Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Нижнее течение реки Лузангва


Нижнее течение реки Лузангва

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

http://sf.uploads.ru/p04sw.png

Достигнув окраины южных земель, река Лузангва уходит прямиком в вечные пески, чтобы в конце концов слиться с другой рекой, протекающей сквозь Пустыню. Засушливые берега поросли жесткой травой и редким кустарником; изредка здесь можно увидеть одинокие пальмы, склонившие свои пыльные кроны к самой воде.


Доступные травы для поиска: Кофейные зерна, Костерост, Адиантум, Дурман, Мята (требуется бросок кубика).

0

31

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"96","avatar":"/user/avatars/user96.jpg","name":"Ciganka"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user96.jpg Ciganka

Сытое брюхо распространяло по телу приятную тяжесть и тепло. Все шло донельзя чудесно: травинки гнулись под порывами долгожданного прохладного ветра, что-то шепча на своем никому не известном языке, откуда-то издали слышались раскаты грома, и Бернард в такую погоду полностью пребывал в своем духовном трансе, где не мог услышать чужих слов. Ему они были не нужны, да и какой недотепа высунет нос из норки перед грозой...

- Кто мог думать, что в водице будет западня таиться,
Что главарь реки Крокодил

Вместе со своим отрядом притаился где-то рядом,
Выследил и их окружил!

«Простите, ЧТО?!»

Крокодилу сначала показалось, что он неправильно все расслышал. Быть может, за невнимательностью он перепутал строчки загадочного певца с собственными мыслями...

- Великолепно, просто потрясающе. Справедливые слова, и певец изобретательный, - сдавленным голосом, что звучал на несколько тонов выше, чем обычно, пробубнил Бернард, не отрывая широко распахнутых горящих глаз от источника доносившейся песенки. - Еще изощренней нельзя было придумать, а то чего так скромно-то?.. – Крокодил невольно давился своим тихим бурчанием - от обиды ли, или от спертого дыхания. Но тело соображало быстрее его хозяина: Бернард подплыл ближе, встрепанный и ошарашенный, походивший больше на смертельно обидевшуюся кошку, к которой только сунься - и она оттяпает когтистой лапкой и нос, и уши, и прочие торчащие части тела.

«Мелковат», - мрачно думал Бернард, недобро глядя на суриката, демонстративно зевая и закрывая пасть со зловещим клацаньем зубов.  Он мог сколь угодно обижаться и расстраиваться, но что с этой мелюзги взять. Будь он сейчас даже и не донельзя сытым - кушать того, кто был мельче и беспомощнее его собственных недавно вылупившихся детей, казалось ему чем-то донельзя низким. Бернард при желании был способен на многое, но такое было излишеством даже для него.

Как бы беззаботно и причудливо не выглядел незадачливый певец, Бернард продолжал оставаться напряженным и чересчур серьезным. Безмятежность крокодила испарилась и ее место заняла обида и непонимание. Он приподнял голову и непонимающе захлопал глазами из воды.

- Ээ? Какая западня? Ты о чем сейчас? - с искренним непониманием в глазах вопрошал зеленый. – За что ты выставляешь Крокодила в своей песне каким-то подлым монстром? -  Без прелюдий спросил Бернард, глядя на суриката пристально и с какой-то даже фанатичной внимательностью. Он даже старательно приподнял голову как только мог, чтобы иметь возможность заглянуть певцу в глаза с высоты своего роста. Он ронял на незадачливого хиппи длинную тень, которая накрывала суриката с головой, словно грозовая туча. Многие бы посчитали такой вопрос бестактным. Но Бернарду почему-то очень хотелось услышать ответ. Звенящая тишина повисла в воздухе, но выдалась довольно ловкой паузой. Крокодил замер с полными воздуха легкими, намереваясь продолжать тираду, со своим неумолимым, прочувствованным на собственной шкуре напором, жившим в его собственном голосе. И этот самый напор тут же мелодично просочился из зубастой пасти:

- Насочиняли сказок детям,
Выдумать их - пустяк!
По свету напустили сплетен:
"Крокодилы - бяки!"
Что ни случится - мы в ответе.
Крок почему-то враг.
Разве похожи мы на бяк?

Несправедливая картина
Мой искажает вид.
Кто же сказал, что я - бандит?

Сжав челюсти, Бернард снова уставился в глаза сурикату немигающим взором. Болезненный блеск в своих глазах он чувствовал, не прибегая к помощи водяного отражения. Это оттого что в этих самовольно складывающихся строчках чудилась отдаленная обреченность, как у крокодила, поставившего на себе крест. Можно было заметить, как взгляд крокодилий потускнел, стал рассеянным, налился тяжелым, тянущим и вязким, грустным выражением.

- Крокодил невинен, как дитя.
Крокоди-ил напрасно оклеветан кем-то…

Концовка получилась с незапланированно-излишне грустным оттенком. Что взять с молодежи… те видят лишь хорошее и боятся монстров из темноты. «Крокодил» не представляется в их головах обычной рептилией, нет, скорее чудищем, не имеющим в облике ничего общего со смурным зеленым дядькой с самыми добрыми глазами, что они видели за свою жизнь. Как долго такие как этот малец смогут жить в неведении?..

Отношение НПС

Бернард: -1 (обижен и крайне расстроен)

+2

32

Офф

Чтобы не нарушать логику отыгрыша из-за моих тормозов в год и чтобы соигроку не пришлось переписывать свой пост, убирая извержение Килиманджаро, первая (и, к сожалению, бо́льшая :() часть поста отличается от времени суток в игре на данный момент. Прошу простить и понять, в дальнейшем будем придерживаться правильной погоды.

Начало игры

Этим ранним утром Гарфилд радовался постепенно появляющемуся теплу окружающего воздуха после долгого ночного перехода через пустыню, пожалуй, так же сильно, как когда-то давно новости о том, что он станет частью семьи Командора. Конечно, юный лев прекрасно знал, насколько жарко, душно и невыносимо бывает среди барханов в разгар дня – ведь они проделали долгий путь с южных земель до Оазиса, – и потому, узнав, что они с Пиперсом собираются делать переход ночью, обрадовался… но, видимо, слишком рано.

Нет, не поймите неправильно, даже если бы у него был выбор, Гарфилд всё равно совершил бы этот переход – ведь семья возложила такую огромную ответственность (найти новые земли для их проживания!) на Пиперса, а тот, в свою очередь, доверил Гарфилду идти вместе с ним!.. И всё же уже ближе к утру бедняга совсем не чувствовал ни лап, ни хвоста, ни носа. Конечно, он и не думал жаловаться и, более того, насильно отгонял мысли и желание поскорее попасть в тепло – он ведь не родственник Командора, чтобы жить без тягот и забот, ей-богу, – и всё же, когда солнце, наконец, начало появляться из-за горизонта, а воздух – становиться теплее, уголки губ юнца начали сами подниматься вверх, оставляя улыбку на морде Гарфилда, которую он, конечно же, тут же пытался убрать.

К тому времени, как песок пустыни нет-нет, да начал сменяться мягкой травой (неужели? так быстро? а Гарфилд-то думал, что им вновь придётся пережить не один жаркий день посреди раскалённых песков!) – так вот, к тому времени, как подушечки их лап вновь почувствовали мягкость земли, небо озарила яркая вспышка. Поначалу лев решил, что это солнце в этих землях светит несколько по-иному, намного ярче, буквально ослепляюще, однако последовавший за этой вспышкой жуткий гром дал понять юнцу: дело в чём-то другом. Жуткий грохот заложил уши, так что молодой самец был вынужден припасть к земле, не забыв при этом, конечно, по-девчачьи взвизгнуть, в то время как его ментор оставался спокоен. Осознав, что если Пиперс удостоил произошедшее лишь остановкой и внимательным взглядом, то не произошло ничего страшного, Гарфилд резво поднялся с земли, смахнул лапой пыль с вороной гривы на груди (он не испугался, нет-нет!) и, как ни в чём не бывало, вновь продолжил свой путь вслед за наставником.

Он внимательно слушал всё, что говорил ему Пиперс: эта здоровая взорвавшаяся гора называется вулканом, ага, а тёмные, тяжёлые тучи, повисшие низко над землёй, появились именно из-за извержения, ясно, а такое скопление бывает довольно редко, но бы-…

Стоп.

Стоило Пиперсу кашлянуть и как-то подозрительно резко отвернуться от Гарфилда, как последний тут же насторожился и внимательно посмотрел на своего спутника. «Мистер Пиперс, с Вами всё в порядке?» – хотел было осведомиться молодой лев, однако его ментор уже через пару секунд продолжил  свою речь как ни в чём не бывало. Река неподалёку – это отлично. Отдых… не настолько хорошо (это же сколько времени будет потеряно на какой-то там отдых!), но в целом тоже неплохо. Мигом забыв о недавно произошедшей заминке в речи Пиперса, юнец довольно бодро для того, кто только что пересёк пустыню, посеменил к источнику.

Вода, в которую он тут же зашёл по щиколотку, приятно остужала лапы, так что Гарфилд не смог сдержать стона облегчения – веки прикрылись, плечи расслабились и создавалось такое ощущение, будто лев сейчас сам растечётся в лужицу от блаженства и унесётся из этих мест вместе с течением реки. Однако он сумел вовремя взять себя в лапы – кто он вообще такой, чтобы получать удовольствие от жизни? – и наклонился к воде, желания сделать пару глотков (уж промочить горло они могли себе позволить… правда, совсем чуть-чуть).

Стоять.

Юнец тут же захлопнул пасть, поднял голову и поспешил выйти из воды. Благоразумно стерпев подзатыльник (о, его наставник никогда не делал этого просто так!), Гарфилд, чуть съёжившись и опустив голову, внимательно слушал наставления Пиперса.

Да, мистер Пиперс, – лишь вставлял он после почти каждой фразы старшего льва. – Конечно, мистер Пиперс. Вы, как всегда, правы!

А ведь Гарфилд и сам до всего этого мог бы додуматься – чай, не маленький уже! Вновь вернувшись к воде и на этот раз, естественно, проделав всё то, о чём ему только что напомнил его ментор – осмотрев берега на предмет их прочности, окрестности – на предмет хищников, а воду – на предмет чистоты, – проделав всё это, юнец, наконец, сделал несколько глотков воды, смягчив пересохшее горло, вернулся на берег и, взяв пример со своего наставника, лёг под одной из склонившихся к воде пальм (на этот раз, конечно, предварительно убедившись, что рядом нет других хищников и им с Пиперсом не угрожает опасность), чтобы проснуться аж спустя непростительных полдня.

***

Конечно, пробудившись ото сна в самый разгар дня – и даже чуть позже, когда солнце было уже не в зените, а едва заметно двинулось в сторону горизонта, – Гарфилд не на шутку перепугался. Подумать только, сколько времени было потеряно! И что с ним за это сделает его наставник?! Однако старший лев, только-только поднявший голову с лап, тоже, судя по всему, проснулся лишь несколько секунд назад, так что на этот раз юнец смог избежать воспитательного подзатыльника Пиперса, хотя и удостоился строгого взгляда ментора.

Спустившись к реке, львы ещё раз утолили жажду, однако на этот раз этим дело не кончилось – выпустив когти и размяв лапы (что Гарфилд тут же поспешил повторить), старший самец объявил о рыбалке. Кивая едва ли не на каждом слове, произнесённом Пиперсом, и мыча вслух короткое «Угу», молодой лев попутно вспоминал всё, что он знает о ловле рыбы, и воспроизводил это в своей голове. Как только ментор закончил с наставлениями, Гарфилд приготовился рыбачить: зашёл чуть глубже, пошире расставил задние лапы, чтобы его не унесло течением реки и замер, вглядываясь в прозрачную воду и стараясь не моргать, чтобы не пропустить ни одну рыбёшку. Лишь когда в глазах уже начало рябить от быстро текущей воды, где-то там, ближе ко дну, наконец-то проскользнула серебристая спина его потенциальной добычи. За ней – ещё одна, а за ней – ещё одна, а за ними – целый косяк рыб. Не теряя времени и возможности, юнец резко поднял лапу с выпущенными когтями, желая подцепить одну из рыбин. Желательно, конечно, не распотрошив её при этом. Однако, зная везение Гарфилда порой…

0

33

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Гарфилд ловит рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

... порой Гарфилду и вправду не везёт. Рыбина, выпрыгнув из воды, шлёпает его хвостом по носу и исчезает под водой.

0

34

Если бы зверь, что затаился неподалеку, не подал голос, Кейкона бы так его и не заметил, ведь он продолжал беззаботно играть свою веселую мелодию, в то время как глаза его были закрыты, а в голове представала картинка той истории, что он рассказывал этому миру через свою песню. Он даже не услышал бултыхание воды, лишь обратил внимание на скрипучий крокодилий голос. И вместо того чтобы испугаться, Кейкона лишь вежливо приподнял лист на голове и кивнул в знак приветствия, после чего погрузился обратно в фантазии.

Однако совсем ненадолго. Буквально сразу же, стоило Кейконе вновь расслабиться, ему пришлось открыть сначала один глаз, затем второй, после чего беззаботность на его мордахе сменилась искренним беспокойством, и беспокойство это было касательно слов, что говорил ему этот приятный незнакомец. Кейкона настолько опешил от столь прямолинейного вопроса, что не мог проронить ни слова, лишь молча уставился на крокодила в ответ, будто он школьник, которого злой директор отчитывает за хулиганство, которого он не совершал. Со стороны могло показаться, будто Кейкона напуган, и да, так и было, но испугался он вовсе не нависшей над ними тени хищника, а того, что он чем-то обидел столь ранимую незнакомую душу.

Однако какое же он испытал облегчение, когда крокодил этот и сам начал петь. Строчка за строчкой, сурикат потихоньку втягивался в его незадачливую мелодию, и на третьей строчке уже смог перестроиться на совершенно новую мелодию, ту, что гораздо больше подходила крокодильему блюзу - размеренную и чувственную. И чем дальше заходил хищник со своей душевной песней, тем больше Кейкона испытывал к нему сожаления и раскаяния. Сурикат почувствовал прилив вины, и старался загладить ее поддержанием крокодильей песни, которая ему, к слову, и правда очень нравилась. И поэтому, когда прозвучал последний аккорд, и палец суриката в последний раз дернул струну-лиану, Кейкона встал на камень и от души похлопал своему коллеге-певцу.

- Знаете, Мимокродил, - без толики сарказма или злобы обратился к хищнику Кейкона. Он попросту не знал, как еще можно было назвать этого чужака, ведь имени он его пока не знает, - а ведь Вы правы. С чего это моя голова-дурёха вдруг решила Вас в злодеи записать, м?

Кейкона отложил Люси в сторонку, а передние лапы его уперлись в бока, что в целом предавало Кейконе вид одновременно и серьезный, и забавный. Он глядел на крокодила с сочувствием и недовольством, но недовольство это было направлено на него самого, и недоволен Кейк был своей недальновидностью и предвзятостью.

- Стыдоба Ивановна! Вот Вы, например, Крокодил, да? Возможно даже главарь этой реки. И бабушка знает, может у вас тут где и отряд притаился, а! - чувственно и расстановкой продолжал сурикат, - И что, вы меня съесть решите? Да я бы сам такую соплю костлявую отказался есть, тьфу!

Кейкона тяжело вздохнул, после чего уселся обратно на камень, задние лапы его повисли, не доставая до земли, и он принялся от нервишек ими мотать туда-сюда, параллельно с этим выгоняя из головы глупые стереотипы. Терпеть он их не мог.

- Мда, виноват я тут. Не спорю. Грубо получилось, - не так страстно и скорее грустно, но все же искренне прозвучали слова Кейконы. Его лапа полезла под лист, где сурикат принялся расчесывать голову. И нет, не нервишки. Блохи дурные, чтоб их, - Я ваш народ плоховато знаю. Хоть и хожу сюда рыбачить часто, а крокодилов почти не встречаю. Могу песню поменять, хотите?

Отредактировано Кейкона (23 Сен 2018 14:24:15)

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Восточная низина » Нижнее течение реки Лузангва