Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Водопад Хару


Водопад Хару

Сообщений 91 страница 112 из 112

1

http://s1.uploads.ru/i/z/e/x/zexcq.png

Воды небольшой реки с шумом обрушиваются с края Северного плато, образуя глубоководное озерцо у самого подножья каменной стены. Как ни странно, здесь почти нет никакой зелени, а следовательно — и тени. Но в этом есть свои плюсы: на закате водопад наливается огнем в лучах заходящего солнца, а днем здесь очень часто можно заметить яркую радугу.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

0

91

По крайней мере, она не испугалась неожиданного появления незнакомого льва. Она не была похожа ни на одну из виденных черногривым самок: ни у кого из прайда он не встречал ни подобного оттенка шкуры, ни тщательно отмеренной дозы легкомыслия, которая послышалась в ее голосе, когда она заговорила.
Истощенной она не выглядела. Даже не слишком-то худой — хотя длинные лапы выдавали в ней подростка. О семье своей, есть она или нет, львица ни словом не обмолвилась, и совсем не выглядела потерявшейся. Это продолжало интриговать черногривого, пробуждая в нем желание засыпать Венди вопросами, но до поры до времени он молчал, сдерживая себя.
— Пожалуй, с зеброй вместо головы я буду смотреться крайне забавно, — несмотря на то, что весь день Нео был крайне мрачен, новое знакомство немного отвлекло его, и теперь он с легкостью поддержал шутливый тон собеседницы, даже немного заулыбавшись в ответ, — что ж, я, правда, совсем не знаю этих мест, но мы можем поискать пастбище, и там, может, кого-нибудь изловим.
Намек львицы был вполне прозрачен, и черногривый немедленно предложил свою помощь. А еще точнее, понадеялся, что это она поможет ему. Если взять двух неумех и поставить их в положение, когда им, хочешь не хочешь, а придется что-то делать самостоятельно, глядишь, и выйдет что-нибудь толковое.
— Охотиться умеешь? — деловито осведомился лев, — не на рыбу. На что-нибудь покрупнее, хотя бы на дамана или газель. Скал здесь полно, можно пройтись вдоль них, может, наткнемся на логово даманов. Хотя вытащить их сейчас будет не самым легким делом. С газелями попроще, они хотя бы по норам не прячутся.
Но и по пустошам, как известно, газели не скачут. Во всяком случае, несмотря на изобилие воды, животных, спешивших на водопой, Нео не видел. Похоже, они с Венди были тут вдвоем. Может быть, поблизости просто был более доступный источник... а может быть, им чертовски не повезло, и они пришли сюда в самое неподходящее время.
Ночь тем временем окончательно захватила власть над небом, затянув его покрывалом звезд и щедро укутав тучами, так что было довольно темно; к тому же, на смену дневной духоте не спешила прийти прохлада, и Нео, не любившему воду, уже не однажды пришла в голову мысль окунуться.
— Идем... — подросток произвольно выбрал направление, постаравшись не ткнуть в ту сторону, откуда пришел сам, — туда.
На горизонте, вроде бы, виднелись какие-то деревья. Озерцо, образованное водопадом, продолжалось рекой — не слишком широкой, текущей как раз в ту сторону, куда и направился лев. Теперь самое время собрать в памяти воедино все то, что он слышал на уроках охоты.
— Откуда ты родом? — на ходу негромко спросил Нео у своей спутницы, — вы там часто рыбу ловите? А как у тебя с охотой на других животных?
Он пытался — и не мог себе представить обстоятельства, которые могли бы сподвигнуть весь прайд ловить рыбу. Разве что развлечения ради. Но тратить драгоценное время на то, чтобы выловить ее здесь, рядом с водопадом, когда можно просто отойти подальше и поискать что попроще?..

+1

92

Настрой нового знакомого не сменился в агрессивную сторону, и это, безусловно, очень даже хорошо. Впрочем, если бы он мог доставить львице проблем, она бы их уже непременно заполучила, ещё тогда, когда Нео заметил её и сократил расстояние между ними. Да и вообще, ну не похож он на курьера из службы доставки проблем на все места всех цветов и всех размеров. Бдительность, конечно, всё равно терять не стоит, хотя и кажется, что Венди её потеряла давно и о пропаже не сообщала, или вообще не обратила на неё своего внимания.
А по-твоему все рыбы мелкие? Хах, я однажды видела огромную рыбину почти с тебя размером, – Рыжая чиркнула жирную полоску на земле, – у неё были жу-у-уткие клыки и хитрый взгляд. Она бы точно перекусила мной, если бы это входило не только в её, но и в мои планы. Но нет! – львица скаканула в сторону и нарисовала ещё одну полосу. – Во-о-от такая она и была, – уселась на задние лапы, чуть вытянулась вверх и резко раскинула передние в стороны настолько, насколько только смогла, показывая ещё и жестами, какой огромной была та хищница. – Можешь себе представить, а? Реальный монстр. И да, за сухопуткой тоже могу охотиться.
Пока лев выбирал направление, Вэнди опустила передние лапы на землю и твёрдо встала на землю. Не очень хорошо, что он не знает этой местности. Знание могло бы помочь подросткам сэкономить время на поисках шведского стола, а так неизвестно, куда они таким образом придут. Может, в ещё более «мёртвое», то есть пустое, место, чем это, а здесь кроме этих двоих никого не видать. Но, возможно, Госпожа Фортуна соизволит смилостивиться над двумя голодными путниками? Надеюсь, что никакие молитвы для этого не нужны, Вэн их знать не знает.
Итак, направление вскоре выбрано, не тёмная львица без вопросов с ним согласилась и в тёмной-тёмной ночи, под тёмными-тёмными тучами пошла по тёмной-тёмной дороге вслед за не тёмным ровесником. Кажется, на её нос упали мелкие капли небесной воды, но они настолько мелкие, что можно подумать, будто они показалось. Ощущения были такие, будто она лапу отсидела. Но на носу? Зеленоглазая на него не садилась, а затекать он вроде не умеет. Возможно, это первый в истории случай затекания носа, кто знает.
– Не совсем с запада и не совсем с юга, – львица поравнялась с Нео. – Не очень часто, и только моя семья. Отец немного странный, – тихо усмехнулась, – любит с рыбой возиться. Считает, что мы должны уметь добывать любую еду и из любых мест, будь то суша или вода, так что на тех же зайцев или газелей я тоже могу охотиться. Не идеально, конечно, но учусь. Хорошо, что моему отцу не пришла в голову идея о ловле птиц в воздухе и он не стал учить нас летать. Гм... А ты далеко отсюда живёшь, или кочуешь?

+3

93

Все-таки это было чертовски интересно. Нео и не представлял, что первая же встреченная им за границами прайда львица полностью перевернет все его представления о том, как живут другие львы. Сам он прежде не заходил никуда дальше Саваннового леса. Все-таки черногривый был довольно послушным ребенком, тем более, что один-единственный поход к лавовым озерам, после которого все львята получили знатных трендюлей, надолго отбил охоту убегать. Потом, когда Нео стал старше и уже не нуждался в неустанном присмотре, он порой выбирался погулять в компании брата и сестры или в одиночестве. Изучал территорию, пробовал охотиться, часами играл один, представляя себя отважным путешественником, покоряющим неизведанные земли.
Отважный путешественник, как же. Похоже, что эта львица, его сверстница, за свою короткую жизнь повидала куда больше. Чужая судьба всегда кажется слаще, и подросток с округлившимися глазами слушал ее рассказ про гигантскую рыбу — ничего подобного Нео и представить себе не мог. Он растерянно взъерошил гриву. В их водопадах ничего опаснее крокодилов не водилось — да и последних тоже было не много, похоже, что им не нравился вечный рокот падающей воды.
Они шли по пустырю, на котором практически не было зелени. Очень странно было видеть такое запустение вблизи источника воды, но, может быть, все дело в каменистой почве. Даже сейчас, влажная от росы, она была очень твердой, хотя, чем дальше от Хару отходили львы, тем мягче становилось лапам, а затем Нео ощутил приятную шелковистость травы. На них надвинулась тень от дерева, сделав ночь еще темнее; кустарник поодаль казался диковинным затаившимся зверем.
От описания рыб Венди перешла к рассказу о семье, и черногривый вновь внимательно слушал, порой чуть кивая. Он сразу заметил, что самка не сказала ни одного слова о матери, и почему-то подумалось — должно быть, оттого, что Нео до сих пор переживал по этому поводу, — что рыжая тоже лишилась матери. Но спрашивать ее об этом он не решился, по крайней мере, сейчас.
— Вообще мысль здравая, по крайней мере, в небе можно найти кучу еды, — шутливо отозвался самец, — на самом деле я видел, как кошки ловят птиц. У львов это тоже иногда получается, нужно только найти птичку покрупнее и не слишком внимательную. Подкрасться из кустов и прыгнуть. Если успеешь сбить ее на лету — пообедаешь.
Он неопределенно пожал плечами в ответ на ее вопрос, будто сам не знал, что сказать. Нет, конечно же, он из прайда, вот только сейчас, пока он шагал в темноте, не зная, куда именно идет, и куда приведут его лапы, ему было так хорошо, что и возвращаться не хотелось.
Впрочем, лев знал: придет утро, и он, куда деваться, вернется обратно на Килиманджаро. Не может же он их бросить — отца, вечно занятого своими делами, но все же любящего; Таибу и Клио, брата и сестру, которых он любил по-разному, но одинаково сильно. И даже малышню, которую Нео пока что не успел узнать, кроме как по именам, но все равно ему было интересно, какие они — другие дети Нари. Им, по крайней мере, повезло — у них есть мать.
Мысли самца на миг переметнулись к новой королеве. Она казалась такой холодной, когда знакомилась со старшими детьми короля, в то же время смотрела на супруга и на своих львят с такой искренней теплотой, что у Нео, давно не знавшего материнской ласки, в груди щемило от зависти и ревности. Хотел бы он, чтобы и на него так смотрели. Хоть кто-нибудь...
— Я из прайда, — наконец, проговорил лев, останавливаясь за несколько метров от кустарника и понижая голос почти до шепота, — а здесь... просто. Гуляю. Наверно, утром пойду обратно, иначе отец будет волноваться. А твои где? Не ищут тебя?
Впрочем, едва задав вопрос, самец практически упал брюхом на землю — так быстро, будто у него подломились лапы.
— Слушай, — прошипел он совсем уж тихо, — там впереди, за кустом, кто-то есть. Вроде свинья какая-то.
Когда он замолчал, стали слышны шорохи и похрюкивания. Луна как раз скрывалась за облаками, так что разглядеть зверя было трудно, и можно было лишь разобрать, как он возится, подкапывая корни кустарника.

+1

94

Время приключений в компании вновь настаёт! На первый взгляд эта местность пуста и даже скучна, но проблемы на попу можно найти и здесь тоже. Наверняка же. А под каким-нибудь... вот под тем вот зеленоватым камнем справа спит какой-нибудь беззаботный и ничего не подозревающий некто, которому тоже можно подарить кро-о-охотную проблемку. Это же так весело – доставать других. Ага... Но не сейчас. Для начала не помешает как следует подкрепиться, нужно набраться сил и заставить желудок заткнуться, очень уж неприятный у него голос.
– Поймать птицу на земле должно быть немалой удачей. По-моему львы не достаточно ловки и слишком большие для охоты на пернатых. Вот каракалы классные охотники, да, ка-ак они крутятся в воздухе, хватая взлетающих птиц, – львица немного поизвивалась змеёй: голову вправо, следом плечи, головой влево, бёдрами вправо, плечи на место, взвился хвост, и ещё разок по заданной программке, хотя упомянутые Венди каракалы во время охоты явно не такие телодвижения совершают.

Кхм, а ищет ли львицу кто-нибудь? Нет. Да нет, точно. Батя всех своих отпрысков с малолетства учил самостоятельности. К тому же, Венди предупредила его о том, что собралась зажить самостоятельной жизнью в стороне от дома. Причём очень в стороне, как оказалось. Родитель-то её точно не ищет, тем более что это бессмысленно, поскольку ему не известно направление, в котором утопала его дочь. Может, разве что кто из друзей её разыскивает? Может, кто-то из них, как и Энди, понял, что в одиночку блуждать скучно. Но да ни к чему гадать, если будет нужным, львица сама найдёт кого захочет и кого нужно.
– Не, они зн... – начала негромко львица, последовав примеру Нео и тоже понизив голос, только Рыжая собралась ответить ему, как лев вдруг стал вдвое ниже ростом. А, нет, он просто припал к земле. Венди замолкла и тоже согнулась на лапах, отвела уши назад, а светлый нос её по-хомячьи задёргался, только не так быстро. Хвост медленно опустился на землю, а кончик стал неспешно, лениво её подметать.
Зеленоглазая тоже услышала какой-то шорох и чьё-то «хрю-хрю»-канье. Точнее конкретное хрюканье свиньи. Вряд ли кому-нибудь другому пришла бы в голову мысль вести себя как свинья. Разве что гениальному и очень креативному (скорее всего это всё следует обозначить кавычками) суициднику.
Ну, что ж, пришло время вновь вспомнить уроки здоровяка-отца. Что он там говорил? Сидеть тихо, сохранять терпение, не двигаться и следить очень внимательно. Дать приблизиться жертве как можно ближе, не пропустить момента и ка-а-а-ак вонзить когти в плоть и тут же на берег вышвыривать! Стоп, что-то не то... свинья ведь не рыба, она даже в воде не живёт, и чешуи у неё нет, и не задохнётся она на суше без помощи. Нужно вспоминать, что там батя рассказывал про сухопутное меню. Нужно быть таким же тихим, внимательным, терпеливым, подойти поближе и...
– В АТАКУ, ХЛОПЦЫ! – басовитым рёвом процитировала рыжая своего родителя, выскакивая из укрытия, видимо, в эту самую атаку.
А, поздно вспомнилось, но ведь по этой причине обломалась и утренняя охота львицы, и многие предыдущие, кстати, тоже. Наверное, стоит об этом задуматься.

+2

95

Милый Айхею, если ты действительно существуешь, сделай, пожалуйста, так, чтобы эта тварь была совершенно тупой.
Примерно такие мысли были у молодого самца, готовившегося к атаке на круглую свинскую задницу. Задница, к слову, была вполне симпатичной с точки зрения льва. Во-первых, аппетитная: не слишком тощая и не слишком жирная. В светлое время суток можно было бы заодно увидеть, что шерсть у свинки тоже довольно приятного глазу оттенка, рыжеватая. Впрочем, вряд ли львы оценивают красоту будущей добычи — они ведь есть ее собираются, а не разглядывать.
Интересно, для кого он говорил шепотом? Черногривый успел только услышать, что родные ее не ищут — стало быть, в этом возрасте Венди уже пустилась в свободное плавание; на миг у самца возникло искушение позвать ее с собой в прайд — им наверняка пригодится молодая и резвая самка, а ей будет куда безопаснее на склонах Килиманджаро, чем в этих диких землях. Вот только согласится ли она? Пожалуй, могла. Ей ведь здесь не очень-то хорошо живется, раз так оголодала. Торчащих ребер, говоривших о том, что рыжая давно уже нормально не ела, лев, впрочем, не замечал — должно быть, ей все-таки удавалось худо-бедно себя прокормить, но все-таки по сравнению с холеными и сытыми самками прайда она казалась настоящей замухрышкой; легкая подростковая угловатость лишь усиливала это впечатление.
Да, предложить определенно стоило. В конце концов, даже если она откажется, Нео просто вернется домой. Лучше всего постараться сделать это не позднее рассвета — отец наверняка злится на эту его детскую выходку, и чем дольше оттягивать момент возвращения, тем тягостнее будет последующий разговор. Тем более, что, пробежавшись, остыв и проголодавшись, черногривый ощутил, что вполне уже в силах вернуться обратно и продолжить разговор уже более спокойно. Даже тот факт, что ему никогда не бывать наследником прайда, его больше не тревожил. Что ему эти заботы по сравнению с открывшимися перед ним возможностями... Да, в ближайшие месяцы, пока подрастают его младшие братья, маловато будет времени на то, чтобы ускользать за границы прайда, но потом, когда они станут самостоятельными, возможно, Нео сможет по-настоящему с кем-то из них подружиться. Почти так же, как дружит с Таибу и Клио. Можно будет брать их с собой в патруль, например. А затем, когда они и вовсе перестанут нуждаться в опеке старших — перед черногривым будет открыта вся саванна. Хочешь — оставайся в прайде, хочешь — ищи приключений, где тебе вздумается.
Краткий миг размышлений пролетел уж слишком быстро; Венди испустила такой вопль, что испугалась не только свинья, но и сам Нео, с задумчивым видом уставившийся на открывшийся ему вид — высунувшуюся из-за куста мохнатую свиную задницу, а потому совершенно не ожидавший такой подставы и шарахнувшийся в сторону.
— Ты что творишь! — запоздало спохватился он.
Поздно. Свинья, само собой, догадалась, что сейчас ее будут убивать, и, не тратя времени на вопли — хоть кто-то оказался тут умным (а когда твоей жизни угрожают, приходится быть умненьким) рванулась прочь. Черногривый, понятное дело — за ней.

+2

96

Вообще-то способ охоты Дэна (отец Рыжей тоже не без имени ходит) не всегда провальный, не всегда жертва тут же разворачивается и даёт драпака. Особо впечатлительные особи при фирменном дэновском крике «В атаку, хлопцы!», не закрывая пасти, из которой начинает вываливаться вкусненькая травка, вскидывают голову и усаживаются на задницу, столбенеют (отнюдь не от заклинания, и никакие читы не использовались) и хлопают глазками, мол: «что это такое было!?», а перед ними ещё и громадная рыжая туша возвышается, и бедолаги не успевают прийти в себя, как получат клац-клац по шее. Венди другим способам не учили, но она догадывалась, что надо бы быть потише, потому что другие львицы так и делали: долго кружили вокруг стада, составляли какую-то тактику, рассредотачивались. Долго, но более удачно. Зато отцовский метод требовал меньше времени. Но больше удачи, а это весьма редкое... «что-то». Перед львицей после её выкриков звери тоже иногда ошарашенно замирали, но лишь иногда. Венди везло реже, чем везло её отцу, поэтому она предпочитала посидеть на бережку, полюбоваться закатом (нет), уминая одну-другую рыбину. Она непременно попробует поохотиться как нормальная львица, хоть пока не решила этого, иначе бы та удирающая свинья, возможно, сейчас удирала бы в противоположном направлении, по кусочку в неосвещённые места двух львиных организмов.
Когда Венди приземлилась после громогласного объявления, свинья уже бежала прочь. Кстати о свинке – бегает она даже забавно, и довольно быстро для зверя, который внешне не похож на бегуна. Но так даже интересней, хотя с чувством голода об интересе следует думать в последний момент. Но нельзя унывать! И львица унынию не поддаётся, а мигом бросается следом, шустро перебирая подростковыми лапами. С наступлением ночи бежать должно было бы проще, ведь солнце ушло, прохлада пришла, и способствовать перегреву «дополнительные объекты» окружающей среды не станут. Однако духота вокруг ощущалась. Ну да ладно, пока бежится будем бежать, и Венди пока не ощущает упадка сил и трудностей, и кое-чья удирающая, но не удаляющаяся волосатая попа придаёт уверенности.
– Ты где там застрял? – на выдохе протараторила рыжая, заметив сбоку догоняющую уже знакомую светлую морду. Хотя, может, стоило бы промолчать, потому что слова, произнесённые вслух, забирают больше дыхалки, так сказать, а восстанавливать её пока некогда. Нет, можно, конечно, окликнуть свинью и предложить ей «перекур» на пару минут, наверняка она тоже чувствует усталость. Предложить ей пропустить пару листиков воды за жизнь, обсудить политические проблемы, поругать государство и продолжить общее дело, вернувшись к своим ролям. Но вряд ли она согласится, не стоит тратить силы, тем более впустую.
Пушистый зад ещё не приблизился настолько, чтобы рисковать в прыжок. Эх, жаль, что у Венди или Нео нет суперсилы, тогда один мог бы закинуть другого далеко вперёд, прямо на голову аппетитной тушке... ай, была не была! В следующую минуту эта свинья, может, переключится на другую скорость, третью там или четвёртую, нужно хотя бы попытаться не допустить этого. Львица постаралась вложить побольше силы и совершила попытку взлететь, а пункт назначения – минимум спина впереди убегающего.

Отредактировано Wendy (6 Сен 2016 21:11:53)

0

97

В памяти вдруг непрошенной всплыла первая охота. Нет, не та, когда он спустился со склонов в компании нескольких старших львов, присматривавших за ним, а самая первая. Тогда Нео, будучи еще совсем крохой, залез в кусты и обнаружил там притаившуюся в кучке опавшей листвы мышь. Ни сил, ни умений у львенка тогда еще не хватало, и все, что он мог — это бежать за удиравшей зверушкой, время от времени поддавая ее лапой.
Почему-то сейчас черногривый чувствовал себя все тем же неуклюжим малышом со слишком длинными конечностями, в то время, как его добыча оказалась в разы быстрее и проворнее.

Стой, свинья! Твое дело — стоять смирно, пока мы будем тебя убивать!
Понятное дело, свинье было плевать на то, что львы хотят кушать. Кушать! Она жить хочет! Удирала как проклятая, будто и усталости не знала, к тому же, молча, сосредоточенно сопя, не тратя силы на крики и вопли.
— Ты где там застрял? — а львица, неустанно преследовавшая добычу, вырвалась вперед и, кажется, была недовольна тем, что черногривый медлит.
Самец ничего не ответил. Сейчас он ничего больше не мог сказать: берег дыхание для последних нескольких прыжков. Сил у львов не слишком много, и если им не удастся догнать и завалить чертову свинью в ближайшие пару минут, о позднем ужине можно будет забыть. Придется сделать передышку и прочапать еще пару километров, потому что в округе все животные уже оповещены, благодаря усилиям Венди, о голодных хищниках.
Нео отчаянно хотелось, чтобы эта охота все-таки увенчалась успехом. У него было не так уж много времени — нужно успеть вернуться в прайд прежде, чем его хватятся; пожрать, однако же, тоже хотелось. Живот уже от голода подвело, а может быть, и от нервотрепки. Все-таки переживаний за последние сутки было немало.
Ударить мордой в грязь перед самкой тоже не хотелось. Пусть даже он увидел ее полчаса назад. Хочется же показать, какой он крутой охотник. Выпендриться, принести чертову свинью на блюдечке с голубой каемочкой.
Секунды растянулись в века. Прыжок за прыжком земля сама ложилась под лапы; черногривый бежал пока еще ровно и быстро, разогнавшись насколько мог, и мало-помалу рыжая задница — не Венди, а та, что принадлежала свинье, — начала приближаться. Как ни перебирала ножками несчастная тварь, скорости, чтобы обогнать льва, ей явно не хватало. Ловкости было куда больше. В ход пошли увертки типа резкой смены направления, но и тут особо не везло. Хищников все-таки было двое, и, пытаясь уйти от одного, хрюшка легко могла попасть в лапы ко второму.
Еще несколько шагов по плотной, истоптанной тысячами лап земле, и Нео почувствовал надвигавшуюся усталость. Мышцы заныли — пока еще несильно, лишь намекая, что еще немного, и ему придется замедлиться, а затем и остановиться. Воздух казался горячим и таким плотным, что его можно было потрогать лапой. Не самая лучшая погодка для охоты. Слишком уж душно — немного прохлады не помешает.
Впрочем, остановиться лев не успел. Он как раз оказался поблизости от свинской задницы, и не преминул сильно ударить по ней лапой, толкая животное прямо в лапы Венди.

0

98

Время может замедлиться не только перед самой смертью, «за мгновение до», когда вся жизнь, говорят, подобно фильму перед глазами проходит. Венди сейчас охоту видела будто замедленной, либо же это лишь мысли начали метаться со скоростью света, и оттого всё остальное кажется невероятно медленным. Даже как-то удручающе медленным. Рыжая львица уже успела заметить свой просчёт, а тело её только начинает вытягиваться вслед за свиньёй. Если бы это парнокопытное бежало только прямо, но нет, в последний момент она дёрнулась чуть в сторону. Совсем чуть-чуть, даже не сменила курса, но  точка приземления зеленоглазой сумела сползти с животного на землю... да какого чёрта здесь всё так медленно движется? Ускоряйся  давай, время, львица уже просит второй шанс! Но разве же это на что-то подействует?
Венди мысленно уже переругала всё и вся в округе, но до сих пор не приземлилась. Может, повспоминать о чём-нибудь? Мысленно самка уже улеглась на спину и считает облака. Когда всё замедляется, это так утомительно... Вот бы на пару с мыслями ещё и скорость телодвижений увеличивалась. Не всё сразу, наверное.
Венди предчувствовала, что промахнулась. И это действительно могло быть промахом, если б она сейчас бежала в одиночку, но у неё есть компаньон, который тоже не собирался бездействовать. Благодаря его неслабому удару точка назначения вновь попало в область под названием «свинья». Лапы с вытянутыми когтями на концах растопыренных пальцев потянулись к её аппетитным окорокам, одна за другой. Левая лапа могла бы ударить будущий поздний ужин по ноге, но она только-только прошлась по поверхности кончиками пары когтей. Вот и пустили первую кровь, но ведь этого мало. Когти правой лапы уже сумели вцепиться в «бедро» свинье, и тут уж она умолчать не смогла и всё же взвизгнула от боли. Так получилось, что львица прилетела на землю на левый бок, и парнокопытное немного протащило её за собой, но Венди смогла удержаться за свой «буксир». Ловко перевернувшись на живот, она запустила в свиную плоть когти второй лапы и стала давить, прижимая зверя к земле, зубами вцепилась в её задницу, а своими задними лапами упёрлась в землю, чтоб тормозить. Свинья, сволота, сильная. Но сейчас придёт твоя «Fatality»!

+1

99

Удар, к счастью, удался. Хоть тут не промазал. Нео по инерции проскакал еще несколько метров, прежде чем обнаружил, что и Венди, и свинья, в которую львица намертво вцепилась, затормозили. Как тут не затормозить, когда за твою шкуру цепляется здоровенный хищник, весу в котором чуть ли не вдвое больше, чем в тебе?
Самка упала; шум ее падения был заглушен резким, но коротким визгом свиньи. Впрочем, падение не убавило пыла львицы, так что она продолжала держать животное, отчаянно перебиравшее ногами в попытке спастись.
И у нее могло бы это получиться. Если бы только не Нео, находившийся рядом. Увидев всю эту картину, лев, к счастью, среагировал чисто инстинктивно, не раздумывая. Подскочил к хрюшке, вцепился в нее зубами, обхватил лапами. Начни он думать, что да как — пожалуй, потерял бы драгоценные секунды, и животное могло ускользнуть. Сил на погоню уже не оставалось, так что в случае неудачи львам просто придется вернуться к озеру и остаться там на некоторое время, чтобы отдохнуть.
А времени как раз отчаянно не хватило. Черногривому нужно было не только успеть поохотиться и перекусить, но еще и вернуться домой к рассвету, пока отец не рассвирепел окончательно.
В пасть набилось шерсти. Все-таки опыта у Нео пока было слишком мало: он умудрился ухватить свинью за загривок, мясистый и волосатый, заросший густой длинной гривой. Он ощутил неожиданную боль в лапе: перепуганный поросенок бился за жизнь с отчаянием загнанной в угол крысы, и его мелкие, но довольно острые клыки, торчавшие из пасти, пару раз прошлись по шкуре льва, к счастью, не нанеся серьезных ран, лишь испугав, но не заставив его отпустить добычу.
Еще немного пожевав загривок в попытке прокусить его, черногривый, наконец, осознал, что это бесполезно. Длины его клыков никак не хватало на то, чтобы сломать свинье шею, и хотя по ее шкуре уже обильно бежала кровь, тварь оставалась на ногах и продолжала отбиваться.
Наконец, сообразив, что делать, лев разжал свою хватку, обнаружив себя с длинной, слипающейся от крови черно-рыжей бородой, торчащей из пасти. Времени на брезгливость, впрочем, не было, и Нео просто перехватил свинью по-другому, вцепившись на этот раз в ее горло.
Вот это было куда удобнее! Самец ощутил прилив сил и всплеск какой-то дикой жестокости, когда его клыки пронзили мягкую плоть. Свинка конвульсивно дернулась в его лапах, отчего хищник машинально стиснул челюсти еще сильнее, рыча сквозь зубы и радуясь своей, пусть небольшой, но все же победе. На сей раз удар был верным и точным, так что не прошло и нескольких минут, как хрюшка затихла, вытянувшись на земле.
Только теперь Нео поднялся, отпустив ее, и лапой принялся брезгливо извлекать из пасти набившуюся туда волосню.
— Неплохо вышло, — небрежно заметил он чуть погодя, обнаружив, что его морда и грудь еще и обильно заляпаны кровью, — только вот... зачем ты так кричишь? Добыча пугается громких звуков, и чаще всего просто разбегается. В этом деле лучше вести себя тихо до последнего, пока уже не запустишь в нее зубы.

+1

100

Теперь уже со временем всё было в порядке, никто не тормозил или, напротив, не мчался сломя голову со скоростью света в космос и обратно, «разрезая» атмосферу. Хотя сейчас, возможно, для этого было самое время. Пока Нео душил свинью спереди, задняя её часть активно дёргала ногами, острыми копытами рыхля землю и колотя ими по грудной клетке Венди. В итоге, конечно, ничего серьёзного. Вряд ли хоть одна охота оканчивается хотя бы без одного ушиба. Но можно было бы представить, что свинка своим копытом может раскроить черепушку, мозг вывалится, сердце остановится, и почему бы не просмотреть всю свою жизнь напоследок, замедлив время. Бла-бла.
Когда зверь перестал дёргаться, львица отпустила его, села, и принялась отплёвывать от шерсти, которая и в её пасть тоже угодила, а когда во рту стало более-менее привычно, с минимум чужих шерстинок на языке, Вен без церемоний вцепилась туше в живот и немного набила мясом свой собственный желудок, съев пару кусков. Только добравшись до еды можно понять, насколько был до этого голоден, и рыжая поняла силу своего голода, и он оказался куда сильней, чем она думала. Львица бы целиком засунула эту добычу себе в пасть и проглотила бы её не разжёвывая, если бы только она была способна на такое, и если бы Венди растеряла все остатки приличия, которые присутствовали в ней, ещё формирующиеся или уже оставшиеся от того что было.
– Неплохо вышло. – Несколько рассеянно повторила за львом Венди, шустро прожёвывая свеженькое мясцо. Наверное, она даже и не заметила своих слов. М-м-м, свинина ещё никогда не выглядела так аппетитно. Может, когда-нибудь она будет выглядеть ещё лучше, но на данный момент именно эта – самая вкуснятина.
– Да-а, я видела, как львицы тихо подолгу кружат возле стад и их, бывало, вычисляли до начала атаки. Так быстрей, и нас так учили. В другой раз постараюсь быть тише, приму это к сведению. Хотя иногда заяц какой-нибудь в ступор да встанет. От неожиданности и испуга.
Зеленоглазая ухватила ещё кусок.
– А в твоём прайде так никто не делает, да?

+1

101

Дружно отплевавшись от шерсти, львы приступили к еде.
Вернее, приступила Венди: похоже, она так изголодалась, что не могла больше ждать. Нео посмотрел на нее даже с каким-то умилением во взгляде: стоило посмотреть на то, как жадно и в то же время аккуратно она ест, отрывая куски мяса, жуя торопливо, но все-таки тщательно.
На третьем проглоченном ей куске черногривый все-таки спохватился. Чего ждать-то? Добыча лежала перед ним, впервые самостоятельно добытая им туша — и ей нужно было отдать должное.
Так он и сделал. Вгрызся в нее с другого бока, упираясь лапой с выпущенными когтями и отдирая лоскуты мяса, которые, быстро жуя, проглатывал. Еда казалась ему невероятно вкусной, должно быть, именно потому, что была добыта им.
— Агаааа,— протянул он, на миг оторвавшись от еды и блестящими от удовольствия глазами взглянув на собеседницу, — заяц, может быть, и встанет, а вот более крупные животные бросаются бежать, или в атаку, что еще хуже. Особенно если это какой-нибудь буйвол. А зайцем прайд не накормишь.
Он неожиданно фыркнул в тушу, обрызгав лапы кровью.
— Знаешь, я как-то сделал подобным образом, когда был помладше. Меня учили охоте. Получил в итоге по ушам, ну и добычу всю распугал, конечно. В тот день мы так больше и не смогли ничего поймать.
Еще один кусок исчез в его пасти.
— Но мы тоже так делаем, только по-другому. Один рычит — а остальные в засаде ждут, когда напуганные животные прибегут прямо к ним.
Он вздохнул. Охота подошла к концу, и, хотя была еще середина ночи, не за горами время, когда ему придется вернуться обратно в прайд. Сейчас, впрочем, пробежавшись, растратив энергию и затем подкрепившись, Нео чувствовал себя гораздо лучше. Глухая злость на отца и на весь мир будто куда-то ушла; хотя тоска по матери все еще жила где-то в его душе, она тоже будто потухла, как угли покрываются слоем пепла, тихонько прогорая, но уже не обжигая. Кто знает, если не раздувать их — то они мирно потухнут, не оставив ничего, кроме золы, разлетающейся по ветру.
— Ну а ты, — лев вернулся мыслями к своей спутнице, — живешь одна, верно? Ты никогда не думала о том, чтобы присоединиться к прайду?
На минуту ему отчаянно захотелось, чтобы она приняла это за приглашение. Конечно, предлагать такое было рискованно: зная, что вокруг свирепствует чума — кстати, Нео только что сообразил, что они не только убили животное, которое могло оказаться больным, но и вволю наелись мяса, — Нари наверняка не захочет пускать на свои земли посторонних.
Отстранившись, самец осторожно оглядел добычу, но ничего подозрительного не заметил; пахла она тоже достаточно хорошо, так что, помедлив, он успокоился и съел еще немного. Может быть, на этих землях чумы еще нет, или никогда не было? Хорошо, если так. Вот бы уйти со склонов на время, пока болезнь не схлынет. Почему-то черногривый совсем не боялся за собственную жизнь — может быть, потому, что в силу своего юношеского максимализма верил, что его зараза обойдет стороной, — а вот мысль о брате и сестре, которые тоже могли заболеть, заставляла его встревоженно прижимать уши к голове. Зря все-таки он убежал, зря. Нужно вернуться.

0

102

Африканская но-о-очь, полный живо-о-о-от, здесь еда и вода с тобою всегда как толстенький кот.
На сытый желудок и живётся веселее. Жаль, это веселье не так-то просто добыть, а халявщиков никто не любит. Ну почти, детёнышей вот обычно любят, а ведь они те ещё потребители всего, что даётся им на готово. Так ли это честно? Они ведь умеют бабочек ловить, термитов давить, им бы этого могло хватить. Наверное. Ну да ладно, что уж тут поделаешь, остаётся думать или знать, что они ещё попахают как следует, когда подрастут.
Венди ещё немного пожевала свиную ногу, решив удариться в воспоминания о доме, хоть назвать её сильно чувствительной нельзя, а уж сантименты – это вообще не про неё. Но ладно, пускай повспоминает немного родные рыжие морды, смурные и весёлые. Там было весело, с друзьями и семьёй, неординарными методами отца и подколами с бандой над сопрайдовцами. И хватит на этом, пожалуй. Тем более что кусок уже прожёван и проглочен.
– Ладно-ладно, капитан, ошибка подлежит признанию и пониманию. Пока еда жива, надо молчать, а как помрёт, там и анекдоты потравить можно. В голос.
Львица подняла взгляд, чтобы посмотреть, что там наверху интересного появилась, но ничего такого не увидела, и зевнула. После того, как желудок получил хорошее подкрепление, появилось желание вызвать другое подкрепление, уже для мозга и тела в виде сна и отдыха. Хотя вроде ночь – это время, когда властвуют кошки, большие и малые. Ну, не во всём же природе подчиняться.
– Но мы тоже так делаем, только по-другому. Один рычит – а остальные в засаде ждут, когда напуганные животные прибегут прямо к ним.
– Так ведь так и затоптать могут? Неприятность может получиться. Случалось такое наверное?
Потом львица смотрела, как Нео несколько странно оглядывает полусъеденную тушу, и думала над его последним вопросом. Она покидала свой прайд для того, чтобы покорять просторы с друзьями, и потому, что границы, называемые домом, довольно сильно стесняли в свободе действия. Однако это лишь подростковые хотелки без осознания суровой действительности. На деле всё не так просто, как представляется, но и не так сложно, как начинает думаться, когда впервые кусаешь самостоятельную жизнь. Сложности в начале могут заставить опустить лапы и окунуться в рутину, или вернуться в неё.
– Были такие мысли, конечно. И даже сейчас проскользнула. И она неплоха, думаю. Ты ведь из прайда, у вас найдётся немного места? А что не так стало с этой свиньёй?

+1

103

Кажется, львицу не особо смутил тот факт, что она чуть было не упустила добычу из-за своей странной привычки орать во всю глотку. В конце концов, не упустила ведь, вот и брюхо они оба уже набили. Черногривый одобрительно кивнул словам самки; теперь они оба выглядели немного сонными. После хорошего обеда неплох и хороший сон, но этого, пожалуй, Нео никак не мог себе позволить. По крайней мере, не на чужих землях. Вот вернется домой, поговорит с отцом — и отправится спать куда-нибудь в укромный уголок пещеры, или прямо на общей поляне завалится спать в кустах. Лапы немного ныли от усталости, а мысль о том, что придется еще возвращаться обратно, заставляла самца отчаянно желать превратиться в какую-нибудь птичку, чтобы взмахнуть пару раз крыльями — и на месте.
Венди с готовностью поддержала идею присоединиться к прайду, и льву стало неудобно вдвойне. С одной стороны, вроде как уже намекнул на это, причем самостоятельно — за язык никто не тянул. С другой стороны, напрямую не говорил, да и получится ли это? Будет весьма неловко, если патруль развернет их обоих уже на границах. Конечно, Нео, знавший земли прайда очень даже неплохо, мог найти лазейку и провести самку с собой, но не может же она жить у Килиманджаро, вечно скрываясь от патрулей. И что, если она вдруг больна? Или, того хуже, что, если кто-то из прайда заразит ее? Пока что черногривый знал наверняка лишь об одной заболевшей львице прайда, но он ведь не лекарь, верно? И не охотник. Его дни проходили в ленивых играх с братом и сестрой и редких вылазках на обход территории в сопровождении взрослых. Хотя специально от них никто ничего не скрывал, так уж получилось, что большая часть информации о состоянии заболевших и их количестве проходила мимо Нео.
— Есть одна небольшая проблема, — наконец, проговорил лев, старательно подбирая слова, чтобы не напугать собеседницу чрезмерно, — вернее, большая проблема. Во всю саванну. Если ты еще об этом не знаешь, то в окрестностях бушует чума. Животные заболевают и умирают в течение нескольких дней. От добычи тоже можно заразиться, если укусить ее или даже просто пить одну и ту же воду с ней. Может быть, даже если находиться с ней рядом долгое время — хотя я не представляю, как те же самые кабаны потерпят меня поблизости от своего убежища. А я совсем забыл убедиться, что свинья здорова, прежде чем ее грызть. Хотя сейчас вижу, что все в порядке — на ней нет ничего подозрительного, а у больных животных появляются темные пятна на шкуре, на животе, в основном. Да и бегала эта хрюша так быстро, что только здоровому такое под силу.
Он сделал небольшую паузу, пытаясь понять, не принимает ли он желаемое за действительное. Но нет, на рыжей шкурке не было ни малейших признаков пятен, и никакого подозрительного запаха он тоже не ощущал.
— Так вот, именно поэтому в наш прайд сейчас не пускают чужаков, — подняв морду и глядя прямо на Венди, продолжил самец, — хотя я был бы рад, если бы ты к нам присоединилась. Хотя, сказать по правде, я и сам не должен был уходить за границы. Отец, наверно, шею мне намылит, когда вернусь, и будет прав.
Он кривовато, неловко ухмыльнулся.

0

104

– Н-да-а-а, серьёзные у вас здесь дела творятся, – чуть призадумавшись протянулся Венди.
Услышав о чуме, львица оставила свои шуточки, или что у неё там было. Не то чтобы она сильно помрачнела, испугалась и стала тревожиться о собственном здоровье, но видом она посерьёзнела, всё-таки и ситуация серьёзная гуляет по округе, как оказывается. Хотя сейчас зеленоглазая припомнила, что видела по пути в эти земли несколько нетронутых трупов с тёмными пятнами. Она тогда и не задумывалась о чуме, потому что мало про неё знает и почти ничего не слышала об этой заразе, но благо Вен хватило ума долго не задерживаться возле таких экспонатов, не прикасаться к ним, а пройти мимо.
Выслушав Нео до конца, львица невольно бросила взгляд сперва на тушу, выискивая на ней «те самые» пятна, затем взглянула на себя, а потом и на льва. Венди подумала, что, будь она чем-либо заражена, она бы это как-нибудь почувствовала, поняла. Ничего подобного, по крайней мере в данный момент, нет. Она ощущает себя здоровее всех здоровых.
– О, вот как, не пускают, значит. Что же, это верное решение. В такой ситуации лучше перестраховаться.
Венди не строила скоропалительных обширных планов на будущее при всякой возможности, а потому такая новость, преподнесённая после того, как она задумалась о прайде, не сильно её огорчила. К тому же она не из любителей сидеть на одном месте. Однако и не противник этого. Но зов приключений, пожалуй, всё же сильнее этого, и если бы сейчас всё повернулось так, что львица в итоге оказалась в прайде, в котором проживает Нео, навряд ли она задержалась бы там надолго, и вскоре всё равно покинула бы его. Или же её выгнали, ведь не устраивать «подлянок» она вряд ли сможет, по крайней мере до тех пор, пока не повзрослеет.
– Что ж, – заговорила Венди, переводя взгляд с Нео за горизонт, – там ещё много чего интересного. Много того, чего я ещё не видела. Почему бы всю жизнь не посвятить путешествиям. Или даже приключениям. Хе-е-ей...
Львица вновь посмотрела на нового знакомого, чуть-чуть прищурившись.
– А ты ещё не задумывался о новой жизни? Ну, знаешь, парни ведь рано или поздно покидают родное гнёздышко? Обычно. Вроде. В одиночку ходить совсем не то, а вот исследовать новые земли в компании – самый сок. Но кому как, конечно. А мы с тобой вроде сработались, судя по охоте. Неплохая команда получилась бы: я ору, а ты спасаешь положение.
Венди ухмыльнулась.
– Что скажешь, капитан?

+1

105

Сказать по правде, Нео немного опасался, что львицу обидят его слова. В самом деле, поманил прайдом, а потом слился в туман, дескать, прайд не мой, король не я, решать не мне. Но Венди отреагировала на это достаточно спокойно и даже весело, будто ничего особенного не случилось. Странно, но это заставило черногривого устыдиться еще больше.
Лев мотнул головой.
— Да... Пожалуй. Команда бы получилась — заглядение. Но я все-таки откажусь. Очень хотелось бы, но отец ждет моего возвращения... У него куча дел в прайде, и еще подрастают маленькие львята, ему понадобится моя помощь. А я не хочу его подводить.
Улыбка получилась немного невеселой, хоть и искренней. С одной стороны, Нео действительно манило неизведанное: перед ним сейчас лежал весь мир, и Венди была квинтэссенцией этого мира: свободолюбивая молодая самка, которая ходит, куда ей вздумается и делает, что ей вздумается. Самому Нео это было недоступно, разве только изредка, в те моменты, когда у него появится возможность снова выйти за границы территории. Он нужен был в прайде. Мысль эта немного отдавала горечью, и все же черногривый не жалел о том, что ему предстоит вернуться, хотя и знал, что всегда будет разрываться между домом и свободной жизнью, между своим долгом и естественной потребностью делать то, что хочется, а не то, что нужно.
— У нас не все самцы покидают прайд, когда вырастут, — продолжил он; ему вдруг вспомнился Морох и его уход — вот уж подобного Нео для себя не хотел; впрочем, он был уверен, что до этого не дойдет никогда, — территория большая, и отец не может контролировать ее в одиночку, — он не собирался говорить о том, что его отец стоит во главе прайда, но забывшись, все же рассказал и об этом: разговаривать с Венди отчего-то было так легко, что слова шли на язык сами собой, — поэтому несколько патрулей, состоящих из взрослых самцов, регулярно обходят границы, — а он сам — отличное подтверждение тому, что даже патруль бессилен против того, что по-настоящему хочет войти на территории... или выйти.
Мысли льва обратились к делам прайда. Хотелось ему этого или нет, а он был искренне привязан к дому, вот и сейчас задумался о том, что предстоит ему в ближайшие дни. Отец наверняка пошлет его со старшими патрулировать территорию, а может быть, и еще какое задание придумает. Лишь бы не оставил сидеть с младшими: для Нео, достигшего полутора лет, сидеть в пещере с малышней было просто скучно.
— Знаешь, у нас недавно один лев ушел из прайда, — вдохновленный тем, с какой легкостью слова приходили к нему, черногривый готов был выложить самке даже собственную биографию во всех подробностях — лишь бы она была готова выслушать, — правда, перед этим он подрался с отцом и пытался его убить... Нехорошо, в общем, получилось. Получил по заслугам, — в голосе самца, который впервые рассказывал эту историю кому-то, кто о ней не знает (а в прайде, само собой, об этом знали все), невольно послышалось осуждение: Мороха он и так не любил, а уж после драки с Нари — и подавно.
---→ Саванновый лес

Отредактировано Нео (9 Мар 2017 09:54:14)

+1

106

А вот теперь, наверное, впервые за последнее время, Венди стало обидно. Хотя нет, это неправильное слово... огорчилась? Да, пожалуй, вот это слово больше подходит. Не то чтобы это огорчение было сильным, но заметным, причём для самой львицы. Правильно ли она поступила, покинув родной прайд? Там у неё всегда были друзья, буквально под боком, а «здесь», в самостоятельной жизни, найти их почему-то – проблема. Ну, друга «на постоянной основе» найти действительно не просто. Такого, чтобы и в огонь, и в воду, и в зебру по уши зарыться в любом уголке саванны. Но, может, у Венди всё ещё впереди, ведь она самостоятельная, так сказать, «без году неделя». Только-только ступила на этот путь, а впереди ещё годы различных троп, если повезёт.
– Понятно. Семье надо помогать.
Заметив преданностью Нео к своей семье, львица даже задумалась о своей. Насколько эгоистичным было её решение уйти? Да достаточно. В основном только о своём удовольствии и благополучии она в тот момент и думала, а позже лишь изредка вспоминала о своих родных: «всё у них, надеюсь, хорошо». А сейчас она задумалась о том, насколько, наверное, нелегко её отцу приходилось со своими детьми, а сейчас он в одиночку должен следить за сыновьями. Конечно, может такое быть, что ему это воспитание действительно даётся легко, Венди не припоминает усталости за отцом. Но львице стало несколько стыдно от того, что раньше она не допускала подобных мыслей, что лев не каменный и что ему не помешала помощь, может, именно сейчас. Ранее Рыжая не замечала особой привязанности к дому и семейству, и сейчас ей стыдно и за это тоже. Просто заметив отношение Нео к его семье, она решила, что такое отношение должно быть у всех. А у неё такого нет, и, значит, это неправильно. Нужно ли исправляться? Стоит ли ей подумать об этом и вернуться домой, и подождать немного, пока её браться вырастут, и уже потом жить для себя?
Чёрт, непривычно прогонять в голове такие мысли. В такие моменты можно подумать, что Вен себя совсем не знает. Или что она меняется.
– У нас тоже был подобный случай, – львица немного приободрилась, – когда я была совсем маленькой. Только на нашего вожака напал лев извне, чужак какой-то. Ему тоже знатно уши надрали, мягко говоря.
– Нуу, – протянула Венди, почёсывая подбородок, – хе, знатная была охота. Я запомню твои советы.
Она поднялась, отряхнулась от капель, успевших накапать на её шкуру.
– Пора. Ещё свидимся, загляну к вам, когда всё успокоится. Повторим нашу охоту, а? Удачи.
И пошла. Резкие прощания? Как она могла бы про себя сказать: могу, умею, практикую.
------->в неизвестном направлении

+1

107

Со стены, через пещеру →

Спуск был быстрым, местами болезненным и дико скучным. О, и пару раз одна толстая рожа даже застревала в витиеватых ответвлениях основного пути, желая утолить своё любопытство. Утолил и обрел еще пару новых царапин на своей серой роже и пушистых ушах. Что там говорила мать про поведение сына? Ничего она не говорила, лапа на мордашке мешала.

- Бррр, - капский буквально выкатился из пещеры и бухнулся на правый бок, спешно оглядываясь по сторонам; этого позора никто не увидел.

- Ехехехехе, - послышалось с неба и самец смачно выругался под нос.

Почти никто... На лапы поднялись быстро, отряхнулись от пыли и мелких камушков, сплюнули на землю кислую слюну. Воздуха свежего в пещере не хватало от слова "совсем", но проветривать её в планы Шенью не входило, а вот присвоить - запросто. Этим капский и занялся, прикрывая сухими ветками и кусками мха со скалы прямой выход на верх.

- Шенью, там твоя дорогая дочь обожралась и дрыхнет, - как бы между делом докладывает Хаябуса меняя высоту полета, - может обратно уже, а?

- Еще немного, пернатый, - хмыкает самец и решает пойти на звуки воды, медленно приближаясь к водопаду.

Конечно, львы купаться не любят, но после той пещеры Шенью почти с урчанием опустил морду под один из слабых потоков воды, наслаждаясь прохладой и снижением уровня пыли в своей шерсти.

- У нас тут чуда, забыл?

- Если умру, так хоть чистым, - пытаясь отряхнуться от воды и покрывая всё вокруг каплями, самец ухмыляется и оставляет очередные метки. Пить он задолбался, да. Но жидкость ему еще пригодится впереди, - пошли, впереди укрытие вижу, мне надо отдохнуть.

->Уступ под стеной.

0

108

Уступ под стеной< ---

Рените и правда стало намного лучше, даже когда она сделала всего первые пару шагов из пещеры. Лапы нуждались в движении, тело просто устало и каменело вечно лежать и сидеть, почти не проявляя какой-либо активности. Да, конечно, сейчас ей нужно было беречься и не переутомляться, но Рена действительно скоро срастется попой с этой пещерой, если не будет выходить хотя бы раз в несколько дней. Вечерний прохладный воздух отрезвил, плотный туман ложился на темную шкуру, гоняя мурашки и заставляя счастливо ежиться. Не будь живота, она бы сейчас укушенной в попу газелью поскакала по ступеням, снося мордахой кусты и даже попыталась бы нести небольшие деревья, а потом жаловалась, что у нее колючки на носу. А так… А хотя она и так чутка попрыгала, разминая затекшие лапы, перепугав до полусмерти мышей в норе.

Рена никогда не была здесь вечером и тем более ночью. Все казалось совершенно другим. Последние лучи солнца впивались в водопад, играя в его каплях причудливыми цветами, придавая воде сходство с живым огнем, который бросается вниз со скалы и рассыпается внизу, разбиваясь. Красиво, завораживающе. Сюда стоило бы приходить каждый вечер только благодаря этому зрелищу, пусть и туман все изрядно портил, на что львица отфыркивалась и дула себе под нос, явно пытаясь таким образом его сдуть. Получалось, скажем прямо, не особо. Но вот последний луч утопает, исчезая в толщине воды, и красота исчезает вместе с ним. Водопад продолжает шуметь, разнося прохладу, но уже без своего солнечного огня.

С наступлением темноты повылазили и ночные жители в виде светлячков. Жужжа крыльями, они кружили вокруг и иногда садились даже на Рену, щупая мелкими лапками ее мягкую шкурку и освещая яркими тельцами. Но из-за плотного тумана светлячки были лишь какими-то размытыми огоньками, Рена снова попыталась сдуть противный непрозрачный воздух, но это снова ничем логическим не кончилось и львица решила оставить его в покое. Пока что.

Несколько раз пройдясь языком по пушистой груди, и едва не слопав зазевавшегося светлячка, молодая лекарша наконец посмотрела на мужа. Задорные огоньки в ее серых глазах почти мигом погасли, она снова вспомнила о том, что изо дня в день беспокоило ее в пещере. Пушистые уши слегка опустились.

- Шенью, как думаешь, я стану хорошей мамой? - негромко спросила Ренита и села, положив одну из передних лап себе на округлый живот, но там снова была только тишина. Ни толчков, ни движения. - Я стараюсь учиться у Цэрэн, но у меня почти ничего не получается. Мне кажется, что я не смогу позаботиться о наших детях, потому что сама еще почти ребенок… И они не полюбят меня, когда родятся.

Она немного помолчала, обдумывая дальнейшие слова. Трудно было говорить, хотелось сменить тему, но Рена понимала, что молчать у нее больше нет сил. Она просто сойдет с ума одна в своих переживаниях. Но они были вполне естественными, потому что как не крути, а Ренита была еще совсем молодой львицей, едва переступив порог подростка. Вышла замуж за взрослого, матерого льва, которого любила всем своим существом. А сейчас уже готовиться стать мамой, но не была уверена, что у нее это получится.

- А еще они… Они ни разу не толкнулись, Шень. Ни разу. Цэрэн говорила, что на таком сроке уже должны быть слабые и нечастые толчки, но я совсем ничего не чувствую. Меня это очень сильно беспокоит, вдруг с нашими детьми что-то не так? Вдруг они болеют… Или слабые… Или еще что-то… Вдруг они родятся не совсем здоровыми? - договорив, Рена осунулась, став меньше, чем была на самом деле. Она очень боялась того, что своим юным возрастом может навредить детям. Конечно же Шенью сейчас посмеется над ее страхами, но молчать лекарша действительно больше не могла.

+3

109

→ Уступ

Туман. Просто прекрасно. Именно ночного тумана и не хватало Шенью для полного счастья. У него итак под боком обитает изведённая собственными думами, жена, так теперь еще и оказаться слепым… Без Хаябусы. Фенрир даже тут ничего не сделает на пару со своими духами, что шепчут ему всё и обо всем в зоне одной открытой местности. Вздыхая, тем самым лишь немного разгоняя от себя молочный и влажный туман, матерый перевел отчасти уставший взгляд на Рену. Наблюдая за тем, как та разминается и пытается поймать на нос пару светляков, а одного в последствии, чуть не сожрав с собственной груди, продолжает умывать себя. Боится начать разговор? Возможно, да и сам Шенью был не очень рад говорить о том, о чем не было желания говорить изначально.

- Шенью, как думаешь, я стану хорошей мамой?

Что и следовало ожидать, вот уже и полезла через край вся взволнованность Рениты. Она смотрелась сейчас если не грустно, то растерянно и разбито. Да и что мог сказать ей Шенью, который нормальным отцом для погибшей дочери так и не смог стать. Он фыркнул и тряхнул влажной гривой, перевел взгляд с мордашки жены куда-то вперед, откуда доносился звук тяжело падающей воды.

- Я стараюсь учиться у Цэрэн, но у меня почти ничего не получается. Мне кажется, что я не смогу позаботиться о наших детях, потому что сама еще почти ребенок… И они не полюбят меня, когда родятся.

- Временами я поражаюсь тому, насколько быстро ты можешь накрутить себя с пустого места, детка, наши дети еще даже носа из тебя не показали, а ты уже боишься стать для них хорошей матерью. Единственное, чему им, - Шень сделал уклон именно на местоимение, - стоит бояться, так это твоей излишней опеки. Ты уже сейчас готова показываешь себя, как мать с обостренным желанием оберегать детей от всего. Будь то другой львенок или проползающий мимо муравей. Пойми, с такой наследственностью, львята будут не только здоровыми, но и будут тебя любить. Как любой новорожденный любит свою мать только за то, что та дала ему жизнь. Остальное уже будет зависеть от того, захочешь ли ты стать им не только матерью, но и другом, способным выслушать, дать совет и понять.

Прервавшись, капский подошел к жене ближе и положил лапу на её объемный живот. Там, под слоем шерсти и кожи, под слоем мяса развивались его дети, которые могли родиться такими, каков был Шенью. И именно это пугало матерого больше, чем что-либо иное на данный момент.

- Не стоит равняться на других, Рена, наши дети просто не хотят мучить свою мать сильными пинками, ведь они явно не буду маленькими, так что наслаждайся тем, что ночами спишь спокойно, а не хныкаешь мне в гриву от шевелений детей в твоем животе. Не так давно, когда мои племянники должны были открыть глаза, ты должна была видеть, как не только я и Цэрэн, но и Мунх с женой заметно напряглись и выдохнули, как только увидели белые склеры. Мои глаза – это не просто наследие, не просто что-то ненормальное или выходящее за рамки любого ненормального. Мои глаза – это проклятие, Рена, какого я не хочу нашим детям. Я не хочу, чтобы их новорождённое сознание столкнулось с миром духов, как только они окрепнут и откроют глаза. Я столько лет избегал того, что несет в себе дар моих предков, но в итоге вернулся к нему и принял его. Вкусил крови льва, когда одна львица, еще в Оазисе попросила призвать свою сестру из царства мертвых. Сложно не быть каннибалом, когда всё твоё нутро именно этого и требует. И если именно такими родятся наши дети, мне придется воспитывать их именно так, как я посчитаю нужным. Не позволю наследию захватить их головы настолько, чтобы они превратились в подобие одного из моих маниакальных братьев.

+6

110

Ренита молча сидела и послушно слушала, когда Шенью успокаивал тревогу в ее сердце. Он ведь был прав и, наверное, сейчас действительно стоило радоваться, что котята слишком ленивы для каких-либо движений и пинаний, потому что, учитывая габариты своих родителей, размером они будут далеко не маленьким. Милая и боевая дочка или храбрый и самоотверженный сын. Один или двое, может быть даже трое, мальчик или девочка, или сразу вместе. Рените было все равно, она безмерно и искренне любила своих детей и желала им только одного: чтобы они родились здоровыми и чтобы росли счастливо и беззаботно.

Когда матерый подошел и коснулся ее живота, львица облегченно выдохнула. Нет, зря она переживала. Котята будут любить ее и будут любить своего отца, который тоже с нетерпением ждет их появления на свет, пусть и слишком горд, чтобы открыто это выразить. В конце концов, видела в его глазах интерес, любопытство и нетерпение, когда он смотрел на округлый живот. Она заулыбалась и уже хотела сказать, что Шень действительно во всем прав, да вот только не успела…

- Мои глаза - это не просто наследие, не просто что-то ненормальное или выходящее за рамки любого ненормального.

Лекарь нахмурилась. Ей не нравилось то, какое русло приобретал разговор. Конечно же Рена хотела, чтобы дети переняли всего по чуть-чуть от родителей, пусть даже это будут черные папины белки, но вот только, судя по всему, сам папа этого не особо-то и хотел. Но почему? Что в этом такого? Да, малыши Цэрэн родились с белыми склерами, но это никак не повлияло на их здоровье. Они, как и обычные львята, были веселы и жизнерадостны.

- Мои глаза - это проклятие, Рена, какого я не хочу нашим детям.

Вздрогнула. Испуганно распахнула глаза, фактически чувствуя и слыша, как внутри у нее все обрывается. Как сердце проваливается в желудок и там прекращает биться. Дыхание львицы участилось, когда она осознала и следующие слова Шенью, он говорил про кровь, про смерть, про все ужасы семьи, которые никогда ей не рассказывал. За все эти месяцы ни разу подобного не рассказывала и Цэрэн… И теперь Ренита понимала почему. О таком и правда лучше молчать.

И все это из-за проклятия черных склеров? Благодаря им львы семейства Шенью видят и общаются с духами? И не только это, но и многое другое, что обычному льву, той же Рене, очень сложно было представить и понять. Она и не пыталась на самом деле, ведь сам Шень был другим. Его сестра была другой. Но даже это не успокоило, ведь следующая фраза добила Рену окончательно.

- И если именно такими родятся наши дети, мне придется воспитывать их именно так, как я посчитаю нужным.

- Но… но…

Нижняя губа львицы предательски задрожала. Она отстранилась, даже трусливо попятилась, не отрывая полные слез глаза от мужа. В горле клокотало и Ренита грозилась каждую секунду просто зареветь в голос, но сдерживала себя, пусть и не без труда. Не верила, не хотела верить во все услышанное, это была какая-то злая шутка!

- То есть… - она всхлипнула. - То есть если наши дети примут твое наследие, ты станешь воспитывать из них безэмоциональные бревна? Тогда чем ты будешь лучше львов из своего прайда?.. Даже не попытаешься узнать, проверить, а сразу станешь лепить послушных отпрысков, как только увидишь черные глаза? Но это наши дети, Шенью! - не сдержалась, заплакала, но продолжала смотреть на льва. Ее трясло, голос то и дело прерывался на писк, по щекам струились соленые слезы, впитываясь в мягкую шерсть. - Я думала, что все это для тебя не имеет значение, думала, что тебе все равно на цвет шкуры или глаз… Я понимаю твои опасения, но это не повод говорить то, что сказал ты! Если они родятся с черными белками, то ты не будешь любить их? Не захочешь даже посмотреть на них, да?.. Будешь для них строгим учителем, а не отцом… Будешь каждый раз ожидать какого-то ужаса от них, а меня ненавидеть за то, что я родила таких детей…

И вот она уже плачет в голос, закрыв морду лапой, словно бы пытаясь спрятаться от всей этой ужасной правды. Не хотела такого будущего для своих детей, не хотела, чтобы родной отец видел в них монстров, а в ней - никудышную львицу, которая не смогла родить нормальных в его понимании наследников.

+4

111

Конечно… Этого следовало ожидать изначально, ведь беременный мозг просто не может впитывать информацию так, как её ему преподносят. А уж мозг беременной Рены, которая сама себе проблемы находит, а потом сама от них страдает – это вообще та еще странная губка. И это наверняка звучало бы оскорбительно, скажи это Шенью вслух. Но! Вслух он лишь вздохнул и закатил глаза, бранным словом вспоминая умершего отца и отца его отца, а потом и отца его отца его отца. Потому что именно из-за этой наследной чехарды Шенью и оказался в этой самой жопе, которую сам должен будет поиметь как можно скорее, пока жопа не поимела его.

- Рена, хватит, - грубо обрывает её слезы и сопли матерый, сверкая на жену чертовски серьезный и задолбанным взглядом. – Хватит думать хвостом, женщина, я и думать не смел о спартанском воспитании наших детей, это может повлечь последствия намного более страшные, нежели забивание слоновьего члена на их воспитание и обучение. Мне придется следить за отпрысками еще более пристально, нежели родители следят за своими детьми обычно, мне придется с раннего детства открыть им глаза на их суть, если их склеры будут черны и мне, - делая упор на самого себя, продолжал говорить Шень, - придется винить самого себя, если наши дети изберут путь моего прайда. Путь каннибалов и проклятых львов.

- Будешь для них строгим учителем, а не отцом… Будешь каждый раз ожидать какого-то ужаса от них, а меня ненавидеть за то, что я родила таких детей…

Шаман взвыл и громко сел на задницу, прикладывая влажную и не совсем чистую лапу к морде. Он устал, он чертовски устал за это долгий день и хотел отдохнуть ночью хотя бы пару часов, тем более, когда всё плато окутал такой туман. Ну кто попрется в такое молоко гулять? Да идиоты только и попрутся.

- Рена, мой отец был строгим учителем и потому просто отмахнулся от меня, когда я отказался слушаться его и повиноваться крови. И он отчасти ненавидел мою мать, ведь она родила того, кого нельзя было выкинуть из семьи, и кто продолжал эту семью позорить. Так что перестань, слышишь, перестань видеть во мне тирана, который будет клеймить детей монстрами только за то, что они переняли мою кровь, - под конец Шенью едва ли не рычал на супругу, но сдерживался, отдавая себе отчет в своих действиях.

- Я люблю тебя и наших будущих детей, Ренита, и ничего из того, что ты сейчас пропищала делать даже не собираюсь. Так что хватит добавлять влаги этому туману и перестань мучить детей своим состоянием.

+2

112

Ренита слабо верила в происходящее. Точнее не верила совсем, хотела, чтобы все это оказалось просто дурным и страшным сном; откроешь глаза - пуф, все исчезнет, испариться и забудется, они окажутся в родной пещере, сонные и счастливые. Она крепко зажмурилась, не обращая внимания на слезы, а потом снова медленно открыла глаза, но… Ничего не пропало. Все оставалось прежним.

Хотела открыть рот, сказать что-то, но рявк мужа заставил ее замолчать и снова отступить на шаг назад, прижимая уши к голове и опуская голову. Может быть она правда дура, просто молодая львичка, которая не понимает простых и очевидных вещей?.. Сейчас Шенью отчитывал ее так, точно не мужем был, а строгим отцом, вбивающим в ребенка простую истину, которую ему давно пора знать. Рычал, злился, рявкал, заставляя Рену опускать голову все ниже, пока морда не оказалась на уровне плеч. Слезы молча стекали по темному носу и падали на траву, сказываясь крупными бусинами.

Она не могла смотреть на него… Боялась. Боялась смотреть и говорить что-либо, потому что он был прав и подобная истерика может плохо сказаться на детях. Ренита честно пыталась взять себя в лапы, но у нее банально ничего не получалось из-за черной тучи ауры мужа, которая давила и жала к земле, не давая не то, что говорить, даже полноценно дышать. Да и был ли смысл что-то говорить, если подумать? Шенью уже четко дал понять, что считает слова жены глупостью и что ее истерика - очередной закидон, который стоит немедленно заканчивать. Новые слова в этом русле только подольют масла в и без того горящий столб огня. Отчасти это тоже было правдой, ибо юная лекарша была слишком эмоциональной и не всегда могла себя контролировать на предмет тех же слез.

- Я волнуюсь за них… Я не хочу, чтобы они росли так, как росли мы…

Это бы сказано тихо, фактически шепотом, Рена даже не была уверена, что Шенью вообще это слышал. Снова сглотнула и встала, так и не решаясь больше поднимать глаза на льва. Сделала всего лишь несколько шагов в сторону воды и снова села, глубоко вдыхая прохладный воздух и стараясь успокоить клокотание в груди. Ей нужно успокоиться. Хотя бы ради детей. Светлячки кружили вокруг Рены, более смелые даже иногда садились ей на пушистые уши, перебирая лапками влажную шерсть, но лекарь не обращала на это совершенно никакого внимания.

- Я никогда не видела своего отца, он ушел задолго до моего рождения и я даже не знаю, любил ли он мою мать или же просто переспал с ней по прихоти, - она смотрела куда-то то ли перед собой, то ли в воду, стеклянным и пустым взглядом. Серые глаза, полные слез, стали почти что белыми. Никогда не рассказывала этого прежде и вряд ли бы рассказала, будь ситуация иной. - А моя мать… Я росла в разгар засухи, воды и еды не хватало даже для взрослых львов, что уж говорить по львят… Для меня было самым страшным на свете - это умереть от голода. Я люблю свою мать, надеюсь она еще жива, но… Она продала меня за кусок мяса, Шенью. Я росла и мне требовалась твердая пища вместо молока, мама решила, что ее выживание важнее моего и бросила меня на краю пустыни, чтобы я умерла от жары, жажды или голода.

Она помолчала, сглатывая вязкую слюну. Трудно, очень трудно было говорить, еще труднее было сформировать мысли так, чтобы муж понял. Она боялась снова разозлить его, потому старалась подбирать слова.

- Мои родители бросили меня и вряд ли жалеют об этом. Еще полгода назад я поклялась сама себе, что если у меня будут дети, то я ни за что не брошу их. Сама помру от голода, но найду способ прокормить своих котят… Найду способ обогреть их, накормить и достойно воспитать.

Снова помолчала. Ее стало слегка трясти, но уже не от истерики, а просто от мерзкого влажного тумана, что ложился поверх шерсти. Слезы медленно подсыхали на щеках, пусть глаза все еще и были влажными. Однако стоит отдать Рене должное, теперь она могла успокаиваться быстрее, чем тех же полгода назад. Уже не истерила долгими часами, виня всех  все вокруг. Взрослеет? Хотелось надеется. Поежилась, пытаясь хоть как-то логически закончить то, что начала.

- Когда ты сказал, что дети могут перенять твое наследие, я… Я испугалась, что ты отвернешься от них, как отвернулся от тебя твой отец. Я хочу, чтобы у наших детей было детство лучше, чем было у нас… Чтобы они не росли в голоде, как я, и чтобы они были счастливыми, каким не мог быть ты. Хочу, чтобы они росли в любви, с обоими родителями.

Теперь она замолчала окончательно. Слез больше не было, только усталость и побитое состояние.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Водопад Хару