Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Долина горячих сердец


Долина горячих сердец

Сообщений 121 страница 150 из 156

1

http://sf.uploads.ru/pk1cl.png

Широкая и плодородная долина, расположенная вблизи неприступных Северных гор. Здесь очень много рек и озер, а следовательно, это место привлекает к себе многочисленные стада травоядных. Правда, привычных зебр и антилоп гну вы здесь, скорее всего, не увидите, ведь эти земли куда более холодны и суровы. Иногда здесь даже может выпасть снег, но такое случается редко. Так или иначе, здесь гораздо прохладнее, чем в саванне.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Призрак огромного рогатого льва с медвежьей шкурой на плечах способен внушить страх в любого, кто повстречает его поздней ночью. Однако он молчалив и не пытается никого атаковать, и в целом держится весьма отрешенно, словно бы никого и ничего не замечая. Создается впечатление, что он направляется куда-то по своим делам, и при большом на то желании за ним легко можно проследить.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

+3

121

Воистину смех Джеймса и Мэйбл был громок и искренен. В какой-то момент могло даже показаться, что отрывистые смешки Мэйбл стали замещать щебетание птиц, а громкий мелодичный смех Джеймса - птичье пение. Настолько эти два комка шерсти и гривы были рады своему представлению, что начинало казаться, будто мир вокруг них и был создан только ради этого момента, а не наоборот.

Но, как и любой радости, и этой вскоре пришёл конец. Мейбл пока что так не считала, ведь для неё почти вся жизнь - это одна большая огромная РАДОСТЬ! Но на секунду чувство эйфории оборвалось, к счастью, чтобы потом вновь вернуться вместе с новыми ощущениями. И причиной для этого стало появление Мяута.

Рзекий голос кошака сразу же привлек внимание львицы, и на секунду огонёк в её глазах погас, но стоило ей проникнуться им (а это произошло практически мгновенно. Серьёзно, когда речь идёт о Мейбл и её чувствах, концепт  времени начинает восприниматься какой-то детской игрушкой...): его видом, его повадками, голосом и даже отношением к Джеймсу, как Мэйбл... Что бы вы думали? Влюбилась! Да, да, извини, Мяут, но и тебе этой участи не избежать. Забавно скорее другое - как при всем том, что только что произошло между ней и Джеймсом, самка не влюбилась в последнего? Но разгадывать загадки сердца Мэйбл - все равно что осознанно сунуться в лабиринт Минотавра без клубка ниток. Прости, очаровательный шпион и танцор, но твоя самооценка сегодня не поднимется.

Всё то время, пока грозный Мяут бесстрашно отчитывал взрослого самца, Мэйбл тихонько сидела в сторонке и наблюдала за всем этим. К действию она приступила лишь тогда, когда кот уже собирался уводить Джеймса, и теперь уже бесстрашная Мэйбл прыгнула к коту, обхватив его тело двумя лапами, и прижала к себе.
- Уооо, ну как такой милый и хорошенький кот может отчитывать такого милого и хорошенького льва? - с любовью протянула Мэйбл, после чего слегка отодвинула Мяута от себя и уже серьезным взглядом уставилась на кота, - Нет, правда, - на секунду её голос стал твёрже и даже агрессивнее, - Не стоит такому милому коту отчитывать такого милого льва. Да еще и такого, который в танцевальной битве может уделать на раз-два.

Что это? Угрозы? От Мэйбл? Такое случалось редко, но когда случалось, она была максимально серьёзна. И да, определённо это идеальный способ начать романтические отношения. так сказать, сразу показать, кто в их будущем доме хозяин.
Однако стоило Мэйбл намекнуть Мяута на то, что обижать Джеймса не стоит, она вновь стала по-детски радостно улыбаться и тискать сварливого котика.
- А как тебя зовут? А вы друзья? А вы откуда? А как ты нас нашёл, если мы исполняли супер-секретный шпионский танец? А кто такая Джесси? - и если первые вопросы Мэйбл задавала бесцельно, определённо желая получить на них ответы, но это было бы необязательно, то вот последний вопрос как-то выбивался из общего тона и прозвучал гораздо громче и убедительнее. Да еще и после него Мэйбл стала переглядываться то на Джеймса, то на Мяута. Однако... в итоге получила от последнего лапой по морде. И не успев толком среагировать, Мэйбл оказалась впутана в очередную авантюру, на этот организованную вовсе не ей, а новыми знакомыми.

→ Древний ледник

+1

122

Одна тушка погоды им не сделает. Как же! Ищи другого дурака, который в это поверит.

- Где одна – там и две, - заключил Киллиан. Ну а что? Одиночкам только волю дай, они тут же всей оравой придут и начнут тут охотиться. Один скажет, где поймал пожрать, и другие захотят. По тушке на каждого – уйдёт целое стадо, а им потом что? Сосульки с Одинокой скалы грызи? Не-не. Фигушки.

Незнакомец подошёл к нему. Киллиан старался не подавить вида, что где-то внутри у него что-то ёкнуло и появилось желание вжаться задницей в Луриана, который в его понимании почему-то ещё стоял без дела. Он не испугается этого чужака. Это он тут должен права качать и нарушителей наказывать! Расходился тут по чужим территориям, понимаешь ли! Совсем охренели.

Как бы мысленно подросток ни пытался себя настроить против чужака, взвинтить до предела, чтобы в нужный момент ответить лапой по морде – так и не ответил. Он даже неосознанно, хорошо, что мысленно, выдохнул с облегчением, когда от него отошли. «Я не трус, но я боюсь» – убеждал себя Кили, решая, как в этой ситуации поступить дальше. С максимальной выгодой для себя, конечно.

Неожиданно заговорил второй чужак. Киллиану потребовалось время, чтобы сначала осознать, что:

Этот яркогривый подросток пришёл не с тёмногривым самцом и не претендует на территории их короля. Не претендует же, да?

Он пытается поучать уму-разуму именно второго чужака, а не двух подростков, которые решили показать, у кого здесь кокосы твёрже.

А потом…

- В смысле «рано»?! – возмутился Киллиан, неприлично перебивая своего «заступника». – Мы уже не дети.

Но вели себя именно как дети. Лев, назвавший себя Карротом, был постарше них и вскоре мог переступить черту подростковости и стать молодым львом, как пришлый чужак, когда же Киллиану с Лурианом до этой границы ещё пыхтеть и пыхтеть. Правда, нарываясь на подобные приключения с такой частотой, оба рисковали не дожить до этого пресловутого возраста. В любом случае слова про невзрослость его задели и обидели. Он считал себя достаточно взрослым, чтобы не то что бы слышать о подобных вещах, а и принимать в них непосредственное участие!

- Мы… Мы отведём вас к Лорду Севера!

Вот какой он молодец. Придумал, что делать с ними дальше! Правда, о том, как они вдвоём будут тащить за собой львов, которые навряд ли захотят идти самостоятельно, он не подумал.

+1

123

Подростки оказались не так глупы, но вот самым многообещающим по-прежнему оставался Киллиан. Он был относительно спокоен и явно не желал конфликта. Это было очень правильно и полезно, особенно на будущее. А смелость с возрастом придет. А вот второй... ох и потягают его одиночки за усы. Подросток-одиночка был сдержан, размышлял здраво и, в отличии от Саманьи, не пытался найти проблем на свою пятую точку. Полезно, но ужасно скучно.
Темный лев зевнул. Слушать разговоры было слегка скучновато, к тому же желудок все больше требовал еды. Нужно было побыстрее найти себе пропитание. Да хоть падаль, лишь бы набраться сил. Хотя бы немного. Не хотелось погибать в таком раннем возрасте.
- Ладно, ребятки - лев потянулся.- Я не собираюь идти к какому-то Лорду Севера. Не думаю, что такая тощая тушка подойдет для ужина его Величеству. - лев усмехнулся, а после развернулся спиной к подросткам.- Киллиан.. я надеюсь, мы еще встретимся. Не меняй своих принципов, и у тебя будет светлое будущее. А вот твоему приятелю стоит укоротить язык - более серьезно произнес Саманья, махнул хвостом на прощание и легкой рысцой направился куда-то вперед.
-----→ Западное подножье

0

124

Молодой лев проигнорировал фразу Киллиана о том, что они не дети, потому что, ну, они дети и спорить с этим глупо. Честно признать его больше заинтересовал вопрос другого подростка, и он бы с радостью на него ответил. Все же хотя бы небольшая зацепка о предположительном местонахождении матери, могла поднять настроение рыжего в разы, если, конечно, кто-нибудь ее встречал. Так что набрав побольше воздуха в легкие Кэр уже был готов начать описывать львицу чуть ли не в самых мелких деталях, да только Килли, может и милый мальчик, но уж очень смелый, до глупости, перебил его. - Да, кто же тебя за язык-то тянет? - внутренние возмущения зеленоглазого, так и остались при нем, по крайней мере, пока.

В прочем, то ли из-за этой фразы, то ли просто со скуки, другой одиночка решил оставить молодых львов в покое. - Ну и скатертью дорожка, - подумал подросток, но в слух определенно не решился это сказать, ему еще дороги его части тела. - Пока-пока, - вместо своих мыслей произнес рыжий и нервно смотрел в след уходящему льву, надеясь, что тот не решит развернуться обратно. К счастью его надежды оправдались, и чужак даже не оглянулся напоследок, вот счастье то.

- Фух, - сам того не понимая, Каррот довольно шумно выдохнул, его действительно нервировал этот подозрительный Саманья и откуда только берутся такие. Позволив себе расслабиться на пару минут, рыжегривый чуть не забыл о присутствии других львов, если бы не одно такое большущее "но". Он был чертовски рассержен поведением младших. Так что если мгновение назад он выглядел умиротворенным, то сейчас с неким огоньком гнева в глазах смотрел прямо на Киллиана.

- Не дети, да? - чуть ли рыча, спросил Кэр, тряхнув головой и подскочив с насиженного места, - Я, конечно, понимаю, что я не многим старше вас, может и не мне вас учить, но... - молодой лев перевел дыхание, пытаясь успокоиться, он определенно не хотел, чтобы его посчитали за угрозу, но рычание само по себе вырывалось из глотки, - Но кто если не ребенок будет вести себя так с чужаком? Ты мог бы умереть сегодня или увидеть смерть своего друга, а может и то и другое, если бы на месте этого льва был другой, более злой чужак, которому такие как вы, да и я тоже, на один укус, - клацнув зубами и снова сев, закончил подросток. А он то думал, что сам бывает слишком смелым и надоедливым, но это, это просто побивает все рекорды, их, что, ничему не учат в этих прайдах?

- Неужели вы думаете, что очень голодный одиночка побрезгует молодой львятиной себе на закуску? Не все такие как я или тот Саманья, который угрожал лишь на словах, - устало произнес Кэр, покачав головой, - Может вам в прайдах и ловят добычу, но когда ты живешь один, выбирать не приходиться, и как вы думаете, что лучше набить свое брюхо убив при этом глупых котят, которые сами пришли к тебе в лапы или же умереть от голода? – поинтересовался Каррот у младших, вопросительно подняв бровь, хотя вопрос определенно не требовал ответа. Нет, ну серьезно, рядом даже нет патруля, который мог бы быстро прийти на подмогу, в случае чего. Эти львы, которые считали себя уже не детьми, хотя определенно ими являлись, были слишком легкой добычей, особенно учитывая то, что они явно хотели найти себе приключения на заднюю точку.

+1

125

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Едва долетая до земли, белые хлопья снега таяли под лапами пришлого медведя, чья шкура была столько же светла, насколько были светлы шапки снежных гор. Косолапый был огромным и устрашающим на вид, ведь он не был похож на прочих атласских медведей. Жесткая шкура была усыпала шрамами, черные когти, повидавшие достаточно внутренностей своих врагов, устрашали размерами, а алые глаза прожигали насквозь. Медведь Ходоков был точно и не живой вовсе, передвигаясь едва ли не слышно, эта громадина привлекала тех, кому хотелось подохнуть в пасти натренированного убийцы.

Он не говорил и даже не рычал толком, с потрескавшихся губ стекала вязкая слюна с алым оттенком; не так давно медведь закусил антилопой, но его внутренний голод продолжал управлять зверем и тот брел дальше, надеясь найти куда более сытную добычу. Был ли он меньше Смауга? Да, был. Был ли он менее опасным? Отнюдь. Острые когти царапнули плоский камень, давно утонувший в почве под тяжестью лет и косолапый тяжело поднялся на задние лапы, шумно принюхиваясь. Он чувствовал львиную кровь, горячую и юную, совсем не отдающую холодком Ходока. Пришлые львы, осквернители северных земель должны были умереть от его лап и зубов, ведь именно для этого медведя и послали вниз.

Облизнувшись, точно уже вкусил эту южную плоть больших кошек, верный медведь своих белых хозяев двинулся на запах, собираясь утроить в долине кровавый пир. Интересно, как много южан сегодня окажутся в его пасти? Скольких львят он раздавить своей тушей и скольких львиц разорвет на части в их скудных попытках спасти потомство. И скольких отцов этих детишек он вздернет на своих когтях, переламывая ребра и превращая их горячие внутренности в перемешанный ударами, ливер.

Когда впереди показались весьма посредственные, но уж больно цветастые подростки, белый убийца разочарованно всхрапнул, пригибая голову к земле, точно пытался найти запах куда более зрелых противников, но вокруг не было никого, точно боги издевались над своим верным слугой или наоборот, пытались раззадорить его вечный аппетит. Чем думала мать этих львят, отпуская их гулять холодной ночью? Косолапый облизнул нос, слизывая пару более живучих снежинок. Голод отразился в бледно алых глазах маниакальным блеском, когда медведь сделал шаг вперед, специально раздавливая лапой череп давно умершего льва на этих землях. Кость хрустнула и развалилась под медвежьей лапой точно сгнившая деревяшка.

Дальше он не пошел, решив поиграть с малышами, знали ли они, кто мог стоять перед ним, помимо очевидной принадлежности к медвежьему виду? Вряд ли, но белый медведь решил потешить своё любопытство, дав время детишкам обосраться под себя и попытаться убежать от неминуемой гибели.

+4

126

- Куда пошёл?! А ну стой! Стоять! Я кому говорю?! – надрывался Киллиан в адрес уходящего молодого льва, да что толку? Саманья и ухом не повёл. Пошёл себе, не чувствуя никакой угрозы со стороны двух подростков. Оно и не удивительно, да вот только ни Киллиан, ни Луриан этого, кажется, не осознавали. Наоборот, двое из ларца одинаковых на пендали от родителей за проступки, приписали это на свой личный счёт. Мол они такие страшные и ужасные, что одиночка убежал, только пятки его сверкали. И пофигу, что шёл он расслабленной и медленно походкой, чувствуя себя целиком и полностью безнаказанным. Они видели всё иначе!

Фыркнув что-то про то, какие они молодцы, подростки отвлеклись на рыжегривого, который неожиданно решил почитать им морали. Ну каков наглец, а! Они его принимают на территории, не бьют ему мордас (и сами в мордас не получают, ага), а он решил в папочку поиграть!

- Пф… - фыркнул Киллиан, махнув хвостом. – Если он не в состоянии добыть себе еду, то чего мне его бояться? Хреновый охотник – хреновый боец.

Вообще непонятно, каким нелогичным образом Киллиан пришёл к такому заключению, но себя он продолжал считать правым. Луриан, впрочем, тоже промолчал и, кажется, не собирался внимать словам одиночки. Он, может, и думал иначе, но говорить не стал, чтобы не подрывать свой авторитет в глазах друга, который умом и сообразительностью не отличался.

- Тебя визит к Лорду тоже касается, - явно зардевшийся подросток не собирался отступать от своего, обращаясь к Кэру. – Так что разворачивай свой зад и.. – грубости оборвались, потому что на глаза подростку попалась другая проблема. Реальная проблема.

- Кили… - испуганно прошептал Луриан, привлекая внимание друга. Он терялся и не знал, что ему делать: бежать к взрослым или продолжать играть в бравого воина? Сложно это сделать, когда хочется стать легче на пару кило. Вот прям сразу. Под себя.

Не зря говорят, что нужно бояться своих желаний. Киллиан хотел проявить себя, зарекомендовать умелым воином, и вот, пожалуйста, на владения братства пришли чужаки. Львы, как оказалось, не самая большая проблема. Медведь – вот реальная проблема, от которой не убежать и не скрыться. Молодой лев и лев-подросток, оба чужаки, не проявляли открытой агрессии и не стремились надавать по шее юнцам, решившим, что им всё по плечу и они достаточно взрослые и опытные, чтобы в одиночку встречать чужаков и гнать их в шею. Храбриться при виде медведя отчаянно не получалось. Килли обомлел, с широко распахнутыми от страха глазами смотрел на медведя, не смея отвести от него взгляда. Он попятился, припадая к земле, но не находил в себе ни сил, ни смелости что-то сказать или сделать.

- «Неужели я так и умру?» – думал юный лев, осознавая, что ему слишком страшно предпринять что-либо.

Несмотря на своё откровенно глупое и детское поведение, подростки не спешили кидаться на медведя. Наоборот, Киллиан стоял столбом, оцепеневшим от страха, а Луриан явно нервничал, облизывал дрожащие губы и боялся шелохнуться, вдруг этим он привлечёт внимание медведя?

Одного шага со стороны медведя оказалось достаточно, чтобы у Луриана заработал инстинкт самосохранения.

- БЕЖИМ! – заорал во всю глотку Луриан, разворачиваясь в сторону логова. Нет, всё же полным идиотом он не был. – Кили-Кили-Кили! КИЛИ!!! - кричал Луриан, пытаясь растолкать друга и утянуть его за шкирку в сторону скалы, но не мог сдвинуть подростка с места, словно лапы того приросли к холодному камню.

Господину Медведю

*обвесился г*вном и амулетами, на всякий случай перекрестил себя и Луриана*

+1

127

Карроту хотелось удариться лбом о близлежащий камень, ну или как минимум хорошенько приложить лапу об свою морду от разочарования и стыда за младшего льва. Где только таких глупых выращивают, лев надеялся, что такое происходит не во всех прайдах. Возведя взгляд к небу и вздохнув, Кэр мысленно помолился всем богам за прибавку здравого смысла у Кллиана, с возрастом, конечно, все придет, но ведь еще постараться нужно, чтобы до этого времени дожить. Он тут, видите ли, пытается дать неплохие советы, от всей души, можно сказать, а они еще и нос воротят. Ну, или как минимум один из них игнорирует возможную опасность, второй хотя бы молчит, спасибо хоть за это.

Честно признать чаша терпения Каррота потихоньку переполнялась, давненько его так не раздражали всего парой фраз, наверное, со времен совместного путешествия с братом. Рационально он понимал, что они еще дети, мало что повидали, находясь на безопасных территориях, но другая его часть просто хотела куснуть темногривого подростка за нос, чтобы поменьше выпендривался.

Впрочем, не долго оставалось Киллиану быть таким наглецом. И сначала Каррот даже не понял, что заставило молодого льва резко оборвать свою фразу. Две испуганные мордашки перед ним, которые застывши, уставились куда-то за Рыжего, ни капли не обнадеживали, учитывая, что перед этим позади определенно, что-то хрустнуло. И этот дикий страх, пока еще неизвестно кого или чего невольно передался и Кэру. Нервно сглотнув, Каррот медленно развернулся по направлению к предполагаемому  источнику опасности. И когда его взгляд, наконец, наткнулся на светлую огромную тушу зверя, коего он никогда раньше не видел, впрочем, не было сомнений в том, что намерения оного были определенно недружественными, то все внутри Кэра перевернулось, а воздух словно выбили из его легких.

Это определенно не то, что молодой лев ожидал, придя на эти земли. Если так подумать, он вообще никогда не ожидал встретиться с неизвестным хищным зверем, особенно так близко. Карроту казалось, что сделай этот гигант шаг, и он будет ощущать дыхание не только смерти, но и самого белого монстра. Одно дело были львы и другие всем известные звери, но эту большую тушу с острыми когтями и голодом в глазах, определенно можно было считать неминуемым концом молодой жизни Кэра. Не смотря на то, что холодные снежинки медленно опускались на ресницы льва, постепенно застилая обзор, он так и не посмел сморгнуть их. Он был напуган, как тут не быть, хотя в какой-то момент в его голове пронеслась мысль, что это очередной страшный сон, и скоро все закончится, в тоже время Рыжий более чем понимал, что это реально, ужасающая до костей и мурашек по коже реальность.

– БЕЖИМ! – крик вывел Каррота из оцепенения и он бы с радостью сбежал подальше от этого места, но какой шанс убежать от этого чудовища? Он же нагонит за пару шагов, особенно тех, у кого лапки покороче. Но попытка не пытка, так ведь, главное побежать врассыпную, тогда хоть у кого-то будет шанс. Проблемы была лишь в том, что тот, кто буквально пару минут храбрился и показывал, что он весь из себя такой взрослый, сейчас был словно примерший к земле. И самое логичное, что мог сделать молодой лев в данной ситуации, так это оставить глупца и сбежать, пока медведь будет отвлечен на него и его друга.

– Давай, беги, не стой! – крикнул Каррот, подскочив к подростку и толкнув того хорошенько плечом в сторону. Ну, не будет же тот настолько напуган, что бы даже после удара стоять на месте, должен же хоть какой-то инстинкт самосохранения сработать. В любом случае, лев не стал дожидаться действий молодняка и развернулся обратно к медведю. Так что да, возможно, Кэр оказался не таким логичным и холодным, как он мог подумать. И он определенно заплатить за этот иррациональный героизм, возможно, своей же жизнью. Но выбирая между собой и этими глупыми молодыми львами, он просто не смог поставить свою безопасность выше. «Мое глупое доброе сердце меня же и погубит, прям как ты и говорил, брат, да?»

Каррот не стал набрасываться на зверя, это определенно бы облегчило его задачу, один точный удар лапой и считай первый труп готов, пусть тот сам потратить драгоценные секунды на то, чтобы приблизиться. Поэтому зеленоглазый застыл, выпустив когти, которые впились в холодную землю и оскалив зубы, но рычание, как он посчитал, так и не вырвалось из его пасти. На самом деле он уже был ни в чем не уверен: убежали ли другие или все еще застывшие позади него, выглядел ли он уверенно или его дрожащие поджилки выдавали его. Кэр практически не чувствовал собственного тела, его глаза были заперты лишь на хищнике напротив него, а все окружающие звуки заглушал быстрый глухой стук собственного сердца.

Каррот определенно не ожидал, что смерть может настигнуть его в таком месте в таком юном возрасте, но если она прибавит хотя бы пару процентов к шансу того, что два других подростка выживут, он не будет жалеть об этом. Практически смотря смерти в глаза, он мог жалеть лишь о том, что так и не нашел мать, да отношения с братом так и не удалось уладить после последней ссоры.

мишке

Защищаюсь огненным покровителем хд

Отредактировано Carrot (26 Сен 2017 14:36:03)

+3

128

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Он получил то, что ожидал получить. Все трое перед ним задрожали, точно первые листочки на дереве в порывах зимнего ветра, что вот-вот сорвутся со слабых веток и погибнут без связи со своим отцом - деревом. Так и эти, молодые львы, что даже гривы своей увидеть не успели сейчас потеряют связь с жизнью и обретут вечные страдания в колючих лапах северных богов. Они - южане, им не место не то, что на этих землях, но и в этом мире. Когда придет вечная зима, когда все зримые и не зримые земли покроют поля снегов, с гор спустятся те, кто создал вечную зиму и направил её на всякого, кто отказывался принимать истинных и настоящих богов.

Медведь выдохнул носом и медленно поднялся на задние лапы, так же медленно распахнул передние, напрягая в них каждую мышку, а следом... А следом он издал такой рёв, что все птицы сорвались с деревьев и напомнили долину своим испуганным клекотом. Мелкие зверьки попрятались в своих домах, всякое насекомое поспешило скрыться подальше от этого страшного места. Все жители севера, что родились здесь или прожили достаточно долго могли узнать этот рёв. Он несет с собой смерть и послание белых Ходоков. Короткое, но страшное послание - "смерть пришла в ваши дома".

Вернув своё сильное тело в привычное положение, медведь направился к львам, каждый его шаг был быстрее предыдущего, каждый прошлый был менее тяжелым, нежели следующий. Еще миг, снег словно замирает перед глазами львов, запоминая их последний миг и косолапый бросается них всей массой своего тела. Разгрызть, переломать, растоптать - так много вариантов, но посланник Ходоков хотел не только убить, но и насладиться муками этих котят. Тяжелая лапа вздымается в воздух и бьет точно по морде рыжего льва, если тому повезет и его шея не сломается, то от силы удара он точно отлетит в камень позади. А эта милая дрожащая парочка? Медведь опасно распахнул пасть, собираясь укусить в бок того, что ближе, а другого просто отшвырнуть второй лапой. Он поиграет с этими детками по-взрослому.

Тут страшно
Медведь атакует Кэррота

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+1

Бросок
Модификатор

Итог

6 + 1 = 7
3

10

Переменный успех, действие выполнено с ощутимыми помарками. Антибонус, получаемый противником на все его последующие действия, не может превышать значения "-1" (т.е., этим ударом можно нанести максимум легкую травму).

Удар косолапого проходит не так, как он планировал. Он не откидывает прочь подростка, но его длинные когти оставляют на его ближнем плече свой след. Итого, малое кровотечение (-1) и боль от удара, как такового. В остальном, Кэрроту просто фантастически повезло.

Медведь атакует Киллиана

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+5

Бросок
Модификатор
Бонус

Итог

2 + 5 = 7
3
-1

9

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

Боги играют в злые игры со своим посланником, ведь и с этим львом медведю не везет. Не сумев его укусить, косолапый толкает его распахнутой пастью на землю и подросток ударяется задней лапой о булыжник под собой (разовый антибонус -1 от боли). Килиан успел лишь хорошенько разглядеть зубы медведя-альбиноса в момент падения, а тот уже кинулся на его брата.

Медведь атакует Луриана

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+1

Бросок
Модификатор

Итог

2 + 1 = 3
3

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Лапа пролетает мимо тела Луриана, смачно покрывая его грязью и тем, что было на когтях мишки в память о убитом травоядном. Не рассчитав силу рывка и удара, косолапый теряет равновесие и смачно оседает на вторую переднюю лапу, почти касаясь носом земли. Если Луриан постарается, он даже может попытаться кинуться на медведя и куснуть за то, что к нему ближе.

+1

129

В подростковом возрасте кажется, что весь мир до безбожия прост и понятен. Подросток смотрит на всё и всех так, словно его окружают одни идиоты, и совершенно не задумывается о том, что в этом спектакле главная роль шута досталась именно ему. Киллиан ничего не знал о смерти. Его изуродованный максимализмом нрав доставлял ему ещё больше проблем, чем его неопытность, идущая нераздельно с героизмом. Всё это разом схлынуло, когда он столкнулся с реальной проблемой и впервые испугался, что может погибнуть. Рядом не было никого из взрослых. Пришлого чужака, на которого сам же наезжал, он не считал за защитника или льва, который имеет достаточно сил и опыта, чтобы как-то отвлечь от него с Лурианом медведя и, тем более, защитить. Увы, но никого из реальных патрульных здесь не было. Ни отца, ни дяди Люциана, ни их Лорда, когда в понимании кили должен был явиться в самый последний момент и пафосно распотрошить медведя. На практике всё оказалось совершенно не так, как в байках бывалого северного вояки.

Кажется, он что-то слышал про дерьмо под лапами, когда Мтонго поучал Лелля не лезть в драку с чужаками, сломя голову. Киллиан тогда ухмылялся и посмеивался над старшим, считая, что сам б они на за что в жизни не испугался и, уж тем более, не обделался бы от страха. Где вся эта уверенность? Ушла под лапы? Да, кажется именно так.

Подросток почувствовал, как Луриан тянет его за ухо, до боли прикусывая плоть, но не слышал ни его сбитого дыхания, ни перепуганных просьб двигаться или криков. Он пришёл в себя от толчка Каррота, который оказался для его ослабших и неподконтрольных лап слишком сильным, чтобы подросток покачнулся и рефлекторно переставил лапы, пытаясь восстановить утраченное равновесие.

Белая смерть стояла возле них, ревела до того громко, что холод и страх пробирали его до костей. Киллиан медленно выдыхал, чувствуя, как ледяной воздух наполняет его лёгкие и вымораживает нутро. Нужно бежать. Сейчас же, пока он не присоединился к тем львам, что погибли под лавиной.

Вставший перед ним рыжегривый подросток заслонил его собой, собираясь осознанно принять первый удар на себя, но Киллиан даже так видел ту угрозу, что острыми когтями и тяжёлыми лапами нависала над ними. Смерть неизбежна, а бегство ничего не изменит, если патрульные не явятся вовремя и не приведут с собой воинов братства. А до тех пор… смогут ли они продержаться? Выживут ли? Киллиан сомневался.

Первый удар и защитник получает травму. Киллиан видит, как на плече подростка проступает кровь, а тяжёлая лапа медведя с измазанными в алый когтями вновь поднимается для нового удара, на этот раз адресованного ему. Второй удар. Болью отзывается лапа, а Киллиан оказывается на земле, не сразу осознавая, что он всё ещё жив после столкновения с опасным зверем.

- Я ещё жив..? – улавливает он ускользающую мысль после сходящей первой вспышки огненной боли.

Медвежьи зубы клацнули в опасной близости от него, оставив страх и неверие подростку для пищеварения.

Третий удар. Киллиан собственными глазами видит, как медведь пытается атаковать его друга. Луриан испуганно прижался к земле, неосознанно уворачиваясь от атаки медведя. Повезло – так повезло! Комья грязи и крошки разбитого черепа покрыли его голову, измазав светлую чёлку. Подросток заюлил на месте, когда морда припавшего на лапу медведя оказалась слишком близко к нему. Атака со стороны подростка вышла спонтанной – он даже себе признаться не мог, что вместо того, чтобы дать драпу в сторону логова, попытался укусить медведя за нос!

Киллиану хватило этого зрелища в первом ряду, чтобы, наконец, придти в себя. Кровь адреналином разносилась по телу. Сердце бешено билось в груди, закладывая уши и притупляя окружающий мир, чтобы в один миг схлынуть и вернуть ему ощущение забытой реальности. Подросток поднялся на лапы, морщась от боли и подгибая повреждённую конечность – он не сможет быстро бежать, а чёртов медведь слишком большой – на один его шаг приходится пяток подростковых, если не больше.

- ПАПА!!! ЛЮЦИАН!!! – закричал он, озираясь и надеясь, что кто-то из взрослых услышит его крик о помощи, - это всё, что он мог сделать в своём положении, пытаясь отступить от медведя и не поставляться под новый удар. Дальше от лап, дальше от клыков, дальше от смерти.

ГМу

Амулет и везение..?

0

130

« Великий чертог

Немного атмосферы

Она бежала со всех лап. Так быстро, как только могла. Холодный ветер бил ей в морду вместе с колким снегом, падающим с небес, но она не замечала. Не могла думать о чём-то другом, кроме собственного сына. Как она могла допустить такое? Почему не защитила его раньше, ведь знала, что север – это опасное место? Оно не для детей и не для подростков, которые ещё не научились жить в таком безжалостном месте. Ведь север предупреждал их, закалял и готовил к такой жизни с первого дня, как они пришли сюда. Не он ли говорил им, что придётся бороться за свой дом, рискуя каждый день замёрзнуть или умереть от голода? Почему они с Эвальдом выбрали именно этот путь, когда могли остаться на таком тёплом и более приветливом юге?

Везде опасно. Везде свои проблемы и угрозы, но именно сейчас светлая самка не могла думать ни о чём. Ей казалось, что в случившемся была её вина изначально, что они могли это предвидеть и могли защитить своих детей от угрозы. Что, если она не успеет? Если медведь найдёт её детей раньше, чем поспеют патрульные или она сможет попытаться отвести от сына опасный удар? Что если его уже ранили? Что если…

Последняя мысль комком слёз застряла в груди. Нет. Её сын жив. Она не будет допускать мысли, что он может погибнуть. Он обязан жить. Обязан выжить этой чёртовой ночью, потому что молодые и такие юные должны жить. Пусть этот день станет для него уроком. Опасным, но ярким и запоминающимся. Только бы он жил дальше.

Долина была большой и казалась напуганной самке, которая слишком сильно торопилась успеть, бескрайней. Патрульный не сказал, где именно видел медведя, а она не знала, где искать сына. Они с Лурианом могли пойти куда угодно на такой огромной территории. Сурия немного пришла в себя, лишь когда поскользнулась на камнях и болезненно припала на переднюю лапу.

- ПАПА!!! ЛЮЦИАН!!!

- Кили… - она резко обернулась на голос сына.

Салатовые глаза забегали по долине в поисках источника звука, пока не сконцентрировались на сером пятне. Она заметила двух перепуганных подростков и ещё одного – третьего, которого видела впервые, но мысли о том, кто он и что делает на территории прайда, прошли мимо неё – Сурия увидела белую огромную тень, нависающую смертельной угрозой над подростками. Медведь. Рядом не было ни одного взрослого. Все патрульные, казалось, разом растворились, а у неё не было сил даже рыкнуть в сторону Олана, который ринулся в прайд вместо того, чтобы попытаться своими силами удержать медведя. В другой ситуации, здраво оценив её, она бы поняла, что самец поступил максимально правильно. Сам бы он ни за что не справился с таким медведем, а так он предупредил остальных, чтобы у них было время собраться с силами и ударить по чужаку всем вместе, но…

Знания того, что её сыну угрожает опасность, оказалось достаточно, чтобы Сурия понеслась вперёд со всех лап, не думая о том, что это вступление в борьбу может оказаться для неё последним. Она могла лишь думать о том, как защитить своего сына и детей от опасности, пока не поспеют остальные. Она не была воином. Никогда не училась сражению и не допускала мысли, что в будущем ей это понадобится, но она должна была попытаться сделать всё, что в её силах, чтобы защитить их.

- Киллин! Луриан! Назад!

Хуже всего стоять и смотреть в глаза смерти, которая завораживает и не позволяет сдвинуться с места. Они должны были бежать, а не стоять на месте и любезно подставлять себя под укусы и удары сильными лапами.

Сури знала, что голосом привлекает внимание медведя к себе, но лучше он попытается атаковать её, чем детей. Рванув к нему со всех лап, она попыталась встать между медведем и подростками, чтобы мальчишки оставались у неё за спиной, а она – нос к носу с белоснежным медведем. Оставаться у него в долгу за попорченную шкуру сына она не собиралась, а потому попыталась щедро ударить лапой с выпущенными когтями по морде медведя, целясь в глаза. Она не знала, получится ли у неё ослепить его или причинить достаточную боль, чтобы временно выбить почву из-под ног медведя, но делала всё возможное. Сурия рычала, оскалившись, и неотрывно смотрела на медведя, посмевшего вторгнуться в их владения; холка встала дыбом, а самка полуприпадала к земле, напряжённая и взвинченная. Она не позволит ранить своего сына. Не позволит задеть Луриана. Этот медведь не тронет их детей.

+2

131

« Великий чертог

Музыка

Бранись, сражайся, пока не перестанет биться сердце ©

Думал ли он, что придётся собирать воинов и сражаться, проливая кровь? Думал ли, что приведёт львов на Север в поисках нового безопасного дома, а вместо того заставит их умыться собственной кровью, благодаря богов за спасение, но кляня своего короля за такую жизнь? Думал ли, что скажет матерям, которые сегодня потеряют своих сыновей, а жёнам – мужей? Он знал, что всё не пройдёт гладко, как бы ему того хотелось. Идя на этот бой, он знал, что их силы неравны, а это первый раз, когда они сталкиваются с настолько сильным противником. Большая часть патрульных и опытных воинов проверяла территории. Пока Олан найдёт их, пока приведёт сюда, многое может измениться не в их пользу. Траин знал это, выступая в ночь в долину, но он не мог сидеть в холодных стенах логова и ждать, когда Айвор принесёт плохие вести, а все соберутся, чтобы разом выступить против нового врага.

Айвор полетел вперёд, разведать обстановку и направить львов, чтобы они не блуждали бесцельно по долине в поисках медведя. Траин направил группу львов, которые последовали за ним, за быстрокрылым товарищем глубже в долину, чтобы там встретить бой. Им удалось остановить Шантэ и Мунаш, не позволив самкам рвануть в бой раньше, чем они своей группой покинут логово и выйдут навстречу опасности, но он не успел остановить Сури и Люциана, которые в страхе за своих детей, действовали в одиночку. Траин надеялся, что им удастся перехватить Сурию по дороге к медведю, но им не встретилась ни самка, ни Люциан, который ушёл раньше них. Всё с самого начала пошло не так, как следовало. А ещё с ними шёл Хальвард, которого Траин, занятый продумыванием стратегии и тактики боя, не замечал.

Меткий взор позволил Траину заметить светлую самку, которая опередила их. Он видел, как Сурия, пренебрегая собственной безопасностью, понеслась к медведю, и понимал причину – Киллиан и Луриан оказались в самом центре бури, а вместе с ними ещё один лев-подросток. Что ж, если им посчастливится сегодня выжить, то его ждёт ещё один разговор с чужаком, а до тех пор он должен сделать всё, чтобы кровавую ночь пережили остальные. Любой ценой, даже если на кону окажется его собственная жизнь. Это он привёл их сюда. Он обещал им лучшую жизнь. Это его вина, если он не сдержит данное обещание.

- Вперёд, - он отдал приказ достаточно громко, чтобы его слышали союзники, но голос не привлёк внимание медведя.

Траин ринулся в атаку первым, надеясь, что успеет отвести удар от Сури, которая так неосмотрительно стояла прямо перед носом у медведя. Самец надеялся, что одна быстрая и точная атака поможет им выиграть немного времени и даст шанс продержаться до тех пор, пока не подоспеют остальные воины прайда. У них нет другого выбора. Ему не нравилась идея брать Шантэ с собой. Пусть она отличалась крутостью и крепкостью яиц с самого детства, но для него она оставалась самкой – его львицей, чьей жизнью он не хотел рисковать, а оттого его шаг был максимально решительным и твёрдым. Он во что бы то ни стало должен суметь одолеть этого медведя и защитить остальных. Не в одиночку, а вместе с ними – потому что именно так должен поступать вожак.

Быстро сократив расстояние между ним и медведем, Траин утробно зарычал, вскидывая переднюю лапу, чтобы съездить ею по виску противника и дезориентировать его, вызвав незабываемый фейерверк перед глазами. Не одному ему вечно во снах получать по голове. Ему ли не знать, насколько это мерзопакостное ощущение - получать по голове и вынуждать мозги врезаться в черепушку? Когти должны были вдобавок съездить по плоти, оставив кровавый след. Он пользовался тем, что неудачная атака медведя в сторону Луриана обернулась для него припаданием на переднюю лапу, отчего дотянуться до его головы при ударе было значительно проще. Айвор атаковал вместе с ним, нацелив острые когти на морду медведя с целью драть её и, если не ослепить противника, то доставить ему много неприятных моментов.

Хьюго ринулся в атаку следом за королём, чтобы вцепиться клыками в шею медведя с другой стороны и открыть кровотечение, рассчитывая на то, что противник отвлечётся на атакующих его с разных стороны львицы и льва. Подходя к противнику, значительно превосходящего его по размерам и силе, самец чувствовал, как адреналин разгоняет кровь по венам; как дыхание теряется где-то на вдохе, а после с ненавистным рычанием вырывается из его груди. У них у всех единая цель - защитить свой дом. Защитить семью и выстоять этой ночью.

Мастеру игры

Применены умения: Полководец, Стремительный рывок, Сокрушительный удар
На случай атаки медведя: Уворот

+4

132

→ Чертог

ОФФ

Выдвигаю свой пост вперед, всё согласованно.

Сын и его львы ушли далеко вперед, когда мои лапы ступили по снежному ковру долины. Приятный и знакомый холодок прошел по хребту, и я судорожно вдыхаю этот холодный воздух. Так далеко до холода гор, но так близко одновременно. Снежинки сливались с цветом гривы, таяли на влажном носу и периодически залетали в уши, щекота чувствительную кожу и короткую шерсть. Даже шрамы чувствовали этот приятный и одновременно обжигающий холодок. Фыркая, точно подросток, а не зрелый лев, я бежал следом за всеми, гонимый желанием уберечь сына от опасности и, не дай боги, смерти. Боги севера, уберегите это молодое сердце от глупостей и поспешных решений. Пусть его лапа будет сильна, а тело крепко. Пусть он будет ловок и храбр, мой глупый сынок.

Когда я уже был близок к месту сражения с медведем Ходоков, шорох из-за снежных кустов отвлек меня. Там явно не птичка из-за рева косолапого медведя дернулась в небо. Нет. Ледяной взгляд остро прошелся по жухлой листве, среди которых я увидел пару синеватых глаз. Почти таких же, как мои, но менее холодные. Рыкнув, точно там был шакал-подручный патруля Ходоков, я резко обернулся к кусту и бросился в него. Если это и правда шакал, то следовало убить его до того, как он бросит клич своим собраться и самим Ходокам. Не мне ли самому знать на что способны ручные псы моего отца и этого шамана, чтоб его трижды в пламя кинули.

Зарычав, я бросился сквозь куст, лапами чувствуя, как уходит из моей хватки что-то белое и… Пятнистое? На миг перед глазами мелькнул хвост без кисточки и вот уже я упираюсь передними лапами в холодную почву, а с правого бога на меня рычит далеко не шакал, но тоже местами белый хищник. Я видел его раньше, понимаю это, но не могу понять, когда именно. Травма забрала у меня часть воспоминаний, а в попытке хоть как-то вспомнить и перейти болезненную грань – получаю новую порцию мигрени. Вот и сейчас по голове точно камнем прошлись.

- Хальвард?

Этот гепард знал моё имя, что лишь прибавило боли в моей голове. Скрипнув зубами, чувстуя, как стираю эмаль, я лишь хмуро взглянул на незнакомца, ожидая, что же скажет он дальше.

- Это же я, забыл совсем? – пятнистый не боясь, подошел ко мне ближе, очно никогда не боялся Ходоков или именно меня. – Да что с тобой? Как просить составить компанию перед побегом из дома, так пожалуйста, а сейчас кидаешься убить, сугроб глазастый? М?

Моя бедная голова, я успел пожалеть, что отпустил своего маленького лекаря, но боль того стоило. Плотная завеса памяти и правда начала уступать моему любопытству. Да и редко, где встретишь гепарда с настолько белоснежной шкурой, если не смотреть на хвост, лапы и загривок. Витилиго.

- Пич? – тыкаю лапой в небо, но угадываю, судя по реакции на морде сежного гонщика, он улыбается и щурит глаза, точно ему только что предложили свежего мяса, а в следующий момент и вовсе кидается на меня с желанием обнять.

Отпрыгиваю и дергаю мордой, я не настолько хорошо всё вспомнил, чтобы поддаваться эмоциям, но… Я был рад, рад не только встретить старого приятеля, но и вспомнить что-то конкретнее, чем взгляд отца, лицо матери и последний вдох супруги. Пич был всю жизнь где-то посередке, между Ходоками и Северянами. Первые считали его мусором, который их недостоин, вторые думали, что он посланник белой смерти, раз его шкура не окрасилась в привычные цвета. И только я, сын Короля Ночи нашел в нем родственную душу, а после сам же и оставил, ведомый амбициями и обидой на семью.

- Что ты тут делаешь, Пич? Я думал, что ты покинул север.

- А куда мне идти? Тут мой дом, каким бы он не был. И сейчас тут стало весьма оживленно, медведи давно не спускались вниз, Хальвард, этот пришлый прайд не знает сурового севера, они не ведают куда пришли, - Пич редко говорил серьезно или без усмешки на морде, но тут уже я сам не сдержался от тихого смешка.

- Поверь, их король знал, куда идет, его вела кровь. Но если ты еще хочешь вспомнить молодость и то, как мы гоняли вместе шакалов, то лучше поспешить к медведю.

- Я думал, что ты вернулся к отцу!

- Я вернулся, чтобы убить его, - холодно отвечаю я и разворачиваюсь на очередной медвежий вой, слушая, как трещат под его когтями ветки и рассыпаются камни. – Идешь со мной?

Гепард усмехается, и я снова чувствую боль в висках, но теперь она отчасти желанна, ведь не встает барьером прости воспоминаний, а наоборот – помогает вспоминать. Устремившись к месту боя, мы все же прибываем последними, оглянувшись и оценив ситуацию, я киваю Пичу, чтобы тот атаковал вместе со мной. Решив, что бить лучше в спину, когда позволит возможности, я успеваю кинуть лишь беглый взгляд на своего сына и его невесту.

Боги, храните их.

Фамильяр введен в игру.

+2

133

Великий чертог------→>>

Туман, неясно только настоящий ли это был туман, либо же падающий снег, застилал всю долину густым молочным маревом. На какой-то короткий миг ветер разбушевался настолько, что крутил и вертел снежинки так, словно вот-вот хотел кинуть со злости их в огонь, растопив раз и навсегда. Но сильнее всего был холод: Шантэ не помнила, чтобы в Долине было настолько холодно хотя бы в один из тех дней, которые они уже тут прожили. Она теперь верила и понимала, что всему причиной были Ходоки: сначала отец Траина, которого она привела прямо в самое сердце прайда по своей неосторожности, а теперь и медведь. О первом она сейчас не думала: не до него ей было, но думала о последнем своем враге, а еще думала о львятах-подростках, которых по глупости своей так и не проведала. Возможно, она могла бы помочь избежать прихода медведя в долину раньше времени.

Юная Леди севера любила себя винить. Не понятно, правда, от кого ей передалась эта черта, но будучи серьезной и холодной снаружи, она очень сильно переживала внутри. Семья была для нее всем: жизнью и радостью, а потому, потерять кого-то - значило для нее потерять частичку своего сердца.

Шантэ не видела смерти слишком близко. Север не принимает таких существ: он либо закаливает их в ужасно сложных условиях, либо же убивает, навсегда хороня под толстым слоем белого снега. Львица не думала, что ее ждет, но тревога и страх сильно подгоняли ее вперед. Даже отпечатки очень тонкого слоя снега сбивались в одну полосу с рваными краями или продолжительными линиями, потому что бежать Шантэ спокойно не могла.

Правда, по пути в долину, гвардия из самцов ее обогнала, остановив перед этим. Леди Севера знала, что это был приказ ее возлюбленного: Кову всегда боялся потерять ее, но и она не могла сидеть с другими львицами в норе, выглядывая из нее и ища глазами своего любимого. Она предпочитала сражаться с ним бок о бок: он знал это, поэтому, от попыток оградить свою самку от возможных опасностей, давно уже отказался. Она же все еще злилась на него.

Траин обогнал ее и Мунаш, но львица старалась не отставать. Уже скоро она слышала вдалеке отчетливый рев зверя, а еще немного погодя - крики испуганных львят. Раскрыв глаза от волнения, зачерпнув пастью воздуха, кошка сделала последний рывок, чтобы встретиться с белой смертью глаза в глаза.

Медведь был большой. Говорят, что Смауг был огромный, но этот мишка, похоже, ничуть ему не уступал. С точно такой же шерстью, какую носил Хальвард, медведь походил на призрака, на густую смесь белого снега, сросшегося в один большой ком. Шантэ остановилась на миг, чтобы отдышаться и в снегу, в бешеном движении зверя, готово крушить все и вся, определить местоположение львят и позицию чудовища.

Таких красных злых глаз она еще не видела в своей жизни. Теперь она понимала, почему гвардейцы отца были огромными мрачными львами, способными на спокойное убийство себе же подобных. Теперь она понимала всю суровость отцовских сказок. Это было испытание севера на прочность нового прайда, на то, чтобы они доказали свое право жить здесь. Это был и вызов Ходоков им же?

"Пусть сил дадут нам Боги".

Послышался крик Сури. Шантэ дернулась за ней следом, но...

- Вперёд! - Львица повернулась на голос Траина, задержав атаку на каких-то несколько секунд, но после, утробно зарычав, уже "по-настоящему" кинулась к медведю, раскрывая пасть и желая вцепиться в его правую лапу так, чтобы прокусить и пустить кровотечение или, того лучше, раздробить кость и лишить зверя одного из его главного оружия. Она не даст поднимать ему лапы на дорогих ей существ.

Мастеру

мощные челюсти на готове

+4

134

----- Великий чертог

- ПАПА!!! ЛЮЦИАН!!!
Лапы заскользили по холодному камню; Люциан резко остановился и обернулся, ругнувшись про себя. Он шёл в другой сторону и терял время впустую, пока пытался опередить своих сопрайдовцев. Три месяца живёт в прайде, но не научился в минуты опасности кооперироваться с остальными и принимать помощь других. Стиль жизни одиночки – глуп и неуместен в борьбе с серьёзным и сильным врагом, но Люциан не задумался об этом, когда стоило. Он привык решать свои проблемы сам. Без чужой помощи.
- Они в той стороне, - подсказал Кейн, указывая направление к медведю и подросткам.
- Я уже догадался, - хмурясь, лев изменил направление и со всех лап побежал в сторону голоса. Кричал Киллиан, но, приближайся к ним и, оценивая ситуацию с расстояния, Серый видел знакомый лимонный хохолок, чужака и Сури, которая решила вступиться за детёнышей. Не очень умный поступок с её стороны в глазах Люциана.
Он прыжком оказался рядом с самкой и загородил её и детей своей спиной. Откровенно хреновая защита, которая ни хрена ситуацию не поменяла, но у него больше шансов уйти от атаки медведя, чем у львицы и двух напуганных подростков. Хвала Айхею, что в этой общей свалке не было Маргери с Луисом.
Если медведь не добрался до них раньше.
Какого чёрта ты здесь делаешь одна?!
Ответ очевиден – пытается спасти своего сына, пока не пришла подмога. Он поступал также, но считал, что самке здесь не место. Не с её умениями и навыками, которые не позволяли выстоять против медведя.
Люциан не торопился бездумно бросаться в атаку, чтобы отвлечь внимание медведя на себя, с надеждой как-то ему навредить. Он в первую очередь оценивал противника и искал у него слабые места, параллельно следя за острыми когтями и мордой, чтобы вовремя увернуться от атаки медведя, когда тому надоест смотреть на львов и захочется больше крови. Люц не смотрел на своих сопрайдовцев – хватило при подходе к ним заметить, что все живы и относительно целы. Они способны бежать и прятаться, но какого-то чёрта оставались на открытой местности, как хотели отхватить лапой от медведя. Подростки напуганы, а страх сковывает тело – окей, но что не так с Сури? Что мешает ей оттащить их за шкуры и убраться самой, пока у неё есть такая возможность?
Люциан не заметил, как в долину спустились нестройным рядом Траин вместе с воинами и своей королевой. Король первым кинулся в бой, а следом за ним остальные, повисая на медведе, как праздничная гирлянда на ёлке. Готовился праздничный фейерверк из крови, шерсти и внутренностей. Люциан надеялся, что медвежьих, а не их. Пока по логике медведь должен был отвлечься на остальных, Люц предпринял попытку сначала убрать отсюда женщину и детей.
- Тебе жизнь не дорога? – не оборачиваясь, он зло рыкнул в адрес самки, заслонявшей детей. - Проваливай! – он сам бы за бездумность этого поступка влепил ей затрещину, но был слишком занят тем, чтобы не попасть под лапу медведю. – Вы все!
Готовясь атаковать, самец больше не обращал внимания на львицу и подростков. В общей свалке из тел, пытавшихся повиснуть на медведе и нанести ему как можно больший урон, Люциан ринулся вперёд в числе последних с намерением вцепиться в нижнюю челюсть медведя и выдрать её, лишив медведя одного из его опасного оружия. С вывихом или переломом кусаться ему будет невозможно. Медведь будет всё ещё опасен, но с меньшим выбором атак, чем имел сейчас. Кейн маневрировал, стараясь уворачиваться от атак львов и лап медведя, но собирался вцепиться в плоть медведя вместе с хозяином и разодрать ему нос. Сразу после атаки оба собирались отскочить в сторону и увеличить расстояние между собой и медведем.

+2

135

офф

простите за долгое ожидание, и небольшой пост

--→ Великий чертог

Молодая львица кинулась из пещеры, не дожидаясь приказа короля. К тому же, Траин навряд ли отпустил бы  сражаться самку, у которой маленькие львята. Медянка знала, что эта ночь может стать для неё последней, но оставаться в логове и надеяться на лучшее, ей совсем не хотелось. На полпути её обогнал правитель, а за ним следовали все бойцы. Воины замедлили движение Мунаш, только какой смысл держать её здесь, она всё равно не станет стоять в сторонке, наблюдая за кровавым поединком. А вскоре медянка увидела и Шантэ, старающуюся не отставать от короля.
Прибавив шаг, львица просочилась через гвардию, и бегом направилась вслед за Леди Севера.
Чем ближе была хищница к долине, тем отчетливее слышались крики львят, а также рычание зверя. Остановившись на пригорке, молодая львица увидела его. Медведь оказался куда больше, чем представляла себе Мунаш. Одна его когтистая лапа таких же размеров, что и голова самки. Взгляд зеленоглазой кошки на пару мгновений задержался на испуганных подростках. Какими бы они смелыми себя не считали, перед столь огромным зверем, даже самый зазнавшийся юнец будет дрожать от страха. Усатая сама невольно вздрогнула, увидев противника. Понаблюдав за действиями сопрайдовцев, медянка определила куда лучше вцепиться, не попав под лапу медведя. У неё за плечами практически нет боевого опыта, но это не помешало хищнице спуститься в долину. Сделав глубокий вдох, самка двинулась к врагу, с каждым шагом прибавляя скорость. Она заходила сбоку соперника, планируя атаковать его морду.  Максимально приблизившись, Мунаш оттолкнулась задними лапами от земли, вытягивая перед собой передние, и широко раскрыв пасть. Если она правильно рассчитала траекторию прыжка, то не пролетит мимо, а вонзит клыки зверю в глаза. Медведь ослепленный хотя бы с одной стороны, не сможет так быстро среагировать на атаки львов.

+2

136

>>> Одинокая скала >>> Великий чертог >>>

---------------

“Я никогда не привыкну к северу”.

Холод пробирал до костей. Даже лёгкие порывы ветра, без труда преодолевая короткую шерсть подростка, добирались до кожи, щипля её морозом, что уж было говорить о более сильных дуновениях? Первые несколько секунд после того, как они вышли из подножья горы, Фредерик был даже весел — он думал, что по пути в их новое логово север лишь показался ему неприветливым краем, готовым застудить каждого, кто хоть одной лапой ступит на него, и что теперь, когда он сыт и полон сил, ему будет легко, а главное — тепло шагать по северным землям; однако прошла пара минут — и вот, пожалуйста, шоколадному вновь пришлось съёжиться и время от времени невольно подрагивать, чтобы хоть как-то согреть себя. Фредерик уже понял, что ему с его короткой южной шерстью нужна была дополнительная защита от холода, вот только где её было найти? И как она должна была выглядить? Размышлять об этом прямо здесь и сейчас он, конечно, не собирался — на данный момент подростка интересовали только две вещи: поскорее найти чей-нибудь клык или коготь и ещё скорее вернуться в тёплую пещеру.

Его спутники, похоже, тоже не были сильно рады необходимости плестись куда-то в холод по ночной саванне только потому, что одному льву приснился другой лев и дал очень странное (читай дурацкое) задание: Чака шёл, низко склонив голову и прижав уши, а Гарри время от времени стучал зубами от холода, но если мартышке Фредерик позволил преодолеть вторую часть пути на своей спине (уж очень жалко ему стало бедного Гарри), то предложить то же своему лучшему другу шоколадный, увы, не мог.

Казалось, они прошли десятки, сотни, а то и тысячи километров. Отыскать череп хищника в долине оказалось не так легко, как Фредерику казалось поначалу: мало того, что им редко попадались чьи-то останки, они к тому же всё время оказывались травоядными. Время шло, холод возрастал, голод — не так быстро, но тоже, а чувство отчаяния усиливалось. Прекрасно осознавая, что надолго их не хватит, Фредерик решил дойти до конца долины, до границы с соседствующей бандой, а затем, если они так ничего и не найдут, повернуть обратно.

Их лапы заплетались, на мягкие хлопья падающего снега, медленно выписывающие всевозможные пируэты в воздухе, было уже откровенно плевать, а внутри всё сильнее становилось желание плюнуть на всё и повернуть назад. Фредерик уже был зол и на дядю с его странными семейными традициями, и на себя — какого чёрта вообще он собрался прокалывать себе уши именно сейчас? Ничего бы, в конце концов, не случилось бы, если б они подождали до утра или полудня! Конечно, на севере в это время будет не так жарко, как в южных землях, но уж явно теплее, чем сейчас. Однако подросток продолжал бараном идти вперёд, моля всех богов уже поскорее добраться до границ, и тащил за собой своих товарищей, которые чёрт знает почему до сих пор не послали его на все четыре стороны со всей его странной семейкой.

Фредерик уже собирался развернуться и уйти домой ни с чем, едва он почувствовал доносимые порывами воздуха пограничные метки Шенью, когда Чака окликнул его и с коротким “Смотри” кивнул в сторону чего-то белого, находящегося в нескольких десятках метрах от протекающей реки. Обратив внимание на то, что привлекло фенека, Фредерик увидел пару белых “кочек”. Это точно не могу быть снег — ведь он таял, не успев даже коснуться земли, — но что ещё могло таким белоснежным пятном выделяться на серо-коричневой земле в темноте ночи?.. Заинтересованный этим вопросом, подросток направился в сторону находки.

Он решил рискнуть, предположив, что это могут быть кости (конечно же, в очередной раз травоядного), но явно не ожидал увидеть того, что увидел.

Травоядным тут даже и не пахло. Находка Чаки оказалась действительно скелетом, но скелетом хищника и — более того — льва. Белыми “кочками”, привлёкшими внимание фенека, оказались остатки шерсти — когда-то наверняка белоснежная, даже сейчас, пожелтевшая и наполовину покрытая грязью и кровью она ярко выделялась на земле; и всё же её было немного — большая часть остатков льва представляла из себя, конечно, голый скелет, на котором не осталось ни единого куска мяса — работа гиен и стервятников. Удивительно, но на скелете даже остались небольшие куски гривы — иссиня-чёрные пряди некогда наверняка роскошной шевелюры стелились по земле. Глазницы были пусты, мочка носа отсутствовала, но сам скелет — и в особенности интересовавший Фредерика череп — были в хорошем состоянии.

Оставалась одна проблема: подростка начало мутить от вида погибшего и, поспешно сглотнув подступающий к горлу ком, Фредерик был вынужден отвернуться. Конечно, это был не первый труп, увиденный подростком, и даже не первый скелет. Но одно дело — видеть каждый день в этом состоянии травоядных, мелких грызунов и птиц, составляющих твой обычный рацион питания, а совсем другое — застать в таком виде льва. Сородича. Представителя мира одного с тобой вида. Увы, пока что неокрепшая психика юного льва не могла спокойно принять это. Хотя, стоит отдать Фредерику должное, в процессе добычи львиного клыка он был вынужден ещё пару раз взглянуть на труп — было всё ещё жутко и страшно (особенно ночью-то!), но уже чуть полегче.

Ужас… — только и смог прошептать Чака, расширенными от страха глазами глядя на остатки хищника. Его реакцию тоже можно было понять: маленький фенек считал львов одними из сильных мира сего, если не самыми сильными, а тут — вот, пожалуйста. — Ты… Мы… Мы пойдём дальше, или?..

Или. Это Фредерик понял для себя сразу. Они шли несколько десятков минут, обошли сотни метров, прошли всю долину от скалы до границ — и не нашли ничего. Если искать что-то другое, кто знает, как долго продлятся поиски? Пять минут? Десять? Час? Целый месяц? Вопрос был в другом: как им вырвать клык из черепа. Не схватить же его зубами и потянуть, ей богу! Задумчиво оглядев берег реки и прилегающие окрестности, Фредерик вдруг поднялся и отошёл в сторону. Подошёл к камню, подвинул его лапой, сделал ещё пару шагов и снова оглядел окрестности. Он повторил это несколько раз (должно быть, со стороны это выглядело слишком странно), прежде чем вернулся к Чаке и Гарри, катя перед собой средних размеров камень.

Гарри, — он подкатил булыжник прямо к лапами мартышки, — ты можешь разбить им череп?

План был прост: уронить булыжник на скелет — если понадобится, и не один раз, — чтобы разбить его вдребезги и тем самым отколоть от него хотя бы один клык, а в идеале и все четыре — ведь Фредерик хотел быть полноценным целителем их прайда, а значит у него будет ещё много пациентов, и если в долине были проблемы с когтями и клыками хищников…

Звук, раздавшийся при ударе камня о череп, заставил Фредерика прижать уши и зажмурить глаза. Это было жутко. Жутко осознавать, что они добивали остатки льва — ведь когда-то дышал, ходил, ел, спал… Он когда-то жил. А теперь его череп пытались разбить, чтобы вставить клыки в ухо другого льва. “До чего же это глупо звучит!..” — Фредерик всё ещё не мог поверить в то, что это действительно была традиция их семьи и что он действительно согласился на это безумство. — “Прости меня…” — последняя его мысль, безусловно, была направлена духу погибшего.

Чака, — не в силах больше слушать эти ужасные звуки, издаваемые Гарри, Фредерик решил не терять времени. Он лёг на землю рядом с фенеком и наклонил свою голову поближе к другу, — прокуси мне ухо.

Проку… Чего-о-о?? — “Ты идиот или да?” — примерно так можно было бы расшифровать реплику Чаки, сказанную именно этим тоном. — Ты вообще в своём уме?!

А что ты предлагаешь? — во взгляде Фредерика читалось отчаяние. Конечно, он понимал, что всё это — чистой воды безумие. Более того, ему было страшно. Как вообще может хоть кто-то сознательно идти на боль?.. — Чтобы Гарри ковырял мне дырку клыком? — знай подросток о существовании шурупов — обязательно сравнил бы это с их завинчиванием. — Чака, пожалуйста, у нас нет другого выхода!

Ты сумасшедший.

То ли их дружба была слишком крепка, то ли вид Фредерика всё-таки заставил фенека пойти на уступки, то, так или иначе, лис подобрался, готовясь выполнить свою задачу (по-прежнему, впрочем, считая её идиотской).

Ты готов?

“Нет”, — так и хотелось ответить Фредерику, однако он заставил себя кивнуть. Если не сделать этого прямо сейчас — он не решится на это никогда. Зажмурив глаза, подросток с трудом заставил себя не прижимать уши к голове. Чака, сделав небольшую заминку, приподнял верхнюю губу…

Ей богу, если бы Фредерик был взрослым половозрелым львом, его рык разлетелся бы на много километров вокруг, долетев до ушей не только медведя и группы львов, противостоящих ему, но и до самой Одинокой скалы. Однако шоколадный был лишь юным подростком, только-только вышедшим из детского возраста, и оттого его рык — хотя скорее правильнее будет сказать мявк — могли услышать только те, кто находился в пределах пары десятков метров. Тёплая кровь тут же залила всё ухо, и Фредерик почувствовал мощную пульсацию вен. Не помня себя от боли, он мигом вскочил и помчался в сторону реки, желая как можно скорее опустить ухо в ледяную воду — даже пронизывающий плоть и кровь ветер не мог остудить рану. Опустить только ухо в воду у Фредерика, конечно, не получилось, так что ему пришлось зачерпывать воду лапой и прижимать её к голове; лапа скоро окоченела.

Дикий холод, адская боль и застуженная конечность заставили подростка едва ли не проклинать дядю на чём свет стоит, но что сделано — то сделано. Обратно ничего не воротишь, так что самым идеальным вариантом было покончить со всем этим как можно скорее.

Вставляй! — подлетев к Гарри на всех парах, Фредерик плюхнулся на землю прямо перед ним, подставив ещё кровоточащее ухо мартышке. Пережить ещё одну вспышку боли, найти обеззараживающие травы, вернутся в теплоту Великого чертога — и с этим ужасом будет покончено.

+5

137

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san


Все кинулись на мишку
Сури атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+4

Бросок

Итог

2 + 4 = 6

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Увы, Сури бросается вперед не оценив своих сил. В попытке защитить детей, она не только не лишает медведя зрения, но и сама подставляет ему свою шею под сильную челюсть и острые зубы.

Траин атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+2

Бросок
Бонус

Итог

5 + 2 = 7
3

10

Переменный успех, действие выполнено с ощутимыми помарками. Антибонус, получаемый противником на все его последующие действия, не может превышать значения "-1" (т.е., этим ударом можно нанести максимум легкую травму).

Король Севера бьет своей тяжелой лапой точно по морде своего врага, а когти его птицы рассекают кожу чуть выше. Головная боль, искры перед глазами и маленькие струйки крови из раны. Медведь получает первую свою рану - малое кровотечение. Его это совсем не радует.

Хьюго атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+2

Бросок
Бонус

Итог

2 + 2 = 4
2

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Патрульный совсем не смотрит под лапы и оступается как раз в момент атаки. Ударяясь правым боком, которым и падает на холодные камни, Хьюго слишком поздно понимает, что стал одной из самых легких целей в списке медведя.

Хальвард атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+2

Бросок
Бонусы

Итог

2 + 2 = 4
3 + 2 = 5 → 3

7

Промах. Никто не получает никаких травм.

Атака Белого Ходока успехом не увенчалась, он не смог запрыгнуть на спину медведя, чтобы разодрать её. Он продолжает находиться рядом с ним, ближе, но не достаточно для мгновенной атаки.

Шантэ атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+6

Бросок
Бонусы

Итог

5 + 6 = 11
2 + 2 = 4 → 3

12

Полный успех, абсолютно точное выполнение указанного действия, если только оно не противоречит логике и здравому смыслу.

А зубки у королевы ничего такие, опасные и челюсть довольно сильная. Она крепко впивается в переднюю правую лапу медведя и в следующий миг вся округа слышит гневный рев косолапого под аккомпанемент хруста его кости. Минус одна конечность врагу и по паре кирпичей всем самцам вокруг. Бойтесь, бойтесь эту самку!

Люц атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+1

Бросок
Бонусы

Итог

1 + 1 = 2
2 + 3 + 1 = 6 → 3

5

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

План Люциана был предельно прост, но одновременно опасен для медведя. И всё могло пройти идеально, не дернись медведь в этот самый момент из-за сломанной Шантэ лапы. Косолапый замечает маневр льва и теперь, даже сквозь пелену боли, готов ответить ему его же монетой.

Мунаш атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+4

Бросок
Бонусы

Итог

5 + 4 = 9
2 + 1 = 3

12

Полный успех, абсолютно точное выполнение указанного действия, если только оно не противоречит логике и здравому смыслу.

Сложно понять каким образом, но Мунаш успешно перепрыгивает всё то столпотворением у морды мишки и успешно налетает ему на голову, вонзая нижние клыки в бусинки глаз белого. Он ревет еще сильнее и принимается дергать телом, дабы скинуть с себя удачливую львицу.

Медведь Ходоков не ожидал столь скорого прибытия защитников этой детворы. Ему то хотелось убить всю мелочь поскорее, чтобы те не рассказали никому про первую и крайне плохую атаку косолапого, да только, видеть, не судьба. Он успел лишь насладиться ароматом крови того цветастого подростка и медленно перейти к повторной атаки, как перед мордой оказалось сразу четверо, прибежавшие сразу друг за дружкой, но далеко не с лучшими своими атаками. Первая львица не дотянулась, второй и весьма большой лев вызвал головную боль, а его летающая курица расцарапала в кровь темечко. Медведь издал громкий рык, схожий с воем гор за миг до лавины, понимая, что теперь никаких игр с мелочью ему не светит. Придется не столько атаковать, сколько защищаться. Многие атаки кошек прошли для них далеко не так удачно, что не могло не оставить на морде белого глумливой усмешки, но та вскоре сошла, как сходит снег весной и вот, новый крик медведя сотряс округу. Эта львиная сука сломала ему правую переднюю лапу, которой он не так давно еще крушит львиные черепа. Сейчас конечность не слушалась, пульсировала, отдавая болью в голову и мешала думать в борьбе против львов. Последней же каплей стала вторая львица, как оказалось, самая прыгучая и прыткая, медведь не успел заметить, как она оказалась точно на его морда и клыками лишила его зрения.

- ДРРРЯЯЯЯНЬ! - орет белый, пытаясь скинуть с себя неизвестную, но уже ненавистную. - Убью, я каждого из вас, коты пришлые, убью, Ходоки похвалят меня!

Мунаш оказалась отброшенной, но не раненной, наверняка приземлилась на все лапы и теперь готова снова атаковать. И если бы мишка мог, он бы в первую очередь атаковал её и ту, что сломала лапу. Но кто же знал, что под когти попадут двое других. Возможное, многие из львов даже не успели понять, как успела резко двинуться эта раненая махина вперед, сжимая глотку одного из врагов в своей пасти. Птицы взмыли в воздух в тот миг, когда медведь встал на задние лапы, буквально напиваясь кровью из разодранной шеи Сури. Её молодое тело дергалось и косолапый чувствовал в воздухе дух первой смерти, а следом дернул её в пасти так, что шейные позвонки не выдержали и сломались, превращая кошку в ватную куклу. Он сумел убить одного, сможет и остальных. Тряхнув безжизненное тело в замке зубов еще раз, слепой уронил его точно рядом с Траином и Люцем, марая их в крови сопрайдовца. Кошки явно не ожидали этого, раз не бросились тут же мстить, медведь не мог воспользоваться этим, вынюхивая аромат крови одного из уже раненых. Кажется, у него была оранжевая грива...

- Кииииса, - булькающий от чужой крови смешок, и косолапый находит источник нужного запаха, - попался.

И он бьет буквально по морде подростка левой лапой наотмашь, отшвыривая его к каменной гряде, о которую Керрот и прикладывается затылком. Кошачьей крови в воздухе стало еще больше. Может, он и его убил, разбив львиную черепушку о камни? Один, пусть будет так, думает медведь и бросается на остальных.

Мишка всем мстит
Мишка атакует Траина

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+6

Бросок
Модификатор
Бонусы

Итог
Принуждение

3 + 6 = 9
3
-2 - 2 - 1 - 1 = -6 → -3

9
Уворот7

Промах. Никто не получает никаких травм.

Следом мишка бросается на одного из первых, кто ранил его, улавливая едва заметный запах ледяного снега на его шкуре, но пасть хватает лишь воздух в сантиметре от морды Траина. Он успел сделать резкий шаг назад и спасся от потери челюстей.

Мишка атакует Хальварда

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+4

Бросок
Модификатор
Бонусы

Итог

4 + 4 = 8
3
-2 - 2 - 1 = -5 → -3

8

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

А вот Ходоку не везет. Медведь узнает его по запаху, он чует запах хозяев, но вместе с тем и вонь южных земель. Желая убить предателя, косолапый поднимается на задние лапы и наносит Хальварду удар левой, целой лапой, но в итоге лишь отбрасывает его прочь, даря в пасть о себе пару ярких синяков под белой шкурой и боль при дыхании.

Мишка атакует Шантэ

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+4

Бросок
Модификатор
Бонусы

Итог

1 + 4 = 5
3
-2 - 2 - 1 - 1 = -6 → -3

5

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Следом настал черед той львицы, что посмела лишить косолапого одной из атакующих лап. Желая раздавить её всей своей массой, он резко опускается на левую переднюю лапу, вслушиваясь в дыхание Леди Севера, но очередной промах вынуждает медведя попятится назад, открывая уцелевшей Шантэ свою шею.

Мишка атакует Люца

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+1

Бросок
Модификатор
Бонусы

Итог

5 + 1 = 6
3
-2 - 2 - 1 + 1 = -4 → -3

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Замирая с открытой шеей, мишка принимается махать левой лапой перед собой. Увы, он никого и ничего не смог ранить или поймать. Люц может этим воспользоваться.

Мишка атакует Хьюго

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+6

Бросок
Модификатор
Бонусы

Итог

2 + 6 = 8
3
-2 - 2 - 1 + 1 = -4 → -3

8

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

И лишь Хьюго не везет, ведь в гневе медведь принимается чуть ли не лягаться задними лапами, снося всё на своем пути. И один из тех камней, что снесла задняя левая лапа косолапого проходится по задней лапе патрульного. Никаких переломов, нет, но сустав начинает ныть и явно не хочет работать нормально некоторое время.

Мишка атакует Мунаш

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+4

Бросок
Модификатор
Бонусы

Итог

2 + 4 = 6
3
-2 - 2 - 1 = -5 → -3

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Все попытки отомстить терпят фиаско. Очередная попытка вырвать вслепую шмат львиного мяса оборачивается вкусом холодного воздуха на языке медведя.

Таблица и подведение итогов

Мишка

-1 малое кровотечение
-1 одноразовый (Траин)
- 2 закрытый перелом передней правой лапы
- 2 потеря обоих глаз
+1 (разовое у Хьюго)

Сури

Убита

Траин

"Стремительный рывок" - использовано, "Сокрушительный удар" - откат 3 круга, "Полководец" задействован на 3 круга. "Уворот" -
откат 3 круга

Шантэ

"Челюсти" использованы, откат 3 круга.

Мунаш

-

Люциан

"Метка крови" работает 3 круга

Хальвард

-1 разовый

Кэррот

Ранен на заказ, сотрясение мозга + малое кровотечение из затылка. Потеря сознание через два поста.

Кили

-

Перед мордой мишки находятся трое: ближе Траин, чуть правее от него Люц, вплотную к нему Мунаш. Шантэ не ушла далеко от сломанной лапы, Хальвард отлетел немного назад, теряясь за спиной мишки. Что касается самого мишки, все его травмы не смертельны, отсчета до рипа нет.

+5

138

Лапа пролетела над головой медведя, даже вскользь не задев его когтями. У Сурии не было времени жалеть, что ей не удалось причинить вред медведю. По крайней мере, он не смог дотянуться до детей, а у них осталось ещё несколько секунд на то, чтобы сделать глоток воздуха и просто пожить. Люциан появился так неожиданно, что самка не успела отреагировать на его появление, как он встал между ней и медведем, заслоняя всех троих своей спиной, но что он мог сделать такому противнику? Самка понимала, что их двоих не хватит на то, чтобы удержать медведя и, тем более, убить его. Они могут лишь задержать его, отдав свои жизни, чтобы у подростков появилась возможность убежать.

Один за другим в долине начали появляться воины их прайда во главе Лорда Севера. Сейчас бы обрадоваться, но на сердце было тревожно. Сури отрезвили слова Люциана, брошенные ей со злостью. Она сама понимала, что глупо смотрится со стороны, когда стоит рядом с медведем и ничего не предпринимает, пока её сопрайдовцы атакуют его и принимают удары на себя. Проливается первая кровь на земли севера; у львицы перехватывает дыхание. Несмотря на то, что львы обступили кругом противника и атаковали его почти синхронно, лишь некоторым из них удалось причинить ему вред, да и то не такой значительный, чтобы радоваться победе или её приближению. Противник слишком силён. Никто из их прайда не мог противостоять ему в одиночку, да и в группе едва ли сильно поменялась ситуация. Даже бывалые воины терпели промах и жестоко платили за него.

- Ходоки..? – быстрая мысль пронеслась в голове львицы, и она бросила взгляд в сторону пришлого белоснежно льва. Так это он привёл его сюда? Он виноват в том, что их дети подверглись угрозе? Из-за него сейчас получают раны воины их прайда? А ведь он так удачно избежал травмы, ловко увернулся от медведя, и сам не оставил на нём ни единой царапины, словно специально вёлся какой-то постановочный бой. Что если это их план?

Сурия не успела что-то предпринять после выкрика Люциана и его неудачной атаки, как заметила приближение медведя. Своей целью, вопреки тому, что другие отвлекали и ранили его, он избрал их – стоявших ближе и прямо перед его мордой. Медведю удалось убрать серого защитника, отбросить львицу, ранившею его в глаза, а теперь он нацелил свои клыки на них – львицу с подростками. Сури успела лишь грубо толкнуть сына в бок, чтобы убрать того от пасти медведя, как сама оказалась под ударом. Крепкая медвежья челюсть сомкнулась у неё на шее, мешая вырваться. В долю секунды медведю, несмотря на повреждения, удалось подняться на лапы и потянуть львицу за собой, наверх. Испуганная, с застрявшими слезами в широко распахнутыми от страха и удивления глазах, Сури захрипела не в силах что-то сказать или сделать. Она пыталась оттолкнуть морду медведя от себя и высвободить шею. Львица чувствовала, как горячая кровь струиться по светлому меху. Как жизнь стремительно утекает из её тела.

- Мне… трудно дышать… - эта мысль показалась ей настолько ужасающей, что она зацарапала когтями по воздуху, но не смогла причинить боли своему противнику. Ей хотелось прекратить это. Любой ценой. Боль от удушения казалась ей настолько невыносимой, что она, захлёбываясь собственной кровью, бесполезно размыкала пасть до тех пор, пока всё не было кончено.

Музыка

Неужели, это конец..?

Столько мучений и всё ради того, чтобы в один раз лишиться всего? зачем я кинулась заслонять сына собой? Зачем преднамеренно поставлялась под удар, зная, что не смогу от него уйти? Зачем принесла себя в жертву? Я думала о сыне. О том, кто позаботится о нём, если меня не станет. «Если…». Оно так упорно билось в моей голове, что мне казалось, я всё смогу. Что это происходит не со мной, но я ошибалась настолько сильно и так поздно поняла это. Мне стоило послушаться Люциана, забрать детей и вместе с ними уйти, оставив грязную работу другим, но я не послушалась. Я допустила ужасающую ошибку, за которую должна была расплатиться собственной жизнью. Кем я стану для своего прайда после смерти? Героем, который пожертвовал собой, заслоняя детей, или глупой львицей, решившей, что она сможет что-то изменить?

Смерть неизбежна. Наверное, каждый из нас – дерзнувших судьбе, знал об этом, когда ступил в земли долины и ринулся в бой за дом и семью. Все мы знали, что наш противник силён, что в борьбе с ним прольётся много крови. Мы должны были пережить эту ночь, но глубоко в пылающих верой сердцах знали, что для многих из нас этот бой последний. Знала ли я, что погибну вот так? Что буду задыхаться, чувствуя клыки на своей шее и собственную беспомощность? Зная, что уже никто не сможет мне помочь, а мой сын навсегда запомнит этот момент и не сможет избавиться от него ни во снах, ни в реальности? Знала ли, что в секунды до неизбежности, мне захочется закрыть глаза и с улыбкой принять свою участь? Нет. Я могла лишь думать о том, как освободить шею. Захлёбываясь в собственной крови, я словно беспомощный котёнок, трепыхала лапами, пытаясь освободиться. Несколько секунд борьбы, а потом неизбежность. Я почти рада, что не видела отрицания в глазах своего сына и соплеменников. Я – первая смерть. Первая дань жизни другим. При жизни, находясь в безопасности, я могла помолиться богам, прося их ограничиться мной, но в то короткое мгновение, когда я уже понимала, что это мой конец, я могла лишь хотеть жить. Страстно, сильно, но безнадёжно.

●Персонаж мёртв●

Отредактировано Сури (2 Ноя 2017 17:56:15)

+7

139

Музыка

Траин наносит первый удар; лапа с силой ударяет медведя по голове. Несомненно, он доставил неприятелю много неприятных ощущений, вложив всю свою злобу, в том числе на внезапно появившегося в его жизни отца. Хальвард это почувствовал или в пылу драки было не до осознания того, что сын был бы не против напомнить ему все те годы, что выживал и рос без него? Когти тонут в медвежьем меху, самец чувствует, как они зло взрывают плоть под ней и белая шкура окропляется первой кровью. Это несущественная рана, которая не избавит их от проблемы и не ослабит медведя. На силу своего удара и вызванную им дезориентацию Траин тоже особо не полагался – это должно было дать немного времени остальным, чтобы атаковать дезориентированного и потерянного в пространстве медведя, на короткий миг дать их шансам возрасти, но, кажется, сегодня боги были не на их стороне. Траин слышал, как взрычал от боли и гнева медведь, когда клыки королевы впились в его лапу и сжали её до влажного хруста – перелом. Эта рана должна дать им преимущество и лишить медведя одного из своих главных оружий. Вторая львица кидается в бой и на какой-то миг морда медведя скрывается за её телом, словно за маской, чтобы после явить им изувеченные кровоточащие глаза – враг ослеплён, но это и всё, что им удалось сделать. Ничтожно мало! Как бы он ни хотел этого признавать, но, отходя на безопасное расстояние от медведя сразу после атаки, Траин видел, что многие из братства успели получить ответный удар от медведя. Хьюго настолько просчитался, что поцеловался с землёй раньше, чем успел добраться до медведя. Люциан едва ли не получил по шкуре, пока пытался заслонить собой Сури и подростков. Отец… Этот лев был всё ещё жив и невредим.

Окинув взглядом своих соратников, всего на пару секунд, Траин оценивал состояние каждого из них. Кто ранен, кому нужна помощь, кого стоит как можно скорее увести от сюда и позвать лекаря. К счастью, несмотря на то, что Хьюго позорно упал, так и не добравшись до медведя, он уже поднимался на лапы и готовился атаковать снова. Повезло даже Мунаш, которую медведю удалось смахнуть со своей головы, словно опавший лист с дерева. Она была жива и цела. Но сколько бы ран они не нанесли медведю, сколько бы ни причинили ему боли, их боль оказалась в разы сильнее.

Медведь подался вперёд, Траин рефлекторно отступил назад, поздно осознавая, что истинной целью медведя был не он и не Шантэ, которую лев так отчаянно пытался защитить, а самые слабые и беззащитные из них. Он видел, как Сури успела оттолкнуть сына от себя за секунду до того, как сама оказалась на волосок от смерти. Всё произошло настолько быстро, что они бы не успели её спасти – этим нельзя оправдать своё бездействие. Траин находится едва ли не в первом ряду, чтобы оценить это зрелище сполна и по достоинству. Как светлая львица сражается за свою жизнь, как закатываются её глаза и грудь судорожно вздымается раз за разом, но в лёгкие не поступает кислород. Алая кровь струится тонкими нитями по светлому меху и капает на землю под лапы королю. Он сморгнул, будто не верил в происходящее, но с запозданием понял, что это не защитная реакция сознания отказаться от увиденного и не смотреть, а всего лишь рефлекс – что-то капнуло на него сверху. Кровь… Он был в крови Сури.

Это поразило его настолько, что он едва подавил в себе желание шарахнуться в сторону и начать сумбурно стирать с себя лапой кровь самки. Биение собственного сердца заглушило всё остальное. Он не хотел верить в то, что кто-то из них погиб, но медведь так небрежно отбросил тело самки, а она безвольной тряпичной куклой рухнула окровавленной на землю прямо к нему под нос, что у тут уже не могло остаться сомнений. Смерть одного могла потрясти всех настолько, что они бы подставились под удар и растеряли всю свою решимость и храбрость. Он не имеет права сдаваться и отступать прямо сейчас.  Медведь всё ещё опасен для них, хотя со сломанной лапой он не сможет угнаться за ними, но разве они пришли сюда, чтобы сбежать? Разве смерть Сурии была напрасной?

Вторая атака медведя отрезвляет Траина; он с трудом успел увернуться от пасти медведя и оставить его ни с чем.

- Заберите отсюда детей! Живо!

Не важно, кто именно это сделает. Сейчас им важно сдвинуть с места напуганного Луриана и заставить двигаться Киллиана – лапы подростка приросли к земле, а сам он ещё не осознавал, что его мать уже мертва, но неотрывно смотрел на её тело – стадия отрицания скоро закончится, а криками он привлечёт внимание медведя к себе, если не додумается кинуться к убийце матери, чтобы отомстить ему. Не отомстит, а будет путаться под лапами и с большой долей вероятности умрёт. Они должны были забрать чужого подростка, которому досталось не меньше. Ему здесь точно делать нечего.

Ястреб парил над головами львов, но не рисковал опускаться без команды. Несмотря на быстроту крыльев и опасные острые когти – одного удара лапой может оказаться достаточно, чтобы сломить птицу. Медведь не останавливался на атаках, пользуясь ступором львов, которые были поражены смертью своего сопрайдовца. Видя, что медведю удалось откинуть от себя Хальварда, а следом нанести травму Хьюго, Траин вновь первым кинулся к медведю, пользуясь тем, что находится у него под самым носом. Он собирался сделать то, что не смог Люциан, вырвать медведю нижнюю челюсть и заодно пустить медведю кровь. Айвор стремительно пошёл на спуск, нацелив когти на морду чужака, чтобы разодрать её и отвлечь. Если им повезёт, то они лишат медведя ещё одного из его преимуществ. Больше никто не должен умереть сегодня. Они выживут.

Сегодня был не день Хьюго. Несмотря на свой боевой опыт, самец чувствовал себя беспомощным. Его первая атака вышла настолько скверной, что он даже не смог её завершить – распластался на земле, а теперь ещё лапа! Проклятый медведь, проклятые ходоки! Всё смешалось в одно, а смерть самки потрясла его настолько, что он уже засомневался в том, что им удастся причинить медведю существенный вред. Самец подобрался, прижимая к себе саднящую лапу, но, видя, как король их прайда вновь атакует медведя, всё же нашёл в себе силы и храбрость твёрдо, насколько это возможно, стать на лапы и попытаться вновь вонзиться клыками в шею медведя, чтобы открыть кровотечение и убить ублюдка также, как он убил Сури. Они отомстят за её смерть.

ГМу

В случае выпадения семёрки и выше - применяю умение "Дреури", "Мощные челюсти". Нас лучай неудачи - удачное приземление. По идее, пассивно действует умение "Подлец".

+5

140

Шерсть медведя забивала пасть; язык чувствовал этот холодный и колкий, невероятно густой мех, мешавшийся сосредоточиться на укусе. Он лез везде: щекотал ноздри, обволакивал язык. Львица почувствовала, как ком застревает в горле, но это было сделать просто необходимо. Королева севера смыкает зубы на лапе медведя, но не слышит хруста кости. Она лишь чувствует, как зубы впиваются во что-то твердое, но ломающееся под напором ее челюстей.

Она сделала это. Она сломала медведю кость! Кровь слабо закапала из небольших ранок медведя, попадая на язык королеве, и она чувствует этот вкус. Первый вкус крови, но такой слабый и такой спорный. Шантэ буквально выплевывает мягкую конечность медведя и отскакивает назад, с нескрываемым удивлением наблюдая за тем, как шерсть на белой лапе краснеет.

Но медведь ревет далеко не от той раны, которую нанесла ему львица. Кошка крутит головой, пытаясь понять, что причинило врагу такую боль. Мунаш. Грузно опустившись на землю, самец вращает глазами, налитыми кровью. Враг ослеплен. А медная самка не так проста, как кажется на первый взгляд, но что она делает здесь, черт возьми?! У нее же пять львят и если они все сразу лишатся матери...

- ...Ходоки похвалят меня! - Слышит Шантэ и сжимает челюсти. Он точно один из них... Он - белая смерть.

Но переживать стоило не за молодую маму. Озверевший медведь, чья жажда крови увеличилась, кажется, в стократно, ринулся мстить за собственные глаза и за покалеченную лапу, но не видел, кто стоит перед ним. Наверно, ему было и все равно на это - главное месть, а потому весь свой гнев косолапый обрушил на того, кто стоял ближе всех. На Сури, защищавшую своего сына.

- СУРИ, ОСТОРОЖНО! - Зарычала Леди севера, но было уже поздно. Шантэ видит, как медведь легко и просто подхватывает взрослую львицу, приподнимая ее над землей. Застыв в изумлении, самка смотрит прямо в глаза львице, безнадежно обращенные в небо с застывшими слезами не то от страха, не то от боли.

- Не надо, - бессильно шепчет Шантэ, впервые в своей жизни видя настоящую смерть. Не смерть копытного или антилопы, которая была для львов банальна и абсолютно нормальна, ведь таков Круг жизни, а смерть собрата, сопрайдовца, такой же львицы, как она сама, которая еще вчера безмятежно лежала в чертоге, улыбалась и ругала Киллиана за их шалости с Лурианом.

Шантэ не была с Сури слишком близка. И они не были подругами, но серая самка с уважением относилась ко львице и считала ее гораздо опытнее, не смотря на то, что она была ненамного старше королевы. Сури пришла на север за мужем, за молодыми львами, чтобы обрести здесь покой и обрести здесь свой дом, который укроет ее и ее детей от врагов. Но по волею судьбы все случилось с точностью наоборот: ее возлюбленный от нее ушел, а она сама нашла здесь смерть. Это было горько.

Тело, обмякшее и уже безжизненное, падает на землю. Кто же знал, что север будет настолько безжалостным к пришедшим сюда южанам? Он будто бы испытывает их на прочность, будто бы проверяет, смогут ли она вынести все потери, смогут ли дать врагу отпор. И если они действительно смогут, то смерть Сури будет не напрасной.

Им нужно самим бросить вызов северу. И коль они сюда пришли, облюбовали это место, то теперь точно не сбегут под напором страха или риска быть убитыми. Это их дом, который они будут защищать.

- Заберите отсюда детей! Живо!

Шантэ вновь вздрагивает, слыша голос любимого. Она оборачивается и смотрит прямо на Траина: он жив, он в порядке, а значит, она тоже может драться. Но дети...

- Леди Шантэ? - Серая львица снова крутит головой, не понимая кто говорит с ней. Прямо перед ней стоит испуганная Алия. Еще одна юная самка: что она тут делает? Что Вы все тут делаете!? Почему вы пришли сюда, подставляя себя под угрозу? Почему не послушались приказа короля?

- Ты слышала, что Траин сказал? - Злобно бросила кошка, - забери подростков и беги!

Ярость королевы словно тряхнула львицу. Юная самка на миг повернулась в сторону медведя, ища глазами Киллиана, но вместо этого заприметила лежащую на земле Сури. Мертва или ранена? Впрочем, сейчас у нее другая задача: увести подростков с поля боя.

- Кили, - Алия подскакивает к подростку, следя за тем, как он с ужасом таращит глаза на мать. Когда львица бежала, то видела, что медведь приподнял кого-то над землей, но из-за тумана и вьющегося снега не смогла разобрать кто это был. Очевидно, все же это была Сури и она была мертва, - пойдем скорее, здесь опасно.

Пихая подростка в бок, Алия зубами успела ущипнуть и Луриана, стоявшего неподалеку. Их нужно отвести в Великий Чертог, нужно позвать лекарей. И пока самка думала об этом, то заметила еще одного, незнакомого чужака, подростка с рыжей гривой, лежащего подле камня.

- О, Один Все отец! - Воскликнула Алия, бросившись к юному самцу. Он был без сознания, но живой - дышал еще, - Луриан, - Алия повернулась к подростку, еще раз хорошенько тряхнув его, - помоги своему другу. Отведи его домой, а сам найди лекаря и срочно веди его сюда! На тебя вся надежда, покажи, что ты уже вырос!

Луриан испуганно кивнул и, пытаясь ободрить Киллиана, направился к чертогу, а Алия, взглянув еще раз на место битвы, схватила Каррота с целью оттащить его подальше от опасности. Да уж, медсестричкой на войне ей еще не приходилось работать...

...Как Шантэ не приходилось испытывать такую горечь и ярость одновременно. Пока юная самка возилась с подростками, Шантэ не упустила момента снова напасть на медведя. Напасть так, чтобы он навсегда запомнил ее клыки или когти на своей шеи. Они отомстят за Сури, и ее смерть не будет напрасной!

И как вовремя мишка подставил Шантэ свою белую шею. Не теряя больше не минуты, королева севера прыгнула прямо под медведя, снизу, целясь в горло. В этот раз она хочет прокусить клыками артерию так, чтобы пустить сильное кровотечение, а в идеале, добиться, чтобы их враг захлебнулся в собственной крови. В это же время она хватает медведя когтями за спину, надеясь, что нанесет ему и этим оружием существенный вред.

Мастеру

в случаи удачи - острые клыки и когти, на готове уворот.

Отредактировано Шантэ (4 Ноя 2017 09:31:57)

+4

141

Моя атака оказалась провальной, кто бы сомневался? Долгие месяцы без сражений оставили на моем белом теле едва ли поправимый след, если не начать исправляться с этого самого момента. Тяжесть сковывала голову, пульсируя в висках и мешая думать, мигрень - не лучше перелома, когда входит в самую затяжную и тяжелую свою форму. Возможно, именно из-за неё мои лапы и не настигли спины медведя, уронив меня на снег.

- Старик, чего с тобой? - озабоченно спрашивает Пич, но его морда устремлена к противнику, он старается не кинутся без меня на очередную атаку, чем оставляет на моей орде тень усмешки.

- Жить буду, давай, нам надо уложить эту махину, пока он кого-то не убил.

Убил... Я едва успеваю понять это, едва успеваю мысленно похвалить свою невестку и вторую, медную львицу, прежде чем медведь звереет и впадает в слепую ярость, кидаясь к той львице, что выскочила из чертога вперед Траина. Глухой, полный боли рык замирает к глотке, когда я понимаю, что этой ночью прайд сына точно не досчитается голов. Я не знал имени падшей, но чувствовал на себе тяжесть вины. Все подручные моего отца будут и дальше вредить прайду Ивара, если так пойдет и дальше.

Следом за львицей достается и цветастому подростку, тот отлетает точно в камни и воздух, итак разбавленный кровью, становится еще более металлическим. Надо было что-то делать, да поскорее. Когда косолапый вошел в раж, я и не успел заметить его атаки в свою же сторону. Он ударил наотмашь, но даже этого хватило, чтобы рухнуть боком на землю и зарычать от боли в ребрах. Не сломал, гад, но дышать было сложновато. Пич тут же оказался рядом и помог встать, чему я был крайне благодарен.

Перед глазами еще стояла серой тенью смерть той самки, но думать о падших сейчас не время. Сын и Шантэ после наверняка помянут их в молитве богам, если это после, конечно, наступит... Выдыхая, точно тысяча игл углубились в мои легкие, я царапаю когтями стылую землю и снов бросаюсь вперед, игнорируя боль в боку и голове. Медведь был уже достаточно ранен, чтобы почувствовать гнилой прикус проигрыша большим кошкам и я попытаюсь заставить его подавиться этим привкусом. Белой тенью я бросаюсь к правому боку противника, где почти никто не стоял и поднимаю передние лапы для удара я более мягкое и видное брюхо. Если всё пойдет как надо и Пич мне поможет, ударив рядом, нам точно удастся выпустить часть внутренностей последователя Ходоков.

+4

142

Удача союзника обернулась для Люциана фейлом. Довыпячивал грудь перед Сури, показывая, что ей здесь не место, - налажал сам. Противник ушёл от атаки самца и его помощника, оставив обоих с красивым ни хрена. Лев не радовался отсутствию травм у себя, потому что другие его соратники, как Хьюго, успели выделиться на фоне общего сражения и более удачливых дам (Мунаш его вообще поразила своей прытью, ай да мать туевой кучи детей) хуже, чем он со своей атакой впустую. От Шантэ он не ожидал такой везучести и, если бы у самого жопа не горела, с мордой нотбэд поднял бы большой палец вверх. Её манёвренность он мог списать на гены Фаера и нрав бой-бабы с рождения, но Мунаш… этот медяной шарик с огромным приплодом хрен знает от кого? Вы серьёзно? Красавица-мать замаячила задницей у него перед самым носом, повиснув на медведе. На своём медвежьем родео она продержалась недолго и была грубо сброшена северным гостем, но успела оставить ему на память несколько серьёзных ран и ослепить противника.
Вот сейчас обидно было.
Люциан зарычал, собираясь атаковать снова, но медведь, забивая на все причинённые ему травмы, удивительно ловко и быстро протиснул морду в ряд львов и схватил за горло самку. Сури затрепыхалась в воздухе в попытке освободиться, но никто не пришёл к ней на помощь. Серый знал, что это бессмысленно. Они бы не успели. Атака медведя оказалась неожиданной и ошеломляющей, а они, как группа самоуверенных идиотов-самоубийц, наблюдали за показательным шоу. Срать медведь хотел на все их потуги его покалечить.
Самка мёртвой тушей упала под лапы к нему и Траину, обрызгав их горячей кровью. Люциан поморщился. Хреновое благословение предков.
Дерьмо.
Медведь не остановился на одной смерти. Пока вся компания чесала задницу, он снова атаковал. Траин увернулся от атаки, но следом под раздачу попал белый лев-гигант, который понравился детям Люциана. Королева, играючи, увернулась, а Люциан вильнул в сторону, спасая себя от травм. Открытая шея ослеплённого медведя оказалась у него под самым носом. Они опять атаковали все вместе, пытаясь не думать о самке и возможном перенятии её участи. Убрать детей – хорошая мысль, но кто будет этим заниматься, пока они дружно пытаются повиснуть на медведе и разодрать его на части? Мёртвая Сури?
В долине показалась ещё одна самка. Что их сюда притягивает? Жажда приключений? Люциан помнил, что это скромная  внучка сварливой бабки, которая привносила разнообразие в жизнь их прайда. Он бы понял, если бы Муула решила тряхнуть старыми костями и пришла сюда. Эта могла словами довести кого угодно, но пришла молодая львица. С предложением помощи. Увести подростков – хорошо. Только быстрее и без концентрации внимания на убитой самке и страшном медведе, чтобы им не пришлось похоронить ещё одну львицу.
Люциан бросил взгляд в сторону напуганного сына с его другом, но ничего ему не крикнул – он не хотел упустить момент. Второй может не представиться. Самец набросился на медведя, целясь зубами ему в шею (с противоположной стороны от Хьюго). Отвлекая его от атак, Кейн пошёл на снижение и нацелил когти на покалеченные глаза стражника ходоков. Раны могут болеть сильнее, если не оставить их в покое. Самец собирался открыть кровотечение, если на этот раз ему повезёт больше.

+2

143

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Много кубиков
Траин атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+1

Бросок
Бонусы

Итог
Принуждение

5 + 1 = 6
1 + 3 + 2 = 6 → 3

9
Дреури12

Полный успех, абсолютно точное выполнение указанного действия, если только оно не противоречит логике и здравому смыслу.

Правитель земель наконец показывает себя в полной силе, совершая атаку не менее удачную, чем у его леди. Он буквально вгрызается в нижнюю челюсть мишки и рвет её вниз, сопротивляясь крепкому строению черепа своего белого врага. На какой-то миг противники замирают, точно забывая о других, а следом косолапый орет под хруст сломанной нижней челюсти и крик переходит в кровавое бульканье. Кровь из пасти и разодранной Айвором морды едва ли не рекой хлынула. Нижняя челюсть более не соединенная со скелетом повисла на куске кожи и больше никак не поможет в бою своему хозяину. Вместе с ней теперь свисал и язык, без возможности зацепиться за что-то в раскрытой пасти. Сильное кровотечение и вырванная часть тела оставляют медведя с болевым шоком и практически без возможности к дальнейшему существованию (1 пост до обморока и 2 до смерти, так как ему итак крайне хреново со всеми увечьями).

Хьюго атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+3

Бросок
Бонусы

Итог

1 + 3 = 4
2 - 1 + 1 = 2

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Бедный дозорный, ему снова не удается атаковать, он промахивается и не достигает цели падая под лапы белого медведя, но зато дает возможность атаковать Шантэ.

Шантэ атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+5

Бросок
Бонусы

Итог

2 + 5 = 7
2 + 2 + 1 = 5 → 3

10

Переменный успех, действие выполнено с ощутимыми помарками. Антибонус, получаемый противником на все его последующие действия, не может превышать значения "-1" (т.е., этим ударом можно нанести максимум легкую травму).

Шантэ в этой раз атакует не так удачно, но достаточно сильно. Цепляясь когтями и клыками в тушу медведя, она оставляет пару дыр в его шее и пару царапин на шкуре. В купе они открывают еще одно малое кровотечение, что нисколько не идет на пользу белому врагу.

Хальвард атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+2

Бросок
Бонусы

Итог

3 + 2 = 5
2 + 3 + 1 = 6 → 3

8

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

Увы, Ходок и его спутник не смогли выпустить внутренности мишки, но достаточно сильно ударили его в бок, чтобы итак изодранная белая туша неловко шатнулась и начала почти пьяно пытаться удержать равновесие на трех целых лапах.

Люциан атакует Мишку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+6

Бросок
Бонусы

Итог

6 + 6 = 12
2 + 3 + 1 = 6 → 3

12

Полный успех, абсолютно точное выполнение указанного действия, если только оно не противоречит логике и здравому смыслу.

И, да, не зря Люциан стал главой Ночного дозора. Этот лев знает своё дело и он становится последним, кого уже не видел, но учуял медведь рядом со своей шеей. Его острые клыки добираются до артерий под толстой шкурой медведя и буквально разрывают их. Медведь захлебывается кровью, чувствуя свою скорую смерть, но перед тем, как отправится к Одину, поднимается на задние лапы, собираясь забрать с собой еще хотя бы одного из больших кошек.

Кто же знал, что львы научились работать столь слажено и отказывались подыхать дальше, отправляясь следом за одной из своих львиц. Медведь был слеп, но ярость была его глазами, он рвал и метал, размахивая лапами рядом с мордами львов, но одна за одной - атаки убивали его. Челюсть висела сломанной и более недееспособной, морда из белой и пушистой превратилась с кровавую кашу из разорванной шкуры и слоя мышц и мяса под ней. Он умирал, дыры на шее стали на то последним намеком. Кровь горячим потоком хлынула под лапы косолапого, когда тот захрипел и поднялся последний раз в своей жизни на задние лапы. Кровавая пена пошли из пасти, точно внутри медведя кто-то так не вовремя запустил пенный фонтан. Он хотел забрать с собой еще кого-то, хотя бы одного, чтобы кошки испытали горе утраты и были слабы перед хозяевами медведя. Перед Белой Смертью. Но сердце медведя остановилось раньше. Он замер, точно статуя, окруженная львами, а следом рухнул мордой вперед, своей целой передней лапой безвольно ударяя одну из львиц. Ту, что лишила его зрения. Острые когти вспороли шкуру от плеча до самой кисти, открывая сильное кровотечение. Будь медведь жив на момент удара и будь его лапа еще ближе к Мунаш - она бы отправилась следом за Сури в тот же миг.

Медведь мертв.

+3

144

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Дальнейший порядок отписи: Траин, Шантэ, Хальвард,
Люциан, (Морковка и Мунаш переносятся в пещеру. У первого сотрясение и он никакой, активность второй под вопросом)

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

145

Траин был зол. Чертовски зол. Одной смерти достаточно, чтобы вывести его из себя и заставить драться до последнего вздоха. Он никому больше не позволит причинить вред его семье. В эту ночь больше никто не умрёт из братства. Только гость, который пришёл к ним сеять смерть, сам умрёт от клыков и когтей. Самец не был самоуверенным и не считал, что им доставит сил. Да, воины братства учились драться и имели боевой опыт, но все они оказались не готовы к такой стычке с ярым противником. На секунду он вспомнил, что в первую встречу с предводителем Горных баргестов слышал вопрос: чего он желал больше всего? Готов ли был отдать самое дорогое ради достижения цели? Он хотел бы, чтобы Сури вернулась к сыну, чтобы она не погибла этой ночью, но понимал, что мёртвые уже не воскреснут и что он мог дать взамен? Только собственную жизнь и так распрощаться с тем, что ему дорого – с миром, любимой и своими братьями.

Он вложил всю свою ярость в эту атаку. Траин почувствовал напряжение в челюсти медведя и резко дёрнул её на себя, хотя сам ощущал, как чужие клыки больно впиваются в его нёбо и вкус двух кровей мешается у него на языке в какой-то странный коктейль. С рычанием он вырвал кусок чужой плоти и лишил врага его главного оружия. Больше он никого не сможет ранить. Не сможет убить, а сам будет медленно и мучительно умирать, даже если ему удастся выжить после всех их атак и уйти обратно в ночь. С такими ранами не живут.

Тяжело дыша, Траин смотрел на медведя пылающими глазами. Несколько секунд он стоял напротив него, будто не верил, что его атака вышла успешной. Другие львы нападали на медведя с разных сторон, нанося ему новые серьёзные раны. Кровь всё больше проливалась на землю. Траин чувствовал, как чужая горячая кровь стекает по его подбородку. Грива потемнела на груди и слиплась от крови. Снег под лапами медленно окрашивался в кровь и под телом медведя стал растаявшей грязно-бурой бесформенной массой. В воздухе стоял насыщенный запах крови, но Траин, кажется, жил одним дыханием и его звук – свистящий, тяжёлый, жадный, заполнял всё его создание, пока он невидящими глазами смотрел на умирающего медведя.

Траин видел, как от тела медведя отскочил Люциан, а горячая кровь хлынула из повреждённой шеи врага и запульсировала по грязно-белому меху. Даже сейчас, несмотря на все полученные раны, которые должны быть смертельными для медведя, он всё ещё представлял для них опасность. Самец дёрнулся, когда заметил, что медведь вновь пытается атаковать, будто желал напоследок забрать к своим богам ещё одного из братства. Траин попытался напрыгнуть и повиснуть на его лапе, пренебрегая собственной сохранностью, словно урока от Сури и её безрассудства ему было мало, но не успел. Он бесполезно клацнул клыками, поймав лишь воздух, а сам приземлился на лапы с другого бока от медведя. Обернувшись, надеясь ещё успеть, он увидел, как на землю падает тело Мунаш. Зачем.. зачем она пришла сюда?! Зачем они обе сюда пришли?!

Медведь уже лежал на земле и, казалось, что белое брюхо больше не поднималось от дыхания, а кровь всё медленней струилась из его ран, увеличивая грязную площадь вокруг него, но даже так Траин не верил в то, что их противник окончательно повержен. Что если это уловка, чтобы ранить кого-то из них? Что если, стоит им расслабиться и отвернуться, как он снова нанесёт смертоносный удар? И всё же.. Траин быстро оказался рядом с Мунаш, опасаясь, что она, как и Сури, мертва. Припадая рядом с ней на лапы, словно к возлюбленной, чья смерть была бы для него невыносимой, он прислушивался к ней, прижимая ухо к груди. Дышит. В груди бьётся сердце.

- Жива…

У него как камень с груди упал от этого осознания. Ранена, но жива. У них ещё есть шанс спасти её. Нужно как можно быстрее отвести её к лекарю. Нет времени медлить.

- Помогите раненным. Нужно отнести их в чертог.

Траин поднырнул под тело самки, тяжело взваливая её к себе на спину.

- Люциан, забери подростка, - лев кивнул на рыжегривого чужака, которого медведь ранил первым. Они его не бросят. Он тоже нуждается в помощи, хотя не имеет никакого отношения к их братству. Что он здесь забыл в такое неспокойное время, они разберутся позже, когда закончат с основной работой.

На горизонте уже виднелись остальные львы из патруля. Под предводительством Мтонго они бежали со всех лап, но явились слишком поздно, чтобы помочь избежать смертей. Траин не винил их в этом – никто не был готов к нападению, но теперь… теперь у них есть другие обязанности.

- Лорд, я… - Ллель попытался объясниться, чувствуя себя виноватым, но был резко оборван Траином:

- Осмотрите владения. Здесь могут быть другие нарушители. Любого, кто вызывает подозрение, не оставляйте без внимания. Это могут быть глаза Ходоков. Предупредите Шенью. Он и его семья должны знать об опасности.

Мтонго кивнул, бросив короткий взгляд на медведя; он обнюхал снег и повёл за собой группу львов, не давая им даже короткого отдыха после бега от ледника. Остальные должны вернуться в чертог. Траин поднялся на лапы, стараясь двигаться быстро, но осторожно, чтобы львица не упала с его спины. Он должен вернуть мать их детям живой. Самец пытался гнать от себя мысли о её смерти. Он не представлял, как скажет детям, что их мать погибла. Не представлял, что скажет Киллиану, который остался сиротой, а ещё он боялся.. Боялся смотреть в глаза своим сопрайдовцам и оборачиваться, потому что позади, в снегу, лежало бездыханно тело Сури.

» Великий чертог

+9

146

офф

Поскольку человек, отыгрывающий Мяута слился, то я опять берусь отыгрывать котейку в качестве фамильяра

Все мы знаем, что этот момент однажды бы всё равно наступил. Через пять минут или через десять. Его напарники имели свойство убыстряться при отсутствии еды, какие уж тут розовые кролики с батарейками на спине с ними сравнятся.

— Эй, Джеймс! Хватит ржать!

Пришёл Мяут. Какая катастрофа! Джеймс замер на месте и на его морде возникло ужасное осознание реальности — Мяут уже тут, а он всё ещё не дошёл до Ашана за мясом носорога по акции! Да что там, даже если он сейчас побежит, кинув Мэйбл коту в морду, у него с собой даже нет карточки постоянного покупателя, никакой скидки...

А если серьёзно, приход кота для льва стал самой настоящей неожиданностью и в лучшем случае по цвету совпадающей с детской, а это, знает ли, для профессионального дизайнера настоящий казус! И как всё ему объяснить доходчивым образом при этом не спугнув девчонку? У них вечеринка? Деловые танцульки? М-да, Мяута подобным не удивишь, но его когтистые лапки в действии... пожалуй, лучшим выходом из ситуации будет просто помолчать, вдруг, что-нибудь произойдёт и Джеймса просто не заметят в гуще событий?

— Не буду спрашивать, что ты делаешь. Это новый способ охотиться? Джесси явно не обрадуется, что ты оставил её без ужина. И я тоже есть хочу! Ты понимаешь? — лев деловито сначала закивал  головой подтверждая слова кота, а потом резко воскликнул:
— Хэй! — противореча самому себе.
— Да я тут из шерсти вон лезу, — Джеймс пригнулся к уху кота, снизив голос до шепота. — Знаю, она не похожа на слона или носорога, но она нужна нам. Джесси оценит мой подарок по достоинству, думаешь, я бы стал тратить зря время, если бы не думал он нашей команде в первую очередь?

Мяут недовольно фыркнул в сторону льва, топорща усы в его сторону. — Если Джесси вздумает поколотить тебя по глупой голове, то я мешать ей не стану, так и знай, — видимо решив закончить спор на этой ноте, кот деловито развернулся мохнатой жопкой и распушил хвост, готовясь пойти в сторону Джесси. И так бы оно всё и вышло, они бы молча поплелись к синеглазой королевишне получать персонально выделенную на каждого дозу лапоприкладства, однако Джеймс не учёл, что его новая спутница, как и он сам впрочем, имеет кое-какие странности.

— Уооо, ну как такой милый и хорошенький кот может отчитывать такого милого и хорошенького льва, — лев и кот перекинулись короткими взглядами. Новая пташка, оказывается, не только петь умеет, но и щебетать. — Нет, правда.

— Это ещё почему? — Мяут не очень любил, когда кто-то его щупал без веской на то причины, правда сейчас он был настолько ошарашен, что в некотором роде растерял способность к самосохранению. Голос кота звучал растерянно, он не знал, чего можно ожидать от потеряшки, которую подобрал на свою голову тот серый бадылдина стоящий рядом, а это несколько напрягало. Что она сейчас спросить у него? Счёт в банке сурикатов? Как выглядят детеныши голубей? Чем коты отличаются от кошек? К этому его жизнь не готовила. Если хоть один из этих вопросов вылетит из уст этой кареглазой, Мяут тут же потеряет одну из девяти жизней, а в этой глуши даже нет достойного похоронного бюро. Может, он хочет кремировать свою первую жизнь, ах, судьба-судьбинушка.

Дальнейшие слова Мэйбл кот вообще  не понял.

— Какая ещё танцевальная битва? Джеймс, что ты тут натворил!? — постепенно, из шокового состояния кот стал переходить в состояние яростного опьянения.

Глаза Джеймса забегали, словно у ребёнка, который потерял во время прогулки варежку в снегу, настал час Х, и до наказания остались считанные секунды.

После, кота настигла волна вопросов, где-то по середине он окончательно запутался в девчачей паутине и шерсть на его спине выросла, подобно гребню дикобраза.

— ОТПУСТИ МЕНЯ СЕЙЧАС ЖЕ!  — прошипел кот, в воздухе раздался свист и сверкнули когти. Не мудрено, что в первую очередь Мяут атаковал морду надоедливой Мэйбл, после чего, отскочив от неё, он полоснул Джеймса.

Меня-то за что!? — рыкнул лев, он уже привык быть побитым, но сейчас его самолюбие изрядно пострадало.

— У нас нет времени! Джесси может быть уже слопали, пока ты тут дурью маешься с этой девчонкой!

И то верно, — обеспокоенно пробормотал Джеймс. — Тогда бежим!

->Древний ледник

Отредактировано James (4 Дек 2017 20:22:23)

+3

147

Музыка для атмосферы

Нападение медведя оказалось настолько ошеломляющим, что вся смелость подростков исчезла, уступив место истинному животному страху. Оно гасило желание жить и не позволяло осознать, насколько важно не стоять на месте, а бежать, пока есть возможность. Своим ступором Киллиан поставил мать и других в безвыгодное положение, но осознал это слишком поздно.

Он не успел понять, что произошло. Одним резким толчком Сури оттолкнула его в сторону и подросток, не удержавшись на лапах, потерял равновесие. Киллиан зажмурился, почувствовав, как заныла лапа. Падение вышло болезненным, но он и представить себе не мог, что есть что-то намного… намного больнее этого. Под крики своих сородичей, которые стихли в морозном воздухе, он открыл глаза, встречая с замиранием сердца тишину, а потом её… Львицу, которая отдавала свою жизнь за его безрассудство, за его мальчишество, за его глупость. Он видел, как алая нить крови течёт по телу, окрашивая светлый мех следами подступающей смерти. Он видел страх в глазах своей матери и сам неосознанно поднимал взгляд выше, будто не мог насмотреться на чужую смерть. Он чувствовал, как в воздухе усиливается запах крови. Чувствовал ту смерть, которая однажды придёт за каждым из них. Стеклянным взглядом он смотрел на львицу, будто бы не верил в то, что всё происходит взаправду. Он не мог понять, почему остальные бездействуют, но в собственном бессилии неожиданно для себя находил ответы – он испугался. Мороз предчувствия смерти пробежал холодком по его загривку, лапы отказывались слушаться, а он, как в наказание себе за бездействие, не мог отвести взгляда.

Несколько секунд и он увидел улыбку на морде матери.

Хруст…

Даже сейчас, неосознанно вздрагивая от этого звука и провожая взглядом тело матери, небрежно отброшенное в сторону, Киллиан не понимал до конца, что произошло. Он отрицал действительность, потому что она была слишком ужасающей для него. Он потерял отца, который однажды не вернулся с патрулирования. А теперь на его глазах пришлый медведь-чужак убил его мать. Убил из-за него. Она ведь знала, что он здесь. Бежала впереди всех и рисковала своей жизнью, потому что хотела защитить его любой ценой. Даже ценой собственной жизни. Вон он – настояний урок. Сделать бы правильные выводы..

Мам..? – он хрипло позвал её, не замечая ничего вокруг. Смерть Сури могла стать напрасной, ведь её сын, забыв об угрозе, что находилась рядом и втаптывала лапами в грязный снег кровь его матери. Киллиан неотрывно смотрел на тело Сури, но не видел её лица. Лишь спину и шею, которая выгнулась под неправильным углом, но даже так он всё ещё не мог принять её смерть. – Мама..

Северный ветер всколыхнул её мех. Снежинки, что ещё не успели растаять, упали на тело львицы и в секунду на его глазах растворились в крови. На онемевших лапах он поднялся и подошёл к львице, игнорируя остальных. Он шёл к ней, потому что не видел ничего другого. В несколько тяжёлых шагов Киллиан оказался рядом с её телом и бессильно упал перед ней.

Мама…

Слёзы скопились в уголках его глаз.

Мама, пожалуйста…

Он звал её, надеясь, что мама услышит. Не могло быть иначе. Она всегда откликалась. Всегда. Даже когда спала, через сон слышала его голос. Она же его мама. Она не может оставить его одного.

Подросток толкнул её лапами, чувствуя, как горло сжимается от слёз, но отклика не последовало. С ужасом для себя он увидел кровь на своих лапах и только тогда понял, что это её кровь. На его лапах кровь его матери.

Он убил её.

МАМА, НЕТ! – он сорвался на крик. Что ему до того, что другие сражаются? Что ему с того, что этой ночью могут погибнуть его братья? Он не слышал приказа, отданного королём, но ощутил на себе его исполнение, когда львица их прайда попыталась оттащить его от тела матери. – Нет! – он воспротивился и грубо оттолкнул от себя самку. Он не понимал, что своими действиями ставит под угрозу жизнь львицы, которая отважно пыталась оттащить его от медведя и сохранить ему жизнь. Он хотел быть рядом с матерью. Он не понимал, как можно оставить её здесь, но Алия упрямо оттаскивала его, словно ребёнка, за шиворот. – Нет!! Отпусти меня! – Киллиан упирался, но чувствовал слабость в лапах и собственное бессилие перед судьбой. Он захлёбывался слезами и всё ещё не мог не смотреть на неё. – МАМА! – ещё раз позвал, словно она вот-вот поднимется на лапы, откроет глаза и скажет, что он дурачок, что с ней всё в порядке и он зря льёт по ней слёзы, что он понял всё неправильно, но в этот самый момент внутри него умирало разорванное на части сердце. Никто этого не видел. Никто не ощутит его утрату настолько сильно и вряд ли когда-либо сможет понять.

Луриан пытался дозваться до него, отвлечь, но Киллиан не слышал слов лучшего друга. Все они звучали пусто и глохли каждый раз, когда Киллиан бессильно падал на лапы, проливая на земли Севера всё больше горьких слёз. Уходить? Куда? Какой во всём этом смысл? Он остался один. Зачем ему жить дальше?

От каждого его шага на белом снегу оставался кровавый след, но он продолжал идти, ведомый Лурианом.
Если бы он мог… Если бы он мог повернуть время назад и всё изменить.. Он бы спас её. Она была бы жива. Это он виноват…

Это он убил свою мать.

» Великий чертог

+9

148

«чтобы быть воином, недостаточно умения поражать противника мечом, нужно еще знать, ради чего обнажаешь меч!»

О чем думает мать, бросаясь в защиту своих детей? О чем думает влюбленный, закрывая своим телом возлюбленную? О чем думает королева, бросаясь в защиту тех, ради кого она живет, кто доверяет ей себя и свою жизнь?

Отец никогда не готовил Шантэ к тому, что она станет королевой и поведет вперед прайд. Львица знала, что у северян возможно такое, но конунг Фаер придерживался, кажется, более традиционных методов правления. Он обучал всему, что знал и что умел своего старшего сына – брата Шантэ, пока тот не исчез. Но львица в свои юные годы наблюдала за тем, какие взаимоотношения были между конунгом, его гвардией, его львами и знала одно: каждый из них жил друг для друга. Каждый из них был поодиночке просто львом, по факту беззащитным и ничтожным, но когда они были вместе - они были силой, которую боялись.

Даже львицы и львы, никогда не обнажавшие клыки против врагов, несли важное бремя в структуре прайда. Они заботились друг о друге, ухаживали, любили, корм или. И это Леди Севера уяснила для себя еще тогда, пронесла через всю свою подростковую жизнь, а потом выросла в этом. 

Так о чем же думала Королева прайда, когда бросалась к медведю под лапы? Когда чувствовала тревожный и горький стук сердца, когда плач души вырывался наружу и смешивался с яростью и отчаянием? Когда ее зубы вошли в толстую шкуру медведя, а на языке почувствовалась теплая кровь врага? Что чувствовала королева, когда существо, за которое она взяла ответственность, погибло? Когда сын Сури остался один, и его крик львица расслышала даже будучи вцепившись в медведя?

Львица подняла глаза вверх от того, что на ее морду закапала кровь. Она отпустила шею врага, оставляя на его шкуре две заметные дыры, откуда сочилась все та же красная жидкость. Вскинув голову, самка заметила своего Лорда Севера, который с бешеной и неистовой яростью вцепился медведю в челюсть и потянул вниз. Казалось, что хруст костей разнесся по всей Долине Горячих Сердец, хотя в общей симфонии звуков боя был едва ли слышен.

Она никогда не видела Траина настолько яростным.

Медведь покачнулся. Его некогда белая шкура уже казалась ярко-красной при свете прозрачного застывшего снега, поскольку из шеи врага била фонтаном кровь, пущенная Люцианом. Зверь тяжело начал заваливаться набок – это был удар Ходока, но даже будучи одной лапой в другом мире, этот медведь не сдавался. Истинный кровожадный северянин, последователь Белой Смерти, он успел причинить вред еще одной львице, которая попалась под его удар.

Шантэ вздрогнула, когда Мунаш упала на землю. Почему сегодня погибают самки, которые являлись матерями и которые были нужны своим детям? Почему они сегодня погибают, а не самцы-воины? Почему они вообще пришли сюда, в Долину, зная, с кем им придется столкнуться?

«Лучше бы на ее месте была я», - ошарашено думала Шантэ, испуганно взирая на львицу.  Траин кинулся к ней, боясь того же, чего боялась и Леди Севера – они не могли потерять ее!

- Жива... – Раздается голос возлюбленного. Беззвучно кошка выдыхает, а потом оборачивается на труп медведя. Еще горячий, но уже бездыханный, безмолвный. Шантэ медленно подходит к нему, теперь уже всматриваясь в морду последователя Белых Ходоков сверху вниз.

- Больше ты никогда не причинишь вред моей семье, - шепчет самка, наклоняясь к голове поверженного медведя. Сомнений не было – он был мертв. Он больше не встанет и не вдохнет воздух. Он больше никого не ранит и не убьет. Никогда. Поднимая лапу и опуская ее себе на лоб, а потом, проведя вниз, к носу, оставляя на лбу размазанную полоску крови, Шантэ поднялась на лапы и пошла вслед за уходившими с поля боя львами. Она, как и Траин, боялась оборачиваться назад, потому что там осталось лежать тело Сури. Тело некогда жившей и дышавшей львицы. Тело той, которую они с Траином не смогли защитить.

-------→>>Великий Чертог

Отредактировано Шантэ (23 Дек 2017 14:19:01)

+5

149

Я отвык от сражений, отвык от драк и разборок, но те решили упасть на мою голову слишком внезапно и настолько резко, что даже и подоспевший на помощь Питч мало чем смог помочь в борьбе с медведем. Этот белый слуга моего отца наверняка был селен, но львы моего сына оказались куда сильнее. В какой-то мере, я был горд им, вед он нашел стольких последователей, соратников... друзей. Сумел сплотить их вокруг себя и превратить в огромную и сильную семью. Раздумывая о подобном, я уже и не пытался атаковать почти мертвого косолапого, пока тот еще пытался забрать с собой хоть кого-то. И это у него, признаться, получилось. Мне плохо было видно, но в своем последнем рывке он снова зацепил кого-то, в нос ударил новый привкус крови и я сглотнул, опуская голову.

- "Кто же теперь?", - пронеслось в голове и я медленно обошел труп врага, стараясь разглядеть на лице сына те эмоции, что мне так были нужны.

Трезвость ума и никакого слепого гнева. Из пасти вырвался вздох полный усталости и горечи, ведь я ощущал вину на себе, пусть уже и не был тем Ходоком, которым должен был стать. Тряпка, не иначе, пусть и выгляжу еще бойцом. Лишь внешне, внутри всё пустое и высохшее. Медленно переступая по кровавой земле, под хриплое дыхание окружающих, что еще не были готовы осознать утрату в виде Сури, я подошел ко второй львице, что в этот момент была уже на спине моего сына. Кажется, она была матерью тех львят, что терлись вокруг Ивара и делали вид, будто это он их отец.

- Эй, львица... - мой голос холоден, я отвык говорить много, а уж помогать кому-то и подавно; коснувшись её плеча, игнорируя возможную реакцию Лорда, слегка повернул к себе её морду и не сдержал хриплого рыка сквозь плотно сжатые клыки.

За спиной вздохнул и опустил морду мой старый и местами пятнистый друг.

- Ивар, Шантэ, её душа больше не с нами, - слова кажутся до боли в затылки глупыми и почему-то детскими, точно не о молодой матери речь, а о раздавленной букашке. - Бок перестал вздыматься только что.

"Я видел смерти и ужаснее, видел смерть многих южан, что мне эта..."

Но на сына я смотрю с сочувствием, стараясь разделить потери его большой семьи, к которой я не принадлежу. За одну ночь вокруг моего сына стало вдруг так много сирот, а я ничего не могу с этим сделать. Разве что молчаливо винить самого себя, но не прибил ненавистного отца, пока еще мог, не смог остановить ужас, созданный Ходоками и их слугами. Если бы я был умнее много лун назад и своими лапами положил конец Королю Ночи. "Прости меня, мать".

- Пич, помоги мне, - обращаюсь я к старому другу и пытаюсь снять с сына труп, на его же недовольство, отвечаю пронизывающим взглядом и делаю шаг к нему, буквально упираясь мордой в морду. - Тебе достаточно осознания того, что последствия гибели львиц будут еще долго отзываться в твоей душе и вокруг тебя, потаскать трупы ты еще успеешь, глупый мальчишка. Смерть твоей матери и сестры будет вечным грузом и виной лежат на мне, я не уберег их, но если ты не вырастишь - похоронишь еще многих.

Сняв с сына безжизненное тело, с помощью гепарда закинул его поперек своей спины и скривился от ощущения чужой крови на своей белой шкуре. Белый Ходок в крови южанина, какая классика, однако. Папочка бы мной гордился точно.

→ Ледяная усыпальница

+4

150

Великий чертог-------→>>

Пост от лица фамильяра персонажа Элики - мартышки Гарри


Тяжелее всего осваиваться на севере было Гарри. Мартышки из поколения в поколение живут на щедротах юга: фрукты, насекомые, тенистые деревья и жаркое солнце – что еще нужно этим маленьким вредным зверькам? Гарри, конечно, до поры до времени тоже жил в такой роскоши, пока Элика и Люциан не пришли к выводу, что нужно покидать то место, где, собственно, Гарри родился. Львица не заставляла зверька идти с ней, но по грустным голубым глазам подруги, мартышка поняла, что Элике не хотелось расставаться со зверьком. Да и потом: кто еще будет мучить Люциана, как не он?

И Гарри отправился следом за своими большими мохнатыми друзьями. Жаловаться мартышке не приходилось: всю дорогу она сидела то на спине Элики, то в гриве Люциана, а иногда вовсе исчезала на пару часов, чтобы добыть себе пищу. Когда львы останавливались на привал, зверек забирался в кроны дерева, сладко позевывал и засыпал. Утром вновь спускался ко львам, нянчил еще тогда маленьких детенышей своих друзей, а после они снова отправлялись в путь.

Так было до той поры, пока обезьяна с его компанией не пришли на север. Здесь было холодно, еды было в два раза меньше, а сам край не славился своей приветливостью. За все путешествие львов по северным землям, Гарри ни разу не встретил других мартышек, но он не жаловался, поскольку сам выбрал себе семью. Он и сейчас не собирался бросать Элику, потому что крепко привязался к ней, к ее семье и к другим львам. Холодно – да, не так сытно – да, но найти пару фруктов в малочисленных деревьях, а потом в пещере залезть в шерсть песочной самки, устроиться там и сладко спать – что еще может быть лучше?

Но по югу Гарри скучал особенно тогда, когда ехал верхом на Фредерике. Ночью мартышка никогда не рисковала высовывать свой нос из львиной пещеры: слишком темным, слишком неприветливым казался север. Хотя надо отдать должное погоде: ночь уже отступала, но снег, падавший с неба, делал атмосферу менее зловещей. Он искрился, переливался и устилал землю тонким слоем белых цветных снежинок.

Но это, увы, не отменяло холода. Вцепившись проворными пальцами в шерсть подростка, Гарри прижался к нему так тесно, как только можно было. Он очень надеялся, что это поможет ему согреться, при этом он также надеялся, что это согреет и самого Фредерика. Ветер, по крайней мере, не будет кусаться настолько сильно, насколько бы он кусался, не будь Гарри верхом на львенке.

Но уже на полпути юный самец, кажется, устал. Гарри пришлось с кряхтением (не от старости, конечно) слезть с подростка, чувствуя, как лапы встают на холодную землю и мерзнут. Визжа и подпрыгивая, Гарри сделал обширный круг вокруг Фреда и Чаки, а затем запрыгнул на ближайший кустик, давая бедным лапам остыть.

На самом деле Гарет мог бы плюнуть на странные идеи, засевшие в голове подростка; пожалеть свои бедные, не привыкшие к северным землям, лапы, но мартышка была не из тех, кто вот так просто сдается. Во-первых, зверек был не злобным, а напротив очень доброжелательным, а во-вторых, Гарри старался никогда не отступаться от своих обещаний. Он обещал Фредерику помочь ему, а значит, он это обязательно сделает. Именно эти черты характера толкали мартышку идти дальше.

В конце концов, не смотря на весь ужас пережитого, Чака заприметил белые кочки, больше похожие в условиях севера на сугроб. Спутники решили проверить действительно ли это он, а потому, вся бравая компания отправилась в сторону находки. Какого же было удивление Гарри, когда на месте сугроба показалась шкура мертвого и уже довольно хорошо разложившегося льва.

Обезьяне не нравилось то, что она видела. Вместо этого льва мог бы быть кто угодно из его друзей: Фредерик, Элика, Люциан, малыши. Гарри помнил рассказы старой Муулы о лавине, но вдруг этот ужас вновь повторится? Не хотелось бы…

И Фредерик запаниковал. Отвернулся, выпучил глаза, замотал головой. Кажется, львенка сейчас стошнит.

- Воды попей, - звякнула мартышка, но подросток сам справился со своей реакцией. Еще пару раз поглядев на труп своего сородича, юный лекарь, наконец, привел себя в порядок и задумался над тем, как отколоть клык от черепа – единственной части тела некогда живого льва, которая хорошо сохранилась.

Гарри, конечно, был не из любопытных зверьков, но даже ему показался странным тот факт, что клык должен быть непременно львиным. У этих мохнатых зверей действительно были странные традиции, но гривет, конечно, смолчал на этот счет: не в его характере было любопытствовать, дразнить, разносить сплетни, что, собственно, сильно и отличало его от его собратьев.

Пока Гарри рассуждал об этом про себя, молодой лекарь уже ходил из стороны в сторону, обдумывая дальнейший план действий. Гарет и Чака сосредоточено наблюдали за Фредом, пока тот, внезапно, не остановился возле булыжника, а затем не подкатил его к обезьяне с весьма неприятной для всех просьбой…

Гарри, конечно, был не суеверный, а в львиных духов и Богов и подавно не верил, но бить некогда царя зверей булыжником по черепушке…

- Только не говори Элике чем я тут занимался, - простонал Гарри, хватая камень и, со всех сил, что у него были, кидая его в черепушку. Что-то в ней хрустнуло, хотя с виду череп по-прежнему казался целым; сил у Гарри было не так много, как хотелось бы. Пришлось данную процедуру повторить не один раз, прежде чем, наконец, желаемый клык не упал прямо под лапы Фредерика.

И тут начался самый ужас. Гарри, наблюдавший молча и сосредоточенно за действиями Чаки, понял, что отделался еще весьма и весьма легкой задачей. Если бы Элика попросила у него прокусить ей ухо, то гривет бы ни за что не согласился. Меньше всего на свете он хотел причинять львице боль. 

Но Чака, видимо, был куда сильнее духом. И пока оба зверя возились с прокусыванием части тела лекаря, мартышка поняла, что дальше остается дело за ней, а потому, подхватив клык с земли, приготовилась использовать его по просьбе Фреда. Гарри чуть не упал в обморок, когда Фредерик, подскочивший к нему с окровавленным ухом, плюхнулся к лапам уже побелевшего (из-за шерсти просто не было видно) зверька.

Вставляй!

Вставляю! – крикнул Гарет, предупреждая не то себя, не то подростка. Он схватил последнего за ухо и, чуть не падая в обморок, воткнул клык прямо в проделанную Чакой дырку. Новая "серьга" тяжело зашла в ухо, видимо, она была немного толще, чем клыки Чаки, но гривет справился на ура. Глотая слезы (так ему сильно было жаль бедного Фреда), мартышка оступилась и плюхнулась прямо в снег, пытаясь сохранить сознание. Не думал Гарри, что так сильно боится крови.

Снежинки, упав прямо на мохнатую моську мартышки, быстро помогли прийти гривету в чувства.

- Фред-Фред, ты в порядке? – спросил зверек, приподнимаясь на лапках и пытаясь сесть. В этот раз он подавил желание своего организма отключиться от вида крови, - сильно больно?

Гарри понимал, что теперь подростку необходима была трава, чтобы не допустить заражения собственного организма. В конце концов, клык этого льва никто для подростка не берег от пыли, чужой крови, болезней.   

- Я помогу тебе собрать трав, - сказал гривет, медленно поднимая на лапы. Он немного отряхнулся, мотнул головой: после такого испытания ему стало даже жарко. Не теряя ни минуты, обезьяна принялась помогать Фреду в поисках трав, благо, что некоторое время зверек жил со своими сородичами, которые считали своим долгом рассказать маленьким детям о том, какая трава вкусная и полезная, а какая – ядовитая и не обладает полезными свойствами.

- И все же, Фред, боюсь, что в следующий раз я точно упаду в обморок, - констатировал факт друг Элики, - я бы тебе посоветовал самому подружиться с обезьяной, которая не так сильно боится крови и более хладнокровна, чем я.

Свернутый текст

в черновом варианте Ищем Маи-Шаса, Базилик...

Отредактировано Элика (4 Янв 2018 12:04:45)

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Долина горячих сердец