Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи


Облачные степи

Сообщений 61 страница 90 из 416

1

http://sf.uploads.ru/BVPFR.png

Бескрайнее, поросшее травой и кустарником пространство, служащее домом и пастбищем для великого множества разнообразного зверья, начиная огромными слонами и заканчивая пугливыми грызунами. Здесь пока что нет никаких прайдов или кланов, эти земли совершенно свободны, а значит, здесь можно спокойно жить и охотиться, не боясь встречи с другими крупными хищниками.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Южное озеро
Река Лузангва

0

61

Несмотря на то, что его драгоценный детеныш оказался в полном здравии, а посторонний самец не проявил ни малейшей агрессии в адрес невесть откуда взявшегося отца семейства, Рудо не спешил убирать оскал с морды. Зря Освин возмущенно тыкалась макушкой в его подбородок: лев по-прежнему дыбил шерсть и угрожающе рычал на чужака, осмелившегося приблизиться к его маленькой дочурке... ну, или это его дочурка сама приблизилась к чужаку, неважно. Подоспевшая Фалька успокаивающе коснулась плеча супруга, и тот, наконец, спрятал клыки, впрочем, не переставая настороженно следить за незнакомцем. Тот казался до жути напуганным и вроде как неопасным, по крайней мере, он даже не пытался ответить ему рычанием или взмахом когтистой лапы. Напротив, он сразу же пошел на попятную и вполне мирно представился по имени. На его фоне Рудо казался эдаким вспыльчивым неадекватом, готовым чуть что броситься на первого встречного и порвать того на сотню маленьких львишек... забавно. Рудо нехотя выпрямился, переводя взгляд на дочь.
Освин, — строго, даже сурово произнес он, — ты не можешь просто взять и подружиться с чужаком, каким бы милым и обходительным он тебе не казался. И никогда, повторяю, никогда не покидай места привала без спроса. Ты можешь потеряться в незнакомой местности, или набрести на кого-то большого и голодного, — Рудо понимал, что его воспитательная речь могла показаться скучной и затянутой (впрочем, как и любая нотация), но Освин было необходимо усвоить некоторые важные правила. Коли уж они планировали и дальше следовать на восток... Покачав косматой головой, Рудо осторожно потерся мордой о недовольную моську дочери, уже гораздо проще шепнув: — Я испугался за тебя, — на его усатой физиономии появилась слабая, усталая усмешка. Подняв голову, Рудо вновь посмотрел на притихшего Вирро.
Прошу извинить мое агрессивное поведение, — суховато, но в целом мирно молвил Бродяга. — Мы с супругой недавно потеряли часть потомства и, должно быть, слишком резко реагируем на любую возможную угрозу, — он негромко вздохнул, переглянувшись с Фалькой. — Меня зовут Рудо, и мое семейство ищет место, где можно поселиться на длительный срок, не нарушая границы местных прайдов.

Отредактировано Рудо (24 Июн 2014 00:51:37)

0

62

Я не никто, — прозвучало после длинной речи львицы. — Я — Бахро.
Ну... Её речь хоть как-то возымела действие. Конечно, в голове Ари не промелькнуло и задней мысли о том, что она могла не так понять львёнка, и оттого самка совершенно уверенно полагала, что именно её слова заставили маленького сопрайдовца поверить в то, что он не никто.
Не знаю, — спустя пару секунд раздумий ответил он на второй вопрос светлой. Но... Как можно не знать?..
Бахро сделал резкое движение лапой, и вслед за этим раздался неприятный хлюпающий звук. Не сразу поняв, что это было (с высоты своего роста и отвлечённая своими мыслями, она и не заметила жука, ползшего мимо львёнка), Ари лишь бросила недоумённый взгляд на продолжившего путь зеленоглазого:
Видимо, я был для них недостаточно хорош.
Она перевела взгляд на то место, где только что стоял львёнок и, приглядевшись, увидела зеленовато-прозрачную лужицу с остатками панциря бедного насекомого. Действия Бахро вкупе со сказанными им словами явно говорили о том, что в семье у него... ну... не всё хорошо. Ари сделала вывод о том, что родители отказались от малыша, но и это были лишь догадки, построенные на основе нескольких слов.
Не успев уйти достаточно далеко от замершей самки, зеленоглазый вдруг остановился и обернулся ко львице:
Вы — первая, кто у меня это спросили.
Объятая каким-то непонятным чувством, чем-то похожим на волнение, Ари поднялась и сделала несколько шагов в сторону Бахро, вновь опустившись на землю рядом со львёнком.
А... а... я... я настолько плохой львёнок, что меня нужно бросить и... и... я... я... Да?..
Сказать, что самка была ошарашена — ничего не сказать. Она и так не имела богатого опыта общения со львятами, из-за чего чувствовала себя слегка неловко при общении с Бахро, опасаясь, что скажет что-то не то, но теперь, когда перед ней сидел брошенный родными малыш, считавший, что он слишком плох, чтобы быть любимым... Попробуй тут не растеряйся.
Первые несколько секунд бывшая одиночка лишь выпученными глазами глядела на лившего слёзы Бахро, не в силах пошевелить и лапой, но, придя в себя, она осторожно — можно даже сказать, с опаской — "приобняла" зеленоглазого и, чуть осмелев, провела лапой по его пушистому боку, заодно стряхивая прилипшие к меху стебельки сухой травы и прочий мусор, который львёнок подцепил с земли.
Ничего ты не плохой. Просто...
А что просто-то, что просто? Родители-идиоты, которым наскучило нянчиться со львёнком, и они не нашли ничего лучше, как сплавить малыша в прайд? Этого она точно вслух не произнесёт, а других предположений у неё и не было.
Просто... так случается. Но прайд тебя не бросит. И я тебя не брошу.
Ари и сама не заметила, как она чуть сильнее провела лапой по боку львёнка, как бы стараясь придвинуть его к себе, взять под своё крыло. Но инстинкты — сильная штука. Её живот уже успел немного округлиться (хотя сама львица этого ещё не замечала, не до того было), и внутри Ари начинал просыпаться материнский инстинкт, который сейчас вовсю старался вылиться в заботу об этом брошенном родными львёнке.
А теперь знаешь, что, малыш? — самка опустила глаза на Бахро. — Давай-ка мы с тобой вернёмся обратно, м?

>>> Подножье вулкана >>>

Офф

Бахро, чувак, ты уж извини за такой поворот событий, конечно, но ты пропал с концами, а Ари у меня не тот персонаж, который мог бы простаивать...

Отредактировано Ари (1 Июл 2014 20:29:18)

+1

63

За спиной взъерошенного самца показалась оскаленная самка - вероятно, заботливая мать. Вирро чуть нахмурился, но в общем вид имел доброжелательный. Он всеми силами показывал, что не желает никому зла, наоборот, готов даже подружиться. К счастью, самка просекла, в чем дело, куда быстрее своего супруга, и Вирро понял с облегчением, что драки не предвидится.
"Рудо, значит," - Вирро отметил тот факт, что никто из незнакомцев пока что не думал называть ему имена, несмотря на то, что сам он представился. Это немного покоробило - неужели им до сих пор не ясно, что он не собирается жарить их драгоценного детеныша на костре до хрустящей корочки?! Вон, даже здоровьем птички поинтересовался, которая до сих пор валялась кверху брюхом...
"Между прочим, это не я сейчас друзей своей драгоценной дочки пугаю!"
Но Рудо уже успокаивался. Первым делом он обратился к дочери. Вирро хмыкнул и неспеша поднялся на лапы, пригладил даже взлохмаченную гриву, дабы казаться порядочнее. И при этом то и дело бросал косые, чуть насмешливые взгляды на воссоединившиеся семейство. Что, мол, убедились? Стоило так нервничать!
— Прошу извинить мое агрессивное поведение.
- Извинения приняты, сударь, - отозвался Вирро, не терпевший сухого и официального поведения. Он очень старался держать себя в лапах и не вылить на Рудо с Фалькой ушат сарказма и яда. В конце концов, может, он бы и сам с ума сошел от страха, коли бы его дочь пропала. Рудо сообщил о потери львят, и тут Вирро глянул на него уже серьезно и почти сочувствующе. Вот оно что... Печально. Не так уж много львят доживают до взрослых лет, у молодых семейств, не примкнувших к какому-то прайду, риск потерять малышей очень велик. Неудивительно, что Освин играет с совенком - братьев и сестер у нее нет. Уже нет.
— Меня зовут Рудо, и мое семейство ищет место, где можно поселиться на длительный срок, не нарушая границы местных прайдов.
- Тогда не вздумайте топать туда, - Вирро размашисто махнул лапой в сторону обширной саванны и Килиманджаро. - Там и гиен прорва, и пара прайдов. Оба, кажется, не слишком радушны. Правда, я не встечал взрослых у горы, но мелкотня там весьма злобная. - он усмехнулся воспоминаниям и огляделся. - А вот здесь я сам впервые, так что подсказать не могу, какие здесь прайды... Но, судя по запахам и живности - почти непуганная - их тут нет. Впрочем, могу и ошибаться. А путешествовать, значит, не собираетесь? - он перевел взгляд с Фальки на Рудо. - Хотя о чем я говорю...
Он мельком глянул на Освин. Путешестововать с малым львенком, понятное дело, нельзя.

+2

64

— Освин, ты не должна бла-бла-бла...
Львенка всегда терпеливо и с должным вниманием выслушивала все, что говорят ей родители. Но сейчас, кажется, в первый раз с момента, когда она научилась осознавать себя и говорить, она не согласилась с отцом, который прямо тут же, не отходя ни на шаг в сторону, принялся читать ей нотацию. Да, быть может, очень нужную, но все же чертовски несвоевременную. Выговор, сделанный в присутствии Вирро, обидел вдвойне. Самочка недовольно фыркнула, отодвигаясь от отца и глядя на него с обидой и затаенным гневом.
Уже спустя несколько секунд, закончив выговаривать дочери за ее самовольный уход, лев склонился над ней, потираясь носом о ее нос. Но Освин лишь обиженно отодвинулась снова, глядя на льва исподлобья.
Вот мама - та вела себя куда лучше. Хотя тоже рычала сначала, и это было весьма неприятно. И все-таки она куда быстрее разобралась в ситуации. Впрочем, бросив на нее взгляд, темношкурая нервно прижала ушки. Внешне Фалька казалась спокойной, даже безмятежной, но глаза метали молнии. Кажется, они даже потемнели, став совершенно серыми от гнева. Освин явно светила головомойка, когда все это закончится, но все же сейчас львенка была благодарна матери хотя бы за то, что она не начала выговаривать ей прямо здесь.
— Я не отходила далеко! — возмущенно проговорила наконец Освин, подняв мордочку к Рудо, по-прежнему нависавшему над ней и над Вирро,— вы все равно были совсем рядом.
Она замялась, подбирая слова. Конечно, отец был прав, и от того, что львенка это осознавала, ей было еще обиднее. Ей ведь в самом деле не стоило уходить от них, и даже то, что она ушла на поиски своего друга-совенка, не могло стать оправданием.
— Я больше не буду, — наконец, прошептала она, хотя ничуть не сомневалась в том, что если снова попадет в такую ситуацию, то будет, непременно будет.
Тем временем беседа все же перешла в более мирное русло. Во всяком случае, Рудо, извинившись за свой напор, все-таки умудрился представиться и объяснить обстоятельства недружелюбной встречи. Вирро, надо отдать ему должное, отвечал все также спокойно, таким тоном, каким обычно разговаривают с детьми или душевнобольными.
Краем глаза Освин заметила, что совенок, придя в себя и обнаружив, что лежит посреди целого семейства львов, поспешно перевернулся на живот и, встав на лапки, посеменил к ней. Самочка подгребла его под живот, прижав лапой.
— Я просто потеряла своего птенца, — совсем уж тихо проговорила она, — и пыталась его отыскать.

+1

65

Львица нетерпеливо помахивала хвостом, но не встревала, предоставив Рудо разбираться самому. Иногда он вел себя, как настоящий самец... даже, пожалуй, порой перегибал палку. Но это не так уж плохо, зато он мог, когда хотел, произвести впечатление. Вот и незнакомец в первые моменты, когда только увидел у своей морды оскаленные клыки, наверняка струхнул не на шутку.
Жаль только, что умение громко рычать и выпрыгивать из кустов не помогло им спасти львят.
Поняв, что вновь вернулась к тревожащим мыслям (а возвращаться к ним Фальке не хотелось, и уж тем более она не винила ни себя, ни Рудо в произошедшем — просто так сложились обстоятельства), львица мотнула головой.
Рудо наконец внял ее словам. Неохотно, подчеркнуто медленно спрятал клыки, продолжая настороженно следить за незнакомцем. Но первым делом он обратился к дочери, напряженным, суровым голосом отчитывая сжавшуюся в комочек малышку.
Не будь здесь Вирро, Фалька и сама бы с удовольствием промыла бы дочери мозги, а заодно и надавала бы ей подзатыльников — они всегда работают куда лучше, чем длинные нотации, которые в итоге не задерживаются в памяти надолго и лишь раздражают. Кто знает, может быть, Освин еще повезло, что отец успел первым — трепка от Рудо была куда мягче, чем та, которую намеревалась задать ей Фалька.
Но уж что теперь... После драки кулаками не машут. Самка выдохнула, успокаиваясь и подавляя в себе желание начать поддакивать в духе "да-да, слушай, что говорит отец". Это было бы совсем уж ни к чему. И уж точно Вирро не должен был стать свидетелем семейных разборок.
Высказав все то, что хотел, Рудо наконец представился, глядя на пришельца уже более мирно и без злости (чего не скажешь об Освин — та смотрела на отца обиженно и с горечью, как будто короткая лекция оскорбила ее до глубины души).
Мог бы и супругу представить, кстати.
— Меня зовут Фалька, — мягко представилась самка, когда оба льва, договорив, замолчали; ее взгляд метнулся в сторону Килиманджаро, куда указывал Вирро, — оттуда-то мы и пришли. И, смею тебя заверить, не имеем ни малейшего желания туда возвращаться.
Путешествовать? Львица скептически приподняла бровь, но самец, кажется, и сам понял, что сказал что-то не то. Одного взгляда на Освин было достаточно, чтобы понять — семейству не под силу преодолевать большие расстояния.
— Вы двое, — когда Фалька вновь бросила взгляд на дочь, она уже улыбалась, мягко и будто говоря, что ни в чем не винит ни Освин, ни ее нового друга, — расскажите, что тут произошло.
— Я просто потеряла своего птенца и пыталась его отыскать. — негромко пролепетала львенка в ответ.
Ох, птенец... Во всей этой суматохе Фалька и думать забыла о собственном спутнике, об Октане. Тот как раз появился из травы, передвигаясь не как обычно, стремительно и легко, а довольно медленно, вспархивая на несколько метров над землей и опускаясь обратно в траву. Вид у сокола, когда он наконец опустился на плечо львицы, был очень недовольным, и одно плечо было чуть выше другого.

+2

66

Северное озеро<--------
Не верь. Не бойся. Не проси. Это можно сказать и про Джокера, ибо что бы вам не говорили, но зеленогривый хоть всегда и окружал себя армией телохранителей из параноидальных шизофреников с пристрастием к насилию, но эта паскуда и сам гораздо живучее, чем кажется на первый взгляд. Не будем забывать о его обширных знаниях в шаманстве и некромантии - что для одного наркотик и смертельный яд, то для него мощный стимулятор, - а так же о недюжих способностях к полному автономному существованию и развитому неординарному мышлению. Трави его, как таракана - он всё равно не загнётся и лишь адаптируется. Это вам не какой-то гопник, это вечный пассажир рейса “В ад и обратно”.
Однако же великому клоуну совсем не весело, а причина наибанальнейшая - делать ровным счётом нефиг, совершенно, вообще… Считай империя зла развалилась, Такеда продинамил, за что ему ещё будет страшная смертоносная мстя, а у самого хоть в мозгу м вертятся планы грандиозные, сотка по десятибальной шкале армагеддонометра. А в этом нелёгком деле солисты всё-таки долго не живут, и у Джокера хватало мозгов это понимать, где стая, там и сила. Будь ты хоть трижды самым изворотливым и удачливым Капитаном Джеком Воробьём в открытом бою тебе всегда смерть, потому что ты оптимистичный сорвиголова с амбициями, а против тебя часто несокрушимая организованная сила прайда. Нужно быть хитрее, посеять смуту, заставить их быть друг к другу недоверчивыми, стравить одного на другого, и вот тогда твои враги сами себя пожрут, а тебе останется только чуть дожать до конца.
И так, Джокер с растрёпанными нервами, никакущий брёл в неизвестном направлении через раскидистые луга и пастбища, через леса близ Килиманджаро хмуро глядя себе под лапы. Собирался дождь, небо чернело от наплывающих ото всюду грозовых облаков, а где-то вдалеке сверкнула молния и прогремел раскатистый тяжёлый гром, будто вторя настроению Джокера.
- Ну, хоть ты-то заглохни! - рявкнул лев, словно обращался к чему-то одушевлённому. Заморосил мелкий знойный дождь, окропляя шерсть зеленогривого. Смолеорбазые пятная свернувшейся крови, грязи, пота и невесть ещё какой гадости тонкими, но многочисленными феолеватовыми полосами заструились по телу принца тьмы, обнажая выпирающие кости, зарубцевавшиеся раны, шрамы от зубов львиных и не только. В общем если называть обычный облик Джокера “Порождение тьмы”, то сейчас это уже был высокоранговый “Король мёртвых” во всей своей красе, страшной, но страшно привлекательной.
Вдруг чуткое львиное ухо уловило признаки движения, вернее сказать, вывезенное сильнодействующими эликсирами до состояния сверхчувствительности внутренне чутьё чёрного мага. О-о-о-о, нет, только не этот Карлик Нос… Ну понеслась моча п трубам, Пингвинюша, кто бы мог подумать. Похорошему, надо бы не заострять на этом своё внимание, хотя этому хоббиту ещё есть за что разломать лицо, и просто пройти мимо, ведь этот-то чёртов капиталист непременно держит невдалеке от своей задницы пару необычайно твердолобых и к удобству Пингвина туповатых бугаёв… Ан нет, Белоснежна тут совершенно один, что странно. Ну, а раз так, то как говорится, умный гору не обойдёт, а ПРОЛОМИТ НАСКВОЗЬ её отвратительную башку с сальными патлами.
- Как приятно от трупа смердящего
откусить полфунта кусок,
а потом шматок сала скользящего
не спеша запихнуть себе в рот
, - прогоготал издевательски зеленогрвый, выходя навстречу птице во фраке,  лыбясь так, что губы едва ли не за затылок оттягивается и с таким кровожадным и ошалелым видом, как будто бы щас же его бы и сожрал, а потом спустя секунду добавил: Так-так-так, а чего это мы такие потерянные на ночь глядя без провожатых шаримся? Мама тебя в детстве не учила, Освальд, что так может повести свидеться с личностями весьма не благонадёжными?

Отредактировано Jоker (10 Июл 2014 13:48:43)

+3

67

Начало игры

Харли была во френдзоне у парня-психа, и...
И не то чтобы ее это совсем не напрягало, нет. Периодически она садилась на землю, грустно вздыхала, смотрела в звездное небо и разговаривала сама с собой, жалуясь на жизнь и стараясь решить хоть какие-то конфликты, то и дело возникающие внутри нее. Приносило ли это хоть какие-то плоды? Возможно, ей становилось легче от общения с единственным умным человеком (как считала сама Харли) на много метров вокруг, но не более. Ничего больше она не могла противопоставить судьбе, однажды подставившей ей такую большую подножку.
Считала ли Харли это подножкой?
О, нет. Она считала это чем-то восхитительным, шансом начать новую и гораздо более веселую жизнь, — точно такую, о которой самка мечтала первые годы жизни.
Пожалуй, на этом все и заканчивалось: Харли приходила к выводу, что уже ничего не поделаешь. Она вспоминала о том, что все это, — вся ситуация, которая сложилась с ней последние несколько месяцев (или год? или десять лет? сколько уже времени прошло с той старой жизни?), — абсолютно точно не будет ей причинять дискомфорта, потому что это то, чего она так хотела.
Единственное, что действительно сильно ее тревожило — то, что уже приличное время она ошивалась где-то совершенно одна.
То есть, Харли была одна-одинешенька в этом жестоком мире, молодая и на вид совершенно беззащитная львица. Рядом с ней не было даже пресловутого парня-психа (что было вполне неудивительно), и это изо дня в день становилось самой большой проблемой.
Естественно, Харли знала, что она с ним еще встретится. Если бы все было наоборот, то впору уже было вешаться... Но нет, жизнь двухцветной была не настолько большой шутницей, хотя и любила черный юмор. Она встретится с ним тогда, когда ему это понадобиться, но пока что такого случая не подворачивалось.
И это бесило ее больше всего.
При мысли об этом к горлу иногда даже подкатывал предательский комок слез, заставляющий Харли жалостливо вдыхать и продолжать идти дальше.
И, несмотря на то, что внутренние метания были довольно-таки большой проблемой, иногда на ее пути подворачивались и похуже: например, встречи с большими группами гиен или львами.
Сейчас, глядя на нее, вы не скажете, что она выглядит потрепанной или была избита, но не обходилось и без этого. То есть, битвы были, и пока что в одиночку блуждающей хрен знает где Харли удавалось выйти из этих битв победителем, то и дело показывая клыки случайным прохожим, странно глядящим на ее окрас.
Зато все реже теперь приходилось показывать клыки Саванне.
Жара потихоньку спадала, и, по сравнению с тем, что было здесь совсем недавно, в Саванне была еще по-божески чудесная погода, располагавшая к жизни без бед и забот (естественно, по сравнению с тем, что было, допустим, семь месяцев назад).

— Ну и хрень, — недовольно протягивает у Южного озера Харли, замечая какого-то носорога и драпая оттуда со всех ног.
Что она делала в низинах? Тоже, что и во всей другой Саванне: чуть уныло скиталась по ней всей, то и дело нарываясь на какое-нибудь довольно скучное приключеньице. Но жаловаться на такую жизнь было с ее стороны несколько некорректно, ведь практически такими же были жизни многих других обитателей Саванны.
Нет, Харли, конечно, безусловно особенная, но, видимо, судьба так не считала.
Поэтому сейчас, сверкнув лазурного цвета глазами, она повернулась попой к носорогу и дала стрекача, стараясь не попасться тому на глаза.
Оказавшись в облачных степях, Харли весело хмыкнула. О, ну, это просто восхитительно: какое-то бесконечное поле, на котором то и дело встречались не самые приятные на вид, жухлые кустарники.
Медленно переставляя лапы, самка в основном смотрела на землю, вид которой практически не менялся метр за метром, но, однако, один раз подняв голову, она тут же навострила уши, услышав голоса.
Ну, этого точно для счастья не хватало!
Двухцветная подозрительно сузила глаза, вглядываясь из-за куста в разговаривающих львов. Один из них был не самым приятным на вид — низким, крепким, с, видимо, мощным костяком. Он выглядел очень необычно, но...
Но не больше чем его собеседник (хотя вряд ли они пришли посидеть за блюдечком валерьянки и поговорить о тяжкой жизни), так предательски знакомый Харли.
Около пяти секунд самка проводит в ступоре, задумчиво занеся правую переднюю лапу над землей и так и оставшись в этой позе. Бровь медленно поползла вверх.
И, по прошествии этих пяти секунд, Харли резко стартанула вперед, и, преодолев расстояние между собой и львами за секунды три, радостно напрыгнула на Джокера, тем самым снеся его с ног.
— Пирожочек! — радостно крикнула Харли, захватывая зеленогривого в объятия и совершенно не обращая внимания на Пингвина.

+8

68

От внимания Рудо, пускай и сосредоточенного большей частью на Вирро, не укрылась обиженная гримаска, застывшая на мордашке Освин. Лев запоздало сообразил, что поступил далеко не самым справедливым образом, начав отчитывать дочь на глазах у ее нового... так и быть, назовем его "другом", хотя, на взгляд Рудо, было рановато считать таковым первого встречного одиночку, даже несмотря на то, что последний вел себя на редкость миролюбиво. Что ж, у него еще будет возможность объяснить Освин все тонкости общения с чужаками, а пока что он просто едва слышно вздохнул и вновь повернулся к Вирро. Вид у льва по-прежнему был усталый. Дождавшись, пока Фалька договорит, лев согласно качнул взлохмаченной головой, подтверждая слова супруги.
Мы еще не решили, что нам делать дальше, — признался он с легкой неохотой. — В прайд вступать мы точно не станем... а что касается того, чтобы продолжить наше путешествие, — тут Рудо выдержал небольшую паузу, бросив вопросительный взгляд на стоявшую рядышком Фальку. У них еще не было возможности обсудить свое нынешнее положение... Лапы у самки не зажили до конца, и, честно говоря, Рудо опасался вести их с Освин дальше, в неизведанные земли. Помолчав, лев задумчиво изрек: — ...вполне возможно, мы ненадолго задержимся в этих степях. Нужно отдохнуть и набраться сил, да и поохотиться было бы неплохо. А что насчет вас? — Рудо намеренно решил переключить тему — у него не было особого желания обсуждать свои планы с каким-то малознакомым самцом. — Тоже путешествуете? — пока Вирро отвечал, взгляд Рудо рассеянно скользнул по округе. Он размышлял над тем, стоит ли ему оставлять Фальку и Освин в одиночестве. Наверно, стоило уточнить у самой Фальки, что она об этом думает. Рудо сильно беспокоили лапы подруги — как бы она не покалечилась еще пуще прежнего, пытаясь в одиночку завалить прыткую газель или тяжелую антилопу...
Что ж, полагаю, нам не стоит больше отнимать ваше время, — наконец, изрек шоколадной с отчетливой ноткой извинения в голосе. Было очень неудобно прерывать разговор вот так грубо, но у семейства еще были планы на сегодняшний день. Желая хотя бы отчасти скрасить неловкость, Рудо добавил с легкой улыбкой: — Мы будем рады новой встрече... и Освин, я думаю, тоже. А сейчас нам пора. Удачи, — вполне искренне пожелал он на прощание, уже разворачиваясь к Вирро спиной и подавая знак Фальке. Взгляд льва опустился к притихшей Освин и на долю мгновения задержался на съежившемся птенце. Сова... надо же. Рудо чуть заметно покачал головой, но не стал ничего говорить по этому поводу: он отнюдь не возражал против "пернатой" компании для своей маленькой дочери, осознавая, что другой у нее может и не быть.
Освин, идем, — мягко позвал малышку Рудо, приостанавливаясь чуть поодаль и терпеливо дожидаясь, пока та попрощается со своим новым знакомым. Повернув усатую морду к Фальке, лев обеспокоенно шепнул: — Как твои лапы, родная?

+1

69

---Пустошь ---Песчаный берег

Aia mape coime, adrete!
In blatugabagli uorete,
Cante snon celiIui in cete!(с)


Красные глаза таились в каждой из теней и исчезали, если  долго к ним присматриваться. Они следили, выжидали своего часа. Жажда крови и жажда чужой жизни витала в  воздухе, иссушая его, нагревая и не оставляя шансов. Здесь даже дышать было тяжело. Она тоже это, наконец, почувствовала – приближение смерти. И теперь тот самый образ из снов Кисири смеялся над шаманкой и над ее планом. О, жертв будет гораздо больше, чем он рассчитывал, а все благодаря чьей-то алчности и стремлению к власти. Миряне такие наивные существа и им было так легко управлять. Очень скоро вся саванна от Земель Гордости до Великой Пустыни будет принадлежать ему, и тогда его уже никто не остановит. Жажда чужой крови – жажда жизни…


Странно, но так иногда бывает. Судьба сталкивает тебя с личностями, с которыми на первый взгляд не хотелось, бы общаться, но  жизненные обстоятельства складывались так, что ты был вынужден это сделать. Компания двух страшненьких львов не была идеалом время провождения, но обстоятельства вынуждали поступать именно так. И хотя в остальных частях саванны был дождь, здесь по-прежнему царило царство жары. Бедные маленькие травинки совсем пожухли от недостатка влаги и изобилия солнца. Но придет дождь… и все изменится… Настанет новый день и все измениться для нее.
Неторопливо Айви вышла на открытое пространство и направилась прямиком к разношерстной компании. Она одарила Пингвина высокомерным взглядом и легкой ухмылки удостоилась Харли, висевшая на Джокере. Действительно, идеальная пара. Косящий под крутого лев, который больше похож на мертвеца, выбравшегося из могилы и его двухцветная пассия. О, а вот и Аюми. Самка беспокоилась за попугая, ведь это был один из ее первых далеких полетов, но игра стоила свеч, если все интересовавшие ее личности были в сборе, тем более с бонусом. Ухмыляясь во весь рот, Айви начала разговор.
-Отлично, райский сад в сборе – нелетающая птичка, голубки и попугай. – Аюми шумно захлопала крыльями и подлетела к хозяйке. Самка наклонилась к попугаю. – Моя девочка, они ведь тебя не обижали?
Зная Пингвина и Джокера и то, что их любимый посыл это куда подальше, даже сомневаться в этом не приходилось. Плющ лениво потянулась, она нарочно тянула интригу, не вводя никого из собравшихся в свои планы.
-Какая встреча, не правда ли? А какой повод! – Томным голосом проворковала шаманка, шевельнув растрепанной кисточкой хвоста возле самой морды Освальда, проверяя, есть ли у него аллергия на травяные запахи. Ей нравилось издеваться над ним, не выходя за условные рамки вежливого, на ее взгляд, обращения.
Айви села на задние лапы и обвела взглядом собравшихся.
-Итак, господа, - она улыбнулась Харли. – И дамы. Время у нас поджимает. Я не уверена, что мой поверенный туп настолько, чтобы ждать меня вечность – поэтому сразу перейду к делу. У меня для вас есть одна очень интересная новость. На земли прайдов идет болезнь, и она унесет с собой множество жизней. – Львица слегка закатила глаза, чуть ли не мурлыкая, а потом отпустила томный взгляд в сторону самцов. – Звучит соблазнительно, не правда ли, мальчики? – Она подалась чуть вперед. – Но самое интересное, даже не в этом. Сегодня утром я встретила самца, которому приснился вещий сон, который гласит, что от нее есть лекарство и грех было бы не воспользоваться этой возможностью. Вы понимаете, к чему я клоню?
Она вытянула лапу с острыми когтями и начала рисовать схему будущего плана. Художник из львицы был не очень, но она максимально понятно стремилась объяснить то, что она хочет от своих союзников.
-Итак, это пустыня. Там находится этот идиот Кисири, которому приснился сон, он ищет кактус. Это один из секретных ингредиентов нашего волшебного живительного зелья. Итак, у кого есть предположения у кого могут находиться остальные ингредиенты. – Айви подняла голову от чертежа, и ожерелье на ее шее закачалось, словно маятник. – Все мы наслышаны о старом Рафики. Этаком добрячке, кто всем помогает и он еще не знает о грядущей болезни, и даже если знает, вряд ли у него сейчас есть силы для того, чтобы дойти до пустыни и обратно. Захватить старую обезьяну, пускай даже шамана, будет легко. А теперь только представьте больные, умирающие львы и только одно существо в саванне, которое способно им помочь. Только представьте, даже гордые короли будут у наших лап, и умолять нас сохранить им их жалкие жизни. Как вам такая перспектива?
Айви знала, что ее план звучал почти идеально, да и на словах все казалось легко и просто, ведь пока никто и не подозревал о грядущей опасности. А справиться с одним олухом и маразматичной обезьяной будет легко. Конечно, они смогут встретить сопротивление, но до этого они успеют насладиться своей победой сполна.

Отредактировано Ivy (23 Июл 2014 09:26:47)

+4

70

В какой-то момент Вирро отошел на второй план, а на первый вылезла Освин. Пока родители проводили с дочуркой воспитательно-разъяснительные беседы, молодой лев мурлыкал себе под нос какую-то песенку. Со стороны казалось, что он терпеливо и послушно дожидается, когда на него снова обратят внимания, однако Вирро не собирался так бездумно растрачивать свое время. Он украдкой посматривал на молодую пару, как бы оценивая. Неоскаленный и незлобный Рудо выглядел вполне себе приятно, и супруга его, нужно сказать, весьма и весьма привлекательная львица... Как очаровательно удлинена шерсть у нее на затылке, какой это придает шарм и обаяние!
"Так!" - Вирро потряс головой. Ему начало казаться, что проводить так много времени в одиночестве не слишком хорошая идея. Вон, уже на чужих и первых попавшихся на пути взрослых львиц заглядывается! Хорошо еще, что слюной не истекает... Может, остановиться где-нибудь, побездельничать, набраться силенок для дальнейшего пути?
...вполне возможно, мы ненадолго задержимся в этих степях. Нужно отдохнуть и набраться сил, да и поохотиться было бы неплохо. А что насчет вас?  Тоже путешествуете?
Вирро встрепенулся и перевел взгляд на Рудо. Да этот приятель только что озвучил его собственные мысли!
- Путешествую, - ответил Вирро, с лучезарной ухмылкой поднимаясь на лапы и отряхивая пыль с гривы. На мгновение окружающих окутало настоящим пылевым облаком. Вирро чихнул первым, чихнул оглушительно. С упоением так чихнул. - Как только научился сам ловить мелких грызунов, так и ушел из своего прайда.
Здесь он, конечно, преувеличил - когда отец отпустил его, Вирро мог раздобыть себе далеко не только мышей. Иначе как проживешь? А Рудо был не слишком хорошим слушателем. Не в пример своей дочке! Озирался кругом, словно ответ его ничуточки не интересовал, хотя он же сам задал вопрос!
- Кхееем! - Вирро махнул запыленной кисточкой хвоста в паре сантиметров от морды Рудо.
— Что ж, полагаю, нам не стоит больше отнимать ваше время.
Вирро растерянно захлопал глазами. Они что, уже уходят? Мы же только что познакомились! Молодой лев почувствовал досаду вкупе с разочарованием, осевшим на шкуре. И, в отличие от пыли, его стряхнуть было не так-то просто. Вирро давненько не болтал подолгу с другими львами, не останавливался где-то больше, чем на одну ночь. Места возле той большой каменюги были опасные, кишевшие гиенами, и он стремился покинуть их как можно быстрее. У Килиманджаро тоже не получилось обрести компанию. И только в этих степях он набрел, наконец, на львов, которые не жаждали снять с него скальп.
Мы будем рады новой встрече... и Освин, я думаю, тоже. А сейчас нам пора. Удачи.
Рудо и Фалько уже намылись уйти. Вирро быстро посмотрел на Освин, которая, вероятно, сейчас начнет с ним прощаться. Так! Все, делаем привал!
- Погодите! - воскликнул он. - Уверяю, вы ничуть не отняли у меня времени! Сказать по правде, времени у меня что забитая доверху свежей дичью пещера. Я никуда не спешу, я понятия не имею, где окажусь завтра, когда топаю вперед. Поэтому понятия времени для меня вообще почти не существует. Там меня встретили, - он мотнул мордой в сторону Килиманджаро. - Не слишком приветливо. И... - он бросил взгляд на Освин, прикидывая, говорить ли о том буйном извращенце. Пожалуй, эта информация не для нежной детской психики...
- Словом, я хочу ненадолго где-нибудь остановиться. На несколько рассветов, может, побольше. Так сказать, набраться сил. - он поднял переднюю лапу и запустил когти в гриву, и принялся рассеянно почесывать ее, как всегда, когда ему нужно было сказать что-то важное и подбирать слова, а не стрелять ими.
- Вы же тоже здесь останетесь ненадолго, как я понял? Так почему бы мне на пару дней к вам не присоединиться? Здесь же сплошные плюсы! Мы завалим больше добычи, сможем отогнать врагов, если появятся.
Для самого Вирро самая существанная причина была в том, что он просто соскучился по компании. Но ему почему-то казалось, что озвучивать ее... не стоит. Не слишком убедительная для малознакомых львов. Лучше выдать другие причины, значимые для них. Рудо и Фалька недавно потеряли почти всех своих львят, кроме Освин. Им будет сложно охотиться в одиночку, ведь кто-то должен постоянно следить за шустрым ребенком. А с третьим львом все было бы намного проще. Вирро переводил напряженный взгляд, в котором кроме того пряталось мучительное ожидание, с Фальки на Рудо. И обратно. Конечно, если они откажут, он поймет... В конце концов, они едва знакомы. Но всегда можно продолжить знакомство!

+1

71

Время шло, а вместе с драгоценными минутами из лап Пингвина ускользало и желанное терпение. После того, как шаманка не удостоила его своим посещением в течение длительности целого рассвета (а может и больше, хотя с учётом времени в саванне было и остаётся туго), лев начал приходить в состояние гнева. Сначала немного, о чём могли свидетельствовать брови, сдвинувшиеся к переносице, затем и значительно, тогда уж на морде Пингвина можно было без труда отличить яростный оскал. Из горла льва доносилось глухое и тихое рычание. Он, конечно, был хищником из разряда «джентльмен по неволе», да только даже неразумная и глупая самка с навозом зебры вместо мозгов не позволит себе столь значительного опоздания. На мгновение Пингвин успел подумать, что его надули и решили бросить в одиночестве в центре степей, но не тут-то было. Оказывается, самое интересное ещё ожидало Освальда впереди и свалилось в самый неподходящий момент, словно судьба опять вздумала поразмяться на ком-нибудь и ударить пару раз невидимой кувалдой, чтобы чёрно-белый не был впредь так опрометчив в выборе доверенных лиц.  Об этом говорил новый запах, который Пингвин почувствовал «за версту».
-«Только этого размалёванного идиота здесь не хватало для полного счастья», - успел только подумать Освальд, как на траву перед ним вывалился из ближайшей тени Джокер, распевая какую-то какофонию, которую язык не повернётся назвать подобием творчества. Если бы Пингвин мог, то уже давно поспешил бы закрыть лапами уши, ибо у клоуна голос, сравнимый разве только с предсмертным криком обезьяны, у которой в процессе жизни не было лада с мозгами, впрочем, как и у новоприбывшего.  Чёрно-белый лев усмехнулся. Как же всё-таки приятно унижать кого-то, даже, если делаешь это в своих собственных мыслях. Но зато какие краски, какие подробности!
И всё-таки появление Джокера Освальда ух, как не порадовало. Настроение сразу же скатилось в канаву, а уровень гнева наоборот возрос до катастрофически большого. От вида этого льва к горлу так и подступала тошнота. Пингвин всякий раз удивлялся, как вообще земля выносит это убогое нагромождение из кости и кожи, которое кое-как ходит и ещё имеет смелость распускать когти. О-о-о, как же давно бандит мечтает о том, чтобы пустить этому шуту кровь и посмотреть, какой она будет по цвету.
- Мама тебя в детстве не учила, Освальд, что так может повести свидеться с личностями весьма не благонадёжными? – Пингвин издал громкий смешок, встав с насиженного места и выпрямившись во весь свой небольшой рост. Впрочем, раздувшись от гнева, словно петух на арене, Освальд язвительно произнёс, сохраняя в своих словах толику самодовольства, ему присущего:
- Не вижу повода для беспокойства, потому как тебя, Джокер, должно быть, не то, что от удара, даже от ветерка качает из стороны в сторону. Смеешь называть себя неблагонадёжной личностью? Что ж, пожалуй, - Пингвин с долей иронии хмыкнул, бросив на нежеланного собеседника взгляд, полный ненависти, - От твоей омерзительной морды каждый львёнок в саванне начнёт истошно звать мамочку, и то лишь потому, что признает в тебе разве что восставшего из мёртвых прапрадеда. Я бы, может, и подумал над тем, чтобы поставить тебя на место, только времени уж больно много отнимаешь. Катись отсюда, чучело, не порть кислород.
Удивительно, но лев совершенно не располагал желанием выкатить  на Джокера все ругательства и низшие угрозы, какие только существуют на этом свете, хотя его отвратительная улыбка и была крайне неприятным зрелищем. Сейчас Пингвина занимали лишь мысли о том, что вместо Айви, которую он ожидал увидеть, явился этот зелёный мешок падали. Вот уж с кем, а с шаманкой Освальд сейчас очень хотел бы «поговорить» и объяснить всё доходчиво, чтобы больше не возникало желания пудрить ему мозги… никогда. Впрочем, с Джокером разговор ещё был не закончен. Очевидно, что клоун так просто не пойдёт себе дальше. Надо было как-то решать вопрос…
-«Так давно я уже никого лично не убивал. Теряю хватку? А, впрочем, сейчас и проверим…» - Пингвин уже было приготовился обойти Джокера и напасть со стороны, только произошёл ещё один «сюрприз». Сегодня что, праздник дураков?
Ещё мгновение, и из кустов выпрыгнула львица и со всего размаху врезалась в Джокера. Пингвин было подумал, что объявившаяся особо хочет его задушить, но нет, увы, всего лишь крепкие объятия. Впрочем, размышлять об этом Освальд уже не мог. Мгновение драматической паузы и вуаля, Пингвин разразился громким смехом, хотя это скорее походило на непрерывный хохот, по всем канонам, схожий с криком птицы. В свою очередь, этот самый крик напоминает собой продолжительный скрежет металлических конструкций. Конечно, Освальд узнал в двухцветной львице Харли, которая была ещё одной сумасшедшей, ибо кто в здравом уме станет посвящать свою жизнь этому навозу на ножках?
— Пирожочек! – когда на дикий ржач смех уже не осталось сил, Пингвин перевёл дыхание и подошёл чуть ближе к Джокеру, которого сжимала в своих объятиях львица, и с ехидной улыбкой начал говорить, продолжая изредка посмеиваться клоуну прямо в морду:
- Ванк-ванк, что, совсем не можешь держать своих подружек на привязи, хах, «кексик»? Или твоя начинка слишком прогнила от любви, когда прискакала эта психованная арлекина? Мне было бы интересно узнать, с какой ты начинкой из числа внутренностей, - с этими словами Пингвин поскрёб когтями по земле, -  Но, боюсь, срок годности у тебя, Джокер,  как у элитного злодея, уже давно истёк.
Освальд и дальше бы продолжил потешать себя, да вот только на месте встречи показалась и та персона, которую чёрно-белый лев уже не надеялся встретить. Он мгновенно замолчал, невольно нахмурившись вновь.
-«Явилась, и года не прошло», - впрочем, раз уж соизволила снизойти до «простых смертных», придётся теперь ждать, что же шаманка скажет.
-«Перестала бы уже тянуть время», - подумал Пингвин, наблюдая за действиями Айви на публику. Пожалуй, это, несомненно, являлось своего рода фактором интриги, только вот прождавший всё утро бандит не был настроен на подобное. Шаманка тем временем успела наигранно, а это она, конечно, умеет, повторно заявить, что повод для встречи был и весьма любопытный. Когда же львица провела своим хвостом рядом с носом Пингвина, тот нервно передёрнул плечами и тихо чихнул. Подлая гадюка, знала видимо, что у него есть лёгкая аллергия на некоторые сорняки.
- Может, хватит уже здесь устраивать цирк? – спросил наконец Освальд, отступив на шаг от двух клоунов. А ведь правда, знатный бы получился цирк, только вот его персона здесь явно будет лишней, - Перейди уже к делу. Время дорого!
Пингвин вернулся на облюбованное им место и сел там, ожидая, когда Айви начнёт повествование. И шаманка, наконец, начала:
-…У меня для вас есть одна очень интересная новость. На земли прайдов идет болезнь, и она унесет с собой множество жизней, - вот так-так, интересно. Первым делом чёрно-белый лев начал думать о том, чем должна приглянуться ему данная новость. Ну, помрёт море обитателей этой треклятущей саванны, ему что за дело вдруг до чужих упокоившихся душ? Если только…
– Но самое интересное, даже не в этом. Сегодня утром я встретила самца, которому приснился вещий сон, который гласит, что от нее есть лекарство и грех было бы не воспользоваться этой возможностью. Вы понимаете, к чему я клоню? – и вот тут на морде Пингвина появилась коварная улыбка. О да, он отлично понимает. Только теперь в его душе зажёгся азарт, лишь после этих слов алчность в злодее разгорелась с новой силой. В чёрных, казалось бы, потухших глазах появился предательский блеск.
Однако Освальд спокойно дослушал шаманку до конца, и лишь затем подал голос:
-Перспектива неплохая, спорить с этим трудно, - Пингвин замер, после чего в его тоне появилась доля «холода», - Только вот в повествовании твоём я увидел лишь положительные стороны для нас. Не слишком ли всё просто? Или, может, ты просто решила умолчать о том, что могло бы нам не понравиться, а? Иначе зачем  тебе было говорить такую интересную информацию? Ведь всегда легче забрать добычу самому, чем делиться ею с недругами своими. В чём же подвох, Айви?
Теперь уже чёрно-белый лев смотрел прямо на шаманку, хотя их разделяло несколько метров. Казалось, ему сейчас плевать, что рядом находится Джокер и его глуповатая подружка. Информация, которую предоставила только что Айви, оказалась действительно крайне любопытной, но всё оставалось действительно слишком просто, а уж сколько навязчивых вопросов.
-«Неубедительно, дорогуша… пока неубедительно».

+3

72

Из травы, взъерошенный и недовольный, появился Октан — спутник Фальки. Он вечно был чем-то недоволен, всегда ворчал, но сейчас выглядел почти злым, во всяком случае, Освин так показалось. Должно быть, обиделся, что все самое интересное произошло без него. Увидев его, львенка вдруг сообразила, что ни разу не спросила у своего птенца самое главное.
— Послушай... — шепотом, склонившись к передним лапам, которыми она прикрывала совенка, быстро осведомилась малышка, — а как тебя все-таки зовут?
Увлеченно ожидая ответа, она не замечала почти ничего из того, что происходило вокруг, так что большая часть беседы взрослых осталась неуслышанной.
— Не знаю, — после долгого молчания, когда Освин уже отчаялась ждать (а еще ей очень захотелось встряхнуть птенца, так, чтобы он пропищал хоть что-нибудь), раскрыл клюв совенок.
Ну вот, отлично. Самочка потерла лоб, взлохматив и без того уже разлохмаченную челку. "Придумаем что-нибудь" — уже было решила сказать она, как вдруг, навострив уши, резко обернулась к родителям. Как раз вовремя.
— Мы будем рады новой встрече... и Освин, я думаю, тоже. А сейчас нам пора. Удачи, — Рудо говорил вполне вежливо и мирно, но это явно было прощанием; развернувшись на месте, он явно готовился покинуть это место, взглядом призывая остальное семейство последовать его примеру.
Ничего себе новости! Совенок пискнул, когда львенка бесцеремонно пересадила его на плечо; судя по тому, как отчаянно он вцепился в ее шкуру когтями, птица была очень недовольна этим. Но сейчас Освин не обратила на это внимания, лишь с недовольством дернула хвостом.
— Освин, идем, — пройдя несколько шагов, позвал Рудо с таким видом, будто его очень удивлял тот факт, что дочь все еще не семенит у его лап.
— Папа! — малышка почти задохнулась от возмущения. Все так хорошо шло! И на тебе — они уже уходят.
Судя по словам Вирро (а тот был очень многословен, и говорил взволнованно — а самочка не спускала взгляда с его морды, когда он объяснял Рудо, почему им лучше объединиться), тот тоже не хотел заканчивать эту неожиданную встречу на такой ноте. Тут их с Освин желания совпадали. Хотя она видела льва впервые в жизни, но неожиданно для самой себя привязалась к нему. Оно и неудивительно — ведь теперь у нее не было сестры и брата, а с родителями, какими бы хорошими они ни были, не поделишься всеми мыслями, которые тебя тревожат, не раскроешь всех секретов. Рудо был хорошим отцом, но все же иногда вел себя как... как взрослый. Показывал, что он главный, что его нужно слушаться (хотя Освин, в целом, была послушным львенком, порой это ее утомляло). Вирро это было не нужно — он мог позволить себе просто болтать с Освин, не давя на нее своим авторитетом и ни к чему не принуждая.
— Я тоже не хочу уходить! — выпалила, наконец, львенка, когда Вирро, договорив, замолчал, в ожидании переводя взволнованный взгляд с Фальки на Рудо и обратно.
Решив показать льву свою поддержку, Освин в несколько мелких шажков просеменила к самцу, усевшись у его лап и развернувшись мордой к родителям. Конечно, ничто не помешает им попросту взять ее за шкирку и унести прочь, но все же львенка надеялась, что обойдется без этого.

+1

73

— Все хорошо? — заботливо, шепотом, осведомилась львица у сокола, тяжело перебиравшего когтями по ее шкуре; на этот раз она даже не поморщилась, когда он поцарапал ее в попытке удержаться и не упасть, — напротив, только чуть наклонилась, чтобы ему было полегче карабкаться.
— Все хорошо! — сварливо передразнила птица, не особо заботясь о том, чтобы ее не услышали все, кто здесь присутствовал.
Затем Октан весьма неодобрительно воззрился на совенка, хотя тут в кои-то веки промолчал: знал, что упрямица Освин все равно его не послушает. Сокол, дневная птица, не любил ночных птиц. Особенно потому, что большая часть сов были куда крупнее его, и, встретив его, вполне могли им полакомиться. Хотя питомица Освин вряд ли сможет это сделать: судя по ее размерам, она вырастет едва ли больше Октана; к тому же, каким бы сварливым старым врединой ни был сокол, он никогда не напал бы на птенца.
Львица лишь покачала головой. Она никогда не упускала случая вступить в словесную перепалку с Октаном, и это приносило обоим лишь удовольствие, но сейчас сокол явно был не в духе: его сильно потрепало при обвале, и тот факт, что он до сих пор не может нормально взлететь, тревожил его не на шутку. Так что Фалька деликатно промолчала, делая вид, что не услышала выпад в свою сторону.
После недолгой беседы они распрощались совсем уже мирно. Фалька вежливо кивнула Вирро и, мягко переступая лапами (стараясь при этом не хромать, хотя это не очень-то получалось) двинулась вслед за Рудо. Пройдя несколько шагов, она приостановилась, ласково касаясь морды супруга щекой.
— Лапы? Нормально. Ну, почти, — все-таки самка не очень хорошо умела лгать, да и хромоту скрыть не так уж просто; когда она мчалась, думая, что Освин пострадала, она совсем не думала о своих лапах, и теперь они саднили особенно сильно, — я думаю, они быстро заживут. Надо поискать какую-нибудь травку, если бы я еще хоть что-нибудь в них понимала...
Львица поспешно замолчала: ей совсем не хотелось обсуждать эту тему. Кроме того, у нее до сих пор еще болели ушибленные ребра, хотя дышать она могла нормально, и хотя бы это радовало: похоже, обошлось без серьезных повреждений.
— Рудо, — она обеспокоенно взглянула на супруга. Поведение Вирро немного озадачило ее, но совсем не удивило. Молодой лев, как ей казалось, был только рад встретить хоть кого-то, с кем можно переброситься словом, и его немного сбивчивая, торопливая речь это только подтверждала, — подожди...
Но уж чего Фалька не ожидала, так это того, что взбунтуется Освин. На морде львенке было написано все ее негодование. Самка в чем-то могла ее понять: они с Рудо ворвались, нарушив, без сомнения, мирную беседу, чуть было не сожрали Вирро, заподозрив его в том, что он хотел причинить их дочери вред, а теперь попросту разлучают их. Хотя Освин всегда была послушной, на сей раз она, кажется, намеревалась отстаивать собственное мнение.
На миг глаза львицы недобро блеснули. Она попросту схватит мелкую негодяйку за шкирку и утащит подальше от этого юнца, невесть что себе вообразившего. Не то, чтобы Фалька была против компании Вирро, но открытое неповиновение Освин выводило ее из себя.
Впрочем, спустя пару секунд, успокоившись, львица опустила шерсть на загривке и задумчиво качнула туда-сюда хвостом. Да, она могла увести дочь, но проблему-то это не решит. С тех пор, как Освин осталась одна из помета, она, должно быть, чувствует себя очень одинокой. Ей нужны друзья, хотя, конечно, Вирро слишком взрослый для этих целей. И все же... кто даст гарантию, что Освин снова не сбежит от скуки, просто чтобы поискать себе развлечений, пока родители отдыхают или охотятся? Вирро мог помочь им с охотой, мог присматривать за Освин, в конце концов, он действительно вел себя так, будто всей душой хотел к ним присоединиться. С самого начала, когда Рудо чуть было не напал на него, он не проявлял ни малейшей агрессии. Это было Фальке по душе, хотя пыл молодого льва все же был ей немного неприятен.
— Рудо, — решительно проговорила самка, уже чуть громче, чтобы привлечь внимание льва, — что скажешь? — уже шепотом, так, чтобы Вирро и Освин не услышали ее слов, сказала она ему на ухо; в голосе львицы невольно проскальзывали нотки легкого недовольства.
Затем Фалька одарила дочь длительным, полным молчаливой укоризны взглядом, сулящим если уж не подзатыльник, то длительную нотацию на тему того, как должны вести себя дети, уж точно.

+2

74

Стоило видеть вытянувшуюся от изумления физиономию Рудо, когда Вирро совершенно неожиданно рванул следом за уходящим семейством — остановившись, лев молча уставился на чуть более молодого самца, гадая, что за муха его укусила и в какое особо чувствительное место. Но если нездоровое волнение чужака и его попытки увязаться за малознакомым прайдом еще можно было как-то объяснить, то поступок Освин, которая упрямо плюхнулась точно под лапами у Вирро, да еще и довольно громко возразила обоим родителям, совершенно не поддавался никакому логическому осмыслению. То есть, Рудо, конечно же, понимал, что могло двигать его крохотной дочуркой, но, все-таки, лев не стал скрывать охватившей его растерянности. Вскинув брови, шоколадный молча уставился на Освин, не зная даже, как ему теперь реагировать. Как ни крути, а сложно быть отцом... и уж тем более — отцом такой маленькой упрямицы. Но, как ни крути, Рудо любил свою дочь, причем куда крепче, чем та могла представить. Так что, ему вполне хватило одного сердитого взгляда блестящих светло-зеленых глаз: ну точь-в-точь уменьшенная копия Фальки... Разве такой возразишь? Рудо неуверенно покосился на замершую рядом супругу, та тоже выглядела порядком удивленной и даже рассерженной, но не спешила читать дочери нотации. Вместо этого она предпочла спросить мнения мужа, предварительно еще разок внимательно оглядев смущенного и донельзя взволнованного Вирро, похоже, желая убедить себя в том, что этот самец не опасен для их детеныша. Глубоко вздохнув, Рудо на мгновение прикрыл глаза и едва заметно покачал косматой головой. Вот уж чего он не планировал, так приглашать посторонних львов в их компанию...
Ну, хорошо, — сдался он в конце концов, переводя взгляд с Освин на Вирро и обратно. На его губах мелькнула слабая, добродушная усмешка. — Быть может, нам и вправду не помешает держаться вместе... какое-то время, — задумчиво посмотрев на чужака (хотя, какой он теперь был чужак?), Рудо вопросительно посмотрел на дочь. — Ну что, теперь-то ты идешь, маленькая упрямица? — он снова вскинул брови и слегка наклонил голову набок, и морда его при этом приняла ожидающее выражение. Мол, ну что, тебя все устраивает? Или будут еще какие-то особые требования? К слову, о требованиях... Вирро достаточно четко дал понять, что готов помочь семейству с добычей пропитания. Быть может, стоило взять его с собой на охоту, а Фальке остаться присматривать за Освин, пока ее лапы нуждались в отдыхе... Пускай сама львица считала, что она в относительном порядке, Рудо довольно слабо этому верил. Фалька была права: им следовало поискать лечебную траву, чтобы отчасти ускорить выздоровление, а иначе их вынужденный привал затянется как минимум на неделю, а то и больше.

0

75

Влажный, наэлектризованный от недавнего дождя воздух приятно струится через ноздри, и ты в полной мере ощущаешь как они дышат, солёный пот крупными каплями стекает по напряжённым мышцам, не от того что Джокер вымотался или струхнул перед Пингвином, во все нет, увольте, это просто духота и сырость от недавних осадков. Никакой дождь не может в одночасье остудить жаркий воздух после столь продолжительной засухи. Во рту появился гадкий металлический привкус, а в животе разливается неприятное холодное чувство. Джокеру случалось ошибаться, но это ощущение в животе не подводило его никогда - дело пахнет керосином. Будто поражённый аневризмой клоун не то скалится, не то заискивающе улыбается Пингвину. Как говорится, хороший нос пиздюлей за километр чует, вот и клюв Пингвина сегодня непременно почувствует; Джокер уже выкатил свои пудовые яйца на лужайку, и теперь самое время вскинуть их на плечо да ушатать Пингвина аки бейсболист отбивающий решающий мяч. It`s show time, baby!!! Чувствую себя непобедимым горцем, вижу цель, не вижу препятствий.
А-а-а-а, Освальд включил понты, интересно-интересно. Ну и что голая задница сделает ежу? Нахохлился, как петух, грудь колесом… Да нет, кому мы льстим… выглядит жалко, это больше похоже на лупоглазую жабу раздувшую свой зоб что ли. Э-хо-хо, Освальд, Освальд, что же нам с тобой делать? Про него говорят будто бы он ужасный, прожжённый бандюга и гад, но если честно, самая точная его характеристика - “этот парень в школе не любил допрыгивать до турника”, вот и вымахал всем заноза в заднице с комплексом Наполеона. Джокеру даже несколько неловко стало от того, что он почти на голову выше  заморыша, и он всё-равно так смешно пытается “смотреть с высока”.
- Не вижу повода для беспокойства, потому как тебя, Джокер, должно быть, не то, что от удара, даже от ветерка качает из стороны в сторону.
- Хе-хе, и это мне говорит, простите, лев, - насмешливо погоготал шут, проакцентирновав свои сомнения о принадлежности Освальда к семейству кошачьих, - на которого достаточно просто сверху присесть, - довершил лев неприлично растягивая каждое слово, чтобы пингвин прочувствовал.
- От твоей омерзительной морды каждый львёнок в саванне начнёт истошно звать мамочку, и то лишь потому, что признает в тебе разве что восставшего из мёртвых прапрадеда.
- Да, я и забыл, ведь сморщенные задохлики с маленьким письпидрончиком всегда были эталоном красоты и грации, - время миловидных рож, на сколько это можно представить в отношении Джокера, и толстого сарказма.
- Я бы, может, и подумал над тем, чтобы поставить тебя на место, только времени уж больно много отнимаешь. Катись отсюда, чучело, не порть кислород.
Мда, если пингвин и пытался что-то там вякать, тона вкус Джокера вышло неубедительно, однако это уже повод для того, чтобы оторвать зазнайке лицо. Не потому, что обидно, обидно - это когда правда, которую ты не признаешь, а Джокер не стыдился себя самого, как некоторые и не опасался своих скелетов в шкафу, но просто за то, что ведёт себя будто Клоун пыль под его лапами с полной уверенностью в своей правоте и безнаказанности - А теперь, носоклюв, постарайся не снести яйцо со страха, пока я тебя буду резать, а нет, не так… ЭТО Я ТЕБЕ ЯЙЦО СНЕСУ!!! - а забавная игра слов получилась.
- Пирожочек! - простите, что за…Господи, помилуй, только не...
- Бубочка????????? - офигел лицом зеленогривый.
БДЫЩ. Преисполненная щенячьей радостью Харли рухнула мешком картошки на пузо клоуна и стала нещадно топить его в слюнях любви и обожания, тараторя миллиард слов в минуту. Ну, офигеть теперь, лежи себе с полным ощущением WTF, вупучивай зенки до размера шара для боулинга и соображай, не был ли тот хруст при падении твоими сломанными рёбрами, а Харли всё так и вертится вокруг тебя и на тебе словно юла! Боже, эта девка щас ведь как всегда увлечётся, и если на месте не изнасилует, то непременно нафантазирует сама себе на уме, а ты и опомниться не успеешь, как на тебя накинут ошейник и потащат под венец.
- Ну, хва-хва… Хе-хе,,. ЩИКОТНО!!! ХВАТИТ, я щас описаюсь!!!
Чёрт-чёрт-чёрт-чёрт, ну почему всегда приходится краснеть из-за этой особы? Вроде бы и среди его последователей часто нет льва незаменимее арлекины, что ты даже выносишь её за рамки обычных салаг в ранг первого старпома, а порой. ну просто хочется себе лоб фэйспауном прошибить, что вытворяет эта кошка. И как она вообще тут взялась? Но не успел Джокер попробовать отвязаться от львички, как послышался раздражающий, как гвоздём по стеклу, гомон носоклюва, у которого окончательно зашкалило борзометр.
- А что завидно? Или последняя самка, которая могла тебя хотя бы терпеть - это твоя маменька? - особо гаденько процедил зеленогривый, попутно вставая на лапы, но не останавливая Харли от оживлённых лобызаний. Пусть смотрит, на то, чего с носоклювом никогда не случится и полыхает от зависти. Получи, фашист, гранату.
Ну, ё-ма-ё, и эта оторва из Грин писа тоже здесь - совсем беда. Но дальше Айви стала задвигать какую-то стрёмную схему как заставить шамана на себя батрачить, и Джокер продолжительное время просто очумело рыскал глазами, то на Пингвина, то на Плюща и диву давался: эти типы ещё в незапамятные времена грезили друг друга на тряпки порвать, а теперь разговаривают, так, будто это у них деловая встреча.
- Так, стоп-стоп-стоп-стоп, - Джокер демонстративно прошагал посреди двух морд, заставив носоклюва и любительницу сорняков прерваться, затем развернулся на месте, так, что теперь они образовывали правильный треугольник, и вопросительно вскинув брови стал нарезать круги вокруг львов и ,включив ретивого, стал излагать мысль: Во-первых, здрасьте. Во-вторых, если вы решили куда-то срываться, от того, что кому-то там по мозгам во сне ударило озарение про кактус, - оковычил Джокер, спародировав голос Айви, и проходя мимо неё похлопал глазками аки наивная дурочка. - В-третьих, - теперь Джокер ткнул лапой в Освальда, - ТЫ надменный **й, и никаких дел с носоклювом я иметь не буду! И в-четвёртых, - довершил лев обойдя полный круг и встав на место, - если на то пошло, то я бы достал порцию  для себя… - как он мог забыть. Джокер с опаской покосился на обомлевшую Харли и стал оправдываться наигранным тоном, - и для моей замечательной ассистентки, конечно, да. Потом обезьяну в расход, а остальным вариться в собственном соку. Похищение - штука, ой-йо-йой какая хлопотная, зачем вообще оставлять шанс, чтобы какой-нибудь герой-одиночка отправился выбивать шамана, если обобрать покойников гораздо легче и драться уже попросту не за что?

Отредактировано Jоker (10 Авг 2014 20:28:25)

+4

76

— Я тоже не хочу уходить!
Уголки рта Вирро тронула довольная усмешка - видали, родители? Ваше чадо за меня! Освин демонстративно уселась подле его лап, сердито наморщив нос и всем своим видом выражая недовольство. Выглядела она забавненько, но Вирро, в котором теплилась благодарность к поддержавшей его малышке, сдержал хихиканье и уставился на Рудо с Фалькой. Сначала взгляд голубых глаз остановился на Фальке. Что скажет она? К разочарованию Вирро, она тут же спросила мнение супруга. А сама-то что думает? Неужто в этом семействе Рудо решает абсолютно все? Впрочем, внимательный к мелочам Вирро отметил недовольство, мелькнувшее в глазах самки, их не совсем дружелюбный блеск. А вздыбленная шерсть и вовсе говорила сама за себя! Однако вслух Фалька не высказалась. Эх, а когда она, разгоряченная и разъяренная, вынырнула из травы, она производила впечатление посильнее.
И Вирро повернулся к Рудо, поняв, что Фалька будет молчать, как партизан.
— Ну, хорошо!
- Жуки и бурундуки! - подпрыгнул Вирро. Его уши мигом встали торчком, голубые глаза засияли ярче, чем когда бы то ни было.
-  Быть может, нам и вправду не помешает держаться вместе... какое-то время.
- Мои слова, дружище! - и Вирро по-приятельски пихнул Рудо в бок, все еще светясь от счастья и широко улыбаясь. И совершенно неважно, что Рудо согласился, наверное, по большей части из-за своей дочери. Неважно, что Фалька не в восторге от этой идеи. Вирро наконец-то обрел компанию! А то еще немного - и он бы начал раздавать своим блохам имена.
- Ну, куда топаем? - он веселым, пружинистым шагом направился вперед, оглянулся на Рудо. - Туда, сюда? Север, юг? Или поищем укрытие? Смотрите, там тучи... - он глянул в сторону темного горизонта. Гроза бушевало далеко-далеко отсюда, но что ей мешает покрыть расстояние до четверки львов, скажем, за полдня? Впрочем, Вирро было неважно. Он спрашивал Вирро не потому, что безропотно принял его за вожака и решил всегда следовать его приказам и шагу не ступать без мнения бурого льва. Нет уж, недаром молодой лев был сыном короля. Просто ему в данный момент было действительно совсем неважно, чем заняться. Можно было поохотиться - скоро время обеда. Можно поискать укрытие. А можно отправиться дальше, делясь друг с другом историями, шутками, прибаутками...

+1

77

Несколько томительных секунд, пока Фалька, замерев, вглядывалась в морду дочери, та, прижав уши, напряженно оглядывала родителей. Те, казалось, были вытесаны из камня — ни шерстинки не шелохнулось.
Вот это и нервировало больше всего. Освин прижала ушки, приподнимая голову и пытаясь разглядеть морду Вирро, сидевшего за ее спиной. Неприятностей теперь не оберешься... Хотя из упрямства самочка все равно продолжала стоять на своем, даже расставила передние лапки, будто ее уже насильно тащили прочь, а она собралась упираться.
Но нет, на это никто из них не решился. Пожалуй, это могло обидеть темношкурую куда сильнее, чем недавний выговор от отца, сделанный в присутствии Вирро. Да и, признаться, львенка не привыкла к подобному обхождению: до сей поры родители всегда прислушивались к ее мнению, хотя порой и делали весьма неожиданные выводы. Взрослые, что с них взять. Разве они могут понять ее в полной мере?
Родители коротко переговорили о чем-то своем: как Освин ни прислушивалась, толком ничего не услышала, хотя выражение морд и так сказало ей достаточно.
— Ну, хорошо. Быть может, нам и вправду не помешает держаться вместе... какое-то время, — наконец кривовато ухмыльнулся отец, и Освин буквально услышала грохот камня, свалившегося с ее сердца — Ну что, теперь-то ты идешь, маленькая упрямица?
— Ага! — радостно откликнулась львенка, мигом подскакивая и становясь на все четыре лапы, — теперь пойдем!
Вирро тоже был обрадован. Он заулыбался во всю пасть, а уж подпрыгнул не хуже, чем сама Освин. Правда, вслед за этим он довольно фамильярно ткнул Рудо в бок, и львенке показалось, что отцу не слишком-то это по вкусу.
Вот и Фалька выглядела недовольной... Это, конечно, изрядно омрачало настроение Освин. Кажется, родители решили отложить нотации на потом — наверняка лишь до того момента, когда они останутся с дочерью наедине. Глупо ждать, что они об этом забудут. Вирро рано или поздно пойдет на охоту... да просто отойдет в кусты по нужде.
— Идем, — львенка в несколько прыжков приблизилась к совенку, сидевшему в траве и с недовольным видом ожидая ее возвращения, — ты слышала? Уходим отсюда!
Похоже, что птенцу было куда лучше на ее загривке, во всяком случае, стоило маленькой сове забраться туда, как она тут же перестала возмущенно верещать и успокоенно пощелкала клювом, постепенно затихая.

+1

78

Львы переглянулись. Фалька чуть заметно кивнула супругу, оставляя, все же, последнее слово за ним. Затем вновь укоризненно глянула на Освин. Только тот, кто столкнулся с подобной ситуацией, знает, как горько может быть, когда твоя собственная дочь восстает против тебя. Недоумение мешалось со злостью, но не сильной, а будто какой-то ненастоящей... не могла же Фалька по-настоящему злиться на дочь, пусть даже она вела себя столь странным образом.
И все же... наверно, малышка разглядела в этом льве что-то, чего не увидели ее родители. Или же ее, потерявшую брата и сестру, просто влекло к любому собеседнику, к тому, кто проявит к ней хоть капельку доброты? Фалька и Рудо никогда не отказывали дочери в ласке, но отношения родителей и детей — это совершенно другое... Да, самке предстояло передумать немало невеселых мыслей.
Наконец, Рудо неохотно согласился, и напряженная обстановка мигом разрядилась. Освин с Вирро радостно подпрыгнули, тем самым лишь утвердив Фальку в мысли, что они два сапога пара. Самец, казалось, был ненамного старше самой Фальки, но вел себя совершенно по-другому. Так, как порой вела себя она. Когда-то давно, когда у нее не было всех этих проблем, не было нужды уходить из прайда, не было детенышей, отнимавших все ее свободное время, не было угрозы встретиться с патрульными прайда Нари... Как так получилось, что львица, еще недавно игравшая, как котенок, с любым встреченным ей на пути листочком, поскучнела и превратилась в вечно чем-то озабоченную, хмурую самку, которую интересует лишь забота о детенышах и охота?
И все же на ее морде, пока она наблюдала за обрадовавшимися Вирро и Освин, появилась слабая улыбка, постепенно расплывавшаяся все шире. В последнее время малышка была словно в воду опущена — невеселая, испуганная, вечно хватавшаяся за своего птенца так, будто это единственное, что у нее осталось. Сейчас она была совсем другая. Смелая и веселая. Пусть упрямая, но зато ее глаза блестели жизнью. Черт возьми, Фалька была готова тащить с собой хоть десяток чужих львов, лишь бы это заставило Освин улыбнуться.
— Два сапога пара, — шепнула она Рудо, которого напор молодого самца, кажется, даже немного озадачил, — кажется, я уже тысячу лет не веселилась так, как они.
В ее шепоте невольно прозвучала жалоба. Фалька и рада была бы запрыгать, плевать на то, что Освин ужасно удивится неподобающему и несерьезному поведению матери; да только лапы хищницы все еще болели, и хотя она могла ходить, о прыжках на какое-то время придется забыть.
Нет. Они вылечат раны, найдут себе убежище, хорошенько отдохнут, и тогда, быть может, раны в их сердцах, причиненные потерей детенышей, начнут постепенно затягиваться.
— Веди, — самка тоже ткнула Рудо в бок, хотя, конечно, совсем не так, как прежде сделал это Вирро — куда нежнее, ласково облизав его щеку, — кажется, прежде мы направлялись в ту сторону, верно?
Да куда угодно, собственно. Лишь бы подальше от Килиманджаро. Подальше от земель прайда Нари, чьи патрульные были не слишком приветливы, подальше от сошедшего оползня, похоронившего их с Рудо детей.

+2

79

====> Верхнее течение реки Лузангва

Ветролес продолжал брести вперёд. Грозовые тучи, скапливающиеся у вершины Килиманджаро, привлекали его, потому он решил углубиться на северо-запад.
Всё то время, пока он отдыхал на берегу Лузангвы и восстанавливал свои силы после длительного путешествия, волк размышлял о видении, которое он видел во время перехода пустыни. Оно не давало ему покоя - а, так как у Ветролеса не было других ориентиров, он всё-таки решил проверить этот. Раскинувшиеся вокруг живописные степи выглядели вполне привлекательно для жизни, однако волк не искал себе дома, он искал ответы. И только дерево могло ему их дать.
Ветролес вздохнул, размышляя о том, как местные могли бы помочь ему, если бы ему посчастливилось кого-нибудь встретить.

Такое ощущение, что эти земли вымерли. Пока что, я не встречал ни одной группировки, которую мог бы назвать семьей. Похоже, невзирая на сезон дождей, который оплодородит эти края, здесь нет серьезной охраны, которая бы следила за своими владениями. Не думаю, что дело во мне, - Ветролес вздёрнул нос и втянул сухой, наэлектризованный воздух. Скоро дожди, похоже, накроют куполом все окрестности, вплоть до пустынных дюн. - Нет, дело не во мне. Если бы я был могучим львом или быстрым гепардом, я бы всё равно легко прошёл границы. Похоже, эти края вымерли либо... затишье перед бурей?

Ветролеса внезапно осенила нехорошая догадка.

Я ведь уже видел такое раньше. Да, да. Когда проходил земли Маньяры. Сначала мне показалось, что они выглядят безжизненно из-за засухи, которая, похоже, накрыла все окрестные регионы. Но то, о чём говорили птицы... - волк содрогнулся, вспоминая тот ужас, что пережил тогда. - Если бы не птицы, быть может, я бы тоже лежал теперь там. Чума, разразившаяся там, не пощадила никого...

Ветролес остановился, пытаясь унять дрожь в лапах.

Нет, нет. Я себя накручиваю. Чума не смогла бы добраться так далеко. Эти земли не выглядят такими, какими я видел владения Маньяры. Эти земли... другие. Зеленые. Радостные. Полные жизни. Да. Да.

Волк заставил себя глубоко вдохнуть, чтобы успокоиться и продолжить путь.

Да и разве не убегу я от чумы? Ха. Ха. Мир бесконечен. Я всегда буду идти куда-то - и везде найду дорогу. Не может же так быть, чтобы мир взял и закончился? Это невозможно, нет. Всё подчинено Кругу Жизни - и мир, верно, круглый тоже, - Ветролес покивал сам себе, довольный своим необычным предположением. - Я найду дорогу. Я смогу. Штормы грозились мне молниями и поливали дождем по самую шею - и что? И ничего. Засуха грела мою шкуру, иссушала глотку, грозилась мне горячими песчаными бурями - и что? И ничего. И эти земли тоже не сломят меня, что бы здесь ни происходило.

Волк спрыгнул с небольшой скалы и замер, обнаружив неподелку греющуюся на нагретом камне ящерку. Изумрудная красавица на мгновение вытянула длинный алый язычок, облизнула глаза, а затем вновь застыла. Ветролес сглотнул слюну, наполнившую пасть: он давно ничего не ел.
Волк пригнулся и пополз между камнями, стараясь держаться в тени. Он намеревался перекусить термитами по дороге, однако боялся, что чем дальше будет углубляться в степи - тем меньше их будет встречать. Кроме того, Ветролесу вновь предстояло встретиться с границей пустыни, чтобы опровергнуть или подтвердить свою догадку по поводу гигантского дерева, которое он якобы видел на горизонте, в мареве зноя.
Кажется, ящерица что-то услышала и сиганула с камня, быстро скрывшись в траве - волк даже ничего не успел понять. Ветролес разочарованно вздохнул, а затем навострил уши: похоже, неподалеку разворачивались какие-то события.

Вот и накаркал стражей границ, - Ветролес припал к скале, всё ещё стремясь как можно больше слиться с тенью. - Нужно скорее уходить отсюда. Перебьюсь травой или жуком, с голоду уж точно не подохну.

Волчонок медленно пополз прочь, пытаясь всеми силами смахивать на деталь ландшафта. В высокой траве виднелось много силуэтов крупных хищников - Ветролес не хотел стать лёгкой закуской.

====> Большой Баобаб

Отредактировано Ветролес (22 Авг 2014 19:08:10)

+3

80

...мда, похоже, дальнейшее путешествие в компании Вирро обещало стать как минимум запоминающимся. Рудо глазом моргнуть не успел, как недавний чужак уже радостным ужом завертелся у его бока и панибратски пихнул шоколадного самца в плечо, а затем вовсе ускакал вперед, готовый немедленно рвануть в любом предложенном направлении. Вообще-то, Бродяга не был замкнутым интровертом по своей натуре, более того, он всегда с охотой поддерживал новые знакомства и зачастую первым вступал в разговор со встречными одиночками, но проявляемый Вирро энтузиазм вгонял в немалый ступор. Лев недоуменно приподнял одну бровь, покосившись на супругу — та, кажется, с трудом сдерживала улыбку.
Два сапога пара, — фыркнула она в ухо шоколадного самца, — кажется, я уже тысячу лет не веселилась так, как они, — Рудо задумчиво кивнул в ответ, переведя взгляд на лучащуюся счастьем Освин: вот уж кто был по-настоящему доволен сложившейся ситуацией! — Веди, — Фалька нежно подтолкнула мужа следом за Вирро, не преминув коснуться языком его запыленной щеки, — кажется, прежде мы направлялись в ту сторону, верно? — что ж... похоже, пути назад уже не было, так? Во всех смыслах — львам оставалось только идти в противоположную сторону от вулкана, да еще и в компании малознакомого им самца, к которому точно клещом прицепилась их маленькая дочурка. Да уж, странный из них прайд получается... Будь Рудо чуть моложе и не обременен заботой о родном семействе, он бы, пожалуй, даже порадовался новому компаньону. Но сейчас он лишь с едва заметной усмешкой закатил глаза, не спеша, впрочем, удалятся от места ночлега.
Для начала, — негромко промолвил он, обращаясь преимущественно к Фальке и Вирро, — было бы неплохо позавтракать. Кому-то из нас нужно остаться с Освин... что скажешь, родная? Пока твои лапы не зажили, тебе опасно выходить на охоту. Мы с Вирро можем поискать антилоп в округе, — и лев быстро глянул на нетерпеливо пританцовывающего рядом самца. Пожалуй, это была неплохая "проверка на вшивость" — в том плане, что совместная охота могла помочь удостовериться в том, что на этого парня можно было положиться. На самом деле, Рудо уже не ждал от Вирро какого-либо подвоха, но, все же, он не хотел бы оставлять его наедине с Освин... пока что. Сперва лев хотел убедиться, можно ли в принципе доверять Вирро подобную ответственность.

+1

81

Кажется, напряжение спадало. Вирро радостно махнул хвостом, довольный, что все неприязненные электрические разряды останутся там, где им место - в расползающихся на горизонтах грозовых тучах. По крайней мере, пока. Но молодой лев редко загадывал что-то на будущее, наученный опытом путешественника, когда совершенно не представляешь, что ждет впереди. Львица, попавшая в беду из-за собственной глупости - это... Шави? Да, Шави. Психованный подросток, образ которого почти стерся из памяти, но агрессивный напор Мороха Вирро помнил на ура. Теперь-то у него компания куда веселее. Ну... получше так точно. Фалька и Рудо явно не слишком любят веселье. Или просто отвыкли от него, отягченные грузом свалившейся на них ответственности в виде кучи мохнатых шариков, которых нужно кормить, защищать. Вирро нравилась Освин; он испытывал к ней нечто вроде снисходительного дружелюбия, которое вовсе не помешало бы ему, накати такое настроение, повозиться с малышкой в грязи и устроить настоящий грязевой заплыв, словно  между ними нет разницы в пару лет. Но своих львят не хотел. Не тот образ жизни, не то течение мысли.
Наконец раздался голос Рудо. Вирро, едва не споткнувшись, замер на месте и с преувеличенным вниманием уставился на шоколадно-бурого самца, которого уже в мыслях называл приятелем.
Для начала было бы неплохо позавтракать. Кому-то из нас нужно остаться с Освин... что скажешь, родная? Пока твои лапы не зажили, тебе опасно выходить на охоту. Мы с Вирро можем поискать антилоп в округе.
Лапы? Фалька поранила лапы? Взгляд Вирро немедленно скользнул вниз, но видимых ран и порезов молодой лев не заметил. Должно быть, пострадали подушечки лап... Вирро сочувственно хмыкнул. Возражать Рудо он не стал, несмотря на то, что новый приятель даже не подумал как-то спросить его мнения. У него был готов сорваться насмешливо-добродушный ответ в духе "я совершенно согласен и благодарю, что спросили меня" с неподражаемой ухмылкой во всю пасть, но Вирро подозревал, что у загруженных родителей с чувством юмора не столь гладко, как у него. Обидятся еще. Откуда им знать, что Вирро совершенно не хочет ни на кого наезжать, просто... просто аккуратно и вежливо напомнил бы, что он тут, он как бы тоже может принимать участие в обсуждении грядущих планов.
- Я согласен, - вслух сказал он. - Грызуны, что я съел накануне, давно превратились в воспоминания!  Кстати, что у нас там с местом ночлега? Мне просто в голову пришло - бывает иногда, - он со смущенным хмыком вновь принялся приглаживать когтем гриву. -... что вам, - короткий кивок в сторону Фальки и Освин. -... будет не очень приятно ждать нас здесь. Где вы останавливались на ночлег? В той роще, да? - сощурившись, он вгляделся в место, на которое указывала ему Освин. - Ага, ясненько... Там ведь, да? Я просто понять хочу, куда тащить добычу. Если она, конечно, будет. - с тихим фырком закончил он и, вскинув голову, окинул окрестности внимательным взглядом. Вирро нельзя было назвать остроглазым орлом львиного рода, наоборот даже, но кое-что он все же заметил. Вроде стадо, но отсюда толком не ясно, антилопы там или зебры. Честно говоря, Вирро предпочитал зебр. У антилоп имеются рога, у зебр же только копыта. И мясо их сочное, вкусное, с потрясающим жирком, обладающим особенным ароматом. Зебринским.
- Ну что, топаем? - поинтересовался он, чуть повернув морду к Рудо и стараясь вместе с тем не выпустить из поля зрения огромное темное пятно вдалеке, которое вполне может оказаться стадом.

+1

82

--- Долина ветров

По началу, было крайне тяжело. Съеденная Ньяла тянула его к земле всей силой земной гравитации. помноженной на вселенскую лень, которая переполняла тело Дуго, как обычно, после сытных трапез. Глаза норовили закрыться, лапы заплетались одна за другую, норовя с размаху швырнуть его полосатое, округлившееся тело в траву, такую маняще мягкую. Да еще и бухтение Амадея сзади. его младший товарищ был явно не доволен тем что им пришлось сдергиваться с места, и очевидно возмущался этим несвоевременным и странным поступком Дуго. Полосатый хотел по началу остановиться и объяснить, что вскоре запах их добычи могут учуять львы, а вот бежать в таком состоянии будет куда сложнее, но потом мысленно махнул на это лапой. Почему мысленно? Да потому что для того чтоб удержать тело в горизонтальном положении, были нужны все четыре лапы и махать какой-то из них было чистейшим безрассудством.
Гриф, который по началу, как показалось Дуго, так увлечен тушей, что покинул их, вскоре показался в небе. Летел он тяжело, по прямой, планируя прямо к ним и еще на подлете сообщил о том, что впереди скучковались крупные хищники. интересоваться, по какой причине они там забыли. Дуго не стал, да и сам граф вскоре спланировав прямо на Амадея, уселся на спине пятнистого, нахохлившись и прикрыв глаза, видимо не желая лететь дальше. По начало ошарашенно глядя на него Дуго хотел было согнать грифа, но потом передумал. Во первых, если Амадей решит что гриф ему мешает, то сам сгонит, он хоть и подросток, но достаточно крупный для такого дела, а во вторых, гриф все-таки им помогал.
Кустарники, свойственные Долине ветров вскоре исчезли из виду, а это означало, что они вышли в Облачные степи. Кто так их назвал и почему, Дуго не знал, но несомненно, дорого бы отдал за то, чтоб узнать. В какой-то момент, оглядевшись, он остановился и принюхавшись, провозгласил, возможно, случайно разбудив задремавшего на спине Амадея грифа и видящего уже невесть какой сон:
- Добро пожаловать в Облачные степи, Амадей!
Ньяла, за время их перехода, равномерно растекшаяся по организму Дуго уже не так тянула его к земле, и полосатый бодро описал полукруг, пристроившись к Амадею справа: - Эти земли свободны, мой друг, а потому... - она покосился на грифа и немного подумав, продолжил на пол тона тише: - потому здесь можно отдохнуть, не опасаясь что мы наткнемся на патруль львов или на группу охотниц. Кстати, а знаешь, почему эти земли назвали Облачными степями? - полосатый кивнул на небо, по которому ползли крупные, пушистые, кучевые облака, загораживая солнце.

Отредактировано Дуго (24 Авг 2014 23:47:16)

+1

83

Вскинув морду, Освин еще некоторое время вслушивалась в разговор взрослых, но тот слишком быстро начал ей надоедать. Скучные рассуждения о том, где остановиться и как (а главное, на кого) поохотиться не были ей интересны. Сама львенка, конечно, любила охоту, во всяком случае, при случае она с удовольствием гоняла лапами листочки и камешки, которые находила на своем пути. О животных речь пока еще не шла: темношкурой под силу было разве что придушить полудохлого мышонка. Полудохлого, потому что живой и здоровый наверняка удрал бы еще прежде, чем она успеет его увидеть, ведь любопытный львенок производит невероятно много шума.
Вот и сейчас с криком "Завтрак!" юная львица запрыгала вокруг своих родителей. У нее-то лапы ничуть не устали, ведь большую часть долгого пути от склонов Килиманджаро она преодолела, мотаясь обвисшей тряпочкой в зубах одного из родителей. От испуга и шока после потери брата и сестры львенка оправлялась поразительно быстро, и хотя печальные мысли то и дело посещали ее, она с недетским упрямством решила не показывать этого никому, даже родителям. Особенно маме. Ведь та расстроится.
А у них, кажется, и без этого проблем полно. Причем проблем таких, о которых Освин только-только начала подозревать. Взять вот хотя бы Фалькины лапы. Мама вроде бы не очень сильно хромала, и ее дочери было совершенно непонятно, почему она не может пойти на охоту — ведь она ни разу не видела, как это бывает; не знала, что малейшее промедление может оставить львов с пустыми животами.
По правде говоря, Освин в глубине души надеялась, что именно Вирро останется приглядывать за ней, пока родители будут охотиться. Обычно они уходили поодиночке, не рискуя оставлять львят одних. Наверно, вдвоем они притащат в два раза больше еды. Тем более, что Вирро она пока еще почти не знала, и это было бы очень увлекательно — поболтать с ним без лишних ушей.
Но ничего не поделаешь... Освин постаралась не подавать виду, что ее что-то печалит, хотя ушки ее невольно прижались к голове. Кроме того, она вдруг поняла, что Фалька наверняка не упустит возможности хорошенько всыпать ей за недавний самовольный уход. И хорошо еще, если не добавит за упрямство, которое Освин проявила сейчас, отказавшись уходить без Вирро. Конечно, мама не читает такие скучные нотации, как папа, зато на расправу быстра — если что не по ней, может и подзатыльник залепить.
Или нет, не может? Освин на миг задумалась, осмелится ли мама отшлепать ее за проступок, если знает, что она осталась одна из всего помета? Но думать об этом было неприятно. Вспоминая о Флинне и Аме, темношкурая чувствовала, что из глаз вот-вот хлынут слезы.
— Я покажу тебе, где мы ночевали! — вновь вмешалась она в разговор взрослых, бесцеремонно хватая Вирро за лапу в попытке показать ему, в какой именно рощице они останавливались.
Впрочем, попытка не удалась. Подталкиваемая Фалькой в нужном направлении, Освин бросила на Вирро еще один, немного омраченный внезапным расставанием взгляд, и поплелась к деревьям.

офф: Вирро

у нас вроде как Рудо отсутствует до конца сентября, так что мы, видимо, тормозим... ну или можем пока между собой поболтать.
Да щас! Я отпишусь! Рудо

0

84

Never say die
Leave me alone in the night
Keep me away from the light
Razorblade cuts the line
Never say never say die(с)


Айви перевела взгляд с одного шута на другого и демонстративно закатила изумрудные глаза, что означало, что долго якшаться с идиотами, простилаться под них и уговаривать она не собиралась.
-Господа, господа, что вы расшумелись, как петухи в курятнике. Если вас не устраивает моя компания или что-то еще я вас здесь не держу. Наша компания основана исключительно на добровольных началах. – Айви слегка наклонила голову, так, что всем присутствующим стала видна красная отметина на ее голове.
Но заметила недобрый огонек в глазах Пингвина, и интерес на морде Джокера. А значит, могла продолжать вести беседу в ее обычном темпе. Не стоит думать, что шаманка не извлекла из всего этого выгоду для себя. Айви следовала простым истинам. Во-первых, четыре головы лучше, чем одна. Во-вторых, ты справедливо заметил, что могут нагрянуть справедливые защитники прав обезьян и устроить нам темную. Мне нужна защита.  – Она была всего лишь самкой, и соответственно не смогла бы справиться одна с несколькими хищниками. И тут стыдно было признаться, но она немного побаивалась старой обезьяны. Он ведь не зря перевидал смену нескольких поколений и сохранил свою шкуру. Это делало из Рафики противника, пусть и не такого злобного и страшного, но зато умного и расчетливого стратега. Который мог поставить всей троице злодеев сто очков вперед.  Потому Айви и решила сбить всех с толку, воздействуя на самый главный парализатор – чувство страха. Это ведь было так легко – показать свои сильные стороны, и не давать себе слабину, показывая характерную маску из стали и яда.
Потом шаманка вернула полный презрения взгляд Джокеру, который нарезал круги вокруг нее и Освальда, описывая вензеля восьмерки. Айви вздернула аутлендоровскую мордочку. Чертов нахал, так с ней обращаться!
-Я не прошу верить мне на слово. – Айви покорно склонила голову, но в ее голосе звучала сталь. – Но если тебя не волнует перспектива подохнуть в ближайшем болоте и стать украшением очередного кладбища, то я сделаю ожерелье из твоих костей и буду щеголять в нем. – Она чуть прищурила глаза. Достойный ответ, на его жалкую пародию о ней. Она ведь тоже не лыком шита и может показать строптивый характер, который в случае Айви перекочевывал в аргумент «не нравится – пошли все лесом».
-Нет, конечно, если бы у меня на примете были более достойные кандидаты, помимо вас обоих, я бы непременно отдала предпочтение им. Но как говорится врагов, как и друзей не выбирают. И если кто-то найдет себе замену, которая согласится участвовать в этом мероприятии и будет более сговорчивым. – Она хитро улыбнулась. – Милости просим.
Айви иронично подняла бровь и теперь уже не смогла сдержать смех. Нет, Джокер плохой стратег, не умеет мыслить наперед, предпочитая действовать сгоряча. И все то ему надо разжевать да в пасть положить, да еще челюсти захлопнуть, дабы жевательный рефлекс сработал. Шаманка фыркнула и повела плечами, сгоняя попугая на ближайшую от нее ветку дерева. Аюми откликнулась недовольным криком, но Айви не обратила на это внимание и принялась неторопливо вылизываться, выгоняя с серой шкурки пыль и грязь и придавая ей белоснежный оттенок.
-Объясняю еще раз, для тех, кто не понимает с первого. Мы не знаем, каковы остальные ингредиенты, и не обманут ли нас другие львы, получившие видения. Значит, на этом этапе обезьяна нам нужна живая. Кроме того, никто из нас не знает, как именно готовится варево, тех, кто не побоится рискнуть, попрошу становиться в очередь. – Она протянула лапой в неопределенном направлении рядом с собой.
Айви оторвалась от своего интересного занятия и поднялась на лапы. Она медленно обошла Джокера кругом, изредка касаясь его размахренной кисточкой хвоста.
-Ты, несомненно, прав, мой уродливый друг. – Протянула Айви. – Конечно, можно организовать варево исключительно для себя, а потом просто убить старого полудурка. Или… - Она вновь сделала драматическую паузу, акцентируя внимание на своей персоне. – Или, как я упомянула в самом начале, мы можем использовать его и его дар. Ведь гораздо выгоднее иметь марионеток, подчиненных страхом, чем несколько трупов. Конечно, может найтись смельчак, который попытается нас остановить. Но, во-первых, нас будет больше, во-вторых, у нас будет заложник, в-третьих, болезнь, несомненно, сыграет нам на руку. Ведь повсюду будут горы трупов. А страх смерти – один из самых сильных. Он подчиняет себе не только разум, но и подсознание. Ведь никто не знает, что случится завтра, но все меняется, если ты в любой момент можешь умереть. Итак, друзья, какие еще у вас остались вопросы?
Айви чувствовала, что она выиграла этот раунд – она смогла их заинтересовать. Конечно, Джокер и Пингвин оказались не так просты, как тот балбес Кисири, который видел в ведунье глас Божий. Это нещадно раздражало, но, несомненно, льстило самке. Но сейчас она нуждалась в обществе тех, кто сможет оказать ей поддержку. Кто будет более амбициозен, и не столь наивен и будет готов извлечь выгоду от этого мероприятия. И конечно, Плющ не прогадала, когда выбрала кандидатуры Пингвина и Джокера с его ассистенткой – Харли. Она бы не решилась на это мероприятие, если бы заранее не знала, что у них получится все провернуть. Женская интуиция, если хотите.

+2

85

Упоминание о больных лапах было Фальке неприятно. Она вообще старалась делать вид, что с ней все в порядке. Хватит уже и тех ран, что нанесла ей потеря Аме и Флинна — не хватало еще и напоминаний о ее травмах. Счастье еще, что боль в ребрах никак не проявлялась внешне. Если самка и задерживала порой дыхание от острого укола где-то под передней лапой, то старалась делать это так, чтобы никто не заметил. Помогало и то, что двигалась она теперь размеренно и плавно, не совершая резких движений.
Зато мысль о завтраке поддержали все. Львица кивнула, невольно улыбнувшись при виде запрыгавшей от радости дочери. Жаль пропускать охоту — это отличное развлечение, а после всего пережитого она позволит отвлечься и забыть обо всем; но все же самка знала свое состояние и понимала, что не в силах тягаться в скорости с антилопами. По крайней мере, пока ее лапы не заживут. Ну а у Рудо будет хорошая возможность увидеть Вирро в деле.
И потом, завтрак в постель — это, черт возьми, романтично. Пусть даже постель состоит из примятых накануне листьев папоротника, а сам завтрак — это не чашечка кофе с тостом, а окровавленный кусок дичины.
— Конечно, — согласилась она, немного помедлив — ей все-таки отчаянно хотелось поохотиться самой; губы львицы дрогнули, прежде чем она заговорила снова, но, справившись с собой, она вновь взглянула на супруга, — я останусь с Освин.
— Я покажу тебе, где мы ночевали! — сама Освин тем временем с энтузиазмом прыгала вокруг Вирро, то хватая его за лапу, то снова принимаясь скакать. Птенец, по привычке устроившийся на ее загривке, возмущенно верещал, но все пропускали это мимо ушей.
— Идемте, юная леди, — с напускной строгостью проговорила львица, оттягивая дочь от ее нового друга чуть ли не за хвост; затем легким толчком в спину она указала ей направление.
К счастью, роща была не так уж и далеко. Но все равно Фальке это расстояние показалось чуть ли не десятком километров. Как она умудрилась пробежать тут так быстро, когда мчалась на выручку Освин? Будто и вовсе лапами земли не касалась. А сейчас — очень даже касалась. Каждый шаг был болезненным, и хотя терпеть было вполне можно, львица неприязненно морщилась и даже порой рычала себе под нос, прижимая уши к голове. Ранки уже покрылись корочкой, но тревожить ее все равно было очень и очень неприятно. Пожалуй, им придется побыть здесь еще пару дней. Кто бы мог подумать, что простые ссадины так осложняют жизнь? Не перелом, не ушиб и не вывих, а всего-то содранная на подушечках кожа.
Впрочем, уж лучше так, чем перелом. Львица мотнула головой, отгоняя от себя неприятные мысли. Хищнику с переломом трудно выжить вне прайда. Подумав об этом, она обернулась к сидевшему на ее плече Октану. Вид у сокола все еще был крайне недовольный (как, впрочем, и всегда), а перья взъерошены. Но больше всего Фальку тревожило, не сломал ли он крыло. Хотя, вроде бы, он мог им двигать, от полетов он воздерживался. И что прикажете с ним делать? Оказывать первую помощь птицам львы не умеют, да и вряд ли Октан согласится на то, чтобы его осматривали.

+1

86

Происходящее постепенно всё больше походило на сценическую пьесу с отвратительным сюжетом и слабоватой игрой актёров, а каждое произведение низкого качества начинало надоедать с приходом понимания, что время уходит в никуда ради ничего. Личностью же себя Освальд считал крайне занятой и достаточно важной для появления негодования к субъектам, отнимающим его драгоценный часы жизни. Пингвин позволил себе долгое ожидание лишь из-за неугасающей надежды получить хотя бы грамм ценной информации, ведь не зря же он проторчал здесь всё утро, оторвавшись от важных дел. И, как показалось ему на долю мгновения, игра стоила свеч. Однако азартность его всегда уступала здравому рассудку, сдерживающему порыв взяться за дело без оглядки. С этим, как оказалось, не стоило спешить, особенно принимая во внимание факт участия в этой затее тех личностей, встрече с которыми Пингвин не пожелал бы даже своим врагам, если бы большая их часть оставалась ещё на этом свете.
Вскоре стало очевидно, что Джокер тоже не горит желанием идти на сотрудничество с давним неприятелем, и это заставило Пингвина душевно воспрянуть, хотя и на незначительный промежуток времени. Услышав из его размалёванных уст наглое прозвище «носоклюв», Пингвин едва подавил желание кинуться на льва и оторвать ему какую-нибудь ценную  конечность, однако сохранил полное спокойствие и даже не решил отвечать злом на зло. Даже тогда, когда Джокер смел тыкать в него своей костлявой лапой, Пингвин смог сохранить выражение полного безразличия, и лишь взгляд, ставший холодным, словно лёд, сверлил недруга, будто надеялся выжечь в нём пару-тройку дыр. Когда же клоун отошёл, Пингвин громко выдохнул, что выдавало его гнев. Клоун специально ударил по одному из «болезненных мест», но чёрно-белый злодей оставался уверен в том, что поддаваться на провокации в момент Икс, завершающий и самый важный, не стоит, иначе в этой степи станет на несколько львов меньше, и ещё неизвестно, как покажет случай, а Пингвин не любил полагаться на удачу. Впрочем, дело всё равно шло к преждевременному конфликту, что было достаточно очевидно, когда сталкивались такие опасные, и в то же время слишком разные злодеи, готовые на всё ради защиты собственных интересов. Единственным спасательным крюком становилась Айви, хотя в памяти Освальда всё ещё сохранялось чувство крайней степени недовольства к тем действиям шаманки, из-за которых Пингвину сейчас приходилось мириться с присутствием двух клоунов одновременно.
Пока лев мысленно старался сосредоточиться на поставленном вопросе, самодовольный «петух» в гриме наматывал круги рядом, продолжая сплошным текстом стараться донести до собравшихся какую-то мысль. Впрочем, речь его, в понимании Пингвина, состояла большей частью из абракадабры, совершенно не заслуживающей того, чтобы её слушать, а вот мельтешащая картинка перед глазами раздражала ещё сильнее, заставляя напрасно отвлекаться. Более того, по выражению морды Айви можно было легко понять, что львица тоже осталась недовольна высказыванием Джокера, хотя Освальд и пропустил большую часть, ухватив только суть, которую можно было легко уместить в несколько фраз. Пингвин поднял свой взор на собеседников, с циничным интересом ожидая, когда шаманка выскажет своё. Реакция не заставила себя долго ждать. Как и любая другая львица на её месте, Айви поспешила утереть наглецу нос и ещё раз объяснить, насколько её план совершенен. Правда, чем больше шаманка говорила о плюсах, тем больше минусов Пингвин видел в данной затее. Ему нечасто хотелось идти на подобный риск, хотя данный случай мог оказаться редким исключением. В своей карьере чёрно-белому злодею доводилось иметь дело с похищениями различной сложности, но подобная затея могла вылиться в несметную прибыль и, более того, заставить некоторых жителей саванны почувствовать скрытую до сей поры угрозу, которая неожиданно застанет их врасплох. Рот Пингвина растянулся в коварной улыбке наряду с мыслями о том, во что может вылиться пропажа одного из главных шаманов и лекарей округи.
Однако была здесь и другая сторона медали, крайне неприятная в случае поражения. Рассчитывай Освальд лишь на свои способности, он бы без особых размышлений стал продумывать план, как осторожно провернуть подобное дело, оставив остальных в дураках, но чтобы довериться Джокеру…
-Во-первых, четыре головы лучше, чем одна. Во-вторых, ты справедливо заметил, что могут нагрянуть справедливые защитники прав обезьян и устроить нам темную. Мне нужна защита, - услышал Пингвин голос Айви и счёл подобное заявление не лишённым оснований.
-Нет, конечно, если бы у меня на примете были более достойные кандидаты, помимо вас обоих, я бы непременно отдала предпочтение им. Но как говорится врагов, как и друзей не выбирают, - продолжала львица, и в её коварных нотках можно было услышать лесть. Хитрая лиса хотела сыграть на том, что многим приятно почувствовать себя незаменимыми. К сожалению, на Пингвина это не подействовало. Казалось, он готов был хоть сейчас назвать первые пять пришедших на ум имён в качестве возможных кандидатур и покинуть это сборище. Жаль, что в словах шаманки оставалась и доля правды. Дело, действительно, не из простых, а уж поручать его кому попало и подавно не стоит, если хочется дожить до положительных результатов и не прогореть. К тому же, отказаться от похищения сейчас, значит показать себя слабым и потерять авторитет. Пингвин слишком хорошо знал, как быстро разносятся слухи, и это его беспокоило в первую очередь.
-Я слышал об этой старой обезьяне, - проговорил Освальд, с некоторым раздражением переводя взор от земли к шаманке, - Говорят, что его ценят и уважают многие прайды здешних земель. Если красть на глазах у тех, кто окажется в этот момент рядом, то не миновать проблем с местным монархами. Поднимут тревогу, начнётся паника… Вряд ли твоей силы, даже с нашей поддержкой, хватит на то, чтобы утихомирить несколько десятков воинов. Если уж ставить вопрос о краже, то я предлагаю спрятать обезьяну там, где её не смогут найти, дабы всякие «смельчаки» не стали вмешиваться. Более того, мне пришлась по вкусу идея использовать старика, как дар.
-«За такой дар, несомненно, будут готовы многое отдать». 
-…А страх смерти – один из самых сильных. Он подчиняет себе не только разум, но и подсознание. Ведь никто не знает, что случится завтра, но все меняется, если ты в любой момент можешь умереть, - Пингвин едва заметно усмехнулся, достаточно самодовольным тоном заметив:
- Кому, как не тебе знать, Айви, что чувствуют перед страхом умереть, - злодей пожал плечами, - Оспаривать подобные слова с нашей стороны было бы неразумно. Впрочем, я вижу, ты торопишь событие. Я лично ещё не дал согласие на участие в подобном. Однако идея мне кажется занятной.
Пингвин с презрением взглянул на Джокера, после чего добавил:
- И, коли придётся работать с клоуном, требую корректировки в планах. Обезьяну после похищения спрячем в том месте, которое выберу я на своё усмотрение. Так будет, несомненно, надёжнее.

+3

87

Тёмное это дело, и выиграет тот, кто первый воткнёт нож другому в спину. Я выиграю. Не потому, что они этого заслуживают, а потому что царь горы может быть только один, и он ни с кем не делится властью.
Ох, уж эти дилетанты, ну пускай Плющ что-то понимает в в вареве зелий, ну пускай носоклюв может всё организовать и предоставить пушечного мяса из своей банды на подстраховку, но среди них нет психологов, они не знают, как страх управляет толпой, а Джокер знает. Нет страха без надежды, именно надежда на то, что всё будет хорошо, если сидеть на жопе и делать, что скажут. А если у жертвы нет этого пусть даже призрачного шанса на спасение, то и страха нет, потому что тебе уже нечего терять, и ты можешь начать делать глупости...
- Это вам не песочница, здесь игра по крупному. Ну, пускай ты подержишь всех и каждого за яйца некоторое время, а что будешь делать, когда марионетки попросят обещанного зелья от чумы? Даже один выздоровевший нам уже ничего не должен, и представляет угрозу, - Джокер крутанулся в сторону Плюща, навис над ней с высоты своего роста, стал зубоскалиться ей в морду тысячами, одна ужаснее другой, гримасами и  пыхтеть жаром из лёгких. - А если ты обманешь их ожидания, и лекарства они не дождутся, то и того хуже. Не забывай, что их больше, лишённые надежды, они объявят на нас охоту, придут всем огромным скопом и выпотрошат. Ты к этому готова? Ты сможешь обречь их на неотвратимую смерть, но сохранить надежду на спасение, сколько бы долго они не ждали, и сколько бы смертей не увидели? Этого даже я не могу.
Почему бы в самом деле не выкрасть старого хрыча, сделать достаточно зелья для себя, пустить обезьяне кровь и оставить остальных вариться в собственном соку. Но нет, они не могут без того, чтобы потешить своё эго, чтобы перед ними пресмыкались, их боялись, чтобы они были центром вселенной, а все остальные их рабами, как это недостойно уподобляться своим низменным инстинктам. Джокер же желает не такого, в нём нет логики, с ним нельзя договориться, его нельзя купить - он просто хочет видеть этот мир в огне. Что ж, ладно, это дело не провернуть одному, надо предложить им то, что они оценят.
- Если уж что-то делать, то делать на совесть: выкрадите вашего лекаря, сломайте его волю и узнайте всё о том, как готовить зелье, но потом, - Джокер особенно проакцентировал последнюю фразу, дабы потом не было глупых вопросов, - раз уж вы не можете не потешить своё самолюбие преклонением “марионеток”, - дразнящая лыба в сторону плюща, - то хоть не станем делать из себя предмет их ненависти. Равзе не может Айви, как шаман предложить лечение больным и страждущим, только вот не на добровольных началах, а как нам хочется за очень весомую плату? Понимаете разницу, считай в их глазах мы предлагаем спасение, а не ведём шантаж, а значит и никакого восстания не за чем опасаться.
Начните же вы наконец думать головой, а не только своей жадностью, но некторых просто так не угомонишь, иносоклюв снова стал перетягивать на себя одеяло лидерства:
- И, коли придётся работать с клоуном, требую корректировки в планах. Обезьяну после похищения спрячем в том месте, которое выберу я на своё усмотрение. Так будет, несомненно, надёжнее.
А Джокер уже змеем искусителем вился вокруг плюща, но не осторожно нашёптывал в ухо львице свои опасения и козни, а в голос и с вызовом во взгляде сверлил Пингвина:
- Надёжнее для тебя? А не жирно будет? Ты ж только посмотри, думает он всех умнее. И что же мы отдадим этому прохвосту главный козырь и весь карт-бланш на игру? Где гарантии, что ты нас не кинешь и не свалишь вместе с лекарем, чтобы использовать его единолично, по своему усмотрению? Неужто ты думал я тебе на честном слове поверю?

+1

88

----→ Долина ветров

Блин, только пожрали, и опять куда-то тащиться... Вот уж полосатому на месте не сидится. Чего ему не нравится, сиди себе, да сиди. Переваривай. С чувством, с толком, с расстановкой.
Примерно в таком ключе шли размышления Амадея, пока он вяло перебирал лапами, пытаясь поспеть за своим приятелем. Брюхо тянуло к земле, глаза закрывались, в общем, организм явно намекал на то, что неплохо было бы и поспать. К тому же, сказывалось отсутствие нормального отдыха. В последние дни в жизни юного крокута было что угодно — но только не крепкий здоровый сон. Обилие свежей жирной пищи худо-бедно компенсировало это, но нельзя же не спать сутками! А по ощущениям самого подростка, он нормально не дрых уже чуть ли не неделю.
Впрочем, Дуго все-таки был прав, что уходил подальше от земель, где охотились львы. Именно поэтому возмущенный длинной дорогой Амадей все еще молчал, а если и высказывал свое недовольство, то делал это тихонько, себе под нос, чтобы никто больше не слышал.
Гриф, кажется, задремал. Долгое время он покачивался в такт движениям своей пятнистой лошадки, прикрыв глаза и нахохлившись. Учитывая, что птица была довольно крупной, а Амадей все еще оставался щуплым и тощим, зрелище было то еще.
— Добро пожаловать в Облачные степи, Амадей! — торжественно проговорил Дуго, заставив подростка сбиться с шага и вскинуть голову, врезавшись затылком в грифа и получив до кучи еще и клювом.
Пятнистый кое-как разлепил веки и воззрился на своего спутника. Сказать по правде, ему было абсолютно и полностью наплевать на то, облачные это степи или молочные реки, лишь бы львов не было. Впрочем, в словах его спутника как раз была нужная информация: здесь не было ни одного прайда.
Хотя, конечно, это представлялось сомнительным: как это, такие огромные земли, богатые и плодородные, и чтобы никому не принадлежали? Разве так бывает?
— Облачные. Ага, — меланхолично кивнул крокут, останавливаясь.
Ему показалось, или он услышал слово "отдохнуть?" Впрочем, послышалось ему или нет, а отдыхать он будет прямо сейчас. Амадей и так уже был на пределе, и то, каким образом он все еще умудрялся переставлять лапы, было не иначе как чудом. Теперь, стоило им остановиться, как подросток немедленно рухнул наземь, не забыв, впрочем, повернуться на бок, чтобы поберечь все еще набитое пузо. Зато потревожив этим грифа и заработав еще один удар, на сей раз по уху.
— Этак ты его загоняешь, в пустыне и сдохнет, — скептически клекотнула птица, неохотно поднимаясь на крыло, отлетая в сторонку от своих четвероногих спутников и постепенно набирая высоту, — эге! Там падаль!
Впрочем, птица и не подумала лететь в ту сторону, где заметила возможность поживиться, должно быть, и она была все еще сыта после их пиршества в долине. Разочарованно щелкнув клювом, гриф поднялся повыше.
Когда он, наконец, спустился, вид у него был весьма удовлетворенный, хотя вслух он и не подумал докладывать об увиденном. Впрочем, Амадей и не спрашивал, лишь сонно моргал, недовольно щуря глаза на полуденное солнце.

+2

89

Убедившись в том, что присутствующие поддержали его идею, Рудо окончательно сбросил напряжение и сосредоточился на предстоящей им охоте. Отвернув голову, лев принялся внимательно осматривать горизонт в поисках подходящей добычи, и тем же занялся стоявший рядом Вирро. Вместе самцы практически одновременно остановили свои взгляды на небольшом подвижном пятнышке, медленно ползущем куда-то в южном направлении. Вне всяких сомнений, то было стадо травоядных... Каких именно — еще только предстояло выяснить. Впрочем, уже тот факт, что львам удалось приметь какую-то живность, не мог не порадовать, так что Рудо позволил себе едва заметно улыбнуться.
Да, мы остановились в тех зарослях, — рассеянно подтвердил он, продолжая пристально наблюдать за передвижениями копытных. — И нет, Освин, Вирро пока останется здесь, а вы с мамой пойдете в укрытие. Не волнуйся, мы скоро вернемся. Вдвоем, — и лев адресовал их новому знакомому короткий, но добродушный взгляд. Кивнув Фальке на прощание, Рудо первым направился в сторону антилоп... или это были зебры, шайтан их разберет. На большом расстоянии это было не так-то просто определить.
Топаем, — согласно откликнулся он на последний вопрос Вирро, заходя чуть вперед синеглазого самца и таким образом возглавляя их крохотную охотничью группу. Хотя, на самом деле, Рудо не брал целью командовать своим спутником. Они были наравне друг с другом, пускай Бродяга пока что не демонстрировал особого расположения к этому чужаку. Они были знакомы всего полчаса от силы, так что говорить о какой-то дружбе не стоило. Простое сотрудничество, не более того. К счастью, Рудо обладал на редкость спокойным и миролюбивым нравом. Вместе львы потихоньку продвигались сквозь желтое море травы, и все это время шоколадный предпочитал молча шагать вперед, не тратя время на разговоры. Если Вирро и болтал что-то, то Рудо ограничивался лаконичными репликами, а то и вовсе неразборчивым мычанием под нос. Он был не прочь поболтать и познакомиться поближе, но все эти разговоры вполне можно было отложить на потом. Для начала им обоим стоило сосредоточиться на предстоящей охоте... И лишь очутившись на расстоянии сотни метров от стада, Рудо соизволил-таки повернуть морду к крадущемуся рядом Вирро.
Зебры, — тихо произнес темногривый. — Что-то около двадцати голов. Предлагаю выбрать ту, что стоит левее от самки с жеребенком — она выглядит больной и хромает. Загнать ее будет гораздо проще, чем остальных.

0

90

Освин потянула его за лапу, Вирро послушно поддался, как тут вмешалась ее мать. Рыжий высвободил лапу и пожал плечами - мол, ничего не поделаешь.
- Потом покажешь, когда с охоты вернемся. Такую зебру тебе завалим - на лапах от восторга не устоишь! - весело пообещал он и, на прощание щелкнув ласково Освин по спине хвостом, направился следом за Рудо. Темногривый вел себя на редкость скованно и молчаливо, так что Вирро вскоре прекратил попытки завязать разговоры. И вместо этого принялся мурлыкать под нос полузабытую детскую песенку, которую ему когда-то нашептывала мать. Вирро тогда был совсем маленький и страшно боялся темноты. Тени, подымающиеся с земли, когда садилось солнце, казалось, окружали его и пытались схватить когтистыми лапами. Живость их казалось неоспоримой, опасность - неминуемой. Но мама прогоняла их и пела. Пела чудесную песенку...
- Lala kahle
Где-то в джунглях, дремучих джунглях,
- мягко и тихо промурчал Вирро себе под нос, медленно переставляя лапы и с головой погрузившись в некстати нахлынувшие воспоминания.
Сегодня лев уснул
Где-то в джунглях, дремучих джунглях...
- он поднял голову, слабо улыбнувшись. И чего это на него нашло? Он продолжал напевать незатейливую, но искреннюю мелодию, пока они с Рудо неторопливо шли по желтой, точно львиная шкура, траве. Вскоре они увидели стадо, а подойдя чуть поближе, узрели черно-белые шкуры. Зебры! Вирро облизнул клыки - духи услышали его и послали сытный, вкусный обед! Или завтрак, скорее.
Что-то около двадцати голов. Предлагаю выбрать ту, что стоит левее от самки с жеребенком — она выглядит больной и хромает. Загнать ее будет гораздо проще, чем остальных.
- Зоркий глаз, - усмехнулся Вирро, тем не менее, впечатленный тем, как быстро Рудо определил больную и слабую полосатую лошадку. Она-то и станет жертвой. - Ну что, дальше делаем, как обычно, не будем пока изобретать охотничьи уловки?
Он скользнул по Рудо оценивающим взглядом и кивнул в такт своим мыслям.
- Суть в том - я отделяю, ты бьешь. Лады? - он вытянулся во весь рост - от зебр они были на достаточном расстоянии, чтобы те их пока что не заметили. Длиннолапый и поджарый, Вирро отлично знал, что может бежать и уклоняться очень быстро. Рудо был куда мощнее и ниже, у него больше шансов крепко ударить добычу.
- Ну что, понеслась? - и Вирро бесшумно скользнул вперед. Он давно не охотился на крупную дичь, а потому немного волновался. Кончик хвоста его нетерпеливо дергался - стадо было совсем близко. Очень трудно было следить за намеченной жертвой - ее шкура почти сливалась со шкурами ее товарок. Вирро заморгал, отчаянно стараясь избавиться от рези в глазах - все расплывалось. Кажется, он уже не так сильно любит зебр... И как только маме удавалось отсеить нужную? Вирро замер на месте, едва не распластавшись брюхом по земле. Страшно чесалось ухо. Ох как невовремя... Вирро беспрестанно дергал им и старался всеми силами избавиться от зуда. Нет, терпеть больше нету сил! И молодой лев, подняв лапу, с наслаждением провел чуть выпущенными когтями по многострадальному уху. Зебры, увы, заметили. Вирро застыл - может, обойдется, и они решат, что это такой особый холмик? Увы... Стадо заволновалось, больная зебра первая поспешно заковыляла прочь, пытаясь пробиться в середину, под защиту здоровых и сильных. 
  Она приняла решение за Вирро, и молодой лев, вскочив, огромными скачками понесся вперед, проклиная в первую очередь ухо, которое нужно было почесать сей момент и которое чуть было все не испортило. Вирро летел, дробно стуча лапами по земле и постоянно чувствуя, как ветер бьет в морду густым, теплым запахом зебриного мяса. Пасть слюной наполняется, честное слово! Больная зебра, увы, не успела спрятаться и стремительно отставала от подруг. Вирро был уже рядом с ней, проворно увернулся от крепкого удара копытом, которым его чуть не наградила обезумевшая от страха молодая самка. Он клацнул зубами, притворяясь, что хочет цапнуть больную зебру за ногу, и та послушно вильнула в сторону. Вирро же почти пропустил удар справа - на этот раз от молодого самца, бешено бьющего копытами. Мало того, что он поцарапал шкуру, так еще и пыль в морду пустил! Вирро зажмурился, но тотчас открыл глаза. Больная зебра отчаянно сражалась за свою жизнь, вкладывая в каждое движение все силы. Пожалуй, если бы Вирро был один, у него не было бы ни шансов завалить эту громадину - несмотря на болезнь, зебра оставалось крупной животиной. Но Вирро был не один.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Облачные степи