Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Серая долина


Серая долина

Сообщений 121 страница 144 из 144

1

*здесь будет картинка*

Извержение и пожар превратили долину в сгоревшую, засыпанную пеплом пустыню. Здесь едва ли осталась трава, кустарники сгорели, оставив после себя только черные горелые скелеты, почти все стада ушли, а потому охотиться здесь тяжело. Даже найти хоть одно травоядное — уже непросто. Ситуация улучшается, если двигаться к границам, а конкретно к берегам рек, или к джунглям — там еще осталась трава и часть травоядных.


В настоящий момент, локация частично охвачена пламенем пожара!

Любой пришедший сюда персонаж получает антибонус "-1" на любые свои действия, а также рискует потерять сознание от удушения спустя десять игровых постов!

Недействительные условия локации (будут действовать после окончания извержения)

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-1" к охоте, поиску трав и скрытности.

2. Дух печальной львицы скитается ночью по местным краям, словно бы ища кого-то. Вид у нее очень нездоровый, на боках можно заметить характерные чумные пятна, а из прозрачной груди то и дело вырывается глухой кашель с примесью серебристой крови. Тем не менее, она упорно продолжает свои поиски, время от времени издавая призывное материнское урчание.

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Кофейные зерна, Адиантум, Цикорий, Одуванчик, Мята (требуется бросок кубика).

+1

121

Львица обернулась, и они с Арифу встретились взглядами. Патрульный смотрел спокойно, холодно и строго, нарушительница – испуганно и затравленно. Ее уши были прижаты к голове, а глаза не выражали ничего, кроме страха, однако растерянный вид юной самки ничуть не растрогал и не смягчил настроя Арифу. Тот лишь нахмурился, став еще мрачнее, и едва слышно хмыкнул, смотря на перепуганных подростков. Оба молчали, явно не зная, что ответить на столь очевидный, но все же ставший для нарушителей внезапным вопрос. Разумеется, они не находили ответа – что вообще можно сказать в такой ситуации? Ладно бы их обнаружили беседующими у границ, ладно бы Ахари был одиночкой, случайно забредшим на эти земли – контакт с ним был бы еще не так страшен, но он был частью прайда Скара, что только усугубляло ситуацию. Он-то уж точно знал, что вышел за пределы своей территории и зашел на чужую, да и о последствиях подобных выходок наверняка был осведомлен. Как и Саура, которая зачем-то отправилась с этим чужаком на прогулку, да еще и развлекала его беседой в процессе, вместо того, чтобы прогнать еще на первых минутах встречи.

Львица продолжала медлить, пытаясь то ли придумать достойную отговорку, то ли просто суметь связать слова в предложение. Арифу терпеливо ждал, размышляя о том, что молодежи, притаившейся за его спиной, следует бы найти занятие. Патрульный не видел Фору и Кифуа, однако мог с уверенностью утверждать, что они сейчас хитровато переглядываются между собой, а кто-то из них, возможно, еще и изо всех сил подавляет хихиканье. Мда, их наверняка позабавит выражение морды Сауры.

«Смешно дураку, что нос на боку», - вздохнул про себя Арифу и, обернувшись, взглянул на своих подопечных, которые и в самом деле переглядывались между собой, и подал им знак, приказывая окружить нарушителей. Не сказать, что это было необходимо, однако мало ли что. Да и молодежь займет себя хоть чем-то – хотя бы перестанет стоять позади и подавлять смешки. Быть может, все это и кажется им столь забавным, но на деле ситуация серьезная и ни капли не смешная. Ахейю, пусть этот чужак не будет заразным, и Саура останется здоровой, а не превратится в переносчика этой чертовой непобедимой чумы. Задумавшись об этом, Арифу окинул чужака взглядом – он не выглядел больным. Худощавый немного, но это нормально для львов, что служат Скару – что еще ждать от тех, кто живет на покинутых стадами землях. На прайд Скара засуха повлияла особенно сильно, иссушив львов так же, как и землю, на которой они жили. Сейчас засуха сошла на нет, однако саванна все еще не восстановилась, а стада пока что и не думали возвращаться. Отголоски засухи чувствовались порой даже в прайде Нари, страшно подумать, что творилось на Землях Гордости, где она бушевала во всю.

Саура заговорила, и Арифу вновь перевел взгляд на нее. Самка что-то неуверенно мямлила себе под нос, сбивчиво извинялась и старалась не смотреть на главного патрульного, предпочитая косить взглядом в сторону своего приятеля. Фора и Кифуа, стоящие по бокам от нарушителей, пару раз переглянулись, ухмыляясь, но как только поймали на себе суровый взгляд старшего самца, тут же прекратили игры в гляделки и устремили взгляды на чужака, будто бы этот явно напуганный лев мог куда-то сбежать. Саура же продолжала говорить, а золотой лев продолжал буравить ее взглядом и все больше хмуриться, настолько ему не нравились ее объяснения и оправдания.

- Видимо, - сказал он спокойно, но тон его был ледяным, - Саура, ты проводишь все свое время за недостойными занятиями вроде прогулок с потенциальными врагами по землям собственного прайда и не видишь, насколько уставшими выглядят твои собственные соплеменники, особенно когда пытаются добыть пропитание для оравы голодных львят. Впрочем, как ты могла отказать в помощи этому чужаку, ведь он наверняка важная персона – простой смертный не стал бы так нагло игнорировать пограничные метки. Или же он просто обделен обонянием, раз не заметил их. Так или иначе, вероятно, его недуг или титул объясняют то, что ты поставила его голод выше голода и безопасности собственных соплеменников. – Тон голоса Арифу изменился, став куда более сердитым и суровым, почти агрессивным. – Ты привела в сердце наших земель чужака, пришедшего с территории, пораженной чумой. Ты поставила под угрозу не только свое здоровье, но и здоровье наших стад, а следом за ним – и прайда. Думаешь, у нас без еще парочки заболевших мало проблем? Или что у нас их вообще нет, и мы можем без проблем кормить чужие голодные рты?

Последнюю фразу Арифу прорычал. Он щелкнул себя хвостом по боку, ощерился и качнул косматой головой, убирая с глаз сбившиеся на них пряди гривы. Хвост льва продолжал качаться из стороны в сторону, иногда почти задевая то бока, то лапы, а выражение морды патрульного становилось все суровее и суровее. Смерив сначала Сауру, а затем Ахари строгим взглядом, самец фыркнул:

- Хорош нахлебник. Забрел на чужую территорию и прячется за спину самки, да еще и львенка, - Арифу кивнул Форе и Кифуа, и те поднялись с земли, готовые отправиться к границе, а их начальник вновь обратился к нарушителю: - Ты пойдешь с нами. Мы доведем тебя до границ. А ты, Саура, - самец обернулся к львице, - иди домой и старайся ничего больше не натворить. Лучше предложи свою помощь старшим львицам. Быть может, им понадобится помощь с львятами.

Арифу сделал несколько шагов вперед и оттеснил Ахари от Сауры, а затем кивнул, приказывая идти с патрулем.


Саванновый лес

+2

122

- "Что... что он такое говорит?" - Саура удивлённо распахнула глаза и с ужасом смотрела на не шутку злого Арифу, который безжалостно отчитывал её и Ахари. - "Голодные львята, чума в прайде Скара?! Да он... да он лжет! - львица, пересиливая себя, посмотрела прямо в метавшие молниями глаза патрульного.
- "Сколько раз я не играла с нашими львятами, они почти все выглядели как круглые жировые шарики! Разве у нас в прайде мало еды? А если взглянуть на Ахари, то и самому есть захочется!"
Мятежные мысли так и закружились жужжащим роем в голове юной львицы. Какая разница, в конце концов, важная Ахари персона или нет? Какое это имеет значение, если чья-то жизнь настолько ужасна, что её не пожелаешь даже врагам?
…Или Арифу все равно, и он совершенно спокойно оставит умирать на раскалённом солнцем песке даже беременную или смертельно раненную самку? Саура посмотрела на льва. Его сердитая морда была по правду пугающим зрелищем, особенно для молодых и неопытных львов или львят, но сейчас это не особенно смутило нарушительницу. Она будто бы построила между собой и этим львом невидимый барьер, на время забыв об их с Ахари неприятном положении и даже о нем самом. Этот на первый взгляд бесхитростный приём позволил разуму львицы освободиться от тяжелого груза социальных норм, спутывавших её подобно нитям паука, мысленно возвысить себя и увеличить в размерах. Саура незаметно для себя самой выпрямилась и посмотрела прямо в темные глаза патрульного, сначала возвышавшегося над ней подобно гигантской скале, а теперь скорее равного.
В них не было ни капли сожаления. – "Зачем скрывать свои эмоции? Если тебе действительно жалко кого-то, покажи это, а не строй из себя холодный камень, подчиняющийся только этому дурацкому чувству долга прайду!"

Саура знала Арифу, как знает его почти каждый член их прайда – серьёзный, исполнительный и преданный лев, который всем волей-неволей внушает должное уважение. Надо заметить, не только своим характером. Насколько рыжая могла теперь припомнить, он никогда никому не делал скидок ни на пол, ни на силу, ни даже на возраст.
Есть ли  у него вообще чувства? Теперь и это было для Сауры сомнительно. Она вдруг вздрогнула, отвела взгляд и вся как-то поникла. Перед ней стояла черная скала-лев, бесконечно преданная лишь своему прайду и своему делу – именно так. И от этого мигом как лапой сняло все желание спорить. Какой смысл разговаривать с ходячим куском скалы, если это даже ни на коготок не приблизит его к живому существу? Живому и сострадающему, такому, как… как Ахари, допустим.
Эта мысль моментально вернула её на землю. Что ей остаётся сделать? Ну, не спорить же! Последнее уж точно было полным безрассудством, хотя и могло бы воскресить Сауру в глазах темногривого чужеземца из прайда Скара.
- Хорош нахлебник. Забрел на чужую территорию и прячется за спину самки, да еще и львенка.
Когда до львицы дошел смысл сказанных слов, она мысленно вспыхнула от праведного гнева и бессильного стыда. Опять она подставила Ахари, просто-напросто оказавшись на пару шагов ближе к патрульным, чем он сам.
- "И он не нахлебник!" - сердито подумала она, и шерсть на её загривке встопорщилась.
Неожиданно осознав, что два других молодых льва подходят к ним с разных сторон для того, чтобы отгородить её и чужого подростка, Саура сделала несколько шагов в сторону Ахари.
- Ты пойдешь с нами. Мы доведем тебя до границ. А ты, Саура, иди домой и старайся ничего больше не натворить. Лучше предложи свою помощь старшим львицам. Быть может, им понадобится помощь с львятами.
Фыркнув на отпихнувшего её «безымянного» льва, молодая самка маленькой ядовитой змеёй проскользнула между обоими молодыми патрульными и остановилась перед до сих пор молчавшим Ахари.
- "Я должна что-то сказать, но что?" Извиниться? Сказать «Прощай»? Да, пожалуй, именно так. Нужно поставить точку, чтобы это оказалось концом их маленькой нелепой совместной истории.
- Ахари, - тихо шепнула она, - Пр... Изв… До встречи, - выдавила она, стараясь не смотреть ему в глаза, развернулась и медленно поплелась в сторону Пещер. Наверняка этому булыжнику Арифу не понравилось, что она "перекинулась с врагом парой слов", но ничего, потерпит. Обернувшись, Саура наткнулась на холодный взгляд и буркнула что-то про то, что обязательно поможет львицам со львятами.
- "Ага, обязательно. Обязательно буду прислуживать этим противным пищащим жировым шарикам, вместо того, чтобы заняться чем-то действительно полезным".
Из светлых глаз Сауры выкатились две слезинки и подобно дождевым каплям упали в траву. До неё все еще доносились голоса патрульных.
Отойдя настолько далеко, чтобы её не было видно львам, она мгновенно ощутила слабость во всем теле и рухнула на подогнувшихся лапах на землю. Из-под листа в сторону прянул крупный кузнечик, но большой кошке из прайда Нари уж точно было не до него. Она тихо, почти беззвучно, произносила имена.
- …Мать, Отец. Ахари. Вы все будете уходить, или хоть кто-нибудь останется?...

Отредактировано Саура (12 Ноя 2015 20:25:45)

+2

123

-------------------------Земли Гордости: Бескрайние луга
…когда жёлтотравяное поле, наконец, оборвалось рекой, Делайла вздохнула с облегчением. Мысль о смене уже приевшегося ландшафта была такой соблазнительной, что необходимость снова лезть в воду не вызвала никаких негативных эмоций. Лишь бы уже уйти с этого проклятого поля.
«Интересно, а возвращаться придётся этим же путём? Хорошо бы чтобы нет».
Вторая речка оказалась мельче по размерам, чем первая, но с более быстрым течением. Сжав зубы, гиена решительно шагнула в воду и тут же провалилась в неё в головой и понеслась, подхваченная течением. Заход вышел до крайности неудачным, и, захлёстнутая волной, Дел пошла ко дну. Справедливо рассудив, что против стихии не попрёшь, серая нырнула вниз, беспечно положившись на то, что река окажется мелкой, и, к счастью, не прогадав. Каменистое неровное дно ударило по вытянутым лапам, Бандитка сгруппировалась, насколько это позволяло сделать неумолимое течение, и изо всей силы оттолкнулась, послав своё тело к поверхности. Вынырнув, гиена хватанула пастью воздуха и ударила по воде всеми четырьмя лапами. Благодаря своему манёвру ей удалось практически достичь противоположного берега, дело завершили несколько сильных гребков, от которых с непривычки закололо в грудной клетке. Крутой и обрывистый берег скользил под притупленными когтями, никак не давался, и Бандитке каким-то чудом удалось выбраться прежде, чем очередная волна, несущая в себе мелкие веточки и прочий сор, снесла её обратно в реку.
Вытянувшись на берегу, желтоглазая некоторое время просто лежала. Когда, спустя пару минут, она обнаружила в себе силы подняться, её взору предстала небольшая долина, более уютная на вид, чем та, заросшая травой, и Делайла, отряхнувшись, бодро затопала вперёд. Ладно, бодро это сильно сказано. Она поплелась вперёд, кашляя, поминутно спотыкаясь и чувствуя, что пустой желудок теперь уже не пустой, а до отказа заполненный водой.
Дождь прекратился, тучи посветлели. В тот момент, когда между облаков проглянул лучик солнца, разом согревший продрогшую гиену, она поняла, что не зря преодолела столько препятствий. В этом самом месте, в этот самый час она чувствовала в себе такой душевный подъём, что ни голод, ни многочисленные синяки и ссадины, полученные при переправе, не способны были остановить её, усмирить её.
Впереди раздались голоса. Делайла то ускоряла шаг, то замедлялась, она чувствовала некоторую робость и душераздирающее любопытство. Она не знала, чего ждать, и как относиться к тому, что встретится ей на пути, никак не могла себя морально подготовить, и, приблизившись к источникам голосов достаточно, чтобы различать слова и даже заметить в отдалении львов, но недостаточно, чтобы они заметили её, остановилась и нырнула под куст.
С этого наблюдательного пункта её наверняка не смогли бы заметить, зато Бандитка теперь видела нескольких львов, говорящих о чём-то своём. Ей не был интересен их разговор, но сам факт того, что она так близко к представителям кошачьих интриговал. Дел ещё ни разу не общалась со львами, она даже вблизи их практически не видела. И не знала, что теперь делать, а предпочла оставаться инкогнито. Как-никак, а львы неизменно ассоциировались у гиенки с опасностью.

0

124

Саура с трудом разлепила глаза. Хорошенько зевнув, да так, что челюсть громко хрустнула, она медленно села. Чего не любила молодая львица, так это спать днем. Все тело налилось усталостью, а вески немного покалывало при каждом резком движении головы. Н-да, надо же было умудриться уснуть, да ещё и... по середине долины?!
Вскочив на лапы и беспорядочно оглядевшись вокруг, львица наконец вспомнила, почему и как она оказалась здесь. В ней мгновенно вскипело возмущение, а светло-рыжая шерсть растопорщилась в разные стороны. Патрульные! Ахари! Все они заставили её разреветься, как маленького львёнка, а сама Саура умудрилась настолько расстроиться, что плюхнулась в кусты и задрыхла. Старшие львы и львицы постоянно сетовали на поведение подростков, на их непослушание и излишнюю впечатлительность. Но сама кошка из прайда Нари от себя подобного никогда не ожидала. Будучи ещё львёнком она часто думала о том, что когда вырастет ни за что не будет нарушать правил или поддаваться своим эмоциям, но на деле...
Отряхнувшись от приставших к шерсти травинок, Саура сердито фыркнула.
- "Арифу ошибался или сильно преувеличивал, когда  говорил об Ахари и голодных соплеменниках. Ему до них вообще дела нет, он только и знает, что делает выговоры львятам и патрулирует границы от чужаков...
Чтож, если он считает, что бесполезная для прайда только я, то он заблуждается, ибо все в точности наоборот!
"
Желая подтвердить свои мысли делом, она огляделась в поисках добычи. Вокруг не было ни души, и даже вечно снующие в траве мелкие птички куда-то запропастились. Понюхав воздух, молодая львица отправилась к реке, которая несла свои спокойные на первый взгляд вод вниз по течению.

0

125

---------→ Северное озеро
В воздухе витал щекочущий нос запах пыльных полевых растений, его Фастар почуял ещё когда они пробирались к долине, его принёс собой ветер. Подросток остановился. Прямо перед ним теперь простиралась чужая территория, иссушение растения были явными свидетелями того, что засуха не обошла и эти места. Фастар обернулся к своим спутниками и заговорил на пониженных тонах, но чётко и разборчиво, так чтобы его голос услышали те, кто находятся совсем рядом и так, чтобы не услышали те, кто находятся неподалёку…
- Пока храните молчание, сначала нам надо убраться с земли Нари. Во время путешествия не растягиваемся в линию, группируемся в кучу, так, чтобы на случай внезапного нападения нас не смогли рассоединить, - Фастар пошевелил ушами, прислушиваясь, - по отдельности нас сразу перебью, на любой незнакомой территории необходимо держаться собранной массой, и атаковать тоже, если понадобится, конечно.
Возможно, с его стороны это было похоже на нравоучение, даже  очень похоже, однако самого красношкурого это ничуть не смущало, он слишком много раз "работал" и общался с подростками, чтобы ощущать неловкость от чужого негодования и возмущения. Собрав группу бездомного молодняка,  клыкастый не стремился заменить им опеку родителей, но он давал им ощутит опору своего плеча и старался направить, Фастар мысленно ощущал, как их тела могут изгибаться  подобно вязкой глине и менять форму. Возможно, он повторил уже то, что было им известно, однако лев считал, что лучше уж повторить несколько раз одно и то же, нежели промолчать и впоследствии глубоко вляпаться в кал, увязнув в самом начале пути. Для своего возраста наш герой был излишне спокоен и уравновешен, и в то время когда его сверстники обижались по пустякам, дрались за внимание юных, хихикающих самочек и отрывались на всю катушку, он предпочитал размышлять и оттачивать собственные навыки. Он знал к чему идёт, у него уже был ориентир, тяга приближения к цели мучала его сознание и чем больше он размышлял, тем чаще ощущал терзания. Честолюбие не было его основным качеством, отчасти оно присутствовало, но всё же, не управляло им. Обладающие честолюбием оппоненты обычно прославляй лишь себя, а глаз красношкурого был нацелен на нечто более масштабное.
Фараон молча кивнул Фастару в знак согласия и одобрения его слов, словно уже приняв обет временного молчания. Этого пятнистого зверя клыкастый пока что толком не успел узнать, но этот познавательный блеск, эта кладезь внутренней информации, которые играли в голубых глазах хищника, и всё то, что не успел отдать ему Гайдер - привлекало его. Он усыхал без нововведений, боясь однажды начать регрессировать  и расслоить банду своей неосведомлённостью. И теперь Фастар был готов рискнуть всем, чтобы оставить при себе то, что у него было отнято им самим по случаю судьбы.
Большая площадь и редкие кустарники, вот и всё что скрывало четверых пришельцев от патрулей, которые могли настичь их в любую минуту. Пожалуй, сейчас клыкастого это волновало больше всего, он готов был игнорировать собственное дурное самочувствие, а также многие вопросы, которые норовили выпрыгнуть из его рта до окончания всеобщего молчания. Красношкурый был одним из тех, кто мог отбросить всё лишнее, если так было необходимо. Ему так было даже легче, смена деятельности действовал на него успокаивающе и он, наконец, избавившись от раздумий, и ощутив правым плечом, прикосновение шерсти Фараона, смог более спокойно оценить ситуацию.
------------→ Облачные степи

Отредактировано Фастар (11 Дек 2015 21:33:02)

+1

126

----------------------Северное озеро
В напряжённом молчании загадочная процессия из трёх львов-подростков и черношкурого гепарда продвигалась вперёд, пересекая все подряд недозволенные им границы, нарушая законы и руша что-то глубоко внутри себя.
Лютер брёл, то глядя вперёд, то опуская голову и останавливая взгляд где-то на земле перед собой. Время от времени в поле зрения попадал их провожатый. Это было довольно иронично, что Фастар вёл их по его, Лютера, территории. Серый в который раз уже за последний получас тяжело вздохнул. Он чувствовал, что всё совсем неправильно, и никак не мог побороть внутренние противоречия.
- Когда почувствуешь моё тепло,
Посмотри в мои глаза,
- едва слышно подросток начал намурлыкивать вынырнувший из недр памяти мелодичный мотив, - Там таятся мои демоны, там обитают мои демоны.
Ситуация показалась ему даже немного забавной. Совсем немного.
Голос Фастара заставил его вздрогнуть и остановиться. Слова, которые он произносил тихим твёрдым голосом, были чуть более чем очевидны, поэтому Лютер слушал вполуха. Наконец оторвав взгляд от земли, он поднял голову и уставился на покоящуюся в отдалении гору. Нет, в груди у него не защемило. И всё же было странно осознавать, насколько близко и одновременно далеко он от дома.
«Катара сейчас, наверное, уже вернулась с ночной охоты, она обнаружила, что меня нет, начала расспрашивать Джеро и Гиласен… Быть может, собрали патруль из львов, выслали на поиски… Да кого ты обманываешь, никто не станет собирать патруль ради твоей тощей задницы, никому нет дела, да и мама наверняка решит, что это очередной подростковый выкидон, и опомнится только, быть может, дня через три. Ты тогда уже будешь, наверное, далеко отсюда».
Фастар тем временем продолжил путь, и Лютер послушно пошёл за ним, чуть пригнув голову, отчего острые лопатки на его спине стали топорщиться ещё сильнее. Он давно ничего не ел, но и желания к этому не испытывал, собственно говоря, не до того было последнее время. Бросив последний взгляд из-под тяжёлых век на Килиманджаро, Лютер тряхнул головой и отвернулся. На мгновение он почувствовал безмерную усталость, свинцом налившую лапы, но вскоре она схлынула.
- Не подходи ближе,
Здесь слишком темно,
- пробормотал он.
- Здесь прячутся мои демоны. Здесь прячутся мои демоны…
Ванесса шла чуть позади, и черногривый вдруг неожиданно даже для самого себя резко оглянулся на неё, испытав внезапное желание ещё раз окинуть её взглядом. Эта мысль молнией сверкнула у него в мозгу, она вообще-то давно была там, но только сейчас показалась на свет. Эта юная львица ему знакома, она точно ему знакома, он понял это, как только впервые увидел её, но тогда было не до того.
«Где же… Когда?»
Идиот! Как он мог не обратить внимания на её запах?
«Она пахнет моим прайдом. Мы сопрайдовцы!»
Лютер несколько секунд ошеломлённо смотрел на идущую рядом, но затем споткнулся и счёл лучшим смотреть на дорогу.
«Всё это время… Так значит, она тоже бежала из прайда? Что побудило её это сделать? Выходит, я не один такой! Ну надо же!»
Эта вереница мыслей пронеслась в голове голубоглазого, но вслух сказать он ничего не посмел, потому что предупреждение Фастара держаться тише всё же расслышал. От желания тут же на месте задать добрую сотню вопросов соплеменнице шкура зудела, будто под ней бегала целая колония диких муравьёв, но Лютер заставил себя прикусить язык. Они успеют поболтать, когда доберутся до… до места, куда им предначертано добраться.
------------------------Облачные степи

+2

127

Пост для перехода

Получено замечание по поводу начала игры без указания перехода на другую локацию. Исправляю это дело.

Ахари тихо вздохнул, обернувшись на Сауру в последний раз (хотя кто знает? Может, им еще предстоит встретиться). Он пошел между львами, смотря исключительно себе под лапы. Грозный взгляд Арифу был и вправду пугающим. Лев и идти старался с той же скоростью, что и патрульные, чтобы еще больше их не раздражать. По пути черногривый думал обо всем, произошедшем с ним за то время, что он провел вместе с Саурой: о ней, об их не очень долгой прогулке, о сторожах, заметивших их вдвоем во время так и не начавшийся охоты... Весь этот день доставил массу эмоций, которые Ахари не переживал, кажется, со времен потери матери. Но даже несмотря на то, что все дошло до того, что происходило сейчас, подросток был искренне рад, что познакомился со светлой и провел этот короткий промежуток времени вместе с ней. Ему правда понравилось то, что было. И плевать, что ему чуть задницу не надрали из-за нарушения границы; всегда надо находить хорошие стороны ситуации. Зато прогулялся и нашел нового друга, хотя, скорее всего, с такими короткими отношениями это было лишь знакомством.
Ахари вернулся в реальность, когда увидел перед собой несколько темных лап; после этого львы передали его гиенам, и те отвели его на территорию его прайда. Там он и планировал оставаться, чтобы не накапливать на своей заднице еще больше наказаний.
-----→ Земли Гордости

+1

128

Итак, пока всё тихо.
Делайла сначала вся дрожала от возбуждения и некоторого страха, но спустя минуту или две это ей наскучило. Гиена вжалась в землю и потихоньку высунулась из-под куста. Никого. Ничего. И что дальше? Вылезать немного боязно, кто знает, вдруг эти львы притаились и только и ждут возможности схватить нарушительницу границ и разорвать её на мелкие кусочки?
«Это мы ещё посмотрим, кто кого разорвёт!»
И всё же подождать ещё немного стоило. Дел сокрушённо вздохнула и бухнулась обратно под куст, уткнувшись мордой в передние лапы. С мокрой шерсти капала вода. Она собиралась в маленькие лужицы, но никак не хотела впитываться в землю, что и так напиталась живительной влагой и теперь отвергала её.
«Дождь – это не здорово. Это мокро и противно. Теперь мне холодно».
Ну, холодно – это, может, и сильно сказано, однако редкие порывы ветра всё же ухитрялись проникать сквозь слипшуюся мокрую шерсть и холодить влажную кожу. По телу прошёл озноб, и, не в силах больше выдержать этого мучения, Делайла оттолкнулась всеми четырьмя лапами и выпрыгнула из куста.
Прямо на идущую к реке львицу.
Совершенно буквально.
Обе повалились на землю, и серая оторопело уставилась на распластавшуюся под ней кошку, что габаритами не превышала гиену и вовсе не выглядела хоть сколько-нибудь устрашающей. Однако лев есть лев. Поэтому, недолго думая, Бандитка хватанула незнакомку за ухо, слегка прикусив его зубами, а затем отскочила в сторону и зарычала. Стоит ли говорить, какое жалкое зрелище и себя представляла мелкая, промокшая и с растрёпанной шерстью, тонко рычащая гиена?

0

129

Сверное озеро >>>>>

Мрачное и серое небо постепенно светлело и вот, сквозь светлые облака, сменившие темные дождевые тучи, на землю пробились редкие лучи солнца. Ванесса замерла вслед за красношкурым проводником, греясь слабым теплом робкого солнца и пытаясь принять решение, самое важно ее в жизни. Совсем одна.
- Пока храните молчание, сначала нам надо убраться с земли Нари. Во время путешествия не растягиваемся в линию, группируемся в кучу, так, чтобы на случай внезапного нападения нас не смогли рассоединить, по отдельности нас сразу перебью, на любой незнакомой территории необходимо держаться собранной массой, и атаковать тоже, если понадобится, конечно.
Вэсс вздрогнула от голоса Фастара, что вырвал ее из тяжелых мыслей и попыталась вникнуть в смысл произнесенных слов.
Убраться с с земель Нари...
Эта фраза врезалась в сознание и больно уколола, заставляя прочувствовать всю серьезность происходящего.
Она собиралась уйти в неизвестность с едва знакомыми львами, прочь от знакомых лиц, прочь из привычного места. Что же побудило юную самочку на этот безрассудный шаг?
Юная шаманка чувствовала что так нужно. Возможно разумом она еще не была уверена, но сердце ее уже давно решило - предстоящий путь, вот что ей нужно. Ведь впервые в своей жизни она краешком глаза увидела свой маршрут, только свою дорогу жизни, по которой ей следовало идти, если она хочет получить ответы на мучающие ее вопросы. Кремовая самочка четко понимала, что если доверится своему еще непривычному внутреннему голосу, то сумеет ступить туда, куда не все могут попасть; приоткрыть завесу тайн связанных с жизнью и смертью и развить в себе способности шамана. В этом ей поможет дух матери Фастара, да встреченные в дороге путники, Вэсс в этом не сомневалась.
Доверься голосу своего сердца...
Тихий голос остановил хаос в мыслях подростка и дал время решиться - идти вперед или же остаться на месте. И Ванесса решилась.
Стиснув зубы юная шаманка уверенно пустилась вслед за спутниками, от которых успела слегка отстать. Нагнав серошкурого подростка Вэсс услышала тихие и смутно узнаваемые строчки:
- Здесь прячутся мои демоны. Здесь прячутся мои демоны…
Слова были знакомыми, настолько, что когда Лютер неожиданно оглянулся в ее сторону и Вэсс разглядела в его глазах отблески узнавания, тут же ее одновременно с этим подростком поразила одна и та же догадка.
Мы же сопрайдовцы!
Но в следующее мгновение Лютер споткнулся и отвел взгляд голубых глаз, разорвав тем самым краткий миг связи возникшей между этими двумя, что уходили прочь от родных земель. Но ни она, ни он ничего не произнесли вслух, выполняя указ Фастара о молчании. Еще не время для накопившихся вопросов.
Четыре хищника крались по территориям прайда Нари, двое и вправду были нарушителями, а другие двое...они были своими. Но отчего-то позабыли о своей принадлежности к большой семье и теперь тоже опасливо шли прочь, ожидая предостерегающего рыка патрулей чуть ли не из каждого реденького куста.
Да, Вэсс пришла в этот прайд недавно, вместе с братом, и изо всех сил старалась своей. Пыталась найти новых друзей и обрести  новую семью, но только теперь поняла одну вещь - стать своей там ей было не суждено. Ее судьба лежала в других лапах, принадлежавших тому льву, что сейчас шел впереди, ведя за собой двоих подростков и черного гепарда. Львичка смотрела в спину Фастара и знала, что ее судьба связана с ним, пусть даже для него это не имеет никакого значения. Для нее это имело значение и этого вполне было достаточно.
Юная шаманка ускорила шаг и судорожно вдохнула аромат зелени, уже успевший стать родным. В сердце неприятно защемило от осознания, что она уходит не успев ни с кем попрощаться, быстро и неожиданно. Но снова потерять Фастара в бескрайней Саванне Вэсс больше не могла и не желала. Даже если ради этого ей впервые предстоит отправиться в путь одной...без брата.
При воспоминании о Диего сердце львицы болезненно сжалось. Чувство было такое что она предает его, предает свою единственную и настоящую семью. Прижав уши Ванесса расстроено закусила губу и на секунду задержалась, бросив тоскливый взгляд в сторону вулкана. Где-то там находился сейчас ее брат и пока что даже не знал, что единственное родное ему существо уходит прочь не сказав ни слова на прощание.
"Не знаю, простишь ли ты меня, Диего...Но ты всегда останешься в моем сердце и я всегда буду с нежностью и любовью вспоминать о тебе. Мне жаль, что наши пути разошлись...Прости меня" ,- с горечью подумала львица и рывком отвернулась прочь, устремив взор, помутневший от не пролитых слез, вперед.
Догнав Лютера Ванесса еле слышно прошептала, робко улыбнувшись подростку:
Это соткано в моей душе,
Я должен отпустить тебя.

А затем юная шаманка перевела взгляд на Фастара и уже мысленно продолжила слова знакомой песни:
Твои глаза сияют так ярко...
Я хочу спасти эту жизнь.

>>>>>Облачные степи

Отредактировано Ванесса (10 Апр 2016 20:46:54)

+1

130

С влажного неба вдруг начали падать крупные капли дождя. Тучи, недавно висевшие на горизонте, незаметно для жителей саванны сгустились над помрачневшей долиной.
Саура недовольно поморщилась, когда одна из тяжелых капель упала её на нос. В воздухе попахивало грозой, о приближение которой так же свидетельствовала сама по себе топорщившаяся шерсть.

  Засмотревшись на успокаивающее течение вод реки и на то, как от капель по её поверхности разбегаются круги, львица не успела понять, когда её мысли вернулись к событиям этого дня. Что, собственно, произошло? Она, Саура, подружилась со львом из чужого прайда. И за это её наказали старшие львы из клана Нари. В любом случае, она больше не жалела о том, что сделала, хотя её поступок, по мнению большинства, не был достоин взрослой львицы. Да никто её таковой ещё и не считал - поведение рыжей часто было не лучше поведения шестимесячного львёнка. Однако сама Саура была уверена, что, в отличие от того же детёныша, сможет за себя постоять.
- Вот бы встретить гиену, - тихо прошептала она. В представлении молодой охотницы они были ужасными слюнявыми чудовищами, которых каждый уважающий себя представитель кошачьих хоть раз в жизни должен если не убить, то сильно подрать. Сама мысль об этих существах нагоняла дрожь. Интересно, убей она гиену, взрослые львы из их клана похвалили бы её? Возможно, они бы даже простили бы ей сегодняшний проступок относительно чужака. Наклонившись для того, чтобы сделать глоток чистой речной воды, Саура вдруг замерла.
Перед тем, как она успела понять, что происходит, львица почувствовала сильный толчок в плечо, который сбил её с лап. Не устояв, кошка под внезапно появившейся тяжестью упала на мокрую землю.
Сразу же после удара она попыталась повернуть голову в ту сторону, от куда на неё налетела серая тень. Когда ей это удалось, на рыжей морде отразилось недоумение и ужас.
Прямо над Саурой, скаля клыкастую собачью пасть, нависала гиена. В её глазах можно было заметить такое же удивление и испуг, как и в зелёных глазах львицы, но последнюю это нисколько не волновало. Гораздо значительнее было то, что тварь, так напугавшая её, сомкнула зубы прямо на львином ухе. Сдавленно мяукнув от боли, Саура рванулась из под гиены и поспешила отскочить в сторону. То же самое, в прочем, сделала и серая незнакомка.
Сжавшись в пружину, кошка замерла на берегу. За её спиной текла река, перед ней стояла гиена. Львица почувствовала, как её губы сами собой расползаются в стороны в угрожающем оскале. Приготовившись для прыжка и выдвинув на всю длину когти, она издала тихий рык.
- "Почему она такая небольшая? Может, это детёныш?" - подумала Саура и нервно задрожала.

Отредактировано Саура (20 Фев 2016 21:03:04)

0

131

Восточный берег реки Зубери>>>>>>

День только начинался, но уже многое сумело измениться. Жизнь бросает то в лед, то в пламя без промедлений, только успевай задержать дыхание или стиснуть зубы, чтобы пройти через все преграды. Диего и Вэсс судьба потаскала за загривок нехило, отобрав все что у них было и вышвырнув в ужасный и злобный мир. Но и этого ей как-будто было мало, она таки норовила вконец добить их - разъединив двух сиблингов, чтобы они навсегда потеряли друг друга в океане желтой травы Саванны, среди тропических лесов и горячих песков ...

- Не выйдет! Сестру я точно не отпущу, пусть для этого мне придется переписать свою и ее судьбу, перемешав все твои планы, - тихонько прорычал бурый подросток, перемахнув широким прыжком через очередную лужу, оставшуюся после ночной непогоды.

Лев упорно мчался вперед, оставляя за спиной прайд Нари и потухший вулкан, оставляя Мэй и Сехмет. Перед глазами подростка стояли нежно-зеленные глаза солнечной львицы, он запомнил как там плескалась тревога за него, как неохотно дрогнули ее уши, когда он заявил об уходе. Значит ли, что она переживала за почти неизвестного ей льва? Значит ли это, что Диего, так и не сблизившийся за этот месяц ни с кем из прайда, все же был частью семьи? Ведь и подруга Мэй, Сехмет, серьезно отнеслась к словам Диего, искренне пожелав удачи в новых поисках. Все это было так не привычно ... и может быть Ванесса была права, заставив его окунуться в гущу других львов. Но несмотря  на это, Вэсс почему-то ушла. Значит не настолько и счастлива была там.

И не настолько счастлива с тобой.

Едкий голос в голове заставил Диего сжать зубы до скрипа, пытаясь справиться с обидой, замаскированной под злость. И все же он рванул в неизвестность за сестрой. Да хоть бы она ненавидела его, он бы прыгнул ради нее и в бурлящий водопад и в жерло вулкана, если бы это потребовалось для сохранения ее жизни. Ведь она его сестра, единственный выживший кусочек семьи, единственная кто знает его как облупленного, и все же она так легко ушла. Почему? Этот вопрос он хотел задать лично, смотря при этом в точно такие же как его синие глаза Ванессы.

- Мерль! - Диего резко вскинул голову на бегу и сощурил взгляд, пытаясь отыскать своего крылатого спутника, - лети вперед, разыщи ее и держи в поле зрения. Я следом.

Сапсан пролетев над головой своего четвероногого друга издал утвердительный клекот и рванул вперед, на перегонки с ветром. Лев же припустил следом, растворяясь в высокой траве на границе Долины ветров и Облачных степей.

>>>>>>> Облачные степи

Отредактировано Диего (29 Апр 2016 19:07:46)

+2

132

-Начало игры-
Солнце не спеша катилось на запад, ярко выделяя последними лучами горбатую фигуру, идущую по долине. Массивная гиена шла вперед, изредка останавливаясь и поглядывая по сторонам. Возможно ей не стоило пересекать границы в такое время суток, но урчащий от голода живот перебил голос разума. В конце концов, Нордан не была беспомощной и смогла бы принять бой с какой-нибудь львицей (если бы у нее была добыча, иначе нет смысла тратить силы) или резво дать деру. К тому же ей надоела болотистая земля на территории прайда, после дождей передвигаться там стало противно. Под лапами чавкала земля, то и дело засасывая конечности все глубже. Здесь же гиена могла хотя бы забыть о "зыбучих песках".
Впрочем, живности здесь тоже было мало, лишь на горизонте виднелось несколько парнокопытных. Нордан недовольно засопела, уходить далеко от границы ей не хотелось. Какова вероятность того, что ей удастся завалить травоядного и успеть скрыться с добычей? Это была ничтожно малая вероятность, а бросать с трудом пойманную дичь подоспевшим львам... Что угодно, но не это. Потерпеть неудачу в охоте не так позорно, как урвать мяса и подарить его мерзким кошкам. Может вернуться домой?
Легкий порыв ветра принес с собой запах, защекотавший ноздри пятнистой - где-то рядом была гиена из Клана. Это послужило поводом насторожиться и одновременно порадоваться. С одной стороны это могло означать подмогу в охоте, но так же запах гиены может привлечь к себе не только Нордан, но и местных львов. Поколебавшись, пятнистая решила позвать к себе сородича, раскрыв свое местоположение. По долине легким эком прокатился гиений смех. Решив не стоять без дела, гиена засеменила вперед, высматривая собрата между кустарников.

Отредактировано Нордан (16 Июн 2016 17:44:40)

0

133

Лапы предательски дрожали, и Делайла чувствовала, что готова струхнуть, несмотря на то, что стоящая перед ней в оборнительно-атакующей позе львица не выглядела взрослой, слишком крупной или особенно угрожающей. Наблюдай она спокойно эту сцену со стороны, Бандитка бы без сомнений убедилась в том, что её противница до ужаса напугана; проблема была лишь в том, что юная гиена была до ужаса напугана сама, а потому таких мелочей не замечала.
«Так, ладно-ладно-ладно, что дальше? Нападать? Защищаться? Дать дёру? Что обычно делают другие гиены в таких случаях?!»
Песочно-бежевая львица зарычала, раздвинув губы и обнажив клыки.
«Она ведь… на своей территории, да? А если придёт подмога? Нет, наверное, я смогу справиться с ней, а что делать, если их станет больше, чем один?! Едва ли выйдет лапы унести!»
На самом деле, в голове желтоглазой не было такого стройного ряда последовательных мыслей – там была жуткая каша. И потому внезапно разнесшийся по долине зловещий смех на высоких тонах, что мог принадлежать лишь одному животному, показался для Дел райским пением. С победоносным чувством она подметила признаки немалого испуга у львицы, которая, должно быть, решит теперь, что гиен нагрянула целая свора.
«Так-то вот! Ха!»
Не давая незнакомке времени опомниться, Бандитка сорвалась с места и припустила по направлению к источнику спасительного смеха. Этот зов мог означать вполне конкретное приглашение присоединиться, и гиена не видела причин отказываться от этого. Уже через пару минут она заметила крупную тень в отдалении и поспешила туда, подскакивая и сгорая от любопытства при мысли, какое новое приключение ей готовит судьба.
Когда собрат оказался достаточно близко, Делайла шмыгнула под куст и поползла к нему, волоча пушистый хвост по земле. Она пыталась добиться эффекта неожиданности, но в то же время её не сильно волновало, удалось ли ей произвести неизгладимое впечатление, когда мелкая вдруг выскочила из кустарника прямо перед гиеной, звонко рявкнув и встопорщив иглами гриву.
- Ага! – глаза Дел светились озорством, пока она смотрела на оказавшуюся ей вроде бы незнакомой соплеменницу.

0

134

Собрата поблизости не было видно, Нордан слегка ускорилась, переходя на легкий бег. Не то, чтобы она горела желанием встретиться с гиеной, просто в воздухе появился львиный запах. Запах чужого Прайда.
Нордан прожила достаточно долгую жизнь, и она научилась в львином смраде различать принадлежность к какому-либо прайду. По крайней мере, "аромат" львов из прайда Скара пятнистая запомнит на всю жизнь. С тех пор, как клан перебрался на Земли Гордости, кошачья вонь въелась даже в шерсть Нордан. Она была везде, в каждом уголке земель и постоянно щекотала нос гиены. Здешние львы имели свой специфический запах, который вызывал не меньше отвращения.
Легкий шорох в кустах заставил хищницу остановиться и растопырить свои огромные уши в стороны. Нечто небольших размеров кралось под кустом в сторону Нордан, и делало это весьма неумело. Щенок?
Незнакомка не заставила себя ждать, через пару мгновений с воинственным кличем на пятнистую выскочила мелкая гиена с восторженным видом. Какая маленькая…
Нордан клацнула зубами и слегка зарычала, в этом жесте не было агрессии, гиене лишь захотелось немного поворчать на мелкую хулиганку. Приветственным жестом гиен является обнюхивание друг друга, чем и занялась пятнистая. Да, малая оказалась из Клана Шензи, но вот имени гиененка Нордан не знала.
- Эй, мелкая, - фыркнула самка, смотря на подростка, - что ты здесь делаешь?
Тем временем, хищница еще раз оглядела ближайшие земли, дабы убедиться, что мелочь не привела за собой патрульных. Чисто.
- Разве тебя не учили не лезть на чужую территорию в одиночку? Или ты решила накормить собой соседский Прайд? – рявкнула Нордан в сторону щенка.
Гиена не была зла, ей было все равно на реакцию мелкой и что за ней последует, но указать на ошибку молодняку всегда необходимо.
- Надеюсь, ты не встретила львов, - проворчала Нордан и устало зевнула. - Я Нордан, как тебя зовут? Умеешь охотиться хоть как-нибудь?
Пришло время возвращаться домой, все равно с подростком здесь делать нечего. Если их увидят, то придется отвечать не  только за свою задницу. Впрочем, эта встреча может дать свои плоды, лишние зубы не помешают в охоте.

0

135

В ответ на клацанье зубов Дел подскочила на месте и отпрянула: ей не в новинку было получать взбучки от взрослых, и она не была бы удивлена и на этот раз. Однако бежевая гиена ограничилась лишь ворчанием, будто это было некой необходимой официальной частью происходящего. Бандитка поняла, что на этот раз бить не будут, а потому снова замахала игриво хвостом, пропуская мимо ушей половину нравоучительной лекции взрослого собрата, только буркнула с вызовом:
- Куда хочу, туда и хожу! – но на всякий случай продолжая держать небольшую дистанцию, чтобы быть готовой увернуться от возможного наказания за её дерзость.
«Тоже мне! Вот думают, что я такая маленькая, и поэтому каждый считает своим долгом поучать! Глупые взрослые».
Тем временем Делайла как следует рассмотрела собеседницу, чтобы убедиться, что они не знакомы, хотя наверняка когда-нибудь встречались. Она на самом деле не была уверена в соотношении знакомых и незнакомых ей гиен из клана (а эта гиена, само собой, была из клана), в том смысле, что их всегда много, они постоянно сменяют друг друга, и даже если тебе кажется, что ты знаешь их достаточно, едва ли это будет хотя бы пятой частью от общей массы. Поэтому возможность видеть новые лица морды каждый день была мелкой обеспечена. По сути, ей это было без разницы, каждая гиена при встрече сразу казалась ей знакомой и родной, у них ведь так много общего! К тому же, в отличие от львов, которые просто обожают чётко разграничивать свою территорию и гнать взашей всех, кто на неё посягнёт, строго определяя всех окружающих как «своих» и «не своих», у гиены другая гиена всегда будет «своей» и только «своей». Так гораздо проще жить.
Кстати о птичках. Заслышав вопрос про львов, Бандитка тут же распушилась и гордо заявила:
- О да, я встретила их! Я подстерегла льва в засаде, и бросилась ему на спину, и повалила на землю! Я вцепилась зубами ему в ухо, трепала и трепала и едва не оторвала, но он сбросил меня! – не переставая тараторить, Делайла старалась наиболее правдоподобно проиллюстрировать описываемую сцену, а потому за её метаниями было очень нелегко проследить. – Он был просто громадный, такой косматый и свирепый, вся морда в крови, но я не струсила! Как подскочу к нему да как вопьюсь клыками в глотку! Пофти задуфила, - пропыхтела гиена сквозь сжатые челюсти, сомкнув их мёртвой хваткой на толстой ветке, лежащей на земле, - но фуф уфлыфала фебя. Тьфу.
Отплевавшись от набившейся в пасть коры, мелкая выпрямилась и торжествующе взглянула на слушательницу.
- Я Делайла, - как ни в чём не бывало отозвалась она. – Да, конечно умею, что за вопрос! – для убедительности Дел кивнула головой пару раз.

+1

136

Буквально через пару секунд после того, как новоиспеченная знакомая открыла пасть и начала что-то говорить, Нордан поняла с кем каким типажом гиен имеет дело. Глубоко и медленно вздохнув, словно успокаивая себя, гиена плюхнулась задницей на землю и лениво уставилась на щенка. Конечно все нравоучения малая пропустила мимо ушей. А чего я, собственно, ожидала? Вспомнив свое детство, когда пятнистая училась исключительно на своих ошибках и пожалуй вселенским чудом осталась после всего этого жива, Нордан усмехнулась. Яркая челка, серьга в ухе, похоже этому подростку не хватает внимания.
- О да, я встретила их! Я подстерегла льва в засаде, и бросилась ему на спину, и повалила на землю! Я вцепилась зубами ему в ухо, трепала и трепала и едва не оторвала, но он сбросил меня!
- Надо же, - протянула гиена в ответ, широко зевнув и облизнув клыки языком, - наверно я слишком стара для таких развлечений.
Кроме красочного рассказа пятнистую еще ожидало мини-представление со знакомой в главной роли. Подросток метался из стороны в сторону, полосовал когтями воздух и в завершение смертельным укусом добил несчастную ветку на земле. Нордан же "восторженно" похлопала по окончанию пьесы.
- Я Делайла.
Гиена задумчиво уставилась в сторону заходящего солнца, пытаясь вспомнить, где она могла слышать это имя. Может в рассказе сородичей упоминалось? Вроде там было что-то связанное с лесом и огнем...? Впрочем, какая разница.
- Я Нордан, - тявкнула хищница, вставая на лапы, - тогда давай вернемся на земли наших дряхлых львов и попытаемся отыскать там какую-нибудь живность. Эти пушистые пуфики совсем бесполезные создания, не правда ли? Распугали все стада и ходят с несчастными мордами, тьфу.
Рядом с Нордан Делайла смотрелась в размерах очень контрастно и как-то бесполезно, но сегодня пятнистую это не смущало. Если даже мелочь не пригодится, то хоть скрасит дорогу придуманными рассказами. Все же лучше, чем болтаться одной. А так в два раза больше ушей и глаз.
- Пойдем, - Нордан шагнула вперед и взлохматила гриву на голове подростка носом в знак дружелюбия, - расскажи мне еще что-нибудь.

----→ Западный берег реки Зубери

0

137

---------------→ Подножье Вулкана

– Сюда! – чуть трескучий голосок попугаихи и удары небольших крыльев всё дальше уводили темношкурого самца, подсказывая тому нужное направление. Отметив про себя, что посланница ведёт его к востоку от вулкана, ставшего обиталищем прайда Нари, Хамос разрешил себе отвлечься и дал мыслям блуждать, в то время как лапы сами собой отмеряли скачок за скачком. Всё равно до тех пор, пока его путь пролегал по владениям Нарико, патрульный мог не опасаться внезапного нападения со стороны заполонивших саванну бродяг. В полном согласии с его ожиданиями, возможные нарушители границ пока что не спешили показаться на глаза. Равно как и свои. И прекрасно: Хамос не таился, но это отнюдь не означало, что самец горит желанием нарваться на чьи-либо назойливые расспросы, по каким таким делам он покидает окрестности горы среди беззвёздной ночи.

Прохладный после недавних дождей воздух и резвая ночная пробежка оказались как раз тем, что нужно, чтобы быстро и бесследно освободить льва от накопившегося раздражения, наличие которого обыкновенно так и подмывало агрессивного зверя найти, на кого бы выплеснуть излишки. Вскоре Хамос был практически спокоен, даже доволен – причем до весьма значительной степени: впервые за немалый срок его устраивало всё. Движение, поющее в ритмично работающих мускулах, более привычных к такому состоянию, нежели к излюбленной львами прокрастинации. Треплющий густые грязно-бурые космы ветер. Погранично-лёгкий голод. Предвкушение охоты и, вне всякого сомнения, обещавшего быть занятным разговора со львицей, пославшей за ним. Всё вместе это отменно разбавило рутину патрульных вылазок, делавшую один день смертельно похожим на другой… Конечно, желтоглазому нужна была именно передышка, когда он заявился искать пристанища на этих землях, но от размеренного и мирного существования, которое он хавал здесь полной пастью, его подташнивало давным давно – ровно с того дня, как он оправился от полученных ранений окончательно. Хамос всегда был львом действия, и слишком редкие (на его взгляд) столкновения с вторженцами слабо помогали удовлетворить потребность в насыщенном событиями времяпрепровождении. Уж верно, сложись его прошлое по-другому, останься он в родных ему неспокойных землях, где жизнь была не в пример труднее – гнилостное ощущение улетающих вникуда дней не посещало бы его на закате каждого нового из них…

…но всё могло обстоять и иначе, совсем чуть-чуть иначе. Стоило ему всего лишь разминуться тогда со встреченной им целительницей – и к сегодняшнему дню с его костей было бы нечего подъесть. Причудливая игра случая, а в результате своим обвитым лианой, схожим со странным рыжим цветком хвостом незнакомая знахарка смахнула несбывшееся, определив настоящее изгнанника. На удачу можно смотреть с разных углов.

Хамос замедлил аллюр как только его обоняние уловило разлитый в воздухе запах меток; перейдя границу, лев и вовсе перешёл на неторопливый шаг. Впервые обернувшись назад, тёмный убедился, что непроглядно-чёрный силуэт горы превратился в очертания отдаленного холма на горизонте. Простирающаяся перед ним непройденная часть долины перетекала в бескрайнюю ширь степи. Приятное покалывание в мышцах лап навязчиво шептало, что можно подумать и об отдыхе, но в планы самца входило кое-что получше… поинтереснее уж точно. Здоровяк покрутил мордой, внимая, принюхиваясь, осматривая окрестности на предмет добычи или свежего следа той. Эта долина успела стать ему привычными охотничьими угодьями. Днём или ночью, здесь всегда имелась возможность достать перекус – так непохоже на каменистые пустоши, где он родился и жил… Достаточно только не хлопать ушами, и с голоду издыхать не придётся.

Из того, что спустя несколько минут тихой прогулки помимо криков ночных птиц да ровного шороха травы Хамос уловил долгожданный звук – глухое, урчащее похрюкивание – можно было заключить, что не хлопал ушами он мастерски. Лев рефлекторно оцепенел на пару секунд, определяя, где именно устроил свой ночлег бородавочник, так опрометчиво подавший голос, затем свернул и медленно двинулся к видневшемуся в сотне шагов кустарнику. Травоядное явно окопалось там в надежде, что останется незамеченным… хех. Стараясь не шуметь, бурый медленно сокращал расстояние между ним и будущим ужином, чей запах уже дразнил его ноздри: вот тускло мерцающие в темноте жёлтые глаза нашарили колебания травинок и ветвей – кто-то возился, скрытый ими… И рассчитывал ведь к утру проснуться! Ломать чужие планы Хам любил едва ли не больше, чем ночные охоты, когда добыча сонная, да к тому же подслеповата. Подобраться к такому зверю не составляло труда, не составило и на сей раз. Лев планировал сделать дело быстро, одним мощным, обрушенным на коротенькую шею ударом: при смещении позвонков едва ли пришлось бы добивать. Но, памятуя о недавней возне с зебрами, он не поленился выпустить когти – просто на всякий случай. Если тумак окажется не так точен или силен, как задумано, то он мог хотя бы пустить свинье кровь. А это лучше, чем ничего.

ГМу:

Есть талисман охоты.

+2

138

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Хамос атакует бородавочника

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+5

Бросок
Бонус

Итог

4 + 5 = 9
2

11

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Хамосу удается застать сонное животное врасплох. Короткий и точный удар сильной львиной лапы — и убитый им бородавочник с треском и шорохом валится в сухую траву, даже не успев ничего понять. Грива Хамоса при этом цепляется за ветки кустарника, лишаясь небольшого пучка шерсти.

+1

139

Слабо смягченная жесткой шерстью и тонким слоем плоти твердость выпирающих из-под них позвонков вместе с приглушенным звуком падения в траву  – и Хамос лишний раз убедился в том, что его инстинкты охотника работают как надо, а не столь давние проблемы со здоровьем не оставили после себя никаких отпечатков. Удар силён и нанесен ровно туда, куда ему хотелось; добыча повалена на траву, вырублена, мертва или отходит. "Просто… Даже слишком просто, но кстати", – охота не замедлила его продвижение, и это было лишним поводом для сумрачной, с оттенком злорадства, улыбки. При такой удаче оставленный раскидистым лапам кустов клок меха с шеи оказался мелкой, едва замеченной самим патрульным потерей, которой он не придал значения. Удовлетворённо хмыкнув, склонившийся над добычей лев решил не затягивать с проверкой степени своего успеха, и устроился рядом с неподвижной тушей свина. Пару секунд Хам ещё вслушивался в шелест травы и крики ночных птиц, а затем расслабился окончательно, уверенный в том, что желающих испортить ему ужин вторжением – и тем паче, оспорить его добычу – поблизости не сыщется. Примостившись полулёжа, самец захватил пастью горло, чтобы при малейшем намёке на стабильное биение пульса исправить сие недоразумение при помощи челюстей. Не пришлось. Боров был убит, так что шею Хамос выпустил, предоставляя своё внимание другой его части – задним ногам. Жестковатых мускулов бедра как раз хватило, чтобы хищник мог наскоро утолить голод и вернуться к шее, обезглавливая убитого им хряка, а в процессе подъедая и тамошние мышцы. К более нежным и приятным на вкус внутренностям бурый притрагиваться не стал. Как-никак, угощение для дамы…

Работу мощных челюстей постоянно сопровождали ворчащий рокот и мерный хруст, но издаваемый им шум не тревожил зверя. Сейчас его вообще мало что могло потревожить – ну разве только охреневшие претенденты на мясо или желающие задать патрульному трёпку самоубийцы вроде того красноглазого сопляка. И то явление таких кадров, скорее всего, показалось бы агрессивному самцу развлечением… Впрочем, его всё устраивало и в текущем положении – просто наслаждаться одиночеством, недурным на вкус тёплым мясом на языке и ровным потоком отстранённых мыслей о предстоящей встрече. На сытый желудок думалось хорошо. Даже приятно. Особенно о возбуждающих вещах вроде рандеву с чувственной и раскрепощённой кошкой, которая к чему-то снилась ему на днях. Сильное, но в то же время лёгкое и проворное тело травницы, движения которой наполняло изящество, а глаза – соблазн, и до этого частенько мелькало в мыслях бурого вместе с целым ворохом впечатлений, заставляющих кровь быстрее бежать по жилам. Вдобавок к тому, недавний сон освежил Хаму память о дерзкой львице. Разве что назвать само видение приятным язык у него не поворачивался, и о том, что оно могло предвещать, лев предпочел особо не задумываться, чтобы не портить себе на диво приподнятое настроение (боги ведают, оно и без того не бывает таковым достаточно долго). Долги? С этим он разберётся. Пославшая за ним кошка вполне могла заготовить не самый радостный сюрприз – и была вправе после того, как излечила его. Однако, если обратиться к нему её вынудил начавший округляться живот… Это уж точно не привело бы Хамоса в восторг: бурый любил процесс, а не пищащие, никчемные и прожорливые результаты оного. Обзаводиться детёнышами и держать при себе? В ближайшую пару лет такую глупость совершать он не собирался, должок там за ним или нет.

Когда темношкурый закончил с небольшой разделкой, край неба уже начинал медленно светлеть, обретая розоватый оттенок, а в лапах не ощущалось ни следа усталости. Облизнув пропитавшуюся багровой краснотой ржаво-рыжую морду, лев обвёл самодовольным взглядом ветви куста, но своей провожатой птицы так и не нашёл.

– Твоей хозяйке лучше не дёргать меня без весомой причины, а этой причине – не быть её брюхом. – Возвысил преувеличенно рассерженный голос патрульный, поднявшись и стегнув себя хвостом по боку. Гневный, грозящий обещанием проблем возглас разнёсся по окрестностям, и спустя пару секунд хлопки крыльев, по которым Хамос опознал попугаиху, прошелестели над его головой. Пернатая зачирикала ему что-то, но посмеивающийся лев не дал себе труда вслушаться в доносящийся сверху голосок, подхватывая тулово, что осталось от бородавочника, зубами, и волоча к востоку. Туда, где его должно было дожидаться нечто интересное.

––––––––––> Облачные Степи

+1

140

---→ Начало игры

Мертвые птицы. Мелкие грызуны. Даже нехорошо пахнущего полусъеденного льва обнаружил Формалин, пока искал вокруг что-нибудь живое. Путешествие вывело его на равнину… которая напоминали одно большое блюдо, поданное падальщику.
Гепарда передернуло. Он не то, чтобы засомневался – идти ли вперед или нет, ему была, в глубине души, чертовски любопытна вся эта история. Как будто кот вернулся отмотал свои года назад. Близка старость – второе детство? Формалин снова ощущал «зов приключений» в груди.
Что послужило тому, что природа вокруг то и дело подбрасывала пахнущее Болезнью тело? Это не могло не отталкивать. Звери бегут от голода и заразы, инстинкты заставляют шерсть на голове шевелиться. «Боги прокляли это место», - как-то внезапно осознал для себя Формалин. Он начал представлять себе, из-за чего это могло случиться. И не находил ответов.
«Возможно, гиены искали себе логово и нарыли какой-нибудь ход, где веками спала Болезнь», - эта версия показалась гепарду самой правдоподобной. Перед глазами на десятки метров была сплошная долина, но кот то и дело поглядывал себе под лапы, проверяя, это такая мягкая земля или он на какого-нибудь суслика встал? «Ахейю бы подрал этих неуемных тварей», - как-то даже разозлился Формалин. С этими усатыми у него были свои счеты, - «Все вокруг гниет, и, наверняка, из-за одной любопытной мрази».
Солнце садилось, жара спадала. Формалин ожидал, что прохладный вечер развеет шлейф легкой сладкой вони, и вернет ему аппетит. Было сложно представить, что в этих краях кто-то может охотиться – или просто сам кот шел не со «счастливой» стороны. Здесь хоть кто-нибудь есть, или дальше по пути только вымершие прайды? «Прайды зараженных полумертвецов». Сказано – сделано, мозг гепарда начал придумывать план отступления и на этот счет.
«И ведь, в конце концов, это доберется и до нас», - кот стоял и смотрел в сторону горизонта, где темной шапкой виднелся Килиманджаро, - «Что происходит с саванной в такие времена? Все объединились? Перегрызли глотки за кусочки мяса?».
«Или же прячутся в подземельях до лучших времен».
Формалин оставался неподвижен, и только сосредоточенное выражение морды говорило о том, что гепард не окаменел сам от Болезни какой-нибудь – ему нужно было заранее все предусмотреть.

Отредактировано Формалин (17 Июн 2017 00:33:13)

0

141

--→ Начало

Каждый неторопливый шаг приближал львицу к намеченной цели.
Постойте-ка, как раз цели у нее и не было. По крайней мере, в пределах видимости. Судя по плавным движениям хвоста и мерному покачиванию бедер и лопаток, самка никуда особо не спешила.
Некуда было. Кажется, уже около полугода прошло с того момента, как она покинула свой прайд, и вот, посмотрите-ка, забралась далёконько от родных земель. Места, где Танари появилась на свет, остались где-то западнее, за пустошами, за изумрудными холмами. Ныне часть из них принадлежала семейству Фестра; об этом львица не знала, и если узнает — вряд ли это ее озаботит. Дело прошлое; ныне там не осталось никого из тех, кого самка могла бы назвать своим другом. Она же за последние месяцы успела пересечь немало границ и оставить позади внушительное количество километров. Пересекла пустоши; увидела огромное величественное плато, которое, впрочем, тоже оставила позади. Затем перебралась через бурную и крайне недружелюбную Мазове; найти переправу через реку было непросто, но и с этим хищница справилась. А теперь лапы принесли ее в небольшую, но выглядевшую довольно приятно долину.
Если ее и тревожили какие-то мысли, внешне это никак не отражалось. Кажется, даже сладковатый запах, то и дело доносившийся до чуткого носа львицы, не особо ее заботил.
На самом деле, конечно, почуяв его, Танари испугалась и встревожилась. Она маловато видела в своей жизни; большая ее часть прошла в размеренном перемещении от одного края территории ее небольшого прайда до другого. Довольно спокойное, сытое и необременительное существование; привыкнуть к этому легко. Удивительно, что она решилась уйти, но теперь, спустя месяцы одинокой жизни, успев и поголодать, и рискнуть собственной шкурой, Танари даже жалела, что не сделала этого раньше.
Ее двоюродная сестра, та еще сучка, прямо скажем, вильнула хвостом куда раньше. Стоило ей достигнуть более-менее половозрелого возраста, как она заявила, — немало возмутив этим своих родителей, которые в то время были еще живы и относительно молоды, — что жизнь в прайде не для нее, а она, Мисава, отправляется куда подальше от этой рутины. И, можете себе представить, действительно ушла, и с тех пор до Танари, у которой всегда были с бурой неплохие отношения, доносились лишь отдельные обрывки сплетен, мол, видели ее там-то и там-то, и уже в компании детенышей, а порой и в компании льва... а иногда другого льва.
Нет, этому белая не завидовала. Было бы чему завидовать. Она хорошо относилась к самцам... и только. Ни влечения, ни смутного томления, как там это все описывается — нет. Ничего подобного. Особых родительских чувств тоже не испытывала, и материнский инстинкт в ней спит крепким сном. Умиление при виде маленьких зверят? Нет, это не про Танари.
Однако же единственного своего сына, получившегося белошкурым, как и мать, матерая все же полюбила. Но уже потом, когда из крохотного клыкастого комка Минт превратился сперва в нескладного подростка, а затем и в молодого крупного самца, превосходящего размерами сверстников, и при этом обладавшего довольно скромным и покладистым нравом.
Прошло уже немало времени с тех пор, как она видела его в последний раз. Да жив ли он вообще? Саванна — как большая прожорливая пасть; она глотает тех, кто уходит в нее, и вернуть их нет никакой надежды.
А Танари, наверно, и не хотела. Ее повела в путь безысходность, а не скука и желание разыскать давно утерянных сородичей. Хотя если уж она в дороге — почему бы и не совместить.
Словом, самка топтала саванну много дней. И, кажется, уже научилась наслаждаться самим процессом.
На окраинах холмов ей удалось отыскать запах, напомнивший ей о сестре; но, проследовав за ним почти до самых границ с прайдом Скара, Танари чуть было не увязла в грязной луже, образовавшейся после недавно пролившегося там дождя. Вернее будет сказать, потопа.
Впрочем, с тех пор шкура львицы успела высохнуть и очиститься, и теперь самка настороженно ступала по незнакомой ей земле, досадуя на то, что ее светлая шерсть видна издалека. Она почти не сомневалась в том, что поблизости расположился какой-то прайд, и встречаться с его представителями особым желанием не горела. Между тем, голод не тетка — матерой хотелось подкрепиться еще позавчера, а сегодня она просто чертовски хотела жрать.
Встреченная по дороге туша антилопы была желанна чуть менее, чем кучка крокодильего дерьма. Раздувшийся живот твари был раздут и покрыт каким-то странного вида темными пятнами; запашок был неприятным; к тому же, несмотря на доступность, мертвое тело до сих пор не было никем объедено. Все это выглядело слишком подозрительно, чтобы соблазниться и полакомиться этим сомнительным деликатесом. Танари понятия не имела о чуме, но догадаться о том, что антилопа пала жертвой болезни, было нетрудно. Взъерошив загривок, испуганная, с бьющимся сердцем, самка обошла тушу по дуге и постаралась как можно быстрее оставить ее позади. Ее не пугала даже схватка с матерым львом-самцом, благо вспыльчивости в Танари хватало на десятерых, а мозгов и на одного маловато... но картина беспомощно выгнувшейся в смертельной муке твари проняла и ее.
Она шла до тех пор, пока со стороны Килиманджаро не повеял свежий ветер, принесший с собой запах листвы, влаги и, увы, десятков львиных шкур, объединенных едва уловимой, но довольно четкой ноткой общности. Прайд, черт бы его побери.
Но запах несло издалека, и матерая могла надеяться, что поблизости нет никого из них. Высокая трава, в которой она сейчас двигалась, скрывала ее белую шкуру, но не давала возможности оглядеться, так что львица среагировала на первый же промельк пятнистой шкуры, который смогла заметить сквозь густые стебли.
Но, высунув морду, чтобы осмотреться, поняла, что это не антилопа. И вообще не травоядное. Всего лишь гепард. В принципе, тоже штука съедобная, если, конечно, здоров. Но пятен на его шкуре столько, что происхождение их не различить. Сверля костлявые лопатки пятнистого взглядом, Танари заценила расстояние, отделявшее ее от кошака, и приуныла. Не стоит и пытаться.

+2

142

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"4","avatar":"/user/avatars/user4.jpg","name":"Фалечка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user4.jpg Фалечка

...никто не заметил, когда чистое звездное небо на вулканом успело затянуться странной формы облаками — отдаленно напоминающими кучевые, насыщенного фиолетового цвета, с мелькающими тут и там голубоватыми разрядами молний. Создается впечатление, будто сама гора ожила, начав исторгать из себя внушительных размеров столб дыма... Пока что это не кажется страшным, или опасным, скорее, наоборот: зрелище ярко переливающихся грозовых туч чарует и завораживает своей необычной красотой. В то же время, откуда-то из-под земли начинает раздаваться мерный, раскатистый гул, то плавно затихающий в глубинах горной породы, то вновь незаметно усиливающийся и тяжело давящий на слух. Почва под лапами кажется непривычно нагретой, хотя, по идее, давным-давно должна была остыть; кроме того, если ненадолго замереть на одном месте, можно почувствовать своего рода вибрацию, или даже мелкую тряску. Мелкие животные все куда-то попрятались, а может, ушли. Птицы огромными встревоженными стаями поднимаются над шелестящими древесными кронами, оглашая местность своими пронзительными голосами — кажется, их что-то сильно напугало. В воздухе пахнет гарью.

0

143

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Напряжение в вулканическом жерле достигло своего предела. Ярчайшая вспышка внезапно озаряет многокилометровое пространство вокруг Килиманджаро, отчего на несколько долгих мгновений в саванне становится светло как днем, а раздавшийся вслед за этим чудовищный грохот едва не разрывает барабанные перепонки. Мощная ударная волна прокатывается по небу, в мелкие клочья разрывая тяжелые дождевые облака, а также на огромной скорости спускается вниз по горному склону, отчего кроны деревьев пригибаются к земле, точно хрупкие травяные колосья. Земля вздрагивает с такой силой, что никому не удается удержать равновесие: особенно не повезло тем, кто стоит на возвышении — их просто с размаху сбрасывает вниз на твердую почву. Высоко в атмосферу вырывается огромный столп багрово-черного вулканического пепла, в несколько десятков раз превосходящий по размером то облако, что клубилось над горой перед взрывом, а вслед за ним из кратера вырывается целый фонтан светящихся бледно-золотых "комет" — в первые минуты, никто не понимает толком, что это такое, но затем на окрестную территорию начинают падать огромные глыбы раскаленной вулканической породы, от небольших камней до здоровенных валунов размером с буйвола, и каждый их удар порождает сильнейший взрыв, разносящий на части все, что имело несчастье оказаться на пути такого обломка. Местная растительность моментально занимается огнем, и пожар начинает с огромной скоростью распространяться по землям прайда, превращая некогда прекрасные и цветущие владения Нари в самый настоящий ад. Но и это еще не все: подземные толчки все никак не утихают, и почва на глазах покрывается жуткими дымящимися трещинами, достаточно широкими и глубокими, чтобы в них мог провалиться взрослый лев. Воздух моментально наполняется грохотом, треском, шипением и стоном, а также густым удушливым дымом.

Все находящиеся на территории прайда Нари персонажи должны немедленно обратиться в паническое бегство, иначе их ждет самая мучительная смерть — от огня, дыма, лавовых потоков, ядовитых испарений, взрывов, раскалывающейся на части горной породы и обвалов, словом, буквально все вокруг несет с собою гибель и разрушение. В настоящий момент важно оказаться как можно дальше от вулкана, пока еще не стало слишком поздно. При желании, любой игрок может обратиться в тему заказа Мастера Игры, с просьбой кинуть кубик на спасение персонажа; для всех остальных, спасение будет проходить так, как того захотят сами владельцы персонажей.

0

144

(возобновление игры)
-----
Казалось, жизнь просто текла своим чередом... конечно, Флей несколько нервировали те странности, которые происходили с его домом. Взять хотя-бы этот дым над горой. С чего это он взялся? Но особого значения всему этому Флей всё-таки не придавал. Так, какая-то непонятная фигня, которая разве-что нервирует. Но в эту роковую ночь все изменилось. Флей был довольно далеко от горы, как вдруг небо озарилось ослепительной вспышкой (это посреди ночи-то!), затем его самым буквальным образом сбило с ног, одновременно чуть ли не полностью оглушив дичайшим грохотом. Прошло минут пять, наверное, прежде чем слух снова начал возвращаться к Флею, хотя звон в ушах даже не думал никуда уходить. А еще... поначалу, Флею показалось что это у него так дрожат лапы. Но нет - дрожала земля. А стоило Флею обратить свой взор в сторону родного логова... - мать твою за ногу, что за (нецензурно)... через (нецензурно) и пять раз в (нецензурно) старой гиены твориться?! Это что, там всё... - далее же все мысли Флея состояли исключительно из самых отборнейших, витиеватых матюков. В самом деле - когда видишь как твоё родное логово норовит превратиться в какой-то гигантский огненный термитник, на ум ничего кроме матюков как-то и не приходит. Минут, примерно, десять Флей еще откровенно тупил, пока до него, наконец не дошло главное - там, в этом хтоническом ужасе, в этом жутком кошмаре ведь остались его родные. Скажем честно - Флей не был шибко большим любителем рисковать своей шкуркой, но вот если опасность угрожает его близким - то это совсем другой коленкор. Невзирая на жар и дым, невзирая на языки пламени и уж тем более на падавшие с небес огненные камешки, Флей что есть мочи рванул в сторону Килиманджаро, перепрыгивая через разверзшиеся, пылающие трещины, уворачиваясь от падавших с неба раскаленных камней и обжигая подушечки своих лап о пылающую почву. Только бы они были живы! Только бы успеть!
----→ уничтоженные склоны

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Серая долина