Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Большие водопады


Большие водопады

Сообщений 31 страница 60 из 69

1

http://se.uploads.ru/XebCW.png

Высокий водопад, срывающийся в туманную расщелину, разбивается на несколько водопадов поменьше, образуя живописный каскад, тонущий в густом тумане и сочной изумрудной растительности. Здесь берет свое начало Тихая река, извилистой лентой протекающая у подножья Зеленых Скал.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к скрытности и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Тропический лес
Зеленые скалы

0

31

Дул легкий ветерок, ярко светило солнышко, совсем рядом журчала вода, а мартышки сидели на ветвях деревьев.
Мартышки высоко сидели на ветвях деревьев. Очень высоко.

Максимум, что мог позволить себе Рико, так это лишь сверлить мелких приматов своим недобрым взглядом. И в то же время напряженно прислушиваться ко всем звукам, пытаясь отличить нечто подозрительное среди шума водопада. Эти чертовы мартышки привели его сюда, а теперь трусливо перебрались куда повыше, на единственный вопрос льва отвечая красноречивым молчанием. То есть вообще ни звука.

И почему это Рико не покидает ощущение чертовой засады? Что за ним тайно наблюдают прямо сейчас?

Мартышек он не боялся. Даже если нападут всем скопом; пускай, их легко будет расшвырять по сторонам даже с покалеченной лапой. Несмотря на множество ран и явную травму головы, Рико чувствовал в себе достаточно сил, чтобы отбиться от такого смехотворного противника. А потому позволил себе перестать пялиться наверх с задранной головой. Беглый взгляд по окрестностям никакой новой информации льву не дал. Миссия молчала.

Хотя погодите, изменения в положении всё же были. Вспомнив про свою игру в ничего не подозревающего дурачка, Рико, не скрываясь, покрутил башкой по сторонам, успешно выдав на разбитой морде выражение “раз-два-три-четыре-пять-я-иду-тебя-искать”. Приподнял брови, изображая недоумение. И — финальное.

— Мафдет?.. — обеспокоенно позвал Рико, не переставая усердно оглядывать ближайшие кусты на предмет наличия там львицы. — Ты здесь?

Не скрывающийся, сидящий на достаточно видном месте, зовущий в полный голос. Рич очень надеялся, что эти нехитрые действия собьют с толку его возможные недоброжелателей. И, конечно же, он уловил посторонний шум, быстрый топот лап. Замер на месте, повторяя про себя как мантру “я ничего не подозреваю, я ничего не подозреваю”, приложил все усилия, чтобы не отскочить в сторону с оскаленной пастью, готовым к бою. Позволил чужаку приблизиться и не дрогнул. Быстро, очень быстро Рико оценивал новое действующее лицо.

Самка. Большая, быстрая. Достаточно крупная, даже слишком для самки, — уже опасный противник. Нет видимых физических повреждений, с координацией всё прекрасно. Глаза не сонливые, лапами она двигала без вялости и лени. Вывод: если это враг, то Рико как минимум в заднице.

— Ищешь кого-то? — без тени агрессии спросила незнакомка. Рико, как его и учили, не поверил. Рано расслабляться.

“Никому не доверяй. Никому не доверяй, они все твои враги... Кроме меня…”

Шипящие отголоски смутно знакомого голоса… Воспоминания?

“ТАК ТОЧНО”.

Как всегда вовремя, миссия. Но тут никто и не собирался доверять.

— Да, — чуть помедлив, отозвался Рико, рассматривая чужака уже внимательнее. Большой, красная с пятнами шкура. Возможно, леопард? Большой красный леопард.

“Тебе нужна Сольвейг, большой красный леопард…”

Возможно ли, что цель Рича стоит перед ним? Мартышки над его головой разом загалдели, каждая пыталась что-то сказать, но вместе их голоса сливались в большой непонятный гул.

Запрос: вероятность того, что приблизившийся большой красный леопард является правителем оазиса?

“ОГРОМНА”.

Что же, сейчас проверим.

— Я ищу Сольвейг, чтобы просить позволения остаться на этих землях. Я слышал, она достойный правитель, и готов служить ей.

“Слушай меня… слушай только меня… Ты будешь делать всё, что я скажу. СПУТНИК”.

Лапы льва едва заметно дернулись, но он продолжал выжидающе смотреть на леопарда.

Отредактировано Нирнамэ (27 Ноя 2017 19:13:51)

0

32

Как заключить союз с владыкой оазиса? Правильно, давить на жалость! Можно подумать, что при своем рассказе молодой лев руководствовался именно этой мыслью, хотя рассказ его и не содержал ничего такого, что могло бы вызвать слезинку на глазках весьма сильной представительницы прекрасного пола (ну, уж ранимой и слабой Симба никак не мог ее назвать). Тем не менее, леопард выслушала его, но не сказать, что восхищенно или с толикой хотя бы какого-то сочувствия отнеслась к тому, о чем ей поведали. Когда король-изгнанник закончил говорить, то ожидал от самки совершенно другой реакции, но, к сожалению, не всегда все идет именно так, как мы хотим.

Она выразила свое мнение. Кроме того, она выразила свое мнение ТАК прямо, что лев даже опешил. Он сидел, слушал самку с видом какого-то провинившегося котенка, а в душе его уже зарождалась обида, мол, как же так, он ей открылся, он ей рассказал все, что таил в душе не один месяц. И каков же её ответ?

- …"Я хочу" - это довольно слабое заявление, когда оно не подкреплено даже мало-мальски адекватным планом действий…

«Вообще-то у меня есть план», - подумал Симба, нахмурившись. Рыжегривый, как ни странно, совсем забыл  о том, что одну часть плана он ей не рассказал, а другую часть плана попросту еще не продумал. Однако же, он не отвел взгляда от хозяйки оазиса, смиренно ожидая продолжения ее воспитательной речи. То есть, как сказать; он предчувствовал, что речь будет именно такого характера.

- Я не понимаю пока что самого главного, естественно, главного с моей точки зрения: чего конкретно ты ждёшь от меня, и чего ты ищешь в Оазисе?

На какой-то миг Симба задумался: действительно, с какой же целью он пришел к Сольвейг? Чтобы заключить союз – это вряд ли, потому что король-изгнанник дураком не был, понимал прекрасно, что жители оазиса за него воевать не пойдут. Кто он такой для них? Король какого-то умирающего прайда, который находится за тридевять земель отсюда? Он не мог им предложить ровным счетом ничего: ни земель, ни защиты, ни еды. Ни-че-го!

- Я шел сюда с целью просить о помощи, - выдохнул лев, отводя глаза в сторону, - но понимаю, что ничего не могу дать взамен. А в оазисе я искал и ищу укрытие, защиты от врагов, которые попытаются завершить начатое…

Сольвейг вздохнула. По-видимому, ей самой было жаль огорчать молодого короля, который всей своей душой желал отомстить за себя и за свою семью. Но она, будучи опытнее в таких делах, оценивала ситуацию гораздо трезвее и понимала, что Симба еще не готов совершать такие ответственные и тяжелые поступки. Она также прекрасно понимала, что просто так теперь королю-изгнаннику трон не отдадут, что за него надо бороться, но каким именно образом будет это делать лев, который боится чуть ли не собственной тени, который ведет себя, как истинный параноик и которому даже валерьяна не поможет избавиться от такого психологического настроя? По-видимому, кошка решила взять на себя роль психиатра и снять со льва пелену страха и отчаяния.
Вот только проблема была в том, что рыжегривый самку понял неправильно. Чем больше хозяйка оазиса говорила, тем сильнее лев видел в ней потенциального врага, который специально отговаривает его, Симбу, от мысли навестить собственный дом. Сложно сказать, что лев чувствовал в этот момент, но чем больше говорила леопард, тем меньше ему хотелось ее слушать.

Ему становилось совсем худо, потому что в каждом слове пятнистой он чувствовал правду. В голове пронеслись картины последних его путешествий, он вспомнил своего родного брата, который сказал ему то же самое, что сказала ему только что Сольвейг, разве что в более грубой форме. И как не прискорбно было осознавать, но она была абсолютно права. А что, ежели он не заручится поддержкой Фаера? А что, ежели все эти россказни об умирающем прайде всего лишь сплетни мартышек? Сколько армии в распоряжении Скара, как обстоят там дела – всего этого Симба не знал, а потому, он не мог просто так идти на войну, где ему придется проливать кровь, причем не только свою кровь, но и кровь родного брата. Они спаслись от смерти чудом, а теперь он же, Симба, собственнолапно собирается умертвить и себя, и Рико.

Король–изгнанник колебался. Он не знал, что ответить хозяйке оазиса. Мало того, что он выдал ей все свои карты, так создал впечатление сопливого льва, который умеет разве что только обед себе поймать.

«Разве так вел бы себя Муфаса?», - спросил сам у себя Симба, но ответить себе же не успел: за той стороной водопада послышался шум.

- Подожди меня здесь, я сейчас вернусь, - тихо сказала Сольвейг, - подумай пока над своим ответом. И не высовывайся, пока не позову.

Лев ничего не ответил кошке. Он отвернулся от выхода из пещеры, пряча морду от многочисленных брызг. Что же, пока он сидит тут, наедине со своими мыслями, то у него есть отличная возможность подумать над своим поведением и, что самое трудное, переступить через свое «я».

- Отец, прости меня, - короткая пауза, - я никогда не стану таким, как ты…, - с грустью в голосе сказал в пустоту король-изгнанник, облокотившись боком о холодную стенку пещеры и прикрыв глаза.

***

« - Я хочу быть таким же смелым, как ты, папа!
   - Ты и так смелый. Разве трусливый львенок осмелился бы зайти в пещеру к твоему дяде?
Они оба засмеялись, и, конечно, Симба тогда понял шутку. В пещере у Скара всегда лежали обглоданные кости, и стоял какой-то особенный сумрак, которого больше не было ни в одной пещерке в Скале Прайда.
- Ты правда ничего не боишься?
Муфаса внезапно нахмурился, а прежняя добродушная улыбка внезапно сползла с его морды.
- Боюсь Симба, - как же это признание удивило львенка! – я боюсь потерять тебя и твою маму.
- Не бойся. Мы же всегда будем защищать друг друга, верно?
- Верно, - кивнул Муфаса, прижимая сына к груди могучей лапой».

***

Лев тяжело выдохнул, ощущая, как сильно щиплет его глаза. Он тряхнул косматой головой, зачем-то обратив внимание на свою переднюю лапу. У отца она была большой, могучей, и он с легкостью отшвыривал ей потенциальных недругов. Он тоже был сильным, а Рико… Рико теперь очень напоминал Муфасу.

«Мы всегда будем защищать друг друга», - снова пронеслось в голове у Симбы.

Решено. Он больше не станет бояться любого шороха в траве, он слишком многое потерял, пока бежал от собственного себя. И это первое, что ему предстоит изменить в себе.

«Я приму предложения Сольвейг, найду своего брата, соберу вокруг себя верных друзей. Я добуду нужную информацию о своем родном доме, а потом, когда придет время, то я обязательно отомщу за себя и за Рико. Так бы поступил и мой отец, который никогда не торопился, не боялся. Я должен быть похожим на него, потому что только тогда я буду достойным своего трона».

Мысль рыжегривого внезапно оборвалась. Пусть ему будет сложно, пусть он пройдет через множество испытаний, но он должен выкарабкаться и сделать то, что сделал бы любой истинный король на его месте – отомстить узурпатору за все всего злостные выходки. А пока он сделал еще один смелый шаг – доверился Сольвейг, которая, пусть и кольнула его и в глаза, и в сердце, но зато сняла с него пелену неведения.

Между делом король-изгнанник начал чувствовать, что кошки уж довольно долго нет. Конечно, ослушаться ее он не намеревался, а вот про «высунуться и посмотреть» она никаких запретов не давала, поэтому через каких-то несколько секунд голова рыжегривого уже торчала из-за стенки пещеры. И какого же было его удивление, когда он увидел…

«Рико!»

+4

33

Боковым зрением кошка заметила, как позади Рико появилась коричневого цвета львица, поджарая и довольно хорошо сложенная, но совершенно обессиленная - львица, судя по всему, еле держалась на ногах, и сильно нервничала. Вернувшись взглядом к темногривому льву, Соль отметила, что тот тоже не в лучшей форме, и взгляд его как-то слегка затуманен. Зато в родственной связи с Симбой кошка уже не сомневалась: запах у львов был похож, как может он быть похож только у братьев. Сольвейг глубоко вздохнула и окинула взглядом пару зомби-львов.
— Я ищу Сольвейг, чтобы просить позволения остаться на этих землях. Я слышал, она достойный правитель, и готов служить ей, - обратился к ней лев, терпеливо ожидая реакции.
Братья были, очевидно, очень разными по характеру, и пока что младший, как ни странно, произвёл на кошку впечатление более зрелого льва, чем старший, с которым она говорила несколько минут назад.
"По крайней мере, он не пытается покончить с собой и не просит меня ассистировать ему в этом", - подумала про себя кошка, а вслух сказала:
- Если вы ищете убежища, то добро пожаловать. Правда, у меня такое ощущение, что мне вас скоро на спине нести придётся. Вы в порядке вообще?
Кошка задумчиво обошла льва с боку, осматривая его на предмет ран и ушибов, коих, к слову сказать, оказалось предостаточно. Также от льва ощутимо пахло кровью, но Соль не смогла навскидку определить, откуда именно. Пораскинув мозгами, она решила, что ранена, скорее всего, голова, и крови не видно из-за пышной гривы. С этим нужно было что-то делать, и мысли в голову хозяйки Оазиса начали сменять одна другую со скоростью молодой антилопы. Для начала, раны нужно бы промыть, но с этим, благо, проблем не возникнет: воды вокруг достаточно, и довольно чистой. Потом, раны нужно бы обработать, а на рану на голове приложить что-нибудь, чтобы остановить кровь. Да и обезболить бы его не помешало.
Как нельзя кстати, на соседнюю ветку вдруг резко опустилась внушительных размеров чёрная орлица, держа в клюве уже умерщвлённого кролика. Мартышки, сопоставив размер кролика и среднего представителя их вида, предпочли отойти на почтительное расстояние от хищной птицы, а вскоре и вообще покинули окрестности. Остались только две самые храбрые, на вид уже умудрённые опытом старые обезьяны.
- Фа фифово фе фафла, - с набитым кроличьим мехом клювом сообщила Линн. Подумав, птица фыркнула и бросила кролика вниз, прямо под ноги стоящим под ней львам, а затем сказала уже нормально, - не нашла я никого, говорю, но заметила следы на песке пустыни. Враги ушли.
"Замечательно" - с облегчением вздохнула Соль.
- Отлично… значит, можно пока относительно расслабиться. Ты Рико, верно? - без лишних церемоний спросила она чернгривого льва и повернулась в сторону водопада.
- ЭЙ, РЫЖИЙ! - крикнула она во всю мощь своего голоса, - ВЫЛЕЗАЙ И ИДИ СЮДА! Тут сюрприз, ага.
Если не знать, куда смотреть, то Симбу увидеть было практически невозможно, но Соль нашла его торчащую из-за водопада морду довольно быстро, и выражение морды лица рыжего льва подтвердило её догадку об их родстве ещё раз. По меньшей мере, одна из задач, которые поставил перед собой Симба, была уже почти выполнена. Леопард надеялась, что вид обессиленного и раненного брата приведет Симбу в чувства, и тот на время отвлечётся от мыслей о мести. Возможно, он задумается о том, насколько он готов видеть Рико в еще более печальном состоянии, или вовсе мертвым. Возможно...
Сольвейг улыбнулась своим мыслям и повернулась к скромно стоящей рядом львице, осмотрев ее с головы до кончика хвоста. На ней ран не обнаружилось особо, но выглядела она не сильно лучше Рико: обезвоженной и голодной. 
- Ты выглядишь так, будто сейчас в обморок упадёшь. Кролика съешь, что ли.
Как ни странно, Линн даже не пыталась возразить. Видимо, птица не была особо голодной, и поймала кроля чисто из охотничьего азарта. Соль понимала, что голодной львице кролик - как мёртвому припарка, но пока ничем больше помочь ей не могла, поэтому решила пока оставить эту проблему, так как были дела более срочные.
- Итак, друзья мои, план следующий, слушаем внимательно, - серьёзно начала она, нарочно говоря громче, чтобы её слышал и Симба, - семейное воссоединение - это, несомненно, прекрасно, но если мы не окажем твоему брату помощь, Симба, я боюсь, что оказывать её вскоре будет некому. Он весь в ранах и ссадинах, и вообще еле на лапах держится. Поэтому ты идёшь со мной собирать лечебные травы, что растут тут рядом, вдоль реки, я сама не притащу все это. Львица остаётся присмотреть за Рико, и… ему бы нужно промыть раны, так что посмотри, чтобы он не утопился тут случайно, а то мало ли… - обратилась она к кошке, надеясь, что та все ещё в адеквате, - Линн, лети вперёд. Мне нужна обезболивающая трава и кровоостанавливающая тоже… посмотри, я видела вдоль реки. Мы идём следом.
Бегло осмотрев присутствующих, кошка направилась в сторону Тихой реки, но чтобы пройти туда, нужно было миновать зелёные скалы, или же пройти обратно через Лес.

>>> Зелёные скалы.

Отредактировано Solveig (10 Апр 2016 16:21:03)

+2

34

Все произошло как-то быстро: леопардица была настоящим метером, потому что успела и черного обойти, и с птицей поболтать, и кролика предложить, и позвать еще кого-то, а потом и убежать. Рекомендации относительно дальнейших действий были поняты львицей, посему она подошла сперва к кролику, откусила пару кусков, затем шикнула в сторону зеленоглазого, чтобы тот тоже смог немного перекусить, ибо вежливость – наше все. Затем Мафдет хорошенько осмотрелась, чтобы найти что-то, что помогло бы ей промыть раны от грязи и засохшей крови у льва.

- Рико, значит, - она издала звук, напоминающий по звучанию – хмыканье и направилась к реке: нужно было убедиться в том, что она не слишком быстрая, если кто-нибудь случайно в нее свалится. Кошка принялась медленно и аккуратно спускаться, попутно высматривая мох.

Я в курсе, что мох лучше на деревьях искать, но быть может здесь есть что-нибудь еще полезное.

Вести монолог и спускаться – весьма затруднительное занятие, но вот она оказалась у воды и опустила лапу в нее. Река была не слишком быстрой, поэтому незадачливого можно было нетрудно вытащить.

Так, с этим разобрались. Теперь надо найти как можно больше мха, очистить его от земли.. Хм, надо собрать небольшой клубок, чтобы его можно было намочить и понести.

Неподалеку от нее росло молодое деревце, к которому хищница незамедлительно направилась. В его тени было гораздо прохладнее, чем на солнце, но сейчас не было времени отдыхать и наслаждаться погодой, хоть и нынешнее состояние тела требовало этого.

Так, где-то здесь должен непременно расти искомый объект. Хоть бы его хватило, ибо я не в том состоянии, чтобы бегать туда-сюда, да еще и в такую жару.

Похоже, что сегодня госпожа удача была на ее стороне, потому что она вскоре увидела немного мха, которого вполне могло хватить для того, чтобы промыть раны, если сиятельство вообще соизволит их промывать. Но Мафдет не было настроена на чьи-либо капризы, поэтому была полна решимости довести задачу до конца.

Аккуратно собирая и очищая зелень от грязи, она скатывала ее в клубок правой лапой, оттряхивая все ненужное левой. Работа была не сложная, но в ее состоянии это казалось мукой.

Ну что, Мафдет, собираешься откинуть копыта? Спорим, что сестра бы не вздыхала так, как умирающий лебедь, а? Смирись с тем, что ты никогда не будешь ею, даже если убьешь на это всю жизнь.

У нее было ощущение, будто рядом с ней сидит еще одна такая же львица и издевается, видя ее страдания. Страданиями это назвать, конечно, сложно, но занятие было еще тем испытанием.

Наконец, она закончила возиться со мхом и направилась к реке, чтобы как следует его вымочить. Комочек был совсем легким, поэтому это не потребовало особых усилий. Однако клубочек после водных процедур стал тяжелее, и было искушение – слизать все капельки, но кошке пришлось возвращаться назад, чтобы помочь раненному товарищу.

Даа, пока ты ходила туда-сюда, бедолага уже, наверное, помер. Да ты просто королева среди улиток! Даже львенок управился бы быстрее. И не надо тут плакать, и стонать от того, что ты устала и хочешь спать. Вон, посмотри на льва – он вообще не пикнул с того момента, как ты его встретила. И не говори мне, что он другого пола, не находи отговорки. Просто прими к сведенью, что ты слабая. Удивительно, как тебя раньше не пришибли. Ах да, сестра скорее всего и смоталась от тебя, пока ты в отключке была. Она наконец-то поняла, что ты обуза для нее, вот и исчезла.

Львица резко потрясла головой, чтобы прогнать эти «галлюцинации» из своих мыслей. Ситуация была действительно не из приятных, но вот так откровенно паниковать самой с собой не было выходом из положения. Нужно держать себя в лапах.

По счастью во время ее отсутствия, лев не утопился и не покончил жизнь самоубийством, что радовало. Однако теперь предстояло уговорить его – промыть ранки, что могло быть затруднительным, если он был упрямым, конечно.

А может он все-таки куда-то уходил, пока меня не было? Ну, да ладно, не мое дело. Главное, что не помер.

- Хм, дружок, мне все равно, что ты на это думаешь, но, если ты не ляжешь и не дашь мне промыть твои раны, то мне придется тебя насильно уговаривать, и это тебе точно не понравится. Поэтому, будь так любезен – ляг на траву и лежи, пока я не закончу, -

Она нахмурилась, пытаясь создать впечатление о своей серьезности.

+2

35

Своими следующими словами леопард без лишних объяснений дал понять, что он и есть та самая загадочная правительница Сольвейг. Выходит, мартышки не обманули и привели львов в нужное место. Что же, уже неплохо, половина одного из заданий выполнена. Леопард милостиво позволил новоприбывшим остаться на своих землях. Впрочем, Рико понимал, что даже будь он пушистым белым зайчиком, некоторое время за ним ещё будет установлен надзор. Его не было в оазисе как минимум несколько месяцев подряд, мало ли что удумал вернувшийся из вольных странствий младший принц. На месте разумного правителя лев бы подозревал каждого путника, по крайней мере, пока тот не докажет свою верность и отсутствие дурных намерений. Считать Сольвейг неразумным правителем было бы верхом идиотизма, ведь Пирс учил предполагать своих врагов умнейшими, коварнейшими и проницательными, чтобы можно было учесть любой вариант развития событий.

На вопрос леопарда Рико сдержанно кивнул. Текущее состояние можно было оценить как удовлетворительное, в долгосрочной же перспективе требовалась помощь целителя.

И тут голову пронзило резью. Перед глазами поплыло, к горлу подкатила дурнота. Чувствовавший себя до сего момента более-менее сносно, Рико от неожиданности покачнулся, резко выдохнул. Изменение параметров состояния: целитель требуется немедленно.

С трудом лев сфокусировал взгляд на подлетевшей птице. Несмотря на явное ухудшение самочувствия, он почувствовал, как привычно напряглись мышцы, когда сознание отметило птицу как вероятного противника. Однако орел оказался дозорным Сольвейг и прямо сейчас рассказывал о своих наблюдениях, небрежно обронив принесенного в клюве кролика. Невольно Рич проследил взглядом за упавшей тушкой, но не посмел даже шелохнуться. Если он и был голоден, то должен сам обеспечить себя пищей; кролик же ему не принадлежал.

Но он так вкусно пахнет.

“ОТМЕНА”.

Сглотнув, Рико выпрямился. Голос в сознании каким-то образом оказывался сильнее всех его желаний и вызывал беспрекословное подчинение. Нельзя так нельзя. Ждем дальнейших указаний.

— Ты Рико, верно? — неожиданно обратилась к нему Сольвейг.

За неуловимые доли секунды собраться, подготовиться к бою и защите. Обновление параметров: красный леопард Сольвейг — потенциальный враг. Откуда. Она. Знает.

— ЭЙ, РЫЖИЙ! — отвернувшись от Рико (зря), правительница использовала всю мощь своего голоса, обращаясь к… водопаду? Рич слегка отвел уши назад, спасая их от звуковой волны, и прищурился, пристально оглядывая стену падающей воды. Что?..

Рыжий лев. Взрослый рыжий лев. Рико смотрел прямо на него, установив зрительный контакт. Ни радости, ни гнева, в салатовых глазах младшего из львов можно было прочесть лишь настороженное оценивание, прежде чем тот отвел взгляд. Почему-то от разглядывания появившегося самца становилось не по себе. Что не так.

Сольвейг сказала про сюрприз. Пирс упоминал его главную задачу: отыскать брата и отговорить от самоубийства. А что-то на задворках сознания заявляло, что этот новый рыжий лев был “смутно знакомым, будто они виделись раньше”. Тогда он...

— Симба, — произнес Рико, вновь разглядывая рыжего. Да, они определенно виделись прежде, отдельные мелкие детали то и дело цепляли взгляд, словно пытались напомнить о чем-то, что Рич забыл. И это здорово отвлекает.

“СОСРЕДОТОЧЬСЯ”.

Спасибо. Так правда проще.

Всё остальное время, когда Сольвейг говорила и отдавала распоряжения, взаимодействовала с Мафдет, Рич не издал ни звука. Впрочем, от него и не требовалось, а если кто и хотел перекинуться парой слов с львом, то Рико этого не видел. От ожидания лучше не становилось, а от предложенного кроличьего куска он отказался. Во-первых, миссия запретила это есть, а во-вторых, из-за подступающей тошноты даже будучи голодным кушать не хотелось.

— Рико, значит, — хмыкнула Мафдет, когда леопард вместе с рыжим львом ушли по своим делам. Рико ничего не ответил, а самка нашла, чем себя занять.

Как только та отошла на достаточное расстояние, Рич оглянулся по сторонам. Где Пирс. Наставник был превосходным целителем, как же он сейчас нужен. Дыша глубоко и часто, Рико опустил голову к земле, отчего темные пряди гривы упали ему на глаза. Желудок скручивало сильными спазмами, мышцы сокращались, но в итоге лев издал лишь несколько неприятных кашляющих звуков, его тошнило, но желудок был пуст. Только в пасти появился слабый привкус желчи. Покачнувшись от очередного головокружения, Рико улегся на правый бок, чтобы не потревожить искусанную левую лапу. Голова становилась всё тяжелее, а местность вокруг — темнее. И это посреди-то солнечного дня. Как долго Рико ещё продержится так?

Мафдет вернулась, краем глаза лев заметил, что она пришла не с пустыми лапами. Мир покачнулся ещё сильнее. Львица что-то начала говорить, а Рико, собрав остаток сил, попытался понять, о чем шла речь. И первым желанием было прорычать “Не смей подходить ко мне”, лишь мысль о чужих прикосновениях была враждебна Ричу. Вот только сейчас выбора не было. Как и возможности вербально ответить. Прикрывая глаза, чтобы не видеть качающуюся и плывущую местность, Рико кивнул.

Оставалось надеяться, что план питона сработает до того, как состояние Рича пройдет точку невозврата.

Отредактировано Нирнамэ (27 Ноя 2017 19:19:36)

+3

36

Младший сын Муфасы явно был в состоянии не стояния. Рыжегривый будто бы не веря, что перед ним стоит его брат-потеряшка, разглядывал Рико так, словно он вернулся с того света. И что же это? Весь в ссадинах, пыльный и грязный, худой и изнеможенный, он, кажется, едва стоял на лапах.

«Не уберег я тебя», - первая мысль промелькнула в голове, за которой по цепочке пошла следующая, - «нужно срочно что-то делать!», - король-изгнанник чувствовал, как сердце его пропускает испуганно один удар за другим. Сомненья прочь, нужно спасать его, пока еще есть время!

- ЭЙ, РЫЖИЙ! -  словно гром средь ясного неба послышался голос хозяйки оазиса, от которого самец застыл на мгновенье, - ВЫЛЕЗАЙ И ИДИ СЮДА!

Все было как нельзя вовремя! Уговаривать Симбу, естественно, не пришлось. Лев пулей выскочил из своего укрытия, небрежно хлопнув лапами по воде, брызги от которой разлетелись во все стороны и окатили самца с гривы до самых лап. Король-изгнанник в три или четыре больших прыжка оказался возле Рико, судорожно пытаясь найти хоть  какую-то зацепку: способен ли сын Муфасы жить, насколько тяжелы его увечья и кто мог бы сотворить с ним такое.

Весь мокрый и взъерошенный, он не был сейчас похож на настоящего короля, зато был похож на рядового льва - на заботливого брата и защитника. Он суетился возле Рико, и, хотя Симба внешне не показывал все свое волнение, душа его тряслась. Это был единственный его брат – его друг, его кровь, его, в конце концов, союзник по борьбе с их общим врагом! И он допустил такое, отпустив совсем еще молодого льва в такой опасный и безумный мир…

И тут-то Симба почувствовал, что что-то здесь не так. Он, со своей паникой, не сразу заметил, что брат смотрит на него как-то… не так. Взгляд молодого льва не был теплым, не был радостным, не был даже хотя бы чуточку злым из-за того, что произошло между ними некоторое время назад. Салатовые глаза, не мигая, глядели на Рыжегривого в упор, будто бы не узнавая того, с кем он рос и с кем спасал свою жизнь.

Симба, - послышался голос брата. И Симба понял: все, что осталось от Рико – это лишь его тело.

Лев вдруг отступил от льва на несколько шагов, лихорадочно оглядываясь по сторонам, будто бы ища какой-то помощи. Но Сольвейг не могла ему пока что ничем помочь, а здесь, вот прямо сейчас, он увидел незнакомку, которую не заметил до сего времени. Глаза короля-изгнанника вдруг резко распахнулись: это ведь она привела Рико сюда!

- ЭТО ТЫ СОТВОРИЛА С НИМ ТАКОЕ?! – Взревел лев, яростно развернувшись в сторону Мафдет, - ЧТО ТЫ С НИМ СДЕЛАЛА!?– Он уже хотел было прижать самку к земле, но внезапно осекся, заметив изгибы ее тела. И нет, вовсе не потому, что он ее вдруг возжелал (ах вы развратники!), а лишь потому, что заметил и ее состояние, которое практически было ничем не лучше, чем состояние Рико. Во всяком случае, физическое.

«Вспомни, что сказала тебе Сольвейг», - прикрыв глаза и выдыхая, успокаивал себя Симба, - «не ищи в других врагов, не убегай от собственной тени. Ты должен быть проще, тогда только ты обретешь друзей, но не врагов». Рыжегривый внезапно присмирел, еще раз окинув взглядом львицу, и на этот раз взгляд его выражал лишь страдания.

Он хотел было спросить, что с ним произошло, но вдруг понял, что после такого дикого ора это было бы некорректно. К тому же, сейчас это не важно - важно привести его в чувства. А еще возможно даже, лев хотел бы извиниться перед ней. Но снова позже. Симба вполне мог себе позволить это, несмотря на то, что он был королем. В детстве еще он привык к этому из-за нескончаемых игр со своими друзьями, где не раз принц обижал их по своей глупости, и где не раз ему приходилось потом искупать свою вину. Муфаса говорил, что в извинениях нет ничего плохого, если ты оказался не прав, а это как раз тот случай…

Но льву сейчас было откровенно не до этого. Самой главной целью для него было помочь брату, о чем ему любезно напомнила Сольвейг. И, наблюдая за ней, лев видел в кошке настоящего лидера, которая в такой трудный момент не растерялась и немедленно начала давать указания. Честно говоря, Симбе было трудно представить, чтобы с ним случилось, не будь рядом ее…

«Нормально. Все будет нормально», - сосредоточенно думал Симба, попутно бросив недоверчивый взгляд на львицу, которой Сольвейг приказала (или попросила?) остаться с самцом.

«Ты только держись, Рико, я обязательно добуду для тебя все, чтобы помочь тебе».

----→>>Зеленые Скалы

+3

37

После всего, что уже могло произойти, львица пыталась оставаться спокойной, но это давалось ей с трудом: сначала пустыня, потом таинственный незнакомец, а потом уже и повышение голоса на нее. Она с детства не любила, когда на нее кричали. Именно по этой причине и была более покладистой, что и отличало ее от сестры. В конце концов, льва можно было понять: его братец просто уходил погулять и погулял весьма удачно, раз получил себе новые шрамы на шкуру.

Кошка хмыкнула: это чем-то ей напомнило время, проводимое с Таурт, когда они еще жили с матерью. Как правило, вечно одна из сестер вляпывалась по самые уши, а второй приходилось ее выгораживать, а потом обе огребали от матери. Львица улыбнулась – она верила в то, что найдет свою потеряшку, даже, если та забредет на край света.
Обдумывая происходящее, она внимательно осматривала льва, который не то, что лег, а повалился на землю, как неживое бревно. Предварительный анализ его увечий не предвещал ничего хорошего: ладно мелкие ранки и царапинки на теле, но где-то под гривой была рана пострашнее.

Не желая мучить Рико сразу, Мафдет принялась промывать раны несерьезного характера, коих было предостаточно. Стоит ли говорить о том, что ей пришлось несколько раз ходить туда-сюда к реке, чтобы омыть мох от запекшейся крови и грязи. Причем лев периодически ворчал, будто угрожал ее растерзать за то, что она вообще существует на этой земле.

Когда Мафдет в очередной раз принялась омывать которую рану, то заметила неполадки у одной из лап льва: она была безжалостно искусана, видимо кто-то посильнее постарался.

- Приятель, я знаю, что тебе вообще все это не нравится, но, если тебе не промыт все эти раны, то ты вообще рискуешь остаться без конечности. Да, это я про твою мягковерную говорю, - львица нахмурилась: похоже, что ее речь не доходила до мозга льва: либо ему было совсем плохо, либо он просто пропускал ее слова мимо ушей. Мафдет понадеялась на первый вариант, ибо второй мог быть слишком абсурдным для его состояния. И тут до ее головушки-то дошло, что рыжик может ласты протянуть от обезвоживания! Львица устыдилась самой себя и принялась искать что-то, во что можно бы было набрать некоторое количество воды. Единственное, что ей приходило на ум – расколотый кокос. Но где его здесь найти можно? Если эти пальмы здесь вообще растут. И ведь нельзя покидать льва надолго: вдруг его кто-нибудь убьет, пока ее не будет, а потом прибьют и ее саму за то, что она не уследила за ним?

Нее, так нельзя. Его и напоить нужно, и омыть холодной водой. Желательно еще и под тень оттащить, но боюсь, что он вообще не сможет подняться. Вон, как у него лапа ноет.

Львица принялась внимательно осматривать окрестности в поисках того, что могло бы быть похожим на кокос. И бинго! Она заметила нечто круглое в нескольких хвостах от нее, но был ли это то, что могло бы пригодиться? Загадка.

- Ты полежи тут. Я скоро вернусь. Если что-нибудь случится – заори, - пусть это было совсем рядом, но она сочла своей обязанностью – оповестить о ее похождениях льва, чтобы он головушкой еще больше не тронулся за время ее отсутствия.

Искомый объект лежал возле кустов, которые были настолько густыми, что при всем своем желании Мафдет бы ни за что не смогла туда протиснуться. Идя к ним, она периодически оглядывалась назад и прислушивалась, чтобы быть предупрежденной, если враг покажется на горизонте. Находкой оказался вовсе не кокос, но похоже, что это был его дальний родственник: скорлупа такая же прочная, цвет тоже, а вот на ощупь он был более гладким не таким волосатым. Да и пах совсем иначе. Благо, хоть не сгнил: видимо какая-то мартышка совсем недавно им полакомилась. Радость от такой полезной вещицы придала львице сил, и она, взяв «кокос» в зубы, направилась обратно.

Держим нос выше, и все будет хорошо.

Приближаясь ко льву, она не заметила каких-либо изменений в нем: Рико лежал на боку, расслабив больную лапу. Из-за гривы ему могло быть очень жарко, поэтому Мафдет сразу же пошла к реке, не промолвив ни слова о том, что она вообще вернулась. Пасть как бы занята, говорить неудобно.

Некоторое время спустя, когда она уже смогла кое-как набрать в скорлупу воды и не свалиться вместе с ней в воду, львица шагала обратно. Точнее не шла, а ползла. Идти со скорлупкой и следить, чтобы вода из нее не вылилась – тот еще квест.

Но, вот довольная Мафдет приползла обратно и поставила скорлупу с водой возле морды льва, надеясь, что он вообще утолять жажду собирается. А то от еды отказался, вдруг и пить не станет?

Надеюсь, что у него в голове не живут такие же тараканы как у меня, и его не придется уговаривать выпить воды.

- Гхм, Рико. Мне нужно промыть раны на твоей лапе и голове. Но я не знаю, где конкретно у тебя она на голове. Может, поможешь мне хоть немного? Я понимаю, у тебя куча поводов мне не верить, но будет лучше, если я это сделаю до того, как вернутся Сольвейг и твой брат. Я сомневаюсь, что во второй раз он будет более снисходительным ко мне, нежели чем в первый. А состояние у меня не многим лучше твоего, поэтому в битве не продержусь. А жить мне еще хочется, знаешь ли. У меня тоже есть сестра, -

Казалось бы, она не сказала многого, но от этого стало еще грустнее: разлука с родным ей существом была очень тяжелой, сколько бы она себя не оправдывала. Чувствовала она себя паршиво, мягко говоря. Мафдет еще не оправилась, да и передохнуть не помешало бы, что она и сделала. Ожидая, пока рыжее высочество соизволит что-нибудь ответить, она присела, широко разинув пасть и зевнув.

+2

38

Каким-то чудом Рико удавалось оставаться в сознании, пускай и безнадежно плывущем и туманном. Он почти не чувствовал боли, когда львица пучком мха тревожила свежие раны, лишь невольно подергивался уголок рта, да из пасти выходило утробное тихое рычание, если Мафдет особо сильно проходилась по царапинам. И только левую лапу Рич не позволял трогать, одним коротким рыком высказав свое мнение об этом и передвинув изувеченную конечность.

“НЕ ОТКЛЮЧАТЬСЯ”.

Пытаемся, но ты даже не представляешь, насколько это тяжело, миссия. Рико ведь не был слабаком, если убрать в сторону раны, у него здоровый организм и выносливое, сильное тело. Рич не мог припомнить точных моментов, однако был уверен, что в бою ему не помешало бы даже ранение посерьёзнее пустяковой царапины. Но из мелочей складывается нечто великое, а в данный момент почти сложилось бессознательное состояние. Лев будто рывками выталкивал себя наружу, шире распахивая глаза и часто моргая, как утопающий, что изо всех сил старается держать голову над водой и не захлебнуться. Но это помогало слабо.

Мафдет снова что-то говорила, но Рико даже не повернул головы. Он не слышал её слов, лишь мутный непонятный шум, в который превращался голос самки. Будь Рич сейчас в более адекватном состоянии, он может и почувствовал бы благодарность за помощь… или же нет. Лишь один зверь во всей саванне имеет право помогать Рико, остальным лучше даже не пытаться прикасаться ко льву. Пирс.

Мафдет, бросив напоследок очередную фразу, ушла. Рико приоткрыл пересохшие губы, тяжко выдохнул. Задание полетит к чертям, если что-нибудь срочно не предпринять. Требуется корректировка параметров текущего задания, вмешательство целителя (рекомендуется: питон Пирс) и, черт возьми, отдых.

— Пи… — зашелестел Рико, его голос прозвучал не громче листвы, лениво покачивающейся на ветру. Но даже эту фразу закончить ему не позволили.

“ОТМЕНА!”

Миссия заорала куда громче и пронзительнее, чем когда-либо.

“НЕ ПОДВЕРГАТЬ РИСКУ ЗАДАНИЕ. НЕ УПОМИНАТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ. ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ ЗАДАННЫХ ПАРАМЕТРОВ”.

Слишком. Громко. Слишком. Много. Боли.

Рико ясно видел, как крохотная букашка старательно ползет по широкому салатовому листу. Несколько долгих секунд лев не шевелился, не дышал, всем телом ощущая дуновения ветра, мягкость травы, а глаза его вновь видели четко. Надо признать, у голоса миссии был убойный отрезвляющий эффект. И с таким количеством головной боли, что в следующий момент Рико изогнулся в судороге, а желудок прошило спазмом. Лев часто-часто задышал, стремясь убрать рвотные позывы, но от боли в голове абстрагироваться не мог. Где там Мафдет с её промывкой ран, это может здорово отвлечь.

Слово услышав его мысленный зов, в поле зрения появилась львица, продвигаясь почему-то ползком и держа в пасти огромный кусок древесной коры. Погодите, не коры. Мафдет приблизилась, и Рич смог увидеть, что принятый сперва за кору предмет оказался обломком некоего плода, очень походившего на кокос. А внутри…

— Вода, — выдохнул Рико, склоняясь к кокосовому обломку и принимаясь жадно пить. Да-да-да. Так гораздо лучше. Львица, ты золотая!

“ПОДТВЕРЖДАЮ”.

Вода оказалась будто из чудесного источника. Шум в голове исчез, в глазах окончательно прояснилось, а мир даже не подумывал о том, чтобы качаться. Дайте обезвоженному льву воду и он достанет вам луну с небес.

— Да, — послушно согласился Рико на слова о промытии ран. — На затылке, из-за удара заостренным камнем — чуть ли не проурчал он, снова наклоняя голову к воде. Пить-пить-пить, выпить всё до последней капли. Вода — друг.

— Он не склонен к агрессии, — внезапно произнес лев, посмотрев Мафдет в глаза. — Симба не тронет тебя.

“В отличие от меня”.

Рико отвернулся, допивая последнюю воду. У этой львицы была сестра, ради которой она хотела жить. Сестра, мать… дитя… Если миссия прикажет, если Пирс прикажет, всё это не будет иметь значения. Цель будет обозначена, и Рико убьет её. Неважно, кем она окажется.

Расправиться с детенышем занимает секунды.

“СОСРЕДОТОЧЬСЯ НА ЗАДАНИИ”.

Рико слегка мотнул головой, отгоняя ненужные мысли. Он слишком увлекся собой, забыл о возложенной на него миссии. Если Пирс узнает, то будет недоволен. Лев невольно выпустил когти на лапах, мягко очерчивая ими слабые полосы по земле. За промахи следует наказание, ему совсем не хочется наказания. Вернуться к заданию немедленно. Что там львица говорила?..

— Ты сказала “до того, как они вернутся”? — Рич резко поднялся, требовательно взирая на Мафдет. — Где они?

Плевать на раны, плевать на то, что обморок может вернуться. Он облажался, упустил из виду Симбу из-за собственной слабости. Рико готов был перерыть весь оазис вверх дном, чтобы исправить свою ошибку, чтобы доказать Пирсу, что он может выполнять приказы как следует. Только не наказание.

Отредактировано Нирнамэ (27 Ноя 2017 19:20:14)

+4

39

Честно говоря, львица совсем не ожидала такой бурной реакции на воду. Нет-нет, обезвоживание конечно могло так пагубно сказаться на его состоянии. Просто, он стал на какой-то промежуток времени менее серьезным. Да, более жизнерадостным. Или так уж почудилось ей. Во всяком случае это могло означать то, что не все еще потеряно, ибо кому-то можно помочь. Ей бы тоже помощь не помешала; хотя бы до той поры, пока она не придет в себя.

Информация о ране, которую он получил от удара камнем, ошарашила львицу. Она могла еще понять, если бы его кто-то серьезно покусал или копытом хорошенько примял, но такой расклад выводит ее сознание на новые границы.

Гм, никогда бы не подумала, что есть на свете существо, которое может такое сотворить. Да уж, наверное, это я в облаках летаю. Мир не такой уж и розовый, или это жара на меня так действует. Но, кто бы это мог сделать? Не мог же камень просто так на него свалиться?

Мафдет снова приняла выражение полной загруженности. Мозг думал и соображал долго, пока лев валялся и «радовался» жизни.

-Гм, а кто тебя так приложил? Можешь не отвечать, если это слишком личное. Для меня это дикость, потому что в моих краях такого как правило не происходило, - ее болтовня бывает порою очень утомительной, удивительно, что он вообще ее терпит и не просит замолчать. Хотя, сама бы Мафдет себе бы так и ответила, ибо нечего тут докучать: пойди да займись делом уже, женщина!

Она подняла кусок плода и направилась вновь к реке, чтобы набрать воды для промывания более глубоких ран. По дороге ее терзали самые разные мысли: от «куда же делись Симба и Сольвейг» до «как же долго находится лев в таком состоянии». Это было в ее духе – забивать себе голову всякой чепухой; движения тела были фактически автоматическими – львица не задумывалась особо над тем, что делала, так как для работы мозга были куда более важные вещи.

Надо бы подумать над тем – куда податься после выздоровления, если правитель здешних окрестностей разрешит мне остаться на время восстановления. Как я понимаю, за просторами оазиса будет снова пустыня, и в одиночку я просто не смогу ее пересечь, так как велик риск летального исхода. Может, найдется попутчик? Даже, если мне повезет, то, что потом? Я не знаю этих земель, заблужусь, или меня кто-нибудь сожрет.
Погрузившись в свои думы, кошка чуть не грохнулась в реку, так как зашла слишком далеко.
Бф, осталось только утопиться. Просто блестяще!

Остаток пути она провела в обдумывании своих дальнейших действий; к счастью, львица не упала в тот большой овраг или даже не завалилась в тот колючий куст. Видимо удача таки была на ее стороне сегодня.

Желтомордый, кстати говоря, не покидал своего ложе за этот промежуток времени. Мафдет медленно приближалась к «больному», стараясь не упасть: львица ужасно устала, она шла еле, переставляя лапы и явно не надеялась на скорый отдых. Так уж получилось, что в ее характере совершенно не было – бросать дело на полпути. Но лев добил ее окончательно, когда резко подорвался: Мафдет от ужаса чуть не выронила плод с водой из пасти. На ее морде было написано все, что она успела подумать о случившимся. Откровенно говоря, хотелось наорать на физически недееспособного, который выздоравливать совсем не торопился. Более того, он похоже решил и собеседницу довести до такого же состояния, в котором находился сам.

Похоже, что Рико что-то там говорил: об этом свидетельствовал без конца открывающийся и закрывающийся рот. Однако до Мафдет его слова не доходили, она все еще была в ахуе. Она поспешно положила кусок дерева на землю, чтобы не распрыскать все добро, а мозг пытался поспешно обработать полученную из уст льва информацию, после чего адресату был выдан вполне ожидаемый ответ:

-Ты мне лучше скажи: ты точно собираешься жить, не? Потому что, судя по твоим действиям, можно предположить обратное. Симба и Сольвейг отправились за травами, чтобы облегчить твои страдания. Не волнуйся, ты будешь жить после их употребления. А тебя оставили здесь, со мной, чтобы не навредить еще больше тебе, ибо, по моей оценке, выглядишь ты, мягко говоря, не очень, - Мафдет нахмурилась: если ему так сильно припекло голову, то он вполне мог и ее также припечь.

Сейчас ее основной задачей было: не позволить ему покалечить себя еще сильнее. Если он не будет игнорировать ее слова, то всегда можно договориться. Только вот насчет последнего она была не совсем уверена.

+1

40

— Работайте.
— Он был вне криокамеры слишком долго.
— Обнулите его. Начните заново.

Заслуга то чудесной воды, что принесла львица Мафдет, или же нет, но обморок отступил окончательно. Сейчас Рико чувствовал себя вполне сносно, оставалась только общая слабость (вероятнее всего, из-за недоедания), утихающие рвотные позывы и булькающая каша в голове. Чем дальше от точки начала, от расставания с Пирсом, тем труднее становилось соображать. Мысли и обрывки воспоминаний словно наслаивались друг на друга, смешиваясь и путая Рико. Как же трудно ему было разобраться, что есть что в огромном клубке переплетающихся событий. Воспоминания, реальность, фантазии… Всё вместе.

Это уже совсем нехорошо. Миссия, как следует поступить в данной ситуации?

“НЕОБХОДИМА КОРРЕКТИРОВКА ПАРАМЕТРОВ”.

Рико кивнул, соглашаясь с указанием миссии. Внести ясность в голове было в силах только руководителя задания, льву нужно было отыскать Пирса. Невозможно продолжать двигаться к намеченной цели, если через каких-то полчаса Рич перестанет понимать, что такое цель и зачем к ней идти. Но прежде: львица Мафдет. Она не может присутствовать при корректировке. Устранить потенциального нежелательного свидетеля?

“НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ”.

Понятно. Поищем другое решение.

— Продолжать жить — необходимое условие, — с трудом подбирая слова, произнес лев, внимательно выслушав собеседницу. — Внешний вид... не соответствует состоянию организма в действительности.

Клубок в голове становился плотнее и крепче с каждой секундой. Отвечая на вопросы, Рико был вынужден использовать те выражения, которые больше подходили для общения с миссией, нежели с реальным живым существом. Но какой у него был выбор.

— Необходи… Мне нужно отойти. На короткий срок. Тебе следовать нельзя, — выдавил Рико. Он хотел сорваться с места и бежать в кусты так, будто выпил не плошку воды, а как минимум океан. На деле же хотелось не сбегать по нужде, а поскорее получить помощь питона, пока в голове оставались нотки ясного разума.

— Стой здесь. И жди, — предприняв попытку сделать свой голос тверже и увереннее, приказал Рич.

Корректировка много времени не занимает. Уже отойдя за ближайшие деревья, Рико был вне зоны видимости львицы, но он прошел ещё дальше. И как только расстояние между ним и Мафдет оказалось достаточным, чтобы последняя не мешала, над головой послышался шелест листвы и такое знакомое змеиное шипение.

— Необходима корректировка параметров, — совсем уже бесцветным голосом повторил Рико, а взгляд его сделался стеклянным. Пирс же привычно обвил шею и тело льва, сворачивая вокруг свои кольца, а голове питона оказалась рядом с ухом подопечного. Убедившись, что вокруг нет ни души, питон зашептал, едва слышно, так, чтобы слышал только Рич.

— Здравствуй, мой верный спутник.

— Я жду приказаний, — тем же бесцветным шелестом отозвался Рико.

Не больше минуты Пирс запечатывал в сознании льва новые указания. Не забыв упомянуть про Мафдет, брата-короля, большого леопарда-правителя земель. Тщательно подчеркнув важность роли Рико в этом деле. Навсегда убрав ту трещину, что образовалась в мыслях льва, вызванная сильным ударом. Больше нет ничего, кроме холодного расчета, искусного притворства и приказаний миссии.

К водопадам Рич вернулся с более твердой походкой, пускай ещё немного прихрамывая на левую лапу, но с кристально чистым сознанием. Теперь он знал, что делать.

— Всё в порядке, — предупреждая возможные вопросы, лаконично сказал он. Присев на прежнее место, глубоко вдохнул, отметив прогресс в самочувствии по сравнению с предыдущим состоянием. Разве что лапа. Боль легко игнорируема и пройдет, если в ближайшие несколько дней избегать драк и тяжелых физических нагрузок. Но покусанная лапа была уродлива сама по себе и её истерзанный вид совершенно не нравился Ричу. Решение пришло само по себе.

— Эй, макаки! — задрав голову вверх, Рико нашел взглядом мартышек. Мелкие и постоянно болтающие ни о чем, они невероятно раздражали, но сейчас могли быть полезны. Информация, предоставленная миссией, говорила, что некоторые обезьяны способны наносить красочные узоры на шкуры зверей. Что же, Рико такие сложности не потребуются.

— Я хочу, чтобы этого, — лев слегка помахал изувеченной лапой, — не было видно. Вообще.

Залопотав наперебой, мартышки сразу же принялись обсуждать необычную просьбу. Рико терпеливо ждал, коротко глянув на Мафдет. Раздражали ли серую львицу эти чрезмерно болтливые приматы? Впрочем, кроме языка они умели работать ещё и руками: довольно скоро парочка мартышек шустро убежала к воде, а вернулась уже с огромными комками серой грязи в руках. Или это была не грязь? Тщательное замазывание шрамов на лапе было довольно скучным для Рико. Сидеть неподвижно, отставив лапу в сторону и ждать, пока намазанный мартышками краситель намертво впитается в желто-песочную шерсть. Право, он чуть не задремал, ожидая сего момента. В себя льва привел один из приматов, шустро подобравшийся к нему и уже увлеченно выводящий что-то на плече. Э. Что происходит.

— Ты что делаешь, — впрочем, Рико не выражал злобы или недовольства, лишь нотки раздражения промелькнули в его голосе.

— Так надо, — важно отозвался примат и, проведя, последний штрих, заявил: — Знак! Ты брат короля. Львиные короли на небесах представляются звездами. Знак звезды — твой знак.

Не обращая больше внимания на приподнявшего брови льва, примат с крайне горделивой походкой удалился. Рич же, скосив взгляд, рассмотрел аккуратно выведенную на плече алую звездочку, ещё влажно поблескивающую от красителя. Что же, знак так знак. Зато теперь на серой с полосками лапе не видно ни единого шрама.

+3

41

Дело принимало очень странный оборот: пока она тут возилась с «бедным» львом – солнце уже успело зайти, а на небе появились первые звезды. У львицы появилась одышка, словно она целый день поднималась вверх по склону горы. Это было плохо, потому что все могло закончиться элементарным обмороком. А Мафдет это было не нужно, так как ей приказали следить за подопечным, который к слову вел себя так, будто был совсем не болен. Если сравнивать их состояния, то он проигрывал по шкале от нуля до ста, потому что его вид можно было оценить, как минус сто пятьсот.

Львица решила сесть в нескольких метрах от Рико, чтобы не вызвать у него какого-нибудь психоза, который она бы не смогла успокоить или устранить. Она ведь не была лекарем или шаманом, просто знала, как лечить некоторые несерьезные раны или порезы. А тут дело было дрянь, мягко говоря.

А лягу ли я сегодня вообще спать? Интересно.

Некоторое время спустя она услышала нечто нечленораздельное от черного, на что прищурилась с выражением морды «шта?». Это прозвучало так, будто ему упал на голову кокос, посему тот нес какую-то ахинею вместо того, что мог сказать нормальный лев. Мафдет даже сказать ничего не успела, как лев поднял свой королевский зад и устремился в заросли. Сказать, что она была удивлена – не сказать ничего. Совесть кричала о том, что нужно как можно скорее подняться и ринуться за ним в чащу, но хотелка и сопелка говорили, что все это можно послать в пекло, ибо своими странностями лев уже ей поднадоел.

Кошка мысленно плюнула в его сторону и даже улеглась поудобнее уже на остывший песок, надеясь немного вздремнуть и восстановить свои силы, благо жара уже почти спала, и ее голова перестала наконец-то болеть. Это успокаивало. Но с другой стороны, она представила себе достаточно забавную ситуацию. Ага, придут важные особы, обнаружат, что кое-кого здесь нет и прибьют.

Ай, мне уже от этого ничего не будет. Всегда можно выкрутиться! Скажу, что он отошел по нужде.

Возможно, днем она перегрелась, потому что тело горело, а сил у нее не хватило бы на то, чтобы дойти до реки и немного поваляться на берегу. Да, это была плохая идея. Может, у льва пробудится совесть, и он соизволит ей чего-нибудь принести?

Ага, мечтай-мечтай, королевские задницы обычно сетуют на то, что им ничего не приносят. А у тебя тут уже вон какие влажные мечты появились. Совсем ты головушкой тронулась, старушка.

Впрочем, вздремнуть и отдохнуть как следует у нее не получилось, потому что больной вернулся. Львица приподняла левую бровь, уж очень бодренько он шел, что наталкивало на самые нехорошие мысли. Но она ничего не собиралась ему говорить, ибо ответ на свой вопрос уже получила, пусть и не задавала его.

Убедившись, что лев не собирается совершать сумасбродные поступки, Мафдет прикрыла свои уставшие глаза, надеясь, что она все-таки сможет поспать. Право слово, минут семь спустя она уже почти заснула, как вдруг полчища макак заявились сюда, галдя при этом. Этого львица уже стерпеть не могла, пусть и отличалась терпеливостью. Ей просто было настолько плохо, что ей было грех завидовать даже крокодилу с больным желудком. Она не видела, что они делают, не видела сколько их, но отлично слышала.

Она прорычала что-то непонятное, но похожее на «как же вы все достали» и попыталась закрыть свои уши лапами, чтобы уйти в страну сновидений, но приматы были настолько шумными, что ей этого не удалось сделать. Насколько она могла судить – Рико был абсолютно спокоен, потому что она не слышала от него каких-либо недовольных реплик, но и не видела причину этого шума. Ей было совсем не интересно, что здесь происходит. Ее интересовало то, как это закончится.

Она не знала, сколько прошло времени, когда мартышки заткнулись. Львица даже лениво приоткрыла правый глаз, чтобы посмотреть на происходящее: на льве теперь красовалось нечто непонятное, что ее мало волновало. Она даже не потрудилась спросить, что это было, посему перевернулась набок и попыталась наконец заснуть. Но перед этим она все же потрудилась кое-что сказать:

– Я надеюсь, что больше никто не будет шуметь, потому что тогда я за себя не ручаюсь, – это было единственное, что ей хотелось донести до Рико, потому что все, что он мог бы услышать потом – сопение со стороны Мафдет.

+2

42

Рико так и сидел, отставив лапу с подсыхающей краской, а львица наконец получила возможность уснуть в тишине. О чем не преминула сообщить своему невольному попутчику. Спустя несколько секунд Рико повернул голову к Мафдет, сохраняя молчание. Самка уже крепко спала.

Себе же Рико пока не мог позволить такой роскоши, как сон. У льва не было сомнений, что его наставник-питон скрывается за ближайшими зарослями, однако засыпать, не оставив никого на стрёме, не следовало. Чужие владения, чрезвычайно долго отсутствующий брат и правитель, собственное незавидное положение беглого принца, если верить Пирсу, — всё это не создавало безопасной обстановки для полноценного отдыха. И Рико намеревался просидеть вот на этом самом месте вплоть до возвращения отлучившихся Симбы и Сольвейг. А львица Мафдет пускай отдыхает. То, с какой легкостью и быстротой она провалилась в сон, говорило об ослабленности организма самки. Слабый лев — мёртвый лев.

Так прошел час, за ним другой. Два раза Рико вставал с места и обходил полянку неторопливым, тихим шагом, тщательно прислушиваясь к спящим джунглям. Завершив краткий обход, возвращался и вновь садился, продолжая наблюдать и слушать уже со своего места. Всё было спокойно. Пока.

Когда уже перевалило за середину ночи и успокоились даже самые поздние ночные птицы, стало совсем тихо. И это позволило Рико услышать, как тяжело приминает траву приближающийся зверь. И днем, в бодрствующих джунглях, тонкие ветки кустов хрустят достаточно громко, а уж в ночи этот звук был подобен выстрелу. Мгновение — и доселе сидевший истуканом лев стал практически незаметен на темной поляне. Рико замер, прижавшись брюхом к траве, настолько низко, насколько возможно. От резких движений лапа и голова отозвались укоряющей болью. Но лев не шевельнулся более, неотрывно следя за неподвижными темными зарослями. Зверь уже был совсем близко.

Лунный свет, отдельными лучами прорывающийся сквозь густую древесную крону, мельком осветил новоприбывшего, но Рико успел опознать его. Вытянутая змеиная голова, покрытая ромбовидными узорами, изящным полукругом повернулась, позволяя змее оценить обстановку.

— Встань, — проворчал Пирс, наконец разглядев притаившегося льва. Пока тот послушно поднимался на лапы, уже аккуратнее обращаясь с травмированной левой, питон подтащил к себе крупную, воняющую кровью и свежим мясом, тушу. Рико не мог точно определить, какое травоядное убил Пирс, однако очертаниями и размерами оно напоминало антилопу. И непозволительно вкусно пахло.

Питон же, не обращая внимания на голодные глаза своего подопечного, издал тихое стрекочущее шипение и принялся ужинать. Зная, что лев не попросит и не отберет, не посмеет даже отойти в сторону, Пирс, широко раскрывая пасть, длинными клыками не без труда отрывал целые шматы сочного мяса и сразу проглатывал. И не ошибся в своих предположениях. Рико довольно быстро вернулся к своему прежнему занятию — следить за безопасностью, пока львица спит, а наставник питается. Пирс же, скосив взгляд на льва, который вел себя как славно выдрессированный пёс, только хмыкнул.

— Ешь, — приказал питон, отползая на пару шагов назад. — И спи. Но недолго, до рассвета. И львицу свою поднимешь, если она ещё живая.

Пирс умолк, а Рико вовсю пользовался возможностью нормально поесть впервые за несколько дней. Те скудные порции, которыми он перебивался, не могли утолить голод здорового хищника. Но и сейчас лев не собирался съедать всю антилопу, даже если очень хотелось. Что весьма удивило Пирса.

— Ну же, ешь, в чем дело? — в голосе питона прозвучали нотки раздражения, однако это не было приказом. Он спрашивал. И Рико, в свою очередь сделав шаг назад от туши, весьма красноречиво кивнул головой в сторону спящей львицы. Питон посмотрел туда же, и его змеиная морда тут же расплылась в ехидной улыбке.

— Что, подружку себе нашел? — усмехнулся Пирс.

— Нет.

Питон закатил глаза, чем немного озадачил Рико, который дал четкий и ясный ответ на поставленный вопрос. Так и не поняв последних эмоций, выраженных наставником, лев, как ему и было сказано, устроился на траве с намерением прикорнуть до рассвета. Как и Мафдет, он моментально провалился в сон. Пара часов пролетела в одно мгновение.

Пирс, как и обещал, разбудил Рича на рассвете. Окинув изучающим взглядом заспанную усталую морду льва, прищурился, но ничего не сказал. Питон делился далеко не всеми планами со своим подопечным, а вот указаний давал предостаточно.

— Отправишься к реке в пустыне, ты знаешь местность. Там встретимся, — Пирс дождался ответного кивка, прежде чем уползти вглубь джунглей. Рико, проводив его взглядом, медленно направился к спящей львице. Так. Как разбудить в такую рань и не получить лапой в глаз?

— Мафдет.

Ничего. Он слишком тихо говорит?

— Мафдет.

На полтона громче, но даже кролики в норах не пошевелились.

— МАФДЕТ! — Рико сидел совсем рядом с львицей, полусъеденную тушу антилопы (это всё-таки была она) он подтащил сюда же. И по виду совсем не боялся втыка за то, что чуть ли не проорал имя львицы в её же ухо. — Просыпайся.

Произнеся последнее слово, Рико предпринял попытку дружественно улыбнуться. Подружка, не подружка, но что-то в Мафдет цепляло его, что-то было схожее в их историях. Или ему так казалось. Но если даже Пирс позволил относиться к этой львице добрее, почему бы и нет.

— Поешь. Ты слабая, нельзя долго спать без сил. Иначе можешь не проснуться.

Рико не намеревался оскорбить львицу своими словами о её слабости. Ведь это была правда. Отступив, чтобы не мешать трапезе, Рич некоторое время наблюдал за ней, прежде чем снова заговорил.

— Ситуация изменилась. Я вскоре ухожу. Ты можешь пойти со мной, если хочешь.

+2

43

Это было вполне ожидаемо, что львица провалилась в бездну, наполненную многочисленными образами и картинами. Чаще всего они менялись одна за другой с такой скоростью, что Мафдет не успевала понять, что происходит у нее в голове. Предыдущие сутки весьма ярко отпечатались у нее в памяти, что складывало мозаику у сна, который видела хищница. Казалось бы, нет ничего примечательного в повторении тех отрывков из диалогов, в которых кошка принимала участие. Здесь были новые знакомые: Симба, Рико и Сольвейг. Но львица была здесь всего лишь третьим лицом, которое могло только наблюдать со стороны и не принимать дальнейших действий. Все выглядело настолько скучным, что в мире реальном она перевернулась на спину и сонно почесала лапой нос.

Следующий сон она запомнит на всю свою жизнь.

Здесь было жарко как в пустыне, только вот солнце совсем не светило: небо было кроваво-красным, повсюду лежали скелеты мертвых зверей. Мафдет ощущала под лапами рыхлую землю, по которой уже давно никто не ступал.

Мертвая тишина. Но, что это? Львица слышит чей-то слабый стон, доносящийся из-под огромного трупа антилопы, уже немного подгнившего. Кошка не спеша направляется к источнику звука, озираясь по сторонам – ей это место совсем не нравилось. Она даже не осознавала, что этой реальности и нет в помине. Мафдет не чувствовала себя уставшей: что тут говорить, если она даже и есть и пить не хотела, словно у нее отсутствовали эти чувства. Но любопытство было живо, иначе она бы никогда не пошла на звук.

Какое-то время спустя она все-таки добирается до пункта назначения, но травоядное не позволяет увидеть то, что оно скрыло под собой. Так как Мафдет была не особо сильной и крепкой, то ей потребовалось очень много времени на то, чтобы сдвинуть эту тушу с места.

Никогда бы не подумала, что антилопы такие тяжелые!

Справившись с препятствием, львица опустила взор вниз и увидела ее. Это была она вне всяких сомнений!

- Таурт, я все-таки нашла тебя! Где же ты была все это время? Я ведь так … - она светилась от радости, но ее словесный понос завершился, когда сестру вырвало кровью и она начала задыхаться. 

- Д-держись, сестра, дыши ровно, я сейчас найду что-нибудь. Только не … - она почувствовала что-то мягкое на своей груди: Таурт протянула к ней лапу, улыбаясь. Она видимо что-то пыталась сказать, но новый приступ кашля не позволил ей этого сделать. Только сейчас Мафдет заметила, насколько истощенной и потрепанной выглядела ее сестра. Такая родная, такая близкая. Она то уже думала, что той нет в живых, да и связь между ними давно оборвалась, потому что она больше не
чувствовала сестру как раньше. Но и сейчас Мафдет не замечала того, что было раньше.

- Оставь это. Ты уже не поможешь мне, но я рада, что ты жива. Живи … - Таурт говорила тихо, растягивая каждое слово, которое давалось ей с трудом.

- Что ты такое говоришь? Я ведь здесь, и мы поклялись помогать друг другу, - зрачки Мафдет расширились, она прижала уши, так и не закрыв пасть. Тело сестры обмякло, а огненно-оранжевые глаза навсегда потухли. Львица не осознавала своей утраты, ведь это сон, верно? Но почему было так тоскливо на душе, словно кто-то и в самом деле умер.

По щекам лились слезы, кошка молчала, не найдя в себе силы что-нибудь сказать. Даже банальное «прощай» или «неееет» не вырвалось из ее горла. Мафдет в ужасе отшатнулась: теперь ей стало казаться, что труп сестры уже давно сгнил, словно она тут провела несколько недель.

Львица посмотрела на небо: мать учила их, что после смерти все львы попадают на небо, и там зажигается новая звезда. Облака все также были красными, не было понятно – ночь ли это или день.

Она понуро опустила голову, разглядывая свои лапы и понимая, что в этом жестоком и холодном мире осталась совсем одна. Но, что это? Львица видит какой-то яркий свет, от которого щурится, а затем пораженно распахивает глазницы. Перед ней стояла сестра, но не как настоящая, а как что-то мистическое, что напоминало скорее бесплотный дух. Она улыбалась, несмотря на то, что при жизни была хмурой. Видимо ей было радостно, что все эти мучения наконец-то закончились. А затем львица прыгнула вверх и исчезла в небесах.

***

Львица резко вскочила на лапы, разбуженная ранним утром. Она была в таком ужасе от увиденного во сне, что даже не поняла, где сейчас находится. Мафдет села, пытаясь отдышаться, словно бегала целый день. Потом она в полной мере осознала то, что грезы были вполне себе реальными. Тут даже и логически не надо было мыслить: если бы Таурт была жива, то с ней бы кто-нибудь встретился. Зеленоглазая глубоко и тяжело вздохнула, приводя мысли в порядок, а заодно раздумывая о своих дальнейших действиях.

Раньше моя цель была ясна, а сейчас словно все в тумане.

На удивление, черногривый был достаточно мил и вежлив, но подавленная своими траурными мыслями Мафдет не подозревала его в чем-то. Отчасти она была ему благодарна: он избавил ее от кошмара, который вероятно еще долго будет ее преследовать.
Ей потребовалось еще несколько секунд, чтобы вернуть себе контроль над телом и эмоциями, после чего она направилась к добыче, которую скорее всего поймал Рико? Как говорилось, она была не в том состоянии, чтобы над этим размышлять.

- Спасибо, - она не уточнила, к чему относилась эта благодарность, надеясь и моля небеса, что лев не будет доставать ее вопросами, на которые ей не хотелось отвечать.

Спать голодной вредно? Может было бы лучше, если бы я вообще не проснулась?

Она нехотя откусывала кусок за куском, словно мясо было безвкусное, даже не трудясь его пережевывать. Когда живот сообщил своим урчанием, что он удовлетворен, то Мафдет вернулась к реальности, краем уха слушая, то что говорил лев. Точнее то, что он поставил ее в известность.

Не успела проснуться, называется. А у меня есть альтернатива?

Оставаться одной ей совершенно не хотелось, учитывая последние события, поэтому она коротко кивнула головой и ответила:

- Учитывая, что мне в принципе некуда идти, то я вполне могу составить тебе компанию, - в ее голосе не чувствовались нотки сарказма, просто усталость. Львица повернулась к реке, чтобы лев не видел ее морды: по щеке скатилась слеза. Едва слышно она прошептала:

- Прощай. - 

+2

44

Тихая Река-------→>>

Рыжегривый даже не обращал внимания на мартышек, которые, свесив хвосты, сидели на ветках и презрительно смотрели на него сверху вниз. Лев наивно полагал, что на счету каждая минута, а потому стоит поспешить, если жизнь Рико ему действительно дорога. Ведь уходя, самец своими глазами видел, что брат был в бреду, что он его не помнил, что весь он был в ссадинах, царапинах и порезах. И львица, которая с ним осталась, не внушала королю-изгнаннику доверия.

Тимон и Пумба бежали сзади, стараясь не потерять друга из виду. На холмах, где протекала тихая река, это было не сложно, но когда сурикат, бородавочник и лев пересекли травянистую границу, которая служила входом в джунгли, догнать прыткого льва, ломающего кусты на пролом, словно танк, было весьма и весьма сложно.

А Симба, который, наконец, увидел большой водопад вдали, словно открыл в себе второе дыхание и, вдохнув в легкие побольше воздуха, ускорил свой бег.

"Только живи", - стучало в сердце.

"Не покидай меня", - крутилось в голове и, после того, как Соль исчезла, тревога за Рико нарастала еще сильнее.

Самец буквально вылетел на тот кусочек территории, где оставил в последний раз черногривого и незнакомку. Он обвел глазами это место, пока не заметил львицу, склонившуюся над водой и Рико, который стоял рядом и, очевидно, ожидал от нее ответа. Симба удивленно смотрел на брата, выронив заветные цветки и листья из пасти. Стоит так, словно никакой головой не ударялся и словно не лежал несколько часов назад бездыханный.

"Опять я себе напридумывал что-то?", - подумалось Симбе. В душе образовался какой-то странный неприятный осадок - не то от собственной глупой ошибки и утверждений, не то от чего?..

- Симба, мы тебя опять чуть не потеряли, - раздался позади недовольный голос Тимона, - где там уже твой брат?

Из кустов вылезли бородавочник и сурикат, но заприметив двух взрослых хищников, встали как вкопанные.

- Это ты серьезно? - Недовольно воскликнул зверек, - ты притащил нас туда, где сидит кучка таких же здоровых лохматых хищников с большими клыками-зубами?

- А по-моему, они оба милые, - возразил Пумба, - и тот, что лев, очень похож на нашего Симбу.

- Пумба, они хищники! Они могут сожрать нас!

- Спокойно, друзья, - терпеливо ответил лев, - это мой брат Рико и... - Симба перевел взгляд на самку, не зная, каким эпитетом ее охарактеризовать и как назвать ее, - его подруга.

- Ах, ну, тогда нам значительно спокойнее, - не без сарказма кивнул головой сурикат.

- Рико... это Тимон и Пумба.

Ситуация казалась Симбе напряженной. Он переминался с лапы на лапу, пытаясь подобрать хоть какие-то слова. Он боялся снова спугнуть Рико, поссориться с ним или сказать что-то не то. Он боялся за здоровье брата, он страшился того, что черногривый так и не узнает его. Пожалуй, это было самым страшным для Симбы.

- Как ты себя чувствуешь? - В конце концов выговорил лев дрожащим голосом, - тебе нужно отдыхать и набираться сил.

Король-изгнанник нахмурился. Возможно, черногривый снова воспротивиться тому, что брат его чрезмерно опекает, но Симба не мог по-другому,

- Я принес тебе лекарство, - продолжил лев, указав на сложенные листья и цветы на земле, - цветы останавливают кровотечение. Листья помогают справиться с болью. Съешь это, пожалуйста.

+3

45

Что-то изменилось. Рико чувствовал это, возвращаясь вчерашним вечером из джунглей, где повстречал Пирса, обратно на полянку, чувствовал ночью, внимательно сторожа территорию, чувствовал и сейчас, украдкой наблюдая за трапезой львицы Мафдет. Как маленькие коготки котёнка, безвредные, но ощутимые, оно словно скребло его изнутри, не давая покоя. Что-то неправильное, этого не должно быть.

Что-то, похожее на свободу.

Рико резко тряхнул головой. Нет. Это не правда. Никакой чертовой свободы, только стальной голос питона в голове и его приказы, которым необходимо следовать. Ни шага в сторону, никакого дуновения ветерка свободы.
Но почему свобода кажется такой плохой?

— Замолчи, — явно угрожающий рычащий голос… его голос? Эта реплика уж точно не походила на ответ для того, что сказала Мафдет, но Рико даже не повернул к львице головы. Только не сейчас, когда в его собственной разворачивается целая буря.

Рич повторил это ещё несколько раз, уже про себя. У него дрожало всё, внутри, снаружи, будто органы и лапы решили устроить безумные танцы. Льва будто колотило от необъяснимого страха, что, впрочем, было близко к правде. Мысли о возможной свободе пугали его. И лучше не спрашивать себя, почему.

— Задумался, — коротко бросил львице Рико, не осмеливаясь произнести больше одного слова, он не доверял своему голосу. Такого прежде не было, Пирс всё держал под контролем своими приказами, что не так в этот раз. И как с этим справляться.

“БОЛЬ”.

Лев замер. Миссия проснулась, миссия вернулась, почему так долго молчала. Вдвоем не так страшно, не правда ли. И снова дельные советы.

Рико приподнял левую лапу, оглядел мягкие подушечки пальцев. Подумал, что нежная кожа идеально подходит для его эксперимента с болью. И, собрав в кучку несколько мелких камней, что нашел поблизости, замахнулся и что есть силы ударил по ним больной лапой. Ещё раз. И ещё. Рич сжал зубы, чтобы не заскулить из-за двойной порции боли: в разбитых в кровь подушечках и в самой лапе, куда отдавались сильные удары.

И оно сработало. Все мысли льва в какой-то момент сконцентрировались на боли, но так же быстро рассеялись, однако страха уже не было. Для верности Рико посидел ещё с минуту, прислушиваясь к своим ощущениям. И только потом повернулся к Мафдет.

— Тогда поешь ещё. Путь предстоит неблизкий, а охочусь я пока неважно.

Объяснять антилопу на уютной полянке посреди джунглей лев не собирался. Мафдет сама потом всё поймёт. Эта львица оказалась весьма адекватной и сообразительной, а также весьма настойчивой и сильной. Даже когда усталость явно отпечатывалась на её морде, как сейчас, она держалась молодцом. Рико уважал такое качество. И не мог не обратить внимания на слова львицы о том, что ей некуда идти. Уже не в первый раз Мафдет говорит так, какова же её история? Лев поймал себя на том, что ему хотелось бы узнать это, и понадеялся, что в их путешествии такая возможность обязательно подвернется. Сейчас же не следовало долго задерживаться в этих землях.

Шум. Снова шум. Джунгли просыпались и принимались голосить, но спешащая сюда компания и не думала скрываться. Лев с рыжей гривой только появился на краю полянки, стремительно ворвавшись сюда, а Рико уже в упор наблюдал за ним. Быстро окинул взглядом: Симба. Тот самый брат-Симба, с которым они повстречались ранее. Тот выглядел удивленным, но Рико не мог дать комментариев изменению своего состояния. А вот кое-что другое он способен рассказать.

Но прежде, чем черногривый успел раскрыть рот, на поляне появились ещё двое: суриката и кабан. Рич оглядел новоприбывших, но память хранила молчание. Он смотрел на бородавочника, не в силах опознать его как того самого, с которым однажды повстречался в пустыне. В прошлом.

Не посчитав Тимона с Пумбой опасными (да и из их диалога можно было понять, что они считают опасным его самого вместе с Мафдет), лев снова посмотрел на брата. Теперь Симба не удивлялся, а выглядел крайне неуверенно. Или он нервничал? Рико терпеливо молчал, давая другому льву возможность сказать то, что тот хотел.

— Я отдохнул достаточно, — Рич сидел ровно, не корчил болезненные гримасы, даже несмотря на возобновившуюся боль где-то в затылке. Его тёмная грива надежно скрывала ранение от посторонних взоров, им после займётся Пирс. И голос льва звучал ровно, пускай немного напряженно. А вот принесенные Симбой травы удивили Рико. Его брат и вправду разбирался в лекарствах? И безопасно ли будет это съесть. Рико вспомнил наставления питона и всё же подошел ближе, принюхался. Это Пирс понимал целительные травы, не он. Но не станет ведь собственный брат-изгнанник травить его. С такой мыслью Рико коротко кивнул и сделал, что было велено: небрежно подтянул языком траву прямо себе в пасть. На вкус это было далеко не мясо, первым желанием льва было отвернуться и выплюнуть всю эту гадость. Но Рико сжал избитые пальцы левой лапы, позволяя боли на какое-то время перекрыть все мысли, и в этот момент быстро пережевал и проглотил. Сглотнув, чуть не передернулся от неприятного послевкусия. Водопад и озерцо рядом были как нельзя кстати, Рико с охотой подошел ближе к воде, чтобы вдоволь напиться, пока травяной привкус не пропадет.

— Я благодарен за лекарство, — Рич обернулся к Симбе, но на этот раз черногривый не выглядел спокойным и невозмутимым. Он не знал, как отреагирует брат на дальнейшие слова, да и сам не горел желанием раскрывать все карты и ворошить прошлое. Но и лгать не хотел.

— Ты хороший лев, Симба. Я не стану тебе лгать, — Рико озвучил свои последние мысли. Он внимательно смотрел на Симбу и очень хотел, чтобы тот его услышал и понял. — Только не перебивай.

Ты готов, Рико. Он тоже готов.

— Я тебя не помню, — Рич смотрел прямо в глаза Симбе. Никаких шуток в выражении морды, никаких возгласов “Ага, купился!”. Только не сегодня.

— Я знаю, что мы братья. Знаю, что ты должен был стать королем, что нас ищут и хотят убить. Я знаю, потому что мне об этом рассказали, но не помню. Я жил в саванне, когда меня нашли гиены. Они узнали во мне принца из своего королевства и схватили, чтобы отнести туда. Возле какого-то огромного ущелья произошла драка, я сорвался вниз. Не знаю, как выжил, но я забыл всё, что произошло до этого. Из ущелья меня вызволил друг, вылечил, выходил. Привел сюда. Он сейчас не здесь, но не беспокойся, он зла мне точно не желает. Когда я впервые очнулся, я был сильно напуган тем, что ничего не помню. Он помог. Он знает, что делать, когда становится плохо и страшно.

Рико на миг замолчал, чтобы перевести дыхание. И снова заговорил.

— Мой друг думал, что ты поможешь. Я приду сюда, увижу тебя и сразу вспомню. Он ошибался. Ты можешь отнекиваться и отрицать это, но твой брат умер в ущелье. Я не он. Я не принц Рико, и вся эта обстановка не делает ситуацию лучше. Это место будет служить напоминанием о прошлом, как и ты, Симба. Ты не делал мне плохо, и я хотел бы ответить тем же. Но я ухожу. Настолько далеко, насколько возможно. Я буду не один и смогу постоять за себя. Пускай я не помню тебя, Симба, но ты показал себя с хорошей стороны, постарайся же остаться в живых и добиться своей цели.

Закончив свой рассказ, Рико по-прежнему не отводил взгляда от льва напротив. И на самом деле не желал тому смерти, которая весьма вероятна в битве за королевство, но и отговаривать (как делал это в далеком прошлом) не стал. Каждый сам выбирает свой путь.

+3

46

Пока львица раскачивалась, пыталась прийти в себя – обдумывала свои дальнейшие действия, то успел появиться на поляне еще один лев. Так как Мафдет еще не до конца проснулась, то секунд десяти не могла понять, кто это пришел. Потом в голове появился недавний образ, который вызвал воспоминания о вчерашнем дне, который был в общем-то не совсем плох, как казалось на первый взгляд.

Затем львица принялась обрабатывать информацию, которую получила еще до прихода Симбы. Она заметила некоторые странности в поведении ее соседа, но предпочла не вмешиваться. Мало ли какие у него тараканы в голове живут? А то спросишь, а он тебя по голове чем-нибудь тяжелым ударит. Не-не, она ничего такого плохого не думала о Рико, просто она не знала его достаточно хорошо, чтобы быть уверенной. Она решила промолчать в ответ на его грубую реплику, которая судя по всему к ней не относилась.

Мафдет задумалась, ведь лев уже скорее всего знал, куда он дальше намеревается идти, а вот она не имела представления.

И куда же мы пойдем? Надеюсь, что не в пустыню, а то я еще не окончательно отошла.

Конечно, физическое состояние оной оставляло желать лучшего, да и траур по умершей сестре еще не отпустил. Но, как говорила ей когда-то мать, она должна быть сильной несмотря ни на что. Легко сказать, тяжелее сделать.

– Хорошо, а куда ты держишь свой путь? – любопытство свойственно всем, поэтому Мафдет решила осторожно спросить льва, рискуя навлечь на себя как минимум гробовое молчание – как максимум гнев. Но она не думала, что черногривый настолько скрытный, чтобы ей ответить. Она же не спрашивала, в конце концов, откуда он родом? Или, как он умудрился поймать антилопу, если только что сказал, что еще долго не сможет нормально охотиться.

Львица опустила голову и принялась разглядывать свои лапы. А когда она сможет приносить пользу? Она ведь никогда не охотилась одна, всегда в паре. А зная, что охота – дело сугубо для львиц, то дело дрянь. Она конечно могла приносить всякую мелкую дичь, но этого явно было бы мало для них. Мафдет невольно задумалась о том, что будет, если она расскажет об этом. Скажет ли он тогда, что ей придется отправиться в вольное плаванье? Или разрешит остаться? Львица отряхнулась.

Значит, нужно стать сильнее. Я ведь не маленький котенок, который и шагу не может без матери ступить! Раньше была одна тактика, теперь ее придется сменить. Надеюсь, что нам встретятся по пути другие львы, и Рико их тоже примет. Тогда было бы легче охотиться.

На этой радостной ноте львица принялась доедать остатки туши, весьма аккуратно откусывая каждый кусочек, как бы показывая, что она не невежа, а очень благодарная. Увы и ах, мать вбила в нее это клише еще в подростковом возрасте.

Нужно уметь быть благодарной.

Однако дальнейшие события были достаточно интересными для ее ушей. Оказывается, Рико не помнит родного брата и даже получил страшную травму. Мафдет поежилась: каково это – знать, что тебя забыли? Для нее это было бы ужасно – оказаться во тьме, где не было бы никаких воспоминаний. Она нахмурилась: у Рико есть друг? Тогда почему она его не видела? Может, он умеет хорошо скрываться? Если подумать, то она не заметила чьего-либо запаха на шкуре зеленоглазого. Еще одна тайна, в которую ее конечно же не посвятят. Ну, что ж, оно и к лучшему. Лучше спать будет от незнания этой информации. Некоторые и убить за осведомленность могут. А жить ей очень хотелось, поэтому она приняла свою излюбленную позицию наблюдателя, который смотрит, слушает и молчит. Мафдет даже не стала встревать в разговор, который явно ее не касался. Но зато она с неким интересом разглядывала новых спутников Симбы: бородавочника и мангуста. Разве хищники водят дружбу с травоядными? Мать всегда говорила, что с едой нельзя играть.

Потом в голове всплыл образ леопарда, которого она видела вчера. Ее отсутствие вызвало у львицы плохие мысли. Неужели что-то плохое случилось, пока она спала? Да и Симба выглядел таким обеспокоенным. Но это было наверняка из-за брата, которого он боялся потерять. Она тихо вздохнула, понимая и одновременно жалея рыжегривого. Кому как не ей было хорошо понятно, каково это. Но она опять промолчала, не решаясь что-либо сказать. Мысль о том, что он не идет с ними навела тоску: вместе веселее, но Рико очевидно не хотел проводить время в компании того, к которому ничего больше не чувствовал.

Закончив трапезу, львица отошла от антилопы и легла на влажную траву. Сейчас было еще не сильно жарко, и она намеревалась насладиться прохладой.

+2

47

Лот #32 Базилик и Лот #35 Маи-Шаса успешно применены.

Рико говорил холодно и отстранено. Это было не похоже на старого доброго Рико, который, так или иначе, всегда выражал свои эмоции, тем более, когда брат в который раз начинал докучать ему своими наставлениями и опекой. Какая-то суровая благодарность от черногривого чувствовалась, но она была чужой, будто бы Симба был ему просто знакомым, который посочувствовал другому и помог, чем смог. Молодой самец явно понимал это и знал, что парившее настроение король-изгнанник уловил, но вот никаких попыток не предпринимал, чтобы сгладить возникшее напряжение между им самим и братом, словно бы такое вот настроение ему и было как раз необходимо.

Тем не менее, черногривый не стал противиться желанию Симбы, а потому исполнил его, уложив в пасть и листья, и цветок. Это было характерно заметно по выражению его морды, которое так и говорило о всех вкусовых "прелестях" данного лекарства. Но всяк знает, что хорошее лекарство редко было вкусным, а то, что предложил ему Симба, точно пойдет на пользу ослабленному организму молодого льва. Сомнений в этом у рыжегривого не было, поскольку кому-кому, а Тимону и Пумбе он доверял не меньше, чем брату. Симба, между делом, скосил взгляд на своих друзей, по которым было хорошо заметно... волнение. Конечно, где это было бы видано, чтобы сурикат и бородавочник были друзьями хищнику. Но для таких зверей, как Симба, это было вполне естественным, а судя по спокойной реакции Рико и его подружки, в понимании, конечно, самого короля-изгнанника, для них это тоже было вполне нормальным.

Возобновилась снова небольшая пауза, входе которой и Рико растерял все свое спокойствие. Впрочем, рыжегривый это почти не заметил, если учесть, что сам он чувствовал неладное. И неладное это проявлялось в поведении братца.

"Я же говорил, что что-то не так", - мелькнуло в мыслях у Симбы, которые несколько часов назад почему-то поспешила утешить пропавшая Сольвейг. Очевидно то, что чувствовалось только между братьями, было недоступно для чуждых им зверей. А Симба прекрасно знал, что в Рико поменялось что-то, хотя у него и были догадки и предположения, которые лев не желал даже близко подпускать к себе, потому что для него они были практически самыми болезненными.

Я благодарен за лекарство, - непривычно резануло ухо. Колко, холодно - это все, что ощущалось Симбой. Эти эмоции, это немного еще ребячье поведение, но куда делось все это? Где потеряна была эта ниточка? Рыжегривый остро чувствовал, что пред ним стоял другой Рико и это нисколько не улучшало положение дел.

Симба зачем-то вдохнул полной грудью, ощущая свежий и обновленный утренний воздух.

Ты хороший лев, Симба. Я не стану тебе лгать.

- Гляди, какой здесь водопад, - вдруг сказал рыжегривый, но взгляд его был полностью сфокусирован на брате, - вот бы нам такой на Скалу Предков: может быть, жизнь была бы лучше.

Только не перебивай.

Тяжелый выдох. Лев не пошевельнулся, хотя едва-едва заметно опустил голову вниз. Он почувствовал, как сердце застучало сильнее, но не мог ничего поделать с собой. Ничего нельзя было избежать в этой жизни, как нельзя оттянуть на потом особенно тяжелые моменты. Брат смотрел прямо на него. Он хочел сказать что-то важное и запретить ему было нельзя. Вот только как угомонить сердце, которое больно и волнительно ударялось о грудную клетку?

Я тебя не помню.

Сердце билось больней и больней. Взгляд несчастного и изгнанного короля из удивленного перерастал в страдающий и непонимающий. Он не понимал. Он не хотел это признавать. Симба встретился взглядом с Рико, но не находил в них смешинки или подвоха. Он ничего в них не мог разглядеть: лишь один сплошной зеленый лес, который никогда больше не напоминал ни об отце, ни о матери, но зато давал намек на Скара.

- Рико... - тихо шепнул король-изгнанник. Что он скажет матери? Что он сказал бы отцу, которому, уже будучи взрослым, пообещал быть поддержкой и опорой младшему брату? Неужели, пред ним больше не тот Рико? Не тот, кто рос прямо на глазах у еще юного принца Земель Гордости; не тот, кто лишился отца, которого толком не видел; не тот, кто был рядом с матерью и братом в самые тяжелые минуты их жизни; не тот, кому потом пришлось убегать так же, как и самому Симбе, чтобы выжить? Где сейчас этот черногривый юный лев, которого-то Симба помнил?

- А как же мама? - Но, очевидно, принц был непреклонен.

Король-изгнанник слушал Рико, но думал при этом о том, что лучше бы молодой самец по-настоящему погиб. Тогда-то бы ему, Симбе, было бы, наверно, спокойнее. Он бы знал наверняка, по-крайней мере, что сейчас братик в лучшем мире, возможно даже, вместе с Муфасой и Великими Королями Прошлого. Но черногривый был жив, хотя и очень слаб, а значит, мог еще нарваться на неприятности. И этого самец не мог бы себе простить, потому что отпустил брата и не исполнил своего обещания ни перед отцом, ни перед матерью. Потому что ему пришлось бы позволить принцу уйти в неизвестность.

- А как же наш дом? - сдерживаясь, как только можно было, с дрожью спросил рыжегривый, - ты ведь принц, ты сын Муфасы... Я не могу один... - но по мере острого взгляда зеленых глаз, Симба говорил все тише. Он понимал, что для Рико быть сыном Муфасы не значило ровно ничего, как и для Симбы ничего не значило быть племянником братоубийцы. А он больше всего боялся предательства от младшего родного брата, постоянно удивляясь за то, что отец был крайне неосторожным. А что теперь?

Но напоминание о Скаре было ложным. И зеленые глаза, очертания морды деда, которого ни Симба, ни Рико, не застали в живых, ничуть не были похожи на скользкие глазенки узурпатора. Рико не был предателем, потому что не смотря на потерю памяти, помыслы его были честны и искренни.

- Сначала я потерял отца, - вдруг проговорил рыжегривый, практически вплотную приставив морду к уху принца, чтобы слова его доносились только до одного главного слушателя, - потом королевство. А теперь тебя, кто давал мне надежду и силы здесь. Хотя изрядно трепал нервы, - последовала легкая усмешка, которая призвана была хоть немного разрядить обстановку. Сердце все еще болело, а в голове никак не укладывалась та информация, что была четко выложена черногривым. Но Симба уже принял главное решение: он должен был отпустить Рико, причем не только физически, а полностью и душой тоже.

- Я не буду тебя уговаривать остаться, - уже отстраняясь от принца, продолжил Симба. Раз это их последний разговор, последняя встреча, то стоит сказать все, что считалось нужным, - хотя, быть может, увидев маму, ты вспомнил бы... - лев чуть нахмурился, боясь задеть брата каким-нибудь образом, но помолчав немного, продолжил, - я скажу ей, что с тобой все хорошо и тебе настолько понравилось в оазисе, что ты предпочел остаться здесь. Она поймет. Должна понять...

"Разумнее было бы сказать, что он никогда больше не вернеться. Но я не могу этого сделать. Я не вынесу еще одну ее боль. Пусть лучше она думает, что он любит и помнит нас, но нашел себя в другом месте".

- Прощай Рико. Удачи.

"Береги себя. Ты навсегда останешься моим братом. Заходи в гости", - повисло на языке, но так и не было произнесено.

Подсознательно Симба не хотел ставить точку.

Отредактировано Simba (7 Дек 2016 19:57:09)

+4

48

Первая часть задания была выполнена. Рассказав брату всё как есть, Рико мог ожидать любой реакции, однако Симба воспринял ситуацию достойно. Это было Ричу на лапу, ведь чем скорее он отправится в путешествие с питоном, тем дальше останутся все ненужные воспоминания о прошлой жизни.

Не то, чтобы Симба не пытался хоть как-то возражать словам брата, который его не помнил. Он упомянул мать, но Рико не шелохнулся, не опустил виновато голову. Молча уставился салатовым прищуром в карие глаза льва напротив, словно молчаливо спрашивая: “И что?” У Рико было конкретное задание и ничего больше, все чрезмерно сильные эмоции и мысли в голове были накрепко скованы гипнозом питона. Быть может, соображая только лишь своими мозгами, лев бы и задумался, что где-то там, пускай далеко, жива его родная мать, к которой однажды можно вернуться, даже несмотря на неудобную амнезию. Ведь мама всегда вызывает теплые и нежные чувства, к ней захотелось бы вернуться.

Вероятно, Пирс мыслил обширнее, чем Рич себе представлял.

Симба заговорил об их доме, и Рико хотел было непонимающе вскинуться, ведь территориальная привязанность — последнее, чем можно было пытаться образумить молодого льва. Если верить сведениям питона о его прошлом, то принц Рико даже хотел уйти из родного королевства.

Порой одни лишь слова ничего не значат. Достаточно было лишь окинуть Симбу взглядом: дрожащий голос, абсолютно несчастный вид. И то, что было сказано дальше. Ведь он имел в виду совсем не земли королевства, а то, как они оба относились к ним. Король и принц. Сыновья Муфасы.

Рико не ответил и сейчас, да и не требовалось. Симба ведь не глупый, далеко не глупый, он всё понимал. И все его слова — это были попытки разобраться, разложить ситуацию по полочкам… по крайней мере, так выглядело всё для Рича. Симба задавал вопросы и сам же отвечал на них, пускай не вслух. Это было даже не столько понимание, сколько принятие того, что происходило. И если Рико необходимо было сидеть, смотреть и слушать, не предпринимая ничего больше, то так тому и быть. Он мог сделать для Симбы хотя бы это.

Рыжегривый вдруг подошел совсем близко — и Рико на несколько секунд перестал дышать. Замер, в один миг напрягая мускулы и готовясь к чему угодно. Готов был даже выпустить когти или удрать за версту при первом же неверном движении льва рядом с собой.

“СИМБА НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ОПАСНОСТИ”.

Медленный выдох.

Ну, предосторожность ещё никому не мешала, верно.

— Сначала я потерял отца…

Шепот раздался практически у самого уха Рича. Наверное, это был важный момент для Симбы — сказать своему брату что-то личное. Рико честно старался слушать и вникать, всё-таки достойно (и окончательно) попрощаться с Симбой было его основным заданием на данный момент. И когда губы брата тронула легкая усмешка, неуловимо потеплел и взгляд самого Рико. Но для Симбы наверняка остался таким же чужим, пускай и без прежней колючей холодности.

— Да, — быстро обдумав услышанное, откликнулся Рико, — Ты прав, она поймет.

Всё же было в этом что-то странное: говорить о львице, которая являлась его родной матерью, и как будто говорить о ком-то незнакомом и чужом.

Вот теперь их разговор выглядел завершенным. Симба принял неизбежное, раз заговорил о том, как вернется в свое королевство сам. Настало время переходить ко второй части задания.

— Мафдет, — окликнул лев свою будущую попутчицу, поднимаясь с примятой травы. — Нам пора.

Оазис с братом-королем и большим красным леопардом выглядел более чем привлекательно для такой уставшей и изможденной львицы, как Мафдет, да и для самого льва без куска памяти тоже. Но они оба, каждый по своим причинам, выбрали другой путь. Последние слова Симбы застали зеленоглазого у самой кромки поляны.

— Прощай Рико. Удачи.

И что-то словно недовольно шелохнулось в груди. Обернувшись, лев встретился взглядом с Симбой.

“Я не Рико”, — отчетливо прозвучало в мыслях.

Промолчи. Оставь его брату хотя бы это.

— Прощай, — только сказал он, прежде чем скрыться среди густой листвы.

> Река в пустыне

+3

49

Происходящее как-то плыло перед глазами львицы, она даже не слушала, о чем переговариваются братья. Ушла в астрал, как говорится. У Мафдет были свои думы, которые все никак не уходили из головы. Ведь столько еще нерешенных вопросов накопилось! Она, знаете ли, свою жизнь планировать привыкла, а тут все сводится к error ее головного мозга. Кто знает, может это были такие побочные эффекты от жары?

Ты ведь знаешь, что пути назад нет, верно? Тогда больше не смотри назад.

Кофейная прикрыла глаза: в голове шумело, словно там жил целый прайд непослушных львят. Было ли это путешествие напрасным? Правильно ли она поступает? Голова трещала, точно львица не спала больше трех суток.

Таково твое наказание. Как ты могла забыть о ней уже? Что бы тебе сказала мама? Разве тебя этому учили? Ай-яй-яй.

Вероятно, валяние в пустыне привело к тому, что в думах Мафдет появилась еще одна Мафдет, только другая. Ее высказывания и манера речи были похожи на мать, что только раздражало и без того утомленную больную. Хотелось царапнуть или куснуть себя за зад, чтобы проснуться и убежать от этого кошмара. Но внутренний голос был в чем-то прав: она действительно старалась как можно меньше думать о Таурт, словно той никогда не существовало.

Видишь, ты сама все прекрасно знаешь. Тогда ты в курсе, что тебя ожидает, если ты останешься в этой богом забытой яме.

Зеленоглазая пыталась ухватиться за спасительный якорь в виде ее нового спутника: в отличии от сестры он был все еще, что было хорошо. Тяжело жить, когда кого-то теряешь. Но с другой стороны: зачем ей оставаться в Оазисе? Она ведь здесь никого не знает и вряд ли сможет здесь прижиться. Мафдет всегда была не особо расположенной к общению с незнакомцами. Это уж волюшка судьбы была таковой, что свела ее с Рико. Нет, не в этом смысле. Просто в другой обстановке она бы даже не собралась с ним разговаривать! Но тут уже выбора просто нет, вот она и поплетется за ним в неизвестность.

По счастью, она не была в бреду, могла здраво мыслить, но не была свежа как огурчик, поэтому движения могли показаться пьяными со стороны. А то, организм же еще не до конца восстановился.

Весь диалог или даже монолог львов она благополучно пропустила мимо ушей, как все уже поняли. Когда ее головушка наконец покинула угодья астрала, то черногривый уже куда-то намеревался уходить.

Мафдет не хотела показаться какой-нибудь «больной» на голову львицей, поэтому ляпнула простое «угу» и поплелась следом за львом в кусты.

Она осознавала то, что Симба остался где-то там позади и явно не собирался идти с ними. Видимо у него был какой-то свой план. Что ж, хоть у кого-то он есть.

А вот, что творилось в голове у столь странной личности как Рико – она не знала, да и не особо стремилась. Расскажет – хорошо, нет – и ладно.  Сейчас у нее все последующие дни будут так проходить: день прошел и ладно. Жива? Супер. Надо радоваться мелочам, как она пыталась себе внушить.

---→ Следом за Рико. Река в пустыне.

+2

50

Одинокая Скала. Каменистое подножье.

Чем сильнее отдалялись снежные равнины и чем ближе становились песочные барханы, тем лучше себя чувствовала Нейлин. Давящее чувство одиночества и брошенности превращалось в окрыляющее ощущение свободы. Ей казалось, вот сейчас она прыгнет и перья, воткнутые в её уши, станут настоящими крыльями и она полетит. Львица смеялась. Пересечь пустыню с подругой было проще простого. Подушечки лап, истосковавшиеся по ощущению горячего сыпучего песка, поначалу болели, но жить в пустыне — как кататься на велосипеде. Если ты научился этому раз, ты можешь что-то забыть, но полностью никогда этому не разучишься. Привыкание заняло от силы час. И вот кошки уже резко брели в сторону Оазиса, где можно было найти тень и добычу посерьезнее.

Это было единственное, что она не любила в пустынной жизни — питание. Изредка найдешь какие-нибудь яйца, а то иногда и змей с грызунами. И всё, вот весь твой рацион. Но Оазис всегда был полон травоядных. Там всегда можно было найти еду покрупнее.

Песок вскоре начал сменяться мягкой глиной, а вскоре и травой. Оазис был близок. Ступив под сень тропических деревьев, окружающих обильный водный источник в пустыне, Нейлин глубоко вдохнула знакомые запахи. Обилие трав, влажный от реки воздух. Сделав короткий перерыв, львица продолжила свой путь. Она двигалась к сердцу Оазиса, к большим водопадам, где она могла поохотиться на небольших животных и хорошенько отдохнуть...

Путь туда занял какие-то жалкие минуты. Шум воды, туман, окутывающий водопад, всё это невероятно расслабляло. Львица лениво прошлась по краю водного массива и нашла место, где было достаточно мелко, чтобы в очередной раз подтвердить то, что кошки не любят воду — это брехня. Она охотно забралась в воду, смывая с себя пыль от долгого путешествия. Краска на её спине и морде, уже давно въевшаяся в шерсть, слегка поплыла, придавая целительнице жутковатый вид, словно она была тяжело ранена. А картину дополняло то, что она не могла удержаться от довольного стона. Настолько ей нравилось это ощущение тёплой сырости и припекающее солнце, бликующее в отражении воды.

Вытянув шею, чтобы нос её по-прежнему оставался над водой, Нейлин шумно принюхалась. Здесь был кто-то еще. Самец, судя по запаху. Она даже не стала удерживать себя от ехидного комментария по поводу того, что нигде её в покое не оставят, но чёрный демон, поглотивший часть бликов по её правую лапу, низко засмеялся.

«Я говорил тебе о том, что приведу тебя туда, где твои уникальные целительские навыки будут полезны. Где тебя на самом деле будут ценить. И боготворить.»

Прекрати пороть чушь, Пустота. Ты не потерпишь конкуренции в звании бога.

«Раскусила, чертовка. Ладно, я иногда перегибаю палку в попытке соблазнить тебя на свою сторону. Я чувствую твой скептицизм. Он стоит у меня как кость в горле!»

Ближе к делу, демон, — тихо отозвалась Нейлин, окуная морду в воду, чтобы смыть с неё грязь. Краска поплыла сильнее. Нужно было потом обновить её.

«Этот запах. Ты чуешь его? Лев. Один. Я буквально ощущаю его жажду мести. Она на вкус как кусок сочного мяса. Ты знаешь этот вкус? Ты ведь знаешь...»

Еще бы она не знала. Львица провела большую часть жизни, гоняясь за этим призрачным куском мяса, чтобы в результате получить гниющие объедки. Она двинулась уже было обратно к берегу, но вновь заслышала голос Пустоты в голове.

«Нет, не дергайся. Ты ведь любишь быть независимой. Позволь ему найти тебя. Позволь ему найти в тебе наставника, как ты нашла наставницу в Смоук.»

Черная фигура дернулась, словно поворачивая морду в сторону берега, где под кустом дремала сытая пустынная кошка. Целительница скептически прищурилась, оглядываясь. Она чуяла запах, но никак не могла понять, откуда же от исходит. Где находится этот лев...

Отредактировано Нейлин (1 Фев 2017 15:59:11)

+4

51

- Симба?

Ни одни мускул на морде Симбы не дрогнул. Глаза лишь устало провожали черную кисточку хвоста, которая вскоре скрылась за соседним кустом. Хотелось, конечно, кинуться следом за львом, остановить его и хорошенько тряхнуть со словами: "что же ты делаешь?", но лапы были ватными. Король-изгнанник прекрасно понимал, что теперь он не вернет брата назад, как бы не желал этого. Да и поздно уже метаться: сам отпустил его, другого выбора и не было.

Симба вздрогнул, когда почувствовал, как Тимон ободряюще положил лапу ему на плечо, сидя сверху на бородавочнике. Два друга с пониманием и сочувствием смотрели на рыжегривого, но лев лишь опустил взгляд вниз. У него было то странное состояние, когда ему не хотелось принимать ничьих утешений, не хотелось никому изливать душу и "плакать в жилетку".

- Простите ребята, - отстранено произнес лев, повернувшись к Тимону и Пумбе, - я хочу побыть один.

Сурикат лишь лихорадочно вздохнул и развёл руками. Спорить с хищником у обоих не было привычки, а потому они лишь понимающе кивнули и поспешили скрыться в лесу.

- Ты только не пропадай, ладно? Мы далеко уходить не будем, чтобы тебя не потерять, - сказал Тимон на прощание, на что Симба нашел-таки силы положительно кивнуть.

Оставшись наедине с собой, самец не знал, куда идти. Единственное, что сейчас могло его успокоить - вода, посему лев решительно побрел к водопаду, томно прикрывая глаза. Сначала у него не было конкретных мыслей; всё смешалось в голове. Рико, единственный брат, ради которого он рисковал всем, предпочёл семье, и, что самое ужасное, памятью отца, неизвестный мир. Рыжегривый даже на миг подумал, что у Рико все-таки есть память и он специально выдумал, что потерял её, чтобы уйти, но чем дальше Симба развивал эту мысль в голове, тем сильнее она казалась ему нелепее. Он видел, как брат смотрел на него и он знает, что будь Рико в своей памяти, то подобным образом он бы никогда в жизни не поступил.

Лев лег подле воды, положив подбородок себе на лапы и слушая тихое шевеление реки. Мысли не хотели отпускать рыжегривого, впрочем, сам самец не спешил их прогонять, пытаясь сопоставить факты и то, что ему предстояло делать дальше. Все союзники его бросили, брат ушел, оставив неудачливого короля наедине с сурикатом и бородавочником. Так себе армия, надо сказать. Просто так узурпатора не одолеть.

"СКАР", - внезапно взревело в голове у рыжегривого, как только он вспомнил о дяде, - "Это все ТЫ виноват в бедах королевствах. Если бы не ты, то Муфаса был бы жив. Если бы не ты, то мне и моим близким не пришлось бы страдать! Если бы не ты, я бы не потерял брата и с ним бы никогда ничего не случилось!".

Да, Симба действительно считал, что даже Рико потерял память из-за своего дяди. Если бы им не пришлось бежать в оазис, все бы было по-другому: у них не было бы необходимости скрываться от каждого встречного, и король-изгнанник смог бы проследить за младшем принцем как подобает. Симба вдруг почувствовал нахлынувший приступ агрессии и бешенства, которые ранее, кажется, никогда не испытывал. Он поднялся со своего места, вырвавшись к самому берегу воды и крикнул в пустоту; негромко, но достаточно, чтобы мартышки забеспокоились и повскакивали с насиженных на ветках мест:

- Ты слышишь, жалкий узурпатор!? Я тебя из под земли достану! - Рычание, а точнее эхо от него, разлетелось по всему водопаду, как горн трубящего слона, - Я УБЬЮ ТЕБЯ!

Внезапно повисла тишина. Лев опустил голову вниз и заметил на глади воды некое существо. Он ведь искренне считал, что находится здесь совершенно один! Как можно быть таким неосторожным? Хорошо, что он не крикнул имя того, кого собирался так безжалостно убить. Нахмурившись, самец тихо спрыгнул со своего места, чтобы пропасть среди ветвей, но с целью обойти с другой стороны и подкрасться поближе. Когда он это проделал и вышел поближе к берегу, но все еще скрываясь в листве, то смог полностью разглядеть плавающего хищника. Это была львица, самка. И она наверняка слышала, как он сейчас изливал душу матушке-природе. Было опасно попадаться ей на глаза, но рыжегривый решил-таки поинтересоваться, что это была за незнакомка. Возможно, она могла бы знать, куда делась пятнистая кошка, да и ведь в конце концов много ли львов бродит по землям оазиса, никому не принадлежавшему на данный момент?

Симба вышел из своего укрытия и остановился прямо возле воды, отчего пальцы на его лапах даже слегка смачивались этой прохладной жидкостью. Вокруг самки расплывались кровавые подтеки, что несколько озадачили рыжегривого: он думал, что незнакомка ранена, но на её морде рисовалось такое блаженство, будто бы она только недавно получила благословение Айхею и вернулась на землю с новыми силами.

- Извините, - аккуратно сказал лев, потянувшись мордой ближе к воде, чтобы кошка его точно услышала. Он, однако, не заходил в сам водопад, боясь намочить драгоценную шкуру и гриву, которую потом будет сложно уложить, - Вам не нужна помощь?

Вот олух, видит Айхею! За то время, пока Симба находился в оазисе, он даже забыл, как правильно общаться с самками. Леопарда он в расчет не брал, потому что на данный момент как-то не задумывался о ней, как о самке, а последний его флирт, пожалуй, был несколько лет назад, среди собственных друзей, когда он был еще совсем молодым и несмышленым. А сейчас, находясь в напряженном расположении духа, но наедине с привлекательной львицей, он вдруг понял, что мужская природа никуда не отступала и периодически давит на него.

------→>>Тимон и Пумба переходят в локацию тихая река.

Отредактировано Simba (9 Июн 2017 22:40:30)

+9

52

Конечно, она слышала этот рёв. Самец умудрился нарушить интимную тишину водопадов своим полным отчаяния рыком, что мартышки бросились врассыпную, распугивая птиц. Словно эффектом домино, лев вызвал целую цепочку событий, которые нарушали привычное спокойствие этих мест. Но прекратилось всё так же резко, как и началось: взволнованные птицы вернулись в свои гнезда, а мартышки вновь задремали, обняв лапами ветки и стволы деревьев. Лишь Нейлин не шелохнулась. Она так и стояла по подбородок в воде, лишь время от времени отталкиваясь лапами от дна и на короткое время всплывая. Заметит или нет?.. Красные пятна уже практически растворились в воде, хотя отметины на спине были всё такими же сочными и пугающими.

Извините, — ах, какое чудо. Какой трепетной ланью может быть разъяренный самец, когда дело доходит до самки в пределах его поля зрения. Нейлин не выдержала и погрузила нос в воду, резко прыская. Брызги воды разлетались во все стороны, мерцая россыпью крохотных радужных капель на фоне утреннего солнца, — Вам не нужна помощь?

Мне? — львица выдержала трагическую паузу и начала грести в сторону берега, навстречу самцу с яркой, как огонь, гривой. Он не был монструозно большим, как барбариец или кáпец, но для крохотной Нейлин, едва доросшей до размеров среднего подростка, хватало, чтобы смотреть на незнакомца снизу-вверх, — мне — нет.

Она не стала приближаться к нему. Расстояния пары вытянутых лап вполне хватало. Здесь, на мели, вода едва доходила до её живота. Длинная пушистая шерсть расплывалась по поверхности воды. Львица вдумчиво смотрела на своего собеседника, скользя по его шкуре взглядом инфернальных лазурных глаз. Уцепившись за его взгляд, она поняла: его смутили отметины. Он принял их за настоящую кровь. Лин невольно усмехнулась про себя: она же поэтому и нарисовала их красителем из алой глины, как символ своих ран, даровавших ей шаманский дар.

Это всего лишь краска, — поспешила она успокоить незнакомца и склонила голову на бок, сместив взгляд куда-то в сторону. Недалеко от льва она видела черную движущуюся тень, которая скользила рядом, всячески обозначая своё присутствие для шаманки и намекая, что диалог стоит продолжать. Вот бы Пустота еще объяснил, зачем это нужно. Нейлин тряхнула головой, сбрасывая с себя наваждение и уставилась прямо в глаза льва.

Это ведь ты рычал? — золотошкурая двинула в лобовую, растягивая губы в тонкой, едва заметной улыбке. Её тягучий, как карамель, голос, звучал максимально тихо. Но ровно настолько, чтобы собеседник хорошо расслышал каждое произнесенное ей слово. Но ей мало было просто обескуражить самца, так что она тут же продолжила свой монолог, делая такие паузы, чтобы тот мог обдумать сказанное, но не успел вставить и слова в ответ.

Ты так отчаянно желаешь кому-то смерти... Я не осуждаю. Не суди плод по кожуре, знаешь ли. Но, я думаю, что слышала уже достаточно, чтобы ты как минимум на мне женился, — она картинно скривилась и коротко помотала головой, — Но давай начнём с малого, могу узнать твоё имя и, возможно даже, твою историю?

Теперь она замолчала, предоставляя слово рыжей копне волос, от которых не отрывала взгляда на протяжении всего монолога. Она просто не могла удержаться, чтобы не схохмить напоследок, потрясая плечами в немом добродушном смехе. Королева первого впечатления, не иначе.

Я — Нейлин, — поспешно добавила она, чтобы собеседнику не пришлось представляться незнакомке. Причмокнув губами, она коротко перечислила то, что считала в своей жизни самыми важными своими характеристиками, — странствующая шаманка, принцесса без царства и просто лапушка!

Отредактировано Нейлин (3 Фев 2017 21:59:32)

+8

53

Начало игры

По мере того, как солнце всё выше поднималось над горизонтом, юный леопард, буквально несколько дней назад начавший самостоятельную жизнь, всё дальше углублялся в сердце Оазиса с его окраин. Он не спеша брёл среди деревьев, то и дело поглядывая по сторонам, а изредка останавливаясь и принюхиваясь. Время от времени хищник карабкался по мощным древесным стволам и забирался на толстые ветви растений, чтобы продолжить свой путь сквозь густую листву — отсюда, сверху, несмотря на тесное сплетение ветвей и большое количество зелени, вид открывался куда лучше, можно было разглядеть гораздо бóльшую территорию, да и сам леопард чувствовал себя намного уютнее и защищённее.
Вот уже несколько дней он блуждал по Оазису в поисках некой Сольвейг — ещё одного леопарда, собравшего вокруг себя группу всевозможных видов животных, живущих вместе. Джуа давно знал об этой, как её все называли, Империи, но до сих пор не интересовался ею — ему более чем прекрасно жилось в кругу своей родной семьи. Однако, спустя всего несколько дней после того, как хищник начал жить один, он столкнулся с небольшой проблемой — ему совершенно не хотелось быть одиночкой. И именно тогда Джуа вспомнил о всех тех разговорах про леопардицу, что ходили по Оазису.
К тому времени, когда ночная прохлада почти полностью сменилась дневной духотой, Джуа добрался до самого центра Оазиса — Больших водопадов, и когда он как раз перемещался по ветвям деревьев и думал о том, как прекрасно будет разбежаться и с самого высокого дерева самой высокой точки водопадов сигануть вниз, в прохладную и освежающую воду, — в этот самый момент до ушей Джуа донёсся рык незнакомца, заставивший леопарда резко остановиться и буквально чуть не свалиться с ветвей:
Я УБЬЮ ТЕБЯ!
Признаться, сердце юного хищника резко ушло в пятки. До сих пор одиночке не приходилось сталкиваться с настоящими проблемами, и тут — нате, пожалуйста! Угроза неизвестного кого неизвестно кому. Возможно, именно ему, Джуа. Замерев на месте, леопард как можно внимательнее оглядел окрестности в поле его зрения — незнакомец явно находился где-то рядом, но леопард совершенно его не видел. Впрочем, за словами не последовало никаких действий — ни очередного рыка, ни выхода противника из-под густых зарослей, ни нападения, — поэтому юнец слегка успокоился, но расслабляться не спешил.
Как можно бесшумнее спрыгнув на землю, он, осторожно ступая, подошёл к дереву, стоявшему на самом краю небольшого уступа (или обрыва — это с какой стороны посмотреть) и забрался на его нижнюю, наиболее крепкую ветвь. Стараясь особо не высовываться наружу и оставаться в таком положении, при котором густая листва скрывала его пятнистое тело, Джуа глянул вниз — на самом берегу озера стояли два хищника, лев и львица. В первые мгновения юный леопард испугался — на спине и морде львицы виднелись красные подтёки; в совокупности с услышанным ранее рёвом (а мозг не спешил разуверять одиночку, что рычал именно этот лев) одиночка в первую очередь решил, что это кровь. Но бежать на помощь не спешил — сначала его остановила имеющаяся голова на плечах — подвергать себя опасности (незнакомец явно одолел бы не имеющего боевого опыта леопарда на раз-два) Джуа не хотел, — а через минуту-две он и сам понял, что никакая это не кровь: львица выглядела достаточно бодрой для раненной самки, да и стекающая жидкость была недостаточно густой для крови.
Как бы то ни было, Джуа, знавший едва ли не каждого жителя Оазиса, никогда не видел здесь этих двоих. Разум сразу провёл параллель — они могли состоять в Империи. А значит знали Сольвейг. А значит было бы неплохо спуститься к ним и спросить, как найти их лидера.
И всё же Джуа не спешил показываться на глаза львам — лучше будет перестраховаться и ещё немного понаблюдать за ними, а там, если они так и продолжат не выказывать признаки опасности для леопарда, можно будет и спуститься.

Офф

Можете замечать, можете не замечать. Если не заметите, в следующем посте сам спущусь к вам ;)

+2

54

Морда самки наполовину скрылась под водой, после чего жидкость вздрогнула и запузырилась. Симба уже было собрался прыгать в воду, чтобы спасти тонущую бедняжку, но она внезапно вынырнула и после сие процедуры совершенно спокойно поплыла к берегу и заверила льва в том, что никакая помощь ей не требуется.

Не сказать, чтобы сам по себе рыжегривый очень сильно переживал за здоровье незнакомки, но Симба воспитывался в такой семье, где было принято волноваться о состоянии окружающих. В основном, конечно, это было из-за того, что отец короля-изгнанника был правителем, а хорошие правители, как водится, всегда заботились о своих подданных. Симба себя не чувствовал королём, да и львица не была его подчинённой, тем не менее, привычка помогать нуждающимся осталась.

Кошка подошла к рыжегривому не близко, но достаточно, чтобы при дневном свете он мог спокойно её разглядеть. На ней были действительно красные подтёки, но они были какими-то бледными и не такими едкими, как настоящая кровь.

Это всего лишь краска, - пояснила львица, после чего Симба захлопал глазами и мотнул головой.

- Краска? - Тупо переспросил он, скользя глазами по телу кошки, пытаясь вглядеться в эти пятна. Но его преследовало и другое чувство, поскольку льву было совершенно непривычно смотреть на неё: она была маленькой, впору подростку, но выражение её глаз, смотрящих куда-то вбок от льва, были совсем не детские.

Вопрос самки обескуражил его. Рыжегривый нахмурился, но не успел возразить, потому что понимал сам, что его могла слышать не одна она. Но какое уже дело до этого? Что теперь может он, Симба, совершенно один против армии Скара и его гиен? Об этом шептал его разум, но душа, очернённая прошлым, просила или даже кричала о мести. И эта кошка, но впрочем, ничего удивительного после таких его криков, знала и будто бы одобряла это чувство.

Но она попросила представиться. Симбу это насторожило, хотя ничего подозрительного в этом не было: она просто знакомилась с ним.

Я — Нейлин. Странствующая шаманка, принцесса без царства и просто лапушка!

Король-изгнанник усмехнулся, тряхнув пышной рыжей гривой.

- И сама скромность, - добавил он с улыбкой, еще не сошедшей с губ. А стоит ли ей доверять? - Раз уж ты шаманка, то, должно быть, сможешь сама отгадать моё имя? - В последнее время, на кого бы в саванне лев не наткнулся, его узнавал абсолютно каждый. Абсолютно! Для всех он был Симбой, сыном Муфасы. Если рыжегривый будет ещё и болтать, то такими темпами его найдут быстрее, чем он доберется хотя бы до пустыни. Хватит уже быть доверчивым пнём, а здесь можно заодно и проверить, кто есть эта миловидная самочка на самом деле.

Внезапно лев расслышал, как с одной из стороны берега захрустели ветки. Симба машинально повернул туда голову, но ничего и никого не увидел. Вполне возможно, что там кто-то есть, ведь ещё пару минут назад он сам сидел в кустах и наблюдал за купанием Нейлин. Лев прищурился, нервно дернув хвостом, но затем снова повернулся к шаманке и с интересом посмотрел на неё, ожидая ответа или, быть может, каких-то иных действий? Король-изгнанник на своём веку ещё ни разу не встречал львов-шаманов да и, собственно, особых и действий шаманских не видел и не представлял, каковы они есть на самом деле. Даже Рафики был для него, в первую очередь, лекарем.

Отредактировано Simba (18 Фев 2017 18:23:35)

+4

55

Нейлин склонила голову и на губах её заиграла улыбка. Она жадно вдыхала ноздрями воздух, полный скептицизма. Этот молодой лев не особенно то спешил ей доверять. И винить его было не в чем. Если он хоть чему-то научился за свою недолгую жизнь, то ему не стоит доверять странным матёрым самкам, заманчиво покачивающим бедрами из воды, пусть они и выглядят как заблудившиеся подростки. Шаманка сделала несколько решительных шагов вперед и с усилием выскользнула из воды на небольшой утёс. Вода сначала бурным потоком лилась с длинной густой шерсти на покрытую травой землю, пока не превратилась в несколько сочащихся ручейков. Было бы не очень прилично облить незнакомца, так и не узнав его измени, не правда ли?

Откуда мне знать, как тебя зовут. Я пришла из мест настолько холодных и далёких, что ты, милое летнее дитя, и представить себе не можешь. Впрочем, раз уж я шаманка, — она нарочно выделила интонацией это слово, — я могу спросить кое-у-кого. Только позволь мне привести себя в должный вид.

Вот Нейлин и обошла принца в изгнании по диагонали, чтобы хорошенько отряхнуться от оставшихся капель воды. Как следует подергав шкурой от самого носа до кончика хвоста, самка так взъерошила свою шерсть, что заметно увеличилась в размерах, придав себе грацию стареющего одуванчика. Но легкий ветерок быстро пригладил всё как было (хотя бы относительно) и перед львом она предстала во всей своей красе. Но судя по мокрой гриве незнакомца, отошла Нейлин недостаточно далеко. Это вновь вызвало невольную улыбку на морде золотошкурой и она изогнулась, выпячивая грудь и медленно-медленно садясь крупом на сырую землю.

Думаю, не тебе одному будет это интересно. Наш новоиспеченный гость тоже захочет посмотреть на способности шамана? — обращение звучало в никуда, но тот, кто сидел среди ближайших деревьев, обязательно должен был заинтересоваться подобным предложением. Иначе зачем ему было следить за столь интимным знакомством двух царственных особ в изгнании. Пустота, на какое-то время исчезнувший из поля зрения, черной тенью вспыхнул прямо перед мордой целительницы, заставив её вздрогнуть. Стройная толпа мурашек прошлась от шеи до самого хвоста. Она никогда не привыкнет к такому его появлению.

Перед золотошкурой тут же встал вопрос. Явить ли взору двух любопытных носов своего духа-покровителя или же поискать кого-то менее пугающего, из местных, который пусть и не знает каждую песчинку в барханах пустынь, но в курсе дел текущих. Она обратила свой взгляд на Пустоту, чья рябящая в воздухе фигура внимательно оглядывала Симбу со всех сторон.

«Я ведь должна ему уже что-то ответить, не так ли?»

Пауза начала становиться непростительно долгой. Шаманка опустила голову и глубоко вздохнула. Если она немедля раскроет карты и покажет, насколько безумна на самом деле последовательница Пустынного бога, побежит от неё несчастный, только пятки засверкают. А она вроде бы собралась ему помочь. Сама еще толком не представляла как, а Пустота, засранец эдакий, только довольно лыбился и рябил на солнышке, мол ей еще самой предстоит узнать, как переплетется её судьба с судьбой этого рыжего. И насколько же они на самом деле похожи...

У каждого места найдётся свой дух хранитель. Дух-наблюдатель, — голос её становился утробным, гортанные вибрации придавали ему таинственности. Резко вздернув голову вверх, она уставилась куда-то в пространство и зрачки её стали крохотными точками в лазурной радужке, — Явись же мне, обитатель оазиса, не бойся открыть мне свои тайны.

Последнее она добавила на всякий случай. Нахождение Пустоты рядом могло помешать призыву или желанию духа общаться. Но черный призрак оказался благоразумнее и, разыграв обиду, мол, стоило явить миру его пустынное величество, но раз уж на то пошло, скрылся в густых зарослях, оставив свою подопечную общаться с другими. Будь ему доступны чувства живых, он бы даже заревновал. Но Нейлин уже не обращала на него ни малейшего внимания. Все её силы были сконцентрированы на ту сущность, что обитала тут. Это был уже не первый её призыв, но самка впервые пыталась заговорить с духом, которого едва ощущала, которого не знала и с которым не имела тесной связи.

+3

56

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"8","avatar":"/user/avatars/user8.png","name":"Ale-Tie"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user8.png Ale-Tie

Бросок кубика на призыв духа Оазиса

https://i.gyazo.com/ee5db65dd516f9797dc96d9db1fa0a9b.png

5 + 0 = 5

5 - Дух приходит, но шаман слабеет и теряет сознание спустя 5 постов, после чего дух исчезает.


Нейлин удалось дозваться до местного духа-хранителя, хотя такой опыт и подкосил её. Она чувствует подступающую тошноту и как в скором времени упадёт в обморок.
Главное, продержаться достаточно долго, чтобы рыжегривый насытил своё любопытство.

Через 5 постов Нейлин упадёт в обморок.

Дух Оазиса не так уж и часто являлся спутникам. Возможно потому, что не было нужды — никто не призывал его уже в течение долгого времени. Невольно вынырнув из сладкого сна в своём измерении, он сначала проявился в солнечных лучах, мелкой рябью воздуха, после чего принял уже более ясные очертания, напоминая большого цветастого жука-носорога. Он парил в воздухе, но жужжание его крыльев не было раздражающим, напротив, его не было слышно вовсе. Он сверкал и переливался в солнечном свете, такой же лазурный, как и глаза вызвавшей его целительницы. Он сделал несколько петель в воздухе, облетев всех присутствующих и вновь остановился в той же точке, в которой его и призвали.

Ты переоцениваешь себя, шаманка, считая, что можешь чем-то меня напугать. Я бы и не ответил на твой зов. Но тут есть кое-кто поинтереснее, — жук обратил свой полупрозрачный рог в сторону незнакомого самке льва.

Симба, не так ли. Я чувствую, у тебя много вопросов к миру духов. Но мне не под силу утолить всё твоё любопытство. Как и того робкого леопарда, что до сих пор не представился.

Жук-хранитель чувствовал, как зудел воздух от любопытства этих двух самцов и терпеливо ожидал их реакции. На шаманку он не обращал внимания, только время от времени поглядывал в её сторону, как удаётся держать ей связь с миром духов, не имея за плечами ничего, кроме искалеченной души.

Отредактировано Мастер Игры (17 Май 2017 13:37:50)

+2

57

В какой момент Джуа пожалел, что выбрал такую высокую точку относительно львов — до него долетали лишь какие-то отрывки разговора, и леопард не совсем понимал, о чём говорят незнакомцы. Ясно было одно: Сольвейг и её Империя до сих пор не упоминались. Вроде… А из этого вывода следовал другой: здесь было нечем поживиться, и лучшие действия юного хищника в данной ситуации — свалить подальше как можно скорее, чтобы его не увидели. Кто любит, когда твой разговор тайком подслушивают? Тем более лев, похоже, всё же уловил шорох листьев, пока леопард пытался поудобнее устроиться на ветке.

Издав тихий (как ему казалось) смешок напоследок — уж очень забавную морду состроил незнакомец, стоило львице невольно окатить его водой, — Джуа уже приподнялся на лапы и собирался аккуратно развернуться, чтобы слезть с дерева и направиться на поиска Соль дальше, но в этот момент до него донеслись слова самки, на которые он совершенно не мог не отреагировать:

Наш новоиспечённый гость тоже захочет посмотреть на способности шамана?

Леопард буквально прирос к ветке. Всё его существо так и кричало: новоиспечённым гостем был он. А значит его заметили. А значит надо затаиться — авось пронесёт. Конечно, оставался шанс, что львица говорила о ком-то другом, но юный хищник никого, кроме этих двоих, больше не видел. Да и смотрела самка не в направлении Джуа. С другой стороны, если и был тут кто-то другой, её взгляд всё равно оставался прикованным к собеседнику. Ай, чёрт её знает, кого она имела ввиду! Руководство к действиям оставалось прежним: лежи, не дёргайся и не создавай лишнего шума, чтобы не привлекать к себе внимание.

Странным тем временем начало казаться другое: появилась неприлично долгая пауза. Львица смотрела на льва, лев смотрел на львицу, а леопард наблюдал за этими двумя с высоты своего укрытия. И ничего не происходило. Вообще ничего. Естественно, до поры до времени — в какой-то момент вокруг хищников начал виться жук-носорог, едва ли не всеми цветами радуги переливаясь на солнце. Сделав несколько кругов вокруг львов, он вдруг взлетел ввысь и оказался прямо перед носом леопарда, да так неожиданно, что последнему пришлось отряпнуть назад, сделав несколько шагов, и прижаться спиной к стволу дерева, с открытой пастью наблюдая за кружащимся над ним жуком, который вскоре поспешил вернуться ко льва.

...это, чёрт возьми, что такое вообще было? Хоть Джуа не сразу сопоставил упомянутое львицей шаманство с этим явлением, у него не оставалось ни малейших сомнений: этот жук-носорог был, как бы это сказать… не из их мира? Это невозможно было объяснить словами, только почувствовать. Будто весь мир, все живые существа, что когда-либо существовали на планете, сконцентрировались вдруг в этом небольшом существе. И что было самым странным, стоило жуку оказаться в паре метров от леопарда, как тот буквально почувствовал этот мир, заключённый в таком крохотном теле.

Относительно придя в себя, юный хищник вернулся на свой наблюдательный пост. О, теперь у него не было и намёка на мысли о том, что тут ловить нечего! Сольвейг могла и подождать, она никуда не денется, а вот это явление могло исчезнуть в любой момент.

Симба, не так ли. Я чувствую, у тебя много вопросов к миру духов. Но мне не под силу утолить всё твоё любопытство. Как и того робкого леопарда, что до сих пор не представился, — хоть насекомое и находилось сейчас там же, где стояли львы, голос его был явно громче, сильнее и разносился эхом по джунглям так, что создавалось ощущение, будто он был здесь, совсем рядом с тобой, около твоей морды, а не чьей-то другой, находящейся едва ли не в десятке метров ниже.

И не думая больше прятаться — его заметили уже все, да и пропускать подобное представление не хотелось — леопард как можно быстрее, но осторожнее, стал спускаться вниз, вначале с дерева на землю, а там, едва ли не перепрыгивая через каждый второй камень, к кромке воды, около которой стояли львы. Буквально подлетев к ним, Джуа с приоткрытой пастью и светящимися от восторга глазами принялся наблюдать за жуком-носорогом.

Как ты это сделала?! — восхищённо выкрикнул он и потянул к духу Оазиса лапу, желая дотронуться до него и проверить, настоящий ли он вообще.

+3

58

Скептицизм так и вырисовывался на морде рыжегривого. Возможно, какой-нибудь бабуин из страны "Юпенди" умеет колдовать, но точно не эта миловидная львица, которая больше смахивала на хитрую шарлатанку, чем на подружку Богов. Симба, конечно, не обладал такой долей максимализма, но кошку всерьез не воспринимал, хотя не представлял себе, как должен выглядеть настоящий шаман. Должно быть, как Рафики: странный, загадочный, шумный периодически и очень мудрый. Львица же, что пред ним стояла, была хороша, как самка в первую очередь, но никак ни говорящая с духами.

Однако, львица не отмалчивалась и от слов своих не отступила. Её речь заставила Симбу хмыкнуть и закатить глаза. Сколько ей лет, что она называет его "летним ребенком"? На вид она больше смахивает на его ровесницу, а может быть, гораздо младше. С другой стороны во взгляде ее, в мимике и выражении морды, рыжегривый видит взрослые и разумные нотки, коих почти никогда не бывает у львов юного возраста.

Симба всегда был несколько наивен. Его любопытство в купе с некоторым отчаянием взыграли в нем. Не важно, знала ли Нейлин о том, что творится в душе у самца, но сладко щебетать на уши она была мастерицей. На ее вопрос, скорее риторический, нежели прямой, Симба кивнул и даже опустил круп на землю для большего удобства. Во всяком случае, пока что он не видел ничего плохого в компании миловидной самки, благо хозяйка оазиса все-таки не зря ему говорила о том, что не стоит отмахиваться от каждого встречного. В любой морде можно увидеть не только врага, но и друга, необходимо лишь достаточно хорошо присмотреться и не упускать этой возможности. Это король-изгнанник запомнил хорошо. Как он будет править в дальнейшем, если в каждом баобабе видит глаза дядюшки?

"Если буду править", - хмыкнул лев.

- Наш новоиспеченный гость тоже захочет посмотреть на способности шамана? - Внезапно продолжила говорить львица, при этом не поворачивая морду ни в какую из сторон. Взгляд ее глаз, весьма запоминающихся по своему цвету, был исключительно адресован только рыжегривому, отчего поведение ее вызвало в нем в некотором роде недоумение.

- О ком ты? - Не постеснявшись спросить, Симба поглядел в разные стороны, а затем вспомнил про шевеление листьев в одном из близ стоящих к воде кустов. Кажется, это шевеление ему действительно не показалось и, поэтому, можно было сделать вывод, что за ними действительно кто-то следил.

Льва это напрягло. Напряжение свое он не скрывал, но отступать было уже нельзя. Сам напросился показать силу, которой незнакомка обладает, так будь добр - смотри. Вряд ли она посланница Скара, раз уж на то пошло. Узурпатор хоть и умел прилично мурлыкать в уши, но на его мурчание вились только такие, как Зира. Нейлин казалась гораздо умнее, а цель у нее явно заключалась не в захвате власти. Да оно не мудрено: если есть действительно выдающиеся способности, то зачем нужна власть?

Впрочем, о последнем пункте сам Симба не рассуждал. Он взял на заметку качающиеся у воды кустики, но при этом напряженно наблюдал за львицей. Она же опустила голову вниз, явно задумавшись о чем-то. Что же, король-изгнанник не торопился: торопиться ему было некуда, а потому пауза, которая и была действительно долгой, не создавала какого-то дискомфорта. Иногда лев лишь весело поглядывал на львицу, когда допускал мысль, что хитрая и коварная незнакомка специально придумала историю о том, что она шаманка, не являясь ей на самом деле. Целей для такого поступка было множество. Может быть, она просто желает скрасить этот погожий день в компании молодого самца?

Правда, Симба сейчас не думал, как самец. Его больше занимала дальнейшая его судьба.

У каждого места найдётся свой дух хранитель. Дух-наблюдатель, - теперь дело принимало серьезные и интересные обороты. Король-изгнанник приподнялся со своего места, удивленно поглядев на львицу. Должно быть, она приступила к какому-то ритуалу, а если это действительно так, то в таком случае, ей лучше не мешать. Достаточно смотреть, что будет дальше, - Явись же мне, обитатель оазиса, не бойся открыть мне свои тайны.

Поначалу ничего не произошло. Симба не спешил делать выводов, но скептицизм его начал потихоньку расти. Лев поднял голову, пытаясь проследить взгляд шаманки. Там он разглядел только легкую рябь, на которой своими лучами играло солнце. Это было довольно красиво, но на этом только начиналось самое интересное. Дальше из неоткуда появился крупный жук-носорог, явно редкий для своего вида, поскольку один лишь цвет его панциря заставил льва распахнуть глаза от изумления. А еще через несколько секунд Симба заметил, что жук не издает ни малейшего звука, будучи крупным представителем своего рода. Такие шумно летают, будто слоны в свои хоботы трубят.

- Но тут есть кое-кто поинтереснее,— Симба встретился взглядом с жуком и... встал в ступор. Он даже не знал, что сказать на этот счет. Но насекомого, или кто бы там это существо не было, ничуть это не смутило. Оно продолжало говорить.

Симба, не так ли. Я чувствую, у тебя много вопросов к миру духов. Но мне не под силу утолить всё твоё любопытство. Как и того робкого леопарда, что до сих пор не представился.

Надо же! Он знает его имя! А вдруг это все выдумки, а он все-таки прилетел сюда из Земель Гордости в надежде разыскать двух братьев и убедиться в том, что они мертвы, либо же, напротив, что живы.

"Да нет. Бред какой-то", - хотя вся ситуация в целом была крайне удивительная для короля-изгнанника. Жук - дух оазиса выглядел в данном случае гораздо реалистичнее, чем жук - посланник Скара.

Симба услышал, как трава мнется под лапами легкого животного. Так вот кто был этот шпион! Леопард! Удивленный и восторженный молодой леопард, который чуть не спихнул рыжегривого в воду, пытаясь дотронуться лапой до некоего существа, летающего над кромкой воды.

Что же, с этим пареньком лев разберется потом, а сейчас все внимание было приковано к духу. Симба тряхнул мордой, словно пытаясь отогнать иллюзорное изображение, а потом решился-таки обратиться к насекомому:

- Кто бы ты не был, но ты прав. Мое сердце переполнено вопросами, сомнениями и жаждой вернуть то, что мне положено по праву, - лев твердо встал на лапы, держа голову поднятой вверх, чтобы видеть переливающегося жука. Из-за солнца периодически приходилось жмурить глаза, но это не мешало льву говорить, - неужели ты ответишь на все мои вопросы? Чем я заслужил такое любопытное и снисходительное отношение к собственной персоне?

Все было подвержено сомнением, хотя лев накануне не ел никаких трав, да и шаманка явно не мухлевала. Но Симба знал, как был устроен мир и как в нем гармонично живут зло и добро. Почему дух решился помочь ему? Что он попросит за это взамен? Почему эта незнакомка так просто решилась впечатлить его? Вопросов было действительно много, но король-изгнанник не мог получить их всех сразу. А в некоторых случаях он боялся этих ответов.

+6

59

Удалось! Дух оазиса ответил на её зов, он был готов к общению. И в отличие от Траина, сына Трора, не собирался хоронить целый оазис под слоем... песка. Снега тут не нашлось бы даже при большом желании. Солнце начало клониться к закату и окружающий мир стал одновременно ярким и темным, как будто кто-то выкрутил контрастность. Дух стал еще более видимым, еще более ярким, так что от долгого взгляда на него болели глаза. Но не смотря на это, Нейлин внимательно, немигающим взглядом следила за движениями огромного переливающегося жука. Если прочие не слышали гудения от его крыльев, то она отчетливо чувствовала вибрацию, которую создавал он в движении. Она была не самой приятной, от неё вставал ком в горле и кружилась голова. Пустоты, её верного советчика не было рядом и львица не знала, нужна ли этому духу поддержка, аватар-шаман, чтобы являться в мир живых. Но отойти испить воды было нельзя, нельзя было прилечь, чтобы унять головокружение. Поддержка все еще нужна была присутствующим, чтобы видеть духа.

Тот гость, которого золотошкурая целительница почуяла немногим ранее, наконец показался из зарослей. Это был молодой леопард, он пах невинностью, наивностью. Он был не испорчен тяготами жизни, но чего он искал, оставалось загадкой даже для Нейлин. Связь с миром духов помогала ей видеть суть происходящего, но не читать мысли, увы.

Ты переоцениваешь себя, шаманка, считая, что можешь чем-то меня напугать. Я бы и не ответил на твой зов. Но тут есть кое-кто поинтереснее, — жук обратился, наконец, к самой львице, но она и ответить не успела, как он уже отвернулся от неё, называя имя рыжегривого незнакомца. Симба. «Лев». Как банально и как в то же время необычно. Она сощурилась, склонив голову на бок, словно оценивая его внешние качества, а потом тихонько усмехнулась в усы. Внутренние переживания настолько захватили голову Симбы, что его тело не реагировало на присутствие миловидной самки в расцвете лет, которая весьма недвусмысленно крутила перед ним бедрами.

Мысли золотошкурой поползли не в ту сторону и она тряхнула головой, отгоняя прочь идею затащить этого парнишку в ближайшие кусты и пойти дальше по своим делам. В конце-концов, она считала своим долгом помочь ему, а внезапный секс всегда оканчивался исчезновением льва с радаров самки. Проклятие какое-то, которое преследовало её с самого отрочества. Каждый самец считал своим долгом переспать с ней, а потом раствориться в небытии. Обиженная на несправедливость судьбы Нейлин благодарила богов, что яды действовали как надо и ни одна такая связь не породила на свет детеныша, которого ждала глубоко несчастная судьба.

Как ты это сделала?! — восторженный крик леопарда вызвал на морде львицы только мягкую улыбку. Отвечать она не стала. Сейчас был черед духа говорить.

Вернув, наконец, поток своих мыслей в русло мира духов, львица открыла было рот, чтобы задать свой вопрос духу, что ждёт её в жизни, где искать ей своё место, правда ли нахождение рядом с юным королем-в-изгнании принесет её душе то спокойствие, которого она жаждала с того момента, как покинула земли, больше не принадлежащие ей, но тут же резко захлопнула пасть. В тени деревьев замаячила черная тень, напомнившая ей одним своим присутствием, кого нужно благодарить за то, что она стоит сейчас здесь.

Смоак, спавшая всё это время в кустах, наконец вылезла на свет и, как завороженная, принялась гоняться за жуком, пытаясь поймать его лапами и каждый раз недовольно мяукая, когда серебристая сущность уходила из поля её зрения. Нейлин тихо рассмеялась, поймав подругу лапой и прижав её к себе.

Отредактировано Нейлин (8 Июн 2017 11:56:44)

+3

60

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"8","avatar":"/user/avatars/user8.jpg","name":"Ale-Tie"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user8.jpg Ale-Tie

Жук порхал над собравшимися кошками как и полагается гостю с другого плана, спокойно, размеренно, не обращая внимания на попытки пятнистого поймать его в свои лапы - всё равно он был неосязаем и лапа прошла сквозь него, заставив видение лишь слегка рябить. Хранитель был благосклонен и лишь тихонько зажужжал, имитируя смех в ответ на движение леопарда.

У каждого из вас много вопросов. Не в моей власти открыть вам будущее, но я могу утолить любопытство вашей души. Те вопросы, которые терзают вас уже много лун... я дам на них ответы.

Дух повернулся к Симбе и приземлился прямо ему на нос, так что сведя глаза на переносице, тот смог бы поближе разглядеть поближе рог и глаза самого жука.

Ты, принц-в-изгнании, ты жаждешь вернуть то, что принадлежит тебе по праву, но тебе нужна помощь. Помощь многих. Власть твоего дяди хоть и шатка, но велика и обширна. Проклятие будет терзать родные земли, покуда он рычит со Скалы Предков. Полчища падальщиков стоят за его плечом. Львы, что были верны твоему отцу, верят в его притязания на трон. Чтобы справиться с этой тьмой короля-тирана, тебе нужна будет не меньшая тьма за твоей спиной. И... я вижу ростки этой тьмы в твоей собственной душе. Жажду убивать, жажду мести, желание пролить родную кровь...

Дух на миг замолк, а потом развернулся в сторону шаманки и ткнул рогом в её направлении.

Будь осторожен, Симба. Она расскажет, чем может кончиться неуемная, ослепляющая жажда мести. Нейлин вернула своё королевство тёмным путём, но проклятие, опустившееся на земли после, уничтожило всех, кого она любила. Чтобы уравновесить эту тьму, тебе нужны верные друзья и сообщники, — жук вновь дернул крыльями и взлетел, облетая каждого из присутствующих, — Доверься шаманке, она укажет тебе верный путь и пройдёт его вместе с тобой. Пятнистому гостю. Подруге детства с сине-зелеными глазами, темношкурому предателю, старому мандрилу. Уравновесь свою тьму верой в друзей. Это всё, чем я могу помочь тебе на данном этапе. Твоя судьба в твоих лапах, будущий король.

Повисло короткое молчание и жук обратил своё внимание на пятнистого гостя, что продолжал следить за его движениями как завороженный.

Ты ищешь здесь королевство красного леопарда. К сожалению, я не могу принести тебе хороших новостей, Сольвейг исчезла и вся её империя развалилась как лиственный домик. Многие её последователи еще бродят по оазису, но здесь нечего ловить. Не ждите от них помощи. Твоя судьба ведет тебя ко львам, мой пятнистый друг. Симба тот, кто может дать тебе то, что нужно, если, конечно, ты готов вступить с ним в войну и вернуть то, что его по праву.

Жук уже начал постепенно таять в лучах клонящегося к закату солнца, когда подлетел к Нейлин.

Ты искала своё место в жизни, шаманка. Каждый сам творец своей судьбы. Тебе я не советчик, за твоей спиной есть тьма куда более могущественная, и как бы ты не отрицала, ты подвластна ей. Тебе не выбраться из этих пут, используй их. В конце каждой тьмы будет свет. Веди юного короля этой дорогой к свету и ты найдёшь давно утраченный покой... А что до твоей крохотной спутницы. Рано или поздно и она найдёт свою дорогу. И не обязательно она будет совпадать с твоей.

И без лишних прощаний, дух растворился в бликах воды, оставив присутствующих переваривать сказанное. А уж последуют ли они его советам, останется на их совести. Каждый сам творец своей судьбы.

Отредактировано Мастер Игры (8 Июн 2017 13:31:04)

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Большие водопады