Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Долина горячих сердец


Долина горячих сердец

Сообщений 151 страница 155 из 155

1

http://sf.uploads.ru/pk1cl.png

Широкая и плодородная долина, расположенная вблизи неприступных Северных гор. Здесь очень много рек и озер, а следовательно, это место привлекает к себе многочисленные стада травоядных. Правда, привычных зебр и антилоп гну вы здесь, скорее всего, не увидите, ведь эти земли куда более холодны и суровы. Иногда здесь даже может выпасть снег, но такое случается редко. Так или иначе, здесь гораздо прохладнее, чем в саванне.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Призрак огромного рогатого льва с медвежьей шкурой на плечах способен внушить страх в любого, кто повстречает его поздней ночью. Однако он молчалив и не пытается никого атаковать, и в целом держится весьма отрешенно, словно бы никого и ничего не замечая. Создается впечатление, что он направляется куда-то по своим делам, и при большом на то желании за ним легко можно проследить.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Цикорий, Одуванчик, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

+3

151

В нужный момент Люциану улыбнулась удача. Он повис на теле медведя, впившись клыками в его шею. Когти заскребли по грязному белому меху в попытке удержать равновесие и найти опору для последнего движения. Одного укуса недостаточно, чтобы причинить медведю серьёзную рану, а ослепительная вспышка боли с рёвом и яростью обрушит на него опасный удар. Люциан стиснул клыки, горячая кровь заполнила его пасть и потекла по подбородку на светлый мех. Он проливал кровь медведя так же, как ходок сделал это с Сури, но к своему сожалению габариты не позволяли Люциану поднять медведя над собой и бросить его тело со сломанной шеей, как мусор. Он потянулся, упираясь лапами в медведя, и выдрал кусок горячей плоти. Кровь брызнула из повреждённой артерии, залила самцу глаза, мешая видимости. Опьянённый желанием убивать и мстить, Люциан отскочил в сторону и оскалился. Холодный северный воздух наполнял его лёгкие, через алые пятна крови и слипшуюся чёлку он видел истекающего кровью медведя.

Громадная туша взревела от боли. Медведь замахал лапами в поисках новой жертвы. Люциан не торопился подставляться под удар, он заслонял спиной, как помнил расположение, детей и самку из братства. Защитить Мунаш и подставиться под удар вместо неё он физически не смог. Серый заметил отчаянный прыжок их лорда, и фатальный удар для матери, чьи дети стали сиротами в одно длинное мгновение для всех. Малыш-Харт напророчил себе новых родителей.

Люциан чувствовал злобу и тошнотворно кислый вкус на языке. Он сплюнут на грязный снег чужую кровь вместе с кислой слюной и с пренебрежение вытер морду лапой, размазывая кровь по серому меху. С такой мордой к жене и детям возвращаться категорически нельзя. Он перепугает всех детей и жену, не успев объяснить, что сам целый и живой. Люциан не чувствовал вины в чужих смертях, потому что считал поступок двух самок, имеющих детей, глупым. Он мог найти оправдание для Сури, но Мунаш… чем она думала, когда бежала рвать на куски медведя? Самка причинила медведю серьёзный урон, выиграла для членов братства существенное преимущество, но она погибла и оставила детей совершенно одних. Детёнышей.

Медведь мёртв. Вместе с ним, по меньшей мере, мертва одна самка из братства. По прикидкам ранены Хьюго, Мунаш и юный чужак, без понятия каким образом зашедший на огонёк в такое хреновое время. Луриан напуган, Киллиан в истерике. Расклад мог сложиться намного хуже того, что они имели. Люциан, не теряя времени, попытался утереть морду снегом, который нашёл в долине чистым, чтобы выглядеть не таким красивым и свежим по возвращению домой. Сначала он убедится в целостности его семьи, а потом пойдёт с остальными осматривать владение на наличие других чужаков.

Самец не спорил с приказом, он нагнал молодую самку, забрал у неё её груз и закинул подростка к себе на спину.

- Пойдём, - хмуро обратился Серый к Алии и детям. Он услышал, что сказал белый чужак. Мунаш умерла раньше, чем они успели донести её до логова братства и позвать лекаря. Тащить тела в чертог плохая затея, нужно оставить их здесь, успокоить всех и объяснить им ситуацию, а потом придать тела земле. Своё мнение он оставил при себе. Живые важнее мёртвых.

Он был рад, что погибли взрослые львы. Детей хоронить тяжелее.

------→> Великий Чертог

+3

152

Еще вечером ты пытался храбриться и гонять чужаков с северных земель, а сейчас в немом оцепенении наблюдаешь, как собственную стаю раздирает по кусочкам большой и белый мишка. Мишка, что сперва сам кинулся на молодняк, но старшее поколение поспело вовремя, чтобы сохранить жизни подросткам. А ведь даже у самого подростка был шанс попытаться атаковать врага, но желание жить и еще покопать свою любимую земельку оказались сильнее. Наблюдая из-за спин старших, как те атакуют мишку со всех сторон, подросток лишь краем взгляда заметил какое-то большое и вполне живое белое пятно.

Лев, как оказалось, тоже белый, пытался помогать остальным, но Луриан знал наверняка - чужак, да еще и цветом шкуры столь похожий на косолапого. Нервно переступая на лапах, лимонный в данный момент ощущал себя самым бесполезным живым предметом во всей долине, ведь он был свидетелем страшной драки, исход которой совсем от него не зависел. Лорд и Леди, отец, тетя Сури и новенькая по имени Мунаш, все они сражались за их общий дом, жертвуя своими жизнями ради будущего. Их будущего.

- Папа! - кричит светлый, когда отец на его глазах бросается почти в пасть медведя, продолжая быть примером своим сыновьям даже в столь страшный миг.

Он не хотел уходить с львицей, уперся лапами и не желал повиноваться леди Шантэ, он должен видеть отца, он должен сам убедиться в его целостности и безопасности, иначе в глаза матери он больше заглянуть не сможет.

- Нет...

Когда медведь поднял над землей тетю Сури, перед глазами Луриана тут же застыла боль на морде Кили.

"Нет, нет, нет, не смотрит туда, дурак!", - мысленно кричал лимонный, но сказать вслух ничего не мог. На его глазах впервые кто-то умер, да еще и столь мучительно, вызывая по всему телу холодное онемение и едва ощутимое покалывание в груди.

Бойня в итоге закончилась плачевно, пусть и победой. Луриан не смог найти в себе силы подойти к Киллиану и сказать ему хотя бы пару слов поддержки, да и львица это, мама её покусай, таки вытолкнула молодняк вперед остальных, не позволил Луриану оценить всю глубину трагедии. Ему оставалось надеется, что больше жертв, помимо матери Кили не было. О, как он ошибался.

Когда рядом снова появился отец, уже не так сильно перепачканный кровью, но такой хмурый и даже злой, Луриан опустил уши, пытаясь хотя бы немного спрятать свой столь очевидный страх.

- Я рад, что ты жив, - тихо бросил он в спину вышедшего вперед Люциана.

→ Чертог

+3

153

-------------------------------Древний Ледник

Долина велика - так думал Мад, медленно спускаясь по обледенелым камням. Он выпустил огромные черные когти, и то и дело впивался ими в ледяную корку, чтобы удержать равновесие, каждый прыжок и шаг его были выверены - любая неосторожность могла окончиться плачевно. Будь он один, он, разумеется, двигался бы гораздо быстрее, но сейчас в его пасти болтался котенок гепарда, незадолго до их встречи оставшийся совсем один в ледяной пустыне, и следовало быть предельно аккуратным, чтобы с ним ничего не случилось. Мад знал, что Илран и так страдал от холода - ледяной ветер то и дело бросал в морду путешественникам колкий снег, и наверняка у маленького гепарда уже окоченели лапы и хвост. Это заставляло Мада поторапливаться - когда дорога будет более ровной и спокойной, можно будет переместить мальчишку себе на спину.

Долина велика. Велика и богата укрытиями и пищей - Мад знал об этом от встреченных им ранее странников. Ситуацию немного осложняло то, что территории эти уже кому-то принадлежали, а значит, за разные действия на них придется нести ответственность перед хозяевами, но особого выбора не было. Впрочем, если хозяева - те самые северяне, с патрулем которых он встретился некоторое время назад, проблем быть не должно - он уже сообщил, что надолго здесь не задержится и держит путь в гораздо более южные земли. Оставалась иная проблема: белый медведь, на битву с которым умчались патрульные после их разговора. В той жизни Маду приходилось сталкиваться с этими огромными и беспощадными монстрами, и он знал, что в битве один на один одолеть такого зверя обычному льву поможет только чудо. Группе было намного легче, но медведь всё равно представлял огромную опасность для каждого, кто с ним сражался. К счастью, Маду было известно и об еще одной особенности этих хищников - они никогда не ходили группами, а значит, если северяне отвлекли этого зверя на себя, ему не стоит ни о чем беспокоиться. Даже если зверь перебьет львов и случайно набредет на них с Илраном, он наверняка будет ослаблен и изможден боем с ними, а значит, не будет представлять опасности.

Прошло некоторое время, прежде чем обледенелые камни под лапами льва сменились обычными и даже покрытыми кое-где мхом, лишайником и пожухлой травой, а спустя еще несколько долгих минут склон стал более пологим и обернулся удобной каменистой площадкой. Тогда-то Мад и остановился, а затем осторожно опустил Илрана на землю - котенок покачнулся, но устоял.

- Замерз? - спросил у него Мад, слизнув с губ белую шерсть, и, услышав ответ, опустился рядом с маленьким гепардом и мотнул головой, указывая себе на спину. - Забирайся и зарывайся в гриву. Только держись крепче, не бойся выпустить когти - дальше мы пойдем быстрее.

Илран послушался, и очень скоро Мад почувствовал, как тот устраивается поудобнее. Котенок почти ничего не весил, и лев понадеялся, что если что-то пойдет не так, то тот подаст голос и достаточно крепко ухватится, чтобы не свалиться с его спины. Поднявшись, лев двинулся вперед, обходя край каменной площадки, чтобы не свалиться вниз в темноте, и очень скоро обнаружил широкую и пологую тропу, ведущую вниз, в долину. По ней они и спустились, и спуск занял достаточно много времени - небо немного посветлело, горизонт из иссиня-черного стал сначала серым, а потом и вовсе белесым. Приближался рассвет. Мад шел без устали,и чем ниже в долину они с Илраном спускались, тем теплее становился воздух вокруг них, тем меньше попадалось снежных островков меж камнями, тем легче дышалось. Воздух становился более влажным, стихал ветер, и казалось, будто всё вокруг заполняется запахами приближающегося утра. Спустя некоторое время Мад почувствовал легкую слабость в лапах, мышцы тела, напряженные прежде из-за холода и постоянной концентрации, постепенно расслаблялись, и лев ощутил усталость. У него на спине, зарывшись в гриву, сопел Илран. Что ж, им обоим пора была отдохнуть.

Подходящую пещеру Мад отыскал довольно быстро - здесь, в скалистой местности у подножия гор, их было великое множество. Небольшая, сухая, с каменисто-песчаным полом, защищенная от любы ветров, она показалась ему идеальным укрытием для недолгого отдыха, и он повел плечами и слегка встряхнулся, чтобы растормошить притихшего маленького гепарда.

- Ты там не спишь? - негромко поинтересовался Мад, повернув голову и рассматривая белую шерсть юного спутника. Получив ответ, он вновь пригнулся, чтобы Илрану было удобнее спускаться. - Давай, слезай. Прежде чем идти дальше, отдохнем здесь.

Войдя в пещеру, Мад коротко оглядел их укрытие - он не обнаружил ничего подозрительного еще тогда, когда оглядывал ее снаружи, и сейчас окончательно убедился в том, что тут безопасно. Развернувшись, он улегся на присыпанный каменной крошкой пол неподалеку от задней стены пещеры - так, чтобы хорошо видеть вход, но при этом не быть заметным снаружи - и посмотрел на топчущегося на месте Илрана.

- Не стой там. Иди сюда, я тебя отогрею.

+3

154

• Древний ледник •


Пейзажи вокруг сменялись быстро. Лев и маленький гепард спускались все ниже и ниже, снега вокруг становилось все меньше, а воздух становился теплее. Ледник уже давно остался позади, и Илран, в какой-то момент оглянувшись, подумал, что даже если бы бежал, не смог бы так быстро оказаться здесь, в испещренной реками долине. Смотреть через плечо – точнее, вбок – сейчас было непросто. Шаги Мада были шире и ощущались куда сильнее, нежели материнские. Котенок болтался в львиной пасти, и ему казалось, что все вокруг качается, мельтешит, вздрагивает. Наверное, будь его вестибулярный аппарат чуть хуже, у него бы уже закружилась голова. Каждый раз, оказываясь в долине, Илран любил осматриваться, высматривать где-то вдали стада травоядных или одиноких маленьких зверей, но сейчас исследовать все вокруг было неудобно, а потому он смотрел вниз, себе и Маду под лапы, изредка качая хвостом. За время пути он успел привыкнуть к своему положению, и уже не боялся, что лев перекусит его в какой-то момент своими огромными клыками, а горячее дыхание даже стало ему нравиться – оно приятно грело бок. Это даже помогло немного отогреться, пусть и не до конца; уши, лапы, хвост – все это еще мерзло, и иногда Илран пытался подтянуть худые лапы поближе к животу, чтобы хоть как-то согреться, но это было слишком неудобно, и он быстро уставал. А котенок и без того был измотан.

Они шли еще какое-то время, прежде чем Мад остановился. Маленький гепард покачнулся в его пасти, и его почти тут же опустили вниз. С непривычки он покачнулся, но все-таки устоял, а затем заозирался, ища взглядом пещеру – они ведь туда шли, так? Но пещеры не было, лишь ровная каменная площадка. Глубокий голос Мада раздался где-то сверху, и Илран задрал голову, а потом ответил:

- Да. У меня лапы и хвост замерзли очень. И уши… - пожаловался он, а потом отступил на пару шагов, когда лев опустился вниз, почти улегшись на землю. Уговаривать котенка не пришлось – он сразу забрался на спину ко льву и зарылся в гриву, оказавшуюся теплой и такой пушистой. От нее пахло морозом, талым снегом и чем-то свежим. Илран был уверен, что так пахнет от каких-то деревьев со странными листьями, тонкими, будто шипы, и колючими.

Устроившись поудобнее и получше принюхавшись к ароматам гривы, Илран прислушался к Маду и наклонил голову набок.

- Выпустить? – он задумчиво посмотрел на одну из своих продрогших лап с темными, по-собачьи вытянутыми когтями. – А разве как-то еще можно?

Порассуждать ему не дали – лев поднялся, и Илран покачнулся на его спине, вцепился в гриву сильнее, припав к ней грудью и животом. Задние лапы скользили по спине и бокам, а потому он покрепче держался передними. Локоны длинной шерсти щекотали ему нос и закрывали обзор, но вылезать маленький гепард не хотел – здесь, в космах огромного хищника, было тепло и уютно. Очень скоро он смог устроиться так, чтобы уж точно не упасть и совсем не тревожиться из-за каждого широкого львиного шага. Теперь котенок мог рассматривать все вокруг, приподняв голову немного, но вместо этого предпочитал спрятаться в гриве, греться и отдыхать. Скоро его разморило, и он, прикрыв глаза, тихо засопел, вдыхая приятный хвойный аромат и наслаждаясь теплом, которое во сне казалось таким же, как и материнское.

Все вокруг дрогнуло, и Илран вздрогнув, крепче вцепился в мягкое нечто – за время сна он совсем позабыл, где находится, и только теперь, открыв глаза, вспомнил, что отдыхал в гриве своего спасителя.

- Сплю, - пробормотал он, жмурясь и зевая, а затем вновь ухватился за льва покрепче, когда тот опустился. Неохотно спрыгнув с его спины, котенок снова зевнул и окинул взглядом окрестности, а после двинулся в пещеру вслед за Мадом – медленно, сонно, так и не проснувшись до конца. Несмотря за то, что весь путь он преодолел в зубах или же на спине льва, он все равно устал (возможно, больше от эмоционального перенапряжения), а потому хотел поскорее вернуться ко сну. К счастью, теперь для этого было укрытие. Пещера оказалась теплой и уютной, пусть и не такой, как их с матерью логово на восточном подножье. Там пол был земляным, и это нравилось Илрану куда больше, чем холодный камень и песок. Некоторое время маленький гепард топтался на месте, осматриваясь и думая, где бы прилечь теперь, и вскоре двинулся на голос Мада, надеясь устроиться под его боком и доспать свое в тепле и уюте, к которому уже начал привыкать.

+1

155

Илран подошел к нему не сразу - помедлил, то ли о чем-то думая, то ли засыпая на ходу. Мад не стал торопить его, лишь подумал о том, сколько же этому мальчишке пришлось пережить за эти сутки и как скоро полное осознание того, что матери больше никогда не будет рядом, да и вообще кроме едва знакомого льва у него больше никого нет, придет к маленькому гепарду. Как и осознание того, что могло бы быть, если бы Мад вовремя не нашел его. Лев сам думал об этом - и понимал, что Илран, вероятнее всего, не выжил бы один в краю вечной зимы, и, быть может, навечно уснул бы там же, под боком мертвой матери. Приди Мад позже на несколько часов - и нашел бы только два присыпанных снегом неподвижных тела. А может, и вовсе прошел бы мимо, не заметив их.

Но всё обошлось. И пусть гепардице было уже не помочь, но ее сын сейчас оказался в надежных лапах - Мад точно не дал бы ему умереть от холода, голода или клыков других хищников. Когда Илран приблизился и попытался найти место, чтобы устроиться поудобнее, лев поднял косматую голову и кивнул, указывая на место между скрещенных передних лап.

- Забирайся сюда, - негромко пророкотал он, наблюдая за мнущимся котенком. Тот не заставил себя долго ждать и вскарабкался по лапам, а затем улегся между ними. Мад приоткрыл пасть и дыхнул на Илрана теплом, опустил голову и принялся вылизывать маленького гепарда - шершавый язык беспощадно скользил против шерсти, но эта неприятная процедура прекрасно согревала - лев знал это на собственном опыте, еще помня времена, когда мать вылизывала его самого. Мад слизывал с шерсти Илрана холод, снег и дрожь, и мальчишка на удивление стойко переносил это, пробуждая еще одни воспоминания: в беспощадной памяти услужливо вспыхнул образ вырывающейся из отцовских объятий маленькой львицы, пытающейся избежать ненавистной процедуры помывки. Разумеется, тогда ей это не удалось, как не удавалось десятки раз до этого.

Образ погибшей дочери в голове заставил Мада на секунду остановиться, закрыть глаза, прижаться носом к боку Илрана. Маленький гепард пах иначе, но в запахах его и Ньяры всё же было нечто общее, чего Мад разобрать не мог. И от этого где-то в груди болело.

- Согрелся? - негромко спросил лев, закончив вылизывать детеныша. Дождавшись ответа, Мад положил тяжелую голову на лапы так, чтобы густая грива накрыла Илрана, словно одеяло. Слушая дыхание маленького гепарда, которое очень скоро стало тихим и размеренным, он в первый раз задумался о том, как поступит в итоге, когда доберется до долины, в которой обитают другие гепарды, готовые приютить мальчишку - захочет ли расставаться с ним?

Да, разумеется. Илран - не Ньяра, и заменой ей не станет. И с сородичами ему будет гораздо лучше, чем со львом-скитальцем, не имеющим ни земель, ни семьи, и идущим в неведомые прежде ему земли.

Солнце только поднималось над горизонтом, окрашивая серое небо в розовые тона, когда Мад уснул следом за своим подопечным. Впереди их обоих ждал долгий и нелегкий путь в земли саванны, на которых каждому из них предстояло начать новую жизнь.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Долина горячих сердец