Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Укромное логово » Сросшиеся корни


Сросшиеся корни

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sf.uploads.ru/mbMno.png

В самой глубине тропического леса расположено местечко, где огромные корни деревьев приподняты над землей на высоту пяти-шести метров и тесно сплетаются между собой, образуя несколько больших, отделенных друг от друга куполов, под которыми всегда темно и прохладно. Здесь можно спрятаться от непогоды и глаз непрошеных гостей — своеобразная имитация логова.


Доступные травы для поиска: Костерост, Адиантум (требуется бросок кубика).

0

2

Открытая поляна------→>>

Казалось бы, Симба должен радоваться своим друзьям. Нала и Чумви живы-здоровы и, кроме того, по каким-то совершенно неясным обстоятельствам смогли отыскать его в оазисе, смогли простить и понять его ошибки и от всего чистого сердца стремились помочь ему. Да, они стремились помочь именно ему и пришли сюда не только лишь с одной целью вернуть короля домой и свергнуть Скара. Они скучали по своему другу, хоть и много воды утекло; они желали сделать так, чтобы рыжегривый был счастлив. Жаль, что король-изгнанник совершенно не разделял стремления своих друзей. Он перестал понимать окружающих и, кажется, даже начал сходить с ума от бесконечной паранойи, потери близких и собственного дома. Чумви и Нала стали для него будто бы чужими.
Стоит даже отметить, что в последнее время Симба все реже обращался к своему отцу. Будучи львенком, подростком, молодым львом, король-изгнанник желал быть похожим на Муфасу. Этот лев был для него эталоном отца, мужа, друга и короля - во всем, для Симбы, Муфасе никого не было равных. Но время утекло, рыжегривый попал в сети предательства родного по крови зверя, потерял собственного брата, усомнился в дружбе, а потом медленно, по капельке, начинало утекать и доверие к отцу. Он делал так, как считал, сделал бы Муфаса, но результаты выходили все равно не самыми замечательными. И в чем же была причина? Может быть, только лишь в том, что всегда нужно быть самим собой, а не подражать другому? Увы, но жаль, что Симбе этого вовремя не сказали.

Льву было сложно принять тот факт, что Нала и Чумви его не поддержали и в этот раз. Он делал раньше все, что приказывал ему Скар, страшась перечить. Теперь же бояться он не будет, но ровным счетом самец не понимал, где же он в этот раз допускает ошибку. Симба не чувствовал собственного гнева, который большими выбросами исходил от него, но чувствовал и не сомневался в том, что сейчас его единственная цель - убить источник всех проблем. И вот тогда, возможно, все образуется и все будет хорошо.

Очень долго лев не мог лечь на землю: он крутился рядом с большими корнями многолетнего гигантского дерева то в одну сторону, то в другую, периодически останавливался и вслушивался в звуки природы. Он не хотел бы, чтобы сейчас его преследовали, иначе бы он, наверно, разозлился еще сильнее. Каждый раз, убеждаясь в том, что погони за ним нет, Симба вновь продолжал метаться из одной стороны в другую. Он пытался обдумать свой план, но в голову, кроме мести, ничего более не лезло. Тогда лев пришел к единственному выводу: ему нужно непременно найти эту самку, держащую в своих лапах злых и сильных воинов. Но как и где он теперь их найдет? Единственный, кто связывал Нейлин и его самого – был Джуа, но и тот не подчинился и ушел. И правильно, наверно, ведь зачем ему союзники, которые его не слушаются?

Лев попытался прокрутить в голове свой разговор с шаманкой. Ничего осмысленного он не помнил, кроме того, что она вышла из воды, вся мокрая и с потекшей краской. Потом он помнил, как она вызывала духа, сказавшего, что ему необходимо прислушиваться к друзьям. А что к ним прислушиваться, если они преследуют иную цель? Они хотят возродить уже давно мертвое, а он, Симба, пожелал бы больше вершить правосудие.

Фыркнув, самец лег на зеленую мягкую траву, уложив голову на лапы. Он не мог расслабиться и подумать о чем-то ином, кроме как о всей ситуации в целом. Что ему делать дальше и как себя вести?

Но пение птиц, которое граничило с утренней тишиной и свежестью, заставили утомленного мыслями льва медленно закрыть глаза.

Ах да, он, кажется, вспомнил о том, что Нейлин сама даст Абаддон знак и пообещала, что Королева Проклятых после этого свяжется с Симбой тогда, когда придет время. Но вот только откуда же он узнает пришло ли оно? На этих мыслях король провалился в полное беспямятство, утомленный такой волнительной, но разочаровавшей его встречей с друзьями.

Персонаж засыпает и попадает в страну грез
Цена мести [Симба и Абаддон]

Отредактировано Simba (28 Май 2018 21:30:55)

+3

3

офф: отыгрыш закрытый, просьба никому не вмешиваться. Все действия обговорены


My lord, I have remembrances of yours
That I have longed long to re-deliver.
I pray you, now receive them.
Ophelia. "Hamlet", Act III, Scene I.

Щебет птиц казался просто оглушительным на фоне той пронзительной тишины, к которой успела привыкнуть Нала за время засухи на Землях Гордости и перехода через пустыню. Невольно вся эта зелень с яркими вкраплениями в виде фруктов тут и крыльев там вызывали у львицы несколько ностальгическую улыбку. Живописная картина напоминала о былых, лучших временах, когда ее дом не съедала чума, засуха и гиены.

Она не могла точно сказать сколько времени уже бродила по этим зарослям, солнце скрывали огромные, плотно растущие деревья, словно создавая защитный купол со своим маленьким миром, где путники могли бы забыться, оставив свои проблемы позади. Наверное, так можно было бы сказать про весь оазис в принципе. Пристанище, отрезанное от всех барханами.

Здесь легко потеряться, да что там. Нала, похоже, уже это сделала. Львица оглянулась назад, но увидела лишь едва заметные следы в виде слегка примятой травы. А деревья впереди, казалось, продолжали увеличиваться в размерах. Нала еще никогда не видела, чтобы корни настолько вздымались над землей, что могли бы образовать самую настоящую пещеру. Даже огромный баобаб, на котором живет старик Рафики не идет ни в какое сравнение с этими колоссами. Надо признать: это выглядело завораживающе.

Честно говоря, Нала понятия не имела, куда она забрела. Запаха Симбы она не чувствовала вовсе. Слишком много ароматов всякой экзотической зелени вокруг. Пришлось идти наугад и надеяться, что она найдет льва до того, как окончательно заблудится.

Но Айхею и правда сегодня ей улыбался. Уже совсем скоро Нала краем глаза заметила большое, яркое, желто-рыжее пятно, в котором, присмотревшись, узнала Симбу. Лев все еще дрых без задних лап, даже не заметив приближения львицы. Удивительно, учитывая как на взводе он был еще недавно. 

Сейчас он выглядел совершенно иначе: спокойный, вернее даже умиротворенный. Словно и не было того неприятного разговора, который всех их так насторожил. 



- Симба? - позвала его Нала, прочистив горло. Лев все так же крепко спал, и тогда Нала пару раз ткнула его кончиком лапы в плечо, снова позвав по имени. Она стояла близко, слегка склонив голову над рыжими космами гривы, но при этом не лезла прямо ему в морду - это не понравилось бы даже самому миролюбивому льву. А Симба вчера продемонстрировал, что он отнюдь не такой.

Лев слегка поморщился, явно сопротивляясь силам, что пытались вытащить его из мира снов - или наоборот? - но все же  открыл глаза и немного растерянно смотрел на Налу, будто ожидал увидеть там кого-то другого. Осознание пришло быстро. А за ним - некая мрачность на морде. Львица сделала шаг назад, позволяя Симбе как следует потянуться и размять мышцы. Однако его приветствие было столь же мрачным, сколь и его морда, и это не могло не печалить Налу. Где тот Симба, который встречал каждый новый день лучезарной улыбкой, а каждую неприятность и опасность - смехом и упрямством? Она не ждет, что за столько времени никто из них не изменится, конечно же это невозможно. Но это не значит, что меняться нужно настолько радикально.

- Изучала местность, - ответила Нала, когда Симба спросил зачем она пришла. - Искала на кого и где можно поохотиться. А нашла тебя, - львица улыбнулась ему с некоторым озорством. - Смотрю - ты все еще дрыхнешь. Мне показалось, что это прекрасная возможность отомстить за те времена, когда ты ни свет ни заря будил всех на Скале Предков.

Она понимала, что идет по острию: Симба может отреагировать положительно на ее слова и раскрыться. Вспомнить былые, лучшие времена и связанные с ними ощущения, и тогда им удастся нормально поговорить по душам, как раньше. 

А может отреагировать негативно и только сильнее закрыться от нее. И тогда только Айхею будет знать, как им быть.

Отредактировано Нала (9 Июл 2018 11:43:27)

+5

4

Цена мести (сон) -----→>пробуждение.

Только с виду казалось, будто Симба спит умиротворенно и сладко. Ни одна мышца на его теле не смела дрогнуть; безмятежность касалась его морды так, словно он находился у себя дома, а не в оазисе, где уже давно-давно прятался от убийцы его семьи, где ударил дорогую ему львицу и впервые встретил друга после долгой разлуки.

Эта умиротворенность была лишь внешней оболочкой, скрывавшей исстрадавшуюся душу самца. Там, в его голове, происходила нелепая фантазия или реальность – король-изгнанник этого сейчас не понимал; он лишь беседовал с демоном, который навестил его по просьбе Нейлин. Шаманка хоть и исчезла, но обещание свое сдержала, что явно удивило Симбу. Как же так выходит, что его добрые знакомые, так любезно обещавшие льву поддержку и опору – бесследно исчезают, а те существа, что погружены в беспросветную и беспроглядную тьму – не отступаются от своего слова?

Лев заключил договор на слове во сне; так, пожалуй, могло быть только с Богом или Дьяволом, либо это был плод уставшего мозга. В любом случае, самцу не казалось, будто бы все происходит не по-настоящему – все было абсолютно реальным, включая горящие глаза львицы и огненно-красную шкуру.

Когда рыжегривый открыл глаза, то очень сильно удивился: исполинского размера самка исчезла, а на ее месте показался силуэт миниатюрной (по сравнению с предыдущей собеседницей Симбы) львицы. Кроме того, не было больше той красной шкуры, а была лишь привычная глазу песочная шерстка, поблескивающая в лучах солнца.

«Это она?» - лев быстро заморгал, растерянно пытаясь сообразить, что с ним было до нынешнего момента.

«Нет, Нала», - понял Симба, заприметив на месте Королевы Проклятых свою подругу. И тогда вспомнились последние события, что были до встречи с обещавшей ему устроить победу в войне: Нейлин, тропический лес, Тимон и Пумба, Чумви и Нала, а затем их злосчастный разговор.

Кроме того, рыжегривый внезапно почувствовал ноющую неприятную боль в лапе. Лев скосил глаза вниз, обнаруживая порез на конечности. Это значило только одно: все было явью, но контракт с кошкой он заключить не успел.

Брови Симбы поползли вниз, морда осунулась; рыжегривый не скрывал свою мрачность. Он злился на то, что не успел завершить дело, но, взглянув на Налу, ему стало и неимоверно стыдно за то, что он наговорил и как повел себя. С другой стороны самец считал свою точку зрения правильной. Если эти львы ее не принимают, то это сугубо их личные проблемы. Теперь они были ему не нужны, потому что она показала ему настоящую мощную армию, которую он искал так долго. Осталось только немного позже заключить контракт.

- Что ты здесь делаешь? – Симба не показывал своего раздражения, но зато ясно давал понять, что он не расположен к львице; он ничего не чувствовал сейчас, почти полностью посвящая свои мысли сну – да, он понял, что это был сон. На удивление рыжегривого, правда, имел последствия таковые, будто бы все проходило наяву. Король-изгнанник помнил его ровно вплоть до каждой мелочи: все слова, фразы, все действия и даже местность, где ему удалось встретиться с Королевой Проклятых.

Симба вспомнил ее имя – Абаддон.

Ему казалось, будто этот разговор, а точнее, заключение «союза» было буквально только что. Но Нала... Она улыбалась ему и была нынешней реальностью; почему-то король-изгнанник догадывался, что изучение местности было не ее единственной целью. Лев знал, что рано или поздно его начнут искать, но говорить он не хотел.

«Почему она улыбается мне, хотя я сделал ей больно?» - думал самец, рассматривая львицу в блеске лучей стремившегося подняться высоко-высоко солнца. Только сейчас ему представилась возможность тщательно рассмотреть кошку после столь долгой разлуки.

- ...Мне показалось, что это прекрасная возможность отомстить за те времена, когда ты ни свет ни заря будил всех на Скале Предков.

Король-изгнанник вздрогнул. Эти дни – счастливые, беззаботные дни детства, когда никто из его друзей еще не испытал мук судьбы, а он сам не познал горечь предательства, смерти, отчаяния, одиночества. В его душе что-то вдруг упало, а затем приподнялось. Морда не стала светлее, но в глазах появилась тоска.

Лев очень медленно, будто бы болело тело, поднялся на лапы и сел.

- Мне кажется, что это было в другой жизни, - будто бы лениво ответил Симба, взглянув на Налу, - а ты так не думаешь?

Львица на короткий промежуток времени погрузилась в свои мысли. Лев уже подумал, что она начала понимать всю проблему, а также стену, которая встала между ними, но не тут-то было: король-изгнанник вновь выслушал позитивный ответ самки, не желающей отпускать своего друга в его темные мысли.

Как она умудрялась сохранять такое солнце в душе, когда явно испытала столько страданий, а Симба не сомневался, что она тоже пережила боль. Но он, в отличие от своей подруги, эту боль принял, впитал в самое сердце и превратил в ненависть, беспощадную и жестокую. Он нашел как раз таких львов, которые готовы были обменяться с ним этим чувством. Они смогут понять его жажду крови того, кто обрек короля-изгнанника на эти страдания.

- Раз уж тебе так дороги эти воспоминания, - хмыкнул рыжегривый на слова своей некогда лучшей подруги, - я захвачу это королевство и убью нынешнего короля, чтобы он не омрачал их своим присутствием.

+5

5

Ему было больно вспоминать. Это видно по реакции на ее шутливый тычок о прошлых проказах тогда еще счастливого Симбы. Он вздрогнул и медленно поднялся, словно боль была физическая, а Нала наблюдала, улавливая каждое движение. Его вопрос, однако, застал ее врасплох. 


- Мне кажется, что это было в другой жизни, а ты так не думаешь?

Нала ненадолго задумалась. Их жизни претерпели колоссальные изменения, конечно. Они выросли, у них появились свои проблемы, а на плечи легла ответственность. Но это были они - все те же львята, что когда-то давно беззаботно носились по саванне, сбегая от зоркого взгляда королевского мажордома или еще какой-нибудь незадачливой няньки. Она помнит это, и Симба, очевидно, тоже помнит те времена, когда все было хорошо. Иначе ему не было бы сейчас так больно от того, что все уже давно не так. Иначе он не прятался бы за панцирем из злобы и напускной равнодушности. Да, многое изменилось и, конечно, ход времени не повернуть вспять. Но кто говорит, что нельзя вернуть хотя бы часть того, что было когда-то?

- Многое в наших жизнях изменилось, - наконец заговорила она, смотря куда-то себе под лапы. Ей вспоминались все те ужасы, что она пережила за время правления Скара. Засуха - лишь малая доля выпавших на них несчастий. Куда страшнее была чума. Гиены. Зира с ее бешеными красными глазами и Скар с его сладкими речами и противными, загребущими  лапками у нее на загривке. - Того что произошло не пожелаешь никому, и, конечно, мы изменились. Но это не значит, что теми львятами, что против родительской воли убегали веселиться на Кладбище Слонов были не мы.



Нала снова подняла взгляд на Симбу, пытаясь понять и предсказать его реакцию. Но морда льва оставалась непроницаемой. Нале всегда казалось, что она умела без проблем читать его, как открытую книгу. Но в этот раз у нее не получалось понять какие мысли и идеи бегают за этими янтарными глазами. 



- Мы не можем заставить Солнце и Луну повернуть назад, - сказала она отводя взгляд от непроницаемой морды друга и возводя его к кронам деревьев, за которыми скрывалось светило, - и вернуть былые времена в точности, как они были. Но мы можем сделать так, чтобы будущее было не менее счастливым, чем прошлое. 



Она опустила взгляд назад на Симбу, ожидая его реакции.



Еще с первыми его словами львицу охватило дурное предчувствие. Выражение его морды совершенно не походило на того Симбу, которого она помнила. А потом… Будто что-то оборвалось внутри. 


Будто он не услышал и половины того, что она сказала. Хотя нет. Услышал. Просто воспринял не так, как ей хотелось бы.

Наверное, ей следовало этого ожидать? Она старалась подойти мягко, разумно. Но Симба и в детстве лучше всего реагировал, когда его зажимали в угол и укладывали на обе лопатки. Почему она вообще решила, что сейчас лучше сработает другой метод? Испугалась? Наверное. Они невиделись многие месяцы, последнее, чего ей хотелось бы, это затевать с ним спор или, чего хуже, полноценную драку, хоть она и может постоять за себя. Ей совершенно не хочется доводить до этого, хотя откровенно говоря, его наглая морда, казалось, так и просит, чтобы ее причесали.

- Убить Скара, - холодно сказала львица, смотря на Симбу с легким прищуром. - Это все, что тебя волнует? А как же твой дом? Твои прайд?



Нала встала, делая шаг в сторону льва, не давая ему вставить и слова.



- Твои друзья? Твоя мать, в конце концов? Где тот Симба, которого я помню, что хотел стать королем подстать своему отцу?

До сих пор она разговаривала не с Симбой. Она разговаривала со стеной, с панцирем, который тот выставил, пытаясь оградить себя. От чего? Да много чего. От ноющей боли утраты. От предательства. От опасности, которая приходит с доверием кому-либо и от ответственности. Наверное, он думает, что стал таким сильным, озлобившись на мир? Что теперь ему море по колено, ведь он такой злой, сильный лев, ему ничего не сташно и нечего терять? Нет, он в страхе спрятался под куполом. Как фигурально, так и буквально, сидя безвылазно в этом оазисе. И Нала собиралась вытащить его из этого укромного местечка на свет и заставить его увидеть правду. За шкирку, если понадобится. Как нашкодившего котенка.

+7

6

Только одна мысль в голове: зачем? Для чего? С какой целью весь этот разговор сейчас затеяла Нала? Она так хочет его рассердить? Так хочет заставить его мучиться? Хочет отыграться на нем? Симбе было больно вспоминать о своем прошлом, несмотря на ненависть, которая закралась в его душе. Эта темнота, даже доли которой никогда не было в сердцах его родителей, каким-то образом смогла укрепиться в душе короля-изгнанника. Все, что случается с нами, делает нас сильнее или… хуже?

Голос Налы стал таким же холодным, каким был у рыжегривого самца при общении с ней. Легкий прищур самки говорил о том, что она недовольна; лев, несмотря на то, что не видел ее не один год, все еще помнил все привычки, которые, к слову, совсем не изменились. Охотница, тем временем, все повышала тон, звук становился все тверже, а сама она наседала на него, на Симбу, будто бы старалась задеть все самое больное, что могла бы.
Наверное, львица понимала, что сильно рискует. Наверное, Нала знала, что могла таким образом вывести рыжегривого из себя, ставшего сильно непредсказуемым за все время, которое она его не видела. Рядом теперь не было Чумви и Керу, которые могли бы остановить крупного самца и предотвратить трагедию. Лев действительно вскипал; он не был еще безнадежен, иначе бы с первой фразы хищницы кинулся на нее, но что-то его сдерживало. Страх сделать больно? Страх увидеть подругу, стремящуюся помочь, покалеченную им же? 
Симба, тем не менее, оскалился, этим самым показывая самке грань, которую ей следует соблюдать.

- Ты еще не поняла? – резко ответил лев, - у меня теперь другая цель. Все остальное в прошлом. Я изменился.
Небольшая пауза. Быть может, Нала надеялась, что вот-вот сейчас, Симба осознает, что сказал; засмеется, принесет свои извинения и целью его будет спасение прайда – не убийство. Быть может, король-изгнанник вспомнит о том, о чем должен был всегда помнить, но самец тщательно пытался свернуть в большой ком все хорошие мысли, все светлое, что осталось еще в нем, но что он предпочел спрятать в самые свои потайные уголки души.

- Это ты хотела услышать? – теперь уже рыжегривый сделал шаг вперед, - довольна теперь?
- Разочарована, - тихо проговорила Нала, но смотрела в глаза Симбе все также смело и с вызовом.

«Симба, я так в тебе разочарован». Рыжегривый приоткрыл пасть, поднимая голову вверх. Эти слова произнес Муфаса в тот день, когда его сын отправился вместе со своими друзьями на кладбище слонов. Уже там, совсем рано, могла оборваться жизнь Симбы, а также и жизни других львят. Король лев всегда пытался показать принцу, что в его лапах и в его власти слишком много жизней, поэтому необходимо быть всегда предусмотрительным и внимательным к другим. Каждое существо заслуживает жить, начиная от новорожденного детеныша зебры и заканчивая взрослым львом.
«Каждое, но не Скар. Ты был не прав».

- Ты говоришь совсем как мой отец, - пробормотал король-изгнанник, опуская глаза. Он весь будто бы как-то паник, осунулся, но продолжал упорно стоять на своем. «Я не разделяю его взглядов», - твердил себе Симба, пытаясь убедить самого себя. Так рассуждать сейчас ему было легче. Несмотря на то, что голос льва затих, а сам он выглядел совершенно сломленным, взгляд его и все выражение морды говорили о том, что он только сильнее жаждет убийства, но не мира.

- Отлично, хоть кто-то из нас, - Нала знала, что тема Муфасы была для Симбы когда-то священной. Она знала, что мертвый король Земель Гордости был все еще жив в сердцах не только каждого члена прайда, но и в сердце его собственного сына. Она , наверное, надеялась, что таким образом сможет оказать давление на рыжегривого, открыть ему глаза, очистить разум. Она, быть может, надеялась, что Симба, наконец, вспомнит, кто он такой и кем является. Но брошенная ей фраза дала обратный эффект.

- Что? – вскипел самец, - хоть кто-то из нас? И ты еще смеешь себя сравнивать с ним, когда этого даже я не смею сделать?

- Конечно, - рыкнула Нала, - ведь ты стал куда больше похож на Скара, чем на Муфасу.

Это был щелчок. Красная тряпка для быка.

Не сказать, чтобы Симба испытал в тот момент острую боль от того, что его сравнили со злейшим врагом. Скорее всего, он испытал невероятное отчаяние, потому что его же действия завели его в тупик. Он сам, своими собственными лапами сделал себя тем львом, которого так хотел убить. Который заставил его перенести столько мук и страданий: он не мог вернуться в родной дом, не мог увидеть любимую мать и своих друзей. Он был вынужден прятаться, оберегая Рико как зеницу ока. Он видел в каждом кусте врага, в каждом звере – Скара. Он сходил с ума, по капле, по чуть-чуть, но порою чувствовал, как все сильнее месть руководит им. Страх сменился злостью. Ненависть пожрала его и, наверное, если бы его друзья не смогли отыскать его, настоящий Симба рискнул бы умереть. Родился бы другой король. Такой же, каким является сам Скар.

Но сейчас рыжегривый не понимал этого. Это отчаяние, которое застилало его разум, снова зажгло в нем пожар ненависти и агрессии. Ему нужно было куда-то выплеснуть все это, поэтому тихо, словно он был на охоте, без единого предупреждения, Симба кинулся к своей подруге, снова поднимая тяжелую лапу, чтобы обрушить всю свою боль на львицу, которая ударила его в самое сердце. 

Кошка напряглась, приготовилась к защите. Ее рычание, ее весь вид говорил о том, что Симба может не ждать пощады. Он знал, что львица способна постоять за себя. Он это помнил, когда нападал на нее в детстве; сейчас она стояла перед ним, меньше и слабее, но это твердое и непоколебимое выражение морды говорило о многом. Она ничуть не изменилась. Она все такая же Нала – его подруга.

Отредактировано Simba (5 Авг 2018 10:06:04)

+7

7

O, what a noble mind is here o'erthrown!

The courtier's, soldier's, scholar's, eye, tongue, sword;

The expectancy and rose of the fair state,

The glass of fashion and the mould of form,

The observed of all observers, quite, quite down!

Ophelia. "Hamlet", Act III, Scene I.

Ситуация стремительно выходила из-под контроля. Каждая фраза, каждое слово, каждое действие вели за собой закономерную реакцию, которая, словно электричество, накапливалась в атмосфере. Готовясь разразится неминуемой вспышкой молнии. Быть может, исход этой конфронтации был определен предками заранее? Потому что ничто из того, что мог бы сейчас сказать Симба не успокоило бы Налу, и ничто, что могла бы сказать или сделать Нала не помогло бы рассеять тьму.


Когда воздух трещит от электричества, а вокруг скопились тучи, солнце сможет проникнуть сквозь них только после того, как небо всполыхнет.

Нала все так же пристально смотрела на уже откровенный оскал, который ей продемонстрировал Симба в ответ. Она медленно вскипала, с каждым произнесенным им словом. Гнев и обида читались в сине-зеленых глазах. И холод. Ее злость не жгучая, как пламя. Не громкая, как ревущий огонь. Но колкая и холодная, как горные льды.

- У меня теперь другая цель. Все остальное в прошлом. Я изменился.

Она заметила. Симба каким он был раньше никогда не позволил бы себе всерьез оскалится на друзей. На нее. Сколько бы они не спорили, насколько сильно бы не расходились их взгляды, они всегда оставались друзьями. Даже, если Симба не думал о ней как о ком-то большем. 


Но это? Это не Симба. Кто этот незнакомец и как он смеет носить лицо льва, которого она любила?!

- Довольна теперь?

- Нет, - холодно, не повышая голоса, ответила она и тоже сделала шаг в сторону льва так, что они стояли практически нос к носу. - Разочарована.

Ей приходилось немного задирать голову, чтобы смотреть Симбе прямо в красные глаза. Он выше ее. Крупнее. Страшнее? Нет. Нала не знает кто этот лев, что посмел притворяться ее другом, но она его не боится. Надо будет драться, чтобы вернуть того, кого она потеряла? Что ж, она знает наверняка, что может уложить его на обе лопатки.

Симба отвел взгляд и как-то даже поник, после этих слов. Хорошо. Возможно, все не так уж плохо? Нала уже боялась надеяться на что-либо. Но, быть может, ей все-таки удастся до него добраться? Она не знала, что именно в ее словах пробило его крепкую защиту. Но что-то же должно было его зацепить, раз его реакция так сильно изменилась.

- Ты говоришь совсем как мой отец.

Ах, вот оно что.

- Отлично, - вырвалось у нее прежде, чем Нала успела и сама сообразить, что говорит. - Хоть кто-то из нас.

Были ли эти слова ошибкой? Трудно сказать. Но они стали поворотными. Дороги назад по выбранному ими пути больше не было. И все покатилось в пропасть, как большой, снежный ком, сметающий все на своем пути.

Она четко видела момент, когда в красных глазах самца загорелось пламя праведного гнева. О, конечно, ведь она, скромная охотница никогда не сравнится с великим Муфасой. Наверное, это так. Только Симба сейчас еще дальше от своего отца, чем кто-либо другой. Конечно он не смеет сравнивать себя с отцом! Должно быть что-то там, внутри, под слоем ненависти и жажды крови, понимает, что подобное сравнение будет не в его пользу. Он боится. Боится осознать, что неправ, что подвел отца. Но страхи надо встречать лицом к лицу.

- Конечно, - рыкнула Нала, - ведь ты стал куда больше похож на Скара, чем на Муфасу.

Она видела, как что-то щелкнуло за красными глазами самца. Видела его оскал и слышала гортанный рык, который он издал от бессилия и гнева. Видела, будто в замедленной съемке, как поднялась в воздух большая, мощная лапа. Но Нала не собирается так просто дать ему себя ударить. Он хочет драки? Она будет защищаться, если потребуется. 


Львица напряглась, готовясь увернуться в любой момент. Оскал продемонстрировал ее готовность пустить в ход клыки, если потребуется, а из груди рвался предупреждающий рокот, готовый в любой момент перейти в полноценное рычание. В глазах читался вызов.

“Только попробуй.”

Отредактировано Нала (31 Авг 2018 14:55:21)

+4

8

Офф

В посте использованы отрывки из песни, которая будет нормально спета в следующий раз.

Почему же ты, носитель мести и злости, не смог ударить львицу, что разогрела в тебе кровь? Где твоя адская боль, которая пульсирующей жаркой энергией разливается по тебе? Где твоя ненависть, которая заставляет твое тело ломать и ранить все и всех вокруг, даже если воля твоя противится этому?

Скажи, Симба, намеренно ли ты промахнулся, когда твоя лапа занеслась над твоим лучшим другом, над тем существом, которому ты некогда был готов предоставить все, что только было в твоих силах? Намеренно ли ты уперся передними конечностями в землю, взрывая ее когтями; не повернув голову в сторону львицы, намеренно ли ты оказался к ее телу и к ее морде так близко, словно желал убедиться в том, что она осталось той же, какой была прежде до этой встречи? Симба, напрягая лапы, оттолкнулся от земли, поспешно отскочив на прежнее место, где он только что стоял. Подняв голову, лев взглянул на самку: его морда не выражала всю агрессию, которая была минутой ранее – даже челюсть не дрогнула, но тяжелый взгляд огненно-красных глаз был слишком переполнен черными мыслями короля-изгнанника. Таким взглядом обладал только Скар, когда смотрел в спину своего брата.

- Убирайся, - сдавленно процедил Симба сквозь зубы. Он снова сделал шаг назад, затем еще шаг и еще. Он был весь напряжен, но былая агрессия, с которой лев атаковал Налу, вернулась с новой силой, - я не хочу тебя видеть.

Но вместо того, чтобы остаться на месте и наблюдать за тем, как уходит львица, которую он никогда не позволял себе обидеть, самец сам развернулся по направлению к джунглям, поспешив удалиться. Он не знал причины, но хотел поскорее сбежать от всего, что произошло за последние пару суток.

Его желание было сейчас одним. Спрятаться. В особо удачливом случае он был бы не прочь поймать хоть кого-нибудь, кто мог бы утолить на время тот гнев, что кипел в нем. Он кипел уже даже без причины, он просто был, потому что Симба не мог потерпеть даже одного упоминания черногривого узурпатора, братоубийцы. А теперь его сравнили с ним. Это был не позор, это было оскорбление, нанесенное лично ему.

Кажется, что Муфаса никогда не сможет поверить в то, что его сын стал таким. Что из доброжелательного львенка, любящего свою семью – даже дядю! – он станет страшным разгневанным зверем, который готов был сделать больно не только врагам, но даже собственным друзьям.

- Я не могу выбраться из этого ада, - зарычал самец в пустоту. Мощная лапа тяжело ударила по земле, разломав пополам ветки, которые тут лежали, - я пытался много раз! - а разве это было не так? Разве не совершал он попытки примириться с тем, что с ним случилось? Разве не хотел он вернуться домой, чтобы вновь увидеть улыбку оставшейся у него матери, единственной, кто перенял волю его отца? Разве не старался уберечь Рико? А что получил взамен?

«Кто-нибудь. Заберите меня из этого кошмара. Я не могу себя контролировать».

Он не пал обессилено на землю. Он продолжал бежать дальше, в сторону лугов, чувствуя, как разум пробивается сквозь гнев, но последний не сдается и сжимает всю душу в тесках. Симба чувствовал, что если так будет продолжаться дальше, он не сможет стать милосердным и мудрым королем, каким был Муфаса, а действительно превратится в убийцу, во второго Скара. Он, где-то в глубине души понимал это, но слова Налы так сильно задели его, что не убили в нем зверя, а выпустили его из клетки. Не значило ли это, что вернуться в прежнее русло у короля-изгнанника больше не будет шанса?

- А что, если ты увидишь тёмную сторону моей жизни? – лев поднял голову, взглянув на небо, очень некстати под его настроение, сияющее так ярко, словно напоминание Симбе о том, что его душа была такой когда-то. Он обращался не напрямую к Муфасе, но сейчас явно подразумевал именно его, когда пытался в облаках увидеть знакомый силуэт, - никто не изменит этого зверя, в которого я превратился.
«Да, отец?»
- Помоги мне поверить, что это не настоящий я, - Симба чувствовал себя слепым котенком, который хотел двигаться на свет, но не видел этого света. Лев блуждал в потемках своего сознания, но пока еще было слишком сложно выбраться из пут, куда он попал.
- Кто-нибудь, помогите мне присмирить этого зверя! – рычание, вырвавшееся из души Симбы, прокатилось по всем джунглям, знаменуя новый этап в его жизни.

-------→>>Цветущие луга

Отредактировано Simba (2 Сен 2018 13:30:58)

+2

9

And I, of ladies most deject and wretched,

That suck'd the honey of his music vows,
Now see that noble and most sovereign reason,

Like sweet bells jangled, out of tune and harsh;
That unmatch'd form and feature of blown youth
Blasted with ecstasy. O, woe is me
T' have seen what I have seen, see what I see!

Ophelia. "Hamlet", Act III, Scene I.

“Только попробуй.”

Нала давно так не злилась. С тех пор, как Скар изгнал ее из родного дома, вынудил бросить все и уйти в поисках помощи. Только вот помощи нет. Не там, где они на нее рассчитывали. Хотелось рычать в полный голос от злости и бессилия. Как тогда, когда она стояла совсем одна на краю ущелья. Без дома. Без семьи и друзей. Без возможности что-либо исправить, только с осознанием, что все не так. Все давно пошло не так и не в ее силах что-либо исправить. Ведь другого исхода у этой цепной реакции событий быть просто не могло.

Все произошло быстро, хотя и казалось, будто одно мгновение растянулось на несколько часов. Взмах лапы, удар по пустому месту. Она четко видела, куда целился лев. Нала не шелохнулась, не сводила взгляда своих глаз цвета морской волны с горящих огнем ненависти глаз Симбы. Его взгляд обжигал. Ее - леденил.

Почему-то было трудно дышать.

- Убирайся.

Одно тихо сказанное слово. Но будто огромной глыбой оно упало на грудь Нале, придавив сердце под своим весом. Горячим ветром прошлось по вздыбленной шерсти на спине. Львица выпрямилась все так же не сводя взгляда с пятящегося льва.

- Я не хочу тебя видеть.

Процедил он и развернулся к ней спиной, уходя, нет, сбегая от нее. Нале оставалось только смотреть ему в спину. Наблюдать как за зеленью исчезают огненно-рыжие патлы пышной гривы.



Что же ты, праведный мститель. Отступаешь перед лицом какой-то самки? Почему не ударил? Не смел препятствие со своего пути, а предпочел удрать, спрятаться? Значит ли это, что не все еще потеряно?


“Убирайся.”



Нала сама поняла, что стояла затаив дыхание, только когда дрожащий выдох сам вырвался из груди. Когда лев скрылся за зарослями и не было видно ни одного рыжего пятна.

Львица устало закрыла глаза. Ее била дрожь. От чего? Если бы она сама знала, чтобы понять как ее унять. Легко быть храбрым, когда сталкиваешься нос к носу с опасностью и адреналин курсирует по венам. Еще легче, когда ты уверен на все сто в своей правоте. Уверено, что поступаешь правильно. Трудности начинаются после. Когда раж спал и ты остаешься один на один с последствиями. Потому что на место уверенности приходят сомнения. И вопросы.

Что дальше? Ей удалось до него достучаться? Остынет ли он? Поймет ли, что она хотела донести до его упрямой башки? Признает свои ошибки? Или же она сделала только хуже? Отстранила его от себя навсегда, прогнала, заставила его ненавидеть ее? Она хотела, чтобы он очнулся, чтобы он посмотрел на себя, увидел во что превращается. Чтобы он понял, что еще немного и пути назад не будет.

Он ее не ударил. Удалось ли ей спихнуть его с этой темной дорожки?

“Убирайся.”

Или же она окончательно толкнула его в пропасть?

Перед глазами все еще стояла его искаженная оскалом морда.

Нала почувствовала, как у нее подкосились лапы. Она прислонилась к торчащему рядом корню дерева-исполина и медленно сползла по нему на землю, прикрывая глаза одной лапой.

Она устала. Так устала.

События последних суток не укладывались в голове. Казалось, что прошли месяцы. Года даже. Весь этот аттракцион эмоций, который они устроили друг другу… От злости к дружеской поддержке, к страху и непониманию, снова к злости и просто… Пустоте. Да, пожалуй, это будет самое верное определение. Сейчас Нала чувствовала себя просто опустошенной.

Она скучала по матери. Такой теплой, мягкой, доброй. Сарафина всегда знала как поддержать дочь, как утешить и помочь снова встать на лапы, сбросив оковы грусти, страхов и сомнений. Скучала по ощущению ее шершавого языка у себя на лбу. По ее теплу у себя под боком.

Скучала по брату и его некоторой отрезвляющей холодности. По своим друзьям. Тама, Кула, Тоджо. Чумви здесь, в оазисе, но в то же время так далеко, да и не смогла бы она с ним поделиться этим. Их отношения считай только наладились после того неловкого периода недомолвок и недопониманий.

Она скучала по Симбе. Ее Симбе, прежнему Симбе. Веселому и улыбчивому, немного спесивому, но добродушному.

Нала сама сказала, что они не могут повернуть ход времени вспять. Но, Айхею, как же ей сейчас хочется, чтобы именно это и произошло. Чтобы она открыла глаза, а перед ними была не пышная зелень оазиса, но желтые просторы ее родной саванны, бескрайнее синее небо и ее друзья под ним. Маленькие и беззаботные. Как когда-то.

Львица опустила лапу с влажной морды, но перед покрасневшими глазами стояли только коричнево-зеленые корни гигантских деревьев.

- Соберись, - прошептала себе под нос Нала, комично им хлюпнув. Львица вновь прикрыла глаза.

Что им теперь делать? Разворачиваться? Возвращаться домой и пытаться как-то самостоятельно свергнуть Скара? Без Симбы? Нет, она слишком забегает вперед. Надо подождать. Дать ему остыть. Посмотреть, возможно, ее слова все-таки возымеют на него положительный эффект? Он ее не ударил. Он целенаправленно промазал, Нала это точно знает. Значит, она может еще надеяться.

Львица встала и попыталась расправить плечи. Вытерла лапой остатки соленой влаги с морды, прочистила горло.

Ей надо чем-то заняться. Отвлечься. Чтобы не смотреть постоянно на солнечный круг, гадая когда он вернется.

Если вернется.

Можно выйти на охоту. Она будет не прочь сейчас кого-нибудь убить.

——→>> Тихая река

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Укромное логово » Сросшиеся корни