Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Песчаный берег


Песчаный берег

Сообщений 61 страница 90 из 111

1

http://sf.uploads.ru/mU2Cn.png

Где бы жаркие океанские волны не соприкасались с континентом, всюду они приносят с собой мягкий и чистый песок, по которому так приятно ступать лапами. Уровень воды сильно колеблется в зависимости от времени суток: приливы и отливы изменяют берег до неузнаваемости, то обнажая мелководье на несколько сотен метров в направлении отступившего океана, то едва ли не заливая густой пеной корни близ растущих деревьев.


Доступные травы для поиска: Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Адиантум (требуется бросок кубика).

0

61

Темнело быстро. На море вообще всегда быстро темнеет. Вот, казалось, огненный, рыжий шар солнца висел над волнами, а вот и нет его. Да, как то не задался день для Холода. То сначала Копа встретил, то вот этого… и похоже, они с Копом были уже знакомы. Слушая в пол уха разговоры за своей спиной, лев дулся, как маленький мальчик, которого  не взяли поиграть в увлекательную игру сверстники. А новоприбывший между тем, спросил о банде, да еще как спросил!
«Информация ему нужна… а кровь на лапах где?!» - хотел было воскликнуть Холод, однако промолчал, потому как знал – что если в банду припрется добрячок под личиной бандита, и выведав информацию о них уйдет, передав ее какому-нибудь прайду с такими же добрячками во главе, считающими, что бандам не место в саванне, то влетит по первое число сначала тому, кто его принимал. А Коп, судя по всему, собирался взять этого малого, весьма колоритно выглядевшего без проверки. Холоду, безучастно взирающему на темные воды моря оставалось только надеяться что это так, и лев встреченный ими шпион. Почему? Ну, хотя бы потому что он обиделся и ему было абсолютно все равно как и на сколько пострадает в итоге не только его командир, которого по сути он и приятелем-то считать не мог, но вообще, вся их банда. Ну, и тут виноваты, конечно, были все. А суть разговора Гондора и Копа сходила к тому что они знакомы, значит, план мести и радости отменялся, что заставило Холода насупиться еще сильнее, встряхнув свое длинное, уродливое тело.
«Ну как так то? Раньше сказать не мог, что это его какой-то там знакомый? Нет, как всегда надо было развести пафоса и соплей в толпе». - только и успел подумать он, как Коп обратил внимание на него. Ну как обратил? Холод конечно не видел, но слышал и вполне себе предполагал, что Коп сейчас на его спину смотрит. Однако, повернуться не соизволил, хотя и рисковал за это схлопотать пинок. Копу иногда, конкретно рвало башню, как и ему самому, однако, потасовки в банде были обычным делом. Проблема была в том, что Холод победить в ней не мог. Даже если вдруг, сейчас у них завяжется драка и Холод победит, убить Копа он не мог. Ну, хотя бы потому, что это верная смерть. А так… ну, допустим, поваляет он Копа в песке, и что? Опять Пингвин отправит в джунгли говно разгребать или трупы закапывать. А профита при этом никакого. Уважения к нему у Копа не прибавится, да и спесь это с командира хрен собьёт, пока он командир.
«Подожди, подожди, ты еще ошибёшься и поглядим потом, кто тебе протянет лапу, а кто на костях станцует» - со злобой подумал Холод, наконец, повернувшись, как раз к тому моменту, когда коп заканчивал, и место злого льва занял добрый. Нет, для Холода, как для настоящего бандита это было уже слишком. Доброго Копа Холод не любил. Люто не любил. Потому что, по его мнению, это вообще был не бандит, ну, если конечно две личности в одном теле можно было считать двумя бандитами. А дальше, ну вообще был цирк какой-то по мнению таксообразного. Коп распинался перед новеньким, как будто тот дорогой и самый желанный гость. Холода от этого чуть было не стошнило, но он не отвернулся, а продолжал сверлить парочку взглядом, изучая их. Новичок казалось, не обращает на него никакого внимания, и полностью поглощен разговором с Копом, который пока что играл роль добрячка. Однако, Холод знал, что такое длится обычно, не долго. В какой-то момент он все же не выдержал, и поднявшись на лапы медленно пошел к своему командиру, чтоб занять положенное место - справа за его спиной.
- ...зачем явился сюда ты, мне неизвестно, но хочу отметить, приятель, проверку на прочность ты уже прошёл. – вроде бы закончил свой монолог Коп.
- Я готов. – отозвался новенький и тут уж Холод не выдержал.
- Ты бы лучше сказал ему, чем мы занимаемся, а том может, он думает, что все блага посыплются ему на голову, и даже лапки в крови замарать не придется. – сквозь зубы процедил лев, наконец, располагаясь за спиной у Копа и сверля взглядом его спину. Гондора он теперь видеть не мог – его загораживала спина Копа, ну а Холода от гондора соответственно, загораживал Коп, так что голос бандита доносился из-за его спины и слышал ли Гондор его слова, лев был не уверен. Хотя, ему на это, было уже как-то наплевать: - Эй, новенький, ты драться то умеешь? Я уж не говорю о том, чтоб убивать…
Итог встречи был ясен - сейчас они пойдут к Пингвину, чтоб показать новенького. Оставалась жалкая надежда на то, что Коп отправит его на патруль границ, может быть, там появится какое-нибудь тело. Неожиданно, в их стане снова началось какое-то шевеление, и Холод с любопытством выглянул из-за спины Копа. У лап новичка валялась птица, и не просто птица, а гриф. Холод и не знал, что эти летающие падальщики забираются и сюда, к побережью, да еще и летают по ночам. Холод и сам иногда впадал в раздумья о том, не завести ли ему себе подобного дружка, но все как-то не залаживались. То мешали обстоятельства, то скверный характер Холода.

+1

62

Начало игры
В темноте любая кошка была чёрной. И любая кошка могла гораздо легче скрыться от чужих глаз, если бы сама того пожелала, конечно. Нита на данный момент желала этого больше всего: уйти под покровом ночи было проще всего.
Ей не хотелось никого видеть и просто так: за произошедшее на неполноценной свадебной церемонии было по-прежнему настолько стыдно, что аж жить не хотелось. А объяснять, сгорая от стыда, почему это и куда это она крадётся среди ночи - дело не простое и не желательное. Хотелось бы этого избежать.
Из самого логова Нита вышла очень аккуратно, опасаясь делать каждый очередной шаг: шла медленно, вертя головой во все стороны, в которые она только вертелась.
Далее - быстрее. Выйдя в последний раз из самого родного места в этом мире, из самой родной пещеры, Нита оказалась в роще, по которой уже практически летела: мало ли, что могло бы тут произойти? Окажись тут прогулкой ещё какой полуночник... Кошка шла широкой и поспешной рысью, шла, даже не думая о том, чтобы сбавить скорости или остановиться, пока не оказалась на берегу. Были тогда только ранние сумерки, но в тех местах было принято уже спать калачиком, а подниматься рано.
Песчаный берег огибал небольшую гавань полу-дугой. Дуга это казалась огроменной, просто гигантской, но Нита была готова дойти до самого её конца: её совершенно не волновало, насколько же длинным мог оказаться сейчас её путь. Главное было - это его начать, а дальше уже можно и так разобраться.
Однако, дойдя уже более-менее размеренным и спокойным шагом до того места, когда за краем дуги заканчивались приграничные территории её родной семьи... Мда, увидеть то, что там было, молодая кошка была уж явно не готова. Хотя... А что там ещё могло быть? Практически ровной линией берег уходил в даль несусветную. И сколько идти по ней нужно было - сказать трудно и практически невозможно. Нита была слишком неопытным путешественником, почему-то именно вид этого огромного берега казался ей просто ужасным.
Нита надула щёчки и недовольно хмыкнула. «И почему только этот мир настолько огромен? Наверное, чтобы всякий, желающий убежать от себя, сломал бы в пути лапы.»
Несмотря на то, что дорога молодой кошки пролегала через очень живописные и приятные взгляду места, тревожные мысли ни в какую не хотели покидать её голову. А от того редкие слезинки скатывались из уголков её глаз по морде прямо на песок, оставляя за собой дорожку мокрой шёрстки.
И чем, спрашивается, не вышла?
Нос не большой, брыльца не растянутые на половину метра, глаза не с бусинку и не с арбуз размером.
Чем Нита была настолько ужасна? Ну, ладно, может она была и не первой красавицей на своём селе. Ладно, может быть, нравом не самой идеальной, но всё-таки и не сварливой старухой, от которой все бы только и думали, как избавиться да куда бы сплавить, чтобы подольше домой не возвращались.
«Ну и ладно. Ну и хорошо. Не вернусь я, раз так не хотите.»
Нита заметно насупилась, надула губы и отвернулась в противоположную сторону от непонятно кого невидимого.
Впереди неё, ну, то бишь, в той стороне, куда она обернулась, было лишь море. Лишь одна сплошная синяя гладь, которой конца и края не было.
Пейзаж по правую сторону от Ниты время от времени всё-таки менялся: низменности переходили в небольшие возвышенности, леса становились то более густыми, то более редкими. А справа... А справа - море. Огромное, насыщенно-бесконечное море, гигантская водная гладь, непреодолимая для кошачьих.
В какой-то момент кошка остановилась, встав перпендикулярно к воде. Время суток уже разительно изменилось от начала странствия кошки: была глубокая ночь.
Лёгкий, еле ощутимый морской бриз тянулся со стороны большой воды, прямо навстречу Ните, и та сделала несколько шагов вперёд, вытянув шею и игриво подставив морду его потоку. Тут и ветер был несколько другой... Нита была уже очень далеко от дома, и, если честно, ей это не совсем нравилось.
Она в жизни так далеко от своего семейного гнезда не уходила, и тут чувствовала себя не только необычно, но и немного неуютно. Тут был и тот же песок, только более грубый. И облака похожие были, только холодные какие-то. Нита была выдернута обстоятельствами из зоны комфорта, а это не все любят.
Мысли об отдалении от дома вызвали на морде кошки несколько очередных слезинок, которые пришлось экстренно смести лапой в сторону. Зайдя по щиколотку в воду, Нита расслышала непонятные голоса со стороны. Да и вроде один из них совсем детский был. А второй... А второй почему-то о доме напомнил. Нита судорожно оглянулась, и увидела там нечто более шокирующее, нежели длинный берег, которому не было конца.
«Неужто он?..»

+2

63

Ночь вступила в свои права на территориях Побережья. Лёгкая прохлада с ароматом морской волны доносилась до чуткого носа Винсента, который, будучи сейчас в состоянии «добрый и смирный», с упоением наблюдал за природой этого необыкновенного края, не опасаясь того, что Злой Коп обратит на него своё внимание и примется со свойственной укоризной ворчать о чрезмерной сентиментальности для, в его видении, априори бесполезной личности, которую Плохой обычно называл в мысленной беседе «тряпкой». Удивительно, но к столь резким высказываниям в свой адрес Добряк относился спокойно и с долей радушного безразличия, как если бы слушал не серьёзные доводы, а безосновательную попытку Злого Копа излить на ком-нибудь свою ярость. Почему ему вообще хотелось мириться с подобной участью, для всех, должно быть, оставалось загадкой, и, кто знает, может, даже сам Добрый Коп не сумел бы ответить на этот вопрос, перед этим как следует не подумав. А причина считать себя важным составляющим в сознании Винсента у Добряка всё же существовала. Как бы командир преследователей не пытался отрицать, существование без «тряпки» было бы сложной долей, безысходной участью Винсента, хотя и стал бы он таким, как все его окружающие, а именно – самым нормальным хищником, которому не пришлось бы делить всё своё существование надвое. В чём же заключалась основная польза наличия в голове соседа? Один из факторов был таков, что Злой Коп довольно быстро уставал из-за необходимости постоянно поддерживать себя в состоянии боевой готовности или, как минимум, находить возможным в любой момент присмирить кого-нибудь своей гневной речью, а потому ему требовался частый отдых, который обитатели саванны обычно получают за счёт сна. Однако восстанавливать свои моральные силы Винсент имел возможность методом, ему привычным – отдавать руководство телом своей второй личине, и, пока та заправляла делами, отключаться и позволять происходить тем процессам, которые являются неотъемлемой частью его отдыха. Подобный сон у Злого Копа был недостаточно чутким и, порой, буквально «богатырским» - пока сам не встанет, "будить" его окажется занятием крайне бесполезным.
Потому сейчас Добряк был уверен, что его альтер эго не объявится ещё некоторое время, предпочитая не вникать в происходящее за пределами сознания льва. Это давало Доброму Копу облегчённо выдохнуть и вести себя с привычной доброжелательностью и, конечно, некоторой долей невнимательности, ему свойственной и порядком надоедающей окружающим, если они хотели добиться от Добряка активных действий. Вот и в настоящий момент, рассказывая о положительных сторонах банды Пингвина, лев частенько отводил свой взор от собеседника, чтобы с мечтательным выражением посмотреть на небесные святила или едва заметные во мраке волны у самого берега. Порой серый взор оказывался направлен в ту сторону, куда ушёл Холод, но старался сразу же найти другой объект для рассмотрения, дабы лишний раз не вспоминать о презрении, с которым толстяк частенько поглядывает на Добряка. Будь сейчас Злой Коп на месте управления телом, он бы, конечно, поспешил выдать бандиту-коротышке задание, не обратив ни малейшего внимания на недовольство, захлестнувшее Холода некоторое время спустя – в конце концов, работа есть работа.
Однако Добрый Коп не придал этому никакого значения. Стоит отметить, что он вовсе не имел за собой права раздавать приказы, которые даже в случае его руководства действиями Винсента вторая личность продолжала Добряку навязывать. Да и не был он, честно признаться, бандитом душой. И всякие его попытки совладать с местом в ряде убийц и воров частенько заканчивалась провалом. Единственное, за счёт чего Доброго Копа терпели, был его нрав, позволяющий не только навязать ему нужное для дела мнение, но и заставлять думать так, как необходимо другим, а не ему самому. Конечно, подобным могло заниматься исключительно его альтер эго, но этого оказалось достаточно, чтобы послушание Доброго Копа играло в общем деле свою роль. Роль услужливого помощника, способного, если нужно, выполнять ту работу, за которую Плохой не взялся даже, если бы луна упала на землю. К примеру, в расхваливание новичкам жизни банды. С занятием этим преследователям вообще доводилось сталкиваться достаточно редко, чему Злой Коп частенько не мог нарадоваться, с завидным постоянством ощущая на себе плюсы работы с противниками, а не с друзьями. Потому все вынужденные случаи либо приходились на его долю откровенно случайно, либо были, как сейчас, необходимостью.
Похоже, справлялся Добряк довольно неплохо, ибо Гондар слушал его внимательно и не задавал дополнительных вопросов, что Винсент подсчитал хорошим признаком.  Рассказал он о банде довольно незначительную часть информации, однако этого оказалось достаточно, чтобы уже очень скоро он услышал долгожданное:
-Я готов, - мысленно Добрый Коп отметил, как же быстро Гондар согласился с довольно заманчивым шансом вступления в банду. Неужели ему не впервые доводилось о ней слышать, и его незапланированная встреча с двумя представителями группировки на самом деле не была случайностью?
«Забавно», - подумал было Добряк, но был прерван и введён в замешательство словами, которые раздались прямо за спиной льва. Хищник невольно обернулся, взглянув на стоявшего позади него Холода, после чего ответил тихим шепотом, который, надо отметить, звучал достаточно радушно, совсем не сочетаясь тем самым со смыслом сказанного:
- В этом мире манна небесная – образное выражение, в которое мало кто верит. И если он наивно полагает, что банда решит все его проблемы, то мне его искренне жаль, но ведь мы не будем огорчать нашего нового друга, не так ли?
Добрый Коп натянул на свою морду улыбку, краем глаза наблюдая за крупным грифом, объявившимся перед ними из ниоткуда. Благо, Пингвин жаловал пернатых созданий…
-Тогда не будем терять времени, - наконец произнёс лев, кивнув в ту сторону, куда уходил песчаный берег, скрываясь за горизонтом, - Иди, приятель, я вскоре тебя догоню.
Подождав некоторое время, когда Гондар окажется вне зоны видимости Копа, преследователь облегчённо выдохнул, закатив свои глаза, довольно быстро ставшие обычного мрачного типа - "холодные", без долги участия и доброты. Злой Коп взглянул на Холода, некоторое время молча ожидая его реакции. Однако тишина не была прервана, а потому Винсент, едва заметно ухмыльнувшись, проговорил:
- Этот тип согласился быстрее, чем я думал. Должно быть, он тебя не впечатлил, и, полагаю, моё решение кажется сейчас весьма неразумным, но не сомневайся, что этот малый драться умеет. Полагаю, нам ещё предстоит это увидеть. А пока я проведу его к боссу, твоя задача - пройти весь песчаный берег и убедиться, что на этих землях нет нежелательных посторонних. За промашку будешь своей шкурой отвечать лично перед Пингвином, Холод, я понятно объясняю?
Коп приказал по своему обыкновению довольно резко, но без недавней злости. Похоже, после отдыха он заметно "поостыл" и теперь не горел желанием надрывать связки. Лев ещё раз удовлетворительно потянулся, разминая затёкшие после долгого стояния мышцы, после чего, не сказав более ни слова, развернулся и быстрым шагом отправился по следам Гондара, которого смог нагнать через некоторое время. Последующий путь до Прибрежных джунглей прошёл в полнейшей тишине.

----→ Прибрежные джунгли

+1

64

Ночью на этом берегу оказалось без сомнений чертовски красиво, даже охотник видел это и не пытался отрицать. Гондар, не смотря на весь свой нестандартный вид, характер и замашки отличал красоту от уродства и умел восхищаться первым по достоинству. Красота для него не была важным критерием, так как сам лев ею не блистал — но мы-то догадываемся, что он самовлюблённый псих и плевать он хотел на то, что говорят вокруг, — однако он получал удовольствие, наблюдая за чем-то поистине прекрасным. Такова была ночь на этом побережье, и красноглазый молча исследовал взглядом прозрачный океан, вдыхая лёгкий бриз.
Гондар даже не приметил, как за спиной Копа оказался Холод. И радости эта заметка не прибавила. Как ни странно, красноглазый ясно осознавал, что этот таксообразный имеет большие привилегии перед ним самим, и даже наверняка имел право не уважать потенциального союзника до тех пор, пока тот не проявит себя в деле. Собственно, Алый и ожидал, что так будет, и был готов ко всему, заранее настраивая себя на то, что радужно его никто не примет.
Эй, новенький, — самец поднял глаза и навострил уши, но говорящего не увидел - он был за спиной Копа. Впрочем, охотник не горел желанием его видеть и даже немного порадовался. — Ты драться то умеешь? Я уж не говорю о том, чтоб убивать…
А это уже было достаточно предвзятое мнение этого коротконогого льва, которое немного вынесло со здравомыслия. Гондар понимал, что Холод наверняка всеми силами бы постарался испортить мнение Копа о новобранце, но не до такой же степени. Впрочем, внутри полыхая ярым огнем препирательства и сильного желания доказывать свое мнение делом, лев внешне выражал всё то же внимающее и будто бы равнодушное выражение морды, если бы только не предательски ползущие вниз уголки губ.
Такие уверенные вопросы несут за собой разные последствия, после которых мне очень весело, — Гондар натянул ту самую сумасшедшую улыбку на свою морду, не для того, чтобы Холод увидел и задумался, а просто потому, что воспоминания его немного порадовали. Ненависть к неслаженному коротышке прошла, сменившись теплым ожиданием... Убийств, говорите? Всё будет.
Не обращая внимания на шепоток Копа с Холодом, охотник, кивнув командиру в знак согласия, двинулся прочь, слушая начинающее быть громким гарканье птицы на плече.
Что? Убивать! Др-раться! В какое ты еще дело затесался? — Фатаник болтал без стеснения и остановки. — Только спокойно жить решили, а ты...
Гриф даже махнул крылом и что-то загорланил на своём языке, но, поняв, что его не слушают, замолчал наконец.
Это новая жизнь, Фатаник. Новая жизнь! У меня есть шанс начать всё с чистого листа, понимаешь? Никакого прошлого. Там один гадюшник. Представь себе, всё-все заново. Без воспоминаний о прожитом, — охотник даже вздохнул от благоговения над своими словами. — И ничто мне не напомнит о нём. Ничто и никто!
Как бы твои ожидания не обломались, друг мой сердечный.
Понимая под этими словами "всё с тобой ясно", самец благоговейно задумался о будущем. Заслышав сзади шаги, отвлекшие его от раздумий, Гондар обернулся и увидел Копа. Задавать вопросов он ему не стал, да и не имел их пока, поэтому путь к Пингвину они прошли в молчании, лишь изредка слушая недовольные фразы птицы, вылетавшие из клюва на уровне клёкота.

> Прибрежные джунгли

+1

65

Прибрежные джунгли --→

Хищники неспешной рысцой продвигались в сторону моря. Рики скользил между деревьями, как змея, бесшумно и как будто бы даже не дыша, вслед за ним трусил белый гепард, чья светлая шкура резко контрастировала с вечерними джунглями. Рики заметил, что никогда в жизни не брал бы гепарда с собой в разведку, будь у него иной выбор. Белая шкура - это худшее, что можно только вообразить себе в саванне, потому что выдает хищника с потрохами одинаково хорошо и днём, и ночью. Хотя, надо заметить, гепарды и не являются скрытными хищниками, а его шаманские спецэффекты выдают его еще раньше, чем успеешь заметить его шкуру. Так что, пожалуй, придется смириться.
Блинк, вероятно, полетел вперед, чтобы осмотреть остров с высоты птичьего полета и сообщить, если вдруг будет что не так. Несмотря на заданный Рики вопрос, гепард достаточно долго молчал, и задал свой вопрос только когда джунгли поредели, до ушей начал доноситься шум моря и полная луна, светящая сквозь поредевшие кроны деревьев, начала отбрасывать на хищников рваные блики.
Принц сухо рассмеялся. Вопрос был неожиданным и забавным. Если честно, Рики начинал нравиться этот гепард, и особенно ему нравилось чувство юмора Инвокера. Если, конечно, он шутил. А даже если не шутил - тем забавнее звучали его слова и фразы.
- Уже есть, - коротко ответил Рики, выходя из тени деревьев на полностью освещенный луной песчаный пляж. Он приостановился, подождав пока гепард поравняется с ним.
- Не знаю насчет целителя, но шаман точно есть, и о его способностях я наличии в нашей банде я узнал некоторое время назад, - дружелюбная, но от этого не менее едкая улыбка не сползала с морды Рики. Лев вдохнул полной грудью морской воздух и ускорил шаг по побережью.
Океан лениво облизывал берег и шумел всеми своими глубинами. От его вод поднималась вечерняя испарина, он как будто бы дышал и шевелился в своем исполинском океанском ложе. Рики всегда по достоинству оценивал мощь океана: столько воды и вся отравлена. Природа здорово пошутила, когда создавала океаны и моря. А смерть от жажды в окружении воды - это вообще искусство. Рики часто замечал, что природа - искуснейший и изобретательнейший убийца. Любому льву до нее далеко.
Песок расползался под лапами и ракушки забивались между пальцами. Огромная луна, как выкатившаяся в поле большая дыня, белела в усыпанном звездами и обрывками облаков небе. Песок серебрился и шелестел под лапами, за спиной чернели джунгли, впереди синел и бликовал океан, размеренно накатываясь волнами на берег. Эту красоту заметил и оценил бы даже самый черствый и безэмоциональный индивид. А вот Рики не оценил. И объяснения этому нет.
- Меня Рики зовут, просто Рики, - словно бы опомнился лев спустя несколько минут размеренного бега, а потом добавил: - Если, конечно, тебе это интересно.
Еще несколько минут в молчании. Джунгли по правый бок поредели и превратились в редкий кустарник, который тоже вскоре сошел на нет. Слева в океане чернел остров, возвышающийся над водами отчетливой птичьей головой, как будто огромный пингвин вынырнул из воды, чтобы глотнуть воздуха.
Язык чесался что-нибудь говорить.
- Как ты заметил, я имею влияние в банде, уполномочен принимать и выгонять, проверять новичков на пригодность, но я не являюсь твоим прямым командиром, что тебя, несомненно, должно радовать, - Рики ухмыльнулся и бирюзовые глаза тускло сверкнули, отразив попавший в них прямой лунный свет.
- Прямым командиром для нас всех является Пингвин, это очевидно, банда им основана и процветает под его руководством уже долгие годы. Советую не подвергать сомнению его авторитет, во-первых, это может нехорошо закончиться, во-вторых, в этом просто нет смысла, Пингвин объективно хороший руководитель, тебе предоставится шанс в этом убедиться самому, - идеологическое воспитание новичков такое идеологическое. Рики плевал на разницу в возрасте между ним и гепардом, свободно обращаясь к матерому зверю как к ровеснику.
- Сейчас мы идем на разведку. Остров Птичьего черепа, он уже виден отсюда, место, где ты можешь хранить свои травы, хех, и в целом чувствовать себя в безопасности. Разумеется, как только мы сегодня убедимся, что остров безопасен. Попасть туда можно вплавь или в полете, - Рики сделал паузу.
- Или пешком дважды в сутки. Что мы сейчас и сделаем, если поторопимся.
Рики свернул налево, ускорился, надеясь проскочить волну, но не успел, и пенистая волна покрыла его лапы и, отступая, закопала его по пальцы в мокрый песок.
Песчаная коса, соединявшая остров с берегом дважды в сутки еще была не полностью залита водой, но она уже порядочно сузилась в размерах и блестящие от воды крабы шустро шныряли туда-сюда между лапами хищников, как пешеходы, перебегающие улицу в неположенном и особо опасном в плане дорожного движения месте.

--→ Остров Птичьего черепа

+3

66

Бурчать было без толку и Холод, вздохнув, можно сказать, смирился со своей судьбой. Драться? Убивать? Может и не умеет, но наверняка быстро научится. Холод ведь тоже когда-то не умел убивать. Прикрыв глаза, он попытался вспомнить тот день, когда это произошло впервые. Это произошло, когда ему было почти три года, и когда он уже присоединился к банде Пингвина. На территорию занимаемую бандой зашел одиночка, тощий как скелет. Бедняга изголодался до такой степени, что, не замечая никого вокруг, набросился на мясной склад банды, который охранял Холод. Нельзя сказать, что холод был из робкого десятка, но когда в первый раз получил словестный отпор на свою ругань и угрозы, даже как то оторопел. Наверно, одиночек повезло бы больше, если бы он не стал обзывать льва, злость внутри которого копилась как лава в вулкане и наконец, расшвыряв комья земли и породы, рванулась наружу. Хруст костей под лапами, когда он дико рыча, прыгал на уже мертвом теле, он помнил смутно. Все произошло как в тумане – дар головы в бок, прыжок, мольбы, сменившиеся предсмертным хрипением и.. все. Когда лев слез с тела, толкнув его лапой, одиночка уже больше не шевелился. Страх, озноб, понимание того что он совершил, нахлынули на льва огромной волной, норовя смести психику, сбить с лап, и повалив на землю заставить рыдать, со словами: - Боже, что я натворил… - если бы не Пингвин.
Он явился словно ниоткуда, как призрак, и подойдя к Холоду сзади, спокойно похвалил его, предложив тогда одну из львиц что следовали за ним. Холод, настолько ошеломленный произошедшим, ничего не взял за свои «заслуги» но с тех пор Пингвин был для него кем-то особенным. Можно сказать, другом. И Хоть маленький и толстый относился к нему так же скверно как и к остальным, Холод верил, что это только для того, чтоб поддерживать авторитет в банде и не делать поблажек кому-то одному. А так, он был уверен, Пингвин симпатизирует ему. И конечно, от того, он был готов выполнить почти любой его приказ…
- В этом мире манна небесная – образное выражение…
Воспоминания как лапой сняло. Холод моргнул и понял, что смотрит на Копа, который повернулся к нему и разговаривает, и наверно уже начинает злиться, видя его мечтательное, отстраненное выражение. А потому лев тут же напряг мышцы лица, изобразив суровость и внимание. И только тогда понял, что с ним разговаривает Добряк. Стало немного неудобно, от чего захотелось отвести взор, ведь перед Добряком он почти не прокалывался – всегда был суров, жесток и целеустремлен. Настоящий боец. Ну, это потому что Злой Коп редко передавал в его присутствие бразды правления Доброй половине, а потому и держать себя надо было в форме – Коп тот еще кадр. Того и гляди направит на какую-нибудь совсем уж паршивую работенку, например, охотникам помогать.
- но мы же не будем огорчать нашего новго друга, не так ли?
- Огорчать… - отстраненно произнес Холод, глядя за Копа, туда где сидел новенький. С виду он был еще совсем молод, но уже весьма помят, что говорило о том, что опыт у него был. Какой? Это уже другой вопрос: - Нет конечно, вскоре он или обрадуется или огорчится до конца… - негромко произнес он, не сводя с Гондора глаз и не зря. Новичок соизволил ответить Холоду:
- Такие уверенные вопросы несут за собой разные последствия, после которых мне очень весело. – и морда его исказилась в безумной улыбке, от которой бы в ужасе отшатнулся любой нормальный лев. Сложно было сказать, хотел ли показать ему новичок свою крутость, или же это был намек на то, что он его запомнил за нерадушный прием, Холоду было все равно, однако, смелость льва его порадовала. Это означало что когда придет время разбойничать, он сопли жевать не будет, а это - хорошо.
- А ты дерзкий. – усмехнулся Холод: - Это круто! Что-ж, скоро поглядим, как ты умеешь веселиться. – большего он сказать в принципе не успел, так как встретился взглядом с Копом, который уже успел сдать и принять пост. Теперь на него смотрел тот самый, более любимый и привычный Коп. Скажет ли когда-нибудь Холод ему об этом? Черта с два!
- Должно быть, он тебя не впечатлил, и, полагаю, моё решение кажется сейчас весьма неразумным, но не сомневайся, что этот малый драться умеет. – в этот раз коп был, учтивее что-ли, и Холод тоже смягчился. Видя что Гондор удаляется от них, он придвинулся ближе к Копу и сказал:
- Это  твое решение, командир, тебе потом отвечать. Просто когда твоя задница попадет в переплет, кто-то из твоего окружения может ее прикрыть, если ты будешь со своими чуть менее… - Холод замолчал подбирая слово, но в виду не слишком большого ума, так ничего и не сказал. Не нашел ничего такого что сейчас стоило бы услышать Копу т может быть повлиять на него. Если конечно, что-то в этой вселенной могло на него повлиять: - А, не важно. – махнул он в итоге лапой, как бы заканчивая эту часть разговора и переходя к другой, более для него важной.
- Пройти весь песчаный берег и убедиться, что на этих землях нет нежелательных посторонних. За промашку будешь своей шкурой отвечать лично перед Пингвином, Холод, я понятно объясняю?
- Так точно, Коп! – сразу же повеселев ответил Холод. Он уже решил, куда направится в поисках клиентов, и только одна возможность появления там посторонних приводила его в восторг. Он заставит их страдать! Они постигнут всю его мощь на собственных ребрах! А потому, без промедления, он развернулся и двинулся в противоположном от Копа направлении, и пройдя шагов пятьсот углубился в лес, что покрывал побережье, что выйти на самые границы с Облачными степями, туда, где вернее всего повстречать посторонних гостей и… «поговорить» с ними.

--- Прибрежные джунгли.

+1

67

---------→ Прибрежные джунгли

Ночь наполняла джунгли тенями и свежестью, а голову ненужными мыслями и странными домыслами. Кель любил день, он предпочитал видеть врага издали, а белая шкура помогала легче переносить жару. Солнце было для гепарда чем-то сродни божеству, оно давало силы, так необходимые для дальних переходов и шаманских шуток. Теперь же - в полумраке, когда Кель был окружён лишь бесцветной темнотой, под холодным недружелюбным взглядом по-свойски занявшей горизонт луны приходилось щурить глаза, чтобы рассмотреть золотистую шерсть своего провожатого. Нет, Кель не боялся темноты, он презирал её, считая достойной разве что сна. Хотя ещё темноту можно было использовать для подготовки внезапного нападения или чтобы скрыться от врага. Да, только из-за её нескольких неоспоримых плюсов Кель ещё не изничтожил чёртову ночь на корню. Да и не было у него на это времени. Но ждите, ненавистники ночи, однажды Кель это время обязательно найдёт.
Джунгли редели, деревья становились ниже и тоньше, а их стволы изгибались, словно тела замерших в неподвижности змей. Кель без выражения оглядывался вокруг. За нос его укусил солёный запах близкого океана, гепард приподнял голову, выдыхая, а потом невольно сморщился. Влажность воздуха становилась выше, а воздух гуще и душнее. Нужно было время, чтобы привыкнуть.
- Не знаю насчет целителя, но шаман точно есть, и о его способностях я наличии в нашей банде я узнал некоторое время назад.
Кель перевёл на льва взгляд, когда тот заговорил, а потом удивлённо приподнял бровь. Песочного цвета хищник явно не понимал мотивы гепарда и суть его вопросов. Кель предполагал, что от войнов, шпионов или командиров, как бы они ни назывались, вряд ли удастся узнать что-то действительно заслуживающее внимания. Исключения, конечно, бывают, но редко. А вот шаманы и целители всегда могут рассказать что-нибудь полезное. Да и банда Пингвина достаточно большая, чтобы иметь парочку. Но и отрицательный ответ Келя не огорчил. Не стоит того.
Монотонный шум зарывающихся в прибрежный песок волн отвлекал от вяло текущих мыслей в голове. Кель неохотно сфокусировал взгляд на уходящей в бесконечность тёмной воде. Ночью океан выглядел особенно отрешённым, каким-то неземным: вот - окуни лапы, и переливающаяся звёздами чернота поглотит тебя. Нет, Кель не чувствовал подходящего случаю благоговения, скорее отчуждение.
В какой-то момент спутник Келя решил, что пора представиться. Инвокер вежливо кивнул льву, принимая к сведению поступившую информацию.
- Если, конечно, тебе это интересно.
И второй раз за время похода Рики сумел заставить Келя поднять на льва немного удивлённый взгляд. Почему бандита, нет, даже главаря бандитов вдруг стало волновать, будет некоему только что принятому в банду шаману интересно его имя или нет. Обязано быть. Разве это не логично?
- Конечно, - в тон льву повторил Кель, и чуть заметная улыбка исказила черты его благородной морды. Было в этом Рики что-то милое и простодушное. Может, не такой он и закоренелый бандит, каким так старается казаться? Но да ладно, не это было важно сейчас для Келя, совсем не это.
- Как ты заметил, я имею влияние в банде.
Кель кивнул, не дрогнув ни одним мускулом. Гепард давно подавил в себе честолюбие, оно смогло принести ему только потери и страдания. Которые, правда, он убрал из своей памяти. Наверно, Кель просто цеплялся за безразличие, как за последнюю константу в своей перевёрнутой жизни.
Слова о Пингвине Кель тоже внимательно выслушал. Он редко пропускал обращённые к себе реплики, впрочем, и отвечал на них нечасто.
- Я приму это у сведению, - отозвался Кель, когда Рики закончил. 
Чувствовать себя в безопасности? Было в этом что-то заманчивое. Не более заманчивое, чем поиск новых знаний. Но пока есть возможность получать их тут, безопасность совсем не помешает.
- Разумеется, как только мы сегодня убедимся, что остров безопасен.
Кель в который раз за время пути невольно изгонул бровь. Спрашивать Рики, не видит ли он противоречий в собственных словах, наверно, не было смысла. Раз говорит, значит, не видит. Впрочем, рациональность встречалась у воинов довольно редко. Кель же, годами доводивший собственную рациональность до совершенства, мог уловить нелогичность почти во всём.
Когда Рики ускорил шаг, Кель чуть отстал, оглядывая воду, которая пенилась у самых его лап. Она шипела и бурлила, облизывая камни и песок, словно злилась, брызгая слюной в бесполезной попытке добраться до возвышающегося над ней хищника. Не было в этом ничего величественного. Только угрюмое.
- Рики, - Кель одним плавным скачком нагнал льва, - мне стоит готовиться к драке?
Этот вопрос действительно имел значение. Если драка предстоит со львами, то Келю нужны его духи, без них он вряд ли будет полезен. Несмотря на высокий рост и широкие плечи Кель был гепардом, а гепарду нечего противопоставить взрослому льву.

-----------→ Остров Птичьего Черепа

+1

68

--------) джунгли

Ох, он едва поспевал за Кодой.
Это было не просто, преодолеть поистине тернистый, если можно так обозвать колючие заросли джунглей, путь, низко пригнув голову и тараня макушкой кусты. Юркий братец легко и ловко лавировал между раскидистых листьев, громко, воодушевленно хихикая и то и дело поторапливая задержавшегося по тем, или иным причинам копушу брата(в основном эти задержки были вызваны тем, что непослушная, взлохмаченная, рыжая грива постоянно цеплялась за колючки и отдиралась с каким-то диким боем, и со слезами на глазах - впечатление, что коварные кусты всерьез намеревались оставить бедного Кенаи вообще без нее), и давно исчез где-то вдали, там, где средь плотной зеленой стены виднелись белые, как призрачные, длинные прорези, словно кто-то нарочно прорубил длинные полосы в живом полотне чем-то острым. Слабый лунный свет сквозь эти щели был единственным освещением в этой непролазной гуще, в которой дальше вытянутой лапы ничерта не видно. Так что Кенаи почти в слепую, ошалелым, косматым комом, весь в листьях, ветках, опутанный рваными лианами, вывалился тяжело дыша на прибрежную гряду, и шумно шлепнулся на пятую точку, мигом начав потирать лапами исцарапанную морду, страстно желая избавиться и от древесной трухи, так неудачно попавшей в самые уголки слегка воспаленных, вытаращенных глаз. Может это была не самая удачная идея, тащиться сквозь бурелом не известно куда?
Хотя, распахнув красные, как у кролика, глазищи, Кенаи не смог сдержать восторженного вздоха, разглядывая открывшуюся его взору картину. Нееет... это была все-таки хорошая идея. Пейзаж... да, пейзаж был изумительным!
Огромная, круглая, белая луна с расплывчатыми серебристыми пятнами на ее поверхности, едва-едва соприкасалась одним своим концом с бесконечной водной гладью, расчерчивая темные воды мерно шумящего океана широкой, искрящейся полосой на две равные половинки, прямо по середине. Мягкий песок барханами расстилался у самого края перебегающих волн, оставляющих на мелководье барашки морской пены и водоросли, а прозрачное небо с редкими облаками то и дело пересекали крошечные, стремительные тени - птицы денно и нощно занимались собственной кормежкой, вылавливая неосторожную рыбу, осмелившуюся подняться ближе к поверхности океана. При взгляде на этих небесных хищников, лев невольно облизнул клыки, чувствуя, насколько же он сам голоден. Было бы очень даже неплохо поймать птичку, или рыбешку, разделить ужин вместе с Кодой... -  -"Кода!" - спокойное, безмятежное выражение любующегося природой самца, мигом сменилось встревоженной гримасой, а щеточка усов в легкой панике встопорщилась во все стороны, словно самец приготовился собственными вибриссами прощупывать след исчезнувшего братца. Вот дурак то! Он тут сидит, на птичек смотрит, а его брат не известно где! Правда, он ведь бежал прямо сюда, не мог же львенок так далеко уйти от старшего? Кенаи хмуро опустил взгляд в песок, надеясь увидеть то, что он ожидал увидеть - следы лап подростка. Ничего подобного... Хотя тут было множество следов, здесь явно часто ходили животные, в том числе и представители кошачьих, но все эти следы были смазаны, присыпаны тонким слоем песчинок - умело замаскированы ветром. Тут никто не проходил меньше часа назад, это точно.
Где же они с братишкой разминулись?
- КОДА? - Заорал во весь голос лев, с трудом подавляя панику. Нет, биться в истерике, метаться по всем джунглям, это будет лишнее. Втянув в ноздри прохладный воздух, надеясь уловить знакомый запах, рыжий в итоге "красиво" обчихал ближайший куст. Песок, чтоб его. - КОДА?! - Кенаи не боялся, что кто-то услышит его и примчится навалять нарушителю территорий по самое не хочу. Во-первых самец всегда стремился к миру во всем мире, и был убежден, что его обаятельная улыбка мигом разрешит проблему недопонимания... Ну а во-вторых... Да хренушки он вам заткнется - у него потерялся брат!
Что теперь делать, ломиться обратно в чащу и искать его запах там? Нет, Кода не глупый львенок, он или услышит, или выйдет на открытое место, то есть к пляжу, или учует старшего... Наверняка он просто на что-то отвлекся, он сейчас придет! Вот-вот! Рыжий размашистым шагом пробежался вдоль линии деревьев, высматривая под пышными листьями и в траве знакомую бурую шкурку. Он непрестанно, то и дело выкрикивал имя львенка, к концу вообще охрипнув и от досады шлепнув лапой по кривой пальме, оставив памятный след от когтей, - Уй... чтоб тебя... - Прошипел самец, попрыгав на одном месте на трех лапах. И тут, на его счастье откуда-то из недр, он даже погрешил сначала на эту дурацкую пальму, львенок кричал ему в ответ будто прямо из ствола, донесся ответный радостный вопль.
Что сделал Кенаи? Помчался навстречу к найденышу раскинув объятия? Да вот еще. Кенаи и сам порой был тем еще ребенком, ворчливо буркнув себе под нос, - Вот и славно, - рыжий демонстративно повернулся к джунглям спиной, решительно нацелив свой взгляд в сторону воды. Вот еще показывать этому маленькому сорванцу, как на самом деле испугался за его жизнь старший товарищ! Он там развлекается значит, а рыжий с ума сходит, думая, что случилось! Рассерженный на Коду самец, даже не заметил стоявший чуть поодаль гибкий, женственный силуэт. Танком протопав мимо изумленной леди, в которой даже при всем желании наверное сразу и не узнал свою старую подругу, рыжегривый с размаху окунул морду в соленую воду, наслаждаясь прохладой и... бррр... как же защипало ссадины на носу....

+1

69

Начало игры


Ночь - во истину волшебное время. Она скрывает уродства этого мира, делает все идеально черным, без изъянов. Ночь - лучшее время для таких, как она.
Теплые волны жадно облизывали песчаный берег, шум прибоя был единственной мелодией в этой безмолвной тишине. Мир крепко спал, готовясь к новому дню. Молодой шаманке, напротив, хотелось застыть здесь навечно. Она неспешно брела вдоль берега, подставив изящную морду легкому бризу. Блаженно прикрыв глаза, львица безмятежно отдалась принесенной им прохладе, а после подняла крупные бездонные глаза к небу. Россыпь сияющих звезд на чернеющем полотне приветливо подмигивала одинокой страннице с непостижимых высот. Хотелось подпрыгнуть и играючи схватить одну из них, что бы эта частица вселенной горела только для нее... Глупо, не правда ли? А в окружении всего этого великолепия воцаряла красавица-луна, бледная, холодная, неприступная. Сегодня она светила не так ярко, как прежде, проливая лишь кроху света, что серебрил песчаный берег.
Небо манило Зуру своим спокойствием и глубиной. Возникло непреодолимое желание воспарить над землей, оторваться от реальности и полностью погрузиться в эту волшебную бездну. Но вместо этого львица лишь горько ухмыльнулась и перевела тоскливый взгляд на море, во мраке ночи кажущееся иссиня-черным и неприветливым, оскалившим пенистые гребешки волн.
Свернув с намеченного, только ей известного пути, раскачивающейся походкой Азуре двинулась к кроме воды, и вновь замерла, стоило той коснуться утонувших в песке пальцев. Все то, что тяготило ее в какой-то миг отступило на задний план. Слившись с мраком, она безропотно отдалась ему с головой, утонув в сладостных объятиях. Однако, была и обратная сторона во всей этой магии ночи. Она пробуждала то, что покоится глубоко внутри, безжалостно вытаскивала наружу давно погребенное и забытое. То, в чем Азуре никогда не признается ни окружающим, ни себе. Одиночество. Червь, сожравший и погубивший так много несчастных душ. Когда-то давно, еще в детстве, она дала себе зарок, что будет следовать по своему жизненному пути одна. Так проще, так легче, и снова не придется собирать сердце из осколков.
Тряхнув головой, самка мягко и уверенно вошла в воду. Морская гладь тут же заглотила крепкое тело по самое горло. Темная шаманка обожала воду и всегда старалась селиться близь водоемов, что спасали ее в особо жаркие дни. Вот и сейчас новым местом ее обитания стали прибрежные джунгли, а как только солнце пряталось за горизонт - львица приходила сюда и наслаждалась водными процедурами, позволяющими поддерживать тело в тонусе, а шерсть в чистоте.
Она плыла вперед не оборачиваясь и не беспокоясь о коварных глубинах безбрежного моря. Лазурный взгляд был направлен к горизонту, где две стихии соприкасались днем и напрочь сливались ночью. Вот и сейчас Азуре не могла различить, где заканчивается одно и начинается другое. Оставалось лишь терзаться догадками, что скрывает бескрайнее море. Но какому безумцу придет в голову побороть непокорную стихию...?
Сделав несколько небольших кругов, львица неохотно погребла назад, мысленно смирившись, что есть тайны, которым не суждено быть разгаданными.

+2

70

Начало игры.


Он устал. Это единственное, что сейчас ощущал молодой лев. Бесконечная всепоглощающая усталость, граничащая с желанием просто лечь и умереть. И усталость эта носила не только физический характер, нет. Он устал морально. Прошло уже прилично времени с последних событий, но Ашер никак не мог смириться со всем произошедшим. Быть марионеткой, инструментом в чужих лапах; всю жизнь слепо верить в своих друзей, а потом в одно мгновение оказаться преданными. Словно пожар прошелся по выжженной солнцем саванне, когда каждое дерево и каждая травинка вспыхивает и исчезает в одно мгновение. Также произошло и с его душой. Все, что что Ашерати верил, было уничтожено одним легким и красивым движением. Одной фразой, одной ухмылкой уничтожить сформировавшуюся личность, будто и не было трех лет. Будто теперь Аши только родился.
Если бы не эта ошибка, все бы сложилось так, как хотела Хана, мачеха и амбициозная молодая королева правящего в тех землях прайда. Ярость отрезвила Ашера, позволила увидеть то, на что он старательно закрывал глаза, наслаждаясь вольной жизнью без обязательств и обязанностей. Хорош ли будет такой король? Однозначно нет.
Пустота зияла теперь в том месте, где должно находиться то, что называют душой. Льву было все равно, куда идти и что делать. Он не жил, но существовал, полностью лишенный амбиций. Потерянный. Пустой. Его ждали, наверняка ждали там, где правит его отец, но... Ашерати был не достоин быть его преемником, стоять бок о бок с этим благородным созданием. Аш не удивился бы, если отец изначально все знал, а также знал, что он, Ашер, не сможет его убить. Почему? Гордость? Благородство? Честь? Может быть. Скорее, первое, ведь никто не любит быть использованным, верно?
Мысли, подобно урагану крутились в голове льва, пока его лапы несли его...куда-то. Просто вперед и куда-нибудь подальше. Не было желания умереть, было безразличие к тому, что с ним будет дальше. Только в пустыне апатия слегка отступила, когда пришлось бороться с палящим солнцем и выживать, но чем ближе становился океан, тем с большим энтузиазмом апатия вновь вгрызалась в сердце Ашерати. Запах соленой воды лев почуял еще задолго до того, как вышел к воде. Ашер понимал, что достиг границы, которую ему не пересечь. Придется снова выбирать направление. Но сперва нужно попить. В горле пересохло, физически лев был истощен почти так же, как и морально. Но найти водопой в незнакомом месте не так то просто, особенно так близко от океана, где вода соленая и непригодна для питья. Краем сознания Аш понимал, что ему просто повезло, раз пока он не наткнулся ни на одного ревностного хранителя своих земель...к слову о хранителях. Лев повел носом, принюхиваясь. Определенно пахло львом..а вернее, львицей. Черногривый вздохнул. Отступить? Уйти? Или спросить интересующее? Возможно, Ашерати бы и ушел, если бы жажда не была настолько изнуряющей. Не скрываясь, лев спустился с небольшого холмика, едва удерживая равновесие и слегка покачиваясь, и подошел поближе к незнакомке. Сглотнув вязкую слюну, Ашер спросил:
- Не подскажешь ли, где здесь можно найти водопой?

Отредактировано Asherati (18 Авг 2015 14:33:58)

+2

71

Шаманка не сразу обнаружила присутствие незнакомца. Лишь когда до берега было лапой подать, а пальцы коснулись мягкого дна, огромная черная тень вдруг отделилась от темной стены джунглей и направилась ей навстречу. Львица навострила уши, однако, не подала виду нарастающего напряжения, ни к чему это. Неторопливо и грациозно выходя из воды, словно морская нимфа, Азуре плавно потянулась и отряхнула высеребренную в свете луны шкуру. Взгляд ее, привычно холодный и стеклянный из под полуприкрытых век был направлен на медленно, но верно приближающегося самца. Она, в свою очередь, оставалась неподвижной, тихие волны разбивались о мощные задние лапы, играя с низко опущенной кисточкой хвоста.
Когда расстояние между ними поравнялось в несколько шагов, лев остановился и Зура таки сумела по лучше его разглядеть. Это был молодой самец, ее ровесник, быть может чуть старше, крупный, сильный, на пике формы, что делало его крайне опасным противником, если он пришел с дурными намерениями. А других в последнее время шаманка и не встречала - окрепшие телом, но не мозгами молодые львы не отличались друг от друга оригинальностью желаний. Не ускользнуло от ее взгляда и другое, самец был изможден, а усталость в голосе лишь подтвердила это.
- И тебе ночи лунной, незнакомец, - бархатно отозвалась Азуре, сделав вид, будто не заметила неучтивости самца, и наклонила голову на бок, продолжив без тени смущения изучать представший перед ней объект. В воздухе повисла пауза, самка нарочно тянула время, заставляя льва терзаться в ожидании. Решив, что в таком состоянии он не представляет для нее опасности, да и удрать от него она всегда успеет, самка отогнала тревогу. И  губы дрогнули в легкой ухмылке. - Подскажу, - уклончиво ответила Зура, встряхнув вымокшей кисточкой хвоста, как бы невзначай задевая незнакомца кристальными брызгами. - Иди вдоль берега, и будет тебе водопой, - и, выдержав очередную паузу, добавила: - Трудный день?
Не сказать, что ей было интересно, да и любезности с посторонними львами не входили в ее основную программу, но отчего-то ей показалось, что эта ночь имела особый смысл для них обоих.

Отредактировано Azure (18 Авг 2015 11:47:21)

+2

72

Ашерати терпеливо ждал ответа. Вернее сказать, он даже не ждал. Ожидание обычно сопровождается какими-нибудь эмоциями: тревогой, нетерпением, беспокойством, - но это был не тот случай. Честно признаться, Ашер не понял, почему львица затянула с ответом, да и не пытался, слишком уставшим и вымотанным был зверь. То ли она не знала и теперь солгала, а, может, вспоминала или преследовала какие-то свои цели - льву было все равно, лишь бы был результат. По ощущениям, глотку будто искололи иглами, говорить было тяжело. Самец вздохнул и кивнул в знак благодарности, готовясь уйти, но, похоже, незнакомке хотелось пообщаться. Возможно, с полгода назад он с удовольствием уделил ей частичку своего мужского внимания, ибо всякие глупости типа прогулок по берегу под луной были очень в его духе. Раньше, но не сейчас. Лев поднял осунувшуюся морду, в лунном свете глаза самца казались желтыми и бездушно пустыми.
- Я сейчас не в состоянии разговаривать разговоры, но если ты меня проводишь туда, где можно промочить горло, я буду больше расположен к общению, - не очень дружелюбно хмыкнул Ашерати, но по льву было видно, насколько он истощен и измотан, а в глаза проскользнула искра насмешки. Однако ответа он дожидаться не стал, просто развернулся в указанную сторону и устало побрел вперед вдоль береговой линии. К воде он относился с равнодушием, но сейчас понимал, насколько паршиво выглядит, и что стоило бы немного привести себя в порядок, когда на это найдутся силы. А чтобы силы появились, нужно было восполнить недостаток жидкости в организме и плотно перекусить. Интересно, он в таком состоянии хоть кого-нибдь вообще сможет поймать?
Мысли в голове Ашерати перестали вертеться, а вернулись в более спокойное русло, будто встреча с незнакомой львицей, вернула его из другого мира. Лапы утопали в песке, вода приятно холодила подушечки. Звук прибоя успокаивал, настраивая на душеспасительный лад. Очень хотелось верить, что все не так уж плохо, как кажется на первый взгляд. Местность, куда принесли его лапы, казалась Ашерати достойной того, чтобы попытаться начать все сначала. Вдруг чего-нибудь да получится?

Отредактировано Asherati (18 Авг 2015 17:41:30)

+2

73

Постепенно начинало светать. Мигающие звезды одна за другой исчезали с неба, прощаясь с земными обитателями до наступления следующей ночи. Рассвет был не за горами, и шаманка хотела убраться в свое логово как можно скорее, до того, как первые солнечные лучи коснуться ее пепельной шкуры.
Незнакомец не проявлял агрессивности, в прочем, как и радушия. Ей не чего было опасаться, она не была его целью, лишь ближайший источник воды. Можно было предположить, что лев пробирался сквозь пустыню, а быть может и вовсе держал путь с дальних земель, однако, свои догадки молодая львица решила оставить при себе. Самец не был падок на разговоры, а настаивать на подобном было не в ее правилах. Проигнорировала Зура и предложение льва последовать за ним, заодно и показать где располагается желанный источник. Сам отыщет, чай не маленький.
Проводив обогнувшего ее самца бесстрастным взглядом, так и не обронив ни слова, Азуре поспешно отвернулась и двинулась в противоположном от незнакомца направлении вдоль берега, но уже держась ближе к тернистым джунглям. Здесь, совсем рядом, располагалось ее укромное логово, надежно прикрытое широкими листьями кустарников, что в то же время давало прекрасный обзор местности лениво растянувшегося пляжа.
Добравшись до точки, львица уже занесла лапу, дабы ступить под покров джунглей и затеряться в них, но в ту же секунду осеклась и отпрянула назад, решив устроиться прямо здесь, на границе влажных тропиков, дабы не раскрывать своего убежища, если лев вдруг решит вернуться тем же путем. Да и след ее в случае чего безошибочно сможет привести туда чужака.
Решив переждать какое-то время и обезопасить сохранность своего логова, Азуре сделала несколько коротких кругов на месте и мягко опустилась на песок, грациозно скрестив передние лапы и обвив себя тонким, как хлыст, хвостом с длинной белоснежной кисточкой на конце. Рассвет обещал быть красивым, но гораздо больше шаманка любила закат, багровый, как кровь, верно напоминающий, что всему рано или поздно приходит конец.

Отредактировано Azure (20 Авг 2015 15:29:55)

+1

74

Пройдя буквально несколько шагов, Ашер благополучно забыл и состоявшийся разговор, и незнакомую львицу. Светлошкурая не обманула и очень скоро зверь наткнулся на небольшой ручей с пресной водой, где и утолил свою жажду. Казалось, что с каждым глотком в тело возвращается жизнь. Лев пил, и пил, и пил, не в силах остановиться, пока, наконец, в изнеможении не опустился на берегу. Его передние лапы и морда были частично окружены и обильно намоцены водой. Как мало нужно для счастья обычному смертному существу. Кровь быстрее побежала по венам, организм расцветал и восстанавливался на глазах. Но радужность бытия оказалась не такой уж радужной, спустя короткое время свое мнение высказал желудок, не ведавший ничего крупнее мыши в последние дни. Нужно было собраться с силами и выдвинуться на охоту. Краем сознания лев порадовался, что в свое время он получил хорошую школу и спокойно охотился в одиночестве, хотя командная охота нравилась ему куда больше.
Поднявшись на широкие, крепкие лапы, черногривый решил вернуться обратно, к большой воде, чтобы немного привести себя в порядок. Добравшись до того места, где состоялась неожиданная встреча, Ашерати вдруг вспомнил об их разговоре. Интересно, кто она такая? В этих местах не чуялось меток какого-либо прайда, что было на лапу молодому страннику, значит ли это, что львица была такой же одиночкой, как и Аш?
Он зашел в воду сперва по брюхо, потом по шею и поплыл, сильно загребая передними лапами. Вода приятно холодила разгоряченное и уставшее после долгого пути тело, оглаживая крупное темно-рыжее тело молодого самца. Ашер никогда не брезговал водными процедурами, чем нередко удивлял сородичей, которые, зачастую, избегали крупных водоемов. К слову сказать, такое водное пространстве Аш видел лишь однажды давным-давно, и океан поразил его, и покорил его сердце. Особенно такой - прекрасно-спокойный, залитый лунным светом...но где-то вдали небо потихоньку светлело, солнце собиралось с силами, чтобы выбраться на небосклон и привести с собой новый день. Что ждет его впереди? Пока - лишь неизвестность. Чужаков никогда и нигде не любили. Одно дело - львенок, которого подбрали сердобольные львицы, другое - взрослый половозрелый лев, который может нести угрозу влиянию. Ашерати вздохнул и ушел под воду с головой..спустя некоторое время, он вынырнул, отфыркиваясь, почти у самого берега. Выбравшись на сушу, Ашер долго и с удовольствием отряхнулся, после чего принялся приводить свою шкуру в порядок. Вода лениво облизывала его лапы желтоглазого льва, легкий бриз принялся подсушивать влажную шкуру. Аш всегда немалое внимание уделял своему внешнему виду, которым, бесспорно, привлекал самок. Хотя, к слову сказать, дальше флирта и интрижек у него никогда ничего ни с кем не заходило. Как-то..лев был безразличен к этому. Ему нравилось вскружить голову, обольстить...и уйти, оставив ни с чем. Но это было тогда, в той жизни. Его характер специально портили, делая вздорным и резким, а теперь...
Внезапно Ашеру показалось, что он заметил у подножия подступающих к пляжу джунглей. Он поднял голову и всмотрелся в обманчивое переплетение теней. В голову закралось подозрение, что это та же самая львица..ну, что ж, если это действительно она, то она заслужила свое "спасибо" от Ашерати. Не скрываясь и не таясь, лев двинулся в сторону маячившего силуэта. Приблизившись на расстояние в пару прыжков, Аш остановился:
- Я нашел водопой, спасибо тебе, - просил он с присущей манере общения благосклонной небрежностью, но она не выглядела обидно, эдакая ленивая вальяжность после удовлетворения потребностей организма. - Теперь я совсем не против потрепать языком... Хотя...быть может, ты мне подскажешь еще, где и поохотиться можно? Я уже несколько дней не ел нормально. И, честно говоря, не уверен, что в одиночку смогу поймать добычу.

Отредактировано Asherati (24 Авг 2015 13:02:31)

+1

75

Она оказалась права, он вернулся. Спустя какое-то время уже знакомый силуэт замелькал вдали и львица криво ухмыльнулась, довольная собственной проницательностью. В прочем, это было не сложно, куда бы он ни шел впереди его ждал тупик из густо заросших тропиков, где крупногабаритному хищнику сложно передвигаться, если тот, разумеется, не мастак лазать по деревьям.
Азуре внимательно следила за медленно приближающимся львом. На какое-то время чужак замешкался, в том самом месте где состоялась их первая встреча, и решил искупаться. Серебряная вдруг испытала стойкое желание вновь окунуться в прохладную морскую воду, пахнущую солью, но так и осталась неподвижна, не пожелав покинуть удобную занятую позицию.
Солнечные лучи с поразительным упорством пробивались из-за горизонта. Осветить целый небосвод им пока было не по силам, но уже через пару часов тьма окончательно будет изгнана и новый день полноценно вступит в свои права, принеся обитателям саванны новые заботы.
Шаманка лениво зевнула во всю пасть. В это время она обычно уходила дрыхнуть до наступления сумерек, чем спасалась от невыносимой жары в пик дня, но сегодня львица не торопилась прятаться в своем укромном логове. Сон не морил, как прежде, вероятно сказывались недавние водные процедуры, как следует взбодрившие самку.
Он все таки заметил ее, и не мудрено - ведь она не пряталась, хоть и старалась не привлекать к себе излишнего внимания. Когда незнакомец подошел ближе, Зура обратила внимание, насколько посвежел лев, утолив мучающую его жажду. Вот только глаза, цвета пламенного янтаря, как и прежде выдавали усталость.
- Рада, что удалось помочь, - с привычной прохладой ответила темная шаманка, хотя прозвучало это так, словно львица была разочарована своим недавним дружеским порывом. Да бы не заострять на этом внимание незнакомца, серебряная выдавила некое подобие улыбки. На некоторых она действовала обезоруживающе, но сейчас Азуре была не в настроении стараться, посему вышло как вышло. Однако, стоило льву упомянуть про охоту, взгляд львицы в раз изменился, у зрачка заплясали бесы и снова появилась знакомая хитреца. Внешне Зура оставалась все такой же невозмутимой и отрешенной, зато в голове уже шел бурный мыслительный процесс. Так бывало всегда, когда рядом появлялся тот, кого можно использовать себе на благо. В конце концов, она тоже питалась от случая к случаю, а тут такая удача. Уж он завалит для нее годную тушку. - Все зависит от твоих вкусовых предпочтений, незнакомец. Может пора представиться? - прошелестела кошка, не сводя с самца ярких раскосых глаз цвета лазури, хитрых и волнующих. У нее не было цели произвести на льва впечатление, ведь его не нужно было заставлять - он сам сделал предложение, от которого сложно было отказаться. А подобная манера поведения давно вошла в привычку.

+2

76

"Наверное, у нее где-то неподалеку логово," - предположил лев. Он изучал львицу прямо, открыто и с интересом, теперь во взгляде янтарных глаза усталость перемешивалась с прежней дерзотью, что была свойственна его взгляду. Чего же он мог сказать о нежданной собеседнице? Она не была в его вкусе. Ашу нравились самки дерзкие, вспыльчивые, как и он сам, тона шкуры он предпочитал более насыщенные, глаза чтоб были более яркие, а на голове, чтобы была челка. Эдакие пацанки, яркие, но не броские. Знакомство же с этой представительницей противоположного пола почему-то навевало ассоциации со змеей. Такая...гладкая, тихая, плавная...опасная. Да, она была опасна и даже сейчас, будучи ослабленным и потому растерявшим большую часть навыков, Ашерати это видел. Ее не хотелось подпускать к себе вплотную, но таких и во враги записывать - себе дороже. Темношкурый усмехнулся.
- Вот и отлично, - он тряхнул смоляной гривой, в свете рассветных лучей рыжие пряди вызывающе сверкнули. Ашер не услышал отказа, а значит, львица согласилась с его предложением. Ну, две пасти и восемь лап гораздо лучше на охоте, чем одна и четыре. - Меня зовут Ашерати, я пришел из-за пустыни. И это был очень долгий путь. Я голоден и готов сожрать буйвола или зебру целиком, но не откажусь и от тапира.
Вот такое небрежное представление с явной демонстрацией собственных аппетитов. Лев стоял, гордо вскинув голову, статный и хорошо сложенный, хоть и потерявший в весе. Он посматривал на самку сверху вниз, но не было в его взгляде надменности или желания унизить, только рациональная самооценка. Ашер знал, что видит сейчас перед собой незнакомка, и он знал себе цену, адекватно оценивая собственные силы. Как и она, он не стремился произвести впечатления, просто показать - что он есть, и каким его придется принять, если она захочет продолжить сотрудничество в дальнейшем.
- Ну что, веди меня, Хозяйка Ночного Побережья, покажи мне, что водится на этих землях, и не зря ли мои лапы принесли меня именно сюда.

Отредактировано Asherati (25 Авг 2015 17:17:44)

+2

77

- Азуре, - представилась серебристая кошка и мягко поднялась на лапы, изящно потянувшись, невольно демонстрируя молодому самцу изгибы своего тела. Что ж поделаешь, привычка.
Вкусовые предпочтения нового знакомого не могли не радовать темную шаманку, она даже незаметно сглотнула голодную слюну, так что даже не расслышала о каком-то там тапире. Или всего лишь сделала вид. В конце концов, за язык его никто не тянул. И все же Азуре была сегодня благосклонна, посему остановила свой выбор на полосатых лошадках, решив не рисковать понапрасну свалившимся на ее голову охотником. Будет чертовски жаль так быстро распрощаться с таким "трофеем".
На короткий миг львица задумалась, припоминая, где последний раз поблизости видела стадо зебр, чья красивая шкурка легко и непринужденно рвется под натиском крепких клыков-кинжалов. После чего вновь обратилась к самцу, хитро сощурив лазурные глаза:
- Готов немного пройтись? - вопрос хоть и был адресован льву, не требовал какого-либо ответа. Разумеется готов, ведь здесь в округе не встретишь крупных копытных, а аппетит самки уже был хорошенько подогрет, чему так же способствовали яркие образы предстоящего действа в голове. Можно было затеять охоту на прытких мартышек, но слишком велика вероятность остаться с носом, да и бросаться всякой дрянью с высоты деревьев эти твари горазды. Серебряная до сих пор со злостью вспоминала один неприятный инцидент... но сейчас не об этом. - Нам следует вернуться к реке. Она выведет нас к крупному водопою, там и запируем, - кошка довольно зажмурилась, предвкушая славную охоту. И ни слова о его прошлом. Той информации, которую лев предоставил было вполне достаточно - остальное ее не заботило. У каждого имелись свои скелеты, а уж стряхнуть пыль со своих она едва ли кому-то позволит.
Львица почти вплотную прошла мимо Ашерати, мимолетно проведя по его длинной ниспадающей гриве белоснежной кисточкой хвоста, и двинулась в сторону реки. Мощные лапы вновь утонули в мелком, как пудра, песке. Она не боялась, что лев решит напасть на нее сзади. У него была возможность прикончить ее и если он не сделал этого тогда, значит намерения его были чисты.

> Нижнее течение реки Лузангва

+2

78

- Твое имя под стать твоим глазам, - одобрительно кивнул Ашер, бросая небрежный комплимент, вполглаза изучая новую знакомую. Покрасоваться она горазда. Хотя кто бы говорил...лев мысленно усмехнулся, впоминая, как буквально минуту назад демонстрировал себя во всей красе. Хотя какая уж сейчас краса...
"Снова придется отъедаться и восстанавливать форму," - мысленно вздохнул Ашерати, поднимаясь и следуя за случайной спутницей. Легкое, неуловимое движение, и кисточка хвоста Азуре лишь слегка зацепила какую-то прядь гривы. С некоторых пор Аш не терпел физического контакта, мгновенно напрягаясь всем телом...если, конечно, это была не драка. После недавних событий желтоглазый стал осторожен и акккуратен...до легкой паранойи.
- Прогуляться я всегда непротив. Движение - жизнь, как говорится, - все-таки ответил на риторический вопрос черногривый. - Если есть на это силы.
Она не расспрашивала ни о чем, а Ашер не торопился изливать свою душу первой встречной львице... "Застегивайте душу, чтобы ни одна тваь не посмела туда плюнуть", - сказал когда-то кто-то мудрый. Вот Ашерати и застегнул, и нацепил маску вежливости. Ибо нефиг.
В животе предательски заурчало, лев усмехнулся подгонявшему его орзанизму и ускорил шаг, догоняя свою проводницу. Не смотря на ослабевшее тело, Аш не боялся доверять себя этой серебристой львице. Что она может сделать? Заведет его в ловушку? И...что? Лев-одиночка, бастард и экс-принц, кому он нужен в том виде, на что походил сейчас? Кому он вообще сейчас нужен? Использованная и поломанная игрушка. Ашер презрительно фыркнул в ответ на собственные мысли. Нет, надо гнать их. Все еще впереди, ведь он молод, значит, еще успеет чего-то добиться. И первое, чего он добьется - это сытный завтрак, ведь скоро животные потянутся на водопой. Аш ускорил шаг, припоминая, где находилась река, а потом рванул вперед, обгоняя Азуре и бросая на нее озорной взгляд.
- Догоняй! - крикнул лев и понесся вдоль побережья, к тому месту, где река впадала в океан, а потом, уже неторопливо, вверх по течению.

> Нижнее течение реки Лузангва

Отредактировано Asherati (3 Сен 2015 13:03:51)

+2

79

→ Устье реки

Солнце медленно поднималась из-за горизонта, окрашивая небо в красивые краски. Каспиан видел рассвет уже множество раз, но каждый раз он вызывал у него какие-то новые эмоции, восхищал какой-то другой своей стороной, невидимой прежде. Каспиан остановился и глубоко втянул воздух ноздрями, как же здесь было хорошо. Подросток прекрасно помнил то место, в котором ему посчастливилось родиться - оно было поистине страшным. Вспоминая о гиенах и засухе, Касп благодарил родителей за то, что они решили покинуть прайд и отправиться на поиски лучшей жизни.
Перед Каспи простирался берег, который с одной стороны заканчивался джунглями, а с другой уходил под воду. Какой же все-таки это прекрасное место! С каждым днем ухода из прайда, Каспиан замечал, что мир вокруг намного красивее, чем его родной дом. Да и территории прайда Скара никогда не вызывали в нем каких-то теплых чувств.
Слово "дом" в понятии Каспиана неразрывно связано с семьей, а в последнее время их семья терпела много невзгод. Подросток очень сильно переживал из-за того, что случилось с его младшей сестрой и с отцом. Вирта, наверняка, думала, что они погибли, но Каспу не хотелось в это верить. Если и есть Айхею, то пусть он убережет его родных и поможет воссоединиться.
Элайджа - герой для Каспиана, он всегда старался вести себя так, как бы повел себя в этой ситуации его отец. Осознавать то, что с ним что-то случилось было просто невыносимо. Хотелось верить, что он вернется через полчасика и увидит его, они будут улыбаться и веселиться всей семьей. Но Каспи сейчас не имеет право мечтать о чем-либо, он пообещал себе, что пока отец не вернется, он будет отвечать за свою семью, будет ей всячески помогать и, конечно же, оберегать. Его никто не заставлял брать на себя эту ответственность, Вирта заботилась о своих детях, но Каспиан чувствовал, что обязан ей.
Подросток повернул голову к воде, вид здесь был просто замечательный. Настроение у Каспа сразу немного приподнялось, и он даже изобразил какое-то подобие улыбки. Если они с семьей остановятся и будут жить здесь - это будет очень здорово, особенно для маленьких львят. Так бы, наверное, подумал Элайджа.
Каспиана интересовало совсем другое, но он решил, что ничего страшного не случится, если он посидит пару минут около воды и всмотрится вдаль. Он знал, что мир большой, но подросток никогда не представлял себе, что он настолько большой, и сидя на каком-нибудь берегу можно увидеть водную гладь, далеко уходящую вперед, где она сливается с небом. Так, что даже не отличить.
Каспи лег на землю, давая лапам немного отдохнуть. Он так сильно хотел остаться наедине, что совсем забыл о том, что устал и проделал очень большой путь. Вирта вряд ли будет беспокоиться за своего старшего сына, он уже вполне способен за себя постоять. Каспиану и в голову не пришло то, что она может беспокоиться о нем, ведь раньше подросток никуда не уходил без ведома матери или отца, не считая редких проделок с Юми, конечно. Но сейчас он уже давно перестал даже немного думать о приключениях, чаще всего в его голове крутились мысли об отце. Что же с ним? Возможно, скоро ему предстоит это узнать.

+1

80

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Казалось, что ночь длилась целую вечность, не отпуская юную мать из своих крепких объятий. Темнота пугала и давила вместе с осознанием того, что произошло не так давно. А тихий ночной воздух сотрясали лишь женские вопли горечи и отчаяния.
Однако рано или поздно все заканчивается, и даже ночь. Побережье океана встретило Малишу теплыми лучами солнца, однако это не принесло львице никакой радости, а скорее даже наоборот вызвало очередную волну громкого плача, крика и мольбы о чем-то непонятном. Её язык заплетался, она выкрикивала бессвязные слова, задыхаясь от нарастающего плача.
- ОН ОБМАНУЛ МЕНЯ! ОБМАНУУУУЛ! - кричала львица, разбрасывая песок вокруг, чуть ли не отдирая себе уши со злости, после чего самка бессильно падает на песок рядом с неподвижным комочком темной шерсти.
Привычная тишина побережья, прерываемая лишь музыкой птиц и шумом прибоя, оказалась нарушена сумасшедшим ором и плачем одной обезумевшей львицы, которая не так давно потеряла единственного, с таким трудом ей доставшемся, сына.
Её морда уткнулась в бездыханное тело совсем маленького львенка - по виду ему и полугода-то не было, а выглядел он обезображено. Израненный, побитый малыш с вывихнутой челюстью и многочисленными глубокими царапинами и зубными отметинами на хрупком тельце. И непонятно уже было, какие здесь принадлежали убийце, а какие - его матери.
Потихоньку Малиша затихала, восстанавливая спокойствие вокруг, однако в этот раз тишина была уже слишком давящая. Ни одна птица более не посмела зашуметь, а океан будто бы немного успокоился. Лишь ветер продолжал шуметь, принося с собой естественную музыку: шелест деревьев, гремящие кокосы на пальмах. Она уставила в сторону восходящего солнца, озаряющего мир вокруг розово-желтыми красками. Она должна радоваться, разве нет? Далеко не каждый лев в своей жизни удостоиться столь завораживающе красивого явления. Но Малише было плевать. Она видела в восходе нечто другое, что-то свое, непонятное другим львам. Её мир перевернулся с ног на голову в тот момент, когда крупный самец уволакивал её родного сынулю в своей вонючей поганой безбожной пасти. Как ей удалось от него отбиться? Ценой собственного хвоста и лапы, судя по всему. Но ради чего? Явно не ради океанского восхода и блаженного зарева, ведь старик сказал ей что именно в этой стороне она найдет спасение. А спасения все не было. Сама того не понимая, львица принялась тихонько петь себе под нос, стараясь тем самым и успокоить себя, и попытаться разобраться в происходящем.

Музыка

- Вся жизнь потеряла смысл,
Но разве был он в ней когда-то?
Ни счастья, ни добра, лишь потоки смрада...

Её взгляд вновь упал на любимого малыша, который вот уже на протяжении многих часов не дышит. Слезы сдержать было невозможно, однако в дикий плач Малиша все-таки не ударилась, лишь вновь уткнувшись носом в измученное тельце львенка.

- А гнев, вина и горечь
Захлестают пламенем ада.
Прости же, мой малыш, так мне и надо...

Львица вновь приподняла голову, уставившись на восходящее за океаном солнце. Может, старик говорил, что спасение ее ждет там, за океаном? В месте, где солнце начинает свой жизненный путь?

- Мне говорили другие
Искать немного волшебства.
И застрянуть в мечтах навсегда, я ни жива, ни мертва.

Но она никогда не доберется до туда.

- Так может просто взять
И прекратить попытки?
Ведь ждут меня впереди все равно только пытки...

Депрессия накатывала, приводя львицу к далеко не самым благоприятным мыслям. Она задумывалась об этом и ранее, если быть честной. Невозможно было передать словами, насколько она уставала порой от жизни. От отношений в прайде. От ситуации вокруг. От того, что долго не могла родить. От того, что партнер её покинул. А теперь и единственный долгожданный сын... Она бы поняла, если бы это были голодные падальщики, но нет. Это был убийца, которому нужно было утолить жажду детской плоти себе подобного. Мир для Малиши казался потерянным. Был ли смысл дальше нести свое существование среди этих омерзительных безбожников, которые постоянно её окружали.

- Я так давно
Не видела моего
Малютку сына
Играющим с остальными

С тех самых пор
Понятное мне лишь одно:
Моя кончина -
Единственный разумный выход.

Она не совсем понимала, зачем пела об этом, однако ей становилось немного лучше от этого. Все что нужно было сейчас Малише - хоть немного облегчить боль от потери родной кровинушки. Пожалуй, это была последняя трагедия в её жизни.

+1

81

Каспиан лежал и смотрел вдаль. Много всего произошло за последнее время, много всего пришлось пережить. Уход из родного дома, потеря отца и младшей сестры - все это сделало Каспа ответственным за то, что происходит с его семьей. Да, Вирта тянула свое семейство на себе, но подросток, как самый старший, чувствовал свою ответственность за братьев и сестер. Если он был уверен, что Роран, хоть и балбес, но выжить сможет, то насчет всех остальных не очень. Нет, конечно, Юми была достаточно взрослой, но Каспиан очень любил ее и, если бы у него была такая возможность, оберегал бы свою сестру-близняшку всю жизнь. Каспи считал, что его отец поступил бы точно так же.
Ни что не тревожило Каспиана, вокруг была тишина. Он лежал так несколько минут, наслаждаясь легким дуновением ветерка. Но потом подросток резко открыл глаза. Было слишком тихо, но потом эту тишину нарушил легкий, едва уловимый звук, который был похож на чей-то голос. Касп встал на лапы и осмотрелся. Кругом не было ни одной живой души. Но подросток в который раз отметил всю красоту этого места. Ему уже нравился этот мягкий песок под ногами, этот морской бриз. Однако что-то было не так. Каспиан отправился на разведку, а он и так уже слишком долго задержался на одном месте, а тут еще и какой-то странный звук. Возможно, Каспи могло показаться, но ради безопасности семьи он собирался проверить, что так и как.
Шаг за шагом он шел в ту сторону, где, как ему казалось, находился источник звука. С каждым шагом звук становился громче, и Каспиан уже мог разобрать некоторые слова. Это точно был голос. Красивый голос. Примерно так же пела Вирта. Подросток любил слушать ее пение и засыпать под него. Кажется, это было не так давно, но сейчас они уже далеко от дома. Тогда Каспиану казалось, что большая часть мира заключена около баобаба и что нет иного места, кроме как куска хлюпающей земли под ногами и большущего дерева, да гиен, из-за которых каждый день представлял для Каспи, будучи львенком, опасность. Это сейчас он познал другие опасности, другие неприятные моменты и печали.
- Так может просто взять
И прекратить попытки?
Ведь ждут меня впереди все равно только пытки...

Каспиан остановился, когда увидел, склоненную над чем-то, львицу. Она была несчастна. Подросток не хотел ей мешать, но и не хотел оставлять ее одну. С самого рождения Каспи досталось сердце, полное сострадания и доброты, он всегда был готов и хотел помочь любому живому существу, и вот сейчас он просто не мог пройти мимо. Он молчал и слушал, как поет незнакомка, облегчая свою душу в песне. Куда и кому она была адресована, подросток не понимал. Но сердце Каспиана готово было разорваться от жалости, которую он испытывал к этой несчастной львице.
Прозвучало последнее слово, последняя взятая нота. И все опять погрузилось в тишину. Эта тишина резала слух Каспу гораздо больше, чем утренний крик Рорана. Прошла минута и только тогда Каспиан решил сделать шаг на встречу и спросить, не нужна ли этой несчастной помощь.
- Извините, - тихо начал подросток, стараясь не испугать незнакомку. - Вам... - Каспиан немного замялся. Родители учили его не заговаривать с незнакомцами, но разве Элайджа прошел бы мимо этой бедной, несчастной львицы? Разве бросил бы он ее на произвол судьбы? Нет, его папа был очень хорошим львом, он бы, несомненно, помог тому, кто нуждается в помощи. А это львица нуждалась в помощи, и Каспи чувствовал, что его долг - помочь ей, облегчить ее страдания. Ведь, даже по словам песни было понятно, что она страдает. По ее голосу, по взгляду, направленному куда-то за горизонт. Возможно ли, что она что-то искала? - Вам помочь? - наконец сказал подросток и сделал несколько шажков вперед.
Сейчас для него важно было помочь этой несчастной душе. Возможно, где-то там, его папе кто-то помог выжить, или просто помог унять боль потери своего семейства. Тогда он вернется. Теперь и Каспиан должен помочь этой львице, его душа прямо просила этого. Ему хотелось узнать причины ее переживаний. Возможно, он сможет позвать ее жить вместе со своей семьей? Он будет о ней заботиться, им всем станет намного проще, если в семье будет несколько львиц.
Каспиан не выражал своим видом никакой опасности, скорее наоборот. Он робко стоял, не желая подходить близко, чтобы не напугать несчастную незнакомку.

+2

82

[Начало после заморозки]

Танди уже давно потерял счет дням своего одиночества. Не сказать, что это сильно его беспокоило, но стоило признать, порой совсем без компании ему становилось тошно. К счастью, от безумия его сдерживали периодические разговоры с местными птицами, которые, между прочим, служили еще и отличным источником информации.
И вот в очередной раз лев, направляясь в сторону побережья, услышал чужие перешептывания где-то неподалеку. Самец затаился.
- Да что ты говоришь!
- Еще как. То-то мы все удивились, когда Нгуви помер. Представляешь, летел себе, летел с другими, и тут бац и окочурился! Эх, давно это было...
Голоса, кажется, принадлежали двум относительно пожилым самкам, вероятнее всего птицам, потому что доносились они с верхних веток. Танди улегся на землю, чтобы продолжить спокойно подслушивать их диалог. А что такого? Как будто у него здесь были другие занятия.
Самец прикрыл глаза и задергал ушами, тщательно впитывая каждое слово, срывающееся с клюва птицы-сплетницы. Поначалу он мало чего понимал из их разговора, те явно делились впечатлениями о других землях, как их называл Танди для себя - внешних. Он уже настолько привык к джунглям, что стал постепенно забывать о своем первом доме, а вместе с ним уходили и печальные воспоминания о его прошлом.
- Кажется, только здесь этой проклятущей чумы и нет. Как думаешь, почему?
- Да какая разница! Главное, что мы здесь, а не там.
В конце концов послышался шорох листвы и взмахи крыльев - значит, те две сплетницы все-таки улетели. Танди уже к тому моменту успел растянуться на земле и перевернуться на спину, таращась на зеленые тропические листья, закрывающие ему вид на небо.
Чума, значит... Смертельная болезнь поразила весь внешний мир, а он, эдакий изгой, нашел практически необитаемое место, где подобной опасности места нет. От осознания этого факта Белый испытывал двоякое ощущение.
С одной стороны, это же просто замечательно. Мало того что ты здесь практически единственный хищник (по крайней мере так Танди всегда казалось - он если и натыкался на других хищников, то чрезвычайно редко), так еще и не о чем переживать. Природа благословила твой дом иммунитетом к самой страшной болезни, только известной зверям Африки. Живи - не хочу.
С другой же стороны, какая же это жизнь, если ты совсем одинок? Танди печально вздохнул и поднялся на лапы, вновь бредя куда глаза глядят. И в очередной раз он вышел к побережью, куда, собственно, и направлялся, пока не поддался любопытству и не стал подслушивать разговор незнакомок.
Взору Танди предстала невероятная красота - красно-желтый рассвет над безупречно синим океаном. Здесь всегда было свежо  относительно тихо, если не считать шум прибоя. Но он тут даже к месту был. Представить было сложно, как было бы неловко Танди находиться на берегу и при этом не слушать знакомые перекаты волн. От подобных мыслей лев не удержался, чтобы не усмехнуться себе же под нос.
Долго любоваться рассветом он, однако, не стал, но оно и понятно: поживи у океана столько времени, и даже к подобное чудо станет для тебя обыденной вещью, без которой жизнь по-другому просто не представляется. Не торопясь, самец подошел к границе песка и воды, и лишь помедлив где-то около пары секунд, пошел дальше в воду, опускаясь все ниже и ниже...
Стоп. Достаточно. - твердо сказал он себе, когда оказался в океане по грудь. Нижняя часть его гривы, та, что была серного цвета, стала еще темнее из-за поступившей влаги. Приятное ощущение прохлады расслабляло Танди, из-за чего он позволил себе закрыть глаза и погрузиться в нирвану. Громкие крики мимо летящих птиц и прибой стали музыкой в его ушах, а запах соленой воды забился в нос. Сейчас лев даже не понимал, насколько был беспомощен - не видящий, не слышащий, не чувствующий.
Пф. Как будто кто-то мог внезапно здесь объявиться и перевернуть его жизнь с лап на голову.

офф

В то время как Каспиан и львица находятся на юге локации, ближе к утесу, Танди же вышел из джунглей на севере, ближе к облачным степям. Поэтому они никак не могут пересекаться.
Просто уточняю

+2

83

Начало игры

Шла Кхикиза туда. Куда "туда"? Честно говоря, даже сама забияка не знала сие удивительного факта. Можно сказать, всё это время она бесцельно бродила по миру, не боясь ни единой угрозы, что могла нависнуть над ней смертельным роком. Даже эта грешная чума, чтоб она здорова была, напасть такая. К счастью, зараза к заразе не липнет, а потому Кхики полностью здорова и на жизнь не жалуется. Кроме того, сейчас она забрела как раз в то место, куда болезнь пройти не смогла, а это ведет к тому, что всё чики-пуки, можно ни о чем не беспокоиться и жить, как хочешь. Чем, собственно, Кхикиза и занималась в данный момент. Вернее, всю свою жизнь. Ведь никто не указ этому песчаному урагану! Ну, разве что только мама, который сейчас рядом нет, а значит - ничто не истинно да всё дозволено! Как раз то самое знаменитое правило, по которому живет наша героиня.

Но понимала она эту фразу по своему, так что юная особа совсем недавно влипла в классную историю, которая, думаю, стоит того, чтобы её озвучить. Буквально с час назад юница решила так, смеху ради побычить на маленького телёнка. Но кто ж знал, что поблизости гуляет его огромная мамка! Кхикиза, конечно, ещё та дура и оторва, может полезть махать лапами на более крупного врага, но в этом случае её здравомыслие победило, и та ринулась спасать свою задницу от рогов буйвола, что бежит по пятам. Признаться бы надо, что Изе такая погоня даже понравилась и вторую половину забега львица улепётывала, громко хохоча во всю глотку.
В джунглях за этой жилистой тварью уже, понятное дело, никто не гнался, но свой азарт юница никак не могла успокоить, а потом и там бежала, как угорелая, так как ощущение погони всё никак не покидало разум Кхики. Плюс ко всему животные, которых та встревожила своим совсем не тихим поведением, тот час же вскакивали и бежали прочь, а немногие хищники, если пытались угнаться за этим когтистым недоразумением, то только в целях заткнуть её или спросить, что же послужило причиной такого ужасного поведения! Фу, как некультурно!

Всё же одним лишь бегом та не ограничилась и,оставляя засечки когтями, карабкалась да скакала по всему, чему только можно было, : деревья, камни, пригорки. Одним словом - прекрасно проводила свою юность. Раздолбайка. Именно так бы, должно быть, выразился её отец и не ошибся бы в описании дочери. Юность свою она провела без кого-либо рядом зрелого, кто мог бы направить её по истинному пути и утихомирить её жесткий характер. Львица не привыкла к ответственности, росла наглой, ни о ком не заботилась, можно сказать, даже о себе особо не беспокоилось. А иначе как ещё объяснить это её притупленное чувство самосохранения?

Между тем, джунгли уже закончились, начался песчаный берег. Сам факт того, что тут песок да солнце, заставил Кхикизу всполошиться. Неужто вышла на пустыню?.. Не разглядеть! Солнце жесткой плетью ударило в глаза, заставив молодую львицу очень сильно прищуриться. И притормозить Кхи очень хотела, но, увы, не судьба. Что это за штука в воде? Камень? Стоп, тут вода? Я думала, это пустыня! К сожалению, перепрыгнула юница этот "камень" и бултыхнулась в воду прямо перед ним быстрее, чем смогла сделать хоть какое-то логичное умозаключение. Неглубоко. Кхики вынырнула, оттолкнувшись лапами от песчаного дна, хватая воздух ртом. Пробежечка тоже её ничего так утомила, тем не менее была Иза в наилучшем настроении и всё ещё как-то глуповато похихикивала до тех самых пор, пока не обернулась и не увидела тот самый "камень". Правда теперь её смешки сменились рычанием, которое она издала, когда отскочила от загадочного белого льва в сторону. Сделала она это скорее от неожиданности, чем от агрессивного настроя, а потому вряд ли бы завязала драку.

Отредактировано Кхикиза (3 Фев 2017 15:20:42)

+2

84

Как нормальные личности реагируют на знакомство? Вы скажете, что приветствуют, узнают друг о друге, стараются быть дружелюбными и улыбаться.
Как нормальные личности реагируют на не совсем обычное знакомство? Из разряда, когда, например, ваш потенциальный собеседник перепрыгивает через вас, падает спереди и забрызгивает вас соленой водой с ног до головы? А потом еще и рычит на вас. Возможно, нормальные личности в таких случаях слегка отходят назад и стараются быть вполне себе адекватными. Выясняют отношения, пытаются общаться, да?
Но Танди однозначно не был нормальной личностью. Да, он определенно был способен на разговор, возможно даже на выяснение отношений. Но он не делал этого так долго... Когда он в последний раз видел крупных хищников? Ах, да... Что-то такое он припоминал.

В джунглях наткнулся на черную пушистую раздолбайку. Решил сделать доброе дело - вывел ту из джунглей. Но, как известно, добрые дела наказуемы, поэтому мне "посчастливилось" повстречать давнего врага. И провести остаток дня в страхе и максимально ужаснейшем настроении. То и дело оглядываясь назад, ожидая, что в любой момент на меня могут напасть и убить. Будто я и без этого не был тем еще параноиком.

И стоило этим воспоминаниям промелькнуть в голове Танди, как тот... Помчался обратно в сторону джунглей. И Танди вряд ли можно было обвинить в таком поведении, наоборот, все было вполне логично.
Все львы, когда-либо обитавшие в этих местах, были бандитами, убийцами и кончеными мразями. Танди хоть и имел белую шкуру, но был далеко не ангелом, однако даже его в сравнении с этими типами можно было вознести до разряда святых. Поэтому ничего удивительного в том, что он и эту львицу принял за одну из них, не было. Шатался же где-то по округе тот усатый урод, в то время как Танди уже думал, что всей этой преступной оравы и след простыл.
А рык незнакомки оказал ей медвежью услугу, потому что мгновенно был интерпретирован как признак агрессии. Ну не до анализа ее поведения льву было, слишком он был напуган таким внезапным появлением. Может Кхикиза и ожидала разглядеть лик того, кого умудрилась перепутать с камнем, но разглядеть ей предстоит только его худощавый, костлявый белоснежный зад.

Отредактировано Танди (7 Фев 2017 18:07:44)

+2

85

Кхикиза рассчитывала на две вещи: драку, которую завяжет внезапный незнакомец, и знакомство, которое определенно начнется с громкого "Успокойся!" Но ни того, ни другого львица не дождалась, так как белый лев, коего подросток из-за яркого света посчитала камнем, развернулся и понесся в сторону зарослей, сверкая пятками, откуда буквально минуты три назад выбежала сама Кхи. Вот и познакомились. Кхики вмиг угомонила свой пыл, поняв, что спугнула, несомненно, интересного индивида. Которого она в итоге, правда, будет подкалывать насчет того, что он малость струхнул. Ну, как малость! Судя по тому, с какой прытью тот понесся в джунгли, то струхнул он как следует.

- Стой!.. - как-то по-обиженному воскликнула Кхикиза, выбежав из воды и, не успев отряхнуться, кинулась вслед за незнакомцем. - Стоять, бояться!!!

В обычной ситуации она бы начала дико ржать с того, что её напугались, но тут-то ситуация была явно с изюминкой. Например, Кхики ни разу в жизни не видела белых львов, да и львов в общем за последний месяц. Думала уж, что все от чумы попередохли, настоящий апокалипсис и безысходность, а тут встречается такая особа с белоснежной задницей, которую среди деревьев и зелени выследить было ну очень просто. Брать наизмор этого камня-путешественника Кхи не посчитала хорошей идеей, так как сама после недавней пробежки слегка запыхалась, а тут ей предлагают опять бежать, так и не успев по-нормальному отдышаться.
Поэтому, немного вспомнив местность, по которой бежала сама, львица решила подрезать преследуемого ею индивида, но проблема теперь заключалась в том, что она не знала точную его траекторию мнимого спасения собственной пятой точки, а примерно потому плюнула на всё и положилась на авось, полагая, что беглец будет придерживаться этой тропы между деревьями, которая, судя по воспоминаниям недавней пробежки, не имела огромного количества ветвлений. Кхикиза резко свернула в другую сторону так, что аж чуть не упала, но всё-таки смогла удержаться, спасибо когтям, и поскакала по своему импровизационному пути. Но при всем этом морда у львицы была, как у самого настоящего профессионала! Зная ситуацию, даже немного смешно становится.

Продолжая захватывающее преследование, Кхи уже порядком устала, пусть и незначительно, но, услышав рядом, такого же бегущего темпа шаги и блистающую среди деревьев белую шкуру, воспрянула духом и чуть-чуть поднажала. Убедившись в том, что она на достаточное расстояние обогнала незнакомца, чтобы не он сбил её, а она его, львица выскочила на его путь, преградив его, и прыгнула на белошкурого льва с тем же самым "Стоять, бояться!". Вы только поглядите на него, кажется, сейчас глаза на лоб полезут!

+2

86

Когда уже было показалось, что все позади, оказывается, что все только начинается.
Танди не думал ни о чем. Напуганный, он мчался со всех своих длинных лап туда, куда только и глядели его янтарные глаза. Песок разбрасывался во все стороны, забивался в шерсти и сильно раздражал, но то было пустяком по сравнению с настоящей угрозой в лице внезапно атаковавшей его бандитке.
Сердце билось так сильно, что казалось, оно вот-вот вырвется из груди и побежит куда быстрее самого Танди. В голове мелькали ужасные картинки из прошлого - другие встречи с членами банды Пингвина, редкие встречи с их жертвами, ведь мало кто, столкнувшись с преступником из этой банды, выживал.
Однако из-за этих же самых флешбеков Танди и не заметил, что львица уже давно его не преследует. Его взгляд быстро метнулся назад, и когда лев не заметил преследовательницы, он на секунду почувствовал облегчение, которое буквально через мгновение превратилось в панику.
- Где она?!
Танди замедлил ход и принялся беспокойно оглядываться по сторонам. Ему хотелось было принять привычную ему тактику - прижаться к земле и затаиться, ползком убираясь куда подальше, однако он просто напросто не успел этого сделать, потому что львица опередила его.
- Стоять, бояться! - её громкий возглас настолько перепугал Белого, что тот даже не сообразил, что можно и сейчас убегать. Его разумом завладели несколько другие инстинкты. Если раньше самосохранение проявлялось в том, что он мчался так, что из-под лап аж искры виднелись, то когда путь к побегу был прегражден, он попытался атаковать своего обидчика. Редко Танди поднимал лапу на кого-либо, кроме добычи, но сейчас, похоже, действительно был один из таких исключительных моментов.
Танди даже особо не целился. Он ударил где-то на уровне морды Кхикизы, не надеясь попасть никуда, однако удар наверняка пришелся бы ей по щеке. Единственное, на что Танди сейчас действительно надеялся - этот нехитрый манёвр отвлечет преследовательницу, и самец сможет воспользоваться моментом на побег и укрытие. Ибо по-другому он выживать не умел, а драки, особенно с закоренелыми преступниками, - явно не его конек.

+1

87

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

БМ

http://s2.uploads.ru/zwyQ5.png

Танди атакует Кхикизу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+4

Бросок

Итог

3 + 4 = 7

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Танди лишь сотрясает лапой воздух

+1

88

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Малиша уткнулась носом в холодное окровавленное тельце своего малыша и принялась горько и громко плакать. Она жалела и ненавидела себя одновременно. Она ненавидела убийцу своего единственного сыночка. Она ненавидела того старика, что сказал ей идти сюда в поисках "чего-то". А вдеь умным и мудрым считался старик, чтоб его... Она ненавидела эту жизнь.
На некоторое время львица замолчала, вдыхая запах своего ребенка и пытаясь внушить себе что-то невероятное - а может, это все только страшный сон? Или чья-то совершенно идиотская шутка? И тогда её сынуля уже совсем скоро проснется, как и она сама. Нужно было просто немного подождать, или же подтолкнуть его к жизни...
- Извините, - и тут Малиша встрепенулась и напугалась. Её покрасневшие от слез глаза в удивлении расширились и уставились на своего сына, а из груди послышался хриплый сдавленный голос:
- Малыш?!..
- Вам... - ах, как же она была глупа и наивна! Голос этот не принадлежал её сыночку, а скорее шел откуда-то спереди. Когда её взгляд поднялся, Малиша увидела перед собой львенка, и тут её сердце чуть не разорвалось от боли и счастья одновременно. Надежда и материнское чувство говорили ей - вот он, твой сын, совершенно здоров и жив, без видимых царапин и крови. Но холодный бесчувственный разум подсказывал, что все не так, и что пора бы уже смириться со своей судьбой, но разве Малиша могла его послушать? После всего того, что ей пришлось пережить - вряд ли, - Вам помочь?
- Вафу... - тихо сорвалось имя с её губ, в то время как львица, практически не моргая, уставилась на появившегося перед ней львенка. Ну только гляньте, разве это не подарок судьбы? Такая же прелестная золотистая шерстка, такие же зачатки рыжей гривы на макушке и такие красивые голубые глаза, смотрящие на неё с самым искренним беспокойством на свете. Беспокойством, которое страдающая самка сейчас интерпретировала как любовь и заботу, - Вафу, мой милый... Ты жив. Ты правда жив, мой малыш!
Не выдержав, Малиша поднялась на лапы и хотела было уже побежать обнимать Каспиана, но её остановил звук перекатывающегося по песку тельца. Она замерла, по-видимому, осознавая что-то. Взгляд её голубых глаз медленно перешел с живого львенка на грязную бездыханную тушку - её настоящего сына.
- Ничего не понимаю... - искренне пробормотала львица, глядя то на своего родного сына, то на воображаемого, - Вафу... - она обратилась к Каспиану, - Это ведь и правда ты? Малыш, я твоя мама... ты меня помнишь?
Малиша уже не понимала, что творила - настолько она была убита горем. Она медленно подбиралась к Каспу, её тусклые глаза были полны надежды, которая, к сожалению, потихоньку угасала.
- Вафу... - дрожащим голосом повторила она имя своего сына, в то время как лапа львицы тянулась к плечу львенка. Она аккуратно коснулась его.
Такой тёплый... Сынок. Любимый сыночек. Совсем не холодный. - успокаивала она себя, а слезы вновь полились из заплаканных глаз. И плач этот только усиливался, ведь львица прекрасно видела, что малыш перед ней - вовсе не её. Да, общие черты были схожими, но как только она вблизи разглядела Каспиана - эти квадратные черты морды, странные темные пятнышки на бакенбардах и по всему телу... Он был слишком взрослым для её Вафу, и слишком чужим. Малише стало так стыдно и тошно с самой себя, что она, словно громом пораженная, отпрянула прочь от Каспиана, упав на песок, прямо возле своего настоящего сына - давно погибшего в зубах беспощадного преступника.
Она вновь расплакалась, когда осознание безысходности настигло львицу. Её горло уже болело от завываний, а глаза, казалось, вот-вот все выплакаются, и она навсегда останется слепой. Она не реагировала больше на Каспиана, отбрыкивалась и извивалась в конвульсиях, готовая причинить себе столько физической боли, сколько ей потребовалась бы, лишь бы заглушить боль в её душе и сердце.
Наконец, она вновь замолчала - так же резко, как начала свою истерику. Мысль, уже давно не покидавшая голову Малиши, кажется, обрела наибольшую силу именно сейчас. Словно злобный дух нашептывал ей эту идею и промывал мозг, и сейчас, когда она была совершенно беззащитна, эта мысль казалась самке "единственным разумным выходом".
- Пошли, малыш... - тихонько сказала она скорее бездыханному тельцу, чем Каспиану, после чего аккуратно подобрала мертвого Вафу в зубы и поволокла себя вдоль побережья. Периодически запиналась, падала, но поднималась, ведомая своей финальной целью.

→ Скалистый утес

+1

89

Конечно атаковать в лоб убегающего сломя голову льва было не лучшей идеей, но разве эти самые "лучшие идеи" хоть раз приходили Кхикизе в голову? Бьюсь об заклад, что нет. Слава небесам, что эти белоснежный лев с песчаной львицей не столкнулись лбом ко лбу, а то бы дела обстояли куда хуже. Зато оппонент смачно так замахнулся на Кхи, пока та с перекошенной от раздумий, что делать дальше, мордой стояла, как вкопанная, после приземления на все свои сильные четыре лапы. И снова восхвалим чудесные голубые небеса за то, что незнакомец сумел промазать при том, что стоял впритык к своей преследовательнице.

- ЭЙ! - почти рычащим тоном вскрикнула молодая львица, услышав да увидев, как когти белошкурого царя длинноногих просвистели около её и так надорванного у основания уха.

Возмущению подростка не было предела! Не хочет здороваться так ещё и дерется, каков нахал. А вот то, что она сама же через него прыгнула да погналась вслед, Кхикиза, наверное, упустила из виду, а потому будет продолжать считать себя правой. Вот такая прекрасная женская логика творится в голове Кхи. Должно быть, она прямо сейчас негодует, бунтует, возмущается, вскипает изнутри. Да только на драку настроения совсем нет. Вот, прямо совсем! Хочешь со львом поговорить, а он лапами на тебя машет. Тоже мне, воспитание. Что-что? На себя посмотреть? Хорошая идея. Делать этого я, конечно же, не буду.

- Если я вдруг начну тебя дубасить, то это будет твоя вина, потому что лапами махать начал ты! - по-детски надула щеки наша бунтарка, устремив свой искренне недовольный взгляд на белого незнакомца. - Думаешь, если ты такой длинноногий, то тебе всё можно? Черта с два!

Послушав такие высказывания этой особы, то можно было сделать прямой вывод о её возрасте. Достаточно взрослая для самостоятельных жизни и решений, но совсем ещё ребенок в плане логики о простых вещах. Кхикиза ведет себя отнюдь не как ребенок, но лишь в те моменты, когда она чувствует, что детям тут не место. А в остальные моменты мы видим годовалую оторву, вместо почти двухлетней зрелой самки, которая любит пустить когти в дело чуть ли не в каждый серьезный спор с теми, кто ей не по душе пришелся. Сейчас у неё такого желания, видимо, не наблюдалось.

+2

90

Каспиан наблюдал страшное происшествие, коих раньше он не видел. Подросток смотрел на маленького львенка, лежащего перед львицей, потом переводил взгляд на незнакомку. Это давило на него, становилось плохо. Каспи никогда не видел, чтобы кто-то так сильно переживал из-за смерти своего ребенка. Вирта потеряла мужа и дочь, но она не показала виду. Старалась не показывать, ведь у нее остались еще дети. А у этой незнакомки, похоже, не было никого.
- Вафу, - откликнулась львица, смотря на Каспиана. Подросток уставился на нее не понимающим взглядом. Была ли у него паника? Нет. Он просто удивился. Наверно, она что-то перепутала. - Вафу, мой милый... Ты жив. Ты правда жив, мой малыш!
Львица поднялась и, казалось, вот-вот побежит на встречу Каспиану, но тут ее остановил звук тела, перекатывающегося по песку. Она посмотрела на маленькое тельце своего ребенка.
- Вафу. Это ведь и правда ты? Малыш, я твоя мама... ты меня помнишь?
Каспиан немного ошарашенно смотрел на львицу, но внутри все сжималось от боли. Он понимал, что произошло и понимал, что она приняла его за другого. Но разве не будет ей больно, если разрушить ее последние надежды? Ведь разумные существа не могут жить без надежды, которая будет побуждать их двигаться дальше, не останавливаться на одной точке, не заканчивать жизнь в каком-нибудь темном месте. Разве Касп мог отобрать надежду у страдающей львицы, разве мог он сказать ей, что он - не ее сын, что он простой прохожий, а ее Вафу не вернуть. Он умер. Ушел навсегда...
- Вафу...
Каспиан хотел кивнуть, хотел сказать, что да, вот он, ее сын. Только не убивайтесь так, милая леди. Но разве мог кто-то чужой заменить ей ее малыша? Разве мог кто-то помочь ей забыть эту боль, исцелиться? Может быть... Но Каспиан опоздал, львица отпрянула от него, упала на песок рядом с тельцем своего львенка и залилась горькими слезами.
- Не плачьте, тише, - только и смог проговорить Каспиан, а у самого наворачивались слезы на глаза, а сердце готово было разорваться на части от ужасного чувства беспомощности и жалости. Жалость - ужасное чувство, как по отношении к кому-то, так и к себе. Каспи резко захотелось взять и обнять эту львицу, сказать, что все будет хорошо, взять ее в семью. Подросток был уверен, что Вирта не откажет. И львица сможет играть с братьями и сестрами Каспа. Да, это не поможет ей полностью залечить ее рану, но она хотя бы сможет заботиться о ком-то, а дети с радостными воплями скакать по ней. - Все будет...
Но львица не реагировала на слова подростка, она была погружена в свое горе. Как хотелось Каспиану закричать, сказать, чтобы она посмотрела на него, забрать ее с собой.
- Пошли, малыш...
Львица поднялась и подобрала своего львенка. Каспиан последовал за ней. Каждый раз, когда она падала, подросток подбегал к ней, желая помочь, но она вставала самостоятельно. Каспиан уговаривал ее пойти с ним, он просто умолял ее.
- Я помогу, пойдем со мной.
Но не было ничего. Тишина. И лишь гулкий стук сердца в ушах. Каспиан должен был исправить ситуацию во что бы то ни стало.

→ Скалистый утес

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Песчаный берег