Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи


Облачные степи

Сообщений 391 страница 400 из 400

1

http://sf.uploads.ru/BVPFR.png

Бескрайнее, поросшее травой и кустарником пространство, служащее домом и пастбищем для великого множества разнообразного зверья, начиная огромными слонами и заканчивая пугливыми грызунами. Здесь пока что нет никаких прайдов или кланов, эти земли совершенно свободны, а значит, здесь можно спокойно жить и охотиться, не боясь встречи с другими крупными хищниками.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Южное озеро
Река Лузангва

0

391

Начало игры, v 2.0

Унылое пространство облачных степей казалось Танари в высшей степени привлекательным.
Она выросла как раз в такой обстановке. Конечно, первые несколько месяцев жизни не задались, — сказать по правде, белошкурая их уже не помнила, и это было за счастье: кому же нужны столь мрачные и безрадостные воспоминания? — зато остальные были вполне неплохи. За годы жизни в прайде она привыкла к огромным пространствам, привыкла пересекать их играючи, будто от нечего делать, презирая усталость и фыркая в морду всякому, кто упомянет о передышке.
Возраст, однако, уже не тот, чтобы усталость презирать. Хотя Танари все еще не чувствовала ни разбитых суставов, ни других признаков неизбежно надвигающейся старости, недавно она все же перешагнула черту, которая когда-то казалась ей непостижимо далекой.
Она заматерела. У ее сына, наверно, уже были собственные внуки; может статься, и до правнуков дело дошло. Львица же пока чувствовала себя все еще довольно сносно, записываться в старперы не собиралась, и вот, пожалуйста — лапы несли ее по незнакомым землям, ноздри чуть подергивались от изобилия незнакомых запахов, а шкуру припекало жаркое дневное солнце.
Мечта приключенца. Особенно, если этому приключенцу года этак полтора от роду. Танари не особо горела желанием шляться по саванне из угла в угол; впрочем, оставаться на месте тоже не любила. Стремления раздирали ее на части: когда тебе одновременно хочется быть частью прайда и не быть его частью, трудно выбрать что-то одно.
Но выбирать все же пришлось. Покинув свою семью и тех, кого могла назвать родственниками, матерая вот уже несколько недель шла без особой цели — не слишком быстро, но все же так, чтобы оставить между собой и прайдом максимальное расстояние. Она больше не увидит их, и пускай, зато не помешает случайно их охоте, а они не потревожат ее.
Вот когда было самое время пожалеть о том, что у нее было так мало детей. Всего один, да и тот пропал без следа. Он большой мальчик, может сам решать, чем заниматься и где находиться, да и Танари не горела желанием  проводить старость, приглядывая за чужими детьми. И все же было бы неплохо отыскать родную кровь и просто держаться вместе. Для безопасности и, — белая не признавалась в этом даже самой себе, — ради компании.

Компания, к слову, приближалась издалека, этак беспечно переставляя лапы и сперва даже не заметив белошкурую. Что было весьма странно: она как бельмо на глазу. На фоне яркой зелени и золота травы ее светлая шерсть бросалась в глаза всегда и всем. Черт бы ее побрал. Охотиться всегда было труднее, чем остальным; сейчас, когда Танари была одна, она прочувствовала это заново. Поди подкрадись к этим тварям рогатым, когда они видят каждое твое движение.
Ночью, однако же, было попроще. И тогда, когда матерая стала пренебрегать чистотой шкуры ради набитого брюха. Вываляешься в пыли или жидкой грязи — и тебя не увидят; возможно, что и не почуют. Как бы то ни было, а бока львицы лоснились, выдавая тот факт, что питалась она регулярно и довольно сытно.
Итак, Танари настороженно зыркнула в сторону чужака. Насколько она была белошкура — настолько же он был черен. Даже еще чернее. Кажется, ему тоже было не слишком-то сладко в этих переполненных зелеными и золотыми тонами степях. Кроме того, наверняка еще и солнце припекает так, что мама не горюй. Если бы не ветер, нагнавший облака и влажный воздух со стороны моря, матерая, пожалуй, посоветовала бы самцу прилечь в тенечек, а то, чего доброго, загорится прямо здесь.
Поприветствовал он ее, однако, довольно мирно и издалека. Сразу дал понять, что не ищет драки; вот и славно. Танари не побоялась бы вступить в бой даже с таким здоровяком — голова-то большая, а мозгов в ней маленько, — но возраст и несколько полученных трепок от тех, кто крупнее и сильнее, все же вбили в нее некоторое количество ума. Она ответила учтивым кивком, может быть, чересчур холодным, но вполне приемлемым.
— Доброго дня, — довольно сухо откликнулась она; а затем матерая на миг замолчала, будто задумавшись, хотя и так отлично знала, что в ближайшие дни не видела не то, что львицу — вообще ни одной живой души, исключая вездесущих копытных, — не припомню такой.

+1

392

Рейне безумно нравилось бродить посреди бескрайнего простора степи, и маленькие прогулки, подобные этой, как-то незаметно, ни с того ни с сего делали её внутреннее состояние страшно близким к счастью. Саму изгнанницу немало изумляла эта деталь: разве ей, заброшенной на чужбину, не полагалось всё время тосковать по оставшейся так далеко отсюда семье? Она тосковала, и сильно, но почему-то только порой, хотя горечь первого времени и казалась ей невыносимой.

Не считая того, что теперь она, по сути, беглянка из родного дома, Эйли бесконечно радовала возможность повидать новые, невиданные доселе, загадочные и странные глазу места. Вечно находиться в дороге, путешествовать и встречать то, о существовании чего крохотная рыжая львичка и не подозревала… Конечно же, не стоило судьбы обездоленной бродяжки. Но всё же оставалось для неё чем-то вроде светлой стороны нынешнего положения, волнительной и удивительно приятной. На родине она видела… что? По сути, одни лишь более и менее засушливые участки саванны вблизи от каменистых подступов древнего, седого кряжа; там не было ни могучих и широких рек, ни поросших мрачными лесами плавных холмов, ни мягко зеленеющих равнин, как эта степь, способных поглотить и спрятать и её, и куда большего зверя с головой. Оказаться же в столь любопытном месте в одиночку?.. Ах, Эйли обожала каждую секунду своей незапланированной прогулки, ничуть не боясь прохаживаться по окрестностям без сопровождения дяди!

Надо сказать, прежде ей не доводилось удаляться от примелькавшегося участка степи так далеко. Не то что бы она решила пренебречь запретами дядюшки Сэйтана из чисто подростковой дурной непокорности... Вовсе нет! Рыжую львёнку влекло вперед отнюдь не активизировавшееся к вечеру шило под хвостом (ну, хорошо, не только оно одно), и всякий раз, как она мысленно напоминала себе об этом, к прыгучему резвому аллюру юной самки добавлялась изрядная доля чинной горделивости. Новые, незнакомые травы, о которых она узнала от встреченной ими не так давно львицы-знахарки – вот что служило поводом её сегодняшней отлучки (которую она так изобретательно и благоразумно решила осуществить пока дядюшка спит). То есть, целью! Целью, а не поводом!

Казалось, для такого миниатюрного создания, как она – совсем небольшая для подростка львица, выглядящая заметно младше своих лун – не было ничего легче, чем затеряться в высокой траве, незамеченной блуждая везде, где вздумается, и исследуя запахи неизвестных цветов… Но как бы не так! По крайней мере, для одной пары острейших глаз она всегда оставалась на виду. В который уже раз за время своего променада широко улыбающаяся львёнка-подросток заметила в синей вышине чёрную стремительную точку… А точка, наверное, видела лукавую улыбку на светлой мордашке с той же, если не большей, отчётливостью, что Рейна самого орла. Но и теряя беркута из виду, самочка прекрасно знала, что куда бы ей не взбрело на ум двинуться – зоркие глаза дядиного мажордома ("Ох. Как же непросто запомнить, что Хайвинд больше не мажордом, а дядя не король…") нипочём не потеряют её из поля зрения. И если вдруг поблизости таится какая-нибудь опасность, она, Рейна, всегда первой узнает о ней, а значит, успеет заблаговременно свернуть, чтобы избежать роковой встречи.

Так, целиком и полностью убеждённая в том, что ей ничего не грозит, маленькая, но до пляшущих в тёмно-фиалковых глазах чёртиков довольная тем, как проходит её вечер, львица с интересом водила розовато-бурым носиком из стороны в сторону. То и дело какой-нибудь неизвестный ей запах, выбившийся из дурманящей травяной смеси луга, заставлял огромные глаза кошки торжествующе вспыхнуть; тогда она, обрадованная, поддавала ходу и шустрыми скачками неслась туда, куда безошибочно вело её чутьё. Иногда представавшее взгляду юной целительницы растение оказывалось совсем не тем, чего она искала – во всяком случае, на её взгляд не походило на обронённые Айви описания. Но иногда вид стеблей и листков полностью совпадал с тем, что она желала отыскать, и тогда самочка выкапывала из земли либо аккуратно подхватывала и перекусывала пастью найденные ею мелиссу, мяту и валерьяну. Впрочем, не обходила Рейна своим вниманием и знакомый ей с детских когтей душистый базилик: кто знает, насколько хороши в качестве обезболивающего окажутся травы, которые она ещё не имела возможности опробовать? Она достаточно внимательно слушала мать-знахарку в своё время, чтобы усвоить: лекарь должен не только разбираться в целебных травах и их свойствах, но и соображать, кому какая подойдет. Великану вроде её дядюшки, разумеется, понадобится сильное средство от боли – действия слабого его громадное тело просто не заметит. Значит, сегодня Эйлирейне предстояло набрать как можно больше и выяснить на практике, какое самое подходящее… И когда она это сделает, можно будет не сомневаться в том, что её, может быть, излишне смелая отлучка будет прощена: ведь если она сумеет помочь дяде с болями в его охромевшей лапе, то он не рассердится, даже если она запоздает возвратиться к моменту его пробуждения!

ГМу:

Заяффко на 2 мелиссы, 2 мяты, 3 валерьяны и 3 базилика. Талисман удачи + бонус локи дают +3

0

393

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Поиск трав Эйлирейной.
Эйлирейна ищет мелиссу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
2 + 1 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Эйлирейна ищет мелиссу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
2 + 1 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Эйлирейна ищет мяту

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 1 = 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Эйлирейна ищет мяту

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок
Бонусы

Итог

4
2 + 1 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Эйлирейна ищет валерьяну

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок
Бонусы

Итог

4
2 + 1 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Эйлирейна ищет валерьяну

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 1 = 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Эйлирейна ищет валерьяну

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 1 = 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Эйлирейна ищет базилик

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2

Бросок
Бонусы

Итог

2
2 + 1 = 3

5

Лечебная трава успешно найдена!

Эйлирейна ищет базилик

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
2 + 1 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Эйлирейна ищет базилик

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 1 = 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Найденные травы: мелисса х2, мята, валерьяна и базилик х2 добавлены в профиль персонажа.

0

394

По мере того, как незаметно для юной львицы пролетало время, пучок травы в её пасти рос, медленно, но верно приближаясь к гордому званию охапки. Теперь самочка могла быть уверена, что по крайней мере часть её добычи является точно тем, за что она её приняла – а значит, за слегка затянувшуюся вылазку ей не влетит. Казалось бы, самое время исполниться чувством выполненного знахарского долга и благоразумно повернуть назад, но ни подступившая темнота, ни сгустившиеся облака, что заслоняли первые звёзды, пока что не натолкнули её на идею о возвращении. Куда там! Еще не все травы были собраны, она определенно могла отыскать больше. Рыжая, начисто позабыв о сроках своей отлучки, с удвоенным вниманием деловито озиралась по сторонам, принюхивалась в надежде высмотреть подходящее растение или уловить знакомый запах…

… пока рядом с ней совершенно ВНЕЗАПНО на землю не хлопнулось что-то примерно с неё размером, страшно перепугав и заставив с истошным вскриком шарахнуться прочь. Весь сбор вывалился из её рта.

– Хайвинд! – у кошки вырвался негодующий возглас потрясения и обиды, когда она признала в тёмном коме перьев приставленного к ней соглядатая. Её начало отпускать, но сердце бешено колотилось от испуга. Раздосадованно взрыкнув при виде рассыпавшихся по земле травинок, Эйли принялась сгребать их лапой в кучку и приготовилась излить обиду на всполошившего её почём зря беркута, но не успела издать и слова.

– Тишина! – Потребовал орёл, совсем негромко, но таким непривычно властным тоном, заставившим её замереть с круглыми глазами. Янтарный взгляд дядиного компаньона так и прожигал. Что означала такая грубость?! Рейна хотела было возмутиться, но тот вновь заткнул её, ещё понизив свой угрюмый клёкот. – Я заметил горстку гиен неподалёку.

Предупреждение испугало миниатюрную львицу больше, чем той хотелось бы признать, и её страх моментально выдал себя прижатыми ушами и втянутой в плечи головой. Голос самки заметно дрогнул.

– З-значит, надо вернуться к дяде... Подожди, а где они, в какой стороне ты их видел? – Необходимость поспешить обратно была очевидна; каким-то чудом рыжий подросток не растерялась сама уточнить о том, от чего мог зависеть маршрут. Зловещий ответ погасил её мечущиеся, наталкивающиеся друг на дружку в тихой панике мысли, и их моментально подмяла под себя одна.

– Позади.

"Это плохо". Ей сразу стало понятно, как орел мог не заметить их сразу и издали.

– Они подошли со стороны реки, – добавил беркут успокаивающе, пристально глядя в испуганные фиалковые глазищи подопечной, – и ты еще можешь разминуться с ними. Но и они могли учуять тебя.

Эйль вскинула голову, вглядываясь туда, где могли находиться… враги? Преследователи? Угроза? Или ей повезло и пока что даже эти звери с их острым чутьем не знают о том, что где-то поблизости разгуливает аппетитная мелкая львица? Но она не была орлом, не могла видеть так далеко, да ещё и в ночи.

– Вот как мы сделаем, – беркут снова завладел вниманием нервно подергивающей ушами кошки, легонько пихнув суставом крыла бок той. – Ты постараешься сделать крюк и обойти их, а я приведу Сэйтана, и вместе мы разберемся с ними, если придется столкнуться. Я покажу тебе дорогу, а в случае чего ты сможешь отсидеться на дереве – я приметил парочку. Ты поняла меня? – Хайвинд дождался от львицы заторможенного кивка. – Тогда следуй за мной, пока я не сверну.

Незамысловатый план еле уложился у Рейны в голове. Настолько растеряна она была, что чуть не забыла подхватить свои драгоценные травки, но, к счастью, всё было достаточно просто, чтобы не запуталась даже она. Самка припустила что было прыти, следя больше за поднимающимся в небо орлом, чем глядя под ноги – слишком страшило её потерять в ночном небе путеводный силуэт огромной птицы и остаться совсем одной. А тот, назло всей её скорости, медленно уменьшался. Никакие лапы не сравнятся с крыльями, даже у самого быстрого льва. Оставалось лишь бежать и надеяться, что несколько подорванные прогулкой силы её не подведут, и она успеет пронестись достаточно, чтобы гиены не сумели настигнуть её. Если, конечно, они вообще смогли напасть на её след…

И рыжая неслась до тех пор, пока очертания Хайвинда не растворились в свинцовой черноте окончательно, и ещё немного после того, довершая свой крюк. Тьма позади ничего не говорила ей о приближении опасности, а тьма впереди скоро исторгла смутное очертание дерева – но открытию второго дыхания это не помогло. Запыхавшаяся львица перешла на отяжелевшую трусцу, а затем и на шаг, хотелось начать ловить спёртый, перенасыщенный влагой воздух пастью – но тогда она растеряла бы траву, из-за которой и ушла так далеко! Допустить ещё и это было бы слишком обидно. Впрочем, ей казалось, что уже можно сделать передышку – совсем краткую, только чтобы перевести дух. Уверив себя в этом, Рейна почти что повалилась на землю, едва доковыляв до обещавшего спасение дерева, и некоторое время лежала на брюхе, отложив свой несчастный букетик. Отойдя от непривычно продолжительной пробежки, она села. Все эти минуты крохотная целительница могла лишь прислушиваться к обманчиво-безмятежным звукам степи, крикам птиц и стрекотанию насекомых: ночью степь была не менее оживлена, чем днем, ожидать чего угодно следовало всегда. Сначала она решила, что барабанный топот лап где-то в отдалении лишь мерещится ей, но её сердце колотилось куда медленнее, и звук стал явственным по мере приближения. Очень стремительного приближения.

В ужасе львица неуклюже вскочила, схватила брошенную было ношу, но по стволу не то что вскарабкалась – взлетела, позабыв щадить налившиеся утомлением лапы. Приникнув к одной из веток, дрожащая самочка вытянула шею и во все глаза уставилась в направлении источника звука. Совсем скоро её взгляд выхватил расстилающуюся с шорохом траву, и к дереву чуть ли не в тот же миг вылетела поджарая, длиннолапая чёрная кошка. Плавно сбавив ход, гепард – а это, как она сообразила, был именно гепард, только странный, весь одинаково чёрнущий, как её дядя – стал взбираться на дерево. С такими длинными лапами это стоило ему чуть больших трудов, чем гибкой юной львичке, но вскоре зверь уже балансировал на соседней ветке. Выпустив из пасти, изжёванный пучок, подросток перехватила его для надежности лапой и решилась заговорить первой.

– Зачем ты тоже сюда влез? – Спросила Эйли, опасливо косясь на него из-за плеча и стараясь скрыть волнение при помощи сурово нахмуренных бровей. Её страх несколько спал, когда она убедилась, что пришелец тоже кошка, а вовсе не толпа оголодавших гиен. Однако, непрошеное соседство всё равно её не радовало.

– А ты? – Ровно откликнулся гепард, оглядывая её с едва различимым в глубине холодных бледных глаз сдержанным любопытством. Так можно смотреть на возню насекомых, пребывая в величайшей скуке.

– Я не разговариваю с незнакомцами. – Поразмыслив, аккуратно дала заднюю Рейна. Ну, то есть, с присущей ей обычно тонкостью и грацией. Да и с чего бы она стала отвечать, если задала вопрос первой? К тому же, это сходное с пренебрежением могильное спокойствие гепарда чуть рассердило её. Она была львом, в конце концов. Львы сильнее гепардов.

– Сиди тихо, раз залез. – Распорядилась персиковая, памятуя о том, что ей надлежит держать лицо. Ей снова казалось, что она слышит шаги – далекие, но идущих было много. Она догадывалась, что это не дядя. По какой-то своей причине незнакомый гепард не стал с ней спорить.

Фамильяр введён в игру.

оффтоп

лот "Водный покровитель" применен. — убрала Шайена

+2

395

Если поведение самки и можно было расценить как не слишком общительное и душевное, у Хромого не возникло к этому никаких претензий – даже напротив. Не было ничего странного в том, что столкновение со здоровенным обломом самого свирепого вида и наружности не способствовало особому красноречию и стремлению изобразить какую-то ещё радость от встречи. Чего там, уже одно то, что настороженная львица заговорила с ним вместо того, чтобы счесть себя в опасности и ретироваться, было чудесным стартом диалога. Впрочем, затаённая слепая надежда, с которой чёрный здоровяк обратился к незнакомке, так и не оправдалась – если светлошкурая и встречала какую-то компанию на своём пути, крохотной рыжей львёнкой этот кто-то со всей определённостью не был... Единственным видимым отражением разочарования самца стали опустившиеся на пару миллиметров брови.

– Спасибо за ответ. – Медленно произнёс Сэйтан, чуть заметно качнув головой в знак принятия её небогатых сведений и на миг утомлённо прикрыв глаза. Стоило напомнить себе, что отрицательный ответ не совсем бесполезен. Там, откуда львица пришла, скорее всего, не было Эйлирейны, а значит, ему следовало искать кроху в другой стороне. На пути, которым двигалась матёрая, не было маленьких рыженьких трупов, которыми так быстро становятся одинокие подростки, оставшиеся без пригляда...

Одна эта мысль заставляла что-то мрачное в глубине его бочкообразной груди кипеть. Если что-то случилось, какого рожна в таком разе мог делать Хайвинд?! Ему пришлось остановить себя."Нет. Что бы там ни было, до этого не могло дойти". И как бы тревога ни толкала его к бездумной злости на крылатого спутника, Хромой мягко улыбнулся неразговорчивой львице.

– Спасибо... Мне стоило бы заплатить за услугу услугой, но я сейчас должен отыскать свою племянницу, пока та не угодила в историю. Безопасного тебе пути, куда бы ты ни шла. – Пожалуй, это прозвучало излишне похоже на извинение, но львица действительно немного ему помогла, а вернуть любезность он не мог. Оторвав зад от травы, Ночь развернулся было, чтобы взять севернее, но не сделал и трёх шагов: его внимание привлек пронзительный клёкот, и он достаточно долго имел дело с орлами, чтобы узнать в нём сигнал тревоги.

– КАКОГО ЧЁРТА?! – Гнев чистейший дистиллированный и совсем уж непристойные децибелы прокатились по округе физически ощутимой волной баса, а после долгих полминуты не было слышно переклички ночных птиц. Реакция Сэйтана оказалась проста как три копейки: Хайвинд вернулся с дурной вестью – Хайвинд облажался, имея всего лишь одну задачу, и взрыв раздражения на сей раз не смягчило даже присутствие рисковавшей безвинно оглохнуть дамы. Но Танари, по крайней мере, избежала удовольствия видеть искажённую яростью морду, и без того щедро разукрашенную паутиной глубоких шрамов разной степени давности. Зрелище ещё то, прямо сказать. Ничего она не потеряла.

– Маленькая цела, и таковой останется, если ты доберёшься до неё быстрее гиен! – С не меньшей злобой проклекотал снизившийся орёл, плавным широким кругом скользя над головами львов. – Да и подружку прихватить тебе было бы нелишне, этих тварей не меньше, чем лап у вас двоих!

"Никчёмная, наглая цесарка!" – он был далёк от справедливости как никогда, вина и страх за Рейну говорили в Хайвинде столь же громко, как в нём самом, но об этом лев подумает позже, когда сменится настроение. Просить о помощи шедшую по своим делам одиночку, которая была вовсе ни при чем в их проблемах, не казалось ему чем-то достойным, но разве он не забыл думать о достоинстве куда раньше, чем в очередной раз упустил из-под наздора племянницу? Широкие крылья беркута вновь набирали высоту, грозя скрыться из глаз в налившемся чернотой небе, и Хромой не стал тратить время. Вновь обернувшись к почему-то не успевшей покинуть общество жутковатого чужака самке, он согнал с морды оскал и тихо обратился к светлошкурой с кладбищенской, смертельной серьёзностью и прямотой в гулком голосе.

– Вынужден извиниться за моего не слишком умного друга. Мне опять нужна твоя помощь. Единственное, чем я могу отплатить – сытная добыча.

Жирная просьба, и единственное, что могло хоть как-то натолкнуть на мысль, что она вдруг не покажется львице слишком жирной – сеть шрамов на лапах и плечах той.

+1

396

Львица энергично отряхнулась, хотя припорошенные пылью бока чище от этого не стали. В глазах самца, некоторое время молча ожидавшего ее ответа, мелькнули разочарование и усталость, хотя морда осталась будто каменной. Кого же он разыскивает так долго? Дочь? Подругу?
Тут-то самке и стоило уйти восвояси.
Она переступила с лапы на лапу, настороженно следя за львом: все-таки он был незнаком ей, а выглядел довольно подозрительно — насколько подозрительно может выглядеть черношкурый самец весьма мрачного вида и немалых размеров. Реально, немалых. Он был даже крупнее, чем Танари, а ведь она привыкла возвышаться над остальными самками и даже над многими из самцов.
Но все когда-нибудь случается впервые. Нет, это был не первый лев, который мог смотреть на нее сверху вниз – к этому матерая, конечно, не привыкла, а потому чувствовала себя немного неуютно. Но даже ее единственный партнер, от которого позднее на свет появился ее сын, Минт, был росточком не выше самой львицы… если быть точной, его глаза приходились как раз примерно на уровень ее подбородка. В общем, Танари еще в молодости была изрядной каланчой, просто сейчас она была старой каланчой, хотя по физической форме этого пока не скажешь.
И тут, понимаете ли, первое встреченное за несколько дней существо оказывается еще крупнее. Как так-то, Айхею, нормально же общались!
Впрочем, манеры оного существа все же заставили белую немного примириться с его существованием.
Проговорив весьма витиеватую фразу, которую можно было бы уложить в куда более короткое и емкое "спасибо за ответ, а теперь проваливай", черношкурый развернулся было задницей к самке. Та ответила ему взаимностью, повернувшись округлым задком к его удаляющейся корме и даже сделав несколько шагов прочь.
Птичий клекот она проигнорировала: птицы обычно не нападают на львов, и если уж кто пернатый вздумает клюнуть ее в макушку, то пусть будет готов остаться с выщипанными перьями. Вернее, без перьев.
А вот истошный рев, который изторг из себя черношкурый, проигнорировать не могла. Вопль еще не отзвучал, а матерая уже прыжком развернулась, припав грудью к земле и вздернув верхнюю губу в предупреждении для возможного противника.
Однако же драться было не с кем, и птица, вопреки всем ожиданиям Танари, ни на кого не напала. Здоровенный орел (а может гриф, а может, еще кто — львица вам, чай, не энциклопедия, и гуглить тоже не умеет!) покружил над львом, коротко переговорив с тем, и снова взмыл в небо, теряясь в сгустившемся мраке.
Зато теперь все встало на свои места. Слушать чужие разговоры нехорошо и невежливо, но белошкурой забыли об этом сказать, а жизнь в последние недели не баловала ее происшествиями. Кто ж откажется от острых ощущений? Нет уж. Танари выслушала птицу с таким невозмутимым видом, будто рапорт предназначался именно ей, притом недобрый оскал на морде льва был под стать ее собственному. Некоторое время они беззвучно скалились в небо, слушая удаляющееся хлопанье крыльев.
— Это должна быть очень большая добыча, — наконец, проговорила самка, опуская голову и пряча крупные клыки, — ладно. Идем, не будем терять время.
Птица почти скрылась из виду, но, приглядевшись, белая могла ее заметить. Однако она предпочла, чтобы черногривый вел ее за собой — она же пристроилась следом, приотстав на пару шагов.

+1

397

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на севере: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

398

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На западе вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо по ту сторону вулкана заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

399

→ Саванновый лес

Все оставалось позади: гора, вызывающая такой большой интерес, жители прайда, новый знакомый, но стоило ли переживать по этому поводу? Жизнь львицы всегда состояла из потерь и находок, каждый день с ней случались какие-то новые происшествия, которые либо выбивали ее из колеи либо, наоборот, заставляли собраться и идти дальше. Но все всегда пропадало, оставалось позади, растворялось и позже проявлялось лишь малыми осколкоми в памяти. Единственное, что всегда было с Кисонькой - память о том, что она кому-то помогла, благодарные (или не очень) взгляды и, самое главное, чувство удовлетворения. Так что и сейчас, направляясь на юго-запад, львица была довольна собой, ведь сейчас она идет не просто ради собственного удовольствия. Нет, она собирается оказать помощь Лекарю. И чего стоит эта гора, если есть ещи важнее?

Львица остановилась и обернулась. Несмотря на то, что у нее была своя миссия, она периодически останавливалась, чтобы мимолетом пробежаться глазами за пейзажем, оставшимся позади. Все равно это чудное облако манило ее, заставляло то и дело думать о нем, отвлекая от главной миссии. Кисонька тряхнула головой и пошла дальше, вперед. Какой будет толк, если Дея будет каждую минуту останавливаться и смотреть на пройденный путь и на вулкан? Верно, никакого. Львица энергично пошла дальше, но, увы, в следующую минуту что-то пошло не так.

Вспышка. Буквально на пару мгновений темную ночь саванны озарил такой свет, будто наступил день. Но в следующую секунду все погасло. Дея не успела придти в себя и, собираясь поморгать, чтбы избавиться от рези в глазах, она была обречена испытать кое-что еще. В следующий момент земля содрогнулась.

Резкий толчок, Дея еле удерживается на лапах. Сбивчивое дыхание. Львица смотрит по сторонам, стараясь понять, что происходит, но мысли ее были далеки от всего, что происходило. Выжить. Сбежать. Все, что хотелось сейчас сделать. Уткнуться в бок Шерифа, он бы немного поворчал, но с ним Дее было бы гораздо спокойнее. Она всегда чувствует себя с ним в безопасности. Еще одна страшная вещь, которая сейчас происходила - полнейшая тишина. Все было настолько тихо, что львица слышала стук собственного сердца и дыхание. А потом последовало еще кое-что.

Громкий грохот. В тишине он прозвучал столь неожиданно и страшно, что львице еще больше захотелось сбежать. Если бы Дея сначала о таких вещах, как пушки, то она бы непременно сравнила этот грохот с ними. Но в ее словарном запасе не было ничего, что могло бы описать нечто подобное. Это просто было ужасно. Громко. Кисонька никогда не думала о конце Света, но, если бы она раздумывала на эту тему, то в ее представлении он выглядел бы именно так.

К счастью, со временем гул начал утихать, хотя по прежнему нагонял страх. Дея инстинктивно повернулась назад, чтобы посмотреть на гору, но то, что она увидела, ей не понравилось. Небо заволокло тучами, подножье объято огнем. Дея могла быть сейчас там, но она в безопасности. Кисонька стояла в оцепенении, смотря на то, как горят те места, где она только что была, где хотела познакомиться с жителями прайда, но встретила Лекаря... Стоп. Лекарь. Эта мысль прогремела как взрыв вулкана в тишине, и Дея повернулась в ту сторону, куда и направлялась. Лев дал ей наставление, попросил выполнить просьбу - привести его друга. И разве может львица не исполнить свою миссию? И, хоть внутри все содрогалось от ужаса, Дея вдохнула полной грудью и сделала шаг вперед. Чтобы ни случилось, она приведет медведя к Лекарю.

+1

400

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Пушистая макушка Деи оказалась одним из лучших гнёзд, в которых только селился Архимед, лучше неё были только вспоротое брюхо свежепойманной хозяином антилопы, либо пасть Здоровяка, который любил нежно почесывать нерадивого голубя своим языком. И даже резкие движения и громкие звуки львицы ни разу не смущали птицу, что так комфортно устроилась и задремала. Наверное, поэтому Дея не обратила внимания на Архимеда: слишком тих и неприметен он был.

Однако долго такой отдых продолжаться не мог, естественно. Всё хорошее рано или поздно заканчивается, вот и милый сон белоснежного голубя подошёл к концу, стоило вулкану Килиманджаро взорваться с невиданной ранее мощью. И если на вспышку света и тряску земли птице было несколько плевать - он даже глаза не приоткрыл - то вот громкий хлопок, последовавший за этим всем, не мог не взбудоражить бедолагу. В одно мгновение белый голубь взлетел в небо и принялся нарезать тревожные круги над головой Деи, отчаянно курлыкая, будто в попытке донести какую-то информацию до своей новой подушки под попу - Кисоньки.

Когда внимание львицы было завоёвано, Архимед без зазрения совести уселся на нос самки и своим бездумным голубиным взглядом уставился на неё. Внимательно, не моргая, лишь крутя головой, будто из любопытства, да издавая утробные голубиные звуки.
- Курлы, - в этот раз птичий зов звучал чуть громче обычного, будто Архимед старался поговорить с Деей, но не мог. Он был далеко не самой глупой птицей, но он всё ещё был птицей... Причём не одной из тех, которые могли общаться с млекопитающими на равных, вовсе нет. К его счастью, Природа - материя милосердная, и потому решила не наделять пернатого тем же разумом, которым обладал хозяин или его большой друг, или даже эта взъерошенная щётка в виде большой кошки. Но она наградила его эдакой звериной смышлёностью, которая помогала голубю прекрасно ориентироваться в ситуации, полагаясь на инстинкты, - Курлы.

Архимед резко взлетел с носа Деи, вновь пролетая пару-тройку кругов над её головой, после чего он понёсся куда-то вдаль, ожидая, что новая знакомая Лекаря двинется следом. Архимед уводил её подальше от Килиманджаро, ведь здесь всё ещё было опасно, несмотря на то, что самке удалось отойти достаточно далеко, чтобы избежать всех ужасов вулканического апокалипсиса.
- Курлы! - послышалось сверху, и тут белоснежный голубь совершает крутое пике, опускаясь на один из цветков с оранжеватым плодом. Одарив внимательным взглядом Дею, затем опустив его на плод, а после вновь подняв взгляд на Дею, Архимед явно пытался на что-то намекнуть юной львице, но не был уверен, знает ли она вообще о том растении, на которое птиц ей указывал.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи