Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Большие водопады


Большие водопады

Сообщений 1 страница 30 из 69

1

http://se.uploads.ru/XebCW.png

Высокий водопад, срывающийся в туманную расщелину, разбивается на несколько водопадов поменьше, образуя живописный каскад, тонущий в густом тумане и сочной изумрудной растительности. Здесь берет свое начало Тихая река, извилистой лентой протекающая у подножья Зеленых Скал.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к скрытности и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Тропический лес
Зеленые скалы

0

2

---------------- ) Зеленые скалы

Рико бежал достаточно долго.
Молча, сведя вместе брови на переносице, угрюмо глядя прямо на стелющуюся под лапами колючую, жесткую траву. Выпустив когти, юный принц ускорился, сменив размашистую рысь почти на галоп, желая поскорее оказаться как можно дальше от того места, где он, как маленький, устроил брату грандиозный скандал и наорал на него так, как только умел, вернее так. как даже не знал, что умеет. В груди все горело, то ли от неконтролируемой ярости, за то, что вечно в их семье все вперед задницей, то ли Рико злился вообще сам на себя... В конце концов Симба не стремился обидеть младшего брата, ни словом, ни делом, он просто... заботился о нем, потому что никто больше не мог позаботится о Рико - все, кого он когда-либо знал, оказались далеко отсюда. Слишком далеко... Они отгородились от принцев стеной, которую те не в силах сломить, да и не захотели бы - уж слишком там опасно для них теперь. Они должны заботится друг о друге. Опекать друг друга. Но черт возьми сколько уже можно?! К чему такая маниакальная забота? Он не может и шагу ступить, чтобы его брат не начал читать ему нотации, длинною в многие километры, и это если не сказать раздражало... Жутко бесило! Исходящий злобой Рико зажмурив глаза и наклонив взлохмаченную голову вниз, яростно таранил ею все встречающиеся ему на пути кусты, в итоге собрав на себя весь сор, в качестве нелепых украшений: листья, обломки веток, торчащие из черных спутанных прядей гривы...
  Но его это ничуть не волновало - проломившись сквозь заросли лопухообразных растений, тяжело дыша, с вытаращенными глазами, словно за ним гонится по меньшей мере целое стадо буйволов, юный самец резко затормозил прямо на краю поляны, взрыв когтями слой дерна и подняв в воздух клочья земли с мелкими травинками. Он оказался у низов огромного водопада... Так близко, надо же. Рико задрал голову вверх прищурившись от мелких брызг оседающих на морду и поджал губы. Он уже давно слышал звук падающей воды во время своего сумасшедшего бега, но не подумал, что оказывается, тот так близко от него. Здесь почти все тонет в влажном молочном облаке, окутывающем весь ступенчатый каскад... И хотя юнец стоял довольно далеко, от ниспадающей в начало реки уходящей куда-то вдаль, воды, весь берег накрыло в мерном шуме падающих капель с верхов. И этот гул... успокаивал? Да, пожалуй. Кто-то бы непременно пожаловался, что здесь кажется слишком шумно, но для Рико эти шумы казались просто родной тишиной, которую ничто не нарушало. ничто... чужеродное... Ничьи голоса... Недовольные, спокойные или насмешливые. Ничье присутствие не могло испортить умиротворенное состояние молодого льва, пока он так вот стоял, запрокинув морду к небесам, темным, как глубины океана и просто наслаждаться... своим одиночеством сейчас. Черногривый приоткрыл глаза, задумчиво глядя двумя зелеными полосками в подернутое серебристой пеленой брызг небо над головой. Жаль, что отсюда не видно звезд.
С тяжким вздохом опустившись на каменистый берег, возвышающийся над безостановочно журчащим озерцом образовавшимся вокруг водопада, Рико свесил с края лапы вниз, и уложил на них морду, глядя на  рябую водную гладь, угадывая в ней свое собственное отражение - кривое, расплывчатое, смешное подобие льва, косматое и с тонкими лапками-спичечками, а хвост свешивался в отражении вообще непонятно загогулиной. Это вызвало широкую ухмылку, не на долго растянувшую угрюмо сжатые в нитку губы, и зеленые огоньки глаз вспыхнули из под приопущенных век. В конце концов... чего он хотел? Его брат считает, что вокруг одни враги, и это... это печально! Очень печально! И это вовсе не так. Это не может быть так! Зачем, Симба косит всех под одну гребенку? Ну хорошо... Если он так считает, что никому нет веры, значит Рико должен остерегаться всех и каждого, да пожалуйста... Но только без  вечного присутствия рыжегривого рядом и слюнявых лепетаний в стиле "осторожнее братишка". Юнец тихо фыркнул и потянулся вперед, склонив голову над самым ребром своего лежбища, прямо за его пределы. Длинная челка едва-едва не касалась подрагивающей воды. Как сейчас, Симба бы непременно начал тащить его за кисточку хвоста ближе к деревьям, ну что вы, а вдруг любимый братишка упадет с такой высоты и намочит свою чудесную гриву. А, или еще хуже, заработает царапину, а то и ужас, раздерет себе весь нос! Тут кронпринц просто не мог сдержать ироничной усмешки во всю ширь.
В принципе одиночество - это совсем не плохо!
Поднявшись на лапы, уронив в "большую лужу" несколько камней, Рико неспешным шагом направился по тропе вперед, вернее по узкой кромке навеса над  бассейном, уходящей вверх, к самым истокам... откуда начиналось все это завораживающее взгляд чудо. Вода, живительна влага, море зелени, все, чего он с детства был лишен в своем бывшем доме. Но не это ведь самое страшное. Что его окружало с младенчества? Враги? Камни не могут так ранить - если их в тебя не бросают те, с кем ты был от рождения. А кто знает, может Симба все-таки прав? Может Рико ждет снова страшное разочарование, в недалеком будущем, и чтобы избежать боли, лучше остаться наедине с самим собой...

Черногривый притормозил на пол-пути до вершины и вновь возвел глаза к загадочному небесному своду. Водяной туман все больше редел, открывая взору мелкие вкрапления звезд, усеивающих бархатно-синее покрывало, где-то там, очень высоко над ним. Юный лев замер, вытянувшись в струнку и подставляя морду теплому порыву ветра, вздыбившему слегка спутанные прядки гривы, выдувая из них все то страшное скопище мусора, заработанное им во время тяжкого бега от собственного отчаяния... - I know the sound of each rock and stone, - Тихо запел Рико, положив свою лапу на один из гладких, влажных камней прямо у края, и прихватил его когтями. Сколько лет они здесь лежат и никого не видели ни разу. Должно быть им хорошо жилось... одинокими? Что они могут ему рассказать о себе? Если бы камни могли говорить. - And I embrace what others fear, - Путь до верхов водопада не близок, дорога крута, и никто не сможет сейчас спустить его отсюда. Его личный путь...
- You are not to roam in this forgotten place,
Just the likes of me are welcome here, -
Только такие как он, могут идти этой тропой и ничего не бояться. Только те, кто хотят свободы. Кто не зависимы ни от кого. Но таких наверное просто нет... и он один.
Everything breathes
And I know each breath
For me it means life
For others, it's death
  ___
It's perfectly in balance
Perfectly planned
More than enough
For this lion

Рико пел, чувствуя, как природа вторит его одинокой песне, принимая его в свои объятия, огородив от внешнего неуютного мира. Все дышит, земля дышит, каждый камень дышит и внемлет его словам отчаяния и одиночества - этот укромный уголок принадлежит только ему, и никому больше, быть одному - его удел, его проклятие и радость одновременно. Природа не ранит, одиночество - защищает. Даже скользкая дорога, горная тропа перед ним, скользкая и извилистая, давала ему шанс, и только по своей неосторожности он мог упасть. Шанс, который никогда ему, никто не давал. У него никогда не было выбора - ступить, или остаться.  Всегда был лишь один путь, а ведь дорожек то много!
Юнец остановился на перепутье - теперь дорога раздвоилась, и одна делала поворот назад и в джунгли, вторая все еще вела вверх, став еще круче и опаснее.
  Он может идти дальше, и Рико делает прыжок вверх, с завидным упорством продолжая подъем, и все так-же с окрыляющей песней, эхом разлетающейся в стороны и тонущей в шуме водопада, который же и служил музыкой к ней:
Like every tree
Stands on it's own
Reaching for the sky
I stand alone.
____
I share my world
With no one else
All by myself
I stand alone!

Рико теперь сомневался, что кто-то ему вообще был нужен, кроме этих звуков вокруг. Он почти достиг вершины, и обернулся через плечо, глядя низ, словно оценивая, насколько высок был его подъем. Он оставит свое прошлое позади. Он не вернется. Он не хочет освежать каждый день в своей памяти неприятные ему картины и постоянно слушать напоминания Симбы о том, что произошло. - Мне никто не нужен. - Громко, четко, словно его брат находился прямо тут, рядом, произнес юнец, утвердив свое решение, все-еще устремив глаза в низы рокочущего каскада. - Я останусь один. Сам с собой. И я ни в ком не нуждаюсь. - Рико закрыл глаза и склонив голову двинулся дальше, отчаянно рискуя сорваться с края, он уже слышал переливчатый щебет птиц в роще на плато, откуда начинался водопад, он сумел различить треск сучьев множества деревьев, окружающих это райское местечко полукругом, и все это с шумным падением воды звучало музыкой к громкой песне:
I seen your world
With these very eyes
Don't come any closer
Don't even try
___
I've felt all the pain
And heard all the lies
But in my world there's no
Compromise

Хватит с него лжи. Хватит боли.
Like every tree
Stands on it's own
Reaching for the sky
I stand alone
___
I share my world
With no one else
All by myself
I stand alone!

Рико распахнул веки, оказавшись на самой вершине, куда он так стремился, и глубоко вздохнул полной грудью, усталыми, осторожными шагами меряя еще один берег, теперь уже тот, откуда низвергались вниз потоки, ударяясь о камни. Он не решался идти дальше, в чащу джунглей, вокруг этого места. Он прошел достаточно...
All by myself
I stand alone

Он видел не так много в своей жизни, но сейчас, находясь так высоко, ему казалось, он видит весь мир. И где-то там, за этой пышной растительностью внизу. За пустыней, в которой погибло много  животных, там... лежит его вотчина, в которую он возможно никогда не вернется. Теперь он решил. Он не вернется. Слишком много боли... слишком больно... Одиночество и покой:
All by myself
I stand alone*

- "Прости мама, я не вернусь домой," - Сомкнув губы на последних словах, подумал про себя зеленоглазый, и свернувшись калачиком под сенью раскидистого зеленого куста, бросив прощальный взгляд на подмигивающие молчаливые звезды, устало прикрыл веки.

---- персонаж спит ----

+8

3

-------------------------------|НАЧАЛО ИГРЫ|-------------------------------

Судьба способна очень быстро
Перевернуть нам жизнь до дна,
Но случай может высечь искру
Лишь из того, в ком есть она.
(И. Губерман)

Водопады. Могучие стены состоящие из миллиардов водяных капель, стремительно уходящих в подножие склонов, бурлящей, словно вскипающей от трения с воздухом, затуманенной речной мгле. Величественное великолепие берущее своё начало из множества притоков, сливающихся в итоге в единое совершенно независимое целое. Там, внизу, у самого подножья этих бушующих громкой жизнью столбов, против течения реки, по орошённой алмазными брызгами траве шагала молодая белая львица. Путь её был далёк, и прежде чем попасть сюда, в эти богатые свежестью и сочной зеленью места, Эше пришлось протопать через просто невероятное количество преград и невзгод. И сейчас, шагая по этим живописным природным окрестностям, она чётко была уверенна в том, что это просто судьба в качестве награды подарила ей возможность здесь находиться. В блаженном состоянии Эше любовалась здешними пейзажами, там, откуда она была родом, таких мест встретить было нельзя, и львица была вдвойне рада тому, что решилась на отчаянный шаг и покинула родительское логово.
- Только ради этого! - бодро произнесла она и вдохнула полную грудь воздуха. - "Здесь бы и жила всю жизнь." - подумала львица про себя. Но не могла она долго сидеть на одном месте, ею всегда двигали одни и те же слова: "А что же находится там, дальше?!". По ту сторону джунглей или на другом берегу реки, как и теперь, Эше очень хотела узнать, что же ждёт её на самой вершине водопада, шум которого с каждым вторым шагом становился всё громче и громче. Быть может какая-то судьбоносная встреча или море замечательных и незабываемых впечатлений от местной красоты? Как говорится: "Не проверишь - не узнаешь!"

- ВОТ ЭТО ВЫСОТА! - громко и восторженно произнесла Эше. Взгляд её плавно перешёл наверх, по мере того как как она задрала свой маленький нос и прижала к голове уши. Здесь, рядом с водопадами, львица не слышала и собственных мыслей. Ну, как можно было сосредоточиться при таком шуме?! Хотя, эти возмущения были для неё напрасными, так как, независимо от своей силы концентрации, по природе нулевого уровня, неуклюжесть и рассеянность не оставляли для сосредоточенности никакого места в её мохнатой голове.
Кошка неуверенно ступила лапой на выступ, для начала необходимо было проверить устойчивость. Прекрасно опасно. Эше сделала уверенный прыжок и начала осторожно карабкаться ввысь по склону.

Фактически вся первая половина пути оказалась для неё легко преодолимой, львица старательно взбиралась по выступам, цеплялась зубами за торчащие из почвы ветки, в общем, тянулась всеми силами, мысленно опасаясь оступиться в любой момент. И вскоре, к несчастью, этот страшный момент настал. Всё произошло очень быстро, львица даже не успела толком понять, как это случилось. Она осторожно переставляла лапы по узкой скалистой тропе, как вдруг под ноги попался скользкий от капель воды край, и вот она уже висела задней лапой вниз, а вторая не теряя времени стремительно "погналась" вслед за ней, утянув за собой заднюю половину туловища львицы. Адреналин накрыл Эше сокрушительной волной, мотор в груди завибрировал так, что гудение его отдавало прямиком в уши, напрочь заглушая шум водопада и вселяя жуткий страх в её бедовую голову.

- НЕТ! НЕТ! НЕТ! Только не сейчас! НЕТ!!! ДАВАЙ ЖЕ! ДАВАЙ! - в панике кричала на себя Эше в мыслях. - Я СМОГУ! - продолжала она, суматошно цепляясь когтями за окаменелый выступ. Можно было представить себе её состояние, когда не чувствуешь под ногами никакой опоры, а пустота и сила притяжения тянет тебя вниз, на самое дно... Иногда в неизвестность, это скорее по причине отсутствия опоры моральной, она вселяет в душу пустоту, а иногда в очень даже огромную известность, как сейчас, она лишает покоя, вселяет вселенский страх и заставляет работать организм на уровне инстинктов и рефлексов. Эше осознавала лишь то, что земля находится от неё на расстоянии нескольких десятков метров, и что если она сейчас что-нибудь не сделает, то вскоре её загнившее на земле тельце станет прекрасной прикормкой каким-нибудь, лишённым всякого стыда гадам- падальщикам. Но удача, как всегда, оказалась на её стороне. Из последних сил львица сделала решающий рывок и закинула на выступающую тропу одну из своих свисающих задних лап. 

- ДАВАЙ ЖЕ!!! - басом взрычала кошка, наконец-то перевалив свою "висячую" половину тела на твёрдую поверхность - долгожданную и желанную опору, к которой она на протяжении этих кошмарных трёх минут стремилась изо всех своих львиных сил. Перед глазами вся жизнь пролетела, от рождения и до настоящего момента, за последние несколько недель Эше пересматривала этот "фильм" несколько десятков раз и так и не извлекла из всего происходящего ничего полезного...
Вздох и ещё раз вздох, затем глубокий... пытаясь восстановить дыхание и унять участившееся сердцебиение кошка разлеглась на выступе лапами кверху, перед глазами всё плыло, мысли о том, что она могла умереть вызывали мурашки и головокружение... Придя в себя Эше не сразу продолжила свой путь, львица аккуратно перевернулась на живот, и высунулась головой с обрыва, чтобы ещё  раз удостовериться в его могучей высоте.
- ЭЙ!!! - крикнула она вниз и усмехнулась: "Не на ту напали, лихие и внезапные обстоятельства!" - Да, это просто великолепно. - прошептала Эше, судьба бросила ей вызов и она вновь одержала над ней победу! - Но если бы я упала... - кошка нахмурилась и фыркнула. - Было бы оОочень стрёмно...
После этих, не очень-то адекватных рассуждений Эше вновь направилась вверх, но на этот раз почти ползком.

Вскоре сердце юной львицы возликовало - она победила!
Воздух на вершине, был совершенно иной, в тропиках чувствовалась влага, а здесь, даже несмотря на поток несущейся с обрыва воды, отдавало матёрым африканским зноем. Необходимо было проверить местность, мало ли кто здесь может находиться? А может быть кто-то уже следит за ней из-за кустов и вот-вот нападёт?
- А ну-ка хватит мне тут паранойи!!! - вскрикнула кошка и жахнула себя лапой по морде. - Соберись и двигайся дальше!
И послушав саму себя, она продолжила свой беспечный путь, необходимо было найти что-то съестное... или кого-то...

- Главным делом в нашей жизни может стать любой пустяк! - весело произнесла Эше, самоуверенно глядя перед собой. - Можем лазать, как мартышки... - роковая коряга, попавшаяся кошке под лапы решила подшутить над бедолагой. Эше несколько раз крутануло по пыльной земле и выкинуло с пригорка прямо в большущие зелёные кусты...
- Ну, а... можем.. и ни... каАак... - прокряхтела горе путешественница... она упала на что-то тёплое и мягкое, и... - ЖИВОЕ!!! - Мигом вскочив с места Эше быстро сдала на попятную с громкими словами извинения, при этом кошка ни разу даже не посмотрела на того, кого осчастливила своим весом, приплюсованным к силе ускорения и падения, а так же помноженным на силу тяжести, и, кажется, здесь даже играет роль сила притяжения...

Какой-то черногривый лев мирно спал под кустами, Эше надеялась, что он не станет топить её в реке за такую неуклюжую выходку в его адрес или звонко переламывать шейные позвонки.

-----
офф:
(большую часть поста на работе писала, так что извиняюсь, если что, за ошибки и содержание...))

Отредактировано Эше (5 Мар 2014 15:50:58)

+1

4

Шаткая дремота, неустойчивые, тревожные сны атакующие расслабленного льва, не позволяли ему нормально отдохнуть. Рико ворочался с боку на бок, сонно приоткрывая глаза, бросая недовольные взгляды на бурлящий водяной поток, отчасти осознавая, что при таком шуме, стоявшем вокруг, просто невозможно уснуть, и оставив эти бесплодные попытки, кронпринц с тяжелым вздохом в очередной раз перевернулся на другой бок, вытянул перед собой лапы и с тоскливым видом прижался к костлявым суставам подбородком, утомленно приопустив веки и молча, бездумно уставился куда-то в пышные заросли прямо над ним, образующие плотный, зеленый навес.
В тропических зарослях громко  свистели птицы, рядом галопом по веткам и лианам промчалось целое стадо мартышек, бубнящих что-то на своем собственном наречии, то справа скрипнет мясистый сочный лист, с влажным озерцом в чашечке, дрогнув и уронив молодому самцу на нос здоровенную каплю, то в отдалении звучно скрипнуло старое дерево, прожившее свой век и решившее с честью утопится, а потом с треском и грохотом застрять между камней, перекрыв воде путь к краю на что та яростно ворочала застрявшее полое полено, вызывая  тем самым у самца приступ мигрени. С покрасневшими белками Рико молчаливо пялился вдаль, дожидаясь момента, когда вокруг настанет благословенная тишина, кроме мерного звука падающей воды.
Но наверное даже не это не давало принцу спать - его усиленно терзали угрызения совести. До сих пор перед глазами вставали картины ошарашенной физиономии старшего брата, когда он на него вылил целый ушат собственного гнева и отчаяния, а затем как маленький львенок разобидевшись на всех и вся и сбежав куда подальше. Но как бы юнец не ощущал едкое, покалывающее "виноват" в груди, он не собирался возвращаться назад и извинятся перед Симбой. По крайней мере, точно не сейчас. Он не был готов к беседе с кем либо. Ни брата, ни Тесву, даже гепарда Ради, близкого приятеля Тесвы, рядом с собой он видеть не хотел бы. Вообще никого... Не то что бы его как-то уж слишком сильно угнетало собственное одиночество, оно было ему не впервые,  Рико долгое время и не знал о существовании других львов кроме их маленькой холостяцкой компании на этом райской уголке... И последняя встреча, жестокий протест брата, доказала  ему, что лучше бы он и вовсе не знал об этом. Мысли крутились вокруг странного прайда, который по словам Мигеля, Тулио и Арбеллы был отнюдь не маленьким. Он вспоминал разговор с подростками, и тут же переключался на поначалу гневную, затем испуганно-ошарашенную морду брата и снова и снова испытывал болезненный укол. - Да пропади оно пропадом, - пробурчал юнец себе в усы и сильнее свернулся в "бублик", зарывшись физией в собственную гриву на груди и обхватив морду обеими передними лапами. Спать... спать... спать...
И только он начал заново проваливаться в черную безмятежность, как ему пришлось нова вынырнуть из крепких объятий Морфея, который так старательно "окучивал" самца уже битый час, и на этот раз, вовсе не по причине тягостных дум, а потому, что на него кто-то хорошенько навалился сверху! Вытаращив зеленые фонари, и выпустив когти, Рико гулко треснулся о почву челюстью, звучно клацнув зубами, когда некто пыхтя и отдуваясь пытался с него встать, но вместо этого весело перекатывался "шариком" по рыжеватой шкуре юнца. От подобной наглости принц слегка опешил... - ЖИВОЕ!!! - Заверещало белое чудо отпрянув в сторону, и просто-напросто оглушив несчастного самца своим звонким воплем ему прямо в ухо.
Пока незнакомка с запинками старательно перед ним извинялась, бедняга Рико продолжал лежать, подняв голову с земли, прижимая к голове истерзанные криком светлошкурой органы слуха, и потирая лапой ушибленную скулу, забавно выпятив вперед подбородок. Недовольно нахмурившись, он пристально уставился на зеленоглазую балаболку с забавным чубчиком на лбу, и коротко, не слишком дружелюбно фыркнул в ответ на накатившую волну искренних извинений со стороны нарушительницы его покоя.
Серебристо-белая, хрупкая, с большими изумрудными зенками, невинно хлопающими ресничками, по-младенчески розовым, аккуратным носиком и гладким, прилизанным завитком, по природе своей кокетливо уложенным между тонкими, испуганно вскинутыми тонкими бровями. Интересно, как столь воздушное создание сумело подняться на такую верхотуру, не свалиться в клокочущую бездну, не разбиться о каменный порог... Как и сил то хватило.
- Ладно, ладно, - перебил он без умолку лепечущую "простите-простите" особу, едва заметно поморщившись и недовольно скривив губы, - ЛАДНО ... прощаю, только тихо. - Ох уж это непреодолимое желание посадить балаболку в это самое застрявшее между камней  дерево и спустить по водяным горкам вниз.
- Ты как сюда забралась? - негромко поинтересовался кронпринц, подавляя неконтролируемый зевок. Поспали.

+2

5

Эше долго соображала перед тем как основательно понять, что этот черногривый лев совершенно не собирается её трогать. Минуты три соображала (наверное из-за падения, хотя, в принципе оно было мягким) и всё это время активно, сидя на пятой точке, выпрашивала у него прощение, утрамбовав свою спину глубоко в кусты.
«- Прости, только не ешь!!» - стало её заключительной фразой, после которой она сумела различить среди своего жалобного завывания, пассивный голос льва. Ни угрозы, ни злости в его интонации Эше не заметила, это позволило ей немного расслабиться и начать соображать. Львица убрала с морды одну лапу, приоткрыв тем самым свой большой ярко-зелёный глаз. Он с осторожностью осмотрел львиный силуэт, что стоял напротив: крупный жёлтый лев, с чёрной взлохмаченной гривой и недовольной сонной мордой. Ещё бы. И кстати лев этот совершенно не выглядел так, словно был враждебно к ней настроен. После такого очень краткого анализа внешности незнакомца и его поведения, Эше окончательно расслабилась и наконец-то убрала с морды вторую лапу.
Она уж было подумала, что сейчас ей придётся тикать изо всех сил, в последнее время ей попадались одни только агрессоры. Подумаешь, случайно уронила чей-то обед с обрыва, и что теперь? Надо обязательно рычать и грозиться загрызть? На уме у большинства вокруг похоже что одна только жратва. Ну, наверное, кроме этого, он есть Эше не намеревался, у него в голове была видимо какая-то сонная каша.
- Я? Нууу... - замешкалась львица отведя в сторону задумчивый взгляд. - Я среди зелени гуляла, там, внизу... -  самка кинула взгляд в сторону, где река, встречаясь с обрывом, резко и стремительно уходила вниз, с глубоким шипящим шумом врезаясь в подножие холмов, на вершине которых в данный момент находились два незнакомых друг другу льва. - Ну, и мне захотелось подняться наверх, я соответственно залезла... - Эше замолчала и аккуратно "подтянулась" из кустов, оставаясь всё в той же сидячей позе. - Даже чуть не упала... - продолжила она своё повествование. - Но в итоге, видимо, судьба взяла своё и я всё таки... - львица горько вздохнула. - Упала. - Эше усмехнулась, взглянув льву в лицо с глазами преисполненными вины. - Ты уж меня извини, лады? Я не хотела тебя ушибить. Если хочешь, я прямо сейчас уйду. Меня, кстати Эше звать, а тебя? - последний вопрос львица задала чисто из предположения, что незнакомец всё таки не захочет, чтобы она уходила. Так, на всякий случай.

+1

6

Начало игры

Охота выдалась удачной, потому что Хонто возвращался с неё с набитым брюхом. Добычи хватило ровно настолько, чтобы наесться, да и зверек сам по себе никогда не отличался обжорством, брал ровно столько, сколько мог съесть. Запасов никогда не делал, предпочитал разминать лапы на охоте и прогулках. В целом, Хонто пребывал в хорошем расположении духа.
Занимался рассвет. Хонто, как и всё тигровые генетты, был ночным хищником и сейчас возвращался к себе домой. В Оазисе было тепло и безветренно и очень даже приятно, однако, из-за долгой ночи самцу было жарковато. Не критично, конечно, но пара или тройка глотков свежей воды никогда не помешает. Поэтому Хонто завернул к Большим Водопадам, самому ближайшему от него месту, где есть вода. Генетта передвигался по деревьям, цепляясь за ветки острыми когтями. При каждом удачном приземлении Хонто останавливался на несколько секунд и прислушивался к собственным ощущениям: все-таки, он был зверем осторожным и предпочитал разведывать обстановку перед тем, как двигаться дальше. Мало ли, кого можно встретить в Оазисе.
«Тем более, что гостей у нас прибавилось»
Хонто не считал Оазис исключительно своим местом проживания, просто столь внезапный наплыв различных животных был именно что внезапным. Самец не вмешивался в дела чужаков и был рад, что и они никому не мешают. Конкурентов на охоте не было, что доставляло дополнительную радость: драться каждый раз за еду… кому такое понравится?
Наконец, генетта достиг своей цели и мягко приземлился с ветки на землю. Снова осмотревшись, самец быстрыми шагами подошел к воде и сделал несколько мелких глотков. Выдохнув, Хонто широко зевнул и потряс головой. Потом почесал один глаз и ухо. Снова потряс головой. Хотелось лечь спать прямо здесь, но Хонто держался, понимая, чем это чревато.

0

7

После похода через пустыню с новыми друзьями Бокари был счастлив. Он уже представлял свою жизнь в клане, прайде или как его еще можно было назвать. Все эти планы на будущее, юношеский максимализм и оптимизм. Но потом все пошло под откос. Шимпанзе отстал от группы, а потом и вовсе потерялся. Бокари не стал догонять своих спутников, а просто пошел обратно домой. Почему? Потому что он нетерпеливый подросток, решивший, что никому и не нужен. Даже если Оззи и искал его, то точно не нашел.
Сам же Ари вернулся в оазис. Пересечь пустыню в одиночку было для него намного более сложной задачей, чем пересечь ее с попутчиками. Потребовались целые сутки, чтобы наконец коснуться ногами зеленой сочной травы. Его гнездо в лесу было разрушено, так что туда возвращаться смысла не было. Поэтому он направился прямиком к водопадам. Один из них был огромен и очень красив. Бокари решил поселиться у его подножья.
Построить новое гнездо было несложно. Оно было чуть больше и выше, чем ранее. Он зажил своей прежней жизнью: ел фрукты, общался с прохожими и спал. Много, много спал, теряя счет времени. Звучит немного удручающе. В один из многих дней подросток проснулся на рассвете. Хотелось пить, кажется, он не слезал с дерева уже сутки.
Бокари сладко потянулся, разминая затекшие мышцы, и потер глаза. «Надо пойти попить», - подумал он. Благо, вода была совсем рядом. Ловко перескакивая с ветки на ветку, шимпанзе спустился на землю и встал в полный рост, вдыхая свежий прохладный воздух. Он подошел к воде, зачерпнул в обе руки и вдоволь напился ледяной воды.
Сзади послышался какой-то шорох. На землю с дерева спрыгнуло странное маленькое существо. Бокари часто видел таких в лесу, но никогда не знал, как они называются. Он сделал шак в сторону незнакомца и дружелюбно улыбнулся.
- Привет, - кивнул шимпанзе. – Меня зовут Бокари.

+1

8

Хонто немного задумался. Это было нечто неопределенное и обрывистое, каждая мысль появлялась и испарялась в ту же минуту; зверек не мог сказать, о чем думает, потому что никакой конкретики не было. Словно он перенеся куда-то в другой мир, оставив тело в реальном. Возможно, сказывалось общее состояние.
Самец встряхнулся и повел ушами. Хонто не сразу заметил, что находился в локации не один. Это было настолько внезапно, что генетта развернулся немного резче, чем хотел. Инстинкты говорили, что опасности, как таковой нет, но из-за элемента неожиданности Хонто хотел как можно быстрей узнать «гостя». Незнакомец оказался шимпанзе. По правде говоря, у Хонто не было практики общения с данным видом обитателей Оазиса, поэтому он чуть насторожился. Генетта внимательно смотрел на примата. Тот первым нарушил тишину и представился. Это вывело Хонто из оцепенения. Уши генетты дернулись, а сам зверек вздохнул, постепенно расслабляясь. Шимпанзе вел себя вполне миролюбиво и дружелюбно. У самца было не так много друзей в Оазисе из-за того, что он сам редко к кому лез, а учитывая то, что генетты были ночными хищниками, то на охоте особо не заведешь новые знакомства. Тем не менее, Хонто не отказывался от возможности поболтать. Ещё не настолько поздно, чтобы сходить с ума из-за сна. Часом раньше ляжет, часом позже особого значения не играло.
- Здравствуй. А меня зовут Хонто.
Тигровая генетта выпрямился и обвил своим пушистым хвостом лапы. Ушки чуть подергивались, улавливали различные звуки. Хонто мягко улыбнулся, стараясь выглядеть дружелюбным.
- Рад знакомству.
Хонто встал и сделал несколько шагов к Бокари. По правде, ему было даже интересно поговорить с шимпанзе. Такую возможность никак нельзя было упускать. Генетта поймал себя на том, что если бы он первым увидел Бокари, то вряд ли бы стал завязывать разговор: просто попил бы воды и вернулся обратно домой. Никаких расхождений с планом не было бы.
- Впервые вижу шимпанзе так близко, - открыто и честно сказал Хонто. – Ты всегда так приветлив с незнакомцами?
Обычное любопытство, ничего больше. Прямолинейно, как и всегда. Зверек просто хотел почувствовать разницу в общении и отношении к окружающим.

0

9

Старт зэ гэми

Дело постепенно двигалось к зениту, если не уже, но Джитиджи не торопился лететь по делам. Коих на его плечах, как у любого смертного, конечно же, хватало. Пищеварение с самого утра ясно давало понять, что было бы отнюдь неплохо подкинуть ему немного топлива для работы; а вместо того, чтобы лететь к Рафики и узнать, по какой причине так много его сородичей ни с того ни с сего разбилось о землю, птиц осел здесь. Разумеется, не факт, что у мандрила найдётся для него ответ, но кто ещё приходит в голову, когда ищешь отгадку такого вопроса? Может быть, пернатому стоит посетить короля Скара? Да, давайте вместе посмеёмся.
Однако, друзья, как же здесь красиво и спокойно… Какое бессердечное создание посмеет не согласиться? Джитид наслаждался каждой минутой блаженного одиночества здесь, так близко от водопада. Его величие и мощь передавались птицу через шум падающей воды, поднимая настроение и боевой дух. На таком скромном расстоянии шум был довольно громким, но, как ни странно, он успокаивал нервы своего преданного созерцателя и даже голод притупился. Можете охнуть, но пернатый располагался здесь с самого восхода солнца и вывел из сна его всё тот же шум водопада. Сначала он открыл один жёлтый глаз, чуть осмотрелся. Осознав, что на его светлой голове сидит что-то маленькое и наглое, открыл второй жёлтый глаз. Органы чувств подсказывали, что совсем рядом с ним, за спиной и по бокам на ветках расселась стайка наглых и маленьких пташек. Ах, какое утро может быть лучше, чем утро, в котором доводится до изнеможения (не орланового) погонять маленьких, наглых пташек…
На нынешний же момент солнечного расположения Джитиджи славно устроился на крепкой упругой ветке одного из деревьев, волшебным образом стоящих на утёсе реки. Вид на водопад открывался первоклассный, хотя пернатый всё чаще предпочитал наблюдать за происходящим по ту сторону реки. Там постоянно что-то творилось, как масштаба жизни и смерти, так и чего-то попроще. По сторону реки Джитиджи наверняка тоже происходило много интересного, но он следил за этим лишь слухом, разве что на немного менее острым, чем зрение.
Когда-нибудь пернатому надоест, и он сорвётся с ветки, как самоубийца, полетит куда-нибудь, по своим невыполненным делам, однако до этого "когда-нибудь" ему ещё предстоит насидеться.

+1

10

С момента разговора с маленьким зверьком Хонто прошло уже несколько дней. Разговор тот был коротким, но занимательным. Бокари узнал немного информации о таких существах, как генетты, а собеседник о его жизни. Большие обезьяны редко общаются с мелкими животными, по причине боязни последних перед всем, что больше его.
Молодежь договорилась о том, что еще обязательно поболтают и разошлись по своим делам. Что касается шимпанзе, дела его были незатейливыми. Он достраивал свое гнездо, делая его крепче и устойчивей, ел фрукты и один раз даже охотился на какого-то мелкого грызуна, но та ускользнула раньше, чем мозолистые пальцы примата сомкнулись на его тельце. Ари не унывал, пока что ему хватало того, что он находил на деревьях.
Стоял жаркий полдень. Солнечные лучи падали на водопады, отражаясь бликами повсюду. В тени было хорошо и прохладно, но камни, что не касались воды, были обжигающе горячи. Но все это не волновало мирно спавшего у себя на дереве подростка. Он тихо похрапывал, прикрыв лицо рукой. Все равно, что уже полдень, все равно, что саванна вся уже живет бурной жизнью. Бокари некуда спешить, он может спать хоть весь день.
Но вставать когда-то надо. Шимпанзе открыл глаза и, проморгавшись, поднял голову. У водопадов все было как обычно тихо и безмятежно. Подросток сел и зевнул, потягиваясь и разминаясь. В животе заурчало от голода. Он огляделся по веткам, в поисках зрелых плодов.
- Бинго! - вскрикнул он, победно вскинув руки.
Через пару деревьев от него висел ярко-оранжевый фрукт. Названий примат не знал, да и не хотел. Главное - вкус и питательность. Ловко перекидывая руки и ноги с ветки на ветку, подросток оказался рядом с фруктом уже через пару секунд. Бокари вцепился в него и с легкостью оторвал от ветки. На вкус еда была бесподобной, он даже зажмурился от удовольствия.
Что-то привлекло его внимание. Он повернул голову влево и увидел стайку мелких птичек на ветке. Но они не вызывали подозрений. Левее... Левее... Его взгляд уткнулся в птицу побольше.
- Ой, - воскликнул шимпанзе и выронил недоеденный фрукт.
Подросток сразу же забыл о еде и уставился на птицу. Такие большие нечасто залетали к нему в оазис, да еще и так низко. Но Бокари точно знал, что это орлан. Он всегда мечтал пообщаться с одним из этих гордых птиц, которые с легкостью перелетают пустыню и видят много больше него. Орлан явно его не замечал, увлеченный чем-то за рекой. Шимпанзе перескочил на ветку поближе, так, чтобы оказаться в прыжке от птицы.
- Привет, - сказал Ари, да так громко, что стайка мелких птичек разлетелась, недовольно чирикая.

+1

11

Золотой сияющий диск путешествовал по чисто-голубому небосклону также лениво, как наш африканский орлан. Совсем никак. Только перья его временами колыхались от потоков ветра. Не сочтите сравнение Джитиджи с небесным светилом за себялюбие… А впрочем, обманывать – это плохо, детишки, очень, очень плохо. Не надо так делать. Особенно с родителями, какими бы вредными они ни были. А вот Джитиджи птица очень скромного полёта, очень. Такую вы вряд ли увидите в большой шумной птичьей компании. Это удел попугаев – без меры орать на весь белый свет о своих бренных заботах. О нет, орлан предпочитал развлекать себя действиями… Но чаще бездействием.
Какому существу будет не просто в радость, а по силам высидеть несколько часов на одном месте? Много знаете таких? ты не в счёт, задрот Да не провозгласят меня в наших кругах расистом, но это вопрос видовой принадлежности, и иногда, чуть-чуть, воспитания. А Джитиджи, можно сказать, достиг своеобразного мастерства… в этом своём деле. Простолюдину будет невдомёк, что же такое интересного может происходить за рекой. Ведь там, по правде говоря, ничего нет (простолюдином сказано). Но Джитиджи зна-ает, куда надо смотреть… Ах, и всё-таки навеивают эти живописные виды размышления, навеивают. Эти места как будто бы знать не знают, что творится за пустыней… Ещё одна пустыня, помягче? Там, конечно, уже льёт как из океана, но кто из здешних знает, что сейчас творится на землях прайдов.
Колесогрудый, могучестатный, поглощённый своими глубинными мыслями, но всегда бдительный пернатый почуял неладное. В конце концов, благополучие не может продолжаться вечно. Что-то надвигалось. Что-то большое. Волосатое и могучее… Вряд ли леопард осмелился бы забредать на такое отвесное дерево и уж тем более, вряд ли бы ему понадобится срывать что-то с его кроны. На короткое время инородные звуки за спиной прекратились, но это лишь больше насторожило крикуна. Кем бы этот пришелец не являлся, он не птичка, которую можно будет запросто прогнать, когда вздумается, этот экземпляр представлял собой потенциальную опасность для тонкой организации его орлановского уединения и, в конце концов, жизни… И тут раздалось это неуместное междометие. Нехорошее предчувствия опасности птица вдруг укатилось куда-то на почтительно далекое расстояние: насколько глуп или неопытен должен быть хищник, чтобы так неосторожно охотиться? Но незнакомец решил на этом не остановился. В голову его, видимо, прилетела блестящая мысль познакомиться…
О нет, только не это и только не сейчас. "Лучше бы он попытался меня съесть", – так уж вышло, что именно в этом месте именно в этот промежуток времени Джи наименее всего был настроен вести светские разговоры. Тем более, с незрелым юношей… Именно так заключил орлан из того короткого приветствия, что так эффективно разогнало ближайшую живность. Но только не Джитиджи, у того не было желания даже дёрнуться. Также птиц заключил, что пришелец скорее всего обезьяна, а значит, неизвестно ещё, насколько он стар или молод по меркам орланов-крикунов: "Эти приматы так долго взрослеют…" В любом и целом, так или иначе, окончательно заявляю, что птиц совершенно не был настроен устанавливать контакт. Неприлично долго мистер задранный клюв выдерживал молчание, своим бездействием вызывая подозрение в старческой глухоте… Или этого рода.
Но он всё-таки обернулся, вздохнув про себя. Осмотрел Бокари оценивающе и призадумался. Этот шимпанзе сейчас, мол, фруктами отзавтракает… Хорошо эти существа живут: всё, что надо, на деревьях висит, бери – не хочу. Главное – прямые лапы и, скорее всего, всё будет хорошо. Прямые лапы всем приматам необходимы… Обеспечение пропитанием у орланов происходит, конечно, куда искуснее. Заметить раньше, чем заметят тебя, долететь, ни во что, ни в кого не врезаться, схватить, не утонуть… Предпредпоследний пункт в данных условиях проблемно осуществим, поэтому Джи устремил взор обратно к реке. Наверняка там припеваючи ютится что-то разжиревшее от хорошей жизни, ласковых вод и незнания настоящих птичьих когтей. Опять же, бери – не… Нет, Джитиджи захотел. Ой, как захотел. Аппетит приходит во время трапезы соседа. Или закуску. Не суть дела!
Соскочив с точки опоры, не как резвый воробей, однако таки довольно небрежно и безрассудно, птиц камнем сиганул вниз. Но очень скоро, возможно, осознав не лучшесть идеи, выровнял положение и принялся лететь более-менее горизонтально. Перво-наперво было необходимо отдалиться от каскадного водопада, вода в этом месте была неспокойна, и заметить что-то представляло собой проблему. Птиц продолжительное время патрулировал эту часть реки, намотав круга два или четыре, готовый двинуться дальше по её руслу. Но этих мер не понадобилось, на поверхности воды появилось характерное колебание. Орлан отдал всё своё внимание сектору вокруг этого открытия и был вознаграждён: как минимум две рыбы имели смелость всплывать. Церемониться бывает очень весело, особенно если делать это умеючи, но сейчас пернатый не видел смысла в лишних телодвижениях; он плавно развернулся на n-ное количество градусов, сделал пару особенно сильных взмаха, продвинувшись выше и в то же время вперёд, и ушёл в пике, не растопыривая когти до наступления нужного расстояния.

Отредактировано Gtig (14 Янв 2015 08:38:05)

0

12

Львица ушла - и этим все сказано. Рико не стал задерживать эту эксцентричную особу, решив продолжить то, чем он занимался до ее прихода - спать! Смежив веки, принц продремал еще час, или два, под сенью пышной пальмы, совершенно не задумываясь о том, ищут ли его брат и лучший друг. Честно говоря - сейчас ему было плевать. Пускай хоть весь лес тропиков перероют, заглядывая под хвосты бородавочникам. К слову... потихоньку, но Рико начинал ощущать жгучий, ну просто зверский голод. Он и раньше планировал поохотится, еще до встречи с Тулио и Мигелем, и чем дальше, тем больше звучное урчание в животе ему мешало валяться в траве, в сладкой дреме. Рико морщился, шумно вздыхал, потягиваясь и поводя плечами, устраиваясь в своем гнездышке поудобнее, но разумеется, сытым он от этого не стал. Юнец напряженно облизнул клыки, и наконец, не выдержал, перевернувшись на живот, широко раскинув передние лапы. Задумчиво взглянув в сторону водопада, продолжавшего размеренно шуметь стремительно убегающей вниз по склону водой, юный принц поднялся со своего места, лениво разминая затекшие лапы, встряхнул помятой гривой, и сел, в легкой растерянности глядя поверх валунов, торчащих из пенящегося потока. Охота... надо спустится вниз. Стоит ли звать Симбу и Тесву на охоту вместе с ним? Юнец перевел взгляд на собственные лапы, выпустив когти и перевернул ближайший к нему камень, мелкую гальку покрытую плесенью изнутри... В сырой, рыхлой земле копошился огромный, жирный червяк.... Мерзость. Нет, это не для него. Это только его слегка тронувшийся умом братец способен быть таким гурманом по примеру своих жукоедов-приятелей. Рико эту ползучую гадость есть никто не заставит. Он решительным взмахом отправил булыжник в бурные воды.
Уже спускаясь вниз, по кривой, опасной горной тропе, юнец все же решился, для начала, найти своих друзей, и предложить поохотится всем вместе. Не то что бы он горел желанием видеть брата, тот чем дальше, тем больше подозревал... буквально все. Скоро он начнет бросаться на кусты, свеча фонариком под листьями вопя басом "Скар, я знаю, что ты там, выходи подлый трус!". Спрыгнув с последнего уступа на мягкий, зеленый покров поляны начинающейся прямо от порога дороги уходящей в водопад, Рико усмехнулся в усы, искренне надеясь, что когда-нибудь, а лучше сейчас, после того, как принц высказался братишке о его не достойном поведении, это параноидальное чувство покинет Симбу.
Черт, как же он ошибался...

-----) Малые водопады

+1

13

Бросок кубиков на атаку Джитиджи

http://i.gyazo.com/9e69850ef165393257517d0e7109a054.png
6+3=9

8-9 - 50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с  возможными легкими увечьями. Сюда относятся:
— несильный вывих или растяжение;
— неглубокие раны или царапины;
— легкие ушибы.


Неожиданный порыв ветра немного сбивает траекторию пика, корректируя которую, орлан задевает крылом воду, что отдаётся болью в плече. После такого манёвра сразу далеко улететь птиц не сможет, а сустав некоторое время будет напоминать о себе, однако Джитиджи успешно хватает рыбёшку, не самую крупную, но всё же, и избегает попадания в воду.

0

14

офф

разлить 7к из ничего? могу, не умею, практикую

Он снижался быстро и бесшумно, только воздух завывал. Разум окончательно очистился от мирской суеты: жизнь, смерть, голод, скука; даже тот шимпанзе, которого он так бесцеремонно покинул только что. Во вселенной существовал только ваш покорный слуга и эта несчастная жительница морей. Интересно, она или хоть кто-нибудь из её сородичей хоть когда-нибудь были в настоящем море? Или она считают таковым этот водоём, в котором до сего дня вела своё существование? Так, пустой холодный ум, да, точно… Но даже не в секундной отвлечённости было дело, просто это определённо точно была не его охота: новый поток воздуха застал нашего опытного рыбака врасплох, а в такие моменты, когда результат решается секундами, малейшим случаем, это неприемлемо. Водная гладь была слишком близко, и вернуть своё положение в выгодную сторону для птицы не представлялось возможным. Что же, жаль, однако не всё так плохо: ему даже удалось выхватить себе обед и не промокнуть по уши. Когда Джи задел крылом воду, его изначальная цель давно ушла на глубину по своим рыбьим делам, но в самый подходящий для орлана момент к поверхности всплыла другая чешуйчатая красавица, отнюдь не такая же крупная, но оттого не менее аппетитная. Один из когтей на правой лапе проткнул несчастной голову в самом нужном месте, ей уже не было резона болтыхаться в лапах смерти и подавать признаки что жизни, что сопротивления. Но это было больно. Не сама атака – удар крыла о воду… Да, именно удар. Не критично, но неприятно и всё случилось под неблагоприятным углом и скоростью.
Кое-как, с добычей в когтях, он доковылял до ближайшего камня по правую сторону реки, но оставаться долгое время на такой скользкой поверхности было нежелательно. А если уровень воды поднимется? Белоголовый аккуратно расправил пострадавшее крыло – ноет… Непорядок. Но не беда, хуже бывало. Джи решил, что за пару ничтожных минут в воду не свалится и приступил к тщательному и неторопливому разделыванию обеда, как бы непоэтично это не звучало. Обещаю, что выглядит это ещё менее поэтично. Особенно для так называемых детей моря…
Тем временем, пир пиром, а утрачивать бдительности орлан себе не позволял. Последний в жизни сюрприз может выскочить откуда угодно: с воздуха, от берега, из-под воды… Конечно, среди большинства (из тех осведомлённых об этом чудесном месте) бытует мнение, по вине которого они считают Оазис Раем. Однако эти личности, как правило, либо не жили тут, либо же находятся на значительной ступени пищевой цепочки. Джи не имел достаточной глупости и самооценки, чтобы приписывать себя к последним, а потому то и дело ворочал занятой головой, нет да прислушивался к шелесту листьев со стороны суши, образующей скалы.
Течение в этом месте было спокойным, но брызги время от времени беспокоили перья своими охлаждающими прикосновениями. Из звуков до пернатого доносились только крикливые россказни попугаев, в частности об одном развратном аро, и старый добрый шум водопадов.
Когда от рыбёшки прежней мало что осталось (в косметическом плане), птиц ослабил своё внимание от её манящего мяса и закрепил его на окружающих возвышенностях. Скалы по обе стороны реки были умеренно покрыты деревьями и другой растительностью. В то ещё дневное время облака лениво текли по светло-голубому небу и на этом фоне косяк младших сородичей орлана стройным рядом пролетал над этой расщелиной. Высоко, красиво… Придётся порхать на верх. Испустив вздох, полный чего-то противоположного воодушевлению, он ещё немного разработал потерпевшее крыло, надеясь предостеречь себя от внезапных печальных неожиданностей. Затем его левая лапа покрепче ухватила добычу, и крикун принялся набираться высоту зигзагообразным порядком, чувствуя, как его то и дело кренит вправо. Но, не взирая ни на что, он всё-таки добрался до желанного дерева, правда, до низкой ветки. Пристроив драгоценную рыбу в узком месте между ветвями, орлан внимательно посмотрел вниз: "Да, так определённо лучше". Но… недостаточно. Опытным взглядом Джитиджи понимал, что на эту позицию сможет без труда попасть тот же пресловутый леопард. Острая бдительность или старческая паранойя, решайте сами, а так как в древесной кроне ему особо не развернуться, птиц пришёл к не такой уж оригинальной, но опасной идее. Взяв первую попытку как пробную, он, пока что оставив съедобный груз на положенном месте, с весьма серьёзной физиономией принялся цепляться невыгодно изогнутыми когтями за ствол и не просто цепляться – продвигаться по нему! Однако даже поддержка крыльев не спасла от предсказуемой неудачи. Очень скоро плюнув на всё это дело, Джи взял в когти то, для кого они и предназначены с самого рождения – пойманную рыбу и отважно минуя всю ту боль в крыле, обогнул крону дерева, в итоге аккуратно усевшись на её верхушке, среди мягких листьев, под лучами солнца.
Здесь простилались виды отнюдь не такие же роскошные, как с прошлой точки наблюдения. Расположением деревце находилось пониже, да и большая часть обзора состояла из его пышной листвы. Зато это было отличным местом, чтобы поесть в спокойной обстановке и просто переждать самый нехороший период травмы. Хотите – верьте, хотите – нет, но он, то бишь, ваш покорный пернатый слуга, так и просидел здесь весь день, пока солнце не покинуло небосвод. Очень терпеливая птица. Очень ленивая птица… Разумеется, были и гости: кто-то всё крутился внизу несколько часов, ведомый ароматом выпотрошенной рыбы; потом ещё один… Что до первого, что до второго – подобная высота была для них непомерна. От рыбы остался один лишь скелет (за целый-то день), и эта крона отныне стала ей последним пристанищем. За время "госпитализации" Джитиджи не мог удовлетвориться одними видами да размышлениями, а потому даже вздремнул, и не раз... Между делом компания цветастых птичек, зовущихся щурковыми, донесли всем обитателям соседних деревьев, а заодно и нашему орлану, что у водопадов неподалёку собралась целая куча с маленькой тележкой самых разношёрстых хищников и все, кому, конечно же, было не лень или не занятно, отправились посмотреть. Джитиджи сделал убедительный вид, что ему лень и вообще он очень занят.
Излечение продвигалось полным ходом. Две прекрасные орлицы по оба бока заботливо кормили его ящерками, припечёнными под палящим солнцем… Ммм, аж хрустели. Малютки-пташки суетились вокруг, беспокоясь, чтобы орлану-крикуну было не слишком прохладно, но и не слишком жарко. Прелесть! Красота. Джи сладко прищурился, желая остановить мгновение. Вот он, рай – Оазис посреди безграничной пустыни. Но тут он открыл глаза… О сим и пожалел. Перед ним было гнездо. Самое огромное гнездо, какое орлан мог когда-либо видеть. Он даже не думал попробовать сосчитать все эти яйца, уютно располагавшиеся в этом гнезде… Боязливо он посмотрел на своих орлиц и их блаженные улыбки привели Джитиджи в ещё больший ужас.
А потом его глаза резко открылись, даже голова дёрнулась. Какого было его удивление, когда над головой было не голубое небо, а луна, сиявшая во всей своей красе. Хорошо прикорнул напоследок, ничего не скажешь… Крылья со спиной слабо ныли, ибо здорово устали без работы. Да и самому пернатому надоело это место – на свете что, красот больше нет? И даже не в этом было дело. Он давно опаздывал… Но даже так, Джи всё-таки хотел напоследок побывать в одном месте. После того, как размянув в качестве зарядки шею, что кости хрустели, он наконец-таки слетел с дерева и, постепенно поднимаясь над деревьями, отправился дальше. Крыло не пришло в норму до конца, но и не заставляло хозяина беспокоиться как раньше.

==> Малые водопады.

+1

15

----→ Начало игры<-----

Снова стало щипать в травмированном глазу, и красный от постоянного раздражения белок начал слезиться. Денту пришлось остановиться.

Можно лишь представить, каково это, когда глаз непрерывно находится под воздействием природных всплесков в виде слепящей пыли, капель дождя или жаркого солнца. Даже слабое дуновение ветерка могло причинить нестерпимую муку, а о всяких мошках, которые беззастенчиво садились на больной глаз, и говорить нечего. Настоящий кошмар.

Лев смачно лизнул подушечку лапы и аккуратно, стараясь не дернуться,  потер конъюнктиву, чтобы чуть унять дискомфорт. Увлажненный слюной, ноющий глаз стал успокаиваться, давая Денту небольшую передышку. Впрочем, он знал, что это было ненадолго.

«Может, выдрать глаз, наконец? – подумалось Денту. – Все равно рано или поздно он сам сгниет…»

И, словно повинуясь силе мысли, из передних лап мгновенно прорезались когти, приглашая к немедленному действию. Как это было просто – вырвать себе глаз всего лишь одним сильным движением. Раз – и готово! И не будет больше этой страшной боли, от которой, порой, не знаешь, куда деваться, хоть на гору лезь… Сколько раз он истошно рычал в бескрайние степи, раздирая глотку; сколько стволов деревьев исполосовал, до крови вонзая когти в кору… А сколько уже ночей его мучит бессонница, потому что он не может спать из-за отсутствующего века… 
Ведь, именно она отправляет Дента на охоту, едва только сумерки обмотают саванны. Чтобы после продолжительных выслеживаний добычи, забегов и прыжков свалиться спать замертво, когда ничто не может помешать стремительно накатившему сну.

Дент  тяжело вздохнул и, взглянув еще раз на когти, все же убрал их. Слишком велик соблазн, вот только последствия могут быть не столь облегчающими, как кажется.

«Нужно срочно найти шамана, пока я совсем с ума не сошел».

Лев  втянул в ноздри свежесть ночи и снова сосредоточился на поисках дичи. Но сегодня решительно не везло. То ли местность оказалась неподходящей, то ли животные здесь живут не те. А ведь такие прекрасные джунгли должны были просто пестреть изобилием жертв. Конечно, не столь крупных, как, скажем, антилопа гну, но и охота на всякую мелочь может оказаться весьма занятным делом.

Денту никогда еще не приходилось бывать здесь, он даже не знал, кто тут живет. Был наслышан лишь про обезьян да попугаев, да и тех сложновато, пожалуй, представить в пищевом рационе здорового льва. 

Ну и где они, обезьяны? Где вообще хоть кто-то, на кого можно было бы нацелиться? Неужели все так надежно попрятались?

«Надо было идти в саванну, - грустно подумал лев, с трудом пробиваясь сквозь опутанные лианами деревья.  – Там хоть добыча на виду».

Продравшись через очередные заросли, Дент вдруг выбрался на каменистый берег широкой реки. От радости он даже подпрыгнул на месте.

- Вода, вода!

Дент с наслаждением бросился прямо в реку, тут же уйдя с головой под воду. Через несколько мгновений он вынырнул и, загребая могучими лапами, нацелился  к берегу. Течение здесь, в низине мощного водопада, который гудел неподалеку, было не очень сильным, но лев все же успел подустать, пока плыл. Зато раздраженный глаз получил свою спасительную дозу влажности от воды, боль стала уходить, и Дент, наконец, мог подумать о чем-то еще.

Выбравшись на берег, он даже не стал отряхиваться, а так и свалился рядом с рекой, в надежде заснуть.

-----персонаж отдыхает-------

Отредактировано Дент (24 Мар 2015 22:44:51)

+5

16

→ зелёные скалы
Львица поспешно скрылась с маленькой опушки в заросли, ничуть не жалея о том, что дала по мордасам тому странному льву, который первым нарушил их с Шерцем уединение. Наверняка все остальные пришли уже вслед за ним, а не сами по себе, поэтому бегать из стороны в сторону и раздавать всем люлей было бы наверняка очень глупо, вот Явана и не стала этим заниматься.
В своих плутаниях львица шествовала очень долго, и всё казалось ей одинаковым и неразнообразным, пока странный ящер, большой ящер, на хвост которого та случайно наступила, не заговорил с ней.
- Чего смотришь? Без тебя худо...
То был гигантский опасный варан, которого, если честно, кошка сама немного побаивалась, но ни за что не стала бы показывать этого ему же. Это было просто вне правил желтоглазой - демонстрировать свой страх окружающим и посторонним. Тогда она начала бы считать себя не достаточно сильной для того, чтобы этого не делать.
- Вот поскольку худо, постольку и смотрю.
Парировала она умело, будто бы это было уместно в разговоре с таким вредоносным созданием, каким являлся варан для такой маленькой львицы, как Явана.
- Дерзишь, девочка? Я б не стал...
Голос его был хриплый и, если честно, даже противный, но Явана всё равно его слушала, поскольку не видела для себя более интересного занятия. Да и варан... Если они бы сошлись нравами, что, конечно, вряд ли, то он мог оказать бы кошке очень хорошую службу.
- А то что? Придавишь меня своим жирным брюхом?
Ну вот и хорошо, ну вот и вроде уже говорим на примерно одном языке. Варан тоже был груб, только не в открытую, а Явана не была груба, но хамила откровенно. Вот какая сладкая парочка пересеклась в Оазисе в это дивное время суток.
- Хех, а ты мне почти понравилась... Идём, выведу тебя из зарослей леса.
Очень кстати, поскольку Явана практически заблудилась в этих чащобах, пытаясь найти дорогу до водопада.
- Хм, ну пшли. [на сим фамильяр введён в игру]
Кошка безо всяких сомнений последовала за ящером: если бы тот хотел её убить, то сделал бы уже это гораздо раньше, поэтому предположительное время, проведённое вместе с ящером, казалось кошке безопасной идеей.
На удивление, ящер на самом деле сумел вывести кошку туда, куда ей хотелось попасть больше всего: к водопаду, к воде, чтобы более-менее утолить свою жажду. То, что они оказались тут оба, даже немножечко порадовало её: вдвоём было не так уж и скучно, несмотря на откровенную сварливость этого зверя.
Львица молча подошла к краешку воды, несмотря на то, что заметила на краю водопада и Дента. Ящер же остался несколько позади, только уголком своей морды высовываясь из зарослей тропического леса.
Всё-таки стояло как-то начать разговор между ними, вот Явана и ляпнула первое, что пришло ей в голову:
- Чего лежишь листиком, м-м?
Ну хочется ему так, что тут непонятного... Хочет - вот и лежит, зачем доставать посторонними вопросами? Но Явана не знала, как можно было бы ещё привлечь к себе внимание этого молчащего хищника, не сморозив никакой глупости.
Пристально кошка его не рассматривала: только обратила внимание на окрас и цвет глаз... Глаз. У него было что-то очень странное и пугающее с глазом, и это сильно заинтересовало кошку: та решила разузнать, что это такое с ним творится.
- Ну-к глаз покажи...
Но ждать, пока лев повернётся боком, чтобы кошка могла бы получше рассмотреть его увечье, она не стала, да и едва ли День позволил бы это сделать. Она самолично обошла Дента на четверть круга и приблизилась к больному глазу, рассматривая его пристального и беспардонно. Насмотревшись, она ненадолго отвернулась, а после вынурнула из-за угла уже с какими то травками между зубами, происхождение которых было крайне сомнительным. Но Явана наверняка знала, что делает. Наверное, хи-хи-хи. В любом случае, не помрёт.
- Угостись-ка. Легче станет. [лот базилик применён]
Львица пододвинула лапой поближе те листочки-корешочки ко льву, которые только что выудила из большого хаоса многих прочих растений, по большей части сорных. После того, как убедилась, что предложенное угощение находится в зоне досягаемости больного, как будто тот не мог бы встать самостоятельно, села на попу ровно, не двигаясь более в ожидании хоть какого-нибудь эффекта от этой своей небольшой работёнки.

Лот "Базилик" успешно применен. Денту становится намного лучше — боль и раздражение уходят на на задний план, даруя взамен удивительную ясность мыслей.

+5

17

Убаюкиваемый размеренным гулом водопада, Дент начал чувствовать нечто похожее на погружение в дрему, насколько это, конечно, было возможным с одним открытым глазом. Не меняя положения тела, чтобы ненароком не спугнуть вроде бы наступающий отдых, лев попытался зафиксировать травмированный глаз на одной точке, чтобы зрачок перестал анализировать окружающую местность и доставлять в мозг льва информацию и различные мысли. Иначе как уснуть, постоянно думая о том, что тебя окружает?

Но Дент уже достаточно напрактиковался в способности оставлять взгляд пустым перед засыпанием, самое главное не шевелить даже кисточкой хвоста. И пусть тело начнет затекать, лапы неметь, а мышцы одеревенеют – несколько часов спасительного сна полностью окупают необходимость становиться недвижимостью.

- Чего лежишь листиком, м-м?

Проклятье! Сна как ни бывало! И кто это посмел так бесцеремонно нарушить столь трудоемкий процесс отключения от реальности, да еще на финальной стадии?

Издав стон отчаяния, Дент все же приподнял голову.  Первое, что ему бросилось в глаза – это внушительный череп с рогами, под которым словно жирные светляки горели в темноте два желтых глаза, явно рассматривающие льва с интересом. Такое необычное украшение трудно было забыть, и лев с удивлением признал гостя, вернее, гостью, что осмелилась потревожить долгожданный отдых. Дент даже имя вспомнил: Явана.

И что ей тут нужно? Зачем она его спрашивает о чем-то, будто ей это безумно интересно? Может, она за ним следит? Ведь Дент только недавно появился в их группировке, и она вполне могла бы попробовать разузнать, куда это Дент пропадает каждую ночь. Нет, не годится. Если уж шпионить, то шпионить до конца, не выдавая себя и не вступая в разговор, тем более что благодаря цвету своей шкурки львица почти сливается с ночью.

Нужно хотя бы поздороваться, что ли. Но вместо ответа Дент уркнул что-то невразумительное и снова уронил тяжелую голову в лапы, всем видом показывая, что не настроен общаться. Лучше бы она ушла и оставила его в покое. К тому же глаз опять разболелся.

- Ну-ка, глаз покажи…

Вот это уже было неожиданно четко. Откуда она узнала?

А  эта странная львица с рогатым черепом на голове тут же очутилась со стороны больного глаза и внимательно начала его изучать. «И что она там рассматривает?» – удивленно  подумал лев, стараясь не встречаться с ней взглядом. Что-то загадочное и немного сумасшедшее было в этой молодой львице. Дент даже почувствовал некоторую робость по отношению к ней. 

- На-ка, угостись. Легче станет. – Перед самым носом льва внезапно появились какие-то чудные, источавшие терпкий запах, листья и коренья, которые львица еще и лапой к нему пододвинула.

Тут Дент не стерпел. Вскинул голову, сморщил нос и, презрительно взглянув на травянистое угощение, предложенное Яваной, спросил:

- Ты мне предлагаешь это съесть?

Отравить хочет? Вряд ли. Львица настроена вполне дружелюбно, хоть и немного подозрительно. Ну так это и не мудрено. Тем не менее, Дент решил рискнуть. Еще раз понюхал листья и с опаской лизнул. Под настойчивым взглядом Яваны он вобрал языком весь букет в рот и принялся жевать с кислой миной на морде.

- Довольна? Теперь что?

Внезапно Дент взвыл так, словно по его морде прошлись раскаленными прутьями, отхлестав его больной глаз до потери кровообращения. Его тело подкинуло вверх, он схватился обеими лапами за левую щёку, выпустив когти прямо в уродливую часть кожи, на которой даже шерсть до сих пор не росла. Глаз буквально сгорал заживо, причиняя льву ужасные страдания. В слепом исступлении Дент бросился в воду и некоторое время трепыхался в реке, будто кит на мелководье, отчаянно дубася лапами по воде. Брызги летели во все стороны, рискуя окатить приличной волной сидевшую на берегу Явану.

Еще некоторое время невыносимая боль пульсировала в глазу, не помогала даже прохладная вода. Неожиданно все стихло. Будто буря прошла, после которой наступило живительное умиротворение.

«Я почти ничего не чувствую… Неужели глаз наконец отвалился?»

Высунув язык, Дент выбрался на берег. Некоторое время он молча стоял, тяжело дыша, и смотрел на Явану, как будто хотел убедиться, что боль в глазу действительно стихла, и лев теперь может думать  о чем-то еще. Даже мысли стали какие-то интересные...

-  Что ты сделала?  –  наконец, спросил он. – Зачем ты мне помогла?

+5

18

Кошка оставалась сидеть, смотря на то, как монотонно и размеренно Дент пережёвывает подсунутую ею ему траву. Явана не рассчитывала на то, что взрослый и не самый, если верить внешнему виду, глупый лев станет жевать непонятную траву, подсунутую ему совершенно чужой и незнакомой львицей, но Дент, оказывается, стал. такая быстрая и добропорядочная реакция на предложенное льва вызвала короткий смешок у кошки, который она достаточно быстро уняла вновь наплывающим интересом: что же будет с ним и его самочувствием после того, как базилик подействует?
Собственно, реакция не была окончательно удивительной: зверь перемолол зубами травку и проглотил её, после чего та подействовала достаточно скоро, причём так, что он, по-видимому, даже не сразу понял, что же это произошло. Лев был явно удивлён, если не откровенно шокирован до самого ужаса тем, что произошло. Но Явана оставалась в своей морде холодна и безразлична: интерес быстро оказался исчерпан, ну и всё тут.
- Это был базилик, товарищ.
Базилик - растение простое, и удивительно, что Дент не знал о нём. Хотя... Явана сама периодически удивляется тому, откуда знает все эти странные особенные штуки. Тешет себя только тем, что травы во многом монистичны, то есть все в своём начале имеют одну природу: растительную, раз на то пошло. А в монизме разбираться намного легче, чем  в плюрализме.
- На время он скрасит твои муки.
Кошка промолчала ещё с несколько секунд, а после поднялась на лапы, сладко потянув задние лапы: те немного затекли по непонятным причинам для Яваны.
- Захочешь ещё или чего другого - обращайся. - львица довольно хмыкнула. Кажется, она вот-вот зарекомендует себя как самый главный барыга всего Оазиса, причём не только лекарственных растений. И насчёт не только них и был сделан намёк на «чего ещё».
Её собственный категорический императив позволял ей действовать, не согласовываясь с нормами морали. На вопрос о том, что должно делать каждой морде в отдельности по жизни, она бы ничего не ответила, когда другие сказали бы, что нужно жить в согласии со своей моралью. Нельзя сказать, что какие-либо моральные качества в ней вовсе отсутстввали. Если бы оно было так, то заместо базилика кошка бы подсунула Денту какое-то дурнодействующее сорное растение, а после того бы долго хохотала над ним. Может быть, и помогла она не от желания помочь, а от чистого интереса, но помогла ведь. И в этом была её мораль: всё хорошо, что интересно.
Кстати, говоря о том самом интересе, который ещё недавно просто мучал кошку: поможет или не поможет. Базилик помог, и интерес её угас. На этом, собственно всё.
Не видя больше причин оставаться рядом с этим львом, хищница сделала вид, будто намереваетс уходить от водопада куда подальше и больше никогда с ним не видеться Что сделает? Остановит? Спросит, как хоть тот самый базилик выглядит? Хи, посмотрим.
- Не вежливо облегчать кому-то жизнь и молча уходить, Явана, - буркнул варан, когда кошка проходила прямо мимо него.
Буркнул так, что кошке это не совсем понравилось, и та остановилась, стоя к нему параллельно боком. В очередной раз в то мгновение она отметила, какой же это ящер-таки огромный.
- А твоё-то какое дело? - не самым умелым образом парировал подросток, обращаясь к своему старшему и более мудрому другу по месту жительства и безысходности.
Ящер достаточно презрительным взглядом окинул самку, а после сделал тяжёлый рывок вперёд,  в сторону Дента, намериваясь самостоятельно с ним побеседовать, раз уж Явана не собиралась делать этого самостоятельно.
- Прошу простить эту невоспитанную особу, милейший. Как Ваше имя? К Денту ящер обратился вежливо и спокойно, совсем не так, как разговаривал с Явнаой мгновение назад: рогатая того заслуживала, в то время как Дент был совершенно ни в чём не повинен. Скорее, он стал жертвой невежливости желтоглазой.
У Яваны к этому моменту выбора не оставалось: она снова развернулась и возвратилась на то место, где недавно сидела, демонстративно закатив глаза для ящера: мол, ей это не нужно, она тут быть не хочет, да и идём уже поскорее. Было бы неплохо вернутся на ту самую опушку и проверить, не освободился ли Шерц. Кошка сама толком не знала, по что ей снова нужен тот товарищ, но видеть его, вне всяких сомнений, сильно хотелось.

+5

19

Дент никогда не слышал о базилике. Впрочем, у него вообще было худо с познаниями в флоре: он не знал даже элементарных названий растений, не говоря уже о свойствах. Если бы он заблудился в лесу и начал кому-то описывать окружающую его местность, это бы выглядело примерно так: «ну такое толстое дерево, которое еще с широкими листьями, а рядом кусты такие средние, с колючками». А зря. Прояви он чуть-чуть интереса о растительном мире, и не пришлось бы ему метаться между шаманами, чтобы те поставили на глаз остужающие примочки.

И вот базилик. Довольно пахучая, противная на вкус трава, которая поднесла льву такие мучения – врагу не пожелаешь. Но ведь боль усилилась ненадолго, да и нельзя сказать, что Дента от нее будто крокодильими челюстями стиснуло. Ничего, привыкнуть можно. Привык же он ходить столько лет с одним глазом, даже жив до сих пор. Зато столь чудесное, пусть и временное, исцеление того стоило. Несомненно. Кстати, как долго действует этот самый…как его…базилик?

Тряхнув мокрой гривой, Дент с интересом обошел Явану вокруг и сел напротив нее. Он никогда не думал, что такая довольно молодая особь способна разбираться в лекарственных растениях.

- Захочешь ещё или чего другого - обращайся.

- Ты не похожа на шамана  - Дент сделал вид, что не услышал последнюю часть фразы, которая прозвучала довольно двусмысленно. -  Ты и на обычную львицу с натяжкой тянешь.

Явана заскучала, и лев понял это.  В детстве Денту сама мысль, что рядом с ним кому-то могло стать скучно,  была невыносима. Предатель, покрытый синяками и царапинами, с позором изгонялся из кружка обожателей маленького Дента, а эгоистичный львенок продолжал безнаказанно диктовать свои правила игры.

Конечно, с того времени много воды утекло, и Дент кардинально переменился. Научился считаться с чужим мнением, например. Именно поэтому, несмотря на раздирающее его любопытство, он ничего не ответил, когда львица демонстративно повернулась к нему спиной, намереваясь уходить. Зачем ее останавливать? Спасла, ну и спасибо. Кстати. Вежливости лев еще не разучился.

- Спасибо, - коротко сказал он ей вслед.

Ну вот и подошло к концу маленькое приключение.  И что теперь? Может, снова попробовать поспать, пока глаз не беспокоит? Лев зевнул и неторопливо потянулся, разминая затекшие мышцы.

Вдруг до его ободранных ушей донесся шелест кустов, и на побережье выполз огромный ящер. Дент страшно изумился: нечасто вараны спрашивают у львов имена. А вежливых варанов и подавно не встретишь.

- Дент, - ответил лев на вопрос ящера, силясь подавить удивление.

Надо сказать, что льву пришелся по душе учтивый тон этой рептилии, которая говорила   сиплым противным голосом. Он даже почувствовал некоторое уважение к ящеру. А самое интересное, что вслед за вараном на берегу вновь появилась львица с рогатым черепом на голове. Потрясающая компания собралась у водопада, однако.

- Я так полагаю, ты с ним знакома, -  сказал Дент Яване, мотнув головой в сторону ящера. - Иначе вряд ли такая вежливая рептилия отдувалась за твою невоспитанность.

Денту было интересно, что она ответит? Надерзит или ударит лапой, что, мол, не сметь так разговаривать с подругой главаря? Все же не стоило увлекаться в качестве раздражителя львицы, ведь она сильно помогла ему. И может еще помочь. Но падать ниц, лобызая ее лапки, Дент не собирался.

- Ты бы поаккуратней выражала свои эмоции, - счел долгом предупредить он. И, помолчав, добавил: -  Не все такие спокойные.

Он ткнул лапой в обезображенную часть своей морды, как будто Явана могла прочитать по ней мрачную историю детства и последующие мучения, связанные с едва не вываливающимся глазом.  Однако нельзя было сказать, что на молодую львицу  это произвело впечатление. Дент даже немного расстроился ее беспечности: почему-то не хотелось, чтобы однажды, благодаря своей дерзости, она нарвалась на кого-то посильнее. И ее друг-варан, да даже сам Шерц вряд тогда смогут помочь.

+3

20

Лев высказался касательно того, что, по его мнению, Явана-то и не сильно походит на шаманку или травницу, какой она и не являлась, а потому не должна была быть похожей. По крайней мере, духоолталкой или дуремаркой она сама себя не считала и всё тут, что ещё можно изменить, когда личность сама себя кем-либо не считает? Высказывание это не понравилось молодой львице исходя из того, что было оно самоуверенным и достаточно правдивым. А жестокую правду Явана не любила только на немного поменьше, чем самоуверенность не со своей стороны.
В одно считанное мгновение кошка оказалась в личном пространстве Дента, глядя тому прямо глаза со своей низменности, достаточно высоко задирая шею. Это было не очень удобно, к тому же, наверняка смотрелось просто до жути забавно, но себя сама она представляла в этот момент достаточно дерзкой и грозной, чтобы нравится самой себе.
- Хм. Тебя смущает, что из моей головы торчат рога? - скептически вопросила львица, демонстративно насупив брови, якобы это её сильно обижало, Или что-то другое?
Она глядела на оппонирующего хищника вызывающе, как бы с небольшой насмешкой: «это ты мне будешь рассказывать, кто я такая, на кого я похожа, а на кого - нет?!»
- Расскажи. Может, я исправлюсь.
Последнее она проговорила с таким сарказмом, что поначалу можно было бы предположить, что это она на полном серьёзе, но Дент едва ли был не достаточно взрослым и понятливым, чтобы разглядеть тут огромную жирную нотку иронии, направленную в его же адрес. При всех своих высказываниях Яване ни капельки стыдно не было, если что.
В это время в разговор вмешался ящер, смекнув, что вот таким образом ничем хорошим это не закончится.
- Очень приятно, Дент, - спокойно проговорил ящер, будто бы ничего странного вокруг вообще не происходило, - Я, как вы имели время заметить, - ящер, а эта неблаговоспитанная мисс - Явана.
Он выдержал небольшую паузу, по-видимому, ожидая, что Явана отодвинется от Дента и примет менее недоедливо-вызывающую позицию, но этого не произошло, и по той причине продолжил свои речёвки.
- Что произошло с Вашим глазом? - вежливо поинтересовался ящер, - Если бы Вы задержались  Оазисе на подольше, Явана могла бы улучшить Ваше самочувствие.
Это было ни коем образом не приглашение пожить тут: не ящеру таким распоряжаться, но, по сути, говорил он чистую правду: если бы Дент остался тут, то Явана смогла бы регулярно кормить его соответствующими травами, благодаря чему его самочувствие могло бы пойти на улучшение, прямо-таки побежать. Но это требовало времени и возможности всё оное осуществлять, да и желание самки, которому пока неоткуда было попросту взяться. Может, потом ещё и появится, но наверняка не сейчас.
- Цыц, ящер! Не тебе такое предлагать. Тут другие нынче решают, кому оставаться, а кому уходить. И это явно не старые ящеры, а те ребята с опушки на скалах.
Кошка пришикнула на него достаточно громко и по-своему грозно, но только если по-своему. Она развернула морду на несколько секунд в его степь, но не отошла от Дента ни на сантиметр, продолжая нарушать его личное пространство. Мол, что сделаешь дальше: покажешь, что будет с ней, когда кто-то потеряет терпение? Хм, давай, это должно быть достаточно любопытно.

+5

21

Гляделки? Отлично! Дента ничуть не смутило желание Яваны поставить его на место и подчеркнуть свое превосходство над взрослым львом. Будь он чуть  позлее – и привет, драка, даже с учетом кажущейся неравности противников. Но кто знает, что у Яваны там припасено, кроме листьев целительного базилика? Рогатый череп на голове тоже выглядел очень внушительно - вряд ли Денту понравилось бы его применение в бою. И это не говоря уже о стандартном оружии всех хищников  - зубах и когтях. Несмотря на молодость и небольшой рост, Явана вовсе не кажется наивной дурочкой, не понимающей, на кого можно открывать рот.

Да и не собирался Дент выяснять с ней отношения. Чем бы ни руководствовалась львица, подсовывая льву базилик, но она принесла ему небывалое облегчение, которое лев вряд ли когда-нибудь забудет. К тому же вызывающее поведение барышни напомнило о нем самом в далеком детстве.

Дент всего лишь хотел показать Яване, что и он не пустое место. Возможно, она просто привыкла так обращаться с неприятными ей личностями, и, в частности, пришлыми чужаками, невесть откуда свалившихся в их банду…

- Не доводилось еще встречать похожих на тебя,  - ответил Дент, сморщив нос и занимая оборонительную позицию. Из-за небольшого роста Яваны льву пришлось поднять голову, чтобы случайно не приложиться с ней носами. Иначе это бы выглядело совсем бестактно. Но глаз от горящих в ночном мраке желтых огней, Дент не отвел. – Для обычной львицы, которая ходит с черепом на голове, ты слишком смелая.

То ли комплимент, то ли замечание. Вышло как-то неоднозначно. Похоже, Дент совсем разучился общаться с представительницами противоположного пола. Привык лишь бухтеть что-то себе под нос, усмехаться и хмыкать. И теперь в его адрес беззастенчиво летят всякие саркастические предложения, требующие от него немедленного ответа. Смолчать в таком случае – признать поражение.

Дент ничего умного придумать не успел, как в самый апогей обмена любезностями снова вмешался спутник Яваны, вежливо представив себя и львицу.  И очень вовремя: лев словно опомнился и понял, что нужно принять львицу такой, какая она есть, с ее дерзостью и нарочитым безразличием. В конце концов, не ему ее воспитывать.

- Что произошло с Вашим глазом?

Несмотря на всю учтивость, исходящую от этого ящера, Дент не был намерен водить варана с экскурсией по своим детским злоключениям. Хотя столь мрачная история вполне могла бы оказаться поучительной для Яваны и та, возможно, даже сделала бы определенные выводы для своего дальнейшего поведения.

Ну уж нет! Не дошел он еще до той стадии, чтобы всхлипывая и размазывая по мохнатым щекам слезы от пережитой боли, делиться былыми временами!

- Неудачно подрался, - коротко ответил Дент, сразу давая понять, что разговор на эту тему не состоится. Потерял нормальный глаз и потерял, не все ли равно как?

А вот предложение задержаться в Оазисе было весьма заманчивым. Впрочем, Дент пока и не собирался куда-то перемещаться, льва вполне устраивало нынешнее положение дел. Если его, конечно, не выгонят из банды за несколько вольное поведение по отношению к подруге главаря.

Как и следовало ожидать, молодой львице не понравилось, что какой-то там варан мало того ведет вынужденную дипломатию, так еще и предлагает Денту подлечивавать глаз у нее.  И вот же какая настойчивая – так и продолжила сидеть на том же неудобном расстоянии от его морды, не отходя ни на шаг. Судя по всему, остекленевший немигающий глаз, обрамленный жуткими шрамами, ее не сильно смущал. Ну и ладно.

Они могли бы сидеть до рассвета, сверля друг друга взглядами.  Вот только больной глаз все-таки не выдержал столь продолжительного зрительного напряжения, внезапно  брызнув кровавыми слезами.

- Вот черт! Только не это! – Дент резко опустил массивную голову и принялся растирать лапой щеку, ненароком причиняя себе боль. От этого опрометчивого действия кровь потекла еще сильнее. – Ты выиграла. Извини, мне надо прийти в себя.

Однако боли, которая обычно следовала за фонтаном кровавых слез, не чувствовалось. Значит, чудесный базилик еще действовал, это лопнула артерия от перенапряжения. Ну ничего, надо всего лишь снова смочить глазное яблоко, тем более, что вода рядом…

Лев развернул корпус к краю берега и со вздохом упал, уткнув косматую голову в лапы. Кровь все еще не прекращалась.

И все-таки было немного обидно. Дент уже собирался предлагать Яване мировую, как вдруг произошло такое досадное недоразумение. Интересно, ушла ли она?

+3

22

Гляделки - значит, гляделки. Изначально она не планировала проводить между ними такой внезапный турнир о том, кто же дольше и чей взгляд выдержит, но с радостью приняла вызов Дента, когда их зрительный контакт задержался на дольше, чем мог бы быть сам по себе, согласно всем правилам сравнительного приличия. Тем не менее, отвечать в своём духе она тоже не забывала, помня при этом о том, что нельзя отворачиваться или хотя бы на секунд переставать смотреть в глаза Денту.
- Это сколько ж ты видел львиц с черепами на головах, м-м? - невзначай промурлыкала кошка, не прерывая зрительного контакта ни на единый звук единой буквы, прекрасно понимая, что едва ли Дент ответит, будто много.
Смелый, наглый и такой непринуждённый... Взгляд кошки продолжал сверлить Дента, словно пытаясь испепелить того на месте, однако тот держался молодцом, достаточно долго терпя эту особу и её попытки вывести Дента из себя. Ему стоило отдать должное за усердия над собой и за терпение, однозначно.
- Похвальный трофей после битвы, - собственно, и всё. Ящер, несмотря на всю свою вежливость, не был особенным болтуном, и больше сказать ему к настоящему моменту было нечего.
Действительно, иногда шрамы только красили, особенно представителей мужского пола. Они подчёркивали их статность и опытность, особенно в боях, к которым шрамы имеют самое непосредственное отношение. Вместо с появлением шрамов, кажется, появлялось и большее уважение, или так предвзято казалось только ящеру.
Наконец-то, организм Дента сдался первее его самого, и лев оживлённо кинулся к воде, чтобы промыть свой глаз в очередной раз. В реакцию на это кошка хитро ухмыльнулась, как будто бы заведомо знала, что выиграет непременно она, а никак не Дент.
- Конечно, я выиграла. - голос её был мягок и доволен, даже более, чем доволен.
Имелся достаточно большой соблазн уйти, но так кошка не поступила: ей было любопытно, каким будет следующий шаг этого странного практически одноглазого льва по имени Дент. У него было достаточно много стратегий в качестве гипотетических вариантов, по крайней мере, Явана видела много из них прямо перед своим носом. Например, Дент мог попросту накостылять ей так хорошо, чтобы она запомнила этот урок надолго, и больше не лезла ко взрослым львам со своими штучками-дрючками. Но почему-то все, с кем доселе общалась Явана, были совершенно иного мнения о том, как следует поступить с такой наглой мордой, как наша героиня. Наверно потому, что никто никак не мог её проучить как следует, она и была такой наглой и безответственной в плане ответа за свои слова и поступки. Думаете, она собиралась отвечать перед кем-либо хотя бы за одно своё хамство? Фи, наивные. Живя в полнейшей безнаказанности, она делала совершенно всё, что только было на какой-то определённый момент угодно её избалованной душеньке.
Раз уж она не ушла, то нужно было как-то разбавить скуку, которая нагнеталась, покуда Дент «приходил в себя».
- А что ты знаешь о валерьяне, Дент? - достаточно игриво поинтересовалась она, предполагая, что результат этой беседы может оказаться вполне приятным.
Но тут будто откуда ни возьмись возник её родной и любимый ящер, оболзлённым голосом начиная читать нотации кошки:
- Даже не думайте, юная леди!
В ответ на это Явана только брезгливо фыркнула. Ящер тоже понимал, что уже от его слов ничего не зависело.

+3

23

Дент снова зачерпнул лапой воды и  шлепнул всей звериной пятерней по левой щеке, стараясь разбрызгать капли вокруг глаза, который, кстати, уже начало противно покалывать. Нетрудно было догадаться, что действие растительного лекарства медленно, но верно начало заканчиваться, и что скоро лев вернется к своему обычному состоянию, когда «все болит, ничто не помогает». Но просить у Яваны  добавки он не собирался. Один раз – куда ни шло, а клянчить на постоянной основе... да еще и у львицы… смахивает на неприятную зависимость.

Ничего, стиснем зубы и продолжим терпеть, чай не в новинку. А если повезет, то Дент и сам может попробовать отыскать этот пресловутый базилик по характерному аромату, тут главное разузнать о местах, где он может расти.

Дент почувствовал уверенность и воспрянул духом. Ну вот, так-то лучше. Кровь с щек отмыта, глаз успокоился, можно теперь и вспомнить о Яване. Лев, полакав воды для завершения водных процедур, с кряхтением встал и уже в который раз повернулся спиной к реке.

«Надо же, не ушла», - удивленно заметил Дент.

Молодая львица действительно сидела на том же самом месте, с интересом наблюдая за водными манипуляциями зверя.  Ее спутник ящер лишь угадывался где-то в тени под гигантскими овальными листьями.

«Чего же она ждет? – подозрительно прищурился лев. – Новый раунд в остроумии?»

Он замялся, кумекая, как себя вести дальше. Сделать вид, что собирается спать? Слишком бесцеремонно, даже несмотря на то, что некоторую долю безразличия львица заслужила своим поведением. Молча пройти мимо и пуститься в обратный путь? Лев пока никуда не собирался, ему было комфортно здесь отдыхать, обласкиваемый речной прохладой под приглушенную песню водопада. Спросить, что она тут делает в этом лесу? Вполне можно получить ответом короткое «Ничего», а то и похлеще. В любом случае, не с этого надо было продолжать разговор, да и вообще хоть какое-то дальнейшее взаимодействие.

Дент чувствовал себя идиотом. Он хотел, чтобы львица перестала смотреть на него так, будто в ее украшенной головке созрела очередная коварная шалость и теперь она терпеливо дожидалась, пока Дент сам загонит себя в ловушку каким-нибудь вопросом или действием. Его злило собственное бессилие, что он не может разгадать ее намерения.

Поэтому он решил ничего не предпринимать. Просто стоять, ненавязчиво стрелять взглядом в ответку и скучно помалкивать.  Может быть, львице тогда наскучит пялиться на него в оба желтых глаза,  и она даст толчок им дальнейшим действиям.

Собственно, так и получилось. Явана  первой нарушила надоевшую ей тишину, поинтересовавшись, что Денту известно о валерьяне.

Да что же она все о флоре? Почему бы им не поговорить, например, о погоде или о том, как отсюда выбраться? Неплохо было бы и перекусить, в конце концов.

Но нужно  продолжать осторожничать с этой язвительной особой, если не хочешь снова получить поток сарказма в оба уха, пренебрежительное «фи» снизу вверх и горделивый взмах хвостом у самой морды.

Дент не хотел. Вроде бы только начал нащупывать тоненький путь взаимопонимания, пусть пока и призрачного, но уже обретающего материальную оболочку.

«Главное не ляпнуть что-нибудь ненужное».

В отличие от базилика, лев припомнил, что звучание «валерьяна» он слышал от одного шамана, обшарпанной обезьяны, к которой Дент пришел с глазом, буквально разваливавшимся на куски. Тот еще посетовал на отсутствие данной травы. Что делает эта трава, Дент узнать не удосужился, да и неинтересно ему это все было. Какая разница, что она делает, раз ее все равно нет? Так что, можно сказать, Дент был смутно с ней знаком.

Лев нахмуренно изучал сидевшую напротив него хамоватую львицу. Явана снова предлагает ему полакомиться целебным салатом, на этот раз из валерьяны? Да и таким ли целебным, учитывая, что базилик пока еще действует. Не кроется за столь внезапным предложением подвох, уж больно игриво и заговорщицки послышался вопрос из ее уст. От внимания Дента также не ускользнула резко негативная реакция варана, что лишь усиливало подозрения льва. Возможно, слишком безропотно он согласился прожевать базилик, хотя ничего не знал о нем, и теперь Явана решила над ним поглумиться. А что? Очень по-детски.

Но на этот раз Дент решил перетянуть одеяло на себя:

- Многое, если ты начнешь жевать ее первой.

Отредактировано Дент (29 Мар 2015 15:41:55)

+2

24

Дент чувствовал себя не в своей тарелке, и это было ощутимо. Меж ними повисла атмосфера некоторого незнания и даже неловкости, но исходила она исключительно от Дена: как можно было уже заметить, Яване совершенно чужды такие чувства. Что именно его смущало? Может быть, он давно не общался с подростками, что вполне возможно, поскольку тут их не так уж и много, тут - это в Оазисе в целом. Может быть, он чувствовал себя не в своей тарелке, потому что действительно был тут не в своей. Может быть, он тоже пришёл сюда совсем недавно или ещё позже Яваны, а потому чувствует себя как рыбка, перепрыгнувшая в другую лужу,  а лужа та - такая странная, и в ней к тебе пристают малолетние дуремары. Да уж... Явана бы лично ни за что не полезла в такую лужицу, а Дент там оказался сам по себе, вроде бы и не сильного того сам желая. Тем не мене, мы имели то, что имели: льва, который не по своей воле оказался не в своей луже, и львицу, которая чувствовала бы себя как дома даже скача по скалам у Дента на спине, держа меж зубов огромные листы валерьяны. Вполне возможно, что нечто такое им и почудится в этот раз.
Галлюцинации в каждый раз были такими неожиданными... Хотя, всего они были двух типов: повторяющимися и единичными. Повторяющиеся, как вы уже, надеюсь, смогли догадаться, регулярно повторялись вне зависимости от обстоятельств приятия наркотика, а некоторые, то бишь единичные, приходили только раз в  жизни и всё. Как правило, единичные бывали наиболее сильными и запоминающимися. И именно эти галлюцинации ей хотелось словить сильнее всех остальных вместе взятых.
- Пф, ладно, ща будет-с, - нетерпеливо протараторила львица, отодвигаясь от Дента наконец-то.
Находиться в его личном пространстве было и ей самой неприятно, но она считала это в конкретном случае вынужденной мерой. Хотя бы для того, чтобы вызвать в Денте точно такой же прилив отрицательных эмоций от слишком близкого контакта с малознакомо особью. Лично Явана из раза в раз считала это чуть ли не омерзительным за редкими исключениями.
Кошка отвернулась от Дента и на некоторое время скрылась в пышных зарослях тропического леса. Может быть, на поиски заметного яства у неё ушло минут десять: валерьяна растёт далеко не на каждой кочке, и её следует поискать. В своём коротком и длинном одновременно пути по лесу она нашла даже несколько редких видов, но никак не отреагировала на их нахождение: она была занята поисками кое-чего определённого.
Львица аккуратно взяла листочки в пасть, а после - сделала вид, что глотает их, проглотив на самом деле только свою слюну. [лот «валерьяна» НЕ применён]
Довольные и хитрющие глаза её уставились на Дента, внимательно ожидая его действий. Травушку заведомо та положила под язык, чтобы во время разговора не было понятно, будто что-то осталось у неё во рту - она дама у нас предусмотрительная. Ей было просто до жути интересно, как же именно отреагирует организм Дента на введённую в него травушку-муравушку, а Яване для того, чтобы сполна утолить свой интерес, необходимо было оставаться при трезвом уме и здравом теле.  Или наоборот...
- Твоя очередь. Приступай. - уверенно заявила она, пододвигая к коту листочки валерьяны.

+2

25

Странно все это. Явана так легко и быстро согласилась отведать траву первой, даже спорить и возмущаться не стала. И голос ее звучал так, будто молодая львица сгорала от нетерпения. От нетерпения чего? Что должно было произойти?

Она легко вскочила на лапы, вернув, наконец, Денту личную зону, и скрылась в лиловых кустах. Только ее и видели по сверкнувшему черепу напоследок…

Дент набрал полные легкие ночной прохлады и шумно выдохнул. Он чувствовал себя обессиленным, ибо даже не думал, что так устал бороться с подростковым максимализмом Яваны, стараясь не рассвирепеть от всех ее фокусов и замечаний.  Ничуть не хуже, чем от хорошей охоты в одиночку.

Охота в соло –  непростое занятие. Попробуйте самостоятельно определить пусть даже и небольшую, но пышущую здоровьем газель среди огромного стада. Подростки обычно жмутся к родителям, хотя несмышленышей, предпочитающих на свой страх и риск пожевать травы отдельно от рогатого коллектива, тоже хватает. Их-то и нужно в первую очередь ловить охотнику. Чаще всего с первого раза не получается – кто-то из более опытных особей нет-нет, да и заметит черный лохматый бугор, пытающийся слиться с высокой травой. И все, можно не продолжать. Стадо начеку, добыча опомнилась и прижалась к родителям – а неудачнику приходится идти выискивать следующую жертву на другой территории.

К окончанию такой сольной охоты, будь она удачной или не очень, Дент обычно валился без задних ног на первый попавшийся пригорок, и отрубался до утра.

А тут удивительное дело – просто сидел на месте, перекидывался редкими словечками с хамоватой барышней, и устал. Она будто выпила все  оставшиеся в измученном болями организме силы.

«Видать, старею, - грустно подумал лев, аккуратно почесав когтем всё сильнее нарывающий глаз. – Не могу даже с капризным ребенком сладить».

Зачем он только согласился на новый эксперимент? Почему не мог просто помотать головой и отказаться? Втайне продолжает надеяться, что существует средство, которое исцелит его глаз?

Почему-то Дент не сомневался, что львица вернется. Она и вернулась, причем довольно быстро, с пышным букетом листьев во рту. Демонстративно пожевала, пододвинула оставшуюся траву к Денту с предложением приступить.

Ну Дент и приступил. Брезгливо понюхал предложенный ему растительный продукт, и, для приличия сделав кислую мину, слизал все, что оставалось лежать перед его лапами[лот «валерьяна»  применён с профиля Яваны]. Как и в первый раз, он с отвращением жевал, проклиная себя, что пошел на это.

На вкус трава оказалась сладковато-горькой, но в отличие от базилика рвотного рефлекса не вызывала, и Дент добросовестно проглотил искрошенные зубами листья. И ничего не почувствовал. Вообще полный ноль ощущений.

-  Ну и? – обратился Дент к Яване. – Что должно произойти?

Дент и раньше не прочь был бы вздремнуть, но именно сейчас он понял, как ужасно захотелось спать. Единственное веко отяжелело настолько, словно превратилось в массивный булыжник и теперь тянуло всей тяжестью вниз. Даже голову стало тяжко удерживать в обычном положении, хотелось положить ее прямо сейчас на вон тот удобный камень. Дент с трудом вспомнил, что не спит вот уже вторые сутки, потому что бессонница (будь она неладна!) следует за  ним как репей за блохастой гиеной.

Дент тряхнул башкой, приказывая себе не засыпать – он хотел дождаться хоть какого-то результата или просто понять, для чего Явана все это затеяла. Видимо, слишком сильно тряхнул – голова у льва закружилась, да так, что тому сделалось дурно. Но это была не та дурнота, от которой хочется явить всему миру свой недавний обед. Какая-то странная. Она словно вычищала мозг льва, безаппеляционно прессуя в летящем вихре мысли и сомнения. Вскоре вихрь усилился настолько, что захватил всего льва целиком. Его зашатало, он покачнулся и едва не упал. Мощные лапы вдруг ослабли настолько, что утратили способность держать мускулистое тело, покрытое шрамами. Какое-то время льва качало из стороны в сторону, ему казалось, что он куда-то несется на обломке дерева по очень быстрой реке.  Импровизированный плот спотыкался о выпирающие камни,  и Дент с трудом удерживался когтями за бревно. Кроме того, сон наступал все сильнее, обволакивая зверя своей волшебной истомой, но Дент  боролся из последних сил. Он знал, что если заснет прямо сейчас – то немедленно отпустит обломок и соскользнет в эту невероятно бурную реку, которая так и ждет удобного случая, чтобы его проглотить. Впрочем, эта неравная борьба была недолгой: через мгновения конечности льва обессилили настолько, что Дент парализовано рухнул мордой в землю, отбросив передние лапы назад в неудобной позе. Глаз тоже сопротивлялся недолго: он захлопнулся, и Дент целиком провалился в сон.

Вдруг случилось нечто совсем странное: повалявшись совсем недолго, Дент залихватски вскочил на лапы и, посмотрев по сторонам, уставился на Явану  своим одним глазом. Другой же глаз был намертво захлопнут.

- Никогда не думал, что ты похожа на мою сестрицу, - Дент глупо ухмыльнулся и шатающейся походкой приблизился к ней: -  Знаешь, как ее звали? Явана, как и тебя.

Его язык заплетался, сине-лиловый зрачок был пугающе стеклянным и безжизненным, как у безумца. Морду перекосило до неузнаваемости, как после хорошей шаманотерапии, когда он не знал, на какую гору лезть от нахлынувшей боли. Но сейчас у него ничего не болело, видимо, сработал ограждающий рефлекс.
Любой мог бы испугаться льва с таким диким выражением лица,  коим он одаривал сейчас львицу.  Однако вскоре его внимание привлек силуэт ящера, и Дент тут же позабыл о Яване.

-  Дракон! Он прячется в темноте, и я должен его убить, пока он не напал на мою сестрицу!

И лев с благими целями действительно выпустил когти и припал к земле, настраиваясь на прыжок. Не долго думая и не особо готовясь, Дент бросился прямо в кусты, со свистом пролетев над головой ящера. Льву вдруг показалось, что он умеет летать словно птица, и даже попытался взмахнуть лапами. 

«Всегда мечтал стать орлом. А теперь вот оно, я лечу!»

Конечно, в отличие от охвативших его ощущений, вес взрослого и не тощего самца сделал свое дело: кусты и молодые деревья с оглушительным треском приказали всем долго жить. Бреющий полет новоиспеченного орла закончился также стремительно, как и начинался.  Пришлось расчищать себя от поломанных веток непослушными лапами и, поджав хвост, с позором выкарабкиваться из джунглей обратно на берег.

Он снова видел расплывчатый силуэт мнимой сестры, которой у него отродясь не было. Явана лишь способствовала закреплению мифического образа в дурмане.

Дент все еще спал. Ему чудилось, что все происходящее – это сон. Лев даже не осознавал, что все, что он совершает якобы во сне – происходит на самом деле, только с чудесами в голове.

- Я знаю, где начинается небо, сестрица. Во-он там. – Он неопределенно махнул лапой в сторону вершины водопада. – Пойдем, посмотрим драконовы облака? Впрочем, как хочешь, я сам схожу.

Отредактировано Дент (13 Апр 2015 09:34:54)

+3

26

>>>  из Тропического леса >>>

Сольвейг, убедившись, что все участники дискуссии получили равную долю ее внимания, и все желающие укомплектованы поручениями, медленно побрела в сторону Больших Водопадов, немного утомленно осматриваясь по сторонам на предмет наличия непрошеных гостей и лениво отмечая свой путь метками на деревьях. На всякий случай (и пусть выглядело это так, будто Соль занята разметкой территории, на самом деле кошка элементарно боялась потеряться в густых джунглях, но виду не подавала). Боковым зрением она отметила, что Икси и Тори уже удалялись в направлении живописных цветущих лугов, и мысленно пожелала гривастому удачи. Смотрелись они вдвоем вполне замечательно, и Сольвейг на мгновение улыбнулась посетившим ее по этому поводу мыслям.
Симба тоже шел сзади, кошка слышала его тяжелую поступь и чувствовала волнами исходящую от молодого льва неуверенность и недоверие. Чуть замедлив шаг, она прислушалась к его словам:
- … был бы признателен вам, если бы вы не распространялись о том, что видели меня на землях Оазиса. Вообще, что видели меня, - донеслись до Сольвейг слова красногривого.
Перед этим он как раз признался, что он действительно Симба, сын Муфасы, судя по всему, находится в бегах, и по какой-то причине все считают его погибшим. Более того, молодой лев был намерен приложить все усилия для того, чтобы так оно и оставалось. Соль на ходу обдумывала услышанное, отмечая для себя некоторые важные детали. В конечном итоге она решила, что самым простым решением будет спросить обо всем поочередно Икси, Инвара, а также Линн и ее пернатого сородича, который, судя по всему, был прекрасно осведомлен обо всем, что происходило во всей саванне и за ее пределами.
- Ну на это я бы не очень рассчитывала, - скептически ответила кошка, посмотрев на Симбу и указав глазами вверх, где их слушали любопытные мартышки.
Поймав взгляд леопарда, маленькие приматы поспешно скрылись в ветвях деревьев, делая вид, что вовсе и не подслушивали их разговор. Соль на мгновение задумалась над этой проблемой, прислушиваясь к раздававшемуся все ближе и ближе реву водопада, и решение пришло к ней само собой. Приблизившись ко льву на расстояние, с которого он мог бы ее услышать, а мартышки – нет, она улыбнулась и тихо промурлыкала:
- Если ты не хочешь, чтобы твое имя, твоя проблема и вообще все, что ты сказал или скажешь, было до заката известно каждой живой душе этого Оазиса, я бы посоветовала тебе говорить гораздо тише и гораздо меньше. По крайней мере, здесь.
Лицо кошки приняло совершенно не свойственное ей тревожно-серьезное выражение, но лишь на мгновение: спустя несколько секунд она снова улыбалась, всем своим видом излучая дружелюбие и желание помочь, инстинктивно чувствуя, что чего-то именно такого и не хватает угрюмому и недоверчивому Симбе.
- Следуй за мной, - резко развернувшись на всех четырех лапах, кошка направилась в сторону водопадов.
Дойдя до самого большого из них, у подножья рассыпающегося на несколько более мелких, кошка ненадолго остановилась и осмотрелась: Оазис утром оказался совершено потрясающим зрелищем. Просыпающееся солнце редкими лучами поигрывало на красной шерсти леопарда, отливавшей натуральными огненными бликами, и ярко светило в глаза Соль, заставляя ее щуриться. К лапам кошки подплывал густой, стелющийся по земле и воде туман, белый, как молоко, за которым ничего не было видно. Но Соль прекрасно знала, что она искала, поэтому туман совсем не мешал ей, и она молча наблюдала, как белая масса медленно подкрадывалась и касалась кончиков ее лап, пока Симба, следовавший за ней по пятам, наконец, не сравнялся с ней.
- Там, за средним водопадом, есть… ну, не то, чтобы пещера, скорее небольшое углубление. Я думаю, шум воды позволит нам пообщаться без лишних ушей, - задумчиво сказала она, погружаясь всем корпусом в туман и направляясь к второму по величине водопаду. Осторожно обойдя его с краю, в том месте, где вода стекала со склонов не слишком бурным потоком, кошка резко шагнула навстречу воде, исчезая за водной занавеской.
В этом месте действительно было небольшое углубление, которое кошка обнаружила совершенно случайно, плавая неподалеку и оказавшись в нужное время в нужном месте, когда лучи солнца, упав под нужным углом, осветили небольшую впадину за водопадом. При желании, здесь могли бы легко поместиться три-четыре взрослых льва, причем места хватило бы всем с избытком. А главное – сюда не могли добраться мартышки, потому что поток воды, хоть и недостаточно сильный, чтобы пробить голову взрослому льву или леопарду, был достаточно мощным, чтобы утопить любую маленькую зверушку, которая могла бы попытаться погреть уши поблизости. Снаружи за бурным пенистым потоком их совсем не было видно или слышно, но сама Соль отсюда, пусть и частично, но видела прилегающую территорию.
Соль довольно потянулась, параллельно отряхиваясь от воды и снова обратилась к Симбе, чуть громче обычного, чтобы он услышал ее за шумом воды.
- Ну вот, Симба, сын Муфасы, теперь ты можешь рассказать мне все, что хочешь, и никто нас не услышит.

+6

27

> Тропический лес

К водопадам небольшая процессия продвигалась медленно. Лапа у Рико с каждым шагом болела все сильнее, и было достаточно одного мрачного многозначительного  взгляда на мартышек, чтобы немного замедлить темп. Ну хорошо, не одного только взгляда, израненной лапой лев тоже помахал для пущей наглядности. По-прежнему идущая впереди Мафдет навряд ли поняла причину снижения скорости шага, во всяком случае, Рико на это надеялся. Эта львица всё ещё оставалась неизвестной переменной, которой необязательно было знать о неполной боеготовности Рича, хоть миссия и молчала насчет Мафдет. Что было в голове у серой самки, была ли в её голове цель навредить Симбе или правителю оазиса? Неожиданно для себя Рич понял, что незнакомый пока красный леопард Сольвейг теперь тоже находится под его гипотетической защитой. Они даже не были знакомы, но слишком многое зависело от этой загадочной персоны, нельзя было подвергать её риску.

"ИЗМЕНЕНИЕ ПАРАМЕТРОВ МИССИИ: ЗАЩИТИТЬ СИМБУ, ЗАЩИТИТЬ СОЛЬВЕЙГ", - незамедлительно прозвучало в голове, вызвав уже привычную вспышку боли. У миссии что, случилось раздвоение личности? Две цели одновременно, они ведь могут быть и не в одном месте, так к кому сперва идти? Что же всё так сложно-то… Эх, запрос: каков приоритет задания?

"СЛЕДОВАТЬ ЗА МАРТЫШКАМИ, РАЗЫСКАТЬ ПРАВИТЕЛЯ".

Кто мы такие, чтобы противоречить миссии? Идем дальше.

Рико послушно протаптывал траву, направляясь к водопадам, но не мог не признать, что будь его воля, на первое место он бы поставил брата. Оно и понятно. Время слишком ценно сейчас, каждая секунда на счету. В любой момент Симба может совершить непоправимую ошибку… по крайней мере, так сообщил Рико-из-прошлого. Катастрофически мало информации. И никакой поддержки со стороны, а она сейчас была бы кстати, учитывая стремительно ухудшающееся физическое состояние Рико.

Но идти он ещё мог, а случись чего, даже отбился бы от врага. Слабенького такого. Хилого… слепого и хромого. И глухого. Точно отбился бы, без сомнений. Мафдет не подходила под данное описание, отчего настораживала льва ещё сильнее. Союзник она или враг, как же это понять? Нужно действовать осторожно, не раскрывая своих планов, но и не давая понять, что эти планы вообще существуют. Как вариант — прикинуться дурачком, которому на башку уронили с десяток кокосов, оставив без памяти и возможности адекватно соображать. Лучше казаться слабее и уязвимее, чем есть на самом деле, тогда у врагов появится излишняя самоуверенность… она же их и погубит. Решено.

“ОТЛИЧНЫЙ ПЛАН”.

Ух ты. Спасибо, миссия.

Ещё через несколько десятков шагов желтые уши льва чуть дернулись, и он уловил шум падающей воды. Похоже, они были уже близко. Кинув косой взгляд на Мафдет и провожатых-мартышек, Рико продолжил словно бы беспечно шагать, решив не показывать вида, будто он ожидает нападения из каждого куста. Удивительное дело, но эта напускная беззаботность и легкомыслие словно бы повлияли на состояние Рико, ему даже будто стало лучше. Боль в голове плавно утихала, перед глазами больше не темнело при любом резком движении, а к горлу не подкатывал комок тошноты. Самовнушение сработало?

“Больше походит на затишье перед бурей. Не расслабляйся, Рико, ты должен быть начеку”.

Наконец, дивной красоты огромный водопад предстал перед глазами двух путников. Шум и плеск воды умиротворяли, но Рич пришел сюда не видами любоваться. Бегло окинув взглядом местность, он сосредоточенно потянул носом воздух и чертыхнулся про себя: вода была изумительной на вид и на вкус наверняка тоже, но здесь совершенно не чувствовались нужные запахи. Ни одного знакомого.

Или же только для Рико здесь не было знакомых запахов. Эй, приятель, ты до недавнего времени не знал, кто такой Симба, которого надо защитить. Быть может, запахи прошлого тоже канули в небытие для тебя?

В любом случае, Рич сюда не сам пришел. Найдя взглядом своих провожатых, молодой лев выжидающе уставился на ближайшую к нему мартышку.

— Где Сольвейг? — без обиняков поинтересовался он.

Отредактировано Нирнамэ (27 Ноя 2017 19:13:04)

+1

28

Тропический лес------→>>

Складывалось впечатление, будто бы Симба стоит на тонком бревне, которое служило мостиком для того, чтобы перейти через огромную и бездонную пропасть. Он уже прилично отошел от прежней стороны – настолько, что вернуться обратно было нельзя, но все никак не мог дойти до противоположной земли. Король-изгнанник, конечно, на месте не стоял: двигался, как только мог, то заключая союзы с соседними прайдами его когда-то былого дома, то унимая свои страхи, пытаясь довериться тем, кого никогда не знал и кого никогда не видел. Теперь он делает еще один маленький шаг, балансируя на этом бревне, то удерживая равновесие, то теряя его.

Что же, все-таки за несколько дней он надавал по роже паранойе, которая бегала вокруг него и призывала остановиться. Но, как ни странно, его доверчивость пока что его не подвела, напротив, очень помогла ему. Симба не раз задумывался об этом, удивляясь тому, как же судьба тонко с ним шутит. И вот, теперь он здесь, идет следом за пятнистой кошкой, которая, возможно, поможет ему не меньше, чем Рагнарек со своим конунгом.

- Ну на это я бы не очень рассчитывала, - тем временем заговорила Сольвейг,  отвечая на просьбу самца.

Следуя за взглядом хозяйки оазиса, лев и сам поднял голову, застав совершенно свойственную для этих мест картину: вокруг хищников, то тут, то там, шныряли мартышки, с любопытством наблюдая за ними. Симба нахмурился; даже если приматы что-то узнают, то через пустыню весть не могла так быстро распространиться до земель Гордости, но если бы то была птица, которая так же случайно подслушала разговор обезьянок… О, так рисковать, конечно, он не мог.

Хорошо, что у Сольвейг был запасной план, о котором, впрочем, Симба догадался. Леопард отводил его в то место, где лишние уши не смогут подслушать их, а единственным таким местом были водопады, где шум потоков воды заглушал все звуки в радиусе нескольких метров. Лев, поглощенный своими проблемами настолько сильно углубился в них, что даже не сразу заметил, как ландшафт пышных тропических лесов сменился обвисающими лианами, переплетающими большие растения, листья которых наливались соками. Оглянувшись вокруг, король-изгнанник охнул только сейчас от такой красоты, с которой встретила их нынешняя местность. Не только пышнокронные растения поразили Симбу, но в состояние неподдельного восторга его привели большие каскады водопадов, которые чудесным образом разъединялись, сливались и переплетались друг с другом, создавая молочную туманную дымку. Лев посмотрел себе под лапы, вообразив, что поднялся куда-то на вершину голубого неба, а лапы его касаются облаков: таких же пышных, мягких и ускользающих от любого дуновения ветра и прикосновения.

Как только шум воды усиливался, Сольвейг говорила все громче и чаще, предостерегая короля-изгнанника и его секрет от лишних ушей. Конечно, такое отношение не могло не повлиять на доверие Симбы, а потому он вслушивался в слова хозяйки оазиса с особой жадностью и пока что лишь согласно кивал в ответ. Сказано, что лучше молчать, значит, будем молчать.

- Следуй за мной, - вдруг бросила кошка, разворачиваясь в совершенно другую сторону. Рыжегривый удивленно выдохнул, но тормозить не стал, стараясь не отставать от пятнистой.

Хищница вывела его к самому большому водопаду, что отличался гигантскими размерами по сравнению с теми, что доводилось видеть королю-изгнаннику. Лев вопросительно взглянул на кошку, которая занималась рассматриванием местности, будто пыталась что-то найти.

Мысль Симбы подтвердилась. Сольвейг действительно повела его к неизвестному ему потайному месту, чему он был несказанно рад. Кошка, словно приведение, растворилась в тумане, пока он пытался за ней поспеть и не упасть, наступая на скользкие мокрые камни. Они прошли большой водопад, вышли к средним по размеру и снова обогнули несколько более мелких.

Сначала лев терял кошку в тумане, а затем вовсе она прошла сквозь пелену воды, исчезая за той стороной водопада. Симба сначала опешил, но потом понял, что это то самое укромное место, о котором говорила хозяйка оазиса. Лев поспешил следом за ней, чувствуя, как вода потоком обрушивается на изнуренное уставшее тело, смывая с него всю пыль. Король-изгнанник даже задержался на несколько секунд, чтобы полностью промочить шкуру, а затем, войдя внутрь, старательно отряхнулся, обрызгивая стены логова крупными каплями.

- Ну вот, Симба, сын Муфасы, теперь ты можешь рассказать мне все, что хочешь, и никто нас не услышит.

- Спасибо, Сольвейг, - отчего-то поблагодарил ее Симба, видимо, неосознанно подразумевая сохранение его доверия. Колебания же все еще присутствовали в нем, но он всеми силами старался их перебороть. Толку сейчас вести себя, как недоверчивый львенок пред взором хищника, когда она уже знает о тебе самое главное?
И как начать? Как раскрыться существу, с которым ты никогда не состоял в близких отношениях, который, по сути, способен придать или не понять тебя? Симбе придется переступить через свои барьеры и ограничения и на этот раз во благо своей семьи и своего законного королевства. В конце концов, он же уже несколько раз переступал. Так не лучше ли довериться судьбе, которая пока еще дает положительные результаты от его деятельности?

«Да помогут мне Великие Короли Прошлого», - подумал король-изгнанник, - «Ведь Муфаса бы поступил так же на моем месте?».

Вопрос был риторическим, но что-то в его подсознании сказало ему «да».

- За оазисом есть другие земли, - начал свой рассказ Симба, - мой отец – Муфаса, при жизни был королем этих земель. Я его законный наследник, король в изгнании, считающийся мертвым.

Симба рассказал Сольвейг всю свою историю, начиная с того момента, как Чумви открыл своему другу-принцу глаза и выдал Скара, да заканчивая тем, что Симба и Рико разошлись по разные стороны оазиса. Лев умолчал лишь о том, что успел уже заручиться поддержкой соседнего прайда, ведь пока он не поговорит с конунгом лично, на это все же не стоит рассчитывать. Мало ли, что произойдет  за то время, пока король-изгнанник вернется на свои земли.

Симбе не просто было говорить об этом: он все время опускал глаза, периодически замолкал на некоторое время. Однако, он держался достойно для такого молодого льва, который потерпел уже такие большие потери в свое молодое время.

- Теперь я хочу найти Рико, чтобы помириться с ним и, если он откажется идти со мной, проститься на мирной ноте. Я должен отвоевать свои земли, освободить от власти своего дяди семью, а земли – от гиен.

Симба внимательно посмотрел в глаза Сольвейг.

- Теперь ты знаешь все.

+5

29

Сольвейг задумчиво слушала сбивчивый рассказ молодого льва.
Поначалу в каждом слове красногривого сквозило недоверие, но было довольно очевидно, что здравый смысл берет верх над паникой, и кошку это в какой-то степени радовало.
"Если ты так просто мне все рассказал, то в каком же ты, должно быть, отчаянии сейчас" - подумала про себя кошка, все также внимательно прислушиваясь к тому, что говорил ей Симба.
Формулировка "король в изгнании, считающийся мёртвым" кошку позабавила, и Сольвейг стоило определённых усилий сохранение серьёзного выражения морды лица.
Пока что она поняла, что Симба чрезвычайно наивен для своего возраста (а судя по ощущениям, они с Сольвейг были примерно ровесниками) и весьма слабовато представлял, как это все работает.  Молодой лев был в ужасающем смятении, которое излучал каждым движением или жестом, и чувствительной к перепадам чужого настроения Соль отчасти передалось это чувство, из-за чего ей пришлось сосредоточиться на своих ощущениях, отделяя их от переживаний Симбы и приводя свою пятнистую голову в порядок. Кошка сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, на какое-то время концентрируясь больше на шуме водопада и происходящем снаружи, чем на её собеседнике, и в этот момент услышала обрывки чьей-то речи по ту сторону водопада. Услышала она, собственно, только своё имя, но этого было вполне достаточно, чтобы захватить её внимание и интерес. Бросив беглый взгляд в щель, где просматривалась лужайка, она увидела ещё одного молодого льва, разговаривающего с мартышками, из чего сделала вывод, что лев ищет её.
"Подождёт" - подумала Соль, возвращаясь мыслями к сидящей перед ней проблеме, увлечённо рассказывающей о своих неудачах. Когда лев закончил повествование, кошка некоторое время молча обдумывала услышанное, а затем начала говорить:
- Я знаю все?  - с сомнением протянула кошка, встретившись взглядом с Симбой, - ты очень неправ, мой друг. Из твоего рассказа я поняла, кто ты такой, и что с тобой случилось. Я также примерно представляю, что ты хочешь попытаться сделать, и да, именно попытаться сделать, потому что на данный момент никаких предпосылок к успешному завершению миссии я не вижу. "Я хочу" - это довольно слабое заявление, когда оно не подкреплено даже мало-мальски адекватным планом действий…
Кошка на мгновение замолкла, пытаясь сформулировать свои мысли в более или менее доходчивую форму, чтобы при этом льва это не сильно обидело. Это заняло определённое время, но вскоре она снова заговорила.
- Я не понимаю пока что самого главного, естественно, главного с моей точки зрения: чего конкретно ты ждёшь от меня, и чего ты ищешь в Оазисе?
Естественно, как правителя Оазиса, пусть и новоиспечённого, Сольвейг пока что довольно мало интересовали амбиции и личные травмы молодого наследника престола прайда, находящегося через пустыню от неё. Также у неё не было вообще никакой заинтересованности в том, чтобы в это дело впутываться, и молодой лев должен бы это понимать. Но по какой-то причине он или не понимал, или не хотел понимать этого. Проанализировав его рассказ и общее поведение, кошка поняла, почему: у Симбы практически не было опыта именно правления, все делал его дядя, поэтому сейчас он не вполне понимал, в какой ситуации он оказался, и совершенно, совсем не знал, что ему дальше делать.
- Я ни в коем случае не хочу тебя обидеть, Симба, но все же скажу, как эта ситуация видится с моей перспективы, пусть это и прозвучит несколько грубовато, - вздохнула она, подбирая слова, -  хоть ты и считаешь себя королём, на данном этапе жизни ты едва способен управлять своими собственными эмоциями и своей собственной жизнью, не говоря уже о том, чтобы управлять целым королевством. Ты в абсолютном смятении и панике, оглядываешься даже на собственную тень, потерял своего брата, не имеешь ни малейшего представления о том, что происходит в твоём королевстве, но собрался идти воевать… один против всех? Или ты рассчитываешь, что твой брат пойдёт с тобой на эту самоубийственную вылазку? Ты готов стать свидетелем смерти своего брата? Наблюдать, как твои враги разорвут его на части прямо у тебя на глазах? - с небольшим надрывом в голосе спросила его кошка, подавляя ужасные воспоминания детства, - поверь мне, как уже пережившей подобный опыт - это гораздо страшнее, чем предательство дяди и смерть отца на охоте, особенно тогда, когда ты понимаешь, что это целиком и полностью - твоя вина.
Соль прикрыла глаза, отгоняя наваждение, услужливо подсунутое памятью в самый подходящий для этого момент. Укоряя себя за то, что позволила, пусть и на мгновение, эмоциям взять верх, кошка снова посмотрела на красногривого, добродушно улыбнувшись.
- Я ни в коем случае не пытаюсь отговорить тебя от твоей цели, Симба. И не говорю, что никак не помогу тебе с этим. Но позволь дать тебе один совет. Ты, несомненно, считаешь себя несчастной жертвой обстоятельств, и видишь в окружающих прежде всего врагов. Так вот, скажу тебе, что ничего страшного и непоправимого в твоей жизни пока ещё не случилось. У тебя есть семья, есть брат. Ты - законный наследник престола своего прайда, и рано или поздно, скорее всего, займёшь своё место. Но загляни себе в душу, Симба. Неужели ты считаешь, менталитет жертвы подходит будущему правителю саванны?
Сольвейг не совсем понимала, как ещё она может донести свои мысли до молодого льва, не вызвав негодования. В конечном итоге она пришла к выводу, что если Симба отреагирует на её слова агрессивно или уйдет в защиту - то ему уже вряд ли чем-либо можно помочь. А если он хоть немного понимает ситуацию, то прислушается к её словам.
- Симба, - подытожила она, - пока ты сам не понимаешь, как именно ты собираешься добиться своей цели, и чего конкретно ты хочешь, оставайся здесь, под покровом Оазиса. Здесь тебя никто не найдёт, и, скорее всего, никто не выдаст. Я помогу тебе найти твоего брата, но я жду от тебя помощи в ответ, мне пригодятся сейчас молодые и сильные львы. Тебе нужно привести в порядок свою голову прежде, чем пытаться навести порядок в своём королевстве, понимаешь? Не торопись.
"… а то успеешь", - про себя продолжила леопард.
- Некоторые из моих знакомых, очевидно, знают тебя, и нам нужно будет собраться и обсудить ситуацию, может, у кого-то будет интересная информация. Нужно знать больше о том, что происходит на землях твоего прайда… и да, если ты решишь последовать моему совету, то будет лучше, если ты придумаешь себе на время другое имя. Возможно, созвучное твоему… так будет удобнее и безопаснее.
Кошка говорила быстро и отрывисто, просто озвучивая поток мыслей в её голове, как вдруг взгляд её упал на льва, который ждал её по ту сторону водопада. Симба видеть его пока что не мог, так как сидел спиной, и единственное место, откуда просматривался темногривый лев - это как раз то, где сидела Соль. Собственно, размышления кошки прервало осознание того факта, что оба молодых льва смутно похожи друг на друга. Широко улыбнувшись своим мыслям, Сольвейг встала и направилась к выходу из их уединённой пещеры.
- Подожди меня здесь, я сейчас вернусь - тихо сказала она Симбе, пробираясь мимо него, - подумай пока над своим ответом. И не высовывайся, пока не позову.
В несколько быстрых прыжков она оказалась совсем рядом с черногривым львом, всматриваясь в очертания его тела и сравнивая его с Симбой.
"Похож" - резюмировала она.
- Ищешь кого-то? - поинтересовалась она у незнакомца.

+4

30

----→ Тропический лес

Казалось, что прошла целая вечность, пока они следовали за мартышками, которые уводили их в глубь джунглей. Мафдет сменила темп, стараясь идти помедленнее: складывалось ощущение, будто лев не торопится следовать за ней. Что ж, тогда лучше поберечь свои силы, которых и не было в принципе много.

А касатик тоже запыхался, видимо. Надеюсь, что нам еще не долго осталось.

Она снова задумалась о чем-то спустя какой-то промежуток времени и случайно свернула на узкую тропинку, предавшись своим мыслям.

А что будет, когда мы найдем правителя этих земель? Надо же как-нибудь начать разговор. Не сразу же выкладывать все, как есть или стоит? Все так запутанно. Цель вроде бы и близка, но в тоже время и далека от меня. Но, что мне делать, если окажется, что я не узнаю ответа? Куда податься? Стоит ли примкнуть по возможности к нему? Или же меня прогонят. Но тогда снова придется искать, искать и искать.

Львица тяжело вздохнула: ее силы потихоньку возвращались, но нынешняя ситуация воздействовала на нее слишком печально.

Зеленоглазая тряхнула головой и остановилась.

Стоп-стоп, куда это я уже успела забрести? Вот же дурная голова. Говорила же мама, что нужно смотреть, куда идешь. Нужно срочно возвращаться, пока гривастый не убежал в далекую даль.

Мафдет развернулась и пошла обратно по своим следам: дело было нетрудное, так как в той стороне, откуда она пришла – трава была примята. Для собственного спокойствия кошка прибавила шаг, чтобы не пропустить ничего важного.

Ух, только бы без меня не начинали.

Вот и знакомая тропинка показалась в дали, так что Мафдет на радостях понеслась галопом к ней. Добежав до развилки, хищница вновь остановилась, чтобы определить – в какую сторону ушел новый знакомый. Обезьян уже и след простыл, поэтому пришлось внимательно принюхиваться.

Так, оттуда мы шли, тогда, получается, что туда он убежал вместе с приматами. Запах ее свежий, а это значит, что я недолго отсутствовала. Ну же, Мафдет, тебе надо их нагнать!

Но она не ринулась впопыхах за ними, а решила идти быстрым шагом, чтобы обдумать на всякий случай, что сказать правителю, если желтошкурый уже с ним встретился.

Из вежливости нужно поздороваться и извиниться за вторжение. Представиться, спросить, не отнимаю ли я слишком много времени и вероятнее всего – приступить к изложению проблемы. Ну, а все остальное – можно придумать по ходу разговора.

С таким темпом она пришла через некоторое время к источнику запаха, но остановилась на полпути, ибо заметила рядом со львом темношкурого леопарда. Издалека как-то особо и не видно пол оного, поэтому львица решила для себя, что это самец. Она редко сталкивалась с ними в прошлом, поэтому особо и не разбиралась, как у них выглядят самки, а как самцы. Она решилась на то, что надо бы сократить расстояние, которое отделяло ее от мартышек, черногривого и леопарда. Мафдет остановилась от них в пяти шагах и присела.

Эм, наверное, надо подождать, пока меня спросят, а потом уже что-либо говорить.

Она старалась спрятать свою неуверенность, но кисточка хвоста предательски дергалась. Сестра как-то говорила ей, что некоторые леопарды убивали львов, а она находилась на вражеской территории, поэтому переживала, как бы не прикончили и ее.

Мафдет старалась рассмотреть леопарда получше и вскоре пришла к выводу, что это все-таки была самка, а не самец.

Надо намотать на ус и запомнить это, чтобы в будущем не случилось конфуза.

Она мысленно отметила, что цвет шкуры хищницы притягивал к себе – так красиво она лоснилась на солнце. Этот красноватый оттенок притягивал и манил к себе, даже глаза казались загадочными.

Не увлекайся, а то настучат тебе по ушам.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Большие водопады