Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи


Облачные степи

Сообщений 451 страница 477 из 477

1

https://i.imgur.com/HdfRQ2w.png

Бескрайнее, поросшее травой и кустарником пространство, служащее домом и пастбищем для великого множества разнообразного зверья, начиная огромными слонами и заканчивая пугливыми грызунами. Здесь пока что нет никаких прайдов или кланов, эти земли совершенно свободны, а значит, здесь можно спокойно жить и охотиться, не боясь встречи с другими крупными хищниками.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Южное озеро
Река Лузангва

0

451

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Для Эслинн


С опаской взглянув на пучок травы, который сбросила из своей пасти Эслинн, птица-носорог печально прикрыл глаза и покачал головой. Хотя он слыл известным шлангом среди травников, не в состоянии отличить суданскую петрушку от кофейных зерен, у Сата не было оснований сомневаться в любезно предложенном лекарстве. Захоти эта гиена (пардон, собака), и от пернатого уже давным-давно красиво бы летел пух по ветру. Просто едва не пережеванные стебельки среди клыков хищницы, красиво обрамленные вязкой виньеткой из чужих слюней, это слегка… негигиенично?

- Спа… Спасибо, - пробормотал Сат с нотками брезгливости в голосе, для верности аккуратно тюкнув концом клюва краешек костероста, в области корня. – Не обижайся на меня, но я не смогу принять ваше снадобье… К подобным травам у меня особое отношение – почему-то сразу выворачивает… Извини…

Сделав кургузый шаг назад, птица-носорог вновь дергано вздрогнул и оглянулся, так некстати вспомнив о своих преследователях. Вот уже несколько долгих минут ни одна травинка не приминалась под тихими шагами дерзких разбойников - может быть, угроза давным-давно миновала? А он продолжает трястись и нервно икать, да еще в глазах этих двух путешественников… С другой стороны, у Сата есть отличное оправдание – он никогда не был храбрецом.

- Сат, - коротко представился пернатый, качнув своим покалеченным крылом в ответ на представление своих разноклассовых приятелей. – К моему глубочайшему сожалению, я не видел, кто на меня набросился. Понимаете… я спал себе под кустом, и вдруг… ВДРУГ ОН! ПОМОГИТЕ! – в страхе выпучив глаза до размеров колес, птица-носорог панически замахала уцелевшей конечностью, словно этот неизвестный враг вновь вырос перед ее клювом. В морду Эслинн полетел целый дождь чужих перьев, и понадобилось некоторое время, прежде чем Сат сумел подуспокоиться и продолжить свою кровавую повесть о неизвестных убийцах спящих птиц. – Я так перепугался, что даже взлететь не сумел – все старался убежать по земле… А потом ррраз! О камень, кажется… И вот результат.

Уныло смерив свое разворошённое крыло, пернатый поднял умоляющий взгляд на хищницу и ее попугая:

- Пожалуйста, проводите меня. Я вылечу крыло и обязательно сумею вас отблагодарить…
- "приглашающе" взмахнув клювом, он поковылял в сторону виднеющихся джунглей, без особого, правда, энтузиазма.

>>> Прибрежные джунгли

+1

452

Когда птиц скосился в, пусть и тщательно скрываемой, гримасе отвращения, я невольно усмехнулась. Ну, у все разный порог брезгливости. Да и его положение ни столь безысходное, чтобы с аппетитом налетать (невольный каламбур!) на пожеванные стебельки костероста.

"Понимаю", - кивнула я молча, отодвигая растения в сторону.

Клювастый же, тем временем, едва сделав и один шаг, нервно дернулся и оглянулся. Видимо преследователи действительно были опасными ребятами. Хотя для такой крохи - да простит меня Самми, он тогда, по сравнению с ним вообще, козявка - любой мало-мальски большой хищник опасность.
Вопросов с течением времени все прибавлялось, особо ситуацию не прояснили и объяснения самого Сата о том, что с ним случилось. В его рассказе было больше эмоций. Пожалуй, такой театральности и мы с Самюэлем могли позавидовать.
Правда вот от ее количества содержание рассказа как-то не увеличивалось.

- Завораживающе рассказываешь, друг мой, ты не думал пойти в актеры? - словно бы читая мои мысли, спросил мой спутник. Я невольно хихикнула после его фразы, по взгляду попугая поняв, что это он так ехидничает. Но все же со стороны, не знающим этого покрашенного как я, это было не так ясно.

После этого птица-носорог принялся собираться в путь и быстрее, чем я успела что-то сказать, засеменил по земле в сторону джунглей.
Нагнав его в пару шагов, перед этим проследив как Самми взлетает в воздух и летит чуть впереди нас, я услужливо предложила ему свою спину в качестве сидения. Усадив его туда, я легким шагом двинулась в сторону джунглей.

Прибрежные джунгли ...>

+2

453

---Начало---

Вот уже три месяца Болэйд , ее брат и друзья, с которыми они прошли не самый короткий путь, жили в новообретенном клане. Все было не так идеально, как хотелось бы. Но все же это было лучше чем прежде. Не нужно было брести неизвестно куда, не имея постоянного пристанища. Клан для гиен важен, ведь вместе выжить куда легче, чем поодиночке. Лэй не была привередлива. Если ее просили сделать дело, и это было в ее силах, она с охотой бралась.

В последнее время весь клан Шензи, именно так назывался клан, в который их приняли, по приказу матриарха, делал вылазки на соседние земли. В землях Гордости с едой все обстояло неважно, а перебежки к соседям приносили свои плоды. Во всяком случае, клан не голодал, это было главное. Может это не совсем правильно, но кто такая Лэй что бы осуждать приказы главного в клане? Светлошкурая гиена не считала, что способна разбираться в тонкостях управления целым кланом. Наверняка это не так просто. Поэтому и отказалась в своем клане от подобных обязательств. Пусть правят те, кто считает себя достаточно сильным, у нее душа лежала к совсем иным вещам.

Небольшая группа гиен, прибыла в облачные степи. Рядом были Наил и Нур. Наил,так же как и Болэйд, была новенькой в клане, а вот Нур в нем родилась. Пока вокруг было тихо. Нужно было найти подходящую добычу.

- Что ж, вот похоже мы и пришли. – спокойно проговорила Лэй медленно вдохнув свежий воздух. Вокруг было свежо и светло. Росло много трав, было зелено. Эти вылазки даже начинали нравится. На землях, около которых жил клан Шензи, все было истощено. Сложно было сказать, будет ли там когда-то так живо, как на землях соседей. Местный лев-правитель, был явно без особого таланта к правлению. Не умеешь не берись. К сожалению «неумение» мало кого останавливает, если лапы тянутся к власти. Болэйд дунула на свою челку, сдув с глаз упавшие пряди, тем самым отогнав от себя эти размышления.

Продвигаясь вглубь чужих земель, осторожно и тихо, крокуты внимательно искали свежий обед, неторопливо болтая между собой.

- Надеюсь, нас не застанут тут хозяева. А если застанут, надеюсь, удастся договорится мирно, – с нотами иронии едва слышно пробормотала Лэй, вглядываясь в даль. – неожиданно на горизонте, в свете ласковых солнечных лучей, стали видны тонкие фигуры копытных. Эти изящные изгибы могли принадлежать лишь косулям. Ни о чем не подозревающие травоядные  мирно паслись, щипая сочною траву.

- Смотрите ка, – обратила внимание своих спутников гиена, хотя они наверняка и сами уже увидели цель. Теперь нужно было выбрать, кого именно загонять. – Кто вам нравится больше? Выбирайте ребята.

Болэйд немного пригнулась, прищурив глаза. Она тоже осматривала близь стоящих газелей, ловя себя на мысли, что тоже проголодалась. В этом не столь большом стаде было,  несколько малышей и беременная особь. Вот кого Лэй предпочитает не трогать, так это малышей и самок, что вынашивают деток. Во-первых, это пагубно сказывается на размножении еды в будущем, во вторых, они не на своей территории, если их застукают, им непременно «прилетит», а за малыша или беременную особь, так вообще будет громкий скандал. На самом деле Лэй даже вообразить себе не могла весь масштаб и спектр гнева за такие деяния. Гиена надеялась, что выбор сделает кто-то другой. Наил например. Она любит охоту, наверняка сделает хороший выбор.

Отредактировано Болэйд (22 Дек 2018 16:05:34)

+4

454

Если приходит Шензи, то это значит, отдых никому не светит. Сегодня патрулей было целых три, и именно Нур “повезло” отправиться в далёкие дали с двумя молодыми самками, только три месяца являющимися членами клана. Выражение морды Нур, когда Шензи любезно сообщила о том, что её посылают на такую далёкую территорию с двумя самками, которые, возможно, никогда и не дрались толком, описать словами просто невозможно. К новеньким гиенам Нур не проявляла особого интереса, практически все они казались ей ещё не готовыми к суровой жизни в клане Шензи. И если Кимийа и Агот, как назло доставшиеся Любдовику, Дживе и кучке стариков, ещё казались Нур способными защитить себя, всё-таки они довольно крупные, да и их шрамы говорили о многом, то на Болэйд и Наил было больно смотреть. Изящные, женственные и вежливые, похожие на самцов, тьху ты. Нур прекрасно понимала, что если им не повезёт наткнуться на недоброжелателей, то ей, скорее всего, придётся защищать не только свою задницу, но и их тоже. Поэтому безмозглая на вид гиена вела их по самым безопасным местам, прямо по центру территории, куда уж точно не проберутся одиночки, минуя границы. Но в конце концов пришлось всё же покинуть свои земли, ступив на нейтральные территории, не захваченные ещё ни одним прайдом или кланом. Что же, в этом плане им несказанно повезло. Наверняка именно по этой причине матриарх не стала выделять в этот патруль больше гиен, всё-таки границы там никто не защищает. Нур не стала выбиваться вперёд компании, она шла неспеша, с лёгкой ухмылкой оглядывая встречных животных, иногда тихонечко хихикая.

На слова новой гиены в клане Нур слышно хохотнула, демонстрируя окружающим свои клыки. Самка едва ударила Болэйд хвостом по её бедру, как хлыстиком, чтобы немного отвлечь светлошкурую от её слишком уж серьезных размышлений. Неужели она думает, что Шензи правда послала бы на чужие земли всего трёх гиен, тем самым добровольно подписав им смертный приговор? Ох, она сильно недооценивает эту бабищу. Нельзя сказать, что Шензи фанатеет от Нур, когда-то попытавшейся отнять у неё власть, нельзя сказать, что она успела привязаться к новым соратникам, но она не стала бы посылать членов своего клана на верную гибель. Особенно учитывая тот факт, что матриарх уже устал терпеть на троне Скара.

- Не ссы, подруга, - продолжая лыбиться, как полоумная, фыркнула самка, выходя чуть вперёд, чтобы лучше рассмотреть прекрасный пейзаж, - Пусть нас всего трое, но мы уже можем надрать какому-нибудь засранцу задницу. Даже если их нас троих только одна действительно умеет сражаться, - на последних словах её голос стал чуть серьёзнее, в нём появилась нотка упрёка. Гиена через плечо глянула на парочку, но не стала заострять внимание на этой теме, чтобы не развести панику. Ничего, со временем научатся. Когда вокруг тебя сплошные бои за еду и власть, то ты либо учишься сражаться, либо копаешь себе могилу.

- Эти земли свободны. Кроме голодных одиночек и кучи жратвы больше никого и не встретишь. Но в любом случае я надеюсь, что ты не боишься подпортить себе моську. Я хоть и здоровая бабень, но в одиночку вряд ли смогу прикрыть ваши задницы.

Самка начала покусывать громадный шрам на левом плече от гиеньих клыков, будто выкусывая из шерсти надоедливых блох. На самом деле это был немой намёк на то, что даже в клане, где все стараются держаться друг за друга, нужно смириться с мыслью, что шрамы будут, и их будет много. Когда Болэйд обратила внимание компании на стадо газелей, пятнистая бестия усадила свою задницу на хвост и принялась осматриваться, подбирая выгодную цель. Тут же взор зацепился за жирное брюхо одной из самок и кучки малышни. Мелкие и неопытные детёныши - лёгкая добыча. Их ноги ещё слишком короткие, чтобы бегать также быстро, как взрослые животные их вида, да и довести их до изнеможения гораздо проще. А жирная самка, несущая ещё дополнительный груз, и оттого двигающаяся более медленно - ещё более лёгкая. Но на них гиена старалась почти не обращать внимания. Несмотря на то, что многие окружающие откровенно посмеивались над старыми правилами и песне о круге жизни, Нур всё же принимала его. Скорее всего сказались посиделки с местными львицами, жившими ещё при правлении Муфасы. Их слова о том, что если перебивать весь молодняк, то земли быстро опустеют, казались самке правильными. В конце концов, не просто же так земли Скара стали такими пустыми.

Гиена молчаливо подняла тяжёлую лапу, указывая на несколько газелей, щипавших траву в стороне от стада. Одна из них едва прихрамывала на одну ногу. Приглядевшись, гиена заметила, что на этой ноге была небольшая припухлость. Видимо она ушиблась, и её ушиб стал гематомой. Выгоднее цели в этом положении просто не найти.

- Видите ту самку? Она прихрамывает. Сможете привести её к тем кустам, и мы закончим. Постарайтесь только слишком ране не устроить панику, я не смогу догнать газель, если она помчится вообще в другую сторону.

Не ожидая одобрения новеньких и предложения Наил, Нур рысцой побрела к намеченным кустам. Она привыкла работать по старой схеме, когда быстрые и лёгкие охотники загоняют добычу в ловушку к сильным и крупным, способным как минимум придавить добычу и позволить остальным спокойно добить. Нур была сильным противником, способным наносить мощные удары, но её крупный размер мешал быстро бегать, ловко минуя удары копыт.

Отредактировано Нур (22 Дек 2018 16:16:30)

+4

455

Начало игры

Время — странная штука. Последние три месяца прошли мимо Наил, словно сон. Только она не могла никак для себя решить, был ли этот сон скоротечно-приятным или тянущимся ночным кошмаром. С одной стороны, они нашли Шензи и ее клан. Нашли себе дом. Мазего была просто счастлива, что нашла избранницу Ро’Каш. А с другой… было все остальное. Их земли были в таком упадке, что матриарху приходилось отправлять членов клана за едой на чужие земли. И хотя сама концепция охоты на занятых территориях была отнюдь не новой для крокуты, все-таки ее клан был кочевым, а значит брал еду там, где мог, ей всегда казалось, что если уж у тебя есть “своя” территория, то ты придерживаешься ее. Иначе какой смысл? Вся суть границ во взаимном уважении законов. Если ты ставишь свои условия и хочешь, чтобы их уважали другие, будь любезен и прояви взаимность.

Однако не она правит бал здесь и не она отдает приказы. Слава Ро’Каш, этим занимается избранница богини, а значит, Наил просто повинуется и делает, что прикажут. Ведь Шензи знает что лучше и правильнее. Кто такая Наил, чтобы не соглашаться с ней?

И поэтому сегодня крокута, в сопровождении двух своих соплеменниц, оказалась на огромной степи за пределами земель Шензи. К счастью, не похоже, чтобы тут кто-то жил. Кочевая жизнь приучила Наил всегда держать нос по ветру в поисках пограничных меток других зверей. Всегда важно знать заранее с кем можешь столкнуться на землях, на которые ты приготовился незаконно пробраться.

Поэтому, когда Болэйд заговорила о хозяевах этих земель, Наил невольно занервничала. Неужели ее нос подвел ее? Но нет, вторая самка, Нур, успокоила их обеих, подтвердив первоначальный негласный вердикт Наил. Болэйд просто ошиблась, будучи, как и сама Наил, относительно новенькой в клане.

Завуалированный упрек в сторону крокут об их неопытности в вопросах боевых искусств тоже не прошел мимо прижатых ушей самки. Это был еще один аспект их новой жизни, к которому Наил так и не могла никак привыкнуть. Ее клан был куда… доброжелательней. Даже дружелюбный, особенно по сравнению с членами клана Шензи. Драки с другими животными бывали, конечно, но внутри клана? Никогда. Тот факт, что в клане Шензи грубость, неуважение и беспричинная агрессия как чужим, так и своим были нормой… Мягко говоря удручал.

От неприятных размышлений ее отвлекли указания Нур. Наил тряхнула головой, отбрасывая свалявшуюся шерсть с глаз, и окинула взглядом профессиональной охотницы выбранную жертву. Хромая. Хороший вариант.

Тактика Нур, однако, была Наил не очень привычной. Если честно, она больше походила на то, как охотятся львицы, нежели гиены, однако самка не успела ничего сказать. Нур уже ускользнула в сторону кустов, где собиралась ждать в засаде. Ну, ладно. Так значит так. Выбранная их предводительницей газель стояла поодаль от стада, а значит отделить ее от них будет несложно.

— Я отрежу ее от стада, — тихо обратилась крокута к Болэйд, — а ты подходи с другой стороны, чтобы она, увидев тебя, побежала к Нур.

С этими словами самка направилась в сторону их самозабвенно жующей траву добычи. Наил шла тихо, но особо не скрываясь. Ей банально негде было, все-таки это степь. Трава здесь невысокая. Но она держалась сзади от выбранной газели, да и на приличном расстояние. Чтобы та ее не видела и не слышала. Только оказавшись между выбранной ими газелью и основной частью стада, Наил резко изменила направление. Прямо в сторону газели. И вот тогда уже ее вскоре заметили. Наил кинулась к травоядному за секунду до того, как то сорвалось с места, но не с целью нанести удар, а лишь с тем, чтобы  заставить животное ринуться в ту сторону, в которую им было надо.

+4

456

Ошиблась, но с кем не бывает, не так ли? Болэйд приняла критику Нур, как должно, прекрасно понимая, насколько она плоха а в роли бойца и, кивнув ей молчаливо в ответ, слушала крокутшу дальше, мерно помахивая светлым хвостом за спиной. Признаться, в душе Лэйд была рада, что старожила из клана Шензи выбрала в качестве жертвы и будущий трапезы обычную, хромую газель, но не беременную или парочку детей. В противном случае самке пришлось очень тяжко загонять добычу с моральной точки зрения, примерно представляя, как сильно эта жертва могла повлиять на будущее стада.

Не прошло мимо светлой и прочие намеки Нур на нутро их нового дома. Где не поскупятся на подзатыльники и поджопники, если таковые потребуются ради профилактики или просто так. И именно это ей не понравилось особо, так как сама Болэйд была родом из куда более мирного клана, где наказание соответствовало исключительно преступлению. Где не было разборок с пустого места хотя бы… До тех пор, пока на место матриарха не села младшая сестренка с желанием устранить старшую во благо собственного хвоста. И не прошло еще и дня, чтобы Лэйд мысленно не благодарила младшего брата за предупреждение. Если бы не он… Болэйд жалела, что на столь тяжелой ноте оборвалось её общение с сестрицей, но судьба дала ей шанс на жизнь среди нового окружения и этим шансом крокутша воспользовалась.

— Я отрежу ее от стада,
— тихо обратилась Наил к Болэйд, чем отвлекла её от мыслей, — а ты подходи с другой стороны, чтобы она, увидев тебя, побежала к Нур.

-  Хорошо, удачной нам охоты, - пожелала крокутша своей соратнице с улыбкой на светлой морде, отправляясь выполнять собственную роль в этой охоте.

Ночь, как никогда была на лапу хищникам, травоядные пусть и наиболее пугливы в это время, но наступившая темнота сгладила цвета равнины практически до однотонных оттенков и падальщики смогли окружить выбранную газель максимально тихо. Болэйд ждала действий Наил, дабы та спугнула и погнала добычу в её сторону, а там уже сама гиена подтолкнет перепуганную газель в пасть Нур. Они обязаны добыть мяса для своей семьи.

+2

457

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Амбалá, поторопись! Нам надо успеть к ночевке на озеро. Уже стемнело, — подруга легонько боднула старую самку в бок, зазывая за собой вперед. Имáни, а именно так звали антилопу младше, уже давно привыкла подгонять свою более взрослую сотоварку, что по возрасту годилась ей в матери с запасом. Но все же воспринимали они друг-друга именно как подруги, не смотря на принадлежность к разным поколениям.

Если для Имани эта дружба была совершенно обыкновенной, то для Амбалы, что около года назад сломала заднюю ногу, отношения с молодой газелью были спасением. Глядя на юную и полную жизни Мани, она раз за разом находила в себе силы для того, чтобы нагонять стадо и бежать почти не хуже, чем в года собственной молодости. Это ни раз уже спасало ее от клыков голодных хищников, что по законам природы всегда выбирали именно ее, больную самку, себе в качестве цели.

Сегодня не стало исключением: если бы не поддержка подруги, то Амбала бы уже давно остановилась, возможно и не один раз, давая отдохнуть ноющей конечности. Пусть стадо за день и не было атаковано, но все же постоянные перемещения с пастбища на пастбище были важны, так что отставать от остальных было нельзя. Так и сейчас, если не поспеть за сородичами на ночевку, можно будет оказаться в опасном для любого травоядном одиночестве.

Но под подбадривающее слова превозмогать боль было всяко легче. Точно так же пересиливать себя, когда от твоей медлительности зависела жизнь не только твоя, но и товарища. Ведь Имани ее не бросит, точно, дура, не бросит.

"И угораздило же ее тогда отгонять от меня леопарда, вот дает же, а", — матерая глянула на обломанный рог молодой газели, половины которого она лишилась месяца назад, когда вздумала попытаться поднять на эти рога большую кошку. Хоть шею себе не свернула, а еще лучше горло об когти не разорвала, на том спасибо. Леопард тогда покрутил лапой у виска, да и ушел подобру-поздорову, а вот рог приделать обратно уже не получилось. Не прирастают они просто так на место.

Амбала про себя ворчала, но все же такая забота знатно грела ей душу. Так что, ворчала-ворчала, но все же шла. Через боль порой, но шла, с каждым километром доказывая сама себе, что все еще достойна пожить еще немного.

Уже совсем недалеко от стоянки стадо встало: то ли кого из суягных самок приперло передохнуть, а может и вовсе разродиться прямо тут и сейчас, то ли еще какие-то обстоятельства появились. Амбала и Имани в этом не разобрались, вместо этого обе остановились рядом друг от дружки и принялись мерно щипать траву. Стоянка затянулась, сначала на десять минут, потом на все двадцать и тридцать, но, видимо, никого из стада это не беспокоило.

Неужто ночуем сегодня тут? — Имани обеспокоенно огляделась вокруг, не особо разбирая окружения. В воздухе пахло грозой и дождем, где-то совсем далеко сверкали молнии.
Амбала на ее вопрос только пожала плечами, тщательно перетирая между зубов жвачку. На деле, не смотря на опасность этой затеи, она была бы даже рада остаться тут. Пусть у водопоя их стадо никто не будет трогать, но зато идти лишние несколько километров до него не придется.

Но потом, внезапно, стадо заволновалось.

Не успело пройти по рогатым головам ненавистное слово "гиены", перекидываясь обеспокоенным шепотом от одного травоядного к другому, как внезапно вспыхнувшая совсем рядом молния показала все и сама. Амбала как раз только опускала голову к земле, из-за чего прекрасно заметила хищный силуэт, что бежал прямо на них.

— Имани, беги! — глядя на замешательство подруги, он возопила еще громче. — БЕГИ!

Сама же Амбала, по одному ей известному наитию, побежала совсем в противоположную сторону. Она то ли надеялась, что за ней, больной и старой, гиены увяжутся с большей охотой, чем за быстроногой Имани, то ли просто всем сердцем желала ту защитить, пусть и физической силой. По этой же причине она не свернула в сторону, когда увидела прямо перед собой другую хищницу, нет, напротив, она грозно поднялась на дыбы и, со всем именующейся силой, ударила ту по лапе.

Пятнистая завопила от боли, падая на бок, а Амбала побежала куда-то в сторону от всего остального стада, только моля богов, чтобы Имани не увязалась за ней следом.   

Пояснения

Газель побежала ровно в сторону засады Нур, но перед этим ударила Болэйд и этим ударом сломала ей заднюю конечность. Болэйд упала на бок, но в сознании. Также она крикнула Нур и Наил, чтобы они продолжали охоту без нее (первый отписывающийся игрок может написать это фразу и ситуацию в желаемом виде).

Кубики не кидались, т.к. фактически атак никаких не проводилось.

Действия согласованы с ведущим игру мастером, т.е. со мной, поскольку персонаж Болэйд был оставлен играющим его игроком.

Будущий БМ для всех гиен (Нур и Наил) -3, т.е. +3 в пользу травоядного (черная антилопа).

+1

458

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Дальнейший порядок отписи: Нур, Наил, Амбала (НПС).

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

459

ОФФ

Заявки на лоты в лавочке

Пока две молодые дамочки желали друг другу удачи и договаривались, как порядочные воспитанные гиены, их старшая соратница успешно добралась до кустов, которые приметила в качестве своего укрытия, и неуклюже завалилась на бок. Наверняка если бы кто-то плохо знающий Нур увидел, как вальяжно это бестия перекатывается с бочка на живот и устало смотрит на осторожничающих молодух, то непременно попытался бы оторвать её голову. Это ж надо так вести себя, пока в клане от голода все готовы друг другу глотки перегрызть, и пока эти новенькие так стараются?! И всё же Нур не видела в этом ничего такого. Скорее всего, для Наил Болэйд охота в незнакомых владениях, не принадлежащих клану, личное поручение матриарха клана и выбранная большая цель были чем-то невероятно волнующим, но не для Нур. Пинок под зад от Шензи, заставивший Нур подняться и топать на охоту, был обыденным делом. Она работала по старой схеме, которую подсмотрела у львиц прайда, когда ради забавы (ну надо же куда-то свою энергию девать!) помогала им охотиться, так что и это казалось ей обыденным. Она охотилась на землях, которые пусть и были ей незнакомы, но всё-таки чем-то напоминали земли прайда, когда они ещё не были разорены бесконечными охотами гиен и новых львиц Скара, а также засухой и потопом.

Красиво здесь… Надо будет насесть нашей главной женщине на шею и уломать почаще меня сюда отправлять. Надоело шлёпать в болоте Скара”, – мечтательно подумала гиена, невольно облизывая пересохшие губы. Когда стадо, наконец, пришло в движение, вечно наглая морда хищницы стала непривычно серьёзной, она приняла положение поудобнее, напрягаясь всем телом. Нужно не прощёлкать подходящий для атаки момент, иначе вся их командная работа пойдёт насмарку. Неприятно будет так глупо опозориться перед мелкими новенькими. Сначала всё шло гладко, Нур даже немного расслабила булки, предвкушая довольно лёгкую победу над этой рогатой. Однако внезапно она воинственно поднялась на дыбы и ударила кого-то, из-за кустов пятнистая бестия даже не сразу поняла, что их добыча решила поколотить одну из охотниц. И всё же старшая гиена даже не шелохнулась, только чуть оскалила клыки скорее от осознания того, что им, возможно, придётся тащить Болэйд на своём горбу. Не хватало ещё, чтобы она, как дура, сломя голову помчалась проверять состояние новой самки, упуская такой аппетитный куш.

Чё она там орёт? Продолжать охоту? Ну вот и ладушки, значит, живая”.

Вот ведь… Охотиться втроём на такую громадину, пусть и нездоровую, уже задача не из простых. Нур планировала, что если не удастся быстро разделаться с выбранной ими целью (ну, точнее выбранной ЕЙ целью), то пока она будет отвлекать рогатую, её более ловкие соратницы будут наносить множество мелких ран. Бедолаге пришлось бы разрываться между тремя голодными гиенами, и это должно было быстрее утомить её, по плану пятнистой бестии. Но теперь, когда одна из них валяется с повреждённой лапой и не в состоянии помогать, дело обстоит гораздо, гораздо хуже. Работать в паре с этой мелкой белобрысой барышней против громадной антилопы всё равно что охотиться в одиночку. С одной только помарочкой – если Наил такая слабая, как думает Нур, то ей ещё придётся отвлекаться на её защиту. Ох, лишь бы ей не пришлось оттаскивать на своём горбу этих двоих от перепуганной антилопы, а то уж больно она храбрая…

Детки, а давайте вместе подумаем, кого же будут винить в случившимся?” – мерзким голосочком мысленно проворчала самка, невольно скаля клыки и представляя угрюмую морду матриарха. Выждав момент, когда антилопа подберётся достаточно близко к укрытию, гиена сделала резкий прыжок ей наперекор, обрушивая весь свой вес на чёрный бок рогатой. Неизвестно что стало успешным выполнением задумки бывалой воительницы: её удача, эффект неожиданности, больная нога антилопы, влажная почва или всё вместе взятое, но всё же Нур удалось повалить травоядное на бок, как она и планировала изначально. Не теряя ни секунды, самка тут же попыталась впиться мощными челюстями в череп антилопы, решив попытать удачу и проломить его. Похоже, им вдвоем с Наиил придётся знатно попотеть, чтобы одолеть это бесстрашное животное, так что отлынивать не получится.

ГМУ

Использую:
Земного покровителя, чтобы гарантированно повалить антилопу.
Талисман охоты на свою атаку
Амулет подавления, если антилопа будет атаковать
• Умение “мощные челюсти”, пытаюсь прокусить черепушку

+3

460

Все пошло по плану, с одной стороны. А с другой — слону под хвост. Добыча дернулась прямо, куда надо было, Болэйд была ровно в том месте, где должна была быть. Расстановка идеальная, хоть добыча и крупная. Но крупная добыча, конечно же, часто бывает и более дерзкая. Особенно против гиен, которые не обладают внушительным станом своих кошачьих соседей.

Это был просчет. Простительный, в конце концов, эти земли для них чужие, эти стада — тоже. Они не могли знать темперамент местных травоядных и насколько те пуганные. Но все равно просчет. Наил не затормозила, когда увидела, как их, казалось бы, старая и хромая добыча, грозно встала на дыбы и со всех сил ударила опасным копытом по Болэйд.  Наоборот, гиена припустила к ним, надеясь успеть схватить добычу, но лишь немногим опоздала.

Наил хотела спросить как Болэйд, куда ударила антилопа, каковы ранения, но не успела. Крокутша громко погнала ее продолжать охоту дальше, не обращая на нее внимания. Только это и ее уверения, что с ней все будет нормально, заставили гиену отвлечься от раненой. И то с трудом. Все в Наил претило такому развитию событий. Они же члены одного клана, они обязаны держаться вместе, помогать друг другу, поддерживать. Как же так можно? Но Наил все же кинулась следом за убегающей антилопой. В конце концов, Болэйд действительно никуда не денется. А вот Нур вряд ли отзовет охоту только из-за ранения одного из ее членов. Это, как Наил уже успела усвоить, не в стиле гиен клана Шензи. Для них приоритет на заданиях матриарха, а не на друг друге. Как бы ей лично это не претило, Наил была вынуждена подчиняться.

Гиена нагнала добычу уже после того, как Нур, надо сказать очень впечатляющим броском, повалила ее на землю. Отлично, это прекрасный поворот событий, который играл  ей на лапу. Наил тоже не привыкла растягивать охоту. Нет никакого смысла играться с добычей. Более того, это больше похоже на издевательство. Да, они хищники, они едят травоядных. Поэтому это их обязанность, как хищников, кончать с охотой как можно быстрее, не причиняя животному лишних страданий.

Поэтому крокута не стала церемониться. Подбежав со спины упавшей антилопы, она ринулась прямо к основанию ее шеи, намереваясь быстро переломить ее одним мощным укусом.

ГМу

Умение мощные челюсти
Талисман удачи, талисманы сопротивления и подавления на случай, если антилопа кинет ответку

+1

461

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFkXHUwNDQzXHUwNDQwIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFkXHUwNDQzXHUwNDQwIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MjJcdTA0MzBcdTA0M2JcdTA0MzhcdTA0NDFcdTA0M2NcdTA0MzBcdTA0M2QgXHUwNDNlXHUwNDQ1XHUwNDNlXHUwNDQyXHUwNDRiICIsInZhbHVlIjoiMiIsImFjdGl2ZSI6Im9uIn1dLCJzcGVjaWFscyI6IiJ9LCJkZWZlbmRlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDEwXHUwNDNjXHUwNDMxXHUwNDMwXHUwNDNiXHUwNDMwIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDEwXHUwNDNjXHUwNDMxXHUwNDMwXHUwNDNiXHUwNDQzIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImFjdGlvbiI6Ilx1MDQzMFx1MDQ0Mlx1MDQzMFx1MDQzYVx1MDQ0M1x1MDQzNVx1MDQ0MiIsImF0dGFja19kaWNlIjoxNCwiZGFtYWdlX2RpY2UiOjYsIm1vZGlmaWVyIjowLCJib251c2VzIjpbeyJ0aXRsZSI6Ilx1MDQyMlx1MDQzMFx1MDQzYlx1MDQzOFx1MDQ0MVx1MDQzY1x1MDQzMFx1MDQzZCBcdTA0M2VcdTA0NDVcdTA0M2VcdTA0NDJcdTA0NGIgIiwidmFsdWUiOiIyIn1dLCJib251c2VzU3VtIjoyLCJyZXN1bHQiOnsiYXR0YWNrX3JhdyI6MTQsImF0dGFja19ib251cyI6MiwiYXR0YWNrX21vZGlmaWVyIjowLCJhdHRhY2tfY2hhbmdlIjoyLCJhdHRhY2tfcmVzdWx0IjoxNiwiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoibm9ybWFsIiwic2VsZmhhcm0iOmZhbHNlLCJkYW1hZ2VfcmF3Ijo2LCJkYW1hZ2VfbW9kaWZpZXIiOjAsImRhbWFnZV9yZXN1bHQiOjYsImRhbWFnZV9zdGF0ZSI6ImhhcmQifX0=

Мне надо дать по жопе, потому что я не добавил +2 к броску 20-ти гранника от Мощных челюстей, из-за чего сильно перелопатил итог кубиков.
НАСТОЯЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ КУБОВ:
БРОСОК НА АТАКУ — 17 => Улучшенная атака, 17-18 — прибавка “+1” к броску на урон
БРОСОК НА УРОН — 7 — смертельная травма с антибонусом “-3”.

Лот "Земной покровитель" удачно применен и списан с профиля Нур!
У лота "Талисман охоты" остается 14 зарядов!
Перезарядка умения "Мощные челюсти" три поста!

Благодаря своему мастерству, своей наглости и веса, в конце концов, у Нур успешно получается повалить антилопу на землю. И не мене успешно впиться зубами ей прямо в череп, безвозвратно выпуская через пробитые дырки дух травоядного наружу.
Добыча теряет сознание, охота окончена.

Хорошая работа.
Кубы на Наил я все-таки кину.
[/formatgic]

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFkXHUwNDMwXHUwNDM4XHUwNDNiIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFkXHUwNDMwXHUwNDM4XHUwNDNiIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MjJcdTA0MzBcdTA0M2JcdTA0MzhcdTA0NDFcdTA0M2NcdTA0MzBcdTA0M2QgXHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDMwXHUwNDQ3XHUwNDM4IiwidmFsdWUiOiIyIiwiYWN0aXZlIjoib24ifSx7Im5hbWUiOiJcdTA0MWNcdTA0M2VcdTA0NDlcdTA0M2RcdTA0NGJcdTA0MzUgXHUwNDQ3XHUwNDM1XHUwNDNiXHUwNDRlXHUwNDQxXHUwNDQyXHUwNDM4IiwidmFsdWUiOiIwIiwiYWN0aXZlIjoib24ifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MTBcdTA0M2NcdTA0MzFcdTA0MzBcdTA0M2JcdTA0MzAiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MTBcdTA0M2NcdTA0MzFcdTA0MzBcdTA0M2JcdTA0NDMiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjIsImRhbWFnZV9kaWNlIjo2LCJtb2RpZmllciI6MCwiYm9udXNlcyI6W3sidGl0bGUiOiJcdTA0MjJcdTA0MzBcdTA0M2JcdTA0MzhcdTA0NDFcdTA0M2NcdTA0MzBcdTA0M2QgXHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDMwXHUwNDQ3XHUwNDM4IiwidmFsdWUiOiIyIn1dLCJib251c2VzU3VtIjoyLCJyZXN1bHQiOnsiYXR0YWNrX3JhdyI6MiwiYXR0YWNrX2JvbnVzIjoyLCJhdHRhY2tfbW9kaWZpZXIiOjAsImF0dGFja19jaGFuZ2UiOjIsImF0dGFja19yZXN1bHQiOjQsImF0dGFja19zdGF0ZSI6IndlYWsiLCJzZWxmaGFybSI6ZmFsc2UsImRhbWFnZV9yYXciOjYsImRhbWFnZV9tb2RpZmllciI6LTEsImRhbWFnZV9yZXN1bHQiOjUsImRhbWFnZV9zdGF0ZSI6ImVhc3kifX0=

У лота "Талисман удачи" остается 9 зарядов!
Перезарядка умения "Мощные челюсти" три поста!

Дайте мне уже по жопе, чтож ты будешь делать
У Наил макисмальный бонус, т.е. "+3" на атакую, но на результат урона это не влияет!

У Наил проходит все не так гладко: вместо прокушенного основания шеи  получается только царапнуть шкуру антилопе. Но то и не важно, секунду назад она уже скоропостижно потеряла сознание. Можно прикусить сильнее и сделать вид перед старшей сотоваркой что все так и было.
[/formatgic]

0

462

Антилопа, похоже, была настолько обескуражена ниоткуда выскочившей здоровой гиеной, что совсем перестала соображать. Будь она пошустрее и моложе, то, возможно, успела бы откинуть накинувшуюся на неё хищницу своими огромными рогами, но всё-таки опытная охотница оказалась проворнее. Мерзкий хруст костей под клыками – охота окончена, и опытная охотница прекрасно это понимала. Прибить с первого удара, ух, как гордость распирает! Подскочившая Наил уже зря тратила силы, но Нур ценила то, как она старается. Вах-вах-вах, какая молодчинка!... стоит прямо рядом с ней.

Тьху ты, хорошо, что не пришлось долго возиться с этой здоровой тушей, – проворчала гиена, рассматривая зияющую дыру на чёрно-белой башке убитой антилопы. Убить такое огромное животное с первого укуса! Кусь и всё, нет больше гордой антилопы, так нагло замахнувшейся копытами на их соратницу.  Нужно обязательно, обязательно покрасоваться перед Лапулей, чтоб не забывал, какая прекрасная недооцененная подружайка у него под боком расхаживает. А то вдруг перестанет ценить её дружбу. Да и крошка Наил, похоже, теперь уж точно надолго запомнит, на что способны гиены клана Шензи, когда настроены серьёзно. Многие молодые гиены и недавно присоединившиеся к клану, ещё не проверившие на остроту клыки Нур, недооценивают её из-за привычки гоготать без причины и совершенно плоско шутить вместе со своим таким же отбитым на голову дружком. А когда узнают, что эта полоумная гоготунья когда-то мерилась клыками со свирепым матриархом клана, способной одним своим многообещающим взором заставить захлопнуть пасть и поджав хвост ускакать в далёкие дали, так и вовсе катаются по земле от хохота. Однако после сегодняшнего у голубоглазой мелочи вряд ли появится желание попытаться подняться по иерархической лестнице за счёт этой бестии. Впрочем, вряд ли у этой лапушки вообще могло появиться подобное желание.

И всё-таки даже несмотря на такой замечательный исход (не каждый день так пируют, в конце-то концов!), самка осматривала антилопу довольно угрюмым взором, переваривая всё произошедшее и обдумывая дальнейшие их действия. Нур понимала, что придётся тратить травы и нервы на новую, ещё не проявишую себя гиену, и этот факт не мог не раздражать её. Она нисколечко не смыслила в лекарском мастерстве, но у неё хватало мозгов, чтобы понять, что искать какую-то особую травку на этих землях задачка не из простых. Так ещё и если у неё открылось кровотечение, то на запах свежей крови могут сбежаться львицы королевишны, и попробовать отжать пищу у пятнистых соседей. Новые львицы уж слишком смело себя вели, но рвать на части царских дам без прямого на то разрешения Шензи пока никто не решался. Не хотелось ещё больше портить отношения с худозадым корольком.

Эй, мелкая, – облизывая клыки фыркнула пятнистая, – иди и проверь, как там Болэйд. Если она сама топать может, то будешь помогать мне тащить наш обед. Если же нет… – тут её морда скривилась в мерзкой самодовольной ухмылочке, а в глазах заблестели лисьи искорки. Предоставлять эту крошку, которая тащит на себе пусть и не такую здоровую, как та же Нур, но всё-таки превосходящую её размером Болэйд, было для Нуры довольно… забавным. Жаль вот только, что забавным для неё одной. – То тогда придётся тебе самостоятельно таскать нашу дорогую любительницу бросаться под копыта. Ты вроде шаришь во всяких травках, да? Тут земли не такие вытоптанные, авось чего найдёшь. Если сможешь, то подштопай её, но сильно не задерживайся. Здесь нет прайдов и кланов, и этим не против воспользоваться бродяги. Так что давай шевели булками.

Тот факт, что если раны Болэйд окажутся слишком серьёзными и Нур придётся самостоятельно тащить эту исполинскую тушу, нисколько не напрягал её. Выносливость – её конёк. Да, пусть бегает она не так быстро и проворно, как молоденькие небольшие самочки и самцы, но зато бежать, в отличие от многих, она может очень и очень долго, а потом тащить труп того, за кем гналась, на приличное расстояние. Обычно в охотничьих группах именно она была основной силой, так что таскать туши ей было не впервые. Разве что обычно в перетаскивании столь громадных тел ей по очереди помогали те, кто вместе с ней охотился. Ну, ничего, в этот раз просто будут устраивать недолгие передышки, чтоб она спинку не надорвала.

Пока Наил вместе с Болэйд плелись к старшей соратнице, она решила воспользоваться моментом и закончить работу голубоглазой охотницы. Будет неловко, если во время своего “путешествия” антилопа резко начнёт очухиваться и пытаться ускользнуть от хищниц. Нур принялась разгрызать трахею добычи, с трудом удерживая себя от желания устроить трапезу прямо здесь и сейчас. Как одной из самых крупных, наглых и драчливых гиен, обычно ей всегда перепадал хотя бы кусочек, да и знакомые львицы порой делились теми скудными крохами, что им удалось добыть. Однако это не значит, что ей не хочется вернуть старые добрые времена и набить свой живот до отвала, как это было в те славные времена, когда Скар только-только взошёл на трон и ещё не разорил плодородные земли прайда. Хотя, чего таить, пока она заканчивала обрывать жизнь антилопы, пару кусочков всё-таки удалось незаметно заглотить.

Скоро стартуем, так что поторопитесь, дамочки! – с неуместной в этой ситуации радостью, учитывая ранение Болэйд, прикрикнула пятнистая бестия, укладываясь возле тела антилопы. Долго отдыхать ей не удалось, вскоре к ней поспешили напарницы. Наил тут же начала рассыпаться в извинениях за то, что помочь тащить тушу у неё не получится, на что старшая самка только расплылась в улыбке. Ну вы только посмотрите на этот цветочек!

О, лапушка, не волнуйся. Мне не привыкать таскать хавчик, – протянула гиена, под конец жутко похихикав в привычной всем гиеньей манере, – только не урони ее.

===========> Бескрайние луга

Отредактировано Нур (10 Мар 2019 12:54:04)

+1

463

Наил, как оказалось, можно было и не стараться, не спешить. Нур прекрасно справилась без нее, крокута могла бы остаться с раненой Болэйд. Хотя, конечно, на тот момент, когда надо было срочно принимать решение, они не могли этого знать. Все-таки госпожа удача - дама очень капризная.

Не то, чтобы Наил сомневалась в умении старшей гиены охотится, нет, конечно. Тем более после такой впечатляющей демонстрации — один укус и готова гигантская, по сути, антилопа. Но никакое умение не спасет, если Ро’Каш сегодня настроена против тебя. Та жа Болэйд — отличный тому пример. К слову о ней.

Наил молча выслушала указания Нур и так же молча кивнула, показывая свое понимание ситуации и согласие с ее выводами. Не то, чтобы она была профессиональным медиком, конечно, но какие-то мелочи знала.  Главное — надо помочь Болэйд добраться до Кладбища, а там наверняка найдется кто-то умнее Наил, кто сможет помочь. Мазего, например. Ее наставница наверняка знает, что делать.

Поэтому крокута быстрой рысью побежала к раненой. Первым делом, надо узнать насколько все плохо.

— Все готово, мы завалили ее. Ты как? — спросила она у Болэйд на подходе и тут же скривилась глупости вопроса. Конечно плохо. — Куда она тебя ударила? — быстро поправила себя Наил, пока кремовая не успела ответить.

— Правая задняя лапа, — явно сквозь сжатые от боли зубы ответила гиена. — В бедро. Встать не могу. Больно жуть как.

Наил кивнула и подошла поближе к раненой конечности. Крови не было, но конечность выглядела как-то странно.

— Там скорее всего перелом, — все так же слегка шипя сказала Болэйд. — Потрогай лапой, если горячее и плотное, то точно.

Наил удивленно посмотрела на нее, но послушалась указаний. Видимо, кремовая крокута знает больше нее в этом деле. Это хорошо, если так. Может дать указания что делать. Наил аккуратно прикоснулась лапой к правому бедру Болэйд и тут же одернула его, когда та взвыла от боли.

— Прости! Прости, прости! — Наил тут же принялась извиняться, но кремовая лишь со стоном отмахнулась от нее. Мол, она же сама попросила, все нормально.

— И правда похоже на перелом, — подтвердила Наил, на что Болэйд лишь скривишись покивала. — Я могу донести тебя до Кладбища Слонов, — сказала она, поворачиваясь к лицу Болэйд. — Мне не сложно. Там наверняка найдется кто-то, кто сможет помочь.

Должен же в клане Шензи быть хоть один лекарь, умеющий вправлять кости.

— Хорошо… Но сначала… Найди здесь немного мяты… Наверняка должна быть. От боли, — тяжело дыша проинструктировала ее кремовая. Что ж. Это Наил было по силам. Как выглядит и пахнет мята она знала, хотя и не разбиралась особо в травах. Долго искать, кстати, не пришлось. Нужная травка обнаружилась почти сразу, и крокута быстро отдала ее раненой. Пока Болэйд сосредоточенно жевала обезболивающее, Наил помогла ей слегка приподняться на передних лапах, а затем подлезла под нее. Уже вскоре, кривящаяся и шипящая от боли Болэйд, тряпочкой свисала со спины Наил.

— Я постараюсь идти поаккуратней, чтобы нога поменьше дергалась, — пообещала она своей драгоценной ноше и медленно пошла назад к Нур. Потом, когда съеденная Болэйд трава возымеет эффект, можно будет немного ускориться, но пока что Наил старалась дергать ее по-минимуму.

— Боюсь, — печально и с явно извиняющимся видом, начала она подходя к Нур, — тебе придется нести антилопу одной. У Болэйд сломано бедро, ее надо отнести к лекарю. Я могу ее спокойно донести, но с антилопой уже не помогу.

К счастью, для Нур это не стало проблемой. Дождавшись, когда старшая крокута и взгромоздит свою тушу себе на горб, Наил развернулась и направилась в сторону Земель Гордости, откуда они уже перейдут на Кладбище.

-----→>> Бескрайние луга

Отредактировано Наил (14 Мар 2019 16:27:59)

0

464

Всё шло точно по обговоренному плану. Болэйд заранее приготовилась, когда газель побежала на неё. Ещё немного, и будущая добыча свернет в сторону Нур, а та уже сама со всем разберется. Однако, ничего подобного не произошло, и Болэйд на миг замерла, увидев перед собой поднявшуюся на дыбы антилопу. Копыта с завидной силой ударили по лапе, заставив гиену завопить от боли и повалиться на землю. Лэй никак не ожидала, что газель решится атаковать, и не предприняла ровно никаких попыток защититься, например, дернуться в сторону. План порушен и одна охотница была выведена из строя, но оставались ещё две самки, которые могли повернуть ситуацию в нужное русло! Болэйд резко вскинула голову и увидела убегающую газель.

— Не волнуйтесь за меня! Продолжайте охоту! — из-за всех сил крикнула гиена и бессильно уронила голову на траву.

Для Лэй было важно добыть это мясо и принести его клану. С ней всё будет в порядке, а если сейчас остановить преследование цели, то ни о какой добыче не могло идти и речи; все травоядные в округе будут знать об опасности и второго шанса не представится. Острая и резкая боль в лапе отдавалась по всему телу, Болэйд чуть шевельнула поврежденной конечностью и тут же шумно выдохнула сквозь сжатые зубы. «Плохо дело. Очень плохо… Лапа еле шевелиться и будто в огне», — гиена практически не сомневалась в диагнозе. Это был перелом. Ничего удивительного, учитывая силу удара травоядного. Собравшись с силами, Болэйд предприняла попытку встать на здоровые лапы. Нашла опору передними, чуть подтянулась, и сразу же опустилась обратно на землю. Тело подало болезненные сигналы, чреватые усугублением состояния. Судя по всему, повреждено было конкретно бедро. В данный момент Лэй была совершенно беспомощна и никак не могла помочь себе сама, оставалось только ждать завершения охоты. «Надеюсь, они вдвоем завалят эту хромую газель», — мысли прервались стоном и шипением. Боль не давала до конца сосредоточиться и постоянно напоминала о себе. Гиена твердо верила в своих соплеменниц. Болэйд старалась дышать ровно и терпеть, это был максимум возможностей. Когда охота закончится, ей обязательно помогут.

Спустя некоторое время, рядом раздался знакомый голос Наил. «Хоть одна хорошая новость», — отметила про себя Лэй, и морально собралась с силами.

— Правая задняя лапа. — проговорила она и невольно скривилась. — В бедро. Встать не могу. Болит жуть как.

И все-таки, необходимо было удостовериться в собственных догадках и поставленном ранее диагнозе. Плюс, это хоть немного поможет Наил в дальнейших действиях.

— Там скорее всего перелом. — говорить без шипения было сложно. — Потрогай лапой, если горячее и плотное, то точно.

Болэйд была готова к новой вспышке боли, как следствие осмотра, и невольно взвыла, когда лапа Наил коснулась бедра. Выдохнув, гиена чуть мотнула головой.
— Всё в порядке, я сама попросила.

В конечном счете диагноз полностью оправдался, на что Лэй покивала и вновь скривилась. Она была благодарна Наил за помощь, и тоже надеялась, что в клане Шензи найдется врачеватель. До Кладбища Слонов ещё надо было добраться, а боль становилась просто невыносимой! Подумав немного, Болэйд повернула голову к Наил.

— Хорошо… Но сначала… Найди здесь немного мяты… Наверняка должна быть. От боли.

Ей не хотелось всю дорогу сопеть, шипеть и заставлять спутниц слушать весь спектр ощущений и эмоций, вызванных невыносимой болью. Мята ненадолго, но поможет, там уже они успеют добраться до лекаря.

— Спасибо, — Болэйд поблагодарила Наил и стала жевать принесенную траву.
Ещё раз собравшись с силами, Лэй аккуратно приподнялась на передних лапах, а с остальным помогла соплеменница. Гиене пришлось сильней стиснуть зубы и потерпеть несколько секунд, пока она не оказалась на спине Наил. Поврежденной лапе подобные шевеления не понравились, поза была непривычной в данный момент. Болэйд отметила про себя, что в целом положение лапы хорошее и дополнительных осложнений быть не должно. Скоро начнет действовать мята, всё будет заметно легче. Лэй была благодарна Наил за заботу, та действительно несла свою ношу максимально аккуратно, и могла почувствовать, как Болэйд немного, но расслабилась.

Добыча действительно была внушительной. Туша газели лежала на земле, сейчас Болэйд могла по достоинству оценить старания соплеменниц. Для Нур не было вопросов тащить тушу в одиночку, понятно почему: она была сильной и выносливой самкой. Где-то в душе Лэй раздался укол, что она ничем не могла помочь, а с другой стороны, охота из-за неё не остановилась. Наконец, процессия двинулась в сторону Земель Гордости.

Переход --→ Бескрайние луга

+1

465

Настроение поста

Предгорья-------------------------------------→
Чернильная темнота ночи скрывала бегущего сквозь высокую траву. Днем он был бы заметен в этих степях, как бельмо на глазу, но сейчас, когда в небе собрались тяжелые тучи, из которых изливался сильнейший дождь, Котаго был практически невидим. Звуки его тяжелой поступи скрывались шумом падающих капель. Чем ближе подходил самец к Килиманджаро, тем тяжелее становилось дышать: пепел, даже несмотря на дождь, все еще висел в воздухе, забивался в нос, не давая легким нормально функционировать. Что же тут было раньше?

Вулкан уже явно успокоился: из его жерла больше не вырывались яркие вспышки пламени, а по склонам не текли раскаленные потоки лавы. Черношкурый видел это страшное зрелище, пока шел из предгорий сюда, огибая все территории прайда Скара. Уж с кем с кем, а с его гиенами он встретиться не хотел. Однако, с одной он все-таки пересекся, чуть поодаль от границ. Это был Рауф, его старый знакомый, единственный крокут, которого он мало-мальски переваривал. В переносном смысле, не подумайте, он его не сожрал.

Рауф рассказал льву, что творится на их территории и о своей возлюбленной, которую, собственно, и искал. Он, казалось бы, как-то повзрослел и даже заматерел за эти годы. Гиен больше не был тем сумасшедшим дурнем, которого Котаго встретил тогда. Изменился ли он сам? Повзрослел, поумнел? Этого лев не знал.

Встреча с Рауфом заставила его задуматься о том, чего он хочет от своей жизни и своего будущего. И о прошлом. Почему у него ничего не клеится, не сходится? И обитание в клане, вроде бы, была относительно счастливым: его сиблинги были рядом. Вот только их разделяла какая-то незримая стена, которую Кота так и не смог преодолеть за все время. Его воспитывали по-другому, он сам другой. Он действительно чувствовал себя белой вороной среди, как казалось, самых похожих на него львов и львиц. Бизкар изолировал его от «нормального» общества, загоняя в глубины депрессии и самокопания. Даже не словами и насмешками, а лишь своим существованием. Самец понял, что не знает, сможет ли он когда-нибудь построить свое счастье на обломках той жизни, что была прежде. Он потерял все: жену, детей (кто знает, где сейчас его дочери).

В этом походе Котаго твердо решил для себя, что обратно в клан Фаера он не вернется. И почему-то был уверен, что никто не будет скучать. Он ушел искать новую, лучшую жизнь.

«Если бы завтра я исчез,
Было бы кому-нибудь до этого дело?
Если бы моё время вышло, я хотел бы знать,
Что вы были счастливы, когда я был рядом.

Если бы завтра я исчез,
Потерял бы кто-нибудь сон?
Если бы я не был грубым и бездушным,
Тогда, быть может, вы бы по мне скучали»

Он вспоминал Рагнарека и Исгерд. Они были северянами, настоящими воинами, у которых был настоящий Голод. Уверенные, хладнокровные, с черным юморком. Разве им нужен малоразговорчивый брат с голосом в голове? Они не воспитывались вместе, они никогда не были обучены одному и тому же. Взрощенные в полной семье с сильным отцом, двойняшки не сомневались в своем происхождении, в отличие от Котаго. Противен собственному отчиму, выброшен, как кусок тухлого мяса, на съедение стервятникам.

«Я знаю, что я заблудился и хочу быть кем-то,
Кто бы нравился мне больше.
Я никак не могу забыть,
Так не напоминайте мне об этом никогда.

Что, если бы я взял себя в руки?
Имело бы это значение?
Что, если бы я попытался не вспоминать,
Имело бы это значение?
Все шансы, что я упустил,
Имело бы значение, если бы я попытался еще раз?
Имело бы это значение?»

Если бы он остался с Харукой, пересилив свой страх перед Бизкаром. Если бы она не побежала за ним. Все эти «если» будут терзать его всю жизнь. Ничего не изменить, история не знает сослагательного наклонения. Отчего же тогда столько боли в груди? А сколько страданий Кота причинил своим близким? Кому он, черт возьми, такой нужен? Вопросы, вопросы, а ответов нет.

«Если бы завтра я исчез,
Было бы кому-нибудь до этого дело?
Увязший в печали,
Идущий в никуда.

Все шансы, что я упустил,
Имело бы значение, если бы я попытался еще раз?
Имело бы это значение?»

***

Грязь чавкала под лапами, облепляя их до колен, когда Котаго подошел к облачным степям. Было мокро и противно, все, чего он хотел — это сухого места для того, чтобы переждать отвратительную погоду. Все было таким чужим и непривычным, но сейчас это было даже приятно. Помогало убежать от мыслей и самокопания. «Да уж, завязывай, задолбал», — пробурчал Бизкар, которому приходилось выслушивать все мысли хозяина на протяжении долгой дороги. Хотя, казалось, даже он слегка притих, понимая, что обычными издевками сейчас льва не расстроить. Его апатия была выше агрессии.

Кота уже собирался поворачивать в сторону виднеющегося вдалеке леса, как вдруг краем глаза заметил что-то светлое впереди. А потом и второе «что-то», тоже выделяющееся своей светлой окраской. Лев прибавил шагу по направлению туда. Быть может, это была еда, а может кто-то, кому нужна помощь. В конце концов, изначальной его целью было именно помочь жертвам извержения.

Когда самец подошел поближе, его взору предстала занятная картина. Два насквозь грязных и мокрых львенка старательно пытались поймать что-то такое же грязное и мокрое, но поменьше. Один держал добычу у земли, а второй неловко копошился рядом. Зрелище настолько душещипательное, что Котаго просто не мог пройти мимо.

— Вам помочь? — спросил он, перекрикивая шум дождя.

Оба испуганно вздернули свои белые головы вверх и уставились на него. Тот, что держал мелкое существо в лапах, тут же его выпустил, то ли от испуга, то ли от неожиданности. Обезумевший от страха заяц побежал прямо навстречу самцу. Даже в такую погоду поймать какого-то кролика для Котаго не составляло труда, поэтому он с легкостью прижал его лапой и быстро перекусил шею, мгновенно лишая жизни.

— Вот, держите, — буркнул лев и кинул львятам тушку. — Не хотел вас напугать. Я — Котаго. Что вы делаете здесь одни, в такую погоду?

Выглядело это максимально неловко. Черный взрослый бугай пристает к двум детишкам, которым, кажется, и года еще не было. Но Коту действительно беспокоило, как они оказались там совсем одни. Если у них погибла мать, долго им точно не протянуть. Если можно избежать голодной смерти двух детенышей, лев с радостью поможет.

+2

466

Сейла уже чувствовала вкус зайца у себя в пасти. Покуда Тагор с ним возился, она кружила рядом, не сводя со зверька алчных, сияющих глаз и облизывая усы. Она тихонько рычала, предчувствуя, как в первый раз вонзит зубы в теплую, бьющуюся плоть и все примеривалась, примеривалась, чтобы не промазать и не пустить тяжкий труд насмарку. Нельзя тратить время, а то брат не удержит бьющегося зверька, и за ним снова нужно будет прыгать. Упускать эту славную для пары львят добычу она не собиралась. Вот, кажется, пора уже, пора! Сейла открыла  клыкастую пасть, метя ровнехонько в заячью глотку. Внезапно за шумом дождя, барабанившего по земле и львиным спинкам раздался чужой, звучный голос...  мужской. Сейла молниеносно развернулась, оскалилась и отпрыгнула в сторону, пытаясь скрыть охвативший ее страх за рычанием. Как они не заметили это черное страшилище, как позволили подойти так близко? Он огромный, куда больше Нарико и всех львов, что  им довелось увидеть до этого. Сотни мыслей промелькнули в голове у Сейлы, и ни одна их них не была утешительной. Белая львичка, не выпуская черное страшилище из виду и не переставая показывать зубы, бочком пододвинулась к Тагору. Ее уши, плотно прижатые к затылку, подрагивали.

Брат от страха - такого же страха, охватившего и его сестру - выпустил зайца, который неловко поскакал прямо в лапы гиганту. О, заяц!

- Драпаем, как только он зайца жрать начнет, - шепнула напряженным голосом Сейла. - Ну, раз, два...

Но незнакомец не стал жрать  зайца. Он убил его и швырнул им обратно! Изумлению Сейлы, уверенной, что им с братом придется сейчас спасать свою шкуру и удирать от черного, не было границ. Она ошеломленно уставилась в морду незнакомца, вроде бы серьезную и искреннюю, и невольно выпрямилась. Он серьезно отдает им добычу? Спустя пару секунд она осознала, что невольно приоткрыла пасть от удивления и быстро ее захлопнула, нахмурив брови и склонив голову набок. Не переставая следить за потенциальным врагом - а может, и не врагом? - она вытянула лапу и подцепила кролика, подтащив его поближе к себе и брату. Может, черный и не стал убивать их сходу, но он в несколько раз их больше, он чужой и неизвестный, а значит, еще может быть опасным. Правда, его взгляд казался искренне обеспокоенным судьбой парой незнакомых львят, оказавшихся посреди степи совсем в одиночестве... Сейла склонила голову набок и прищурилась.

- А ты стой там! - велела она наконец, вытянув лапу, будто прочерчивая невидимую черту в воздухе. Отвечать на его вопрос Сейла не торопилась. - Прямо там, на этом расстоянии.

Жрать хотелось - ужас. Но как можно нормально набить пасть мясом, когда рядом такой стоит страшный лев чужой? Надо потихоньку забрать кролика и сваливать бочком. Правда, частичка Сейлы сомневалась, что бежать правильное решение. Этот заяц - единственное, что удалось им с братом добыть, а этот лев ведет себя дружелюбно, съесть их не пытается. Может, он как-то готов им помочь? Отдал же зайца!

"Тут как понять-то, что он этим зайцем не хочет нас задобрить, а потом, как только мы начнем есть, не нападет? Надо тут подумать, хорошо подумать."

И не только подумать, но еще и не показывать, как страшно. Сейла стояла с поднятой головой и напряженными мышцами, говорила громко, весь ее вид выражал осторожную недоверчивость, и еще она старалась казаться уверенной и запихать страх от того, что неверное движение может дорого ей обойтись, куда подальше. И не только ей, но и брату.

+2

467

Для атмосферы

>>> Страна грёз >>> Круги на воде [Ари] >>>

---------------

Она проснулась резко, как будто кто-то нарочно выдернул её из сна. Хотелось бы сказать, «из сладкого сновидения», вот только увы – ей приснилось, что вся её семья погибла. Так и не названная дочь умерла ещё при рождении. Трандуил был укушен змеёй. Антарес, Эос, Талия и Вакати погибли вместе со старухой Аджузой на границе с прайдом Скара – гиены, населявшие земли соседнего прайда, похоже, совсем оголодали. А Нари… Нари погиб в битве с чужаками, пришедшими с юга. Во сне львица видела крупного чёрного льва, поднимающегося по ступеням в королевскую пещеру, и интуиция подсказывала ей, что он – новый король прайда. Но больнее всего было то, что никто – никто! – из сопрайдовцев в этом сне, похоже, и не помнил о гибели всей королевской семьи. Они сновали по Каменной поляне, обсуждая повседневные дела и заботы, и даже не просто не поднимали тему недавно обрушившейся на их прайд череды смертей, но даже не замечали Ари. Их королеву. Будто она была для них пустым местом. Оставшуюся часть сна львица помнила достаточно смутно, отрывками – путь на вершину Килиманджаро и мартышек, вторящих её песне (какой?) – но зато ей в память врезалась одна фраза, которую она то и дело повторяла во сне.

«Так пускай наступает холодным рассветом на нас новый день…», – эхом прозвучало у неё в голове.

Вот он и наступил. Вернее, не столько день, сколько ночь. Львица резко подняла голову, будто специально разбуженная кем-то. Она не сразу сообразила, где находится и что происходит; не сразу вспомнила, что произошло. А когда вспомнила – тут же вскочила (в тот же миг, впрочем, зашипев от боли в рёбрах) и кинула взгляд в сторону извергающегося вулкана – теперь тот выглядел как обычно и лишь чернота его склонов и земли неподалёку говорили о том, что ещё недавно эти земли были подвергнуты чудовищной катастрофе. Но… разве мог вулкан потухнуть так скоро? Всего за те несколько минут – в худшем случае часов – что они находились в Облачных степях?.. Ведь они спасались от извержения ночью, и проснулась она тоже в то время, когда небо было усеяно звёздами… Что-то здесь было не то.

Дети, – ей не нравилась такая быстрая смена обстановки за столь короткое время, поэтому на всякий случай уйти ещё южнее Облачных степей сейчас, наверное, было самым безопасным решением, – просыпайтесь. Нам надо… – она опустила взгляд себе под лапы, ожидая увидеть там прижавшихся к её боку и так неожиданно разбуженных её шевелением львят… вот только никого рядом с ней не было. – Дети? – в панике Ари начала вертеть головой из стороны в сторону, пытаясь разглядеть так хорошо заметные в темноте ночи белые шкуры своих отпрысков. – Сейла! Тагор! – вот только их рядом не было. Ни совсем рядом, ни в нескольких десятках и даже сотнях метров от неё. – ГДЕ ВЫ?! – не помня себя от страха, львица резко вскочила на все четыре лапы, уже не обращая внимания на ужасную боль в груди. Зато почувствовав, как что-то стянуло её кожу на бедре – инстинктивно самка обернулась и поглядела на свою заднюю лапу, которая была поцарапана веткой упавшего на львицу дерева. Порез практически не болел, а поверх него была нанесена грязно-зелёная кашица с желтоватыми прожилками, которая уже успела как следует подсохнуть. Значит, кто-то обработал её рану? Кто-то, кто затем словом или силой увёл её детей.

ТАГОР! – она ещё раз окрикнула своих детей, в беспокойстве обводя глазами округу. – СЕЙЛА! – однако ни один из львят всё ещё не отзывался и ни одного из них не было видно на горизонте.

«Всё останется в этой Вселенной, всё вращается в этой Вселенной…» – вновь прозвучали в её голове слова песни из сна.

***

Несмотря на то, что совсем недавно она пережила извержение вулкана, погубившее дом и всю её семью, и наплевав на то, что она была серьёзно ранена и едва стояла на лапах от усталости, Ари всё-таки отправилась на поиски своих детей. Единственных, оставшихся в живых. Конечно, львица не могла стопроцентно утверждать этого и, более того, она всё ещё надеялась, что Нари и остальным детям чудом удалось выжить после катастрофы и теперь они ждали её где-то по другую сторону от Килиманджаро… И всё же какая-то маленькая частичка её души кричала о том, что Ари, Сейла и Тагор – вот и вся их семья теперь. И этот тоненький писк перекрывал собою все мысли и надежды на спасение родни. Поэтому Ари сейчас так отчаянно цеплялась за потерявшихся детей – она не могла, не смела, не имела права потерять теперь и их! Она – их надежда и оплот, а они – якорь, благодаря которому львица всё ещё стояла на земле. И потому бывшая королева упорно пёрла вперёд, не обращая внимания ни на усталость, ни на боль – физическую и душевную.

И если поначалу было относительно легко и терпимо, то с каждым часом становилось тяжелее и безнадёжнее. Изредка львице казалось, что она улавливала запахи детей – но они тут же исчезали, поглощённые запахом гари и вонью сожжённых трупов, долетающими с севера. Этот запах был настолько нестерпим, что несколько раз Ари буквально с трудом сдерживала рвотные позывы, с ужасом догадываясь, что сейчас представляют из себя земли её – теперь уже бывшего – прайда. В очередной раз улавливая запах смерти, львица поднимала голову и с тоской смотрела на огромную гору, что служила им защитой, а потом погубила всех. Вспоминала, как с самого её, Ари, детства, когда она была ещё маленьким шестимесячным львёнком, Килиманджаро манил её. Она мечтала о том, что когда-нибудь будет жить здесь. Пришла однажды, но, не найдя никакого прайда, ушла на юг, в Оазис. А затем вернулась. И встретила Нари. Её мечта исполнилась – но стоила ли она тех жертв?..

Возвращаясь от своих воспоминаний к реальности, львица вновь принималась искать хоть какие-нибудь следы Сейлы и Тагора. Лёгкий запах, резко сменяющийся вонью пожара и смерти, воспоминания, слёзы, продолжение поисков, резкая боль в груди, привал, высматривание белых шкур на горизонте, вновь едва уловимый запах детей – и так на протяжении уже нескольких часов.

«Возвращается к нам, запуская круги на воде…»

Спустя огромное количество времени Ари совсем отчаялась. Она всё ещё не готова была смириться со смертью и этих отпрысков, но по крайней мере осознала, что было бы неплохо сделать длинную остановку и набраться сил. Именно поэтому, стоило ей увидеть на фоне светлеющего неба пару светло-серых пятен, как она не поверила глазам. Несколько секунд львица просто стояла на месте, испугавшись того, что это лишь мираж, галлюцинация, которую она видит от усталости… Однако маленькие фигурки львят не спешили растворяться в воздухе, а ветер время от времени даже доносил до неё обрывки фраз.

Дети… – только и смогла она беспомощно выдохнуть, сделав пару шагов по направлению к чудом выжившим львятам. – Сейла, – голос всё ещё был тих, а оклик прозвучал скорее как вопрос, нежели как восклицание, – Тагор.

Она направилась в их сторону – поначалу очень медленно, всё ещё не веря своим глазам, а затем постепенно переходя на бег. Грудь жгло огнём, она наверняка лишь усугубляла себе травму, но разве это было так важно? Сейчас, теперь, когда она наконец-то нашла их!

СЕЙЛА! – закричала она уже что было сил, чтобы дети услышали и увидели её. – ТАГОР!

И она увидели. Даже с этого расстояния Ари заметила, каким счастьем, облегчением и радостью засветились их морды! Ещё пара мгновений – и она бы, как это обычно происходит в мультиках, столкнулась бы с ними посреди ромашкового поля, обняв до смерти!.. Вот только на её крик обернулись не только дети.

Тёмная шерсть, несомненно, играла на руку незнакомцу в темноте ночи. Даже сейчас, в предрассветных сумерках, она не сразу увидела темношкурого льва – лишь когда он повернул свою голову в ответ на крики Ари и в темноте сверкнуло два глаза, львица поняла: её дети были не одни. Она тут же замедлила бег, пригнулась, ощерилась и, чуть прижавшись к земле, уже медленнее пошла в сторону Сейлы и Тагора.

Сломанные рёбра давали о себе знать. Она прекрасно осознавала, что проиграет битву этому льву, даже будь он хромым, глухим и слепым одновременно. Но материнский инстинкт взял верх: загородив собой детей, Ари, всё ещё вздыбив шерсть и продолжая щериться, глядела на гиганта снизу вверх:

Кто ты такой?

Если он проявит агрессию в ответ – им конец. Но, во всяком случае, она их нашла.

«Ничего не проходит бесследно. Ничего… не проходит… бесследно…»

Пояснения по травмам

Порез на бедре: не болит, не заражён, никак не беспокоит. Изначально до полного заживления было три поста, осталось – два.

Сломанные рёбра: болят. И очень сильно. Согласно таблице ран и увечий, внешне это проявляется в затруднённом дыхании, заметной скованности (которая не является помехой, когда вдруг видишь потерянных детей, конечно же), припухлости и гематоме в месте перелома (я представляю, что рёбра сломаны с левой стороны, этой же стороной она сейчас стоит к Котаго). Изначально до полного заживления было 30 постов, осталось 29 (хотя, может, было бы неплохо так 30 и оставить, потому что нечего бегать со сломанными рёбрами!).

Отредактировано Ари (7 Апр 2019 01:55:09)

+3

468

Почему же он раньше не проявлял интереса к урокам охоты?.. Ведь была возможность научиться, была! Вот и вышел Тагору его тихий характер боком, будь он более бойким, более активным — как та же Сейла — он бы в купе со своей любознательностью уже всех охотниц измучил, душу тем вытравил, но заставил показать на практике как именно надо умерщвлять добычу.

Но нет, инициативы в этом он не проявил, лишь терпеливо ожидал, когда королевскому молодняку начнут преподавать обязательные уроки. Вот и мучился он теперь: сосредоточенный взгляд двухцветных глаз не сходил с морды зайца, что была прямо перед львенком, а лапы неуверенно пытались придавить да прижать посильнее, чтобы дать хотя бы сестре шанс попасть клыками в нужное место на шее.

Ситуацию еще больше усугублял дождь, что наступал на степи, следуя за рассветом. Тучи уже густым полотном сомкнулись над их головами, застучали по земле частые крупные капли. Света и без того вокруг было не очень то и много, а теперь, когда робкие лучи на горизонте были прикрыты грозовыми облаками, стало еще темнее.

И вот... Ба-бах!

Громкий и оглушающий раскат грома заставил львенка вздрогнуть от неожиданности, слегка ослабив хватку. Заяц истерично дернулся, пытаясь зацепиться за эту случайность, как за последний шанс. Но Тагор снова его перехватил, пусть уже и не так крепко.

Следующему удару грома предшествовала ярка вспышка молнии, на мгновение озарившая округу светом, и вместе с тем давшая временный обзор львятам...

Вам помочь?   

Лев. Оказывается, все это время недалеко от них стоял огромные, черный как недавняя ночь, лев. Или он только пришел сюда?.. Тагор не знал этого наверняка, да и не нужна была ему эта информация. Главным сейчас было то, что этот гигантский незнакомый хищник стоял перед ними и было совершенно непонятно, что он от них хочет.

Тагор испугался то ли этого зрелища, то ли очередного грохота, оглушительно подаренного небесами, но на этот раз он зайца не удержал и выпустил из лап. Тот рванул в сторону, по несчастливой для него случайности попав прямо в лапы черношкурого самца. Шум дождя заглушал почти все звуки, но даже сквозь него, как показалось мальчишке, он услышал хруст перекушенных костей. Добыча, которую они с Сейлой так долго пытались убить самостоятельно, безвольно распласталась под исполинской лапой.

Невольно в голове бывшего принца проскользнула мысль, что их с сестрой-то шеи не особо были толще, чем эта сама заячья тушка. А значит незнакомец сможет перебить им позвонки с такой же легкостью — в один укус.
От таких мыслей к глотке львенка подступил комок липкого страха, стремительно расползшегося по всему остальному телу.

Драпаем, как только он зайца жрать начнет, — Сейла, как всегда, среагировала гораздо быстрее. Тагор же, не смотря на то, что изо всех сил стараясь сдержать ужас, сомневался в их способности хоть что-либо предпринять в случае чего.

Но незнакомец не стал делать ничего такого, что могло бы предвещать скорую расправу над детенышами. Напротив, он кинул в их сторону многострадального зайца, и даже представился. Сестрица в этот момент подлетела к боку Гора, в таком же страхе, что накатил и на ее брата, прижимаясь поближе. И, что было не удивительно, даже начала ставить в этой ситуации какие-то свои условия.

Сейла, — мягко одернул он сестру, выступая в перед. Видимо тут имело смысл только пытаться разговаривать в ответ... Может никто и не желает им зла?.. По крайней мере провоцировать на подобное точно не стоило.

Я... мы... жили в прайде возле Килиманджаро, — Тагор робко поднял взгляд прямо, как уже стало понятно, на Котаго. Но после того, как продолжил говорить, немного успокоился и осмелел. — Вчера вместе с матерью мы бежали сюда, но она потеряла сознание почти сразу, как мы добежали. Я и сестра хотели принести ей воды из ручья, чтобы как-то помочь, но когда вернулись — ее уже не было... Наверное, это значит... что мы потерялись.

Закончив свою реплику, он глядел на черношкурого самца уже ясно и спокойно, максимально стараясь отогнать от себя страх. Непонятно к чему приведет эта встреча, но в любом случае, на нем лежит ответственность за сестру. Как и на ней за него.
А значит, нужно быть смелым.

Правда в следующее мгновение мирные переговоры были прерваны, едва начавшись. Сквозь помехи, создаваемые дождевыми каплями, до ушей львенка донесся отчаянный крик. Тагор мгновенно повернул голову на источник звука и едва ли не ринулся туда же на всех порах.

— Мама! Сейла, там мама! — тяжелый камень, что все это время лежал на душе детеныша, тут же слетел с него, уступая свое место радости. Но благоразумие вновь втиснулось в эмоции, напоминая, что неясно чего желающий Котаго все еще стоял рядом.

Ари тоже заметила его. Заметила, переменилась в лице и опасливо двинулась в его сторону. Мать перекрыла гиганту подступ к своим детям, всем своим видом показывая, что даже обессиленная готова драться за них до последнего.

Это Котаго! — попытался Тагор вновь вернуть ситуацию к разговорам. — Он только что пришел, но помог нам с охотой... Котаго, — он вздохнул, набираясь решимости, — это наша мама, Ари. Она... она ранена! Пожалуйста, помогите нам. Или... хотя бы отпустите без драки. 

Он все еще глядел на гиганта, пусть и снизу вверх, но уже действительно без страха. Разве что с какой-то наивностью и растерянностью, от того, что никогда в жизни не находился в таких... неоднозначных ситуациях. Но от того его смелость становилась еще более удивительной.

+2

469

Бойкость и смелость девчонки напоминала Котаго о его старшей дочери. Пускай Анастасия была уже давно взрослой, это непоколебимое упрямство он запомнил навсегда. Такое же сейчас сверкало во взгляде красновато-коричневых глаз маленькой незнакомки. Лев сделал шаг назад, как бы показывая, что не собирается подступать к ее “линии безопасности”. “Смотри как бы она тебя не разорвала”, — усмехнулся Бизкар.

— Я... мы... жили в прайде возле Килиманджаро, — робко объяснялся второй львенок. — Наверное, это значит... что мы потерялись.

Лев вздохнул и посмотрел в небо. Солнце поднялось из-за горизонта и слабо пробивалось сквозь черные тучи, из которых уже не лило, как ведра, но все еще капало. С годами Котаго все больше понимал, что не верит ни в каких богов. Ни в Айхею, ни в тех, о которых твердил ему конунг. Если бы хоть кто-то наблюдал за ними сверху, он бы смог предотвратить тот ужас, что разверзся здесь. Если они жили возле Килиманджаро, значит их дома больше нет. Это однозначно, это просто не поддается никаким рассуждениям. В таком аду выжить практически невозможно.

— Я помогу Вам найти маму, — миролюбиво сказал он. — Вот только съешьте сначала этого кро…

Крики послышались откуда-то сбоку, они прервали речь льва и заставили всех троих резко вздернуть голову в ту сторону. Все мышцы черношкурого напряглись, он был готов в любой момент одним прыжком преградить путь недоброжелателя к детям. Но этого делать не пришлось, ведь это оказалась самка, а, точнее, их мать. Она кричала их имена, а они звали ее в ответ. Эта встреча могла быть самой трогательной из тех, что вы видели. Если бы не одно “но”. “Черношкулый амбал-болван, который явно не выглядит дружелюбно рядом с детишками”.

Бизкар был прав. Ну не в той части, где "болван", но про ситуацию в целом. Самец прекрасно понимал, как он сейчас выглядит в глазах этой львицы. Она очнулась, а детей нет. Она нашла детей, а рядом с ними огромный черный Котаго. Что еще может подумать взволнованная мать? Лев нервно дернул ухом, завидев уж совсем недобро поднятые губы самки. Ситуацию, пытался спасти светлошкурый мальчишка. Кажется она назвала его Тагором.

— Я не причиню вам вреда, — вторил самец. — Меня зовут Котаго и я живу… жил в клане Фаера, что в той стороне, у гор. Мы услышали взрыв, и меня послали сюда, чтобы найти выживших. Я не лекарь, но я обещаю, я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы поправились. Позвольте мне помочь вам, Ари. У вас явно сломаны ребра.

Да, не лекарь. Но боец. И сломанные ребра он видел, да и похуже раны тоже. И знает, что при такой травме травы могут лишь облегчить боль. Лечит лишь покой, желательно полежать с недельку. Ари сейчас было не до своего здоровья, дети для матери всегда на первом месте. Кота надеялся, что она разрешит ему помочь, он может охотиться для них на что-то покрупнее, чем зайцы и оберегать от тех, кто решит поживиться на чужом горе.

+2

470

Гигант выглядел миролюбиво и даже сделал шаг назад, показывая, что не хочет причинять им вреда. Сейла приподняла бровь и склонила голову набок, внимательно разглядывая потенциальную угрозу с головы до пят. Полная им с братом противоположность - черная шкура, как ночь, синие глаза, исполинские размеры. Они с Тагором белые, как лилии (правда, сейчас уже серые от пыли и грязи, которую дождь только размазал) и крохотные по сравнению с ним. Сейла не спешила расслабляться. Пусть чужак ведет себя дружелюбно, это не значит, что кролик не может быть ловкой уловкой, чтобы усыпить их с братом внимание! Вдруг враг любит лакомиться львятами, а? А?! Но Тагор совершенно не разделял ее опасений и, выступив вперед, принялся рассказывать все, что с ними приключилось. Сейла моргнула, неверящими глазами вылупившись на брата, прижала в раздражении уши к затылку и тихонько, потянувшись к его уху процедила ворчливо сквозь сжатые зубы:

- Ну Таааааг! - совсем ни к чему ведь говорить, что они тут совсем одни! Это ведь пусковым крючком может стать, сигналом к атаке! Черт возьми, ну Тагор! Как можно доверять первым встречным? Пусть даже, к слову, эти первые встречные ведут себя дружелюбно, спокойно и принимают условия крошечных, с их точки зрения, львят. Сейла повернулась к Котаго и на этот раз заметила на его морде вполне искреннюю обеспокоенность их с братом судьбой.  Эй, он даже предлагает помочь найти маму и настаивает, чтобы они съели кролика. То бишь, совсем на него не претендует. Хотя для такого громилы кролик, наверное, на один зубок...Сейла приподняла уши и выпрямилась, потихоньку следом за братом ослабляя бдительность. Может быть, этот чужак и впрямь не так плох...

Но отчаянный, полный изумленной радости крик брата начисто заставил позабыть обо всякой осторожности, и Сейла, повернувшись к Котаго боком, широко распахнутыми глазами уставилась туда, куда указывал Таг. Сама она, сосредоточенная на Котаго, совсем не расслышала маминого зова, но теперь, обернувшись в его сторону, уловила знакомый, родной голос. Увидела очертания изящной, складно сложенной фигуры, мчащейся к ним на всех парах. Жива! ИХ МАТЬ ЖИВА!

- МЫ ЗДЕСЬ! С НАМИ ВСЕ В ПОРЯДКЕ! - все страхи, неуверенность в будущем, боль от потери матери, голод, холод - все это затопила огромная, теплая волна дикого счастья. Сейла никогда так не кричала прежде и вообще не выражала таких буйных эмоций, но сейчас от наплыва чувств подпрыгнула белым кузнечиком, и ее радостный вопль разнесся чуть ли не по всей степи. Их мать жива, черт возьми! Она на секунду сгребла Тагора за загривок передними лапами в объятиях и, прижав его к себе, отпустила почти сразу. Ари, подойдя поближе, пригнулась к земле и зарычала на незнакомца, Сейла же, продолжая по-дурацки улыбаться, вслед за Тагором обернулась к Котаго. Она отлично видела, что Ари никогда в жизни не совладает с ним, реши он напасть, но все равно, когда рядом появилась мать, почувствовала себя легче. Намного легче. Сейла никогда не нежничала с родителями, но тут не утерпела и прижалась на миг к материнскому плечу, потерлась о него носом и повернулась к Котаго, который уже предлагал свою помощь.

- Серьезно? - переспросила Сейла, впервые выступая вперед, в сторону черного льва. С каждой секундой он казался ей все менее и менее страшным. Если бы он хотел их разорвать... он бы уже это сделал, верно? К чему ждать? - Ну, гм... если ты правда помочь хочешь... Я... Это здорово было бы, в общем. Ма? - когда страсти слегка улеглись, Сейла подметила, как двигалась Ари и поняла, что той точно нужна помощь, которую едва ли крыс Тагора мог оказать. Им нужна еда, нужны травы и прочие лечебные штучки. - Таг, я не думаю, что твой друг сможет все сделать, - тихо сказала она брату. Могло показаться странным, что теперь Сейла вроде как бы за то, чтобы Котаго остался, но изначально она пыталась его прогнать не потому, что хотела все сама сделать или еще что-то в этом роде, а потому, что опасалась его. Теперь, когда он вроде бы оказался совсем не опасным, почему бы не принять помощь?

+3

471

За время её отсутствия дети, похоже, уже успели сдружиться с этим… как бишь его там? Котаго, да? Во всяком случае, ни Тагор, ни Сейла не боялись черношкурого гиганта и, кажется, даже доверяли ему. С другой стороны – они были ещё детьми. Так ли сложно завоевать расположение двух львят, когда у тебя под лапами лежит целый… кролик? Только сейчас, стоило сыну упомянуть охоту, львица почувствовала явный запах свежеубитой крольчатины – и невольно перевела взгляд на белую тушку, валяющуюся у лап её отпрысков. Пасть мгновенно наполнилась слюной и Ари невольно облизнула губы, дабы проглотить скопившуюся жидкость, а затем вновь перевела взгляд на Котаго и чуть прищурила глаза: любопытно.

Это наша мама, Ари, – тем временем продолжал знакомить львов Тагор. – Она… Она ранена!

Тагор! – невольно выкрикнула львица, резко посмотрев на сына – так резко, что невольно скривилась, почувствовав внезапно пронзившую её боль в рёбрах. Она хотела объяснить сыну, что раскрывать все карты чужакам, которые чёрт знает зачем пришли на чужие территории, было не очень-то умно, но давайте будем честны: после этой гримасы боли, отразившейся на морде бывшей королевы, и появившейся скованности во всём теле львицы у Котаго уже не должно было остаться сомнений – самка была ранена. Хотя, возможно, он догадался об этом и ранее.

Пожалуйста, помогите нам, – не обращая внимания на восклицание матери продолжал белошкурый львёнок. – Или… хотя бы отпустите без драки.

А вот это было уже более интересно. И правильно. Ари перевела настороженный взгляд на пришельца – каково будет его решение?.. И, честно сказать, ответ черношкурого поразил самку. Она думала, что он просто отпустит их с миром, или предложит помощь, но только ради приличия, или пожмёт плечами и уйдёт без ответа. В конце концов, атакует, отберёт кролика и уйдёт восвояси – судя по увиденному, Ари предполагала такой исход событий в меньшей степени, но всё же не исключала.

Однако Котаго, судя по его тону и выражению морды, искренне хотел помочь. Конечно, это импонировало самке – она не была дурой и не стала бы отказываться от помощи, к тому же ей необходимо было отдохнуть, но при этом перед львицей всё ещё стояла задача кормить и оберегать детей, так что в какой-то степени Ари, конечно, обрадовалась словам их нового знакомого, но… что им движило? Какую выгоду Котаго мог получить от помощи их семье? Дипломатический союз? Прайда Нари больше не существовало, об этом не могло быть и речи. А может, он хотел выходить самку, чтобы она потом была всю жизнь ему благодарна и исполняла его желания? Не был он похож на такую личность. Возможно, лев просто искренне хотел помочь, не ожидая чего-то взамен? Слабо верилось…

Дети, – она вновь обернулась к Тагору и Сейле. На морде уже не было ни страха, ни агрессии – лишь жуткая усталость. И тем не менее Ари нашла в себе силы слегка улыбнуться, как бы заранее говоря: я горжусь вами! – Значит, если Котаго помог вам с охотой, то изначально этот кролик был вашим? – мимолётный вопросительный взгляд на льва, а затем вновь обращение к детям. – Поешьте. У нас впереди долгая дорога.

«Нам необходимо найти новый дом», – добавила она про себя, но не стала произносить это вслух. Не перед Котаго.

Прайд Фаера, значит, – проговорила она, опускаясь на землю – стоять уже не было никаких сил. Она всё ещё не доверяла льву полностью, но её посетила та же мысль, что и Сейлу: если бы чужак хотел им навредить, он бы это уже сделал. И не один раз. – Это тот, что граничит с прайдом Скара по другую сторону, верно? И что же заставило Вас оттуда…

Договорить она не успела – прежде чем приступить к поеданию кролика, Сейла оживилась и согласилась принять чужую помощь.

Друг? – обратилась Ари к сыну, и не подозревая о том, что где-то по пути со склонов Тагор успел подобрать крыса. – Но Вы ведь не лекарь, – вновь обратилась она к Котаго. Лекари пахли травами и цветами – как Хайко, – а от Котаго доносился запах лишь бескрайних лугов саванны. – Впрочем, не важно… Моих знаний всё равно недостаточно. Базилик от боли да Маи-Шаса от кровотечений – вот и всё, что я знаю.

Что ж, Котаго, твой выход.

0

472

Лев слегка напряженно вглядывался в выражение морды Ари, надеясь, что не увидит там агрессии. Он давно запомнил, что мать с детенышами опасней любого воина. Ее мотивация — защита детенышей, а это сильнее любого боевого духа. К великому облегчению Котаго, львица села на землю. Кажется, ее сломанные ребра причиняли Ари немало боли. Сам он никогда не ломал их, но знал, что дело это пренеприятное и заживает довольно долго. Он видел лечение несколько раз: два раза в предгорьях, где Элис уверенно справлялась с ними после неудачных охот самок, а один раз — в своем путешествии, в далекой молодости. Лекарь клана Фаера лечила такую травму костеростом, мятой и покоем, а вот тот шимпанзе, которого он встретил в лесах, сооружал повязку из лиан. Повторить ту конструкцию Кота не смог бы даже при большом желании, а вот травы найти попытается.

Он встал и прошелся вокруг, тщательно принюхиваясь. Травником он не был, но нюх у Котаго был отменным, годы тренировок не прошли даром. Он помнил запах костероста хуже, чем запах мяты, поэтому ему понадобилось несколько минут, чтобы обнюхать каждый кустик травы в радиусе десяти метров. Наконец, терпкий, горьковатый запах ударил ему в нос. Вот оно, точно! Этот запах был очень похож на неприятный вкус травы. Пускай лев не знал всех названий и действий разнообразия лекарств саванны, базовые за долгую жизнь полную боев выучил. Мяту же найти удалось легко: для львов она пахла особенно привлекательна. Сорвав по пучку и того, и того лекарства, он принес их обратно львице.

— Вот это — костерост, — сказал он, указывая на листики. — Они ускоряют заживление костей. Противные на запах и вкус, но помогают. А это — мята. Она вкусная и слегка убирает боль. Но восстановление будет долгим. Я видел, как один искусный лекарь брал лианы и обвязывал ими туловище льва со сломанными ребрами, а тому становилось легче. Но мои лапы, увы, под такое не заточены.

Словно в подтверждение своих слов, черношкурый поднял переднюю лапу и покрутил перед собой. Грубые, жесткие подушечки, массивные кисти. Вряд ли у него получится сотворить что-то отдаленно напоминающее то произведение лекарского искусства, что наваял примат. Придется Ари довольствоваться травами и покоем. Котаго твердо решил, что останется с этой самкой столько, сколько она позволит, будет защищать ее и охотиться для них. Если уж взялся помогать, то придется довести дело до конца.

— Это тот, что граничит с прайдом Скара по другую сторону, верно? И что же заставило Вас оттуда… — спросила самка.

И, несмотря на то, что ее перебила Сейла, лев понял, что она имела ввиду. Почему он здесь, а не в своем клане, что заставило его сюда прийти. Впрочем, почему он сюда пришел было вполне понятно: ему приказал Фаер. Он передал свой указ через фамильяра Котаго — сокола-сапсана Кассена. “Кстати, где он?”, — спохватился о своем друге темношкурый. Он не видел его с момента начала дождя. Летать в такой ливень птиц не умел, а ехать на мокром и скользком плече гиганта не захотел. Поэтому остался пережидать непогоду где-то позади, получив направление, в которое направится Кота. По всем прикидкам льва, сокол должен был его уже догнать. Переживать сильно он не стал. Касс — взрослый птиц, справится.

— Верно, — ответил он, тоже присаживаясь, чтобы не смущать самку, нависая над ней. — Как только вулкан взорвался, наш конунг, Фаер, отправил меня сюда, как гонца. Посмотреть, нужна ли помощь, много ли выжило, узнать у короля Нари, что мы можем для него сделать.

Какая-то невыносимо тяжелая эмоция блеснула в глазах Ари, еле уловимая, чтобы обратить на нее пристальное внимание. Но не заметить он не мог. И тут он вспомнил, откуда знал ее имя. Вспомнил и захотел провалиться сквозь землю. Ее имя доносили птички-сплетницы, хихикая, отмечая его сходство с именем местного короля. Это могло значить только одно. “Дошло, наконец”, — хихикнул Бизкар. Он-то и был, по сути, подсознанием Коты, поэтому вспоминал что-то раньше него, вот только озвучить не мог, пока лев сам до этого не дойдет.

— Ари, — ошарашенно пробормотал он. — Вы же королева Ари, так?

Он потряс головой, словно отгоняя назойливую муху. Как он мог сразу не вспомнить это имя? И что теперь делать? Кланяться? Он перевел взгляд на детей. А они, значит, принц и принцесса. Вот только есть ли королевство? Кота посмотрел в сторону угольно-черного (прямо, как он сам) вулкана и его подножья. Если кто-то не успел оттуда убежать до извержения, то… “То им каюк!”. Льву ничего не оставалось, кроме как согласиться с бестактным выкриком внутреннего голоса. Так что еще неизвестно, остались ли у этой королевы подданные. И остался ли король.

+4

473

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Дальнейший порядок отписи: Сейла, Ари, Котаго

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

474

Кролик? Сейла моргнула озадаченно, затем перевела взгляд на тушку, сиротливо валявшуюся под львиными лапами. Ах точно, кролик. Признаться, после встречи с матерью она и вовсе о нем забыла. На вопрос Ари белая львичка неопределенно махнула хвостом и издала что-то среднее между ворчанием и протяжным "мммм". Да, наверное, кролик им принадлежал - вернее, принадлежал бы, если бы они с Тагом не были бы такими растяпами и не упустили бы его. Добыча принадлежит тому, кто ее ловит, не так ли? Так что Сейла не считала себя с братом хозяевами этой шутки, а жест Котаго расценивала не как акт справедливости - вроде бы отдал им их кролика, а просто как добрый жест. Она сама не была уверена, что отказалась бы от добычи в пользу незнакомцев. Хотя если бы это была какая-нибудь беременная самка, или львята, или ослабевший от голода раненый скиталец...

- Лекарь не лекарь, но, судя по всему, как-то помочь может. Не обязательно быть лекарем, чтобы немного в травах шарить, - пояснила Сейла. Котаго зарекомендовал себя за эти минуты с лучшей стороны, другой помощи, судя по безлюдным просторам, ожидать не приходилось, жив ли их прайд, они не имели ни малейшего понятия. Что сталось с сестрами и братьями, с отцом, с остальными родственниками? Сейла никогда не чувствовала себя принцессой, поэтому не горевала о том, что потеряла какое-то там положение впридачу ко всему. В конце концов, она была девчонкой и вдобавок самой младшей. Не самое лучшее положение в королевской семье. Поэтому, развались прайд сейчас и останься она со своими близкими, она бы не особенно горевала. Только бы узнать, кто выжил...

Мать согласилась на помощь Котаго. Сейла торжествующе улыбнулась. Хоть одной проблемой меньше. Честно говоря, доверять брату лечение матери она бы, наверное, не решилась. Котаго заговорил про Фаера, судя по всему, какого-то правителя соседнего, упомянул отца...  Сейла подернула плечами.

- Для этого вам придется сначала найти самого короля Нари, - тихо и глядя в сторону произнесла она. Сейла не помнила, чтобы отец уделял ей много внимания. Он всегда был как будто немного в стороне, ну а Сейла вела себя гордо и независимо, чтобы никто не подумал, будто его внимание ей важно. И все равно она чувствовала пустоту в душе, когда думала о том, что его, возможно, больше нет. Сначала Трандуил, потом отец... Сколько их выжило? Эта мысль не давала ей покоя. Сейла вскинула голову и поглядела в сторону мрачного, задымленного Килиманджаро. Надо возвращаться. Надо их искать.

- А? - она повернулась к Котаго, заслышав его вопрос. Вздохнула, чуть опустив уши. - Ну. Наверное.

Если еще у матери есть прайд, для которого можно быть королевой.

+2

475

Не обязательно быть лекарем, чтобы немного в травах шарить, – Ари невольно дёрнула ухом на высказывание дочери. Конечно, сейчас это последнее, что должно было беспокоить королеву погибшего прайда, однако это резкое «шарить» из уст дочери так удивило львицу, что та не смогла проигнорировать услышанное. Конечно, она знала кучу «некоролевских» выражений – да и как, в конце концов, не знать, если ты несколько лет живёшь бок о бок с той же время от времени крепкой на словцо Шайеной! – однако не ожидала услышать нечто подобное от собственных отпрысков. Она не собиралась ничего высказывать Сейле и даже не посмотрела на неё грозным-прегрозным взглядом, выражающим нечто вроде «Ты же принцесса!». В конце концов, как уже упоминалось, это было самым последним по важности событием на фоне всего случившегося… Однако про себя Ари отметила тот факт, что её дети уже совсем не маленькие. И, повторюсь, достаточно сильно этому удивилась. Казалось, ещё вчера они сосали её молоко наверху, в королевской пещере, а теперь – вот, способны самостоятельно прокормить себя (мелкая добыча – тоже добыча) и выражаются как только могут. Надо же, как летит время…

Когда чёрный, словно ночь, Котаго поднялся и, очевидно, отправился искать травы, Ари лапой притянула к себе обоих львят, к тревоге львицы так и не притронувшихся к кролику, и начала вылизывать шерсть обоих, убирая с белоснежных шкурок детёнышей грязь и капли дождя. Уже через несколько секунд из глотки львицы невольно начало раздаваться урчание: казалось, все беды были позабыты. На боль в рёбрах самка не обращала внимания, о взорвавшемся вулкане и судьбе прайда на эти несколько секунд забыла, на их гостя же, почти незаметного в сумраке затянутого дождевыми тучами неба, не обращала внимания.

Слава Айхею, вы оба нашлись!.. – невольно выдохнула она, языком взлохмачивая начинавшую расти гриву Тагора.

Умиротворённая умыванием детей, шумом дождя и наконец-то пришедшим физическим покоем, Ари, тем не менее, оставалась настороже. Не настолько, конечно, чтобы вскидывать голову от любого подозрительного шороха, но ровно в той мере, чтобы обратить внимание на Котаго, уже возвращающегося в сторону маленькой семьи с несколькими листочками в зубах. Резкий запах, достигший носа львицы ещё до того, как новый знакомый приблизился к ним вплотную, заставил королеву даже несколько пробудиться – интересно, она не помнила, чтобы Хайко когда-нибудь использовала подобное лекарство. А вот другие листочки Ари уже видела в зубах и лапах лекаря прайда, однако никак не могла вспомнить, для чего оно было необходимо. Возможно, узнать растение львице помог бы её запах, но аромат другой, неизвестной травы – нежный, холодный – мешал песочной что-либо разобрать.

Вот это – костерост, – «Точно!» – тут же пронеслась мысль в голове Ари. – А это – мята. Она вкусная и слегка убирает боль, – в ответ на слова Котаго львица обнюхала лежащие у её лап травы (мята и правда пахла весьма привлекающе, хотя была лишь травой!), а затем кивком головы дала понять их спасителю, что всё поняла. – Я видел, как один искусный лекарь брал лианы и обвязывал ими туловище льва со сломанными рёбрами, – продолжал черношкурый, – а тому становилось легче. Но мои лапы под такое, увы, не заточены.

Ей-богу, если бы не боль в боку, Ари зашлась бы заливистым смехом от дальнейших действий льва: в подтверждение своих слов, Котаго поднял одну из передних лап и потряс ею в воздухе, мол, видишь, да? Я не вру, они и правда под такое не заточены! Вряд ли её собеседник ожидал такой реакции, однако львица хохотнула, затем на пару секунд скривила морду от резкой боли, а после – с улыбкой взглянула на самца: ну ты и отмочил!

Наверное, улыбнулась она впервые за последние несколько недель – с момента гибели Трандуила.

Спасибо Вам, – как и подобает королеве, на этих словах она прикрыла глаза и склонила голову в знак искренней благодарности. Если бы не сложившаяся ситуация, она бы и поклонилась. – За всё: за помощь и за то, что нашли этих сорванцов, – короткий кивок в сторону Сейлы и Тагора. «И за то, что не причинили нам вреда», – добавила про себя львица, не набравшись смелости произнести эту фразу вслух.

Ари никогда, на её счастье, не ломала себе костей, но несколько её сопрайдовцев столкнулись с этим несчастьем на недолгом веку жизни прайда Нари, и каждый раз, когда королева видела, как её поданные жуют костерост, который им даёт Хайко, она искренне недоумевала: неужели это и правда настолько противно? Разве вкус травы так важен, если она тебе поможет? Вот пришло и её время убедиться: да. Очень важен. Без каких-либо задних мыслей слизнув пучок травы, львица тут же поспешила его выплюнуть: горечь мгновенно наполнила пасть самки. «Я не собираюсь это есть!» – протестовал организм, однако мозг понимал: надо. Ещё какое-то время «погипнотизировав» взглядом траву и собираясь с мыслями, Ари всё же выдохнула и вновь подобрала пучки костероста, стараясь разобраться с ним как можно скорее. Благо, пришелец её не обманул: мята, которую она съела следом, и вправду была вкусная. И даже очень!

И пока Ари жевала, Котаго объяснял ей цель своего визита и причину, по которой он ушёл на такое большое расстояние от своих земель. «Конунг?» – собиралась было спросить она, не до конца понимая значение этого слова, однако не успела: сказанная в дальнейшем фраза разве что не выбила почву из-под её лап.

…узнать у короля Нари, что мы можем для него сделать.

Это было как обухом по голове.

До сих пор она была озабочена другим: спасение детей, поиск детей, собственная травма, подозрительный незнакомец, лечение… Однако теперь, когда Котаго невольно напомнил ей об этом, львица и сама всё вспомнила. Её прайд погиб. Она сама видела множество трупов своих поданных – не только львов, но и травоядных, и птиц, и мелких грызунов, – во время побега. Конечно, кто-то и мог выжить в таком кошмаре, ведь она сама с Сейлой и Тагором были тому доказательством, но шансы этого были настолько малы, что спаслись, наверняка, единицы. А Нари… Он всё ещё оставался на поляне, когда они виделись в последний раз. Помогал остальным спастись. Каковы были шансы, что он успел покинуть это место до того, как его раздавил очередной падающий с неба валун? Или до того, как кипящая лава будто огненным одеялом накрыла его погибающее тело? Или до того, как он задохнулся от угарного газа, который источал горящий лес на склонах Килиманджаро?

Целая куча мыслей и страшных картин крутилась в голове королевы погибшего прайда, пока она бездумно глядела в одну точку, погружённая в них. Подумать только, сколько всего себе можно представить за те несколько секунд – а то и их долей! – что прошли между фразами Котаго и Сейлы:

Для этого вам придётся сначала найти самого короля Нари.

Ари, – львица шевельнула ухом не только потому, что услышала своё имя, но и из-за того, что что-то изменилось в его голосе. – Вы же королева Ари? – подняв голову, она увидела, как пришелец ошарашенно смотрит в сторону уже успокоившегося вулкана.

Сейла, Тагор, – полежав ещё какое-то время и так и не удостоив Котаго ответа, львица, наконец, начала потихоньку подниматься с земли – теперь она чувствовал себя немного лучше. Кто знает, помог ли ей отдых, травы или всё вместе взятое, – нам надо найти убежище и ночлег. Забирайте вашего кролика, – не без подбадривающей улыбки обратилась она ко львятам: вы и правда сегодня большие молодцы! – и идите за нами с Котаго. Если он, конечно, не откажется проводить нас, – она перевела вопросительный взгляд на льва и с облегчением выдохнула, когда тот дал понять, что он не против. Пусть они и были знакомы от силы полчаса-час, черношкурый, похоже, был настроен доброжелательно, а помощь им не помешает… во всяком случае, в ближайшее время.

Недолго думая, Ари направилась в сторону погибших земель прайда Нари. Это были единственные земли в округе, которые она знала от и до – каждую их кочку, тропинку и канавку. Даже если после извержения земли были выжжены до неузнаваемости, они всегда могли найти какое-нибудь укрытие на границе Облачных степей. В конце концов, была и ещё одна причина, по которой львица направилась именно туда. Вот только детям об этом было знать не обязательно.

Спустя какое-то время после их неспешного пути на север Ари обернулась через плечо, убедилась, что её львята находятся на достаточном отдалении и не услышат её слов, и вновь побрела вперёд, глядя себе под лапы.

Больше не королева. Уже нет, – ответила она, наконец, на вопрос льва. Голос её был приглушён – не только от боли, но и затем, чтобы сказанные слова совершенно точно не достигли ушей Сейлы и Тагора. – Мне страшно, – она сделала небольшую паузу. – Пока мы спасались, я видела, что произошло с теми, кто погиб… Кто-то сгорел, чью-то голову раздавило камнем, – она вновь на несколько секунд замолчала – на этот раз, чтобы справиться со своими эмоциями и подавить подступающие слёзы, – некоторые были ещё живы и неистово орали от боли… Но мы не могли ничем помочь. Как можно помочь животному, половину тела которого уже пожрала лава? – будто выискивая ответа на этот жуткий вопрос у Котаго, она на мгновение посмотрела на льва влажными глазами. – Я понимаю – чувствую – что половины прайда уже нет в живых. Не только львов, но и всех остальных тоже. Надо быть настоящим везунчиком, чтобы выбраться пусть и искалеченным, но хотя бы живым из этого ада, – не зная, что ещё можно добавить, она замолчала. Ещё какое-то время  - минуту, может две – львы шли в тишине, а затем Ари вновь подала голос. Казалось, что ещё более тихий. – Один из моих детей умер при рождении. Мой первенец погиб незадолго до извержения. А Сейла и Тагор – единственные, кого я смогла тогда найти на поляне и спасти.

Она и сама не до конца понимала, почему так разоткровенничалась о своей боли тому, кого едва знает. Разве что… Возможно, таким образом она попросту хотела объяснить причину своей просьбы.

Я хочу подняться на поляну, служившую нам логовом, – и вновь брошенный на льва взгляд: жалобный, полный скорби и боли. – Хочу найти их там… Хоть кого-нибудь. Или, наоборот… не найти. Убедиться, что они… что они смогли… – из-за дрожащего голоса она так и не смогла закончить фразу. Но Котаго, наверняка, и сам всё понял.

---------------

>>> Килиманджаро >>> Разрушенное подножье вулкана >>>

Отредактировано Ари (25 Окт 2019 15:35:34)

+2

476

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Лот "Костерост" успешно применён и списан с профиля Котаго! Количество постов на излечение сокращается на 5 и теперь Ари остаётся 22 поста до полного выздоровления. Она по-прежнему имеет антибонус "-2" на следующие 7 постов и антибонус "-1" на оставшиеся 15 постов до полного выздоровления.


Лот "Мята" успешно применён и списан с профиля Котаго! На какое-то время Ари перестаёт чувствовать боль в боку.

0

477

Ох, лучше бы он ничего не спрашивал. Дурак, бесчувственный чурбан, оставил бы при себе свои чертовы догадки. И что теперь? Расстроились все, вообще все. И дети, и их мать сразу изменились в лице: стали невыносимо грустными, а в глазах отразилась вся тяжесть пережитого ими совсем недавно. И дикобразу понятно, что взрыв вулкана выкосил все его население, за исключением огромных счастливчиков, которые были не в пещере или умудрились сбежать. А таких, очевидно, мало.

Ари не ответила ему, вообще не сказала льву ни слова. “Обидел”, — расстроился Кота и торопливо поднялся, не зная, помогать ли львице встать. Впрочем, та справилась сама и, проследив за детьми, пошла в сторону вулкана. Впрочем, льва она не прогнала, а, наоборот, попросила пойти с ними. Ну, просьбой это было назвать сложно, но черношкурый все же кивнул и пошел за ней, поглядывая на детей. Не хватало им еще раз разлучиться с мамой.

Котаго напрягал слух, стараясь не пропустить ни одного врага, что мог затаиться где-нибудь за деревом. В конце концов, мало ли на свете мародеров. Наверняка уже сбежались со всей округи, чтобы поживиться подгорелой плотью всякие шакалы да гиены. Маленькие львята были бы для них идеальной добычей, поэтому Кота был в напряжении. Он даже дернулся, когда Ари заговорила, настолько он сосредоточенно вслушивался в тишину. Говорила она тихо и вкрадчиво, то ли от тяжести своих воспоминаний, то ли чтобы дети не смогли услышать.

Она говорила страшные вещи, описывала ужасные смерти. Кота никогда в своей жизни не видел лаву, но представлял, что это что-то похуже огня или камнепада. От нее сложно сбежать, она обступает и пожирает тебя, как бешеный зверь. Яркая вспышка ослепила его тогда даже на холмах, что уж говорить о тех, кто был в непосредственной близости к ним. Как пережить этот кошмар, как вырваться из этого? Он не знал. Лев помнил те ощущения, когда узнал, что умерла его мать, помнил и момент, когда собственная дочь сказала ему о смерти жены. Но ведь это несравнимо с тем, что чувствует сейчас Ари, что пережили ее дети. Они потеряли не одного своего родственника, они потеряли всех. В один момент счастливый прайд живет на своих землях, а в другой превращается в пепел. Лев шел, невидящим взглядом уставившись перед собой, а перед глазами его мелькали картинки, так услужливо предоставленные его живым воображением: размозженные камнями головы, горящие тела, кричащие в агонии львы и травоядные.

— Господи, Ари, — только и смог выдохнуть он. — Мне так жаль.

Она рассказала о своих детях, и сердце черногривого гиганта защемило. “Что, папаша, а твои-то где?”, — мерзко хихикнул Биз, который не мог не вставить свое словцо. Кота прикрыл глаза и вздохнул. Он никогда не забывал своих дочерей и сына. Где они сейчас? Живы ли? Девочек-то он хотя бы видел в подростковом возрасте, сына же не видел никогда. Засуха, голод, чума, вулкан. Удалось ли Пальмире и Анастасии найти приют и покой. Может они завели свои семьи, может у Коты уже есть внуки. А может они мертвы. Неопределенность рвет душу больше, чем точное знание, что твои близкие мертвы. Лучше увидеть чей-то труп, чем годами искать его и гадать о случившемся.

— У меня тоже есть дети, — глухо пробормотал он. — Я не видел их очень давно, я не знаю, живы ли они. Ари, я сделаю все возможное, чтобы помочь тебе найти твоих близких.

"Живыми или мертвыми…"

——————————————————> Разрушенное подножье вулкана

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи