Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Укромное логово » Водяной ров


Водяной ров

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sd.uploads.ru/mZEbU.png

Пять огромных деревьев окружает небольшой ров естественного происхождения, заполненный водой. Чтобы перебраться через него — достаточно пройти по могучим корням либо даже просто перепрыгнуть с одного берега на другой. Несмотря на это, ров достаточно глубок и таит в себе немало сюрпризов для неподготовленных гостей...


0

2

Малые водопады------→>>

Внимание, отыгрыш 18+! Я первый сразу и у локации, и у Налы!

Симба прижимал Налу к груди и смотрел вверх, замечая как небо, лазурное и чистое, проглядывает сквозь зеленую пышную листву деревьев. Пусть солнце палило нещадно даже в оазисе, львы этого не замечали: пышная и бурная растительность давала прохладу, а тихое плескание воды увлажняло воздух и убаюкивало. Рыжегривому даже показалось, что он ненадолго задремал, поскольку последние события слишком утомили его, но сейчас, прижимая к груди подругу и чувствуя себя в полной безопасности, король-изгнанник отдыхал душой.

Он слушал пение птиц, стрекотание насекомых и ощущал какое-то единение с собственным «я», с природой вокруг, с Налой, ютившейся у него под боком. Симба, наконец, понял, что все идет так, как должно идти, что все правильно и на своих местах (не считая, конечно, дядюшку на троне); в душе его царила гармония, и ему не хотелось, чтобы эти минуты заканчивались.

Но словно все еще была какая-то… недосказанность? Лев опускает голову, рассматривая выразительную мордочку своей подруги задумчиво и даже немного растерянно. В силу отсутствия опыта, он не совсем хорошо умел обходиться с прекрасным полом, и даже Налу Симба расценивал как лучшего друга, с которым можно подурачиться, поиграть и пошалить… Но это было до нынешнего момента. Когда лев расставался с самкой, то помнил еще ее совсем юной, но не увидел, как из нескладного подростка она выросла в настоящую охотницу: в такую смелую, женственную львицу. Она стала… словно королевой.

Симба от этой мысли даже затаил дыхание. Он впервые в жизни испытывал такое горячее чувство, теплящееся не только в груди, но и разливающееся по всему телу, поэтому пытался «нащупать» его и изучить. Он начинал осознавать, что раньше никогда не смотрел на Налу как на самку, но теперь вдруг увидел ее в новом свете и… влюбился?

Что вообще такое любовь? Король-изгнанник имел представление об этом лишь по рассказам. Он любит отца и мать, любит своих друзей, но теперь весь мир словно сконцентрировался лишь на одном существе, которого хотелось видеть подле себя всегда. Или… или почти всегда? Чаще, чем других? Симба даже забавно хмурится, но Нала не дает ему думать: игриво кусая его за бок, она ожидала, должно быть, такой же дружеский ответ, но лев вдруг опирается на переднюю лапу и переворачивается на живот, нависая над самкой и упираясь лапами в землю. Они настолько близко друг к другу, что лев чувствует, как его шерсть едва касается кожи львицы.

Он снова утыкается в ее мордочку носом, опаляет щеки горячим дыханием, хвостом нащупывая хвост львицы и переплетая их. Лев, взрослый и сильный (почти король!), мурлычет как котенок. Рыжегривый не знает что делает, он никогда не заигрывал с львицами, но, тем не менее, практически не думая, ласкает кошку, с трепетом вылизывая ее носик, уши, шею и все сильнее испытывая какое-то непреодолимое желание сблизиться еще.

«Так нельзя!», — кричал бы маленький Симба, потому что Нала – его лучшая подруга, а с подругами так себя не ведут. Но король-изгнанник уже давно не детеныш, а его спутница — давно не маленькая охотница. «Фу, как так можно!», — кричал они оба, но теперь вместе обнимаются и ласкают друг друга. Львиное мурлыканье начинает сливаться с другими звуками оазиса.

Симба отстраняется от своей львицы, мягко трогает лапой ее бок и даже слегка надавливает на него. Но он вовсе не заставляет: замирает только выжидающе, потому что хочет взаимности и ищет ее в ярких блестящих глазах своей подруги. Она, на счастье самца, поддается ему и медленно переворачивается на живот; Симба даже усмехается такой смелости и уверенности подруги, но не заставляет долго себя ждать и накрывает ее жаркое изгибающееся тело своим: лев тут же забывает обо всем на свете.

Любовь охватила короля и королеву и охватила весь водяной ров. Остались только две души, соединенные воедино, и музыка природы: стрекотание насекомых, пение птиц и плескание воды. Круг жизни сомкнулся, чтобы дать новое начало.

Отредактировано Simba (23 Авг 2019 18:44:35)

+4

3

---→>> Малые водопады

Они вышли на небольшую поляну подле маленькой речушки, окруженной исполинского размера деревьями, за счет чего местечко казалось изолированным от всего остального мира. Они успели только отойти чуть ближе к тени огромных корней, когда Симба играючи повалил Налу на траву. Тихо смеясь она зарылась в огненно-рыжую гриву снова вдыхая столь родной запах. И на душе было так хорошо и спокойно, как не было уже давно. Тепло, безопасно. Будто она снова дома, а не в совершенно незнакомом ей оазисе где-то посреди пустыни. Хотелось, чтобы этот момент растянулся навечно. Чтобы это ощущение осталось с ней навсегда.

Нала довольно прищурилась. Еще несколько месяцев назад ей и в голову бы не пришло, что такое возможно. Она с Симбой, вокруг зелень, тишина, покой, никаких гиен и никакой Зиры со Скаром. Еще несколько месяцев назад, она была уверена, что Симба мертв. Еще сутки назад она боялась, что он оказался жив лишь физически. Если бы не совершенно явные обнимающие ее мощные лапы, постоянно лезущая в глаза рыжая грива и, самое главное, прекрасно слышное, нежное рокотание в груди Симбы, она бы, возможно, подумала, что все-таки отключилась и сейчас видит особенно приятный сон.

В какой-то момент львица поймала на себе не мигающий взгляд льва, и он показался ей каким-то растерянным, будто и сам до сих пор не очень верил, что все это взаправду и вообще плохо представлял что надо делать. Нала подалась ближе и с хитрой ухмылкой легонько дернула его за ухо, как бы говоря: “расслабься. Здесь только самые близкие.” В ответ, будто выйдя из какого-то ступора, вынырнув из своих каких-то одному ему известных мыслей, Симба перевернулся, едва не навалившись на львицу всем телом. Он подался вперед, и Нала ответила тем же, нежно бодая его лбом, оставляя свой запах на гриве самца, говоря всем, кто потрудится принюхаться: “мое”. Горячее дыхание и язык проходят по ее переносице, возле ушей, на шее, и Нала ничуть не сопротивляется, наоборот, подставляется под ухаживания и сама в ответ проводит языком по щеке, носу.

Легким касанием лапы он просит ее перевернуться, не нарушая идиллическую тишину этого укрытого от всего мира места. Медленно, потягиваясь во всю длину, Нала переворачивается на живот, выгибается, закинув голову назад, мягко утыкается лбом в подбородок льва. Его зубы смешно клацнули от неожиданности, а она издала тихий смешок.

Одно движение и они вместе, словно единое целое. Чувства и ощущения, совершенно незнакомые львице на практике переполняли ее. По поляне прокатился тихий, довольный рокот, слегка потревоживший тишину их укромного местечка, но вокруг не было ни души, и Нала позволила себе эту маленькую слабость. Горячее дыхание на загривке вскоре уступило легкому покусыванию, Нала и сама слегка оскалила клыки от переизбытка ощущений. Зубы сжимаются чуть сильнее на загривке, рык львов прокатывается по поляне, и Нала, довольно урчащая, заваливается в траву, лениво перекатываясь с одного бока на другой, довольно щурясь, абсолютно расслабленная. Краем глаза она заметила, как Симба улегся рядом. Привстав, она подалась вперед, уткнулась в его гриву и кокетливо повалилась на бок, почти что прямо на него. Повторим?

В эти минуты все заботы, что до сих пор отягощали львицу, казались такими далекими. Конечно, когда-нибудь эта идиллия закончится, но сейчас? Сейчас она хочет насладиться каждым мгновением.

Отредактировано Нала (24 Окт 2019 11:22:59)

+2

4

Больше всего на свете Симбе хотелось, чтобы этот день никогда не кончался. Он чувствовал себя таким счастливым в последний раз, быть может, когда отец еще был жив: тогда рядом была семья, были друзья, был прайд, а родной дядя Скар не был заклятым врагом: он был просто дядей, пусть и необщительным, пусть и со своими тараканами в голове. Но сейчас рыжегривый не хотел вспоминать даже свое прошлое, стараясь сполна насладиться тем, что у него есть.

Король-изгнанник мог похвастаться, что познал любовь окончательно и бесповоротно. Теперь он получает желаемое вновь и вновь, сплетаясь с Налой в единое целое, иногда даже слишком бесстыдно оповещая об этом весь водяной ров. Каждый раз Симба довольно ложился на землю, прижимая самку к груди, вылизывая ее морду, урча и впадая в безмятежную дрему, но совсем скоро снова пробуждался, вновь показывая, как сильно он скучал и как трепетно ее любит. Так день сменился к вечеру, так солнце начало медленно клониться к закату. Животные в оазисе оживились окончательно, чувствуя, как спадает знойная дневная жара, задумался и Симба, лениво вглядываясь в небо, закрытое пышной листвой.

Признаться, у него мелькали мысли о том, что он с великим удовольствием оставил бы свое маленькое королевство и зажил так, как жили Тимон и Пумба. «Хакуна Матата» прельщала тем, что была легкой, непринужденной и… не требовала ответственности. В мыслях льва даже проскользнула идея, что было бы замечательно вовсе сбежать с Налой куда-нибудь подальше от всех, настолько далеко, чтобы их никто не нашел; Симба бы непременно постарался этот план водворить в жизнь, будь он несколько младше. Но льву уже минул четвертый год, какое-никакое, а чувство ответственности у него было, как была память об отце, да и Нала, любящая свой дом всем сердцем, никогда бы не отступилась от своего. Симба опустил морду, носом ткнувшись во влажный нос львицы, и заглянул ей в глаза.

Такая самка достойна быть только королевой. Его королевой. Но прежде, чем вернуться домой, необходимо было сделать еще огромное количество дел. Симбе было еще тяжело привыкать к своему новому статусу и к тому, что он, наконец-то, не одинок (точнее, что теперь у него в друзьях не только сурикат и бородавочник), тяжело было и простить всех предателей, которым он клялся когда-то перегрызть глотки. В первую очередь дело касалось Чумви: шоколадный самец волновал рыжегривого больше других. В глубине души лев боялся, переживал, что не сможет наладить контактом с другом, что не сможет простить его искренне, но разве друг заслуживает такого отношения к себе? Быть может, Чумви угрожали: король-изгнанник ничуть бы не удивился этому, потому что Скар был способен на любую подлость.

Именно поэтому лев не торопился подниматься со своего места. Здесь он чувствовал себя счастливым и безмятежным, но понежиться в объятиях любимой самки он мог всегда успеть, а вот Чумви, Иша и Керу наверняка их где-то ждут! Земли Гордости ждать не могли. Лев прекрасно знал, что его дом погибает; лев прекрасно знал, что Сараби, должно быть, нуждается в своем сыне, о судьбе которого ничего не знает. Кула, Малка, Тама – они тоже наверняка борются и им нужна помощь, а он здесь прекрасно проводит время. А столько всего еще нужно успеть!.. Если он хочет быть королем, хорошим королем, то всегда должен помнить простую истину: приятного должно быть помаленьку.

Король-изгнанник вздыхает и проводит языком по переносице львицы.

- Нужно возвращаться, - мягко говорит он самке и нежно прижимается носом к ее щеке, - мне нужно извиниться перед всеми, - он шепчет ей на ухо, опаляя горячим дыханием, но затем отстраняется, нехотя усаживаясь на землю. – И в конце концов, надо решить, что делать дальше. Без поддержки нам делать дома нечего.

Какой бы горькой правда не была, но это было так. Симба уже не маленький глупый львенок и прекрасно понимает, что бросить вызов Скару будет недостаточно. У узурпатора были гиены, которые не согласятся вот так легко вернуться туда, откуда ни одно поколение стремились уйти; Симбе нужны были воины, а его маленькая компания на войско мало тянула. Кроме того, рыжегривому по-прежнему не были известны мотивы пришедших вместе с Чумви и Налой льва и его спутницы: стоило бы все-таки узнать их поближе.

Отредактировано Simba (4 Окт 2019 15:26:37)

+3

5

Незабываемые ощущения переполняли самку, вызывая у нее, да и у ее партнера недвусмысленные звуки. Если бы кто-то их сейчас слышал, то не возникло бы ни у кого вопроса, чем они были заняты. Хорошо, что это настолько уединенное место. Спокойное. Безопасное. Даже теперь, когда солнце стало неумолимо клониться к закату, и всякая мелкая живность активизировалась, они прекрасно знали как обойти стороной двух очень занятых крупных хищников.

Нала, в очередной раз развалившись на траве, лениво перекатывалась с боку на бок, пока снова не угодила прямо в крепкие лапы Симбы. Львица нежно улыбнулась ему, а он ткнулся своим холодным носом в ее. Она смотрела в эти теплые, янтарные глаза, совсем не такие, как еще день назад, горевшие безумным огнем. Эти излучали приятное тепло, словно в спокойный солнечный день. Ненадолго у Налы даже перехватило дыхание: они были такими до боли знакомыми.

Она довольно прикрыла глаза, когда почувствовала влажный язык у себя на переносице, и уткнулась в рыжую гриву самца, прямо у него под подбородком. Здесь было так хорошо.

— Нужно возвращаться, — но она ждала этих слов. Не столько не хотела быть той кто произнесет их первыми, сколько ждала, когда Симба сам их скажет. Они не могли не радовать, хотя и несли с собой горьковатый привкус конца их маленькой идиллии. Но где конец одного, там — начало другого. Когда Симба ее выпустил из своих объятий, Нала, все еще немного лениво, потянулась, разминая слегка уставшие от их вечерних игрищ конечности, и что-то согласно проурчала.

— Не забывай, — она села рядом с самцом и принялась деловито вычищать прилипшую в разных местах листву. Да и в принципе. Надо будет сделать что-то с запахом еще. Не очень хочется, чтобы все вдруг резко догадались, чем они так долго занимались. Это было бы неудобно во всех смыслах. — Что на твоей стороне почти весь прайд. Сараби, твои тети, моя мама, Тама, Малка, Тоджо, Кула, Чумви и другие. Да, у Скара армия гиен, но среди львов его мало кто поддерживает. Зира, Куоритч, Мх… — тут Нала запнулась. Приятная улыбка, что до этого играла у нее на лице сошла на нет, а плечи слегка согнулись под весом какого-то невидимого груза, который резко навалился на них. — Мхиту… — закончила Нала уже совершенно не так бодро, как раньше. Она поставила на землю лапу, которую уже было занесла над ухом, чтобы как следует умыться и уставилась невидящим взглядом куда-то в землю. Ее брат. Айхею, как же ей с ним быть. Раскаивается ли он в том, что сделал, как Чумви? Знает ли он о том, что хотел сделать с ней Скар? Что чуть было не сделал бы по его приказу с ней Куоритч, если бы не Чумви? Неужели, он мог бы его поддерживать несмотря на все это, пусть тот ему и отец? От одной этой мысли становилось больно и дурно. Она пыталась вспомнить последний раз, когда видела брата, говорила с ним. Как он себя вел? Было ли в его поведении… что-то. Но они мало виделись в последнее время до ее побега. И Нала должна была признать: если Мхиту что и перенял у своего отца, то это умение не подавать виду. Скар делал это через нарочитую актерскую игру. Мхиту — через холодность и отрешенность.

Она вздрогнула, почувствовав прикосновение холодного носа к своей щеке, слегка повернула голову, но и так было понятно кто это. Симба наклонился к ней, шепча утешающие слова, и она прильнула ближе к нему.

— Спасибо, — тихо ответила она. Уже вскоре Нала взяла себя в лапы и, отстранившись прочистила горло. — Нам надо будет расспросить Рафики и том, что произошло дома с тех пор как мы сбежали. И вам с Чумом неплохо бы поговорить по душам. Обсудить… все. — Тон ее и улыбка были не без некоторой грусти, хоть она и пыталась сделать их приободряющими. Но она как никто другой понимала, что разговор этот будет тяжелым, неприятным для обоих. Ее собственные отношения с Чумом были довольно напряженные сразу после его признания, чуть было не вылились в большую ссору тогда, на одной из их охот еще до того как они дошли до самой пустыни. Но оно было необходимо. Душевные раны, видимо, лечатся по той же схеме, что и физические: сначала будет неприятно, больно даже. Но все это нужно для того, чтобы рана зажила окончательно.

Отредактировано Нала (7 Окт 2019 14:42:08)

+3

6

Все еще сложно привыкнуть, что на твои мысли — отвечают и, более того, делятся собственными и дают дельные советы.

Симба никогда не говорил с Тимоном и Пумбой о том, что он пережил. Один раз, правда, сминая траву напряженным лапами и вглядываясь в безграничное синее небо, лев рассказал друзьям о том, что он некогда являлся принцем, а затем и молодым королем далекого львиного прайда. Оба друга страшно удивились и считали, что их рыжегривый товарищ просто хорошо шутит, но лев настоял на том, что это правда. Подурачившись вволю, бородавочник и сурикат все же признали, что если будет необходимость, то они ни за что не бросят своего львиного друга, и возвратится домой король-изгнанник уж точно не в одиночестве. Тимон и Пумба Симбу не обманули, не отвернулись от него и не бросили, но его друзья слишком долго жили под известным девизом; обсуждать же с насекомоядными животными грядущую войну хищников и уж тем более брать их с собой, вовсе значило повести бедняжек на верную смерть, поэтому товарищи льва едва ли здесь могли в должной мере чем-то помочь и именно по этой причине самые свои страшные опасения и сокровенные мысли рыжегривый оставлял при себе.

Но теперь скрывать свои эмоции не было нужды. Симба обернулся на львицу, которая так спокойно и так уверенно говорила о возможных союзниках, словно это было совершенно будничное дело. Лев проследил, как самка стряхнула с себя недавние следы их любви, но, не сдержавшись, пододвинулся поближе и, мягко усмехаясь, снова навалился на тот бок львицы, который она успела уже тщательно вылизать, пока говорила.
Но ребячество Симбы было показным. На самом деле он серьезно обдумывал ситуацию: да, Нала права, львицы прайда — большинство из них — будут на стороне законного наследника, но все ли они крепкие и сильные воины? В конце концов, они уже достаточно пожилого возраста, а если в прайде была засуха и даже чума, то у скольких из них останутся силы, чтобы сражаться?

Обдумать дальнейшую фразу Налы лев не успел: она упомянула о друзьях (при воспоминании которых у льва невольно приподнялись уголки губ), а затем — о брате. Король-изгнанник вздохнул и ласково коснулся носом щеки львицы, лизнув ее.
Не переживай, Нала, — лев тряхнул головой и грустно улыбнулся ей, — я уверен, что Мхиту покушался на меня не ради власти или высокого положения в прайде. Вдруг Скар шантажировал его матерью или даже… тобой. Я бы ничуть не удивился. Но даже если это не так, — лев отстранился и нахмурился, но говорил все еще тихо и без всякой злобы, — я… мы…! Мы сделаем все возможное, чтобы выбить из него всю дурь.

Верил ли рыжегривый в то, что говорил своей подруге? Быть может, отчасти. Перед его глазами был хороший пример исправившегося друга в виде Чумви, а в его сознании перестали говорить демоны, перестали нашептывать, что каждого предателя надо убивать. Не сказать, что Симба в одночасье стал добрый и всепрощающий, но он хотел бы дать шанс, по крайней мере, хотя бы близким. Король-изгнанник прекрасно понимал, что значит для Налы Мхиту – как когда-то для него многое значил Рико – он не хотел бы лишить свою подругу родственника, не хотел бы, чтобы она переживала то же самое, что пережил он: правда, ей бы пришлось в стократ больнее.

Кстати, об исправившихся друзьях. Когда Нала упомянула шоколадного самца, то Симба невольно отвел взгляд и нахмурился.

Да, первая наша встреча не располагала к разговору по душам, — лев сглотнул и внезапно почувствовал ужаснейший стыд при воспоминании о том дне, а затем — безграничную вину перед Налой за то, что ударил ее тогда, — не так я вас должен был встречать. И уж точно ты не заслужила тогда моего… удара.

Лев еще раз потерся щекой о щеку львицы.

Прости меня, — самец покачал головой, — я… я был не в себе тогда после всего, что пережил. Думал даже, что вы пришли закончить дело, которое не смог завершить Скар. Но Чумви… — лев тряхнул гривой и прижал губы, — он и тогда пообещал мне вернуть трон. Но наш разговор был не таким, каким должен был быть между друзьями. — Лев вдруг ясно взглянул на Налу, — я тоже должен извиниться перед ним хотя бы за то, что был постоянно озабочен своими проблемами и не видел, что испытывает он!

Лев вдруг подскочил со своего места, возбужденный и радостный, кое-как удерживаясь, чтобы не метнуться в кусты.

-----→>>Тропический лес

Отредактировано Simba (6 Ноя 2019 18:18:18)

+4

7

Они разговаривали и Нала не могла не отметить легкость, с которой им обоим это дается, несмотря на то, что темы их разговора были отнюдь не легкими. Это так радовало Налу, которая все еще нет-нет, да опасалась возвращения “того” Симбы, того, что напал на Чумви, того, что чуть не ударил ее. Но она смотрела на льва сейчас и ясно видела жгучий стыд в его глазах, когда он вспоминал их первую встречу в оазисе. Он снова прильнул щекой к ее щеке и Нала ответила тем же. И слушала. Было видно, что это все висело у него на душе уже долгое время, а теперь рвалось наружу, словно дамбу прорвало. Настолько, что Симба уже подскочил на месте, явно собираясь рвануть назад на полянку у реки, где они оставили своих друзей. По-доброму смеясь, Нала выставила лапу вперед, перегораживая ему дорогу.

— Тихо, торопыга, — она прильнула ко льву запрокинув голову, но быстро отстранилась. В зубах у нее была тоненькая веточка с парой листиков на ней, что все это время торчала из густой рыжей гривы. — Сначала надо бы привести себя в порядок, — пояснила она сплевывая веточку себе под лапы. — Не знаю, как тебе, а мне не очень хочется, чтобы все с ходу поняли чем мы тут занимались.

Нала встала и еще раз отряхнулась, хотя какого-то крупного мусора на ней уже не осталось. Только явный мускусный запах самца, от которого избавиться будет потруднее, чем от любой грязи. В идеале, ей бы искупаться. Опять. День просто полный водных процедур. Нала кинула взгляд на небольшой ров, возле которого они устроили свое маленькое свидание. Неширокий, но, судя по всему глубокий. Не самое удобное место.

— Дойдем до реки в джунглях, нам все равно в ту сторону, — предложила она посмотрев на Симбу и явно пропуская его вперед, через переправу. Он тут дольше, лучше ориентируется на местности. Лев перешел по корням на ту сторону, и Нала перебралась следом, в пару шагов поравнявшись с ним.

— Я прощаю тебя, — тихо сказала она после небольшой паузы, поднимая взгляд на морду Симбы. — Но если это повторится еще хоть раз…

Ей не нужно было заканчивать фразу, чтобы передать очевидную мысль. Больше вторых шансов не будет. И дело было не в ударе, который она получила, когда они встретились, она сама подставилась под занесенную лапу, полностью осознавая, чем это грозит. Но в том ударе, который чуть было не случился, который был бы целенаправленный, насколько сильно бы не был ее друг тогда разозлен. Хотя именно потому, что он тогда сдержался, сейчас Нала дает ему этот шанс. Она не уверена, что смогла бы его простить, если бы ее друг... — любовник? партнер? — тогда все-таки не остановился. Чтобы она сделала тогда? Сразу ушла бы назад, домой? А потом? Думать об этом сценарии ей не хотелось. Нала легонько тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли.

— Лучше расскажи мне как ты тут. Да, ты говорил, что встречал тут разных зверей, пытался найти союзников, но как ты сам? — спросила она, заглядывая в янтарные глаза самцу. До сих пор она имела лишь смутное представление о том, через что прошел сам Симба. Догадки, построенные на обрывках того, что он говорил до сих пор, как вел себя. Понятно, что ему было тяжело, настолько тяжело, что это чуть не свело его с ума. По своему опыту, Нала могла сказать, что выговориться — это хороший способ снять с души камни. И она подозревает, что они найдут еще много о чем поговорить. К тому же, ей было любопытно узнать, что же произошло с тех пор, как они в последний раз виделись. Нала была безумно рада такой резкой перемене в Симбе, но что-то (в главных рядах — внезапное появление Рафики вместе с Симбой ) ей подсказывало, что это не ее заслуга. Все, чего она смогла добиться — это разозлить его. Ей хотелось это исправить.

---→>> Тропический лес

Отредактировано Нала (7 Ноя 2019 17:49:43)

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Укромное логово » Водяной ров