Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Западное подножье


Западное подножье

Сообщений 31 страница 56 из 56

1

https://b.radikal.ru/b41/1903/26/59880b7f3f4d.png

Высокая гряда полукругом окольцовывает Долину горячих сердец. Гористые склоны, которые с восточной стороны граничат с Мертвыми зарослями, а с северо-запада — с Морийским хребтом, кажутся мрачными и неприступными. Здесь много острых скал, поросших редким хвойным лесом; в этих местах практически не встречается никаких животных — только крупные хищные птицы гнездятся на краях высоких обрывов.

Доступные травы для поиска: Кофейные зерна, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Паслён, Дурман, Черный корень, Кабаний глаз, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

+1

31

Бежать, бежать, спасаться! Хлоя мчалась изо всех своих младенческих сил, прочь от ужасного монстра, омерзительный облик которого до сих пор витал у нее перед глазами. Ну как, мчалась... панически перебирала толстыми лапами, спотыкаясь о каждый камешек и считая животом каждую ямку в земле, даже если это всего лишь обыкновенный след взрослого зверя. Когда она в очередной раз плюхалась мордочкой вперед, растянув свои неокрепшие лапки в разные стороны, малышке неумолимо начинало казаться, что все, она пропала, и мерзкий паук уже тянется к ней всеми своими загребущими лохматыми конечностями, щелкая голодными челюстями и кровожадно сверкая глазами. Хлоя даже слышала это протяжный злорадный скрежет членистоногого, леденящий душу львенка аж до самых подкорок: “С-с-с-с-сквииииирр… Х-х-х-хлооооя...сссъеееем!”

- Мамочка… Мама! - жалобно пищала девочка, закрыв от страха глаза пыльными подушечками лап и прижав большие круглые уши практически к самому затылку. Ей хотелось слиться с огромным звездным небом над головой, забиться под большой отколовшийся камень, срастись с травой - словом, так спрятаться, чтобы жуткая тварь не смогла ее достать и утащить в свое мрачное логово на обед. Однако уже в следующую секунду некая сила, надиктованная гиперболической паникой детеныша, неумолимо подбрасывала округлое светлошкурое тельце вверх, прочь из овражика, и гнала ее вперед, с широко распахнутыми от ужаса глазами. “Если ты не будешь спасаться изо всех сил - тебя схватят… схватят…!” - витало в несмышленой головке с растрепанной челкой, заставляя Хлою вновь исступленно бежать, спотыкаться, ударяться о дно вмятин в почве, катиться кубарем по пыльным кочкам, собирая на взъерошенную шерстку прилепучие колючки. - Мама!... Папа! - задыхаясь от беспорядочного бега звала она темные силуэты родителей, которые олицетворяли для нее оплотом спасения. Мама спрячет, папа защитит! С ними ни один монстр не посмеет потягаться! Мама, мама!

Казалось бы, что взрослые львы сидели всего лишь в нескольких метрах от логова, но Хлое чудилось, будто они находятся невообразимо далеко, едва ли не на другом конце саванны и, что самое страшное - попросту не слышат ее зов о помощи! Она даже о собственных братьях позабыла, которые обеспокоенно бежали следом за малышкой и пытались понять, что конкретно ее так напугало.

“Х-х-х-лоооя!... ссссквиииииир!.... сссквиииир!”

- МАМОЧКА!!! - истошно, аж до закладывания ушей, завопила девочка, прежде чем с разгону врезаться в мягкий живот Мериад. Едва только почувствовав, как вспенившуюся от суматошного бега кожу постепенно накрывает привычный и такой родной шлейф материнского тепла, Хлоя мелко задрожала от охватившего ее перенапряжения, а затем, уткнув голову поглубже в серебристую шерсть самки, расплакалась от страха, усталости и боли. - Мама… мама, мне страшно! - сбивчиво всхлипывала она в основательно намокший от слез живот Мериад, - Огромный… огромный… черный … он похитил… мама, он сожрал Хью и Мали!... Ма-а-а-ама!

И только когда сверху послышался спокойный голос отца, а после и голоски “съеденных” братьев, Хлоя, наконец, соизволила приоткрыть свои огромные несчастные глазки и аккуратно выглянуть из-под Мериад. Живы! Оба живы!  Взглянув на вполне себе целехоньких Хью и Малихара, малышка хотела было облегченно выдохнуть и попытаться хотя бы успокоиться, как вдруг она заметила, что младший брат протягивает ей... О, нет! - ЧУДОВИЩЕ!!! - задрожав всем тельцем, самочка в панике вновь забилась под спасительный живот матери, стараясь не видеть эту премерзкую черную тварь. Помогите!

“С-с-с-с-сквииииирр… Х-х-х-хлооооя...сссъеееем!”

Кажется, сегодняшнее знакомство с миром у нее прошло не очень удачно...

+2

32

—-) Мертвые заросли

- Не отставай, - глухо буркнула львенка, на несколько мгновений притормозив перед особенно высокой преградой в виде скользкого, припорошенного снегом булыжника. Оглянувшись через плечо и убедившись, что Ло потихонечку ковыляет следом, поджав мелко дрожащий хвостик, Астрид решительно покосолапила дальше, то и дело неуклюже заваливаясь и смешно спотыкаясь. Она была упрямой малышкой... а еще жутко голодной. Ее урчание в заметно схуднувшем пузе можно было услышать с расстояния в метров сто, ей богу. Астрид имела представление, как, должно быть, будет сердит папа, не обнаружив  своих девочек на месте, и ей хотелось бы поскорее облазать местные кусты, чтобы вернуться домой с мамой. Если она ее вернет, папа перестанет сердиться... обязательно перестанет!

Здесь чем-то пахло... Совсем неподалеку. ее чуткий, нежно-розовый нос уже давно улавливал странные и вместе с тем притягательные ароматы, что доносил до нее холодный, промозглый ветер, буквально заставляя бедную кроху вредно и целенаправленно передвигать своими крохотными толстыми лапками и двигаться куда-то вперед, предпочитая слабую надежду на то, что впереди ее ждет своеобразная "награда", что в неизведанных далях есть шанс на жизнь... чем тихо угаснуть сидя на месте и полагаясь лишь на неуклюжую отцовскую заботу. Там что-то было... Там обязательно что-то есть, за легким, спустившимся к земле, таким привычным для высокогорной местности туманом.

От голода ли, а может от желания поскорее достичь своей цели, обоняние крохи обострилось, казалось, чуть ли не во сто крат.

Замерев прямо перед выросшими словно из под земли, кажущимися непомерно огромными для такой крохи зарослями жухлого горного колокольчика, точно благородная охотничья гончая, Астрид еще раз с шумом втянула в  ноздри холодный, северный воздух. Ну да, как есть... пахнет едой. Пахнет мамой!

- МАМА! - резко выкрикнула самочка, буквально выпрыгнув из своего укрытия, не взирая на тревожный писк Ло за спиной... и едва не врезалась лобастой головой прямиком в парочку невесть откуда взявшихся львят, которые мирно брели себе по своим делам. Вот уж рояль в кустах, Здравствуйте!

Понятное дело, мамы здесь не было...

Астрид всего на секунду растерялась и застыла как вкопанная, вытаращившись аметистовыми зенками на аналогично хлопающих ресницами юных самцов, никак не ожидавших увидеть здесь кого-то еще... ну разве что, может быть, кроме семьи того самого паучка, а затем вздыбила короткую шерсть на загривке, пошире расставила лапки-столбики, и вполне по взрослому окрысилась на незнакомцев, сморщив горбатую переносицу и продемонстрировав свои маленькие, но очень острые зубки! Хотя кажущееся ей брутальным и устрашающе-низким собственное рычание на самом деле больше походило на смешное кваканье какой-нибудь болотной жабы. Когда подохреневшие с такого сюрприза детишки Мериад чуть сдвинулись в сторону  бурлящей котелком Астрид, последняя с коротким пшиком аж подпрыгнула на месте, выпустив коготки и по-кошачьи выгнув спину дугой. Заметив, что один из них стоял слишком близко к показавшей свою снежно-белую мордочку Ло (а чу, чу здесь происходит?), воинственно настроенная львенка, как любая порядочная старшая сестра, моментально подскочила к дерзкому противнику, огрев того по носу лапой. Не больно... но предупреждающе! Бедный Хью... это еще хорошо, что он такой добрый!

Но почему от них так пахло мамой? Так вкусно и притягательно, что аж живот вновь издал куда более страшный, чем ее рычание вой!

- Где моя мама? - выпятив грудную клетку прямо спросила у нахальных незнакомцев Астрид, смело загораживая собой сестру. Чтобы им не вздумалось вновь сунуться к младшенькой! Ее лапки в боевой готовности, смотрите у нее!

Отредактировано Астрид (10 Апр 2019 00:20:58)

+2

33

Мертвые заросли >>>

Ну... окей, возможно, они с Астрид слегка переоценили свои силы... буквально самую капельку!

В отличие от своей предприимчивой (а еще на редкость упрямой) сестрицы, Ло довольно быстро сдулась, прекратив воспринимать этот поход как некое увлекательное приключение из серии "туда и обратно" — как минимум потому, что возвращаться обратно Астрид ну точно не собиралась! Опять же, в противовес снежной малышке, что уже очень скоро начала тосковать по их старой, такой теплой и невообразимо уютной пещерке... Ну, ладно, быть может, не такой теплой и уютной, как это рисовало сейчас воображение львенка, но все же это был их дом, родное гнездышко, и Ло чувствовала себя в нем в полнейшей безопасности, даже несмотря на страшный голод и непроходящую тоску по внезапно исчезнувшей матери. Вдобавок, пол их логова был заботливо укрыт своеобразным травяным ковром, надежно уберегавшим нежные детские лапки от соприкосновений с холодным, стылым и ужасно твердым камнем. Не пройдя и пары метров от порога, Ло уже всерьез пожалела о спонтанно принятом ею решении, чувствуя, как многочисленный древесный и земляной сор безжалостно вонзается в ее мягкие, чувствительные подушечки — и так буквально на каждом шагу! К тому же, они с сестрой никогда не преодолевали ТАКИХ огромных расстояний, тем более, за раз, так что не удивительно, что крохи шли так медленно, притом заметно прихрамывая, а временами и вовсе неуклюже спотыкаясь, едва ли не втыкаясь носами в жесткую северную почву.

А какой здесь царил лютый холод! А как темно и мрачно было вокруг!...

"Я хочу домой," — не раз и не два мысленно прохныкала Ло, но только в уме, не решаясь озвучивать этих мыслей вслух. Во-первых, Астрид все равно проигнорировала ее первые робкие жалобы в духе "Я замерзла" и "Тут так страшно", возможно, банально их не расслышав или же нарочно сделав такой вид, а во-вторых, Ло самой не хотелось показывать слабости или, не дай бог, трусости. Ведь они не просто так здесь гуляли, они пытались отыскать и спасти маму! Разве можно было бросать ее одну в такой глуши? Поэтому каждый раз, когда Ло хотелось поныть или даже расплакаться, она невольно вспоминала про Леони — и лишь негромко шмыгала носом, сурово (как ей самой это казалось) хмуря тонкие черные бровки и упрямо поджимая губы, в эдакой нарочито брутальной мине, после чего резко прибавляла шаг и в пару ковыляющих прыжков нагоняя деловито шустрящую вперед Астрид. Вот только, чем дальше они заходили, тем сложнее было сдерживаться; силы потихоньку кончались, в противовес нарастающему чувству голода, и Ло уже едва передвигала лапами, пугливо вздрагивая от странных, непривычных звуков, то и дело доносившихся откуда-то из глубин бесконечного, дремучего леса... Тот, впрочем, оказался не таким уж и бесконечным: спустя какое-то время, заросли вокруг начали редеть, а затем вусмерть уставшая парочка, наконец, вывалилась на открытую местность. Приоткрыв пасть, Ло завороженно уставилась куда-то в небеса, вдруг широко раскинувшиеся у них над головами, во все глаза рассматривая пушистые лилово-серые облака, постепенно окрашивающиеся в теплые розовато-желтые оттенки: она еще ни разу в своей жизни не видела такой красоты, и оттого совершенно прекратила следить за дорогой. Да что уж там, она вообще забыла обо всем на свете, в том числе и о том, куда и зачем они сейчас шли.

Ух тыыы, — тихонько мяукнула кроха, не в силах сполна выразить охватившее ее восхищение... Но уже спустя мгновение ей пришлось резко отвлечься, едва ли не подпрыгнув от громкого, какого-то даже отчаянного вопля Астрид. Ошалело вздыбив шерсть по всему телу, превратившись, таким образом, в миниатюрный шерстяной клубок, Ло с выпученными глазами отпрыгнула назад... и тут же панически заголосила вслед упрыгавшей сквозь кусты валькирией: — Астри! Астри, стой! Подожди меня!! — недолго думая, малышка снежным вихрем помчалась следом, вмиг позабыв о своих израненных лапах — все же, страх остаться в одиночестве был куда сильнее боли. Разогнавшись, Ло столь же эффектно выскочила из зарослей следом за Астрид, едва при этом не втемяшившись щекой ей в задницу, да так и замерла как вкопанная, изумленно (и, что уж греха таить, до крайности испуганно) уставясь на невесть откуда взявшихся перед ними львят. Правда, ее испуг довольно быстро сменился искренним любопытством, ведь эти малыши выглядели точь-в-точь как они с сестрой! Ну... разве что, были чуть крупнее размерами и при этом куда более ухоженными на вид. Загоревшим недюжинным интересом, Ло осторожно потянулась мордашкой к незнакомцам, при этом живо втягивая носом их сладкий молочный аромат... Но затем стоявшая перед ней Астрид вдруг грозно зарычала, совсем как взрослая сильная львица (ну-ну, конечно), и-ии... с размаху треснула одного из смущенно замерших перед ней детенышей лапой по носу! Ло аж задохнулась от праведного возмущения, негодующе пискнув со своего места и постаравшись вложить в этот мявк как можно больше протеста:

АСТРИ!!! — ну, разумеется, Астрид даже не подумала реагировать на ее укоризненный вскрик, вместо этого решительно загородила Ло своим оглушительно урчащим — не только от рыпения — брюшком. Ну что ты будешь с ней делать! Не выдержав, Ло сердито стиснула челюсти, выпятив подбородок вперед... и вдруг решительно боднула сестру лбом в ее круглый и упитанный задок, в миг заставив ее потерять весь свой боевой антураж, и при этом сама бесцеремонно высунулась вперед, для пущего эффекта подняв дыбом загривок и хвост. Точнее, заостренный обрубочек хвоста. Встав рядом с Астрид, Ло наградила ее прямо-таки свирепым взглядом.

НАША мама! — звонко воскликнула она, как бы напоминая Астрид о том, что она здесь не одна и вообще... А ну не сметь задвигать ее назад! Она тоже драться умеет! Совсем как папа, ага! Прекратив буравить взглядом глазастую мордашку сестры, Ло вновь перевела взгляд на немо вытаращившихся на них львят, решая, как поступить. Все-таки, они совсем не казались ей плохими... и вообще не выглядели как какие-то злодеи, тайком крадущие чужих матерей прямиком с порога пещеры. Как минимум из-за своих размеров. С другой стороны, Астрид была ее старшей и горячо любимой сестрой, и Ло привыкла во всем ей доверять. И раз уж она сочла эту парочку их злейшими врагами... Выгнув спину коромыслом и еще больше распушившись, Ло столь же грозно подпрыгнула боком к Малихару, отважно глядя прямо ему в глаза и старательно хрипя на малыша своим слабым, неокрепшим горлышком. — А ну-ка, ГДЕ наша мама?! — завопила она, старательно копируя действия Астрид, правда, самую малость при этом перебарщивая. Но зато сколько в этом было угрозы и экспрессии!

+2

34

Мертвые заросли>>>

На какое-то мгновение ему показалось, что он окончательно сошел с ума, а дети и жена - плод его воспаленного воображения, этакая местная галлюцинация. За несколько дней приобрести и разом всех потерять - это ж еще умудриться надо было. Дент словно бы обладал патологической неспособностью удерживать счастье и благополучие, хотя не сказать, что он с бараньей упертостью стремился все развалить и в очередной раз похерить свой шанс. Даже наоборот, оберегал как мог… да вот только Север (особенно Север) его не пощадил.

К счастью, знакомый запах шкурок все еще был четко уловим, а на снегу - легкие отпечатки толстых лапок, которые семенили куда-то навстречу приключениям. Вот здесь Астрид довольно шустро перепрыгнула через ямку, зато Ло неуклюже скатилась на животе, судя по рыхлой борозде вдоль склона небольшого сугроба. А здесь Астрид отшвырнула в сторону мешавшую веточку, а белошкурая сестра решила лизнуть снег. В более благополучное время Дент  непременно бы умилился, лениво наблюдая, как его дочери забавляются и тешат свое любопытство о новом неизведанном мире, но пока он был сосредоточен лишь на отпечатках, оставленных львятами.  Дент уже давно бы их настиг, однако его габариты не позволили без особых проблем продраться сквозь густые переплетения раскидистых зарослей, которые надежно защищали их логово от посторонних глаз. Малышне-то не составило труда нырнуть под низкие ветки, зато взрослому и довольно массивному льву пришлось кое-где прорываться с боем, в кровь раздирая чувствительные подушечки лап о длинные колючки. Впрочем, уродливый одиночка даже не замечал столь досадных порезов, волнуясь лишь о том, чтобы с его дочерьми ничего не случилось, пока он тут занимается вырубкой растительностью. Он не собьется с их следа, нет, только вот горе тому, кто рискнет открыть свою жадную пасть против его отпрысков.

Отчаянно желающая замять свой промах, Кейси не отставала от хозяина. Она с легкостью пробралась сквозь кусты и теперь, уткнувшись носом в землю, уверенно поднималась по склону, ориентируясь на знакомый запах и тщательно фильтруя остальные, отвлекающие ее от намеченной цели. Здесь же изредка поддувал довольно промозглый ветер, от которого мех Кейси хаотично дыбился, а сама она вся припадала к земле, опасаясь случайно сбиться с пути.  Выкрикивать имена Ло и Астрид шакалица не рискнула -  даже самый безобидный зов мог навредить пропавшим девчонкам, особенно если те успели куда-то забиться. Поэтому Кейси лишь настораживала уши и чутко прислушивалась к любому, даже сомнительному шороху, и продолжала осторожно двигаться в нужном направлении, периодически оглядываясь назад.

- Мама! - от внезапного возглаза Астрид красношкурая шакалица едва не подпрыгнула в испуге, и только чудо удержало ту на месте, а не обратило в бегство, под защиту своего застрявшего хозяина. След львят нырял сквозь стебли сухих кустов, вставших этакой преградой, Кейси не дошла до них всего лишь несколько шагов. Прижав остроконечные уши к затылку и инстинктивно оскалившись от неизвестности, Кейси исходила мелкой дрожью, искренне надеясь, что одноглазый лев вскоре окажется здесь. Он должен успеть, должен всех спасти… забрать детей и вернуть их домой в целостности и сохранности. Кейси в самом деле было страшно за судьбу мелких девчонок, но как она могла им помочь, если там и вправду окажется незнакомый лев? Впрочем, грозный голосок Ло, после которого последовал клокочущий писк, имитирующий отпугивающее рычание, несколько подуспокоил горе-няньку. Скорее всего, львята нарвались на северного зайца и теперь захватили в плен, пытаясь выбить из него информацию касаемо их пропавшей матери. Как это похоже на Дента… Кейси не сдержала легкой усмешки, подневольно ударившись в дымку прошлого. Она уже хотела осторожно подобраться к зарослям и разузнать истинное положение дел, а если там и вправду заяц, помочь юным дарованиям, как внезапно над ее головой сиганула огромная бурая туша, смахивающая на летающий шкаф. - Э...Сэр?

Дент уже подходил к своему шакалу, когда до его ушей донесся зов старшей дочери. На миг его зашатало, и в косматой голове немедленно завертелась целая гремучая смесь образов самых дорогих участников его проклятой жизни, которые быстро сменяли друг друга, насыщая измученное сознание льва мрачными фантазиями пропавших и растерзанных родных. - “Леони… Дети…” - от бессилия хотелось реветь, опустив лапы и поддавшись трагическому наваждению. Поперек горла встал сухой ком, мешая Денту издать даже глухое сипение или его подобие. На его счастье, иллюзорная муть быстро схлынула, разбившись об отчетливое рычание Ло, которая, очевидно, кого-то загнала в угол. Родной, довольно бодрый голосок придал депрессивному отцу небывалый подъем, он тут же подобрался и, отбросив в сторону свои гнетущие мысли, ворвался в кустарник, наглухо разломав импровизированную стену, которая отделяла его от драгоценных львят. - Ло! Астрид!

В несколько безумные от нервов глаза тут же бросился хорошо знакомый цвет двух шкурок, - Живы… Слава Северу… - прошептал он в усы, ощутив, что вот-вот заплачет, когда в порыве чувств бухнулся перед львятами, жадно зарывшись ноздрями в мокрую шерстку и поочередно проведя шершавым языком вдоль спинок сначала одной, а затем и второй дочери. Разом загребя своей лапищей любимые пухлые комки, Дент почувствовал острое желание держать их у своей косматой груди целую вечность и никогда-никогда не выпускать… - Ну и напугали вы папку, шалуньи! Я вас едва… А это еще кто? - внезапно лев заметил парочку незнакомых мальчишек подле себя и, надо сказать, ему это не сильно понравилось. Единственно целая бровь недоверчиво нахмурилась, заставив Дента быстро подняться на лапы и тревожно оглядеться. Чужие львята обычно не гуляют одни, верно? Значит его барышни могли нечаянно набрести на местный прайд… - Ты! - машинально взревел уродливый одиночка, внезапно выцепив незнакомого льва, который с пространным шоком на усатой морде стоял в некотором отдалении. Этот мужик наверняка собирался забрать его детей, очевидных конкуренток на местные территории, и так не особо привлекательные для случайных странников.  - Ты их не получишь, ясно?! Даже мой труп будет тебя преследовать в кошмарах!

Почувствовав необъяснимый прилив бешенства, Дент ринулся на самца, собираясь протаранить того своим лобешником и нанести сокрушительный удар по его плечу.

+3

35

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/u16","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u16 Килем

БМ

[gmroll=cmtor8ospg]Мощный удар лобешником сносит Хэмиша с места, на котором он стоял. Дент выбивает противнику плечо из сустава, и теперь Хэмишу придётся сражаться на трёх лапах! На все его действия накладывается антибонус -1 до конца боя, также ему впоследствии необходима будет первая помощь по вправлению сустава на место. После этого до полного восстановления ему понадобится 5 постов.

[/gmroll]

0

36

Мериад осторожно отодвинула от своего живота зареванную кроху, и принялась с материнской нежностью тщательно, методично вылизывать соленую, крошечную мордочку Хлои, молчаливо косясь на Хэмиша, взявшего на себя воспитание приблизившихся юных защитников  мира насекомых. Мер не отрываясь от своего занятия, утирая пухлые щечки подуспокоившейся малышки коротко ухмыльнулась, вспоминая собственное детство.  Не смотря на то, что радужным его было не назвать,  в голове хорошо отпечатались светлые пятна в которых хулиганка Рин, старшая названная сестра, поддразнивала робкую, стеснительную синеглазку, подсовывая ей... пауков... Да, видимо  нелюбовь к этим вроде бы безобидным созданиям передавалась по наследству. Правда с возрастом Мера уже  отвыкла шугаться такую мелочь, разумеется, есть в мире вещи и пострашнее... но  никто не отрицает в каком приступе умиления и ностальгии сейчас находилась бывшая целительница.

Прерывать наставления Хэма самка не спешила, закончив зализывать вьющуюся пышную челочку Хлои назад, и молча проводив взглядом недовольно насупившихся сыновей,  послушно плетущихся в сторону кустов, выполнять отцовские заветы. В ее прайде  вообще считалось дурным тоном влезать в процедуру воспитания молодняка. К тому же она доверяла светлошкурому бродяге, проявившему себя за все это время как полноценный член их маленькой семьи. - Хм... - глубокомысленно откликнулась на вопрос врачевателя  Мер, склонив голову на бок и задумчиво глядя в след виновато склонившим головы к земле сыновьям. - Ну... прежде всего они должны заботиться друг о друге, - Мид склонила голову и вновь ласково прижалась мордой к тихо муркнувшей крохе-Хлое. - И защищать друг друга от того, что кажется им самым ужасным и кошмарным... пускай даже это такой маленький и безобидный паучок... хорошо-хорошо, злобное страшилище! - Мер шутливо улыбнулась опережая возмущенный писк дочки, а затем бессовестно весело фыркнула в сладко пахнущее молоком пушистое, серебристое пузо львенки. Смешная моя.

- Только как бы они далеко не ушли, - с легкой тревогой в голосе заметила самка, подняв голову и повернув морду к терпеливо застывшему рядом самцу. - Пойди проверь их, хорошо? А то еще  упадут, там все таки обрыв недалеко. Или поцарапаются о ветки... А я пока отнесу Хлою обратно в пещеру. Не бойся милая, там больше нет пауков, - самка наклонилась и решительно подхватила львенку в пасть, аккуратно перехватив нежное, косматое тельце поперек, и плавной походкой двинулась обратно в логово. Уложив слабо трепыхающуюся ненаглядную дочурку на застеленный ветками и листьями каменный пол  пещеры, Мер еще раз прошлась языком вдоль выгнутой спинки  детеныша, вынуждая малышку неуклюже завалиться на бок, смешно дрыгнув  толстыми лапками. - Моя маленькая принцесса. Ну не плачь. Хорошие девочки с достоинством встречают... опасность, - Мер запнулась, тревожно вскинув голову и дернув ушами, устремив взгляд в сторону входа в убежище Кто-то рычал, совсем неподалеку! И это был не Хэмиш... Впрочем, знакомый басистый рык ее спутника не замедлил ждать, и звучал он весьма грозно и разгневанно.  Какой-то чужак зашел на их территорию?! Там же дети!

- Оставайся здесь и ни в коем случае не выходи наружу, тебе понятно? - нервозно обернулась к округлившей оранжево-рубиновые зенки Хлое Мера, переминаясь с лапы на лапу дожидаясь короткого обещания дочери, а затем на всех парах рванула прочь из пещеры, спеша главным образом увести потомство с возможного места сражения двух взрослых самцов.  Да, так и есть... Бедняге Хэмишу уже досталось от страшной, уродливо располосованной седогривой громады, что хищно скалилась на краю обрыва, широко расставив мощные лапы и выпустив огромные черные когти.  Он выглядел более чем устрашающе... Что ему вообще здесь понадобилось?!

  Быстро отыскав взглядом знакомые цветастые шкурки, Мер молнией метнулась к сыновьям,  неглядючи схватив коротко пискнувших львят за кончики хвостов-колбасок, оттащив их в самый дальний угол и пихнув лапой в сторону пещеры - а ну живо в дом! - и, развернувшись на месте слепо бросилась вперед, съежившись и вздыбив всегда такой ровный, холеный загривок, заслоняя мускулистое тело незадачливого "папаши" и грозно взирая на слегка подохреневшего Дента снизу вверх. Собрав переносицу угрюмой гармошкой, львица живо обнажила свои крепкие, пускай и не такие большие клыки, сверкнув синими самоцветами из-под нахмуренных бровей. Зашипев, точно самая настоящая домашняя кошка, припадая тяжелым, горячим животом к земле, Мера потянулась вперед, отвесив опешившему чуваку смачную пощечину, слегка оцарапав нос самца, и снова собралась в серую, источающую гнев и возмущение "кучку", отчаянно загораживая собой  медленно поднимающегося с земли "супруга". - Пошел вон! - утробно прорычала Мериад, пожалуй, впервые за всю свою жизнь показав кому то зубы и проявив агрессию... всегда такая добрая и отзывчивая... Правда агрессивный оскал самки моментально сменился искренним шоком и безграничным удивлением, когда из-за спины агрессора неожиданно показались две курносые маленькие моськи, жадно дергающие носами-пуговками... А затем одна такая голубоглазая мордаха, заваливаясь и пошатываясь вдруг, ни с того ни с сего резво потопала по направлению к скульптурно застывшей поджав лапу среброшкурой львице, беззастенчиво уткнувшись мордой ей прямо в приоткрытое пузо, с тяжело отвисающими к земле сосками, и намертво вцепившись бледной пастью в один из них, такой увесистый и до одури аппетитно пахнущих молоком! Здрасте! Это что такое?

офф

Отредактировано Мериад (19 Май 2019 20:41:53)

+3

37

Хэм невольно успокоился, выслушав добродушный комментарий своей подруги. Все-таки, ему было очень важно ее мнение, как минимум потому, что это были ЕЕ дети, и именно Мериад решала, как следовало их воспитывать. Не Хэмиш, не какой-то другой лев — только Мера. Ей было бы достаточно сказать одно-единственное слово против, и голубоглазый самец немедленно изменил бы тактику своего поведения, гибко и чутко приноравливаясь к требованиям молодой матери. Ну, или вообще тихо-мирно отошел бы в сторонку, не претендуя на звание главы семейства... которое, если хорошенько так подумать, вовсе ему не принадлежало. Не в том смысле, что Хэму было на них наплевать, совсем наоборот. Просто он здесь был вроде как... ну, никто? Серьезно, кто он такой, чтобы лезть к Мериад с советами или, тем более, разглагольствовать о том, как правильно растить эту непослушную, игривую троицу? Но Мер, похоже, совершенно не возражала против его участия.

И это очень, очень сильно его радовало.

Хэмиш украдкой расплылся в широкой, добродушной улыбке, с затаенной нежностью следя за тем, как львица, смеясь, успокаивает свою перепуганную дочурку, что дрожащим комком жалась к ее лапам. Отчего-то эта, казалось бы, совершенно обычная, но ужасно милая сцена дарила ему ни с чем не сравнимые радость и умиротворение... Хэм даже не сразу расслышал тихую просьбу Меры, запоздало вспомнив о том, что он сам буквально только что отправил двух ее сыновей отнести этого маленького паучка в кусты и, по-хорошему, должен был внимательно за ними присматривать все то время, пока они находились вдали от логова.

Да, конечно, — спохватившись, лев торопливо развернулся кругом и побрел следом за малышами, тем самым позволяя Мериад полностью сосредоточиться на бедняжке Хлое. — Я присмотрю за ними и приведу обратно в пещеру, — пообещал он прежде, чем оставить обеих львиц в одиночестве. Видок у него при этом был отчасти снисходительным: по его личному мнению, мальчишки на то и мальчишками, чтобы постоянно обо что-то царапаться и ушибаться, активно познавая окружающий их мир. Подумаешь, пара-тройка мелких ссадин — что это по сравнению с новыми впечатлениями и первой "пробой" самостоятельности? В общем, не стоило так сильно тревожиться. Но и оставлять детенышей совсем одних — тоже, тем паче, недалеко от обрыва. Короче говоря, Хэмиш послушно двинулся к кустарнику, не особо при этом спеша и расслабленно наблюдая за львятами издалека, периодически отводя взгляд и бдительно зыркая в светлеющие небеса: не промелькнет ли где тень хищной птицы? К тому времени, как самец одолел примерно две трети разделяющего их расстояния, откуда-то из глубины зарослей послышался громкий, нарастающий треск, и Хэм тотчас насторожился, вперившись зрачками в темное простраство промеж колючих веток. Бывалый вояка и разведчик, он, в принципе, без особого труда угадал примерные размеры "вторженцев" — едва ли это был кто-то крупный и опасный, может, какой-то мелкий травоядный или даже грызун... Вопрос лишь в том, почему он так быстро несся куда-то сквозь пролесок. Спасался от кого-то? В любом случае, не стоило просто молча наблюдать за происходящим со стороны. Ускорившись, Хэмиш рысцой приблизился к пасынкам со спины: еще на подходе все внимание льва оказалось приковано к невесть откуда взявшимся здесь малышкам, уже вовсю наседавших на его растерявшихся сыновей, явно напрашиваясь на драку с последними. Много вреда от них, естественно, ждать не стоило, пускай даже выглядели эти карапузы донельзя воинственно, но что насчет их родителей? Не в одиночку же они бегали по окрестностям! Хэмиш разумно попридержал рычание, не став пугать ни в чем не повинную малышню, и осторожно подошел к ним вплотную, большим светло-рыжим пятном замерев за спинами сыновей и с растущим смятением уставясь на незнакомых ему самочек. Однако прежде, чем он успел что-то сказать, как в орешнике вновь что-то громко трещало, зашумело, заволновалось, и теперь уже у Хэмиша не осталось никаких сомнений в том, что на склон вот-вот выскочит кто-то по-настоящему крупный и грозный! Лишь стоило ему об этом подумать, как из кустов прямо перед ними весьма эффектно вывалился крупный, израненный самец. Хэм с трудом удержался от того, чтобы не последовать его примеру и не сгрести Мали с Хью в охапку — только лишь аккуратно протянул одну лапу вперед, желая отодвинуть пасынков подальше от тяжко вздыхающего Дента, притом ни секунды не отводя от него своего настороженного взгляда. Так, ладно... он, вроде как, не собирался никого атаковать... уже хорошо! Значит, не стоило и провоцировать его своими резкими, непредсказуемыми движениями...

Как назло, именно в этот момент чужаку вдруг приспичило обратить на него свое внимание!

"Ох, нет," — только и успел подумать Хэм, прежде, чем незнакомец с громогласным рыком бросился в атаку. Случилось именно то, чего он так сильно опасался, и что хуже всего — именно в тот момент, когда он весьма и весьма неустойчиво стоял на своей больной лапе, вытянув здоровую вперед! Само собой, что первый бросок Дента пришелся именно в ближайшее к нему плечо Хэмиша, и удар этот оказался настолько сильным, что бедняга с коротким, но звучным рыком отпрянул прочь, чувствуя, как упомянутую конечность от основания и самых кончиком пальцев пронзает сильнейшая, слепящая боль. Это ж как, простите, нужно было врезаться! Да еще и лбом, черт возьми! Хэм, впрочем, не стал залеживаться — перекатившись через второе, пока что еще целое плечо, лев практически сразу вскочил обратно, издав не менее звучный, предостерегающий рев. Его вышибленная из сустава лапа безжизненно обвисла, неестественно подпирая собой камни, но Хэму было плевать на свое увечье: сейчас куда важнее было спасти и защитить его приемных сыновей... а не отвлекаться на всякие досадные "мелочи" вроде этой! Хотя, конечно, состояние его было до крайности незавидным... и, очевидно, заведомо проигрышным. Но, переняв на себя внимание Дента, Хэмиш смог бы дать львятам возможность уйти, а это дорого стоило.

Хью! Малихар! В логово! — сурово пробасил Хэм оцепеневшим от страха малышам, прежде, чем броситься вперед и попытаться столь же размашисто врезаться здоровой стороной в косматую грудь противника, таким образом, желая оттеснить его прочь от ни в чем не повинной детворы. Однако он не успел этого сделать: совершенно неожиданно, промеж двух бойцов серебристой тенью проскользнула тихоня Мериад и с хриплым, агрессивным рявком залепила Денту крепкую, отрезвляющую пощечину, от которой в воздухе повис впечатляющий, едва ли не порождающий многократное эхо звон. Честно говоря, в этот миг Хэмиш испугался даже сильнее, чем раньше: не стоило, ох, как не стоило маленькой и хрупкой самке вставать промеж двух бойцов в разгар кровопролитной битвы! Дент мог в любой момент дать ей сдачи, да такой сильной, что с легкостью прибил несчастную львицу на том же самом месте, где она сейчас стояла... Но, к вящему облегчению Хэма, не стал этого делать, с ошалелой мордой и отчасти прояснившимся взглядом отпрянув назад, к своим испуганным дочерям. Оба здоровяка до ужаса растерянно замерли на своих местах, широко распахнутыми глазами уставясь на возникшую между ними львицу: один с тревогой и страхом, второй — с откровенным недоумением и, кажется, стыдом... Но уже спустя несколько секунд физиономии всех трех львов приобрели совершенно одинаковое, откровенно шокированное выражение, когда одна из двух маленьких егоз вдруг самоуверенно покосолапила вперед, в обход родному отцу, и без каких-либо церемоний присосалась к налитой молоком груди Меры, чем окончательно повергла всех присутствующих в глубокий, непроходящий ступор.

Вот уж чего действительно никто не ожидал!

+3

38

- Думаешь? - Мали сунулся носом прямо к паучишке, но тотчас отдернулся, боясь, что сдует его дыханием. - А может, если мы белого паучка найдем, она не будет так бояться, как думаешь, Хью? А есть вообще белые паучки? Может, если черные живут в темноте, белые на солнышке, в этих... пустынях? - о пустынях он слышал только из рассказов и, прожив всю свою маленькую жизнь на продуваемом скалистом подножье, никак не мог представить себе место, где жарит солнце и кругом песок. Когда Хью, пытаясь смягчить боль потери, предложил попросить разрешения навещать восьминогого приятеля, Мали на секунду воспрял духом, но тут же со вздохом повесил усы. - А он убежит... - тяжко было с паучком расставаться. Мали раза два подносил лапу к кусту и каждый раз отдергивал, чтобы попрощаться. Теперь уж точно в последний раз. Нет, вот сейчас в последний. Точно! Мали, наконец, поднес лапу к кусту и позволил малышу соскользнуть на листок и исчезнуть в переплетении веток. Через секунду его и след простыл. Малихар бухнулся на землю и немного посидел, глядя на кустарник.

- Ладно, пойдем обратно, надо узнать, успокоилась ли Хло, - проговорил он. Несмотря на то, что Мали все еще по-детски злился на сестренку на то, что из-за ее глупого страха - ну кто может бояться паучков? Они такие классные, у них восемь ног, куча глаз, они так здорово бегают по твоей шерсти - им не разрешили оставить паучка, все-таки отчаянный крик Хлои и ее неподдельный ужас его беспокоили. Серьезно, надо убедить ее, что больше бояться нечего! Да и вообще что бояться паучков не стоит. Только как? Поднести паучка к мордашке Хлои едва ли хорошая идея...

Раздался крик. Детский. Малихар и опомниться не успел, как перед ним с братом выскочила взъерошенная незнакомая девчонка. Маленькая, невесть откуда взявшаяся... и очень нехорошая! Мали только похлопать глазами успел в ответ на ее рычание, совсем, к слову, не угрожающее, а потом она выпустила коготки и заехала его родному брату по носу!

- ЭЭЭЙ! - завопил Мали во всю глотку и прыгнул наперерез нахальной девчонки, оскалил зубы в ответ и для острастки замахал тяжелой, толстой лапкой, не пытаясь, впрочем, всерьез задеть девчонку. - ТЫ ЕЩЕ КТО???

Из кустов выскочила вторая львенка, тоже белая и встала рядышком с первой. Малихар несколько секунд пялился на нее в ответ, явно не зная, как поступить. Львята не должны бегать без взрослых, это слишком опасно. Такие догмы втолковывали им мама и папа. И они тут давно жили, а никаких чужих львят тут не было. Откуда взялись эти? Когда вторая львенка, пытаясь выглядеть грозной, потребовала сказать, где их мама, Малихар растерянно посмотрел на Хью. Брат, помоги.

- Нет здесь вашей мамы, - заговорил было Мали, но закончить предложение не успел. Ибо появился еще один незнакомец, на этот раз крупный, страшный и косматый. Он сгреб девчонок в объятия, и Мали сразу понял - кажется, это их папа. И выглядел он не особо дружелюбно. Эти страшные, ужасные шрамы на всю морду... Мали выдохнул, округлил глаза и попятился, пихнув Хью задом - мол, уходим, уходим, надо маму с папой позвать! За свою жизнь он не видел чужих львов, тем более незнакомых, но сразу почувствовал себя рядом с этим страшилой очень неуютно. Особенно под его тяжелым взглядом, от которого хвостик поджался и уши сами собой опустились. А потом начался настоящий кошмар. Незнакомец поднял голову и заревел, бросился вперед.... прямо на подошедшего папу! В ужасе Малихар смотрел на то, как враг сбивает Хемиша с ног и не мог выговорить ни слова. Откуда ни возьмись появилась мать - если бы Мали не был так поглощен тем, что происходит с папой, он бы поразился тому, как отличалась она от привычно спокойной, милой мамы - и затолкнула их с братом подальше от происходящего, к камням, которые могли бы сослужить неплохим убежищем для пары перепуганных львят. Малихар чуть не упал. Он боялся отвести взгляда от отца, боялся, что если отвернется, случится ужасное.

- ПАААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААП!!!!!

Отец стоял. Конечно же, он должен стоять! От рева взрослых львов содрогалась и трещала земля. Писк, который издавали они с братом и близко не стоял! Малихар охрип от собственного крика и больше не мог издать ни звука, только смотреть. Внутри все похолодело, когда мама, казавшаяся такой маленькой по сравнению с чужаком, вдруг встала перед ним и хлопнула его лапой по морде! В Малихаре смещались восхищение и ужас - уж слишком враг казался крупнее! Но рядом же папа, он не даст маму в обиду! Все кончилось так же быстро, как началось. Страшный исполосованный самец отступил к двум белым девчонкам.

- Хлоя? - тяжело, громко выдохнув и опустившись на каменный пол, Мали поискал взглядом сестренку. Если так так испугалась паучка, то страшно представить, что чувствовала сейчас! - Хло? Все кончилось, мама с папой победили, Хло, - его голос звучал тихо. Когда он бросил еще один взгляд на незнакомцев из-за родительских лап, то почувствовал, как все чувства, вспыхнувшие во время драки папы с мамой и того страшного льва, вытеснились диким изумлением. Одна из белых девчонок просто подошла и припала к маминой груди! У Малихара отвисла челюсть.

Отредактировано Малихар (20 Июн 2019 13:05:35)

+2

39

Чуткий материнский язык оказывал воистину магическое воздействие на Хлою, постепенно рассеивая столь неожиданную вспышку страха перед несчастным пауком. Не прекращая тоненько всхлипывать, малышка тянулась к Мериад всем своим тельцем, подсознательно ожидая от нее защиты и поддержки. Пусть это была всего лишь фантазия маленькой самочки, которая услужливо раздула из паучка целого кровожадного монстра, однако Хлоя знала: мамочка наверняка сумеет прогнать эту тварь, которая безнаказанно преследовала ее детеныша.

С мамой тепло и безопасно. Она никому не позволит обидеть меня.

- Он… Он... был такой огромный, - шмыгала пуговкой носа Хлоя, испуганно хлопая мандариновыми глазенками и сбивчиво пытаясь описать своего незримого врага. - У него… целая ку-уча лапищ, и он хотел… Ну мама! -  львенок тут же поднял на взрослую самку взгляд, полный вселенского укора - мать, да что ты вообще знаешь?! Маленькие и безобидные - это те светящиеся шарики на небе, которые уже практически погасли, а не гадкие пауки, что кишат вокруг тебя! Правда, уже в следующую минуту Хлоя позабыла о своем членистоногом кошмарике, звонко хихикнув сквозь слезы в ответ на веселое фырканье львицы. - Ну ма-ам, щекотно же!

Однако смутный образ мохнатого страшилища не спешил покидать воображение маленькой самочки, все еще заставляя ее тихонько всхлипывать и с опаской коситься в сторону кустов, куда братья потащили паука. Интересно, что они там с ним делают? Ох… Только бы эта тварь не сожрала Хью и Мали!  Впрочем, из зарослей доносился пусть и неразборчивый, но довольно уверенный разговор львят, который явно свидетельствовал о том, что они вовсе не находятся в чьей-нибудь голодной слюнявой глотке, и это несколько успокаивало Хлою. Безропотно свисая из бережной пасти Мер, маленькая самочка решила оставить все свои догадки на потом, едва только братья вернутся в логово и предстанет возможность как следует их расспросить об этом глазастом монс… пауке. А с нее пока, пожалуй, хватит.

- Хорошо, мама, - сонно улыбнувшись в ответ на ласку матери, Хлоя с удовольствием потерлась о большие желтые листья, из которых была сделана их лежанка. Прислушавшись к смешному и такому уютному хрусту, малышка почти закрыла глаза и провалилась в дрему, как вдруг до нее донеслось чье-то громкое рычание. За всю свою короткую жизнь львята ни разу не сталкивались с чужаками в этих краях и даже не подозревали об их существовании, поэтому Хлоя изначально подумала, что это отец решил преподать сыновьям какой-нибудь урок по отпугиванию, например. Только вот… у Хэмиша был совершенно другой голос. - Мам… кто это? - мяукнула Хлоя, слегка ткнувшись мордочкой в широкую лапу взрослой львицы, поведение которой резко переменилось, сделавшись суетным и не на шутку встревоженным. Инстинктивно поймав настроение матери, самочка также почувствовала необъяснимое беспокойство. - Понятно, - как эхо повторила она за Мериад, растерянным взглядом провожая серебристую охотницу, на всех тягах выпрыгнувшую из пещеры. Неужели на них напал еще один мохноглазый монстр?! И папа начал отважно сражаться, защищая ее братьев? А мама побежала их всех спасать? Помогите… Всеми когтями вцепившись в сухой хворост их совместного лежбища, Хлоя в ужасе вздрагивала на каждый громкий рев, доносившийся снаружи. Игра воображения рисовала ей жуткие картины с полчищами пауков, одна расписнее другой, и в конце-концов, неокрепшие нервы львенка сдали окончательно. Съежившись в маленький всклокоченный комок шерсти, Хлоя умудрилась зарыться с головой в листья, да так тщательно, что полностью скрылась под их спасительным покровом, оставив вместо себя лишь небольшую, малозаметную кочку неровности. Только бы мамочка смогла прогнать этих ужасных злодеев!

Хлоя настолько измучилась, пусть и краткими, но такими сильными переживаниями за родителей, что незаметно для себя уснула крепким сном, словно бы ее психика намеренно отрубила сознание в самый пиковый для детеныша момент, дабы уберечь его от морального потрясения.

Персонаж спит, однако готов проснуться, когда его найдут и растолкают

.

+3

40

Хью даже понять-то толком ничего не успел.

Вот он и Малихар вполне мирно беседуют друг с другом, отпуская крохотного паучишку в его естественный "ареал обитания"... а вот прямо из этих же кустов великолепным (ну ладно, не очень) прыжком выскакивает совершенно незнакомая им малышка примерно одного с ними возраста, вся такая сердитая и взъерошенная, боевая!  Хью аж замер с приоткрытым ртом, во все глаза уставясь на незваную гостью. Понятное дело, ведь он еще ни разу в своей жизни не встречался с другими львятами, а тут вон... целая Астрид! Прежде, чем братья успели как следует ее рассмотреть, мысленно поизумлявшись ее приходу, из зарослей за ее спиной выглянула еще одна, еще более круглая и светлая на вид мордашка; Хью аж голову набок склонил, отчасти завороженно уставясь в ее странные исчерно-желтые глазищи, в принципе, ни капельки им не испугавшись, но все-таки почувствовав себя немного... озадаченным, что ли. Какие они обе были смешные и необычные! Само собой, львенку стало ужас как интересно. Он даже с любопытством вытянул шею вперед, активно шевеля своей нежно-розовой носопыркой, знакомясь, таким образом, с совершенно новым для него запахом... да так и пискнул, немедля получив предостерегающего леща миниатюрной, но уже очень сильной лапкой — ау! за что! Ошалело выпучив небесно-голубые зенки, самец торопливо попятился от Астрид на пару шагов, втянув голову в плечи и в глубоком непонимании прижимая ушки к черепу. Он не то, чтобы обиделся... но определенно точно растерялся, не зная, как ему реагировать на все эти грозные взмахи и крики. Чего это они?...

"Не надо драться," — прочухавшись, хотел было уже робко мяукнуть он из-за плеча Мали, как-то, ну, угомонив этих маленьких воительниц, да банально не успел, точно также, как его брат, резко осекшийся на половине фразы. А все потому, что всю четверку совершенно внезапно (ух, как же много событий за одну несчастную минуту времени!) накрыла огромная черная тень — это здоровенный, прямо как целая гора, самец вдруг выскочил из леса им навстречу, с гулким рыком сгребя дочерей в охапку и что-то невнятно проурчав себе под нос. "Это, наверное, их папа," — сразу же догадался Хью, с еще большим интересом рассматривая этого лохматого великана. С интересом — и вполне естественным страхом, тем более, что Дент пугал не только своими размерами, но и жуткой, опаленной мордой с выпученным, налитым кровью глазом. Наверное, стоило сказать ему вежливое "здравствуйте!", как их учила мама, но пока что-то не очень хотелось. Почему-то Хьюше казалось, что если он сейчас с ним заговорит, то наверняка еще раз крепко получит по носу, да с такой силой, что места мокрого не останется! Приглушенно сглотнув, львенок аккуратно прихватил Мали зубами за хвост и потянул брата назад, мол, пойдем-ка лучше, вернемся к нашим родителям... И вновь не успел сделать и шага с места, всем тельцем прильнув к земле и с растущим ужасом пронаблюдав за дальнейшим развитием событий. Сперва ему показалось, что невесть с чего взбесившийся (да что они ему сделали-то!) Дент собирается растерзать их с Малихаром на мелкие кусочки, затем — что не их, а метнувшегося на подмогу Хэмиша, с такой силой врезавшись в плечо их отца, что то аж неприятно прихрустнуло, тем самым, еще сильнее напугав и без того шокированных малышей.

Божечки, страшно-то как!...

К счастью, Хэмиш не стал отлеживаться в сторонке, а вполне себе резво вскочил на лапы и сам бросился в атаку, спеша оттеснить безумца прочь от детей, а спустя несколько мгновений к нему также присоединилась разгневанная Мериад — обычно такая тихая и милая, сейчас их мать была едва похожа на саму себя, скалясь с такой яростью и агрессией, что Хью даже не сразу ее узнал. Будучи на пару с братом отпихнут куда-то в сторонку, под более-менее надежное прикрытие камней и высокой травы, львенок снова потерянно замер на месте, с распахнутыми во всю ширь глазами наблюдая за тем, как Мер бесстрашно ударяет лапой незнакомца. В этот момент, крохотное сердечко Хью аж прихватило от едва контролируемого ужаса: что будет, если Дент ударит ее в ответ! Они ж так без мамы останутся! Да, эта короткая, но яростная схватка произвела на малыша самое что ни есть серьезное впечатление, крепко-накрепко отпечатавшись в его памяти. А тут еще сидевший рядом Мали так громко завопил от испуга... Хью едва сознание от страха не потерял!

Хватит... хватит, пожалуйста, — тихо, но вполне различимо пропищал он из укрытия, в момент, когда все трое взрослых настороженно замерли друг напротив друга, прекратив грозно реветь и размахивать когтями. Со своего ракурса, Хью никак не мог рассмотреть, что там такое происходит, что все присутствующие аж дар речи потеряли: он только знал, что эту драку надо как-то остановить.

+3

41

Замешательство незнакомца сыграло на лапу Денту, и тот довольно лихо влетел башкой в чужое плечо, точно заправская антилопа-гну. Где-то в районе темечка подозрительно звякнуло, однако седогривый бродяга едва ли заметил, продолжая катать переносицу гармошкой и скалить зубы на поверженного противника. Впрочем, тот на удивление быстро сгруппировался, крутанувшись через самого себя и вновь вскочив на лапы. Правда, всего лишь на три.

- Если ты сунешься к моим детям хоть на полшага… - глухо рыкнул Дент, в угрозе склонив свою патлатую башку и показательно поиграв мышцами предплечий, приготовившись к очередном.у нападению. Он на полном серьезе собирался порвать этого неопознанного усача на светлошкурые лоскуты, не щадя собственного здоровья. Конечно, сие стремление вряд ли могло характеризовать Дента как разумного отца, который по несчастью остался единственным кормильцем для своих драгоценных львят, однако в данный момент безобразный одиночка был слишком ослеплён яростью и утратил способность здраво рассуждать. Самец даже не удосужился заострить внимание на том, что его соперник, в общем-то, не был агрессивно настроен к чужим девчонкам, более того, у него самого оказались карапузы, которых он зычным предостережением отозвал в укрытие. Единственной мыслью, которая сейчас горячила его и без того воспаленный мозг, было: "Я убью каждого, кто попробует их обидеть!"

Денту не хватило лишь мгновения до атаки на бедного хромоножку, как между хищниками внезапно выросла неопознанная серебристая самка со страшной, перекошенной от бешенства мордой, а уже в следующую секунду по изуродованной физиономии бродяги смачно шлепнула когтистая пятерня. Сказать, что тот оторопел - не сказать ничего. - Пошел вон! - рев львицы, снабженный какой-то отчаянной смелостью, словно стрела пронзила слух Дента, отчего самец рефлекторно отдернулся назад, ненароком едва не растоптав собственных детенышей. Какого, мать его, Севера?...

Этот довольно болезненный удар словно бы отрезвил затуманенный мозг седогривого льва, возвращая способность вновь разумно соображать и хотя бы не бросаться на первого встречного, видя в нем матёрого убийцу младенцев. Изумленно разглядывая серебристую незнакомку, Дент шмыгнул носом, невольно отметив про себя насыщенный молочный запах, которым была пропитана шкура самки. Нетрудно было догадаться, что львица кормила именно тех мальчишек, встреченных его дочерьми. Он вспомнил свою пропавшую жену, которая все еще могла находиться неподалеку, и от данного осознания бродяге внезапно сделалось стыдно: подумать только, до чего он умудрился докатиться… Вместо того, чтобы подойти и миролюбиво задать усачу вопрос касаемо Леони, он просто набросился с клыками наперевес, не потрудившись даже разобраться, что к чему. Молодец, Денти, так держать!

Впрочем, вынужденное самоедство Дента было неожиданно остановлено, а на поляне повисла гробовая тишина, словно все присутствующие резко превратились в каменные изваяния. Как завороженный, изуродованный самец наблюдал за своей дочерью Астрид, которая, очевидно, решила воспользоваться неловкой паузой и наполнить свое голодное брюшко сочным молоком чужой матери. - Я… - первой мыслью Дента было немедленно сгрести девчушек в охапку и, раскланявшись в сожалеющих реверансах, немедленно покинуть это место. "Нет, я не могу этого сделать… По крайней мере, прямо сейчас." Повинуясь какому-то внутреннему стремлению, он нагнулся и, аккуратно подхватив зубами Ло за шкирку, посадил ее меж своих здоровенных лап. - Извините меня, - смущенно пробормотал бродяга, обращаясь непосредственно к львице. - Понимаю, что с моей стороны было бы слишком нагло просить, но… - зарывшись носом во всклоченную макушку младшего детеныша, Дент пару секунд просто наслаждался запахом его драгоценного белоснежного комочка. - Они - это все, что у меня есть, а я не могу их даже накормить… Дай им шанс прожить хотя бы сегодня, - от накатившего на него отчаяния, Дент склонил тяжелую голову и шумно выдохнул. - Пожалуйста.

+3

42

Сложно сказать, от кого Астрид передался этот грозный, воинственный дух, и весьма вредный, совсем не девчачий характер, чтобы прямо с ходу, едва только встретив, впервые причем, незнакомые детские лица, первым делом ввязаться в драку. Ну вряд ли от Леони, мама наверняка не одобрила бы подобное поведение дочки, скорее уж кровь батяни взыграла, пока она агрессивно щерилась на, в общем-то, совсем не злые, а милые и растерянные мордашки своих ровесников.. Правда один, вон тот, серый, с толстенными бровями, решился таки, в отличии от своего голубоглазого братца ответить пришлым незнакомкам в том же духе, вовсю покрасовавшись своими клычками. Астрид было хотела еще что-нибудь сказать... такое, едкое, увесистое, чтоб прям как снежком в морду - нечего тут на нее крысится холоп! -  но через долю мгновения кусты за спиной  вновь захрустели на всю Ивановскую, заставив беглянок притихнуть и опасливо прижать уши.

Упс!

Не зря они боялись. Конечно... отец быстро догнал своих отправившихся на поиски приключений дочек. Дент не медлил, и правильно делал. Конечно, его малышки еще не достигли такого возраста, когда можно уйти так далеко, что можно было бы реально потеряться, но стоило учитывать опасную атмосферу севера, холод и крутые склоны. Может для взрослого льва преодоление таких препятствий и было плевым делом, но не для молочного детеныша однозначно. Так что... Денту повезло не только быстро обнаружить свое потомство, но и найти его в целости и сохранности. Астрид аж коротко зашипела, оказавшись в жарких объятиях обеспокоенного Дента, но почти сразу же прекратила свои недовольные выходки, напряженно подняв тупую мордаху и развернув пушистыми локаторами уши, как и ее отец весьма недружелюбно, исподлобья вытаращившись на "усатого" незнакомца, поспешившего к опасливо замершим львятам которых встретили сестры. Ну а в следующее мгновение Дент наглядно продемонстрировал, в кого же у них с Леони такая буйная дочка выродилась, с грудным рычанием и безумно сверкающим взглядом буквально бросившись на опешившего Хэммиша, не слишком то желая разобраться, что тут, собственно, происходило. И это поведение напугало не только трусливо сжавшихся в комки,  выпучивших глазенки Малихара и Хью, но и притихших сестер - благо прижавшиеся друг к другу, попятившиеся в сторону застывшей чуть поодаль Кейси Ло и Астрид никогда не видели отца таким... таким... озверевшим! Это было жутко. От этого шерсть дыбом на загривке становилась! И если бы не мелькнувшая на поле брани серебристо-голубая тень, заслонившая собой раненного светлошкурого чужака, тому бы явно не поздоровилось! Как резко... как внезапно невесть откуда так же взявшаяся львица прервала только-только начавшиеся разборки!

Так вот что, а вернее кто так сильно пах их матерью!

У Астрид аж хвостик затрясся от возбуждения, а рот наполнился слюной до отказа, когда в ноздри ударил сладостный, головокружительный молочный запах!

То, что перед ними, увы, не мама, стало понятно сразу. И что тут мамы никогда и не было - тоже, но!... Но! От этой самки, что отчаянно скалилась на виновато притихшего Дента исходил такой дурманящий аромат, что все переживания, желания и стремления затмевались самым простым, самым примитивным чувством голода. Очередной урчащий звук из абсолютно пустого белого брюшка стал решающим аккордом этой постановки. Маленькая самочка хотела жить. И она не желала терпеть, или сдаваться собственным страхам. Возможно это было слишком наглым поступком с ее стороны. Но она была просто ребенком. Ребенком, детенышем, который очень хотел есть и был этим замучен. Воспользовавшись ситуацией, немой паузой у взрослых, Астрид просто в образовавшейся тишине суетливо, спотыкаясь, поспешила навстречу горячему животу  насторожившейся Мериад, слепо уткнувшись в горячее брюхо львицы, устало выдохнув куда-то ей в шерсть. Наконец-то...

Сладкое, жирное молоко щедро выплеснулось из набухших сосков львицы прямо в голодно булькающее чрево бедняжки Астрид. Кажется теперь уже ничто не могло оторвать намертво присосавшуюся, остервенело всасывающую в себя питательную жидкость львенку. Астрид привычно мяла и массировала чужой живот лапками, видимо совсем позабыв, что это не Леони, не ее любимая мама, а совсем чужая "тетя". А уж когда Мериад, немного помешкав, провела языком по холодной, взъерошенной макушке "подкидыша", самочка так и вовсе вся задрожала с благоговейным упоением смежив веки и забыв абсолютно обо всем, что ее окружало. Даже про сестру, которая вот уже минуту с оттакенными глазищами наблюдала за нею из-под массивной отцовской лапы. Поесть... наконец-то она может поесть.

+2

43

Вся напускная грозность Ло испарилась в мгновение ока, а свирепый "оскал" будто смахнуло невидимой лапой, лишь стоило маленькой воительнице услыхать протяжный, непривычно испуганный рык ее отца, раздавшийся чуть поодаль — не очень-то внятный, учитывая, что взрослый самец рвался сюда огромными прыжками, с треском ломая кустарник и шелестя травой. В первый момент Ло, конечно же, немного испугалась столь эффектного появления родителя, но больше от того, что он выскочил сюда так внезапно, переполошив всех и вся, включая собственных детенышей, а не потому, что боялась, что он ее накажет. Честно говоря, в пылу "сражения" с незнакомцами, малышка даже как-то подзабыла о том, что они с Астрид без спроса покинули логово и теперь им наверняка грозил как минимум строгий шлепок по непослушным мохнатым жопкам. Поэтому, чуть опомнившись и с легким опозданием узнав в этом большом, встрепанном, щедро припорошенном мокрыми листьями пугале насмерть перепуганного Дента, Ло немедленно обрадованно мяукнула его приходу, в миг позабыв о том, что, вообще-то, буквально только что пыталась запугать ни в чем не повинного Малихара.

Папа! — ее приветственный писк моментально затонул в вихре грязной, взъерошенной отцовской гривы, облаком накрывшем ее с головой, когда бедный и замученный тревогами лев размашисто бухнулся на землю перед дочерьми, горячо их вылизывая и прижимая к своей необъятной груди. Ло пришлось даже выплюнуть случайно забившийся ей в пасть клок чужого меха, прежде, чем она смогла с приглушенным хихиканьем увернуться от отцовского языка и высунуть голову из этого пышного гнезда, торжествующе возопив: — Папа, смотри, кого мы нашли! — она повернула мордочку обратно к их с Астрид новым знакомым, оглядев их с таким победным видом, будто лично взяла их обоих в плен. — Это они маму украли! — неизвестно, что именно побудило ее сказать именно то, что она сейчас сказала — быть может, ее чересчур развитая и, вдобавок, не на шутку взбудораженная детская фантазия, успешно мешающая правду с вымыслом, но слово, увы, не воробей. Так или иначе, в следующий миг она уже и сама забыла о своей выходке, огромными от удивления глазищами уставясь на невесть откуда взявшегося за спинами Хью и Малихара рослого, большущего самца. Такого здоровенный... почти как папа! Откуда он здесь взялся? Прежде, чем Ло успела переварить увиденное, как ее отец уже с агрессивным ревом бросился в атаку, а его, натурально, охр*невшие с такого стремительного (и очень неожиданного) развития событий дочери оказались заботливо прикрыты лапой подоспевшей за хозяином Кейси. Но, конечно, тонкая и хрупкая шакалиха при всем желании не смогла бы полностью загородить их от всего происходящего — размеры не позволяли. Так что, Ло с Астрид оставалось лишь с искренним испугом наблюдать за дракой с относительно безопасного расстояния, совершенно ничего не понимая и, вдобавок, с огромным трудом узнавая в Денте того прежнего, нежного и любящего папашку, коим он обычно им представлялся, несмотря на свою откровенно непривлекательную и грозную внешность. И чего он так сильно разозлился? Это потому что эти мальчишки похитили Леони, да? Так, быть может, это не они вовсе...

Но раз не они — то, наверное, как раз-таки этот большой и мохнатый самец!

БЕЙ ЕГО ПАП, — немедля звонко заголосила Ло из-под чужого брюха, вновь с легкостью поверив собственному умозаключению и, разумеется, без тени сомнения встав на сторону Дента. Она, в общем-то, ни секунды не сомневалась в его победе над чужаком. Ее папа самый большой, самый сильный, самый гривастый — не могло быть так, чтобы его кто-нибудь одолел в честном бою! Глаза Ло взбудораженно сверкали, без тени страха наблюдая за битвой и в полной мере отражая охвативший малышку боевой задор... Но недолго: лишь стоило между двумя громогласной рычащими львами нарисовать какой-то совершенно незнакомой львице с красивым серебристо-голубым мехом, как Ло немедля разинула пасть от удивления, обалдело уставясь на Мериад со стороны. Теперь в юной беглянке боролось сразу два противоположных чувства — это и восхищение отважной незнакомкой, столь успешно противостоящей разъяренному Денту, и вполне естественное возмущение ее действиями. Как она смела бить папу?! И что самое поразительное, Дент немедленно унялся, вдруг как-то резко прекратив рычать и размахивать когтями, словно бы и впрямь испугался этой львицы. В силу возраста, Ло пока что не могла понять всего из того, что она сейчас видела, а потому лишь молча бухнула свой пушистый, упитанный, несмотря на затянувшуюся голодовку, задок на грязную каменистую почву, с глазами-фонарями продолжая наблюдать за разворачивающейся перед ней сценой. Чтобы ее папа, да отступил перед какой-то незнакомой тетей? Ноу вэй!! Потрясенная увиденным, Ло как-то даже не сразу заметила, что ее старшая сестричка сперва как-то странно закопошилась, выглядывая из-за худой лапы Кейси, а затем вдруг деловито покосолапила вперед, в обход растерянно замершего Дента — прямиком в лапы чужой самки, кажется, ничуть не смущаяясь ее присутствию. Запоздало обратив внимание на Астрид, Ло так и вовсе выпала в осадок с ее действий и еще с добрую минуту пребывала в глубинном шоке, с приоткрытой пастью глядя на то, как светлошкурая самочка уже вовсю чавкает и причмокивает, с донельзя оголодавшим урчанием терзая чужую, простите, сиську... И опомнилась лишь когда их отец вдруг аккуратно подхватил младшую дочурку за шкиряк, перенеся ее ближе к Мериад и усадив маленький снежно-белый комочек промеж собственных когтистых лап. На фоне такого мощного здоровяка, Ло казалась даже еще меньше, чем обычно, а еще непривычно тихой и растерянной, ведь она совершенно не понимала, что происходит вокруг. Возможно, именно благодаря этому, львенку удалось состроить максимально жалобное выражение моськи, снизу вверх глядя на Мери своими бездонными глазами-лунами. Да, пускай отчасти жутковатыми, за счет темных белков, но все еще очень большими и оттого успешно давящими на чужую жалость. Словно бы этого всего было недостаточно, пустой желудок Ло издал протяжное, вибрирующее урчание, стрелой пронзившее воцарившуюся на камнях тишину: да покормите уже кто-нибудь это несчастное создание!

+3

44

Мер какое-то время молчаливо разглядывала отчаянно присосавшегося к ее брюху львенка, с голодным урчанием мнущего чужой живот когтистыми лапками, и только после этого подняла свои пронзительно-голубые глаза на заметно попритихшего самца напротив, внимательно, сдержанно разглядывая теперь уже его. Первое, что неизменно привлекало внимание, это страшная сеть грубых шрамов, пересекающих худую, длинную морду незнакомца с одной стороны... Он и без того выглядел довольно внушительно, крупный, тяжелый и мускулистый, с седыми полосами во всклокоченной, темно каштановой гриве, а с такими боевыми отметинами так и вовсе должен был внушать благоговейный страх и желание убраться подальше подобру-поздорову. Но... дело в том, что бежать то им сейчас некуда... да и стоило ли? После звонкой оплеухи вторженец мигом как-то сник, опустив уши и явно не испытывая больше никакого желания затевать драку. Это хорошо, потому что Мериад едва ли выстояла перед этим здоровяком, а Хэмиш... львица быстро покосилась себе через плечо на несчастно распластавшегося по земле травника, с тревогой оценивая его состояние. А ведь еще детеныши...

Заслышав тихий, сдавленный как при начинающихся рыданиях, голос чужака, Мер моментально вновь вихрем развернулась в его сторону, невольно враждебно сморщив переносицу. При этом Астрид, намертво присосавшуюся к соску, самка отпихивать и возвращать горе-отцу даже и не подумала, кажется на какое-то время вообще забыв о том, что к ее пузу "прикреплен" чужой львенок. Все так же молча, настороженно выслушав Дента, самка опустила взгляд на просяще замершую у его массивных лап пушистую снежную малышку... а затем порывисто потянулась вперед, легко и быстро перехватив Ло за толстую шкирку и пересадив ее к своему теплому боку, по хозяйски задвинув ее лапой под себя, ближе к соскам, радушно предоставив и младшей сестренке Астрид великолепное молочное пиршество.  Сквозящее отчаяние в словах Дента должно было растопить суровое сердце молодой матери, но не стоило забывать об одной маленькой, но очень важной детали... - Вы атаковали мою семью, - довольно холодным тоном, наконец, обратилась к агрессору львица, под звучный, залихвастский чавк двух маленьких голодных ртов. - Ранили моего самца и до смерти напугали моих детей, - кажется от такой строгости и полярного, колкого мороза, прямо звенящего в воздухе, холоднее чем что-либо вообще может быть на этой планете, Денту должно было стать явно не по себе, до мурашек по дубленой кофейной шкуре. Это уже звучало как почти отказ, а ведь он так надеялся на львицу кормилицу! - И теперь просите меня о помощи? - самка выждала длинную паузу этак горделиво, отчасти высокомерно взирая на притихшего самца эдак сверху вниз (при ее то размерах, хах!). - Где их мать? - все тем же ледяным тоном поинтересовалась Маджи, придерживая одной лапой копошащиеся комки и одновременно с тем бдительно осмотревшись по сторонам в поисках своих собственных отпрысков, чтобы убедиться, что с ними все в порядке. Слава богам... их испуганные мордочки выглядывали из-за нагромождения камней, с воттакенными глазищами взирая на все это безобразие и искренне волнуясь за состояние их любимых родителей. Главное, что с ними все в порядке. Успокаивающе кивнув сыновьям, Мериад вновь вернула свое внимание к Денту... и как-то вся разом смягчилась, выслушав его такую простую, но грустную историю. Им всем здесь это знакомо... боль утраты и то безумие и отчаяние, когда ты остаешься один. Но у нее хотя бы в переломный момент ее жизни появился Хэмиш, поддержал ее, остался с нею... И поддерживает до сих пор! А вот кто мог бы поддержать двуликого самца сейчас? Он так просил позаботиться о его ненаглядных девочках.

- Я выкормлю их... молока у меня, к счастью, достаточно, - снисходительно отозвалась светлошкурая, склонившись к копошащимся комочкам у себя под лапами, а затем коротко мявкнув, подзывая Хью и Малихара к себе. Все же вне логова их так оставлять было опасно. Быстро, шустро бегите к маме. Дождавшись, пока все окажутся у ее лап, не забыв успокаивающе обмахнуть языком взъерошенные макушки мелко дрожащих малышей, Ну-ну, тише, моя радость, все хорошо. - Но будьте так любезны... как вас зовут? Дент? Хорошо, Дент, я Мера, Мериад, это мой супруг, Хэмиш... - она аккуратно посторонилась, уволакивая за собой пестрый детский сад под животом. - Помогите ему, пожалуйста, в конце концов это вы его травмировали, значит и вам исправлять то, что вы натворили. И вам не следует уходить... слишком далеко... Все же вы отец этих малышек, и они явно не оценят, что их единственный оставшийся родитель тоже куда-то исчез.

Отредактировано Мериад (16 Окт 2019 22:22:48)

+4

45

Само собой, ни о каком продолжении битвы уже и речи не шло.

Трое взрослых львов еще какое-то время, всё с теми же напрочь охр*невшими мордами пялились на деловито присосавшегося к чужой груди львенку, кажется, аж позабыв о том, что они — вот буквально только что! — были готовы порвать друг друга на сотни маленьких кусочков, исступлено защищая то, что им дорого. Но когда это самое "дорого" (такое, пузатенькое, с четырьмя лапками и хвостом) вдруг решительно выступило вперед, самостоятельно взяв то, в чем оно, очевидно, так страшно нуждалось, весь боевой настрой словно ветром сдуло. Особенно у Мериад, ведь это она здесь была кормящей матерью! Что касается Хэмиша и Дента, то оба несчастных самца только и могли сейчас, что обескураженно хлопать глазёнками да немо разевать рты, и не зная толком, как им на всё это реагировать. Ну не отшвыривать же ни в чем не повинную Астрид прочь, грубо оторвав ее от желанного соска! Львенок так громко причмокивал и урчал, при этом сиротливо подрагивая всем своим тщедушным тельцем, что даже у самого отъявленного злодея дрогнуло бы сердце при взгляде на это душераздирающее зрелище. А Хэмиш, как известно, злодеем не был. Он вообще был очень добрым и сердобольным львом по натуре, и в жизни не причинил бы вреда чужому детенышу... Хотелось надеяться, что и этот агрессивный, неряшливый здоровяк — тоже. Чуть придя в себя от изумления, Хэм украдкой покосился на их странно притихшего врага, отметив про себя, что тот больше не стремится броситься в драку. Хорошо... Неизвестно, смог ли бы Хэмиш дать ему полноценный отпор, с выбитой из плеча лапой. Слабо морщась от боли, лев также быстро оглядел свою пострадавшую конечность, оценивая нанесенный ему урон, а затем вновь сосредоточил внимание на происходящем, молчаливо наблюдая за тем, как незнакомец, опомнившись, торопливо пододвигает к Мер и вторую свою дочурку, едва ли не умоляя самку ее накормить. Разумеется, та не стала ему отказывать... Да, этот громила атаковал их семейство, напугал всех до полусмерти и серьезно травмировал их единственного защитника, но как можно было остаться равнодушным при взгляде на этих бедных, ни в чем не повинных львят? Будь Хэмиш на месте своей подруги, он поступил бы точно также.

И тем не менее, они оба не спешили доверять Денту на все сто процентов.

Хоть Мериад и подхватила оставшегося детеныша, радушно подложив его под брюхо, но весь ее вид выражал искреннее возмущение вкупе с необычайным холодом; признаться, тут даже Хэму стало как-то неуютно, что ли, от такого-то леденящего кровь тона львицы. Ну, ее можно было понять. Сам Хэмиш тоже пока что не спешил менять гнев на милость. Все такой же мрачный и настороженный, самец чуть придвинулся к Мери, частично загораживая ее свободным плечом, внимательно (и откровенно упрекающе) глядя на Дента исподлобья. Отчаяние, конечно, никого не красит и порой толкает на самые опрометчивые поступки, но к чему была вся эта бестолковая агрессия? Хэм не рычал, не подкрадывался и не угрожал его детям. Его не из-за чего было атаковать. Естественно, Хэмиш чувствовал себя на редкость обозленным, но все же предпочитал хранить благоразумное молчание, давая Мериад возможность высказаться за всех... У нее очень хорошо это получалось. Даже удивительно, она ведь всегда была такой милой и доброжелательной. Ну, как говорится, не буди лихо...

"Твоего самца?" — все-таки, кое-что из сказанного Мер заставило его на секунду-другую отвлечься от Дента, бросив короткий и довольно изумленный взгляд на голубоглазую мать семейства. Впрочем, это удивление быстро сошло на нет, когда их драчливый "гость" вкратце объяснил паре, отчего его дети так голодны, а он сам — настолько мрачен и зол. И тут уж Хэм, как бы сильно он не старался держать постную, осуждающую мину, все-таки ощутил легкий укол сострадания по отношению к своему недавнему противнику. Он тоже потерял свою бывшую супругу, а вместе с ней и все новорожденное потомство, так что да, он мог понять, что чувствовал Дент и как тяжело ему было. Тем не менее, на его лапах находились двое живых и вполне себе здоровых львят — он просто не мог, не имел права так сильно рисковать собственной шкурой, с оскаленной пастью кидаясь на любого встречного самца. Хэмиш уже даже открыл было рот, чтобы сказать об этом вслух, но тут же его захлопнул, вылупив глаза что два блюдца и теперь уже в искреннем шоке уставясь на Мериад. Супруг... она правда считала его своим супругом?! Но... они ведь ни разу... То есть, он ведь даже ни разу не намекнул ей на свои чувства! Как она догадалась... как поняла, что он...?

Ох, — только и смог, что тихо изречь Хэмиш себе под нос, все еще пребывая в глубоком смятении и не зная толком, как ему на все это реагировать. Он чувствовал себя одновременно очень смущенным и... счастливым, пожалуй, тоже, но это счастье было очень эфемерным, неопределенным, так как Хэм не был уверен в том, что Мер говорила об их отношениях всерьез. Может, она просто пыталась таким образом подстраховать себя и своих родных детенышей — мол, гляди, у нас тоже есть защитник, и он ни за что не даст мою семью в обиду! Что ж, так оно и было на самом деле. С лапой или без, но Хэм был готов драться ради них до последней капли крови, до последнего вздоха. Но, конечно, было бы гораздо лучше обойтись без всего этого бессмысленного насилия. — Со мной все будет в порядке, — чуть запоздало проговорил самец, успокаивая тревоги Меры, а также четко давая понять невольно поглядевшему в его сторону Денту, что тому не стоит лезть к нему с подмогой. Да, несмотря на всю свою кажущуюся "плюшевость", но у Хэмиша была гордость — притом ого-го какая! — Ерунда, всего лишь вывих; справлюсь и сам. Большое спасибо, что озаботились моим состоянием, — тут Хэм, не удержавшись, с очевидным упреком зыркнул в шрамированную морду Дента. Стыдитесь, уважаемый! Это ведь ваша вина, что кое-кому теперь придется самостоятельно оказывать себе первую помощь! Усевшись рядом с Мер, Хэм все с той же недовольной, напряженно сморщенной рожей ухватился здоровой лапой за больную и резко ее дернул, предприняв попытку "ввернуть" выскочившее из сустава плечо на подобающее ему место. Хорошо, что он знал, как это делается... Вдобавок, ему уже как-то раз приходилось вправлять кость самому себе. Тогда это сработало; оставалось надеяться, что сработает и сейчас.

Мастеру

+3

46

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Хэмиш вправляет себе вывихнутое плечо

0

47

Казалось бы, что весь мир, со всем его многообразием красок, звуков и запахов, вдруг резко сжался до размеров двух оголодавших пушистых шариков, которые, наконец, дорвались до спасительного молока. Огромный всклоченный бродяга с каким-то гипнотическим упоением смотрел на копошившихся под чужим брюхом котят и чувствовал себя полностью опустошенным и разбитым, словно по нему разом пробежало целое стадо слонов. Дент с трудом воспринимал настолько неожиданный подарок судьбы в виде молодой кормящей львицы с полными баками, которая, сама того не ведая, только что спасла его крохам жизнь. Он напряженно дергал обгрызанными ушами, жадно улавливая чавканье и кряхтение дочек, но при этом игнорируя пронзительный клекот парящих орлов; его воспаленные от хронического недосыпа глаза были прикованы исключительно к светлым шкуркам, совершенно не видя, что постепенно наступает вечер. Даже сердце в широкой груди Дента подозрительно затихло, как будто боялось разрушить своим ритмом хрупкую идиллию детского кормления. И только в мозгу утомленного льва, где-то у самых подкорок, гулко звучало поначалу робкое осознание, быстро превратившееся в этакую мантру и с каждым эхом становясь все громче и упрямей, вопреки всему: “Они. Будут. Жить”.

Впрочем, все очарование моментом довольно скоро улетучилось, едва только самка-кормилица принялась отчитывать Дента за его далеко не рыцарский поступок. Резкие, но однозначно справедливые упреки серебристой львицы быстро изрешетили всю иллюзию безмятежности, спустив несколько опешившего самца обратно на землю. До седогривого бродяги постепенно начало доходить, насколько он успел довести себя за прошедшие дни: еще чуть-чуть, и у его девчонок оказался бы папаша с приступами параноидальной шизофрении. Самец аж клыками скрипнул от подобной мысли, невольно сведя единственно уцелевшую бровь к нахмуренной переносице. Хлесткие речи незнакомки здорово встряхнули воспаленный мозг Дента, он продолжал молчаливо ее выслушивать, стойко удерживая свой слегка потерянный взгляд на чужой недовольной мордашке. Разумеется, она права. Уродливый одиночка вовсе не собирался опускать голову и позорно отлынивать от ответа, всецело признавая свою вопиющую опрометчивость, которая едва не закончилась для кого-то трагедией.

- Моему поступку нет оправдания, - наконец, заговорил он, стараясь окончательно унять дрожь в голосе от недавнего перенапряжения, - но я не думал, что так все выйдет. Кажется, я вообще не думал… Их мать зовут Леони, - краем глаза взглянув на своих львят, которые самозабвенно опустошали молочные баки самки, Дент помрачнел, на секунду устремив свой взор поверх макушки кормилицы, куда-то за горизонт. - Она исчезла несколько дней назад, оставив наших детей в логове. Я и Кейси, - он коротко кивнул в сторону красношкурого шакала, все-таки осмелившегося робко приблизиться к хищникам, стараясь держаться подле массивного брюха Дента, - облазили все окрестности в поисках моей жены. Но ничьих следов или хотя бы запахов мы не обнаружили. Ни Леони, ни чужаков, которые могли бы ее забрать… Она просто пропала. Я не знаю, почему так вышло, однако мне очень хочется надеяться, что она ушла отсюда не по своему желанию, - он замолк и устало смежил веки, словно о чем-то раздумывая, далеко не самом приятном, судя по вмиг скривившейся гримасе на его обезображенной морде. Ему не хотелось сейчас рассуждать о возможных причинах столь скоропостижного исчезновения Леони, даже если она в самом деле решила их внезапно бросить. Что ж… в таком случае когда-нибудь у нее будут большие проблемы. - Девочки остались со мной, и я должен был их как-то накормить, - Дент рассказывал, по возможности, пытаясь смягчить излишний драматизм в своей повести и не особо давить на слезоточивость серебристой самки. - Я старался ловить молодых зайцев и мелких грызунов, ведь их мясо довольно легко пережевывается, и с ним не нужно было особо возиться при еде. Но мои дети оказались слишком малы даже для такой пищи, они просто не смогли толком ничего съесть… Я не могу дать им то, чего у меня нет, - седогривый бродяга вдруг с каким-то отчаянием уставился в суровые глаза молодой самки, словно пытался ухватиться за тонкую нить последней надежды для своих голодных львят. - У тебя есть молоко… Возьми их, пожалуйста.

В ожидании ответа, от которого зависела дальнейшая судьба его голодающих дочерей, Дент пытался настроить себя на вероятный отказ самки и хотя бы прикинуть, что ему в таком случае делать. Ведь далеко не каждой матери охота грузить на свой молочный хомут еще и чужих детенышей, тем более какого-то грязного сомнительного агрессора, который взял и просто так набросился из кустов, не особо разбираясь в ситуации… Мэх… Как же тогда ему уберечь Ло и Астрид?

Но львица согласилась… Возможно, скрепя сердце и без особого желания, однако она великодушно согласилась принять под свой теплый и вкусный живот еще двоих детенышей, отчего у Дента словно бы гора с плеч свалилась. Наверное, он бы заплакал от счастья, кабы не присутствие остальных, которые явно не настраивали до предела взвинченные нервы бродяги на столь эмоциональную развязку. Поэтому седогривый самец просто склонил голову в знак своей безграничной благодарности этой самоотверженной львице.

“Ты спасла не только моих дочерей… ты мне жизнь спасла”

- Спасибо, - практически одними губами прошептал он, в изнеможении шлепнувшись крупом на землю. Услышав вопрос самки, уродливый лев не замедлил представиться: - Мое имя Дент, а моих дочерей зовут Астрид и Ло. Ло - белая с темными глазенками, ты ее вряд ли с кем-то перепутаешь… Я не знаю, когда смогу полностью расплатиться с тобой, Мериад, за жизнь своих дочерей, но я сделаю все, что в моих силах. Я буду держаться поблизости, чтобы лишний раз не пугать твоих детей… - проследив за тем, как его новая знакомая собирает под себя всех оставшихся львят, Дент повернулся к травмированному самцу и вопросительно уставился на него, не решаясь первым заводить разговор о лечении. Собственно, целитель из него был еще хуже, чем погонщик полярных медведей, и седогривый бродяга даже близко не представлял, чем он может помочь Хэмишу. Ну разве только травкой там попрыскать, да водички принести… Впрочем, косматый усач вознамерился самостоятельно вправить себе плечо, резко дернув самого себя за поврежденную лапу. Характерный хруст в чужих костях возвестил Дента об успехе столь несложной операции, и тому оставалось лишь виновато прижать уши к голове, да с уважением кивнуть своему бывшему оппоненту. Значит, он целитель…

- Извините меня, сэр, - неожиданно подала голос Кейси, мягкими шагами приблизившись к Хэмишу с небольшой связкой подсушенной травы промеж тонких клыков. Осторожно положив блеклые листья прямо под лапы усатому самцу, шакалица робко взглянула на него снизу вверх, задрав свою ушастую голову чуть ли не в небо. - Это мелисса, я как-то сорвала ее на охоте и держала про запас... Все думала, что она может пригодиться. Мне кажется, вам знакомы ее чудесные свойства… Возьмите ее сэр. Уверена, она поможет облегчить вам боль после вывиха. Не сердитесь на моего хозяина, сэр… Он не злой, на самом деле.

Офф

+4

48

Мера с огромным сожалением в глубине сапфировых глаз наблюдала за тем, как ее светлошкурый спутник с трудом поднимается с земли. Разумеется ему было больно, и еще как... Эх... Гордый. Отказался от помощи. Ну может тогда не все так плохо? Мериад конечно понимала, что Хэмиш довольно опытный врачеватель, да и боец хороший, но все же она беспокоилась. Они ведь все здесь друг за друга в ответе. - "А теперь еще и чужие детеныши," - львица задумчиво опустила взгляд на копошащийся у нее под брюхом меховой "беспредел", приподняв одну лапу и заглянув в испуганные и непонимающие глаза сыновей, послушно притихших рядом с жадно причмокивающими чужачками. Они смотрели на нее с большими, неверящими глазами, в которых явственно читался вопрос - мама почему?  Что случилось, мама?

- Все хорошо, шшш, - успокаивающим, тихим шепотом обратилась она к своим малышам, низко склонив голову и ласково проведя языком по встрепанным макушкам синеглазых братьев. Мои храбрые мальчики. Они держались молодцами и мама гордится ими. - Не бойтесь, - с грудным, нежным урчанием потершись носом о светлую шкурку мелко, боязливо трясущегося Хью, самка плавно поднялась с места, вынудив жадно присосавшихся львенок со смачным, влажным "чпок" отлепиться от ее сосков и переспелыми грушами шлепнутся толстыми попками о земь. Ух и визгу они подняли, жутко недовольные тем, что их оторвали от сытной трапезы! Но Мер не обращала на ноющих приемышей особого внимания, с напряженным, сердобольным видом наблюдая за тем, как Хэмиш вправляет себе травмированное плечо. Когда сустав с противным хрустом встал на свое место, Мера нервозно дернула большими ушами, слегка сморщив переносицу - звук не из приятных, - и сердобольно заглянула в безгранично усталую, усатую морду своего спутника. Точно ли с ним все в порядке? Уделив непривычно мрачному светлошкурому самцу так же долю успокаивающих ласк, легонько боднув его в косматую шею, Мериад  растянула тонкие губы в короткой, ободряющей улыбке. Неприятный вышел инцидент, конечно, но тут ничего не пропишешь. Они же не могут отказать одинокому отцу, верно?

Дождавшись молчаливого согласия в глазах Хэмиша, Мер вновь устремила взгляд в сторону нервозно переступающего лапами по скрипучему снегу Дента - его дети все еще отчаянно пищали под молочным животом самки, и это, похоже, действовало самцу на нервы. Не забыв благодарно кивнуть фамильяру  Дента, который преподнсес  пострадавшему в короткой схватке льву немного "обезболивающего, которые здесь были редкостью". Это было очень мило с ее стороны.

- Идем к логову, - не очень, конечно, хотелось бы провожать недавнего драчуна к укромному убежищу нашей львиной семьи, но следует побороть собственные страхи, иначе между ними едва ли может быть какое-либо сотрудничество. - Нам надо кое-что обсудить... - теперь, склонившись к собственным лапам, самка подхватила в пасть один из звонко возмущающихся по поводу прерванной трапезы комков, аккуратно перехватив протестующе крякнувшего львенка за нежную, пушистую шкурку на загривке. Кажется ее звали Ло? Черноглазенькая, чудная.

Предоставив Денту лично позаботиться о второй своей ненаглядной, заливающейся сиреной дочурке, Мериад горделиво задрав морду чинно двинулась обратно к пещере, то и дело притормаживая и останавливаясь, чтобы ее сыновья успели добежать до матери и не отстали где-нибудь позади. Хватило с них на сегодня приключений, спасибо.

Дойдя до порога ставшего родным укрытия, Мер опустила трепыхающийся у нее в зубах снежный комок, деловито подпихнув малышку под округлый задок - проходи давай, маленькая, не стесняйся. Обернувшись через плечо, львица приглашающе махнула самцам кончиком хвоста, и сама изящно прогнувшись в позвоночнике из-за низкого прохода в пещеру, нырнула в приятный полумрак, выискивая в его глубинах оставшуюся без присмотра дочку. Слава богам, Хлоя тихо и мирно спала у стенки, тесно свернувшись калачиком и мелко дрожа от испуга. Ее маленькая, послушная девочка.

Приблизившись к нервозно посапывающей малышке, львица-мать мягко растолкала носом ее мягкое, теплое, сонное тельце, а затем все с той же горделивой грацией легла рядом на бок, растянувшись во весь рост и предоставив голодной ватаге их законный молочный обед, пока самцы протискивались в пещерку следом за нею, послушно ведомые кормящей самкой - очевидно, что в данный момент  являющейся тут главной.

Сгребя одной лапой к себе Хлою, Мер вновь мягко помассировала заплаканную красноглазую мордашку,  теперь уже уделяя немного внимания и малышке. С какой опаской она смотрела на страшного чужака, заявившегося к ним в гости... - У этих девочек нет мамы, - тихо, ласковым тоном пояснила своим львятам Мера, по очереди неспешно вылизывая каждого своего детеныша, отчаянно пытаясь снять сковывающий их стресс. Конечно, они были маленькими... слишком маленькими, и едва ли понимали, что происходит. - А это их папа, - все тем же полушепотом продолжала успокаивать детвору Маджи. - Он подумал, что с его дочками что-то случилось... Вы же знаете, как мы, ваши родители, вас любим и как за вас волнуемся, верно? Вот и он очень волновался... и немного... потерялся, - задумчиво скосив глаза на замершего чуть поодаль Дента, самка последний раз щедро обслюнявила лопушиные ушки малышни, и решительно придвинула их к звучно, некльтурно чакающим молоком Астрид и Ло. - Они побудут немножко с нами. Им надо поесть. И вам, кстати, тоже, - решительно устроила шумную троицу у своего живота львица, и поудобнее подобрала задние лапы, свернувшись полукалачиком, прикрывая копошащиеся рядом с нею разноцветные детские тельца. Ну вот... Теперь и поговорить можно.

- Это убежище должно было быть временным, - наконец, с тихим вздохом обратилась к Денту Мера. - Неподалеку отсюда, где-то повыше, должен быть прайд. Я знаю там вожака, мы раньше с ним встречались, до того, как я забеременнела. Надеялась, что он примет нас с детьми, насколько знаю, он с супругой довольно... добры к чужеземцам, - львица коротко качнула звостом, выдержав многозначительную паузу. - Мне кажется вас с детенышами они тоже с охотой примут в семью. Хэмиш, что думаешь? Им наверняка нужны патрульные и защитники...

+4

49

Ну, разумеется, это было больно. Хэм, не удержавшись, эдак приглушенно зарокотал себе под нос, на несколько долгих мгновений до отказа сморщив усатую морду и, таким образом, напомнив своим видом огромного мрачного шарпея... если бы только последние могли существовать в таком суровом и диком мире, как этот. Ну... по крайней мере, его лапа встала на место, а это уже очень хорошо. Приоткрыв слезящиеся глаза, лев опустил взгляд на сыновей, все это время с испуганными мордочками наблюдавших за его действиями из-под пушистого живота матери — и улыбнулся через силу, по-доброму растянув уголки губ в разные стороны. Видите? Все в порядке. Папа вылечен... Для пущей наглядности (и всеобщего успокоения), Хэм даже выразительно покачал травмированной конечностью в воздухе, игнорируя моментально усилившийся дискомфорт в районе плеча. Двигается? Двигается. Работает? Работает! Значит, будем жить. Худо-бедно успокоив детей (по крайней мере, ему ужасно хотелось в это верить), Хэм столь же мягко обтерся щекой о лоб тихонько подошедшей к нему Мериад, желая унять и ее тревоги тоже. Надо же, как она забеспокоилась... Как они все заволновались, видя, что их защитник ранен. Пускай не шибко серьезно, но все-таки... Подобные забота и внимание были ему очень даже приятны.

Дернув ухом в сторону аккуратно приблизившейся Кейси, Хэмиш слегка настороженно повернулся к ней лицом, внимательно слушивая ее вежливые объяснения вперемешку с мольбами понять и простить несчастного отца-одиночку. Ну, разумеется, Хэм просто не мог злиться (в смысле, что долго злиться) на кого-то, кто так отчаянно пытался спасти своих маленьких дочерей. Видно было, что этот парень просто очень сильно отчаялся — настолько, что совершенно запутался во всем происходящем и не был в состоянии адекватно реагировать на чужаков. Будучи довольно милосердным и жалостливым зверем по натуре, Хэмиш отнесся к Денту с максимальным пониманием, хоть и не спешил открыто ему это демонстрировать. Пускай все-таки немного поразмыслит над своим поведением и сделает какие-то выводы.

Хотя, кажется, он уже их сделал.

Спасибо, мисс... ээмм, — Хэмиш слегка замешкался, осознав, что не успел запомнить имени шакалицы, что столь мило презентовала ему лечебную траву. Довольно редкую для местных земель, к слову сказать. Разумеется, лев по достоинству оценил этот маленький подарок и немедленно аккуратно подхватил его своей большой когтистой лапой. Здоровой, разумеется. — Благодарю вас, — пытаясь хоть как-то скрасить повисшую неловкость, Хэм сделал самое логичное, что он вообще мог сделать в подобной ситуации, а именно — проглотил этот крохотный пучок растительности, предварительно тщательно его разжевав. После чего с приглушенным кряхтением встал со своего места и неспешным шагом похромал за своей подругой, нет-нет, да бросая бдительные взгляды на Дента — все-таки, он не был уверен в нем на все сто процентов. Стоило быть повнимательнее с этим парнем... Просто на всякий случай. Остановившись у входа в логово, Хэмиш сперва пропустил внутрь своих приемных сыновей, а затем пролез в отверстие сам, после чего, обернувшись (и словно бы невзначай загородив своей тушей Мериад и рассевшуюся кругом нее детвору), внимательно проследил за тем, как Дент протискивается в лаз следом за ним. — Осторожнее... здесь выступ, — негромко предупредил лев их нового знакомого, тем самым, уберегая его голову о возможного болезненного столкновения с низким потолком. Да, можно было промолчать, отомстив, таким образом, за свою собственную травму, но это было как-то, ну... не по-мужски, что ли. Хотя соблазн, безусловно, был велик. Но они ведь уже давно не те вздорные и обидчивые юнцы, что раньше, верно?

БУМ!

Ну, конечно же, нет.

Украдкой ухмыльнувшись себе в усы, Хэмиш как ни в чем не бывало... ладно, все-таки, с небольшим вскряком улегся возле одной из стен, все еще нет-нет, да бдительно поглядывая в сторону их гостей, одновременно с тем внимательно слушая, что говорила Мериад. Она, по большей части, обращалась к Денту и Кейси, объясняя им ситуацию в окрестных землях — хотя те наверняка и сами был в курсе существования большого львиного прайда в долине, раз вот уже какое-то время растили здесь потомство. Наверняка и охотились где-то у границ, подобно Хэмишу... Хотя последний никогда не наглел до такой степени, чтобы спускаться аж к самому подножью, уводя травоядных из-под носа у местных охотников и патрулей. Ему... в смысле, им с Мери, не нужно были лишние проблемы. Тем более, Хэм он вот уже какое-то время планировал их присоединение к этому прайду. А теперь выяснилось, что Мериад все это время думала о том же, что и ее светлошкурый спутник — ну разве это не здорово? У Хэмиша аж целая гора с плеч упала, когда он услышал это предложение из уст дорогой ему самки. А он-то, дурак, переживал, что она ему откажет.

Думаю, что это отличная идея, — произнес лев уже вслух, галантно сделав вид, что эта мудрая затея целиком принадлежит его подруге. Это отчасти напомнило ему о тех временах, когда он точно также подыгрывал Шерлоку — разумеется, не так часто, как бы ему самому этого хотелось, но. Порой и у глупого наивного Ватсона возникали какие-то гениальные догадки, и вообще... у него тоже, знаете ли, "котелок варил", и еще как! — А я и не знал, что ты знакома с местными правителями, — уже с легким изумление в голосе молвил Хэм, не удержавшись и адресовав Мериад очередной свой восхищенный взгляд. Кто бы мог подумать. — Это, безусловно, сильно облегчит наше вступление. Не скажу, что от меня много толку, как от охотника или бойца... — тут Хэмиш взял короткую паузу, донельзя скромно опустив подбородок себе на грудь. — ...но вот лекарь из меня довольно приличный. Надеюсь только, что у них еще нет своего травника. Что касается Дента, с его принятием тоже не должно возникнуть серьезных проблем. Выглядит он внушительно, да и в бою весьма неплох. Если потребуется, я легко смогу это подтвердить, — тут Хэмиш смилостивился аж до такой степени, что адресовал чужаку сдержанную, подбадривающую улыбку, показывая тем самым, что он и впрямь готов прийти ему на помощь, если это потребуется. Хотя бы ради его маленьких дочерей. — Вот только, — Хэм вдруг нахмурился, прекратив улыбаться, и с явной тревогой оглянулся на выход из логова, — чем скорее мы это сделаем, тем лучше. Мы и так уже долгое время ошиваемся у местных границ... воруем чужую добычу... игнорируем метки патрулей... Это не шибко вежливо с нашей стороны и может повлечь невольную агрессию со стороны прайда. Думаю, все согласятся с тем, что нам лучше выдвинуться уже сейчас. Лучше всего до наступления ночи, пока небо еще светло и погода не испортилась. В этих краях никогда не предугадаешь, когда тебя накроет очередная метель. Не хотелось бы потерять кого-нибудь из малышей в потемках, или случайно сорваться со скалы.

Оффтоп

+2

50

Битва правда кончилась. Его родители победили. Малихар обнаружил, что едва не распластался на земле то ли от страха, то ли от громогласного рева и звуков ударов. Ему хотелось верить, что от последнего. Жуткий располосованный лев поджал хвост и выглядел страшно виноватым, а те двое мелких комков меха, которые чуть не напали на них с братом смачно присосались к материнским соскам. Было от чего растерянно хлопать огромным ушами и, рвано дергая головой, переводить взгляд то на одного льва, то на другого. Когда страх немного спал, и оцепенение его отпустило, Мали двинулся вперед, чтобы получше рассмотреть белоснежных незнакомок... и того страшного льва. Честно говоря, он не знал, что думать. Зачем мама их кормит? Они грубые и наглые, совершенно просто так взяли  и наскочили на него и Хью. А теперь еще и место у соска занимают - причем, может, его любимое место! С чего это ему делиться, а? Насупленно Малихар уставился на девочонок, зная, что, будучи крупнее и здоровее, легко отпихнет обоих одной лапой. Знал он в глубине души и то, что едва ли такое сделает, и отнюдь не потому, что рядом находились родители.

Он так увлекся разглядыванием незнакомцев, что не сразу заметил, как сам оказался возле материнского живота - наверное, все из-за того, что инстинкты погнали в безопасное место. Мать провела языком по встрепанному затылку, и Малихар поначалу с готовностью поддался ласке. Его тельце больше не сотрясала дрожь, понемногу возвращалась уверенность... а это значит, что еще больше "лизь-лизь" он терпеть не хотел. Чуткие уши-локаторы уловили последний кусок речи Дента. Малихар воинственно уставился на большого льва.

- Не боимся мы тебя, - заявил он и сам удивился, как громко прозвучал его тонкий, звонкий голос. А в самом деле, чего бояться? Его родители рядом, и еще они победили этого льва. Даже если бы его заявление диктовала бравада и напускная храбрость, кое-какие зрелые, рациональные зерна в нем тоже были. Они с братом и сестрой уже увидели этого льва побежденным и так же видели, как он виновато выглядел перед мамой с папой. Малихар не знал, как там с Хью и Хлоей, но у него страх перед Дентом исчезал с каждой секундой. Второе, что он заметил - это больную конечность Хеммиша. Встревоженно не то пискнув, не то заворчав, он, увернувшись от материнского языка, решительно сделал несколько шагов по направлению к отцу и с серьезным видом поднял округлую, мохнатую голову. Круглые глаза были нахмурены.

- Больно? - тихо спросил Мали. Вон какой страшный хруст произошел, когда Хеммиш лечился... Как не больно-то! Как раз в это время мама встала, и девчонки лишились молока, отчего взвыли не на шутку. Малихар недовольно зыркнул в их сторону, почувствовав вполне себе праведный гнев - это его мама, а они еще орут так громко! Но, поскольку в данный момент его больше интересовал Хеммиш, он быстро обернулся. Отец уже потряхивал больной лапой, показывая, как хорошо она работает. Малихар недоверчиво пошевелил ушами и, вытянувшись, понюхал конечность, хотя, конечно же, ничего сказать не мог. Пришлось принять слова отца на веру и послушно затопать вслед за матерью и остальными в логово. Страшный лев тоже пошел с ними, ну а одна из белых девчонок удостоилась персонального перевозчика. Малихар не удержался от еще одного хмурого взгляда в ее сторону, но, опять же, промолчал. Может, было в этих малышках что-то настолько трогательное, беззащитное и голодное, что даже маленький львенок невольно начинал им сочувствовать.

Оказавшись в пещере и увидев бедную, дрожащую Хлою, Малихар почувствовал себя виноватым. Он покосился на Хью и вздохнул - мол, не стоило ее одну оставлять, вон, какая несчастная... Мать принялась ее успокаивать, и сердце Мали сжалось еще сильнее, когда он увидел красные глазки сестренки. Пусть он был самым младшим из выводка, но таковым он себя никогда не чувствовал, не то чтобы перед Хлоей, но даже перед Хью. Плюхнувшись рядом с сестрой, Малихар успокаивающе потерся щекой о ее шерстку.

- Мама с папой его победили, - шепнул он ей на ушко. - И он совсем не страшный.

Правда, как объяснить наличие двух незнакомых девчонок, Малихар не знал, поэтому предоставил все это маме. Она и начала объяснять. Малихар тихонько фыркнул и насупленно отвернулся. Он все еще был обижен на то, как эти девчонки обошлись с ним и его братом. Они ровным счетом этим белышам ничего не сделали! А те сразу когтями махать да зубы показывать, ну так у Малихара тоже зубы есть, надо было наподдать им, чтоб знали. А то возомнят еще всякое. Чтобы показать, что он все еще их не простил, Малихар тщательно отряхнул уши после того, как Мериад любовно их вылизала и на всякий случай лапами еще протер. Взрослые ушли в свою скучную беседу, и Малихар, немного пососав молока (и принципиально не обращая на приемных внимания), навострил уши. Одно слово показалось ему особенно интересным, и он покосился на Хью.

- А что такое прайд? - тихонько, чтобы не слышали взрослые, спросил Малихар.

+3

51

- Кейси, - подсказала шакалица, ничуть не обидевшись на заминку Хэмиша с ее именем, которое, в принципе, запоминалось довольно просто. Главное, что усатый лекарь согласился на обезболивающее средство, тем самым проявив некоторую снисходительность к Денту и его недавнему безрассудству. - Пустяки, сэр. Надеюсь, это вам поможет, - Кейси вновь подняла свои широко распахнутые глазенки на насупленную, но постепенно смягчающуюся морду бывшего оппонента, а затем юркнула под косматое брюхо Дента, преданно махнув пушистым хвостом. Седогривый самец, правда, ничем не продемонстрировал благодарность своей прислужнице за сей великодушный жест для сглаживания общего конфликта, однако шакалица ни на что особенно и не рассчитывала - нелегко, знаете ли, разгадывать эмоциональные настроения у того, чья физия словно бы окаменела в пожизненном уродстве.  Главное, что ее девочки… кхм, простите,  девочки Дента были спасены. Кейси и сама не заметила, насколько успела привязаться к двум львятам, особенно в последнее, столь тяжелое для всех время. Наблюдая, с какой жадностью юные самочки чавкали у живота Мериад, шакалица даже почувствовала укол ревности. Ах, как жаль, что у нее не было такого молочного богатства, которое она без промедления предложила бы голодающим котятам! Но против природы, как говорится, не попрешь, и все, что Кейси могла сделать для детенышей - продолжить быть рядом, помогая своему хозяину в их воспитании (няньку на час заказывали?).

За все свои годы скитаний Дент совершенно разучился просить кого-либо о помощи, предпочитая собственнолапно решать возникшие проблемы. Он поддерживал зашитников в битве за свободу Севера; буквально вырвал Кейси из пасти голодных гиен; с отчаянием прорывался сквозь земли Кладбища… И выбирался из лавины сам -  по крупице, по снежинке карабкаясь обратно в жизнь, навстречу своей новой судьбе.

Которая сделала его слишком уязвимым…

- Идем к логову. Нам надо кое-что обсудить, - вот уж чего Дент меньше всего ожидал от львицы, так это великодушного приглашения в их собственный дом. В удивлении приподняв свою единственную бровь, он даже на всякий случай дернул ухом, мол, я не ослышался? Так тоже можно было? Пускать к своему убежищу чужака, тем более бывшего агрессора… Уж сам-то Дент даже на пушечный выстрел не подпустил бы к своему пристанищу незнакомца, тем более такого злобного и уродливого, как восставший черт. - Ты очень добра, - пробормотал двуликий самец, ответив на зов Мериад коротким кивком и в который раз подивившись благосклонности судьбы к своей угрюмой персоне. Конечно, Дент вовсе не собирался давать повод для новых сомнений, хотя и не совсем понимал, почему нельзя было обсудить здесь, на этой полянке. Аккуратно ступая, дабы не напугать остальных львят каким-нибудь нечаянным резким движением, лев приблизился к Астрид, которая настырно пищала на всю округу. Так-так, что это у нас здесь? Кажется, мадам крайне возмущена столь бесцеремонным прекращением молочной халявы? - Ну-ну, полно воевать, моя маленькая валькирия, - усмехнулся Дент, дружелюбно поддев носом светлошкурый бочок своей дочери. - Успеешь еще, - с этими словами он, небрежно шлепнув языком по всклоченному загривку старшего детеныша, аккуратно вложил его разъевшееся тельце себе в пасть и, не забыв прихватить с собой Кейси, замкнул  всю разношерстную шеренгу.

На первый, незамыленный взгляд, жилище новых знакомых выглядело куда просторнее и комфортнее, чем семейная обитель Дента, укрытая в самых глубинах сухих кустов и валежника. Однако уже через несколько мгновений иллюзия барской роскоши благополучно развеялась, едва только лев кое-как протиснулся в довольно узкий лаз. И тотчас же нашел лбом выступ, о котором предупреждал Хэмиш. - Ы-р-рх! - глухо всхрапнул седогривый бродяга, резко тряхнув головой от неожиданного удара и тем самым чуть не выронив Астрид из собственных челюстей. Боги, как здесь вообще можно пролезать? В какой-то миг даже стало жалко этих славных хищников, которым приходилось жаться тесной кучкой, со всех сторон сдавливаемые стенами столь ограниченной пещеры. Впрочем, местные края в принципе не славились своей курортной обстановкой, бросая вызов даже самым отчаянным ребятам, ступившим на суровые тропы Севера.

Терпеливо выждав, пока остальные окончательно устроятся, седогривый самец неспешно разжал челюсти, осторожно спуская на пол свою светложопую егозу, и только затем осмотрелся. Щурясь в полумраке пещеры, насколько ему позволяло рваное веко, Дент вдруг обнаружил еще одного львенка, который отчаянно трясся от страха, едва ли не с головой зарывшись в сухие листья импровизированного гнезда. Малыш все это время сидел здесь один? Или темношкурый бродяга просто его не приметил раньше, слишком рьяно бросившись в эту позорную драку с Хэмишем?  Ну, по крайней мере, реакция детеныша на здоровенного неулыбчивого чужака, внезапно оказавшегося в отчем доме, была весьма предсказуема: коцаная рожа оного в принципе не располагала к добродушию старого дядюшки.

“Все-таки надо было беседовать снаружи”, - вновь подумал Дент, невольно поежившись от порыва колючего ветра, который столь бесцеремонно дунул ему в хвост. Так и не решившись пройти хоть немного вглубь логова, он остался топтаться у входа, заняв позицию этакого молчаливого “ждуна”. Наконец, Мериад заговорила. О прайде наверху в горах, об их правителе и убежище, которое она планировала попросить для своей разросшейся семьи. Седогривый одиночка сосредоточенно слушал львицу, лишь изредка дергая ушами и косясь в сторону Хэмиша. Еще одна попытка объединиться с незнакомым прайдом? Кажется, именно в тех местах когда-то хотел обосноваться и Варг, этот пафосный гордец, одержавший победу над огромным монстром и так бесславно сгинувший вместе с остальными своими бойцами под толщей сошедшего снега. Дент не сдержал кривой усмешки, на мгновение погрузившись в свои воспоминания об относительно недавних событиях. Сумеет ли он вновь побороть себя, придя на собственное место скорби? Ради будущего своих детей… Двуликий лев вдруг почувствовал острое желание слиться, оставив девчонок на попечении серебристой самки и тем самым избавить себя от тяжелых воспоминаний, которые наверняка будут его преследовать, выжигая свой мрачный след на его и без того покореженной душе. Он не был создан для заботы о ком-либо, слышите, боги?  Дент - это одиночка, обреченный скитаться по миру до конца своей бестолковой жизни, верно?

“Мои девочки заслужили лучшего отца, чем я сейчас есть, - с неожиданным остервенением, словно бы в протест собственным мыслям, сцепил клыки Дент, сведя уцелевшую бровь к самой переносице.  - И я просто обязан стать для них этим “лучшим”. В конце-концов, пора научиться жить для кого-то еще… “

- Я согласен, - лаконично ответил он, ощутив на сердце прилив небывалой решительности. - Хэмиш абсолютно прав, нужно идти прямо сейчас. Темнота - враг многих путников, которые наивно полагают, что Север не такой жестокий, как о нем рассказывают, - выдавив из себя что-то наподобие улыбки, седогривый самец продолжил: - Мне как-то пришлось столкнуться с гневом северных богов, и не могу утверждать, что мне это понравилось. Но иногда они смягчаются, - он с теплотой оглядел сытых, посапывающих подле белоснежного живота Меры своих дочерей. - Идем же, я покажу безопасную дорогу.

>>>Долина горячих сердец

+4

52

- Что? - немного расслабившаяся (предварительно пересчитав детей, конечно же) Мера резко подняла уши, удивленно вылупив свои иссиня-голубые глаза на своего давнего спутника, как-то совершенно не готовая к внезапному переезду. - Сейчас?...

Львица скосила глаза на мирно копошащиеся у ее живота разноцветные комочки. Нет, ну так то  подбирать чужих детей и выкармливать их у нее тоже в планах не было. Возможно и правда следовало поспешить, кто его знает, сколько еще времени погода будет им благоволить, и сколько времени они смогут испытывать терпение здешних правителей. Самке и самой не очень-то нравилось, что они так поступают, и что Хэмишу приходится рисковать своейй шкурой. Они здесь одни. Никакой помощи и защиты, полагаться приходится только на себя. Травница задумчиво замолчала, лишь покачивая растрепанной, слегка завивающейся кисточкой хвоста, в то же время позволяя своему собственному потомству вдоволь насытиться после маленьких троглодиток. Хорошо, что она сегодня была сытой и молока оказалось много, что никто не "ушел" голодным. Еще раз отчасти рассеянно пройдясь языком по макушкам детенышей, не сильно различая кто есть кто, Мериад бросила внимательный взгляд за спины застывших у порога самцов, вглядываясь в светлый проход. А как дети перенесут такой длительный переход?  Они же еще маленькие. ОЧЕНЬ маленькие... А если у них лапки замерзнут?

А если они потеряются?! Да хоть кто-нибудь.

Разумеется как мать, она тревожилась за каждого своего детеныша, они и так перенесли на сегодня достаточно. Эти драки старших, чужие малыши, которых неведомо по какой причине приютила их любимая мама. Хотя они сидели тихо, но Мера прекрасно слышала испуганный писк Хью, тревожный, по-детски неуклюжий рявк Малихара, зовущего своего раненного отца. И помнила нервно трясущуюся в углу серебристую шкурку единственной дочери. От бдительного ока травницы не утаилось что их маленькие, толстые хвостики с пушистой влажной кисточкой до сих пор мелко дрожат.

Может все же стоит подождать еще день... может два, пока малыши привыкнут?

Но это все ее собственные страхи, ее мысли и неуверенность, преследовавшая ее всю жизнь. Ей всегда говорили, что она слабая,что ей будет тяжело. Что чужая, вскормленная пользы ради, а пользы от тебя мало, поэтому делай что говорят и всего опасайся. В свое время она уже доверилась одному льву и вот... имеем что имеем.  И разве это плохо? Она любила своих детей, просто обожала их и желала им всего самого лучшего в этом мире. А этот мир он жесток и суров, особенно здесь. Без поддержки сородичей они вряд ли заживут спокойно, и скорее замерзнут здесь, в дальней припорошенной снегом старой берлоге, укрытой от чужих глаз... чем  среди себе подобных, которые защищают друг друга от невзгод, помогают и спасают. Они служат друг другу опорой. Та же семья, только гораздо... гораздо больше.

Так ее ненаглядные малыши будут в большей защищенности чем здесь. Она уже дотянула со своими страхами, что пришлось рожать на дороге - счастье что такой благородный самец как Хэмиш рядом проходил. А если бы это был местный разбойник, или очень голодный зверь не брезгующий роженицами и новорожденными львятами?!

Тяжко, глубоко вздохнув, мериад вновь горделиво выпрямилась и коротко, спокойно кивнула, отбросив в сторону лишнюю нервозность и неуверенность. Они правы. Правы во всем, не стоит тянуть с этим. - Хлоя, - тихо позвала она свою малышку, вынудив дочку поднять на нее свои яркие, огненные глазенки. Мериад решительно подтолкнула самочку по направлению к Кейси. - Будь умницей, хорошо? Она тебя понесет... кейси, помогите моей дочке, хорошо? Хэмиш... Возьмешь ту что беленькая, Ло. Я возьму Астрид. Потом сменимся, может быть Дент поможет, если по пути не будет завалов... Мальчики... - растолкав толстенькие сонные тушки, Мериад и сама аккуратно поднялась с нагретой ею же земли. - Вам придется побыть сильными, и идти самим... пока что. Вперед не убегать, идите точно передо мной, чтобы я вас видела. Хорошо? Все всё поняли? - опустив морду, львица с тихим мурчанием потерлась о светлые, нежные, упитанные щечки своих карапузов. Они у нее будущие защитники семейства как-никак. Убедившись, что Хью и Малихар все уяснили и не собираются разбегаться в стороны, Мера аккуратно схватила поперек туловища так и продолжившую дрыхнуть прямо на весу смертельно уставшую Астрид. Та лишь слабо дернула лапами и глухо, протестующе проворчала сквозь зубы, но не предприняла никаких попыток вырваться из крепкой хватки кормилицы. Мер ступала бесшумно и очень осторожно, с присущей ей легкой боязливостью, напряженно прижав уши к черепу и то и дело перебегая взглядом от львенка к львенку - не дай Ахейю ей сбиться со счета.

Ну веди, Дент...

———–) Долина горячих сердец

+3

53

Ну конечно же она засомневалась. Не потому, что боялась идти куда-то в глухих сумерках, ежесекундно рискуя оступиться и полететь в бездонную горную пропасть, но потому что разумно переживала о своих (и не только своих) детях, о том, как они выдержат это непростое путешествие. Хэмиш тоже об этом беспокоился, но верил, что им удастся благополучно добраться до самого подножья. Если каждый из них троих будет поочередно тащить в зубах то одного, то другого малыша... Тем более, что Дент жарко поддержал своих новых знакомых и предложил встать во главе процессии, указывая верную дорогу. Неизвестно, что это было — искренее желание помочь в благодарность за спасение дочерей, или же отчасти неловкая попытка выслужиться в глазах Хэмиша и его подруги, после того, как он кинулся на них, не разбирая, кто прав, а кто виноват, — но усач вполне благосклонно улыбнулся ему в ответ, решив, что этот потрепанный одиночка все-таки заслуживает какого-никакого снисхождения. Чем дольше Дент находился в логове и общался с его временными хозяевами, тем яснее становилось, что он, в общем-то, совершенно нормальный, адекватный самец. Может быть, слегка поотвыкший от взаимодействия с себе подобными, переживший тяжелую потерю возлюбленной и сразу же вслед за этим серьезную эмоциональную встряску, связанную с голоданием его маленьких дочерей... но не обезумевший и не озлобившийся на свое мрачное северное окружение. Наоборот, всеми силами старался влиться в компанию, и эти попытки выглядели вполне искренними. До тех пор, пока он вел себя подобным образом, Хэмиш совершенно не возражал против его присутствия рядом, и даже был готов доверить ему обязанности проводника. Вместе с тем, лев ни секунды не терял бдительности, разумно держась настороже и зорко следя за тем, чтобы у этого чужака вдруг ни с того, ни с сего не замкнуло в мозгах и он не бросился в повторную атаку на приютившее его семейство, нанеся непоправимый вред Мериад или кому-то из их детенышей. Просто на всякий случай. Хэм, конечно, был рад помочь отчаявшемуся отцу-одиночке, но не собирался ставить чужие интересы превыше своих собственных. Хватило с него трагических смертей в прошлом.

Не бойся, — шепнул Хэмиш, видя, до чего сильно колеблется его нынешняя... жена? спутница? Мери не моргнув глазом нарекла его своим супругом, но Хэмишу все еще тяжело было в такое поверить. Он все гадал, почему она так сказала — потому что действительно была в этом уверена, или же просто хотела показать Денту, что она здесь не одна и у нее есть надежный защитник и покровитель. Хэм так-то был готов принять оба варианта, притом с огромной радостью. Но как бы он смог узнать наверняка? Не при Денте же ее об этом спрашивать, в самом деле! — Мы не позволим случиться ничему плохому, — продолжил он свою успокаивающую речь, осознанно понизив голос и добавив в него побольше ласковых ноток. — Будем смотреть за детенышами в оба... пардон, в четыре глаза. Никто не пропадет. Обещаю, — львица еще немного помолчала, отрешенно глядя куда-то мимо обоих самцов и размышляя о своем... а затем с тяжелым вздохом начала готовить малышей к грядущему походу, чем вызвала невольную, до невозможности ласковую и одобрительную улыбку на усатой морде своего великовозрастного приятеля. Умница.

Однако, уже спустя пару мгновений эта улыбка померкла, сменившись отчасти удивленным и не шибко довольным выражением. Да, Хэмишу не очень понравилась идея Мериад, чтобы они вдвоем понесли чужих львят. Почему этого не могли сделать их родной отец и нянька-шакалиха? Как уж ее там... Кейси, точно. Да, Хэм доверился Денту, но все-таки еще не до такой степени, чтобы спокойно вручить ему в зубы кого-нибудь из своих детей... то есть, детей Мериад.

Хм... ты уверена? — с отчетливой ноткой сомнения протянул Хэмиш, пристально наблюдая за тем, как мать семейства вручает Хлою чужому фамильяру. Ладно хоть, сообразила не передавать бедняжку прямиком в пасть Денту! Без обид, но Хэм правда не считал это удачной затеей. Тем более, что Дент вызвался идти во главе отряда, а значит, ему вообще не стоило кого-либо нести. Но, кажется, Мер и не собиралась вручать ему оставшихся сыновей. Убедившись в том, что их с самкой мысли полностью совпадали (ну... почти), Хэм довольно быстро успокоился и даже адресовал Денту короткий, словно бы извиняющийся взгляд поверх чужой головы, мол, ты уж не сердись на старого вояку за его очевидное недоверие. Как говорится, не мы такие — жизнь стерва! Кого угодно научит быть осторожным. Наверное, и самому Денту было не шибко приятно видеть, как его драгоценный пушистый комочек болтается в пасти у совершенно постороннего самца, с которым он был знаком не дольше часа. Вновь успокаивающе улыбнувшись, теперь уже в адрес Дента, Хэм с подчеркнутой бережностью взял малютку Ло поперек ее крохотного тельца, приподнимая донельзя сонного львенка над землей и аккуратно выходя из пещеры следом за остальными, стараясь, чтобы его вынужденная хромота не потревожила чужого сна. К счастью, Ло спала очень крепко, как и ее сестренка, и лишь коротко, до невозможности смешно всхрапнула, мохнатой тушкой свесив лапки по обеими сторонам от подбородка Хэмиша. Господи ты боже...

>>> Долина горячих сердец

+4

54

Слава Айхею, наконец-то все закончилось!

Пожалуй, увиденное на всю оставшуюся жизнь отпечаталось в восприимчивом мозгу львенка — этаким жирным и глубоким, довольно уродливым следом, что еще не раз напомнит Хью о своем существовании в дальнейшие годы и окажет серьезное влияние на все его мировоззрение в целом. Нет, это не испортит характера львенка, но определенно точно закрепит в нем сильную неприязнь к любого рода конфликтам, в особенности к таким, что возникали без особой на то причины. Не раз и не два он еще вздрогнет украдкой, вынужденный со стороны наблюдать за чужими склоками и в особенности серьезными кровопролитными драками, в ситуациях, когда их легко можно было бы избежать, просто мирно обсудив проблему друг с другом... Ну, а прямо сейчас Хью вполне явно трясся от ужаса, тесно прижимаясь бочком к столь же напуганному Малихару и вообще ничегошеньки толком не понимая. Почему они сражались, зачем, ради чего? Почему этот чужак вообще на них набросился? Как хорошо, что он не стал продолжать битву, отступив пред гневной оплеухой Мериад! Хью испытал такое огромное облегчение, что едва не рухнул животом на землю, издав протяжный, до невозможности умиротворенный вздох.

Фуууух... Вроде бы, пронесло. Ведь пронесло же?

Осторожно высунув мордочку из их с Мали укрытия, Хью столь же изумленно, как все остальные, воззрился на деловито подчапавшую к чужой груди Астрид, на пару минут аж позабыв о том, какой страх он только что пережил. Сердце львенка все еще бешено колотилось где-то аж в самом горле, но, кажется, постепенно успокаивалось; еще немного посидев за камнями, Хью и его брат, в конечном итоге, с опаской выбрались наружу, стелящимся шагом приблизившись к ласково подозвавшей их Мере, продолжив с искренним удивлением пялиться на маленькую "похитительницу" чужого молока, а точнее, на ее круглый и мохнатый задок, аж подрагивающий от жадных, лихорадочных глотков. А как громко она чавкала! Неужели они с Ло были настолько голодными? Все еще сильно сбитый с толку всем происходящим, невольно одним ухом прислушиваясь к разговору старших, Хью довольно-таки скромно уселся в лапах у матери, склонив голову набок и продолжая со сдержанным любопытством рассматривать затылки новичков. Он не обижался на эту парочку, не боялся их и не требовал, чтобы они немедленно убрались от его любимого соска. Просто молча наблюдал, гадая, куда же подевалась их родная мать — они ведь именно ради нее сюда притопали, и всерьез полагали, что Хью с Малихаром куда-то ее от них спрятали. Бедные... Его крохотное сердечко едва не разорвалось от переживаний, когда Мериад отважно бросилась защищать их отчима. Что бы он делал, если бы с его мамой что-нибудь случилось? Не удивительно, что Астрид с Ло так странно себя вели! Наверняка они тоже очень сильно скучали и боялись. Разве можно было их за это упрекать? Каким-то образом, Хью очень легко воспринял щедрый жест Меры по отношению к двумя этим несчастным сироткам, ни капли не ревнуя и не возмущаясь. Он вообще не чувствовал в себе никакого недовольства. Но зато с большой опаской поглядывал на громилу Дента, все никак не в состоянии забыть, что этот огромный злющих лев едва не лишил их с Мали и Хлоей обоих родителей разом. Он точно больше ни на кого не нападет?...

Что ж, как видно, нет. Мериад даже позволила чужаку зайти в их логово — шедший рядом с самкой Хью то и дело нервозно оглядывался на последнего, стараясь держаться поближе к матери, едва ли не заходя ей под брюхо и, наверное, слегка мешая ее передвижениям, но ничего не мог с собой поделать. Слишком уж это все было странно и непривычно. Косился он и на тихо-мирно трусившую за Дентом Кейси — тоже очень необычная особа, таких зверей он еще не видел. Впрочем, оба гостя вели себя на удивление мирно (вот сразу бы так!), и в скором времени Хью почти перестал на них смотреть, предпочтя на пару с Малихаром успокоить бедную, запуганную Хлою. Вот уж кто действительно испытал настоящий сердечный приступ от всего происходящего! Хью не поленился и потратил с добрую минуту на то, чтобы от души вылизать макушку сестры своим теплым, шершавым языком, аж негромко заурчав, неосознанно копируя заботливую манеру их матери. К слову, и сама Мериад очень скоро включилась в происходящее, ласковым тоном подозвав троицу к своему животу, как обычно, предлагая им немного подкрепиться. Разница была лишь в том, что теперь бок о бок с ее родными львятами лакомились чужие — Хью волей-неволей пришлось прижаться к боку Астрид своим собственным, то и дело неловко кося на нее одним глазом. А ну мало ли... Вдруг снова в драку полезет! Вон, какая сердитая! Но, кажется, он зря боялся получить по носу: напившись молока вволю, Астрид очень быстро отрубилась, да и Ло тоже — а вот у Хью сна пока что не было ни в одном глазу. Какое там! Тем более, что Мер успела сообщить ребятам, что теперь эта парочка какое-то время поживет вместе с ними. Вместе с их отцом, да. И этой рыжей шакалихой, видимо, тоже. И снова Хью не стал спорить, хоть и чувствовал себя немного не в своей тарелке. С одной стороны, ему казалась непривычной сама мысль, что кто-то еще поселится в этом логове вместе с ними... С другой же стороны, это, пожалуй, было даже здорово. Новые знакомства, новые партнеры для игр, новые шалости и проказы бок о бок... Что же в этом плохого? Главное, чтобы Ло с Астрид больше не дразнились и не бросались на своих молочных братьев.

Короче говоря, он совершенно не возражал против их присутствия.

Немного поев (еда казалась ему особенно вкусной на фоне пережитого стресса), голубоглазый малыш снова высунулся из-за плеча расслабленно беседующей Меры, теперь уже намного внимательно слушая разговор взрослых. Как и пристроившийся рядом с ним Малихар — им обоим стало любопытно, о чем же так увлеченно говорили старшие.

Не знаю, — тихо отозвался Хью на логичный вопрос Мали, адресовав тому долгий и задумчивый взгляд. — Может, это какое-то особенное место? — прежде, чем они с братом успели обсудить эту смелую теорию, Мериад, Хэмиш и Дент вдруг разом поднялись со своих мест, по очереди покидая ставшее непривычно маленьким и тесным логово. С удивлением задрав свою маленькую усатую мордашку, Хью с растущим удивлением выслушал напутствие матери... и вновь не стал капризничать, предпочтя спешно вскочить со своего нагретого местечка, дабы не оказаться в самом заду процессии. Очевидно, его гипотеза оказалась верной, и теперь их семейство выдвигалось в гости кому-то другому... Интересно, а там тоже будут львята? А взрослые? Ну конечно же они там будут, ведь где малыши, там и их родители! Правильно же?

Хорошо, мам, — тихонечко мяукнул он в ответ на строгие напутствия Мериад, в очередной раз демонстрируя окружающим свой на удивление покладистый, беспроблемный характер. Раз мама так говорила, значит, так было нужно. Зачем спорить? Единственное, что всерьез смущало львенка, это тот факт, что за порогом пещеры к тому времени уже очень сильно стемнело. Ни Мера, ни Хэмиш никогда не разрешали им гулять так поздно ночью... Но сейчас, по всей видимости, был исключительный случай. Немного поежившись, Хью, тем не менее, уверенно боднул макушкой своего братца, настраивая Малихара на чуть более оптимистичный лад. Выше нос, Мал, разве не мы с тобой мечтали о таком удивительном приключении?

>>> Долина горячих сердец

+4

55

- Особенное место? - всю свою жизнь Мали провел на каменистой пустоши у подножья горы. Все, что он видел в жизни - это камни, камни и еще раз камни. Ручьи, прорезавшие камни, редкие деревья, видные только издалека, лишайники да мелкие кустарники. Ему было невдомек, что на свете существуют бескрайние степи, усыпанные лиловыми цветами, пышнотравные долины, леса высоких деревьев, золотые саванны, бурные, широченные реки. Поэтому, когда Хью предположил, что прайд - это особенное место, Мали выдумал себе пещеру. Огромную-преогромную пещеру с камнями, которые торчат из пола и потолка и, может быть, светятся в темноте, а еще в глубине пещеры есть кристальный ручей. Если прайд - эта чудесная пещера или еще какое-то необыкновенное место, то Малихар готов был туда отправиться. Он подтянулся и, положив подбородок на материнский бок, с интересом поглядел на взрослых, занятых своим взрослым разговором. На девчонок Мали все еще предпочитал не обращать внимания - до тех пор, пока они сами не поздороваются и, может, не извинятся за то, что дразнили их с братом. А пока им достанется только его горделивое молчание.

Взрослые пришли к какому-то соглашению, в котором для Малихара важна была только одна суть - им сейчас нужно куда-то идти. Прямо сейчас. Малыш успел насытиться и отдохнуть, поэтому чувствовал себя достаточно бодрым и сильным, дорога его не пугала. Так всегда бывает в начале пути, когда впереди ждет неизведанное, и представить, что устанешь настолько, что заболят лапы, трудно. Тебя всего переполняет восторг и жажда открытий. На хмурой мордочке Малихара даже засверкала улыбка. Его не обидело даже то, что никто их с братом не понесет. В конце концов, они сильные и крепкие, они твердо стоят на своих толстеньких детских лапках! Они сильнее тех девчонок! Единственное, что ему не понравилось - Хлою передали другому зверю, мама взяла одну белую девчонку, а папе передала другую. Разве Хлое удобно в чужой пасти?

- Ну мам, - Малихар беспокойно забегал вокруг шакала, но вряд ли кто-то понял, что он имел в виду. Взрослые поспешили к выходу из пещеры, Мали надулся, вздохнул - почему мама не понесла Хлою? Или папа. Пусть эта зверюга несла бы одну из белых девчонок, в конце концов, она же пришла с тем страшным львом! Хью как раз удачно боднул Малихара в плечо, словно почувствовав, что брат чем-то недоволен. Мали пробурчал что-то невнятное, кивнул на Хлою, но, кажется, никто не возражал, что ее несет та зверюга. Даже сама Хлоя. Так что Малихару ничего не оставалось, кроме как поскакать за остальными. Он уже совершенно не боялся Дента и спокойно прыгал у него под лапами, иногда спотыкаясь, но, чудо, не утыкаясь носом в камень. 

Снаружи было темно и непривычно. Малихар никогда не гулял так поздно. Иногда ему хотелось выйти после отбоя, но после отменной порции молока малыш засыпал почти мгновенно, уютно устроившись среди брата и сестры, под теплым материнским бочком. Лунно-звездный свет совершенно все преобразил. Знакомые предметы казались необычными, странными и даже немного зловещими. Интересно, как поживает Малихаровский паучок? Малыш притормозил, силясь отыскать взглядом те кусты, где он оставил своего восьминогого приятеля, но, увы, это было невозможно. Пришлось попрощаться на месте и догонять брата. Светлые шкурки нахальных девчонок белели в темноте и служили отличным ориентиром, к слову говоря. Сразу в глаза бросаются. Малихар пристроился рядом с Хью, поглядывал на отца - он привык к тому, что Хэмиш ходит немного иначе. Но сейчас, когда они так долго идут без остановки, а рядом шагает Дент с четырьмя здоровыми лапами, Малихару впервые бросилась в глаза хромота отца. Но Хемиш выглядел таким же спокойным и уверенным, как всегда, так что Мали очень скоро забыл обо всем и зашагал дальше, в волнующую ночь.

=====================) долина горячих сердец

+4

56

Хлоя спала крепко и беспробудно, однако тревожность сегодняшнего дня так и не покинула ее детское воображение. То и дело в подсознании малышки всплывали злобные темные тени, которые снова тянули к ней свои многочисленные лапы и вращали страшными глазами. На счастье львенка, они довольно быстро исчезали без следа, и уже в следующую минуту Хлоя вряд ли смогла бы вспомнить, что ей вообще снилось. Правда, ее мохнатое тельце продолжало нервно вздрагивать сквозь сон, отчего ворох листьев, куда она с перепугу зарылась, слетели с серебристой шкурки, явив миру тихо попискивающего детеныша. И неизвестно, сколько бы еще времени Хлоя вот так беспокойно кряхтела, кабы не мать, которая принялась мягко, но настойчиво распихивать свою маленькую трусишку. Спросонья моргнув огромными глазенками, девчушка приподняла голову и тотчас же всхлипнула, словно бы жалуясь Мериад на плохие сны. - Мамочка! - она перевалилась поближе ко львице, которая неторопливо устраивалась на лежанке, открывая детенышам свой белоснежный живот. - Мамочка, тебя так долго не было! - продолжала несчастно хныкать Хлоя, сперва не обратив должного внимания на подбежавших к ней братьев. Разумеется, она была искренне рада возвращению своих родных и даже попыталась вяло улыбнуться, однако недавний испуг все еще держал львенка в своих крючковатых объятиях. Крохе срочно захотелось рассказать об этом Мериад, хотя она даже не представляла, с чего нужно начинать. Ну вот как объяснить маме и братьям, что ей просто стало страшно во сне? Спала-спала, и вдруг неизвестно чего испугалась… Конечно, по мере взросления Хлоя начнет отчаянно сопротивляться своим детским кошмарам, а пока она облегченно шевельнула ушками на тяжелую поступь отца, который довольно ловко протискивался в пещеру. Юная самочка на радостях аж подпрыгнула на месте, однако не удержалась и плюхнулась обратно на пушистую жопку, адресовав усатой морде Хэмиша свой взгляд, полный немого обожания. Самый-самый лучший папа в мире, как хорошо, что он снова здесь, и теперь можно никого не бояться… верно?

Едва узрев этого пестрогривого незнакомца, осторожно проникшего в их дом следом за родителем, Хлоя в ужасе отпрянула обратно к стенке, хаотично перебирая лапками. Она хотела закричать от накатившего на нее страха, да только потеряла дар речи, уставившись на новоявленного урода с открытым ртом и взглядом, полным невообразимой паники. У этого льва… не было половины морды! Если бы не его лиловый глаз, который выглядел более-менее привычно, то Хлоя испытала бы куда больший шок, чем от встречи со своими мнимыми пауками. Те хотя бы существовали лишь в воображении малышки, а эта измордованная страшила - вон, вполне реальна! И он стоит позади папы, а папа как будто ничего не замечает! - П-п-папа… сзади, - наконец, проблеял перепуганный львенок, дрожа всем тельцем подобно осиновому листу. Если бы не мать, которая немедленно принялась успокаивать малышку своим теплым, ласковым языком, она бы точно умерла прямо на месте. В каком-то отчаянии зарывшись своей взмокшей макушкой в шею Малихара, девочка предпочла спрятаться от львиного чудовища, и поэтому совершенно не заметила, что с ним вдруг появилось еще двое львят. И только когда Мериад начала объяснять своим детям, почему их резко стало больше, Хлоя, наконец, приоткрыла свой ярко-красный глаз и соизволила робко взглянуть на неожиданных гостей. Как “нету мамы”? Разве такое тоже можно? За свой короткий век маленькая самочка твердо успела убедиться, что семья - это обязательно мама, папа и братья, и ей даже в голову не могло прийти, что где-то бывает по-другому.

Вся охваченная вопросами и недоумениями, Хлоя несколько задумчиво теребила материнский сосок, методично насыщая свое изрядно оголодавшее брюшко. Вот интересно, почему эти странные девочки теперь должны жить с ними? Или в какой-то момент всем семьям необходимо увеличиваться, чтобы было веселее? Ведь, дети растут и все такое… Видя, что чужаки ведут себя вполне добродушно в их общей компании, серебристая девчушка постепенно успокоилась, справедливо рассудив, что пауки все равно страшнее, чем этот грязный, потрепанный одноглазый лев с двухцветной гривой. - Почему ваш папа такой некрасивый? - осмелилась она шепнуть одной из светлошерстных самочек, лишь на мгновение прервав свое увлекательное занятие. - И почему у вас нету мамы? Может быть, она в горах заблудилась? … Или у вас ее вообще никогда не было? - ей в самом деле было интересно все-все разузнать у этих незнакомок, ведь их появление так не вписывалось в привычный уклад жизни Хлои. В отличие от братьев, она совершенно не чувствовала ревности к обеденной поляне матери, и даже осмелилась легонько потрогать одну из светлых шкурок лапой - мол, в самом деле настоящая, да? - Можно, я буду называть вас “сестричками”?

А потом взрослые долго-долго разговаривали. Относительно выспавшись заранее, Хлоя бодрствовала, прижимаясь к теплому боку Хью и украдкой моргала, пытаясь понять, о чем те беседуют. По правде говоря, ее детский мозг был совершенно не рассчитан на такое обилие незнакомой ей информации, и вскоре девчушка почувствовала невообразимую скуку. Нет, это невозможно даже слушать… Когда она вырастет, она ни за что не станет так уныло разговаривать… Широко зевнув во всю свою игольчатую пасть, Хлоя все-таки решила немного вздремнуть, положив свою мохнатую голову на спину одного из братьев. Неожиданно большие львы разом поднялись на лапы и спешно начали куда-то собираться в дорогу.

- Мам? - самочка удивленно подняла свои аккуратные брови, однако с некоторой ленцой все ж привстала, подстегиваемая общим переполохом. - Куда мы? - пока Мериад кратко распоряжалась, кто из родителей кого понесет, к львятам внезапно просочился дивный зверь с красным мехом, которого почему-то раньше не было видно поблизости. Длинная морда, острые уши, пушистый хвост… по правде сказать, Хлою вновь охватила некоторая робость. Ведь она никогда не видела шакалов, а этот, подразумевается, еще и нести ее должен!

- Не переживайте, миледи, - вежливо заверила Кейси львицу-кормилицу, с предельной аккуратностью подходя к маленькой самке и потянувшись к ней своей добродушной физиономией. - Я умею носить львят, практика позволяет…

Впрочем, саму Хлою это слабо утешило, отчего она бросила в сторону родительницы взгляд, полный немого укора. Мам, ты вообще уверена в своих словах, раз предлагаешь мне поездку в пасти этой чудной животины? Да она в десять раз меньше тебя, как она собирается удерживать мою тушку? Ма-а-ам, почему ты берешь чужих девочек в рот? Разве их папа не способен носить детенышей? Ну ма-ам… Тем не менее, ослушаться, или даже что-то вякнуть в протест матери, Хлоя не посмела, и вскоре уже покорно болталась в пасти шакала этаким кульком со свешенными лапками. Ничего, не больно даже…

>>>Долина горячих сердец в пасти Кейси

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Западное подножье