день не убеждал себя, что его Шави справится. Что эта упрямая девчонка лучше всех. Так и вышло, да и девчонка выросла.
- Я вижу, ты ищешь матерого льва. – произнес он, хотя сама постановка фразы, в которой звучало «я вижу» выглядела странно для всех, кроме Шави, учитывая то что Мэриан могла без труа видеть морду Риддика, и то, что глаза его закрыты. То есть, лев не видел ровным счетом ничего:
Не хочу огорчать, но за два дня не встречал ни одного матерого здесь – лев повернулся в ту сторону, где по его предположениям находилось плато и махнул туда лапой, а затем повернувшись в противоположную сторону, и махнув, как он думал в сторону озера, добавил: - и в окрестностях Северного озера.
Риддик промахнулся, Северное озеро было левее, но он этого не знал, а вот Шави и Фера вполне легко могли бы заметить ошибку матерого, который при свете дня ориентировался в пространстве не слишком хорошо. Причем, что касается Ферала, то он мог и не догадываться об этом, но Шави все «фокусы» отца знала досконально.

+1

57

Ладно... Потопали потихоньку. Оставалось смириться с ролью ведомого. Впрочем, это как раз Фералу было не впервой: в прайде он всегда выполнял поручения кого-то из старших львов, поскольку сам по себе звезд с неба не хватал, не досталось особого таланта ни в охоте, ни в чем-то другом. Середнячок, хотя и достаточно старательный.
Но тут-то, конечно, дело другое. И все же Ферал, то ли из уважения к Риддику (в конце концов, он был слеп, может быть, ему это помогало чувствовать себя полезным?), то ли из любви к Шави (чего только не сделаешь, лишь бы она была довольна), смолчал и стерпел. Тронулись в путь, негромко переговариваясь. В основном, впрочем, переговаривались Шави с отцом, а серый, немного смущаясь присутствия матерого самца, помалкивал и слушал. Это его тоже вполне устраивало: львица ведь не все о себе рассказывает, зато в ее разговоре с Риддиком нет-нет, да и проскользнет какая-нибудь интересная информация. Знай себе держи ухо востро.
Далеко уйти не успели. Собственно говоря, даже водопад из виду не скрылся, когда в гриву идущего впереди Риддика чуть было не вцепился сокол. Птицу Ферал приметил незадолго до этого, когда та, сделав круг, развернулась и помчалась куда-то в другую сторону. Но кто же мог предположить, что сокол вернется, да еще и поведет себя так, будто собрался поужинать сочной львятиной (скорее, впрочем, жесткой и невкусной)?
— Стойте! — заклекотал пернатый, отчего серый, не ожидавший ничего подобного, именно это и сделал. Встал как вкопанный, удивленно пялясь на удивительную картину: птица, которая будто нарочно лезет в пасть хищнику. Сокол держался на расстоянии, но все-таки для него это было опасно. Со львами шутки плохи.
Повисев немного, меся воздух крыльями, птица вновь ринулась в сторону, пролетев так близко к молодому самцу, что тот, кажется, мог коснуться ее лапой. Проследив за полетом, Ферал с удивлением обнаружил позади, у самой воды, львицу.
И откуда только она там взялась. Должно быть, ей пришлось обогнуть озеро, догоняя уходящую компанию. Теперь самка остановилась, с разочарованием оглядывая их, и на ее морде было такое выражение, будто ошибка причинила ей самую настоящую физическую боль (разумеется, Ферал не мог знать, что случилось с Мэриан, а на лбу у нее почему-то не было написано, что с ней произошло).
— Ничего себе, — после секундной паузы выдал серый, хотя лапы его среагировали куда как быстрее, чем язык: он уже семенил к незнакомке, готовый прийти ей на помощь, тем более что она, кажется, была уже готова завалиться в воду, — Шави, помоги.
— Я вижу, ты ищешь матерого льва... — заговорил тем временем Риддик, тоже обращаясь к самке; на миг серому показалось, что они знакомы, но разочарование на рыжей мордочке и спокойный тон льва говорили об обратном.
Дослушивать было некогда: оказавшись рядом с Мэриан, серый подпер ее плечом со стороны воды, стараясь поднять самку на лапы.
— Ты сейчас в воду упадешь, держись, — та оказалась неожиданно легкой, хотя для того, чтобы помочь ей подняться, Фералу пришлось еще и ухватить ее пастью за загривок.

+1

58

Всё, что может произойти - обязательно произойдёт. Таков закон любого, наверно, путешествия - и куда ты не направишься, нигде тебя не встретят с объятьями и теплом. Впрочем, никто из троицы этого и не ждал. Шави даже не знала, куда они примерно направляются, и просто следовала за Риддиком, чувству которого доверяла. Доверяла всю жизнь, верила и сейчас - отчего разочаровываться в отце? Хотя сейчас ее больше стала огорчать его слепота днём. Львица хотела бы видеть его восторг... разве что ночью.
Стойте! — Шави и не приметила птицу, которая парила рядом с отцом и приказала остановиться. Без всякой охоты самка остановилась и взглянула на пернатого. Рядом с ней остановились и Ферал, который засмотрелся на странную птицу, и Риддик, инстинктивно пригнувшийся. Шави понимала, что глаза отцу заменяют зрение и слух, и он зачастую может ошибаться в том, что происходит вокруг. И это было простительно, конечно. Сокол, немного повисев в воздухе, пролетел мимо морды Шави, и, немного она постарайся - могла бы схватить птицу поперёк и не помешал бы никто. Хотя, все-таки, помешал бы: едва птица удалилась из поля зрения и Шави чуть повернула голову к берегу, ее внимание привлекло рыжее пятно. Львица.
Резко повернув голову в сторону самки, Шави невольно махнула хвостом, надзирая за незнакомкой. Вся она была какая-то запыхавшаяся, и морда выражала самую тяжелое ощущение разочарования, которое только можно показать. Но Шави не чувствовала сочувствия к самке как, например, Ферал, который уже метнулся к ней прийти на помощь в случае чего.
Шави, помоги, — львица немного потупила на месте, не желая и дико упрямясь, но, наконец подумав, что из этого вряд ли что-то плохое выйдет, засеменила к незнакомке, все еще подозрительно поглядывая на неё. Львице внезапно стало чуждо понимание того, что эта самка в беде и ей надо бы помочь или хотя бы показать, куда направиться. Свято веря, что Ферал просто сердобольный и ему стало жалко молодую львицу, Шави обошла ее с другой стороны и встала рядом, краем глаза следя за действиями самца. Он старательно пытался помочь львице подняться, и голубоглазая подпёрла рыжую под грудь, тоже пытаясь помочь через ярое "не хочу". Вся эта ситуация ей перестала нравиться с момента появления Мэриан. Однако этого было маловато, чтобы самка могла подняться, и Ферал взял рыжую за загривок. И тут Шави чуть не порвало на месте, конечно, не физически, а морально, что-то внутри заставило ее нахмурить брови и уставиться в одну точку, на затылок львицы. Однако, встряхнув головой, Шави стало совсем немногим легче, а какое-то обидчивое и горючее ощущение не пропало. Заботливая речь о том, чтобы Мэриан не упала в воду, вообще сбила светлую с определенных мыслей. С таким чувством, как ревность, львица знакомилась впервые, и это знакомство было отнюдь не приятным.
Попытавшись отвлечься на отца, Шави слегка улыбнулась его словам, хотя в голове бурлили совсем другие мысли и чувства. Оборот с "я вижу" она замечала часто, и ей это нравилось - не смотря на слепоту, он все равно иронизировал. И пусть Шави не до этого сейчас было, все же она помимо гляделок поднимала львицу, которая, к слову, оказалась очень легкой. Да какой угодно - она уже не нравилась голубоглазой. А повышенное внимание со стороны Ферала - тем более.

+1

59

Хорнет казался сбитым с толку и немного разочарованным. Как так, отличный лев, все при нем, а Мэриан почему-то не устраивает... Птица на лету качнула крыльями, взмывая ввысь и до поры до времени оставляя свою спутницу на попечение сородичей. В конце концов, он ведь не мог помочь ничем, кроме как советом. Разве что еще принести лечебных трав — это тоже было в его силах. Только какая трава поможет от сотрясения? Это, несомненно, было оно. Хотя сокол и не был лекарем, он все же немного разбирался в травах и знал, какими средствами пользуются животные, получив ту или иную травму. Вот только если антилопа вдруг ударилась головой — причиной тому наверняка хищник, и, таким образом, это последнее, что может случиться с бедным травоядным.
Недовольно клекотнув, сокол, наконец, скрылся из виду, занятый своими мыслями до такой степени, что даже не предупредил львицу о том, куда именно летит. Ему нужно было найти средство, которое снимет боль и успокоит, и парочку таких он как раз знал.
Мэриан тем временем благополучно осела на землю, заваливаясь куда-то вбок. Задняя лапа коснулась воды, но самка этого почти не заметила. И уж тем более она не слышала слов Риддика. После того, как она поняла, что это не Газбак, разочарование нахлынуло на нее с такой силой, что оставалось удивляться, как еще самка вообще остается в сознании. Выглядела она, понятное дело, не лучшим образом. Было ли виной тому падение (вероятнее всего, именно оно, потому что обычное разочарование вряд ли сможет сбить с ног взрослого льва), или же рыжая просто израсходовала все силы в попытке догнать уходящую троицу, непонятно, но только теперь львица резко сдала, чувствуя себя едва ли не хуже, чем когда очнулась после падения, с гудящей головой и подступающей тошнотой.
Впрочем, упасть ей не дали. Тут же рядом оказались два льва. Вернее, сначала только один лев, серый. От него пахнуло влагой и еще чем-то незнакомым, шкуры коснулась его шерсть, он напрягся, удерживая Мэриан на лапах. Львица тяжело выдохнула и постаралась взять контроль над собственными лапами, однако те были будто ватные, так и норовили разъехаться в разные стороны. В довершение всего вновь начала кружиться голова, и рыжей пришлось зажмуриться в надежде, что станет хоть чуточку легче.
Ага, наивная. Если прежде кружился весь мир вокруг Мэриан, то теперь, стоило ей опустить веки, ощущения стали такими, будто кружило ее саму, оторвав от земли и перевернув в крайне неустойчивое положение.
— Ты сейчас в воду упадешь, держись, — смутно донеслись до нее слова льва; следом за этим кто-то другой (львица? лев? да хоть черт с рогами) подпер ее под грудь, так что рыжая в конце концов смогла поставить передние лапы на землю и упереться ими, встав более-менее устойчиво.
Она торопливо открыла глаза, растерянно моргая и пытаясь заставить мир оставаться неподвижным. Жуткое чувство кружения в воздухе немного отступило, хотя окружение все еще заметно покачивалось.
— Отпустите меня, — клыки самца прихватили ее за загривок, и это причинило лишь новую боль; не потому, что зубы кольнули кожу, а потому, что на Мэриан сразу же нахлынули воспоминания о Газбаке, отчего она вновь жалобно сморщила морду, пытаясь встать и вырваться из хватки Ферала.
— Все в порядке, — старательно, дрожащим голосом соврала рыжая, худо-бедно вставая на все четыре лапы и даже делая неуверенный шаг — только для того, чтобы столкнуться с Шави нос к носу, — я могу идти сама.

+2

60

Суматоха. Как же он не любил суматоху.
Ну вот, стоило только появится в их компании новой незнакомке, как все спуталось. Львица, судя по звукам, попыталась утопиться. Риддик отчетливо слышал плеск воды, а значит, она барахталась где-то у берега. Ну и судя по фразам, состояние новоприбывшей было не из лучших. Лев усмехнулся, медленно сделав три шага по направлению к троице, возившейся у реки, а затем остановился и прислушался снова. По его расчетам до воды было еще шагов десять, а может и двенадцать. Сложно было сказать, так как он не знал всеми ли лапами львица стоит в воде, да и шевеления Шави и Ферала не улучшали картину. Своими лапами они задевали камни, и те стукаясь и перекатываясь, вплетались в общую какофонию, внося свою лепту в неразбериху. Ах, как хотелось открыть глаза... Веки Риддика дрогнули. Только дрогнули, но не более.
Вздохнув, он «огляделся» повернув голову сначала налево, а затем направо. Хлопанья крыльев он больше не слышал, а значит, птица куда-то улетела. Да, странная пара, странная. Риддик слышал, конечно, что иногда птицы, или другие. Мелкие твари служат львам, но сам такого не видел, да и не принимал. Тот же Муфаса. Матерый нахмурил лоб, вспоминая статного, массивного короля, один только запах которого и поступь внушали трепет и уважение. А этот голос, который изливал на собеседника уверенность и ощущение непоколебимости короля прайда? Что же случилось? Пока его дорогая доченька вместе со своим избранником возилась у реки, пытаясь вытащить еще одну молодую львицу из воды, матерый думал о нем…
«Что же произошло, Муфаса? Откуда на границе столько меток гиен? Что такого можно было сделать, чтоб их развелось на твоих землях такое множество? Уж не вымер ли твой прайд от неведомой болезни?»
Нельзя сказать, что они были с Риддиком близки. Скорее, нет, чем да. Однако, он весьма не мало слышал об этом благородном короле и многое успел увидеть и ощутить сам. Именно ощутить, потому как, когда глаза закрыты, то отдаешься совсем другим чувствам, учась доверять не только тому что увидели слова.
«Нет, Муфаса бы такого не допустил, а это может означать только одно… Хм.. Кто же этот лев Муфаса? Или ты все же оказался не столь умен и подставил незнакомцу спину? Или подставил спину тому, кому не стоило ее подставлять, не смотря на все то, чем он для тебя был…»
- Отпустите меня. Все в порядке, я могу идти сама. – между тем взбунтовалась львица, видимо от того, что парочка прилагала уж слишком большие усилия для извлечения ее из воды. Риддик усмехнулся. Продвинувшись вперед, еще на пять шагов, он уселся не далеко от троицы, молча прислушиваясь к действу и решив не мешать. Признаться, лишняя сопровождающая ему была не нужна. Будь его воля, он бы и от Ферала избавился, к чему ему этот молодец? Однако, же теперь присутствием молодого льва в их партии не зависело от него, а вот пришлую львицу отправить куда-нибудь подальше он вполне мог. Однако же предпочел пока что не вмешиваться и послушать, что по поводу ее появления скажет Шави. Хотя ответ напрашивался матерому сам собой: уж больно подозрительное сопение издавала самка, и Риддик узнавал это сопение. Обычно, после этого Шави начинала изливать желчь или следовал прыжок со спины и ее когти вцеплялись в его спину, вместе с обидными, как она считала, словами.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Водопад Хару