Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Мертвые заросли


Мертвые заросли

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

http://s6.uploads.ru/qu5gn.png

Труднопроходимый участок леса, расположенный в северо-западной части Долины горячих сердец. Земля здесь тверда и суха, камни пожирают мхи и лишайники, а ветви деревьев мрачной паутиной смыкаются над головой, из-за чего под их своды с трудом проникают лучи солнца. Под пологом древесных гигантов всегда сухо и прохладно — здесь можно укрыться от жары или холода. Несмотря на жуткое название, животные здесь все-таки есть, правда, их не очень много.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Болиголов, Черный корень (требуется бросок кубика).

+1

2

→ откуда-то, уже не помню, откуда
Прошло времени вроде бы и много, а вроде бы - совсем нечего. Вроде бы они совсем недавно ушли из Оазиса, а вроде бы прошло столько времени, что Явана переставала верить, что вся та зелень и всё то плодородие - не всего лишь мираж как плод дурман-травы, а на самом деле существовавшее место.
То, что Явана могла определять примерное время суток по месту расположения солнца, как и, наверное, каждый обитатель дикой местности, никак не помогало кошке понимать, сколько дней или недель они уже провели в пути. Прошло много ли, мало ли времени - не известно. Но кое-что интересное за этот период Явана всё-таки поняла.
Будучи очень молодой, о жизни наша львица знает совсем немногое. И, если законы природы кое-как уложились в её голове, то законы взаимоотношений между львами и львицами наша героиня не совсем понимала. До прихода в Оазис единственное, что не изменялось в её жизни, были те три камня, которые даже сейчас кошка несла, кое-как лежащих на большом пальмовом листве, а даже та самая мамба, имя которой кошка уже позабыла, не долго времени провела с нашей героиней, а потому даже не интересовалась, как зовут варана, что сопровождал её нынче. Но не менялось и ещё кое-что за последнее время - не менялся Шерц, который не лишь воспользовался ею как самкой, а продолжал сопровождать на протяжении всего пути, что они даже избрали вместе. Кошка до сих пор не источала к нему особого доверия, но открытую симпатию - однозначно. А остальное - это уже дело времени, может, и произойдёт, если Шерц не слиняет раньше, конечно же, от неё и маленьких львяток.
Не просто было идти, на самом деле, из-за ужасного бремени в виде пуза, в котором засело несколько маленьких... Ну, вообще, как принято считать - цветочков жизни, но в понимании Яваны - непонятно чего, каких-то уродцев, которые помешают её буйной молодости цвести дальше. Но, как ей всё-таки смогли объяснить, заточение в одном логове будет длиться не вечно, и уже через месяца два кошка сможет кому-нибудь благополучно сплавить своих дитячек, продолжая упиваться вальяреной, разгуливать, бегать и прыгать столько, сколько влезет.
Пузо переваливалось со стороны в сторону, и, если честно, момента, когда оно уже исчезнет, кошка ждала и не ждала одновременно. Во-первых, ей совершенно не хотелось выглядеть как ананас, а, во-вторых, совершенно не хотелось сидеть с малыми. Но и на Шерца всё не скинешь, хотя Явана достаточно нагла, чтобы попробовать это сделать. Но не будет - побережёт Шерцу нервы. Удивительно, но факт: она способна и на такое, да.
Но иногда бывало и скучно. И хотелось то ли повторения сцены в Оазисе, либо чего-то весёленького и абстрактного. Львица шла чутка позади Шерца, давая возможность тому самостоятельно корректировать направление, по которому они оба двигались. А, кстати. Куда они двигались - Явана так и не поняла. Она просто шла за Шерцем, а её вреднючий варан тащился где-то следом, переступая с лапы на лапу так, будто это - то, что он меньше всего в жизни хотел делать. Иногда он жаловался: говорил, что зазря ушли они из Оазиса, но кошка его не слушала.
В определённые моменты становилось скучно - это уже было сказано. И вот как раз такой момент наступил и сейчас. Львица нехотя пилила взглядом окружающую труднопроходимую местность, перекидывая внимания с куста на куст, с камня на камень.
Мышцы вновь начало сводить, Явана плотно сжала челюсти, дабы не оповестить весь север о начинающихся родах. Мотнула головой, чувствуя, как что-то теплое бежит по задним лапам. Повернуться и посмотреть представлялось невозможным: казалось, что в позвоночник вставили металлический стрежень. Очередная вспышка боли, очередной толчок. И тут спину отпускает: львице удается принять более удобное положение; заднюю часть тела в то же мгновение вновь пронзает боль. В следующие минуты, пока она боролась с болью и пыталась лечь так, чтобы облегчить свои муки, в логове царила какая-то неясная, нарушаемая лишь шумным дыханием её и Шерца, тишина. Очередной, на сей раз мутный, взгляд на Шерца и хриплое:
- Стой здесь, - уверенно сказано, без всяких там. А львята тем временем явно торопились в большой мир, а у львицы создалось впечатление, что внутренности малыши решили прихватить с собой. В глазах потемнело, сердце бежало быстро-быстро, но это лишь способствовало сокращению тех мышц, что должны были помочь малышам выбраться. Бока вздымались и опадали, губы то и дело обнажали клыки, слюна капала на землю: да, святое действо деторождения совсем не выглядело привлекательным. Облегчение наступило неожиданно: мышцы ныли, в голове путались мысли, сердце старалось выскочить из клетки ребер, но на этом... Всё. Явана выгнулась и обнаружила рядом с собой кровавый комок: первый малыш уже неловко изгибался, похожий больше на гусеницу, нежели на могучего хищника. Львица впала в ступор. И лишь инстинкт заставил её торопливо облизывать малыша, а после пихнуть себе под бок. Но на этом, очевидно, мучения Яваны не закончились: бока если и опали, то не намного; очередная судорога скрутила всё тело львицы, она выгнулась, мотнула головой, оскалила клыки. Последняя четкая мысль Яваны касалась новорожденного малыша: тот находился слишком близко с матерью, которая могла случайно львёнка придавить. Именно поэтому львица отпихнула мордой новорожденного в сторону, отпихнула неосторожно, ободрав нос до крови о землю. Собственно, это была лишь капля в море, малость, ибо спазмы становились всё сильнее: ещё одному малышу не терпелось выбраться вслед за братом или сестрой.
Дыхание вновь стало прерывистым, сознание окутал туман. Сейчас, сказать по правде, Явана представляла собой весьма печальную картину; но кто сказал, что будет легко?
Облегчение наступило также неожиданно и внезапно, как и в первый раз. Мучения показались вечностью, а когда боль внезапно отступила, сжалась в тугой пульсирующий комок где-то в глубине её тела, странный холод мигом впился в обмякшее тело. У неё дрожала каждая мышца, задние лапы всё еще чуть сводило от напряжения.
Невидящий, мутный взор уткнулся в ещё один кровавый свёрток: он тоже изгибался. Ява торопливо дернулась вперед, а после занялась своими детьми, ощущая, как ухает сердце, с какой медлительной вялостью текут мысли в тяжелой голове. На языке ощущалась солоноватая горечь крови, её крови, и именно этот факт и удивлял, и пугал больше всего. А еще бока: странно опавшие, непривычные…боль никуда не делась.

Отредактировано Явана (5 Фев 2016 22:15:44)

+3

3

Стоило только видеть, какого размера были глаза Вольтера, когда он увидел первый раз снег. О нем рассказывали в клане, но сам он его никогда не видел, да и условия раннего его проживания просто не позволяли найти где-либо снег. Поэтому надо ли рассказывать, как лев был доволен, что эти места скоро станут полноправным домом для него. Для всех них.
Повеяло незнакомым запахом львов, и Вольтер невольно сцепил зубы - пытался спрятать свое беспокойство поглубже, чтобы не давало поводов отступить. Либо пан, либо пропал.
Лев аккуратно пошел вперед, и вот уже взору предстали сами хозяева тех новых запашков. Что ж, молодая семья вряд ли может предоставлять любой вид опасности, они и сами, должно быть, боятся, что на них нападут.
- Я прошу простить меня за свою фривольность, - лев легко улыбнулся, глядя другому льву в глаза; его уши были чуть прижаты и раскинуты в стороны, говоря о расположении к разговору. Пока что он не знал, с чего конкретно начать дискуссию, и просто "щупал почву" - ему крайне необходимо было прочувствовать собеседника, чтобы это понять, поймать нужную волну и расположить к себе. Все-таки, он же ничего плохого не делает? Всего лишь пришел поговорить.
- Меня зовут Вольтер, - спустя недолгую паузу представился лев, приветливо улыбаясь.
- Обязан вас предупредить, что находиться тут одним чрезвычайно опасно. Тут живет злющий медведь, - Вольт решительно сделал шаг вперед, на морде показалась серьезность, которой обычно Вихрастый не особо блистал. - Он охотится на всех, кто сюда забредет. И мы во главе со львом по имени Варг, наследником этих мест, прибыли сюда с миссией обезвредить его и восстановить здесь мир, - чуть приопустил голову, демонстрируя тем самым готовность ринуться в бой вот прямо сейчас.
Во благо мира Вольтер должен был хоть чем-то помочь этим чужакам. Если они мобилизируются, то шансы выжить возрастут, а значит, в этой помощи был смысл. Помощи неофициальной, а лично Вольтера.
- Вступайте к нам и вас будут защищать, у вас появится дом и верные друзья.

Отредактировано Voltaire (8 Фев 2016 18:07:49)

+1

4

Life's a game, wanna play?
(Blank Space)

Рождение детеныша — потрясающее событие. Поразительно, как из самого малого начинает развиваться живой организм, а в мире появляется ещё одно разумное существо. Как буквально из ниоткуда появляется сознание, то, что определяет жизнь, наполняет глаза нового существа смыслом и пониманием.
Никому не известно, когда появляется это сознание. Пока детеныш растет и развивается в утробе матери, она чувствует редкие движения своего будущего чада, но по-прежнему остается неясным, происходит это спонтанно или же малыш осознанно совершает толчки. И только при появлении на свет, когда новорожденный издает свой первый крик, когда, чувствуя голод, ищет материнское молоко, можно смело заявлять, что вот он, новый разум.
К сожалению, таинство рождения на деле представляет собой куда менее возвышенную и более грязную процедуру, чем кажется.
Львёнок, которого в приближенном будущем нарекут Дейзи, если и чувствовал что-то раньше или думал, то уже не помнил. Детская память не способна долго хранить информацию, каждое новое событие быстро сменяет предыдущее. Рождение для малышки было не менее трудным, чем для матери, но страха не было. Даже когда слизь начала угрожающе забиваться в крохотный нос львёнка, едва ли не единственной мыслью-эмоцией оставалось непонимание. Дейзи сейчас была ещё слишком мала, чтобы бояться или радоваться, поэтому как только язык матери освободил кроху от слизи и крови, на место непонимания моментально пришел голод.
“Кушать!” — говорили бы мысли Дейзи, если бы она знала, что такое кушать. Но она лишь чувствовала и думала тоже некими неясными образами, инстинкты подсказывали львёнку, что делать, на запах чего (она могла теперь нюхать!) ползти (и двигаться куда-то…).
И лишь когда первый в жизни голод был утолен, а маленький животик досыта набит теплым молоком, в совсем юное сознание начали прокрадываться новые мысли, которых с каждой секундой становилось больше. Дейзи начинала понимать, что нечто в её жизни сильно изменилось, но вскоре утомленное рождением сознание начало плавно засыпать. Львёнок свернулся трогательным клубочком, тихо посапывая и вмиг забыв все свои новые заботы.

Отредактировано Дейзи (8 Фев 2016 23:17:45)

+4

5

Шерри прекрасно знал свою спутницу и чувствовал любое изменение в её настроении, поддерживал при любой необходимости, когда видел, что это необходимо Яване. Не навязывался никогда, но уже давно дал львице понять, что он всегда готов среагировать на любую её просьбу.
- Здесь неплохо, - всё-таки в отличие от Оазиса здесь было гораздо прохладнее, но в этой прохладе было куда приятнее находиться. - Пусто, но неплохо. Можно было бы здесь пока что расположиться.
Пахло здесь какими-то зверями, но этих самых зверей почему-то не было... Вероятно, здесь когда-то жили кошачьи поселения, но ушли отсюда, хм... Шерри конечно было невдомёк, кто владелец этих земель, и что он играет со смертью, принимая решение остаться здесь. Они шли уже достаточно долго, Яве в ее положении не следует злоупотреблять длительными переходами, поэтому они решили остановиться в довольно надёжном месте, безопасным даже сверху – переплетающиеся ветви плотно смыкались над головой.
Шерц чуть поджал уши в знак того, что понял веление Яваны оставаться на этом самом месте, лев замер в той позе, в которой стоял: тело напряженно, лапы переминаются, уши прижаты.
Лев судорожно сглотнул, глядя как Явана страдает. Он лег, плотнее прижавшись к земле, и осторожно подполз ближе, буквально на пару миллиметров. Он старался быть незаметным, чтобы не нарушать таинства момента и не раздражать Явану, и  то же время почему-то не хотел пропустить ни секунды - как знать, не пригодится ли ему потом это? Ведь когда-нибудь Явана вновь будет в подобном положении. Мало ли...
Когда появился первый львенок, самец тихонько замурчал, едва заметно улыбаясь. Больше он не приближался, опасаясь гнева матери, но и сдержать эмоций, весьма позитивных, не мог. Шерц тихонько наблюдал, как Явана перегрызает пуповину, вылизывает львенка, освобождая его от плацентного мешка, высушивая своим языком.
Но львица вдруг отпихнула первого детеныша, черногривый сначала удивился, неужели она откажется от него? Но когда она изогнулась, он понял, что она не хотела придавить малыша. Не в силах противится инстинкту, Шерц осторожно лизнул малыша, надеясь, впрочем, что Явана его не порвет за это. Ему хотелось прижать этот маленький комочек к себе, облизать, согреть... Но лев сдержался.
Львица вроде как расслабилась, хотя ее тело дрожало от пережитого напряжения. Наверное, все. Второй слабо шевелящийся комочек тихонько попискивал. Носом Шерц аккуратно подтолкнул детеныша к матери, а тот инстинктивно пополз к ней.
Явана выглядела не важно. Шерсть вокруг пасти была мокрой, шерсть взлохмоченной, глаза блестели как-то лихорадочно…
- Шерц... – голос Яваны слишком слаб, дрожит.
Шерц, - прекрасно, уже тверже, уже более властно, без просящих ноток. – Дай мне немного побыть в одиночестве. Львят назовем позже, - лев выдохнул. Ну, да. Его кого как раз тут и не хватало. Шерц послушно кивнул, медленно отправляясь на выход.
Внезапно чуть в стороне показался какой-то силуэт, и темно-бурый приостановился на мгновение, всматриваясь в него и шевеля носом, улавливая запах. Логические умозаключения подсказывали, что это был лев, по ходу, местный, отчего Князю тут же вспомнился Желчь, однако ныне это был какой-то светлый зверь, на него не похожий.
Удовлетворенно хмыкнув, Шерц продолжил путь, идя прямо навстречу незнакомцу, чтобы не позволить допустить его близко к Яване.  Выдерживая приветливо-улыбчивое выражение морды, черногривый остановился, оценивая собеседника и переваривая его слова.
- Как раз ищем достойную замену нашего прежнего дома, - буквально промурлыкал лев, дернув ушами. - Очень лестно принимать такое приглашение. Меня зовут Шерц, - широкая искренняя улыбка, кивок в сторону львицы. - А это моя супруга, Явана, - он старался обращаться к Вольтеру как можно тише, чтобы не тревожить обессиленную львицу и львят. – Она только что подарила миру новые жизни, и нам ошиваться тут, ее тревожа, совсем не желательно. Пойдем, покажешь мне местность, да и кажется там ваш главный рычал, - глаза мигнули единожды, а потом лев тяжело, словно каждая лапа весила как он сам, ступая, двинулся вперед, увлекая за собой Вольтера подальше от Яваны.

-→ Долина горячих сердец

+2

6

«Яване нужен покой…» Вольтер видел, что новоиспеченному отцу не нравится присутствие кого-то еще в логове, в их логове с супругой. Это место теряло все священство с его, Вольтера, присутствием, и кучерявого это очень смущало.
Слова... Слова бурным потоком продолжали литься из пасти черногривого льва. А что Вольт? Он не шевелился, стоял и слушал, не потому что так его учили, маленького и беспомощного, родители в детстве. Ветер трепал шкуры черного и кремового цвета, глаза пустые, цвета тьмы и яркие, цвета морской глади, впились друг в друга, львы стояли и наблюдали друг за другом. Один - говорил, второй - молчал.
Глаза, помутненные туманной пленкой, едва-едва блестели в  полумраке. Но он не торопился с ответом, он просто все обдумывал,  что сказал Шерц. Наконец, черная обводка губ расступилась в стороны, прорывая кожу, раскрывая пасть, длинные едва подавшиеся желтизне клыки разомкнулись, со свистом воздух прорвался в горло, больно обжег небо и траxею, неудобно скользнув внутрь, Вольт слегка поморщился, и лишь потом произнес:
- Вожак собирает прайд, я отведу тебя к нему... Шерц, - в его словаx звучала такая сила и уверенность, это было удивительно, насколько Вольтер проникся идеей Северного клана, недаром он стал его полноправным членом когда-то, в компании Варга, с его навыками лидерства, Вольтер xотел, чтобы весь мир узнал иx могущество...
И когда только он только стал таким? Влекомым желаниями, тешащим себя мыслью об Идеальном Мире?.. Не особо следя за собственным настроением, слегка взволнованный лев перед встречей с Варгом слегка вздыбил шерсть и прошествовал за львом, назвавшимся Шерцем, обгоняя того и принимая на себя роль ведущего.

Долина горячих сердец

0

7

-→ Восточное подножье

Прибежав со стороны восточного подножья по своей границе, Джордана немного запыхалась, так как всегда привыкла загонять себя до дрожи в груди. Она всегда считала, что себя нужно держать в строгой форме, не давать раскиснуть своему телу, чтоб всегда можно было дать отпор любому.
Все глубже и глубже погружалась Джордана в недра зарослей. Бескрайняя тьма обволакивала, все норовя проглотить маленького светлячка, что посмел влезть в ее нутро, но в итоге лишь тщетно щелкая челюстями возле самой половинки уха. Разглядеть где тут что львице удалось лишь с большим трудом, Жора из всех сил пыталась щурить уже немного близорукие глаза в почти кромешном мраке, но это было лишь пустой тратой времени. Запахи… Вольтер упомянул в докладе Варгу, что где-то здесь, в зарослях, у черного льва-новобранца расположилась семья: и действительно, откуда-то из самых глубин мертвых зарослей доносился запах молока и крови. Эти запахи бьют в нос, заполняют голову, да тут и помечать-то нечего было: любой чужак за версту почует, что это место обитаемо.
Тем не менее Жора решила не вмешиваться и не тревожить молодую мать – раз та и отца не захотела пока видеть, то ей и подавно будет не рада. Познакомиться с новенькими она всегда успеет, а пока – дела были сделаны, нужно было возвращаться назад с докладом Варгу.

-→ Долина горячих сердец

0

8

>>> Долина горячих сердец

Всю дорогу маленькая львица двигалась на своей волне. Видимо она впала в транс из-за собственных мыслей. Ее просто несло куда-то на уровне внутренних инстинктов. Пока Стенфорд был занят, львицу и вправду унесло далековато, и в итоге она забрела на неизвестную ей местность.  Когда она в очередной раз сознательно моргнула и пришла в себя, она поняла,  что стоит  в… лесу? Вокруг были деревья, тень от которых погружала во мрак все, что находилось ниже их высоких крон. Львица задрала голову вверх, пытаясь увидеть небо, но это было непросто. Где же она сейчас? Она обернулась через плечо и поняла, она совсем одна. Что-то неосознанно привело ее сюда, а обратно как? Нужно было себе признаться, о чем она вообще думала, идя исследовать местность так далеко? Она конечно не планировала идти далеко, но сейчас слабо помнила всю дорогу назад.
Был один большой плюс, тут было не так холодно. Немного согревшись, львица лизнула правую лапу, начав трусится, будто стряхивая с себя пыль.
-Было бы не плохо поймать хоть полевок для Стенфорда… - вспомнив о собственном голоде задумалась малышка. – Наверняка в таком месте должно быть куча грызунов. Я же ловила их раньше, лапы вроде не сломаны, значит нужно хорошо поискать. – Взбодрившись у Найт даже промелькнула улыбка и львица бодро побежала вперед, в поисках грызунов. Она кралась, принюхивалась к земле, слушала звуки вокруг. Хотя Найт и пыталась быть самостоятельной и взрослой, ничего путного найти не удавалось. За то она заметила птиц, но те были недосягаемы.
-Эх мама… где ты сейчас? – с обреченностью вздохнув подумала маленькая львица. В животе вновь пробурчало и усталость начала опять подкрадываться, напоминая всему маленькому тельцу недавно пережитые события. – Нет-нет, сейчас нельзя уставать. Я не могу вернуться просто так. Нужно принести Стену что-то интересное и порадовать его. – вот только тело львенка было против такой задумки и отчетливо требовало еды и сна. Найт упрямо сопротивлялась этим порывам физического состояния. Она решила оглядеться, что бы взять волю в кулак и сосредоточила внимание на окружающих ее растениях и насекомых. Травы тут таки были, своеобразные, из-за множества тени, но больший интерес вызвали крупные насекомые. Она была голодна на столько, что сейчас даже насекомые казались ну очень аппетитными. А вот сил, как показала практика, сейчас не хватило, что бы угнаться даже не за столь молниеносным жуком.  Когда силы решили таки обескуражить ребенка и покинуть окончательно, Найт даже не контролируя процесс, лягла на сухую землю пузом и растянулась передними лапами перед собой, задними потянувшись назад. Она растопырила пальчики маленьких лапок и протяжно зевнула, вывалив светло-розовый язычок.
-Ну ладно, только пару минуток и все. – сказала она сама себе и прикрыла глаза. Трудно было сказать, сколько прошло времени. Малышка заснула прямо там, где лягла. Сейчас ей ничего не снилось, слишком была уставшей. Только глубоко в мыслях жутко хотелось есть и это внутреннее желание мелькнуло в сознании мягкими линиями морды Стенфорда, от чего девочка вздрогнула и проснулась, обалдевши раскрыв глаза. Долго она так тут валялась? Странно что ее за это время никто не нашел и не съел. Солнце было скрыто за плотными тучами, это сбивало с толку, который же сейчас час.

Если кому интересна музыка для атмосфер, пусть будет

Отредактировано Night-Angel (16 Мар 2016 23:22:14)

0

9

Сколько лев уже плутал здесь? А черт его знает. Он застрял в этом чертовом лесу, когда рвал когти от местного биг босса, Смауга. Вместе со своим другом они застряли тут, в этой дыре. В этой черной дыре, похожей на бесконечный кошмар. А ведь они и уйти никуда не могут, потому что его приятель ранен. Они же всего лишь искали место, где его не будут считать сумасшедшим, где не будут шпынять и пытаться сожрать его друга. Здесь, в этом богом забытом месте они могли бы поселиться. Если бы не медведь, из-за которого они и рванули куда подальше и заблудились в этом лесу. Старый лев с проседью в гриве недовольно ругнулся, в очередной раз петляя между деревьев и пытаясь найти хоть одну живую душу. Он до чертиков боялся выглядывать из леса, поэтому все, на что он мог рассчитывать - это смурные неразговорчивые птицы, которые точили клюв на его больного друга. Ну уж нет, старик МакГакет их палкой отгонят будет, но к своему дружбану не пустит!

Старик недовольно ощерился, стоило очередному орлану сверкнуть своим янтарным глазом в сторону заваленного ветками и тяжело дышащего тела и громко заорал, едва ли не на весь лес:

- А ну брышь отшедова, пашкуда пернатая, с потрохами шожру, ешли хоть клюнешь в шторону моего друга! - сиплый старческий голос эхом пронесся по глухим лесным зарослям и затих где-то вдали. МакГакет шумно сплюнул на землю и двинулся дальше на свой привычный обход, чтобы поймать пару мышей себе на ужин. Но вместо мышей он обнаружил... ДЖЕК-ПОТ.

- Эй, малявка, - прошепелявил тощий седой лев и угрожающе сверкнул старыми пожелтевшими клыками, - нужна твоя помощь! Ну-ка пошли, будешь друга моего лечить!

С чего он вообще решил, что эта мелочь со взглядом перепуганной лани хоть как-то ему поможет? А вот решил. В конце концов, не каждый день к тебе в богом забытом месте приходит мелкая черная львенка, чья шкура усыпана пятнами, как ночное небо звездами. Не иначе, дар свышеНе может быть это просто так, не может. Так по крайней мере решил обезумевший старик МакГакет, проведя здесь уже несколько недель, питаясь только тощими северными грызунами и отчаянно боясь обратиться к кому-то за помощью за пределами леса. Там же медведь!

+1

10

Не успела Найт отойти от дрема полностью, как за ее спиной послышался незнакомый голос. Голос был преклонных лет, мужской. От неожиданности длинные волосинки, на кисточке хвоста львицы встопорщились, превратившись в использованный по назначению, ёршик. Она повернулась к собеседнику и замерла, а ее глаза еще больше округлились. Взгляд девочки рывками дернулся влево, вправо, за тем вернулся к старому льву. Она пару раз удивленно моргнула. Безмолвно спрашивая всем видом «это вы ко мне дяденька?!». Вокруг никого больше не было, понятное дело, обращались к ней, но малышка растерялась, потеряв дар речи.  Повисла неловкая минута молчания. Как-то страшновато стало. От неловкости ситуации и небольшого испуга, она даже не сразу осознала, чего от нее захотели. Когда просьба, наконец,  до нее дошла, львица приоткрыла рот, но слова пошли не сразу.

-Я-я… - неловко протянула маленькая девочка, не сводя взгляд со старика. Она сюда забрела не за этим, но разве можно отказать в помощи старому льву? Конечно, она была еще ребенком, но считала, что достаточно взрослая, что бы помогать более взрослым особям. Отказывать старикам неуважительно… Бегло исследовав стоящего напротив льва, Найт сделала вывод что он тоже чем-то напуган. Тогда она даже не представляла, что это тоже было связано с той битвой, прайда, в который ее привел Стенфорд. Слова «..будешь друга моего лечить» львица восприняла просто тем, что старику нужна помощь и он сам знает, как его лечить, просто самому неудобно.

-Ох, я буду рада помочь… - смущенно и неуверенно проговорила девочка, даже не представляя во что она ввязывается. Пути назад не было, она согласилась. Осторожно подойдя к старому льву поближе, она с настороженностью отвела пушистые ушки назад, чуть втянув голову в плечи. Лев был крупный, ведь куда стершее ее, от чего вызывал страх. Может если бы не усталость и голод, она была бы куда смелее, но сейчас... Найт знала, убежать будет сложно от старика, если лапы опять вздумают отказать на пол пути.  Она последовала вместе со львом, даже не познакомившись, ей было неловко даже спросить его имя. Сейчас просто хотелось ему помочь. Не только глаза старика выдавали его испуг и усталость. Если приглядеться, чем девочка и занималась следуя по дороге, незаметно поглядывая в его сторону, можно было даже без особой внимательности увидеть его напряжение.

В этой местности все львы выглядели пострадавшими. Так как Найт была не из этих земель, она даже не представляла, кто же принес столько бед львам вокруг? Совпадение, или это одна общая беда? А может этот старый лев тоже из клана великого Варга? Может он потерялся по дороге? Как же он тут живет, ведь старикам тяжело охотится… Опять множество вопросов засыпали девочку, но ни один она не осмелилась задать, боясь гнева старшего по возрасту льва. Ей казалось она сама ощущает состояние старика идущего рядом, теперь ей уже и самой хотелось ему, как то помочь, что бы снять это напряжение в атмосфере вокруг.
Найт задумалась, как же выглядит его друг, которому нужна помощь? Еще один старый лев? А может не старый? Может молодой? В любом случае скоро она это должна была увидеть сама.

Отредактировано Night-Angel (16 Мар 2016 23:53:33)

+2

11

МакГакет даже удивился тому, что девчонка последовала за ним беспрекословно. Но паранойик по натуре (да кого я обманываю, он сам по себе безумен! Столько сотрясений пережил, удивительно, что вообще жив, а не овощ), старик держался чуть дальше от неё, направляя в сторону еще более густых и черных зарослей, куда солнечные лучи не пробивались вообще. А когда та оборачивалась, он скалился, показывая той пожелтевшие, а местами и выпавшие зубы. Жуткое зрелище. Особенно вкупе с неопрятной грязной гривой, в которой застряла куча репейника, образуя колтуны.

- Вот. Шдешь он! - прошепелявил МакГакет и подтолкнул мелкую львичку в сторону заваленной листьями ямы, откуда доносилось тихое, жалобное сопение. Подскочив, лев скинул листву и ветки прочь, так что Найт-Энджел смогла увидеть антилопу, удобно улегшуюся в небольшой, выротой для неё яме. Аппетитного, упитанного самца антилопы с нежным взглядом, который испуганно сейчас воззрился на внезапного гостя, после чего перевел взгляд на старика МакГакета. Явно хотел что-то сказать, но не мог. Не понимал по львиному. Вообще никак. А старый лев лишь осклабился, преграждая путь юной львице, что, пожалуй, захотела свалить от этого безумия.

- Ешли ты шейчаш же его не вылечишь, я тебя убью! - истошно завопил он, топая лапами и размахивая головой. Ну точно сумасшедший. А львице теперь главное в обморок не грохнуться от этой жуткой картины. Антилопа в яме чуть приподнялась, показывая огромный синяк на окровавленном боку и посмотрела на Найт-Энджел, намекая, мол вот оно, лечи, раз старый так сказал.

+1

12

Чем дальше Ниэ шла, тем крепче она осознавала, пути назад теперь нет. Старый лев был, похоже,  не в себе, но это очень мягко сказано. Вид у него был внешне, соответствующий. Сказать что маленькую Найт он пугал, не сказать ничего. Однако раз уж согласилась помочь, теперь придется это сделать. Девочка старалась вести себя очень неприметно, но на ровне с этим показать, что она не собирается дать драпу. Ей показалось, старый лев как то очень нервируется, косясь на нее. Разве ребенок может чего-то натворить тому, кого совсем не знает? Ну хотя бы из-за разницы в росте и весе.  Охохой, как же ставало жутко, каждый раз, когда этот старичок открывал свою пасть и начинал говорить. Голова малышки еще сильнее втягивалась в плечи. В некоторые секунды ей казалось, будто она совсем одна, на всем белом свете. Но кого было винить? Она ведь сама «загулялась». И никто не будет виноват, если этот старый лев захочет ее еще и грохнуть. А вот тут мысли ее не обманули. Лохматый старик привел ее к яме. Яма была не большая и аккуратная, прикрытая зеленью из палок, листьев и тому подобному. Но то, что маленькая Энжел увидела дальше, сломало в ней понимание обычной жизни стандартного льва. В яме, к которой ее привел старый, ополоумевший лев, сидела антилопа. Говоря об этом сочном самце сидящем там и очевидно раненым серьезно, это мог быть просто замечательный обед! Но…

Найт растерянно подняла детский, удивленный взгляд на МакГакета, за тем опустила его вновь на антилопу. И вот тут выражение «молчание золото» - было самым уместным, ибо в детском сознании маленького хищника (голодного к тому же), стало сразу возникать уйма вопросов. На пример «Эта антилопа обед для вашего больного друга…?». Скорее всего, эти вопросы бы взбесили старого льва. Но святой папоротник, он действительно хотел вылечить антилопу? Да, Найт поняла и без дополнительных слов, что этот лев хочет, что бы ребенок вылечил антилопу. Нет слов, одни эмоции. Эмоции которые застряли в груди девочки огромным комом и она не могла произнести ни единого слова. Как можно было влипнуть в такую историю? Почему этот исхудалый лев, защищает потенциальный обед?

В глубине души иногда у маленькой львицы мелькали мысли о том, как было бы интересно, если бы ради еды не пришлось убивать. Но тогда как же жить? Львы ведь хищники! Они не могут есть одни корешки или траву…! Не могут ведь? Да и вообще, это же круг жизни и все такое... Да, этого старика стало жалко еще больше. Наверное, он был очень одинок, раз нашел друга в антилопе. Видимо их связывало что то большее. Антилопа явно его не боялась.  Дружба была у них, наверное,  взаимна. Все эти мысли не укладывались в голове львернка-ребенка.
Взрослый лев уже не даст уйти ей, видимо он подумал о побеге малышки, от удивленного выражения ее мордашки. Хотя Найт не собиралась бежать, пока. Во первых ей было страшно затевать такое, во вторых, ей было жаль этого старика, хотя он ее и изрядно пугал своим видом и речью, в третьих… ей действительно очень хотелось его понять, посмотреть на антилопу другими глазами, глазами более дружелюбными или хотя бы равными ей, а не глазами хищника… Найт хотелось есть, но угрозы лохматого старика напрочь отбили в ней аппетит.

Кроме всего остального, как оказалось, лечить она не помогать пришла. Старик хотел что бы она САМА лечила эту антилопу… Нервно взглотнув, маленькая девочка несчастным взглядом окинула бедное копытное, пытаясь рассмотреть ее ранения. От жестикуляций ненормального старика, темношерстная львица аж припала к земле. Когда антилопа привстала, показав свои ранения, сомнений в том, что эти двое друзья не осталось…. Вот КАК? Как бы Найт хотела это понять, но пока у нее не было межвидовой дружбы. Она росла в обычном прайде до этого, да и видала она сама еще в жизни не так уж и много, что бы судить. Ой как же тяжело было заговорить, бедный львенок едва раскрыл рот, дабы сказать свой вердикт. Она еще не знала, как же помочь этой антилопе, но лучше было хоть пообещать что то:

-Я сделаю все возможное… - как можно спокойнее произнесла она, довольно тихим голосом. Дрожание в интонации ее изрядно выдавало. Почему-то Найт считала, что громкий тембр голоса с ее стороны, может напугать антилопу. А может она уже привыкла к львам?.

-…но…я не смогу лечить ее голыми лапами, мне нужны как минимум травы... – с опаской добавила она, отведя ушки назад, прижимая их к голове. Ну а что ж еще делать? Ребенок не Господь Бог. Как бы Найт не хотела, голыми лапками она не могла исцелить антилопу, нужны были инструменты для этого. Быстро копаясь в собственной памяти, она вспоминала все, что видела от бабушки и некоторое, что видела от ее спасителя не так давно. Некоторые травы она помнила, но нужно было их сейчас на память и на запах найти и как можно скорее. Что же было поблизости?

- Я скоро вернусь. – внезапно пообещала девочка и с поразительной скоростью дала старта с места, не дожидаясь ответа старика. Возможно, он бы и не дал ей возможности пойти за травами, с мыслями о том, что она просто сбежит. Хотя может он так и подумал сейчас. Ведь девочка и вправду скрылась из виду.

Найт направилась к месту, которое они проходили мимо со стариком, по дороге к его раненому другу. Там она увидела некоторые знакомые взору растения. Конечно, она пыталась сорвать их побыстрее, но еще промучилась с тем, что бы собрать все нужное в один пучок, это ведь еще надо было доставить в зубах и не потерять.

Не было ее какое-то время. Когда в голову могли подкрасться мысли о том, что она и вправду просто с испугу убежала, Ниэ неожиданно вернулась, выпрыгнув из кустов, с репейником на одном ухе и вся в ветках. Встретившись глазами со взглядом старика, она вздрогнула и пригнулась. Вряд ли он был сейчас очень доволен. Оставив сорванные травы возле ямы, она, без резких движений, раздвинула их носом, разделяя и выбирая, что же использовать нужно первым. Судя по травме антилопы, это все очень болело, нужно было обезболить.  Выбор стал между сорванным базиликом или приятно (на взгляд Найт) пахнущей валерьяной. После недолгих раздумий, выбор пал таки на валерьяну. Она вроде должна была быть более эффективной, хотя Найт не могла быть уверенной наверняка, она не была опытна в таком, пусть и очень хотела помочь сейчас. Она выбрала сочные листки растения и скользнув в яму к антилопе, придерживаясь коготками за стену.  Положив листья, она попыталась прожестикулировать, что это нужно разжевать. Следующими должны были быть цветки Маи-Шаса. Львица сделала неловкое движение, что бы выпрыгнуть из ямки наверх, но едва не съехала обратно к антилопе прямо в объятья, попой. Второй рывок был удачнее и на этот раз антилопе дали цветки. Найт как могла, показывала, это нужно жевать. Рану не мешало бы повылизывать... но не будет же она вылизывать чужую антилопу? А то не дай святая Саванна аппетит опять проснется... Старику с его "свежим" дыханием тоже этого делать лучше не стоило... После всего этого она выглянула из ямы, с опасением поглядев на старого льва, ей казалось, что ее хотят сожрать. Она ме-е-едненно потянулась лапой к еще одному более широкому листу, чистому на вид и так же ме-е-едленно потянула его к себе, опять скрывшись в яме, все это время глядя в суровые глаза ненормального старика. Чистый лист она положила на рану копытного, прикрывая от лишних микробов и пыли. Лист был чем-то вроде подорожника. Ее лапки действовали довольно мягко, поэтому не должны были причинить антилопе сильной боли. Но Найт осторожничала во всех действиях, на всякий случай. Никогда она не думала, что ей придется спасать жизнь антилопе. После всего проделанного, ей было страшно обратно вылазить из той ямки, с антилопой было комфортнее, чем со старым ворчливым львом наверху.

Отредактировано Night-Angel (20 Мар 2016 12:02:42)

+2

13

Что говорит уточка? "Кря-кря". Что говорит уточка, на беготню начинающего лекаря неопределенной цветовой гаммы, со стороны пожилого и безумного взгляда старого льва? "Зря-зря", после чего сваливает и оставляет львичку разбираться с шепелявым безумцем и его другом - "пушистые реснички". МакГакет громко чавкнул и зевнул во всю свою смрадную морду, то и дело показывая самочке все своё старческое негодование на её хаотичную беготню из края в край. Он точно сожрет её, если она хотя бы помыслит убежать! Догонит, завалит, схватит в пасть её тонкую шейку и... ХРУСТЬ. Плохая молодежь пошла нынче, так и не жалко её совсем.

- Ты щего медленно так, малявка!? - опуская свою полулысую харю на уровень её наивных глазок. Старческий запах снова пощекотал ноздри лекаря, но МакГакету было все-равно на её "фи". Его только старый друг и волновал, - што ты там вошишься!? Думаешь, как бы друха моего быштрее скушать, да?

Он прищурил свой левый глаз и медленно повернул голову к яме, разглядывая и высматривая там антилопу. Антилопу по имени Андрэ. Что там с ним только что сделали и почему он так долго голоса не подает?

Первая травка

https://www.random.org/dice/dice2.png 2 - Персонажу немного хуже, х1,5 постов на восстановление.

А молчал Андрэ из-за боли в голове. Уж неизвестно, точно ли валерьяну скормила Найт антилопе, но травоядному стало хуже. Теперь болели не только ребра и задняя нога, но и желудок хотел выплеснуть всё обратно, лишь бы избавиться от очередной порции боли.

Попытался Андрэ зажевать одно другим и это спасло его. Тошнота и боль не совсем прошли, но кровотечение, где бы оно не было, прекратилось. Свербило в глотке от противного привкуса желудочного сока, но антилопа уже как минимум не стоял парой ног в могиле, куда заранее добрый друг его и закопал. Осталось молиться на следующую панацею.

Еще травка

https://www.random.org/dice/dice5.png 5 - Немного лучше, в полтора раза меньше постов на восстановление.

И мольбы его были услышаны. Или просто повезло львичке. Боль в ноге покинула Андрэ и он попытался дернуть ей. Слабо, почти незаметно, но он пошевелил своей конечностью, а следом его все же вырвало буквально под себя. Всё это слабо походило на медицинскую помощь в сознании безумного хищника. И если пострадавшее травоядное понимало, что молодая львица действительно желает помочь, то МакГакет - нет. Он снова ударил своей костлявой лапой по холодной земле, показывая еще большую злость.

- Ты его отравить хочешь!? Если он умрет - умрешь и ты!

Словно бы не замечая улучшений в состоянии своего травоядного друга - пожилой лев продолжал пугать львичку расправой, требуя почти мгновенного чуда.

Отредактировано Мастер Игры (17 Апр 2016 20:31:25)

0

14

Было сложно сказать был ли этот день удачным, или все-таки маленькой львице жутко невезло. Конечно, ее буквально недавно вытащили из лап смерти, но как говорится, тому кто должен замерзнуть под снегом, не сгореть в огне. Вполне вероятно, что погибнуть ребенок должен был не под копытами травоядного и не в зубах гиены. Возможно этот старый, потрепанный жизнью лев и был тем самым конечным пунктом. Найт правда хотелось ему помочь. Но как? Она всего лишь ребенок. В ее «оперативной» памяти держались совсем небольшие знания о травах. Но она не могла гарантировать точность того, что она делает, и при все ее желании, помочь другу этого льва, было не так просто для нее. Единственное чего она боялась, это отравить животное.

-Я попробую еще раз. – хрипло произнесла маленькая девочка, нервно взглотнув. С поразительной ловкостью ящерицы она выскользнула из ямы с бедным антилопой, которого основательно стошнило. Проскользнув прямо между лап МакГакета, она опять шурнула в заросли. Быстро перебирая лапками она сделала неловкий прыжок, видно усталость давала знать, и залетела прямо в куст с колючим репейником. Замерев от боли, с капельками слез в уголках глаз, она подняла несчастные глаза в небо, так и говорящие «за что?».  Едва находя в себе силы, бедный ребенок таки выдрался из куста, но не без последствий. Мелкие царапины на темной шкурке, в виде алых полосок от крови и репейников в разных местах на теле. Сейчас ее мысли были совершенно о другом. Выпустив коготки, львица быстро выкапывала растение за растением. Она почти не помнила запаха травы способной срастить кости, но ведь она могла спасти положение. Точнее корень этого горького растения. Выбор стал между несколькими растениями. Львица колебалась, они были похожи, поэтому она решила сама оторвать цветки от корня, что бы по горечи  определится. Поотдерав клычками верхнюю часть растений от корня, задача не сильно уменьшилась. С полной пастью горькой слюны, львица пыталась ее сплюнуть. Время уходило, у плюнув уже на это, она с горечью во рту, в душе, царапинами на шкуре и репейниками во всех местах, рванула с пучком корней в клыках, обратно к страдающей антилопе.
Наверное, Найт не сильно осознавала всю серьезность слов о смерти, от старого, косматого льва. Хотя от его вида, она каждый раз вздрагивала. Вернувшись обратно, она раскидала корни и еще короткое время принюхивалась, после чего таки сделав выбор. Ох, растение сращивающее кости отвратительное на вкус. Ну а что поделать? Смерть лучше?

-Этфо точфно не фкусно, но если твои кофти слофманы, только этфо рафтениеможет помофч. –Держа во рту небольшой корень проговорила львица. Опять жестами пытаясь показать антилопе, что это нужно съесть. Бедное, послушное травоядное. По виду ему было совсем не сладко. Девочка покосилась наверх, где был тот старый лев и по телу пробежали мурашки. Что делать, если антилопа таки умрет? Бежать? А сможет ли она убежать, если она в таком состоянии? Лев хоть и был стар, но он был явно крупнее и сильнее. На самом деле девочке и самой уже хотелось вылечить это копытное. Дело было даже не в угрозе собственной смерти, хотя и в ней тоже. Сейчас она смотрела на животное, как на пациента. Хотя игрой в доктора это нельзя было назвать, тут были реальные вещи, живое существо с реальными травмами. Если бы в силах львицы было, так просто вытащить того парня из лап смерти, она бы сделала это. Но сейчас… сейчас, можно было лишь ждать и надеяться на чудо.

Отредактировано Night-Angel (16 Апр 2016 19:40:39)

+3

15

Старый лев снова проводил львичку хмурым взглядом, но уже более взволнованным обернулся к своему другу. Сложно было сказать, насколько ему стало лучше после той травы, что он зажевал. Но запаха крови вокруг него стало заметно меньше, а пострадавшая нога то и дело порой дергалась. Словно сам Андрэ проверял границы допустимой боли, отфыркиваясь при этом от запаха тошноты.

- Потерпи, потерпи дружок. Она тебя вылечит, - старался говорить ободряюще старый безумец, переминаясь на больных и слабых лапах, - или я его сожру и приведу тебе другого лекаря.

Антилопу аж дернуло, но он не мог сказать в ответ своё недовольство или наоборот - ободрения. Слишком было занято травоядное своим состоянием.  Слишком болели его сломанные косточки, а надежда на выздоровление пропадала с каждой следующей секундной без синей львички. Её бы бояться, да только не получается. Сам Андрэ смутно, но помнил, как  его стадо львица привела молодую антилопу. Не сожрала, как легкую добычу, но нашла ей новый дом, а после ушла. Есть что-то странное в этих львах. Страшное! И странное. Один МакГакет троих таких странных стоит.

- Этфо точфно не фкусно, но если твои кофти слофманы, только этфо рафтениеможет помофч.

Антилопа моргнул и сам не понял, как пропустил появление молодой львицы рядом с собой. Она что-то держала в пасти и запах этот Андрэ не нравился. Вот только выбора у него не было. Пришлось вздохнуть и сжевать всё, что она принесла.

Кубики на травку

https://www.random.org/dice/dice6.png 6 - гораздо лучше, в два раза меньше постов на восстановление.

О, чудо! Пострадавший Андрэ почувствовал почти сразу, как перестали болеть его бока, радость переполнила его травоядную душу, но вылилось наружу не благородным "спасибо!", а дерганьем шкурки и маханием ушей. Большие и красивые глаза с мольбой смотрели в глаза маленькой львицы, покуда сам самец антилопы не мог объяснить ей, как сильно зачесались под шкурой его ребра. Пришлось безумному льву стать переводчиком и, блаженно потягиваясь при виде оживленного друга, перевести:

- Да почеши ты его, - прокряхтел лев, падая на брюхо у края ямы, - чешется у него, не видишь? Лееекарь, тьфу.

0

16

Все еще было очень странно, что старый лев считал маленького ребенка, способным вылечить его друга антилопу. Найт наблюдала за эмоциями обоих, понимая каким, все же, может быть необычным мир, если смотреть на него не всегда по общепринятым правилам. Этот случай с львом и антилопой наверняка останется у маленькой львицы в памяти на всю жизнь и преподаст важнейший в жизни урок, о существовании крепкой межрасовой дружбы.

Когда Андрэ ожил, львица взбодрилась, и ее глаза распахнулись шире. Неужели действительно получилось? Возможно, от волнения и испуга она и вправду вспомнила многие вещи, которые делали львы-лекари. Хоть она и была дико голодна, но на эту антилопу она больше не смотрела как на еду. Теперь Андрэ был просто существом, которое нуждалось в помощи, равным льву. Даже оставшийся запах крови не кружил голову маленькой хищнице. Не веря в собственное везенье, малышка задумчиво, плавно уселась на пятую точку, глядя на морду измученного травоядного. Хоть он был уставший, но было заметно улучшение его состояния и конечно благодарность. От внутренней радости Найт даже забыла о собственных царапинах и репейниках, по всей темной шкурке. Она просто искренне радовалась, что смогла сделать что-то для друго.

-Я рада что тебе лучше. – с легкой улыбкой едва слышно прошептала маленькая львица, не сводя глаз, с мордочки антилопы. Было неважно, понял ли Андрэ сказанные маленькой девочкой слова, но все  было написано в ее взгляде. В тот момент, Энжел даже забыла о том, что наверху, вне ямы, стоит еще старый лев, внимательно наблюдая за всем происходящим процессом.  Вспомнить о его наличии помог его голос. В тот момент он оказался слишком внезапным, ибо львица расслабилась, утонув в собственных мыслях. Он сказал о том, что у антилопы чешется бок. Найт стало немного неловко. Она забегала глазами под лапами, за тем осторожно потянулась одной лапкой к антилопе. Она едва выпустила кончики коготков, выглядело так, словно она, то ли боится антилопе хуже сделать, то ли что та ее укусит за лапу. Аккуратным движением, львица стала почесывать шкурку травоядного. Сначала она даже зажмурилась, но осознавая, что ничего страшного не происходит, один глаз все-таки приоткрылся, ну а за ним и второй.

Что же теперь? Старый МакГакет отпустит ее? Хоть лев и обещал, убить ее если антилопа умрет, он и не давал обещания не убивать маленькую львицу в обратном случае. Возможно, нужно было бежать, когда судьба дала аж два шанса, при походе за травами. Тогда старый лев был обеспокоен антилопой, был рассеян, это могло дать путь на волю. Но эта честность в данном обещании помочь, увлеченность процессом, напрочь забрали у Найт мысль о том, чем может все закончится, даже если Андрэ выживет. Старый лев был худой жуть, скелет обтянутый кожей в буквальном смысле. Наверняка он жутко голодный. Если это было так, то репейники на шкурке Ниэ не помещают разгрызть ее и без того хилое тельце, устроив неплохой ужин. Так как антилопу он точно не для еды лечил, то все это могло быть волне реальным. Найт с опаской подняла взгляд на МакГакета, боясь сдвинутся с места и вылезать.

Отредактировано Night-Angel (20 Апр 2016 19:46:59)

+1

17

Старик смотрел свысока на маленькую лекаршу. Смотрел долго, пронзительно, безумно и внимательно. Словно бы вспоминал что-то или кого-то. Кто знает, почему сошел с ума этот лев и почему стал другом антилопы? Кто знает, как много горького произошло в его жизни, раз он готов угрожать смерти всякому, кто не поможет ему? Никто этого не узнает никогда.

Полной грудью вдыхая более здоровый запах Андрэ и аромат молодой шкурки, самец вдруг понял, что уже знавал этот запах. Что-то было в нем знакомое и давно потерянное. Что-то выворачивающее душу. Может быть из прошлой жизни? Опять же, кто знает.

- Дафай уше. Выбирайша, - прокряхтел безумец, протягивая лапу львичке в помощь, - не буду я тебя убивать. Ты жизнь друга моего спасла. Теперь мы должны тебе. Ну, или только Андрэ тебе должен. Что со старика взять?

В яме протестующе заговорили на своем языке и ударили по земле передними копытами. Ну да, жрать захотел. Точно жить будет. Надо бы наехать, да затребовать у самки еще и обычной травы набрать, но сжалился МакГакет над её уставшей моськой и репейной шкуркой. Пусть себе идет по делам своим.

- Иди дальше своей дорогой, девочка, - с переменчивым успехом в правильном произношении, безумный старик покашлял и погладил львицу по голове своей высохшей лапой, - теперь мы с Андрэ и сами справимся. И не попадайся больше львам-одиночкам! Знавал я таких, тут же смертью угрожают, да на темные делишки разводят.

И снова безумие, ну да ладно. Может ему так жить легче и горе переживать спокойнее? Кто знает его, безумного МакГакета?

Конец отыгрыша.

Отредактировано Мастер Игры (20 Апр 2016 20:33:40)

+1

18

Время пролетело незаметно. Казалось бы, только вчера у Яваны родились детеныши, слабые, беспомощные и слепые, а теперь у бока матери грелся львёнок куда покрупнее новорожденного. Суровый северный ветер не щадил никого, однако Дейзи лежала с подветренной стороны, надежно прижавшись к теплой шерстке Яваны. Впрочем, холода малышка не ощущала, успев привыкнуть к недружелюбному климату здешней местности.
А сейчас было самое время для послеобеденного сна, да и погода располагала к отдыху. Небо затянулось плотными тучами, что, несомненно, предвещало дождь. Оставалось лишь устроиться в прохладной, уютной пещере и спокойно заснуть под мерные звуки падающих с неба капель. Дейзи любила дождь, пускай он и случался не так часто, как хотелось бы. Но вот гулять под дождем мать не позволяла, говоря, что детенышу так проще всего простудиться и заболеть. Поэтому сейчас Дейзи собиралась аккуратно растолкать дремлющую львицу, чтобы сказать о приближении непогоды и перебраться в укромное место.
Но что это? Дейзи замерла, удивленно оглядываясь на неровные ряды деревьев и покрытые мхом камни. То ли треск, то ли шорох раздался совсем неподалеку, и львёнок был уверен, что это не сама собой сломавшаяся ветка и уж точно не мелкий зверек, коих здесь было предостаточно. Слишком громко.
— Я тебя слышу, — неуверенно протянула Дейзи, по большей части из-за того, что не знала точно, в какую сторону обращаться и с кем она вообще говорит. Страха не было, чего бояться, когда рядом мама? И папа наверняка ушел по своим делам не так уж далеко. Быть может, это он возвращается?
— Пааап? Мы играем? Покажись! — на крохотной рыжей мордочке немедленно расцвела улыбка, а глаза засияли. Сонливость как рукой сняло. Воодушевленная перспективой игры, Дейзи направилась вперед, туда, откуда мог исходить звук. Ведь если она играет с папой, то можно и отойти от матери, ведь так? Прятки Дейзи любила, как и любые другие игры. Затаившись за толстым сухим стволом дерева, она внимательно прислушалась: не выдаст ли незнакомец себя ещё чем-нибудь? И когда уши на макушке дернулись, вроде бы уловив подозрительные звуки, Дейзи с радостным визгом выпрыгнула вперед, рассчитывая вцепиться в большую отцовскую лапу и гордо заявить, что выиграла.

+1

19

Влажными глазами львица смотрела на сгущавшийся вечерний туман, клубьями вливающийся в логово. Он заглядывал внутрь и мгновенно растворялся, на его место приходил новый. Явана довольно давно не спала, задумчиво смотрела в пустоту и чуть покусывала нижнюю губу, которую успела докусать до крови. Порой, она забывала моргать, но что-то прочно засело в ее голове и никак не отпускало. Гнать мысли было бесполезно, ровно как и пытаться заменить их другими.
Телу было приятно и уютно ощущать какое-никакое тепло их логова, в то время как снаружи даже цвета были холодными: колюче-серый, грязно-синий. Последнее время Ява стала очень чувствительна к изменениям природы, она постоянно наблюдала за всем вокруг с некоторым беспокойством, так, словно знала, что небо вот-вот должно обвалиться им на головы. Снаружи раздался призывный рык, но Ява не изменилась в лице, ибо и до этого смотрела в его сторону. Но львята у ее живота словно по команде поподнимали уши и вскопошились.
- Мама… это ведь папа нас зовет?
С трудом оторвав пустой взгляд от неведомой никому точки, львица мягко, приветствено улыбнулась обратившемуся к ней Тотошке и ответила на вопрос, который, судя по повернутым к ней маленьким мордочкам, интересовал всех.
- Нет, милый, не думаю, - Огорчать их было неприятным делом, но необходимым. Львята должны учиться распознавать сигналы, подаваемые вожаком,
- Это вожак нашего нового прайда собирает своих воинов.

В логове началась возня, затолкался один, а зашевелились все, и невозможно было разобрать, где чья лапа, где чей хвост.
«Ну-ка подвинься, толстопуз!»
«Мам, Тотошка опять обзывается...»
- Тото, успокойся. Марис, не ной.
Почти заученная фраза - для каждого львенка у нее было свое "основное наставление", которое звучало чаще всего. Бриллианты нуждались в тщательной огранке, поэтому и детей следовало как следует воспитывать. Ява не давала поблажек никому, и, все-таки, все они были отрадой ее сердца.
На момент она снова застыла, словно всматриваясь во вход в логово пустым взглядом, и, казалось, в ее глазах были видны картинки, которые она видела, но предпочла бы забыть. Ее глаза вновь становились красными, как кровь на колючих еловых ветвях. Но потом она сморгнула, сжала челюсть и лизнула в лоб потеревшуюся об ее бок сына.

Офф

Описаны релиплики одного из львят с разрешения игрока, персонаж скоро появится на проекте.

0

20

> Долина горячих сердец

Эта затея с самого начала была обречена на провал. Надо было сразу признать: прайд пятнистых кошек мароци погиб уже давно, с тех пор, как обезумевший медведь разорвал в клочья всех, кроме жалкой горстки уцелевших. А теперь нет и их. Наблюдая за сборищем львов в сердце северной долины, Курт не мог не увидеть, что мароци среди них был только один. Он сам. К черту всё, из одного полукровки бывший клан не возродить никак. Да что там, у них и прайд складывался как-то не очень успешно.

Королева. Курт помнил своё удивление и раздражение, когда его отдали под начало самки, назвав её королевой. Королева — это правитель. У слонов есть королева, у гиен есть королева, потому что так положено их природой. Что же до мароци или львов — здесь уместен лишь вожак-самец, достаточно сильный и мудрый, без дурака в голове. Правителю надлежит защищать своих подопечных, а не теряться на их фоне. Нет-нет-нет, такого Курту не нужно.

Он привык думать за себя, а заодно за тех, кого взялся защищать. Но теперь слабовольного отца рядом нет, семьи и подавно, а за кучку идиотов ответственность взял Варг. Придя на север, Курт лишь убедился, что прошлое давно потеряно и нужно идти дальше, искать своё пристанище. Было ли ему жаль покидать родные края? Нисколько. Здешняя мерзлая земля хранила в себе лишь кости давно мертвых сородичей, отец, если ещё не погиб, скитался где-то в южных землях. Быть может, старый мароци был не таким уж дураком, каким хотел казаться, наотрез отказываясь возвращаться домой. Нет дома.

Впрочем, перед намечавшимся путешествием в никуда Курт не отказал себе в небольшой охоте на мелкую живность; групповая попытка добыть пищи с “королевой” всё равно сорвалась. Ужин был скудным, но достаточным, чтобы придать сил и отогнать сонливость. Курт хотел двинуться в путь ночью, авось удастся поймать ещё какого-нибудь беспечно уснувшего зверька. И в колючем кустарнике неподалеку как будто раздался треск сломавшейся ветки…

Короткий прыжок — и изогнутые когти мароци впились в податливое тело жертвы, а в следующий миг уши заложило душераздирающим криком. Отшатнувшись, Курт с ужасом уставился на свою несостоявшуюся добычу, детёныша, который с жалобным воем и всхлипываниями забился в самую середину куста. Это же...

— О, черт возьми…

Детёныш, львёнок, отчаянно жался спиной к жестким веткам и с паническим страхом держал зрительный контакт с Куртом. Мароци тихо выругался.

— Твою ж… Мелкий, не плачь. Я принял тебя за крысу, не плачь, — Курт попытался придать своему голосу самое доброе звучание.

Детёныш завыл ещё громче. Да что же это такое.

— Я не буду убивать тебя, клянусь. Ошибся, ужасно ошибся. Прости, мелкий, я… — Курт осекся, уловив витавший в воздухе запах крови. И вспомнил, как уверенно сжимал добычу когтями, едва только нащупав. Острыми, чтоб их, когтями. А в такой кромешной тьме ран-то и не видать, особенно на темной шкуре малыша.

— Как же я облажался, мелкий, — прошептал мароци. Детёныш, так и не дождавшись повторной атаки, теперь только шмыгал носом, но выть перестал. — Сильно я тебя поцарапал? Вылезай давай, надо найти твою маму.

И, с извинениями передав чадо, спешно заорать и убежать, не жалея лап. Курту очень не хотелось встречаться с разгневанной мамашей обиженного детёныша, но не оставлять же здесь посреди ночи в одиночестве. Запах крови быстро привлечет других хищников, да и львами в округе что-то не пахнет. Где же родители этого львёнка? Подняв голову кверху, Курт ещё раз тщательно втянул воздух. Ничерта.

— Иди сюда, — обиды обидами, но всю ночь торчать здесь не хотелось. Поэтому Курт решительно запустил лапу (со втянутыми когтями) в куст, хватая детёныша за шкирку. Вытащив отчего-то затихшего львёнка к себе, поморщился от запаха крови и, поборов отвращение, принялся елозить языком по свежим царапинам. Его когтей дело — ему и исправлять. Детёныш, сперва снова испугавшийся и забрыкавшийся, быстро понял, что к чему и теперь не дергался, а когда Курт закончил чистку ран и отпустил на холодную землю, не поспешил убежать. Только замотал своей лобастой головой и прижался к светлым лапам мароци. Э… что.

— Эм… где твоя мама, мелкий? — чуть склонившись к темному пятну шерсти, спросил Курт. Детёныш активнее замотал головой и ещё сильнее обнял куртовы лапы. А до старшего только начало доходить.

— Ты потерялся? — наугад бросил Курт, но в ответ получил снова мотание. — Или твоей мамы больше нет?

Крохотный тёмный львёнок едва слышно всхлипнул и свернулся клубком у лап мароци, который в очередной раз помянул черта. Детёныш-сирота, всё ещё аппетитно воняющий собственной кровью. Ведь вряд ли доживет до утра. Ну почему, почему оставить мелкого здесь кажется таким неправильным?!

— Черт с тобой. Эти земли прокляты, идем со мной, мелкий. Если старика своего смог откормить, то и с тобой справлюсь. Не обижу больше, обещаю.

Детёныш, впервые с начала разговора, перестал отчаянно жаться у огромных лап Курта, подняв свою голову и посмотрев на мароци огромными алыми глазами, уже просохшими от слез. У самца невольно дрогнул подбородок.

— Эй, я же чуть не прибил тебя. Почему ты смотришь на меня как на ангела, — вырвалось у Курта. Вздохнув, он аккуратно перехватил детёныша поперек худенького тела и, развернувшись, двинулся в сторону склона. Мелкий не сопротивлялся. Пора было убираться отсюда.

> Пологий склон

Отредактировано Курт (7 Авг 2016 23:26:10)

+3

21

Вопреки ожиданиям, папа не появился. Не улыбнулся своей доброй широкой улыбкой, не сказал “Привет, дружище”. Никто не отозвался на вопрос Дейзи. Прыгнув вперед с радостным смехом, она словила лапками лишь воздух. Возможно ли, что хруст да шорох ей просто послышались?

— Где ты, папочка… — с грустью спросила Дейзи. Мать редко уделяла особое внимание своей единственной дочери, предпочитая возиться с сынишками, а других львят здесь не водилось. Дейзи не хотелось всю жизнь прозябать в одиночестве на недружелюбных северных землях, развлекая себя самостоятельно. Когда возвращался отец, всё снова становилось хорошо, но ненадолго. В этот раз он отсутствовал слишком много.

Даже самые разумные дети могут совершить глупость. Не представляя себе полную картину мира, не зная многих опасностей, не зная самой жизни. Эмоции подталкивают к действиям, не давая времени на размышления. Дейзи было слишком одиноко, она даже звала отца вслух, долго, протяжно и настолько громко, насколько позволял голос. Так же долго сидела после, внимательно слушая каждый звук. И в один особенно печальный день малышку озарила идея: почему бы не найти отца, отправившись за ним? К несчастью, в тот момент рядом не было Яваны, чтобы остановить отчаявшегося детёныша, не было никого, кто смог бы удержать Дейзи от такой глупости. Она ушла.

Не зная местности и не умея по ней ориентироваться, Дейзи довольно быстро отошла от логова так, чтобы заблудиться и не суметь найти обратную дорогу. Но поняла это намного позже, когда, не переставая громко звать отца, ушла ещё дальше. День подходил к концу, Дейзи слишком устала, да и идти в наступающих сумерках не хотелось, поэтому она устроилась у корней мрачного сухого дерева, свернувшись в клубок для сохранения тепла, и заснула. Первая ночь вне дома. Несомненно, какие-то высшие силы, будь то боги или ещё кто-то, оберегали безрассудного детёныша, не дав хищникам приблизиться к нему. От усталости Дейзи быстро уснула, не успев испугаться криков ночных птиц и отсутствия теплого бока матери рядом. А наутро малышку разбудил голод, ведь последний раз она ела сутки назад. Но не останавливаться же на полпути! Когда встал выбор между возвращением домой, где Дейзи ждала мать и еда, и продолжением поисков отца, то после недолгих колебаний, она решила идти дальше. Папа покормит. И они вместе вернутся домой.

День прошел так же, как и предыдущий. Сплошная дорога, состоящая из покрытых мхом камней, мерзлой земли, да извилистых древесных корней, которые так мешали идти. И ни души вокруг, в этой местности даже мелкие животные вдруг стали редкими, не говоря уже об особях покрупнее. Глядя на заходящее солнце и сворачиваясь баранком уже в кустарнике, потому что подходящего дерева поблизости не нашлось, Дейзи с горечью думала, что отойдя так далеко, уже не сможет вернуться, что больше никогда не увидит своих родных. И как в воду глядела.

Боги, если они были, оказались жестокими шутниками. Зачем давать детёнышу отыскать своего отца, зачем скармливать его ночным хищникам. Можно ведь отдать в когти ко… льву. А вдруг не посмотрит на морду и съест?

Дейзи не знала, что такое чуткий сон, каждую ночь проводя в надежном кольце лап своей матери. Звуки подкрадывающегося мароци обошли её стороной, поэтому увернуться от нападения она не успела. Когти глубоко впились в бок и спину. Дейзи отчаянно закричала.

— О, черт возьми…

Несостоявшийся убийца отпрыгнул от детёныша, как от прокаженного. Дейзи била крупная дрожь, от пережитого стресса по пушистым щекам обильно текли слезы, а огромные, расширившиеся глаза смотрели прямо на незнакомца. Царапины от острых когтей саднили, кажется, даже кровоточили. От боли и страха Дейзи издавала жалобный вой вперемешку со всхлипами. Она не знала, что такое опасность смерти, но не хотела, чтобы снова было больно. От шока Дейзи не могла произнести ни слова, лишь испуганно смотря на льва. Тот говорил. Он был похож на папу, похож на маму, он был львом, как и сама Дейзи. Он… сожалел? И извинялся?

Дейзи затихла, лишь изредка шмыгая носом. Возможно ли, что всё произошедшее было нелепой ошибкой? Лев с острыми когтями так искренне сожалел о случившемся, что Дейзи поверила. Незнакомец выудил её из куста, говоря что-то о маме. Зализал болящие царапины, совсем как это делала мама со своими детьми, когда те обдирали шерстку или случайно ранились в играх. Мысль найти когда-либо мать или отца Дейзи уже давно считала бессмысленной, поэтому когда лев отпустил её, она прижалась к его лапам, не желая терять того, кто позаботился.

— Нет, — едва слышно прошептал детёныш, но лев не услышал. Лев начал задавать вопросы, на которые Дейзи отвечала простейшими жестами. Напоминание о маме вызвало волну грусти и слез. И лев смягчился.

— ...Эти земли прокляты, идем со мной, мелкий. — Услышала Дейзи и наконец посмотрела наверх, на морду светлошкурого льва. Правда? Ты правда возьмешь меня с собой, не оставишь здесь совсем одну, говорили полные надежды глаза детёныша. Не иначе как те самые боги-шутники послали этого льва сбившемуся с пути львёнку. И когда Дейзи очутилась в львиной пасти, аккуратно сжимающей её худое тельце, она и не подумала брыкаться, только слабо улыбнулась. Глупая мысль промелькнула в голове: она ведь отправлялась на поиски папы. Быть может, нашла?

Прощай, мама. Прощай, север.

> Куда-то вместе с Куртом

+3

22

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"8","avatar":"/user/avatars/user8.png","name":"Ale-Tie"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user8.png Ale-Tie

Шапка снега и льда с Одинокой Горы и близлежащих гор стремительно начала оседать, сначала порождая страшный грохот, а затем уже начиная сползать вниз. Снежная гряда движется медленно, но верно. Животные, ошибочно полагающие, что она не причинит им никакого вреда, бесследно пропадают в этой белой массе...

Деревья хрустели под тяжестью лавины. Казалось, даже самые стойкие и древние растения не могли противостоять этой бешеной стихии. Большая часть животных, что не успела спастись бегством, была погребена прямо здесь.

0

23

Выбравшись из ямы, не без помощи старого льва МакГакета, маленькая львица жалостливо отвела пушистые ушки назад, поглядев сначала на старого безумца, затем на его друга антилопу. По правде, малышка боялась и слова молвить. Она была уже безумно счастлива, что ее не разорвали на клочки, и не лягнули копытом. Для ее хрупкого тельца, даже не самый сильный удар копытного, мог быть смертельным. Едва наклонив голову в знак прощания, маленькая девочка повернулась, что бы уйти. Она в последний раз кинула на необычную пару, детский взгляд, после чего сорвалась с места и ринулась в чащу.

Откуда только в этом маленьком тельце были силы передвигаться? Сердце маленького львенка колотилось так, что казалось, едва не выпрыгивает из грудной клетки. Ее преследовало плохое предчувствие. Может, это все было из-за ужасного голода, который испытывала львичка. Она уже не помнила, когда последний раз ела. Похоже, что ее организм держался только благодаря адреналину, ну и святому духу, судя по всему, иначе это было сложно объяснить.

Иногда она немного сбавляла ход, что бы перевести оставшийся дух, ну и что бы отодрать с темной шкурки репейники, колющие бока. Она инстинктивно вспоминала обратный путь и чем ближе она возвращалась к месту, где оставался приютивший ее прайд, Стенфорд, тем больше ее одолевала тревога внутри.

Неожиданно впереди послышался дикий гул. Очень странный гул, маленькая львица не могла понять, что он означает, но вскоре поняла. Те не многие птицы и звери, что были в этой местности, начали спасаться бегством от настоящей белой волны снега. Перепугавшись на смерть, львичка попятилась и дала задний ход. Лапы заплетались и отказывались слушать хозяйку. Маленькая Найт понимала, если она не найдет, где спрятаться, ее просто снесет этой ледяной стихией как осиновый лист, ураганом.

(run)

Судорожно дыша, в поиске спасения, львица споткнулась и покатилась кувырком. На небольшом склоне, под  сильно наклоненном деревом, была маленькая пещерка. Или это была нора? Львичка когтями притормозив свое движение, рванула под корни огромного дерева, в это подобие укрытия. И зажалась в глубине, надеясь, что беда обойдет ее стороной.

- Нет, пожалуйста, у меня больше нет сил. – тяжело дыша, бормотала себе под нос малышка, обняв маленькие лапки собственным хвостом. Грохот лавины хлынул прямо над ее головой, у выхода все стало белым. Был слышны голоса  животных и птиц, которых настигла стихия. В эти моменты Найт боялась даже дышать. Это был один из самых страшных моментов, в ее не такой уж и долгой жизни. За что это все на ее голову?

Что происходило дальше, львичка не знала. Ее опять отрубило, от усталости, голода  и стресса. Сколько она проспала, неизвестно. Но она согрелась, под корнями дерева было достаточно тепло, а пещерку, в которую она забилась, завалило не полностью.

- Мама, папа? – сонно позвала маленькая львица придя в себя, но ответа не последовало. – Ах, да… - она вспомнила, в каком положении находится. Ей бы и хотелось позвать Стенфорда, но она понимала, что он не услышит ее, ибо она была очень далеко, от места, где оставался принявший ее прайд… О нет! Прайд! Как же они там?! Лавина снега наверняка не прошла незаметно, где они были! Покачнувшись, поднявшись на лапы, Найт  вытолкнула снег, что бы выбраться наружу. Все было белое, аж глаза слепило.

Бегать сил больше не было, поэтому определив,  в какую сторону теперь нужно идти, львичка не спеша направилась к месту, где оставался прайд Варга, оставляя на снегу отпечатки маленьких кошачьих лапок.

===>>>> Долина горячих сердец

Отредактировано Night-Angel (21 Мар 2017 20:51:32)

+2

24

В такое счастье, столь внезапно свалившееся на льва с неба, было сложно поверить. Он настолько привык к своим бесконечным мытарствам, с уверенным таким налетом дикости, которая намертво припечаталась к его угрюмой морде, что простая жизнь самой обычной семейной пары  казалась чем-то из области магии и фантастики.

Он даже раньше чуть завидовал тем небольшим прайдам, которые предпочли размеренное течение Круга жизни всяким приключениям на свои волосатые задницы, и были вполне себе счастливы. Прошло лишь немного времени, чтобы посторонние эмоции самца выжгло окончательно, заставляя мучиться периодическими болями в своем разодранном глазу и не забивать себе голову всякими якобы ценностями. Пропал интерес к семье. Постепенно увяла биологическая потребность любого живого существа оставить после себя продолжение, частичку в виде густого комка шерсти, который смешно пищит и безнаказанно катается между лопатками  твоей спины до тех пор, пока его не сморит крепкий сон. И это не говоря уже о предполагаемой женщине, готовой любить и ублажать тебя, даже несмотря на страшные увечья, покрывающие мускулистое тело.

В самом деле, зачем им мрачный, практически одноглазый урод, сломленный собственной гордыней, и который умеет лишь криво скалиться с пессимистичными взглядами на будущее?

Дент даже не смел заставить себя хоть на секунду отойти от своих бесцельных скитаний по саваннам Африки и попытаться изобразить что-нибудь похожее. Его угнетала мысль о том, что он никогда не обретет собственный мирок - не чей-то чужой прайд, а нечто более личное и сокровенное, куда чужим не будет дороги. Но со временем, он как-то смирился со своим положением закоренелого льва-одиночки, с равнодушным настроением бороздя неизведанные земли и стойко преодолевая опасности, вставшие у него на пути.

Однако богам было угодно перестать издеваться над Дентом и дать ему возможность испытать все прелести настоящей семьи, которых он сам был когда-то лишен. Всего за каких-то несколько месяца жизнь одноглазого круто поменялась, а сам он открыл в себе целый спектр чувств, что порой даже невольно напрягался от новизны ощущений, опасаясь разочарования и красивой иллюзии вместо истинного тепла, так внезапно накрывшего его с головой. Та ужасная лавина, под которой Дент чуть не отправился к своим предкам, словно перевернула страницу жизни самца, настойчиво подсунув ему под нос чистые листы. Ну же, мужик, начинай заново. Смелее!

Дент часто задавал себе мысленный вопрос, уж не снится ли ему все это? Ему никогда еще не было так сказочно хорошо и безмятежно. Привыкший постоянно оглядываться и смотреть на окружающий мир лишь сквозь темную стекляшку мрака, лев теперь никак не мог поверить в происходящее, даже несмотря на все убеждения Кейси,  не покинувшей его даже в момент схода огромной шапки снега. Одних слов шакалицы самцу было явно недостаточно.

И чтобы окончательно успокоиться, он аккуратно касался мочкой своего носа мохнатой щеки Леони, с наслаждением вдыхая запах светлой самки, успевшей стать ему такой родной. После этого, не удержавшись, томно проводил шершавым языком между ее округлыми ушами, окончательно взъерошивая той смешную челку и сооружая на голове львицы нечто, больше смахивающее на взрыв на макаронной фабрике вместо привычной укладки.

Леони. Его жена, со дня на день ожидающая потомство.

Спасибо жутковатой, маловыразительной морде самца, которая с успехом скрывала его нарастающее волнение. Разве только в лиловых глазах, порой, плескалась настоящая паника и предвкушение нечто необычного. К счастью, он умел быстро подобраться, да и лишний раз тревожить Лео своей ошарашенной физиономией он как-то не хотел. Зато движуху вокруг своей беременной супруги Дент устроил воистину маньяческую, каждые полчаса исчезая в поисках малочисленной добычи, которая все еще водилась в Зарослях, или притаскивая остатки практически растаявших сугробов, в качестве аналога питьевой воды. Совершив все ритуалы дневной гиперопеки и доведения самки до белого каления, Дент грузно ложился рядом с Леони, стараясь прижаться к ней как можно теснее, чтобы согревать ее собственным теплом, накрыв густой гривой, словно бабушкиным клетчатым пледом.
Небольшая пещера, где устроились хищники, была лишь чудом не задета лавиной и кое-где сохранила довольно сухие и относительно прохладные участки. Скалистый свод внушительной толщины отлично спасал от промозглых ночей снаружи, а вход в логово тщательно скрыт между поваленными деревьями, куда вряд ли могли заглянуть незваные гости в поисках огонька. Да и встреча со свирепым, одноглазым хозяином, готового броситься на любой любопытный нос,  не особо располагала к дальнейшей дружбе домами.

Словом, никто не смел нарушать покой львов, такой важный в трепетном ожидании своих наследников, которые вот-вот должны были родиться.

Отредактировано Дент (31 Окт 2017 02:22:39)

+4

25

Сон. Чудесно. Тепло, сухо, сыто. Мягкая подушка в виде брюха мужика под головой и всё настолько прекрасно, что совершенно не хочется просыпаться. Самка спала в своё удовольствие, давно уже понимая, что в последнее время начинает излишне много лениться. Передвигаться с большим брюхом и выполнять свои обязанности с каждым месяцем становилось всё тяжелее, а сейчас живот разросся до таких размеров, что по шутливым (и ссыкливым тоже) прикидкам львицы там было не меньше шестёрки детей. А уж сколько эти засранцы пинались и причиняли ей своими утробными играми неприятных моментов и передать сложно! Иногда Леони ворчливо бурчала на круглый живот, когда дети, излишне заигравшись, будили её и лишали такого чудесного сна, вынуждая забираться на их отца в самых непредсказуемых и не естественных позах, словно она сама была маленькой и шилопопой львичкой месяцев пяти от роду. Вот только весил этот пуховой шар, ага. Под охи, вздохи и стоны мужика она всё равно продолжала устраиваться и нагло разваливаться на нём под предлогом поиска удачного положения, мол дети общие, я не сплю и ты не спи, страдай и мучайся.

Несмотря на такие моменты, жилось им двоим довольно весело, потому что Леони постоянно пыталась стереть мрачную гримасу с морды своего неулыбчивого возлюбленного. Две противоположности удачно спелись хотя бы по той причине, что за всё время совместной жизни Дент её не убил и не сам не самоубился, хотя пару раз Леони слышала, как он обращался богам и спрашивал, зачем они послали ему такую спасительницу и почему не позволили тихо-мирно помереть под снежным завалом вместе с остальными, когда была такая возможность.

Впрочем, за все свои проказы Леони получала ответку от Дента, который выматывал её своей бабушкиной опекой в дневное время суток. Казалось, что молодожёны мстили друг другу, выбирая наиболее подходящее для них время – когда пара пыталась отдохнуть и была наиболее беззащитна. Во всех этих играх с поддавками и насильственной чрезмерной заботой, казалось, и были все они. Эти двое как-то легко спелись на почве спасения некоторых из-под снега. Честно говоря, если бы с полгода назад Лени кто-то сказал, что она в будущем откопает в снегу вместо заначки из забродивших ягод заначку с почти перебродившим мужиком, она бы поржала, но не поверила. То есть, ну ладно, что кто-то оказался настолько неудачливым, что угодил под лавину и чуть там не помер – это она ещё могла понять, даже при учёте того, что на тот момент понятия не имела, что такое снег и с чем его едят и едят ли вообще, но после первого охренительного предательства в своей жизни она как-то не рассчитывала на то, что какому-то льву удастся запасть ей в душу и сердце спустя столько лет. А первому сыну вот-вот должен был стукнуть третий год. И надо же было такому случиться! Конечно, Дент был не писанным красавцем – жизнь потрепала его настолько, что для большинства львов, да и не только львов, он казался скорее ходячим мертвецом и уродцем, чем нормальным и здоровым львом, который в былые годы слыл тем ещё красавцем, но Леони было откровенно плевать на чужие внешние изъяны. У кого-то раны внутри, а у кого-то – все на морде. Она никогда не придавала этому особо значения, и целовала одинаково оба глаза самца. Урчала так же довольно и игриво, кусала те же потрёпанные уши, словно окончательно хотела их отгрызть и докончить то, что до неё кто-то начал в далёком прошлом, и никогда не спрашивала о том, как он их получил, ссылаясь на то, что захочет – расскажет.

Дети – новая ступень в их отношениях, серьёзная до того, что у Леони поначалу был конкретный мандраж на этой почве. Она помнила, чем для неё обернулась её беременность в первый раз. Самка была вынуждена заниматься воспитанием детёнышей сама, а до того как-то охотиться и добывать себе пищу. Спасибо, что нашёлся участливый лев, который ей помогал, а потом под лапу подвернулась старая знакомая, которая начала выкармливать детей незадачливой малолетней мамаши. Леони до дрожи боялась, что в этот раз история снова повторится, что Дент уйдёт, а она останется в своём положении одна, но это опасение самец ловкой и быстро развеял своей заботой и постоянным участием. Она боялась, что у неё не будет молока, чтобы самостоятельно выкормить их детёнышей. В этот раз им так не повезёт и рядом навряд ли найдётся кормящая самка, которая сможет за пищу выкормить их детёнышей. Это пугало Лени настолько, что она временами просыпалась от кошмаров и жалась к Денту в поиске уверенности в том, что всё будет хорошо. И он успокаивал её, утешал, пока страхи окончательно не развеялись и призраки прошлого в лице погибших детей перестали стоять перед её глазами. Попробуй захандри, когда рядом такой лев!

Возвращаясь к реальности, Леони лениво и с неохотой открыла один глаз, сонно всматриваясь в очертания их логова, а потом шумно выдохнула. Что-то её разбудило, но волнений в животе – толчков разбушевавшихся детей, точно не было, тогда что не так? Дент тоже был рядом и никуда от неё не делся. Тепло, сытно, сухо… сухо?

- Де-ент, - ворчливо выдохнула львица, когда осознала, что затылок холодит. И знаете почему? Потому что кое-то вылизывал её до тех пор, пока чёлка не вымокла! Кто-то явно нагло пользовался тем, что львица стала пуховым шариком на ножках и не могла угнаться за львом, чтобы отомстить ему за испорченную причёску. Набирая в грудь воздуха, чтобы сказать, как сильно она его любит, Леони осознала, что отомстила ему самым необычным образом. Настолько круто, что сама же от происходящего офигела. То есть, такой поворот был достаточно очевидным и ожидаемым со дня на день, но не вот так же! – Поздравляю. Ты вот прям сейчас станешь папой.

Хотелось бы ей посмеяться и чтобы это было шуткой, но все признаки говорили об обратном – пора готовиться к появлению детёнышей на свет. Не самое приятное зрелище, но уж простите! Она сама бы предпочла находиться подальше отсюда и чтобы кто-то родил за неё парочку шерстяных комков, похожих на неё и Дента. Один плюс: скоро она перестанет быть мехом перекати-полем. Интересно, что ей скажет сын на появление у него младших братьев и сестёр?

- Если Мистер-слишком-самостоятельный соизволит объявиться.

+3

26

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Астрид рождается

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6
2

6

Поздравляем, ваш малыш полностью здоров!

Астрид просто бьет все рекорды по росту и весу среди новорожденных! Ну и по самочувствию тоже)

Ло рождается

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6
2

6

Поздравляем, ваш малыш полностью здоров!

Ло не отстает от старшей сестры и тоже бьет рекорды, только теперь уже размерами пушистой задницы.

+1

27

--- Начало ---

С каждым днем в этом месте становилось все теснее и теснее.
Львенок пока еще не мог четко передать эмоции, что он испытывал, находясь в материнской утробе, но самочке было очень некомфортно. Чья-то очень большая и очень толстая задница усиленно теснила этот протестующе взбрыкивающий всеми четырьмя лапками комок к стенке, буквально прижимая львенку боком к гладкой и теплой стенке живота Леони. Она всегда почему то оказывалась под своей соседкой, разделяющей с ней это маленькое и скромное пристанище, и последнюю приходилось поддерживать задними лапами под филейную часть сквозь плотно облепившие детенышей пленки околоплодного пузыря, кувыркаясь и неистово меняя положение ради более выгодного и уютного места. То то у светлошкурой львицы живот ходуном ходил, когда ее пара нерожденных детишек устраивала самые настоящие потасовки маленьких космонавтов в водах, отпихивая друг друга слепо дергая лапками. Теперь же это ощущение казалось невыносимым, и нерожденной львенке порядком надоела эта внутриутробная проблема дележа территории со своей сестрой (а сей толстый, нахальный белый зад, гордо плывущий в пространстве перед ее носом и был ею), и хотелось как-то расширить свое убежище. Она была крупной. Для детеныша. Костистой, уже с зачатками будущей статной фигурой, так что могла бы сперва сойти за мальчика. С тем же независимым характером маленького самца, не желающего делиться со своим законным местом.
Зрелый плод стремился наружу.

Легкие хотели сделать первый вдох, желудок наполниться порцией горячего молока. Нос почуять запахи, а эти крохотные лапки, собранные в комок и плотно прижатые к выпирающему округлому пузу - ощутить холод мерзлой северной земли под собой. Инстинкты этого требовали.
А кто она такая, чтобы бороться с ними?

На счастье самки, не смотря на то, что ее устремившийся "на выход" детеныш казался опасно-крупным, так, что болезненно больше чем ожидалось протискивался в потугах по узкому ходу, у нее было всего два львенка. Не три, не четыре. Два. Но этого более чем достаточно - хлопот они принесут поди не меньше, а то и больше, судя по тому, с каким возмущенным писком шлепнулась на землю новорожденная, самостоятельно прорвав тупоносой мордашкой скользкую, липкую пленку, тонким слоем облепившую ее мокрое, дрожащее тельце. Взволнованные родители, - здрасте! - мигом пришли на помощь маленькой горлопанящей во всю глотку вредине, стараясь то ли ее заткнуть поскорее - то ли согреть. Воистине мороз тот еще, для такого кроходного существа. Можно ей обратно в тесный мамин живот? Мелочь протестующе уперлась лапой... опять... но теперь уже в широкий язык матери, отчаянно мешая себя вылизывать. Шерсть и так мокрая, зачем ее еще больше слюнявить?! Очередной возмущенный крякающий звук из розовой пасти... а после чего с нехарактерным для новорожденного котенка ворчанием, накрыла пастью жесткий, широкий нос Леони, свирепо присосавшись к нему и слабо облапив, словно желала с первых мгновений своей жизни откусить последний напрочь. Скорее малышка была просто страшно голодна и банально требовала таким поведением, чтобы ее поскорее отпихнули к вожделенным соскам. И чтобы было сухо и тепло тоже!

Во всяком случае новорожденная, без чужой помощи, не отлипла бы от носа Леони по своей собственной воле, из-за всех сил хватая солоноватую, блестящую мочку и аж смачно чавкая да причмокивая, перебирая задними лапками и мелко дрожа вытягиваясь в струнку.  И это было не так то просто, учитывая, что матери еще предстояло "выбросить" в свет ее маленькую сестрицу, что столь долгое время "мешала мелкой засранке жить"!

Отредактировано Астрид (7 Ноя 2017 03:02:10)

+5

28

Начало игры


В принципе, Ло вполне устраивал ее крохотный, теплый и влажный мирок.

Даже перманентно пихающаяся всеми четырьмя лапками сестра, то и дело стремившаяся отбить себе побольше свободного пространства в соседней "камере", причиняла ей минимум беспокойства — напротив, в этих внутриутробных потасовках было даже что-то откровенно увлекательное. Ло с большой охотой возвращала Астрид каждый ее воинственный пинок, а если та вдруг затихала, малышка сама напоминала ей о своем существовании, с безмолвным гиканьем бросаясь в атаку на тонкую полупрозрачную мембрану, отделявшую львят друг от друга. Астрид, конечно же, в долгу не оставалась, и в итоге бедной Леоне приходилось часами напролет терпеть их грубые забавы, временами причинявшие ей вполне ощутимую боль. Ну, откуда ж Ло было знать, что играя с сестрой, она в первую очередь тревожит покой их матери? Коли уж на то пошло, Ло вообще не подозревала о ее существовании. Не думала она и о том, что где-то за пределами их маленькой и невыносимо тесной, но все же уютной колыбели располагалась целая огромная вселенная, в которую им с Астрид вот-вот было суждено вступить. Правда, временами она все-таки прислушивалась к доносящимся снаружи звукам, безошибочно узнавая голоса родителей и даже частенько отвечая им слабым, но мелодичным урчанием, а порой и особо лихим пинком крепкой задней лапки. Это было своего рода приветствием, хотя ни Леони, ни тем более Дент все равно не смогли бы ее услышать — если только кто-нибудь из них не прижимался косматым ухом к круглому, как мяч, животу львицы. Но ведь это было совсем не то... совсем не то.

Видимо, Астрид посещали примерно такие же мысли, ибо в какой-то сакраментальный момент Ло неожиданно почувствовала, что ее извечно недовольная сестренка вдруг куда-то пропала.

Это стало настоящей катастрофой.

Ло мгновенно запаниковала, вхолостую замолотив всеми конечностями по стенкам материнского лона, но так и не нащупав знакомого плотного комка — ни у себя под боком, ни внизу, ни наверху, ни даже, извините, под задницей. Вот уж чего она точно себе не планировала, так это остаться здесь в гордом одиночестве! Посему, Ло энергично кувыркнулась через собственную лобастую голову и принялась деловито тыкаться носом во все доступные "углы", пока, наконец, не обратила внимание на то, что ее саму буквально выдавливают прочь из ее родного гнездышка, вынуждая едва ли не через силу проталкиваться куда-то вслед за исчезнувшей сестрой. Понятное дело, Ло это здорово не понравилось, и она даже успела два-три раза протестующе взбрыкнуть задними лапками, точно непокорный жеребенок, добавив еще парочку незабываемых ощущений и без того яркому калейдоскопу переживаемых Леони эмоций, пока давление со всех окружающих малыша сторон не стало настолько сильным, что Ло поневоле прекратила сопротивляться происходящему, сосредоточившись уже просто на том, чтобы послушно затолкаться мордочкой в указанном самой Матушкой-Природой направлении. И хорошо, что Астрид к тому времени уже успела оказаться где-то возле заботливого материнского носа — останься она под хвостом у Леони, то непременно бы словила себе на голову внушительный ком снежно-белого меха... Ну, ладно, не такого уж и снежного. Вообще-то Ло, как и любой новорожденный львенок, оказалась целиком перепачкана какой-то розоватой органической слизью, отчего ее роскошная светлая шерстка вся слиплась и приобрела до крайности неказистый, даже отталкивающий вид. В принципе, и сама Ло, на первый взгляд, казалась далека от совершенства: мелкая, лобастая, жопастая, с суетливо размахивающими по сторонам лапенками... Кажется, она даже умудрилась заехать пару раз по чьей-то не в меру любопытной (или просто чересчур заботливой) морде, с ходу продемонстрировав всему окружающему ее миру, что с новорожденной шутки плохи, и вообще, немедленно верните ей сестру! Она схватит Астрид в охапку и немедленно затолкает ее обратно в... куда там им обеим полагалось находиться все это время! Кое-как освободившись от облепившей ее крохотный носик родовой пленки, Ло тотчас шумно вдохнула... и тут же бешено расчихалась, перемежая это с оглушительным и донельзя жалобным писком, таким громким, что с ходу перекричала младенческое кряканье Астрид, а заодно и вообще всех на свете.

+4

29

И все-таки оно подкралось неожиданно.

Даже с учетом того, что Дент вот уже несколько долгих недель подготавливал себя морально к приближающимся родам жены, стойко разделяя с Леони все тяготы беременных по мере своих возможностей, начиная от резких смен настроения львицы и заканчивая банальным использованием его гривы в качестве мягкой и теплой постельки (и плевать, что тебе неудобно, милок, и лапы у тебя затекли, да и парик отклеивается), он все равно далеко не сразу понял, что ему сказали.  – Угу, я в курсе, - проворчал он, продолжая с ленивой нежностью орошать челку благоверной своим шершавым языком. -  Кажется, ты… то есть?  - внезапно до льва дошел смысл последних слов, сказанных Леони, отчего он мигом прервал свое безмятежное занятие и, распахнув покореженные веки аж до размеров колес самосвала, уставился на львицу. Ей-богу, да он бы даже на восставшего из ледяной могилы Варга не стал бы так ошарашено пялиться! - Как сейчас? ПРЯМО СЕЙЧАС? ВОТ ПРЯМ СЕЙЧАС?

Взлетев на все четыре лапы чуть ли не до потолка их логова, Дент на несколько долгих секунд завис, решительно не догоняя, что от него требуется и как нужно действовать, пока самка тужилась. В какое-то мгновение, ему вдруг показалось, что Леони собирается отдать свою молодую душу львиным предкам – так тяжело она дышала! Сердце бедного самца колотилось о грудную клетку с такой силой, словно вознамерилось прорваться на свободу сквозь костяную защиту и упорхнуть прочь, охваченное переживаниями. Да оно и неудивительно: за всю свою насыщенную жизнь мученика Денту еще ни разу не доводилось сталкиваться с таким естественным явлением, как роды львицы, когда она дает новую жизнь крохотному существу, избавляя его от тесноты материнского лона. Впрочем, чего уж там, у него и женщины-то толком не было, не каждая смелела настолько, что решалась просто познакомиться с таким малопривлекательным и угрюмым хищником.

Зато у него наконец-то прорезался голос.

– Тебе… Тебе что, больно? –  хрипловато осведомился он у Леони, изо всех сил стараясь успокоиться и вновь обрести уверенность. В конце-концов, они этого так долго ждали, не так ли? – Может быть, воды? Мяса? Свежих листьев? Или воздуха побольше? – он нервно шлепнул себя по ляжкам хвостом, а затем вдруг замолчал и с нежностью лизнул жене загривок, оказывая моральную поддержку – все хорошо, дорогая, я ж рядом. Хотя кто кого еще должен был поддерживать…

А дальше его словно затянуло в вязкий противный туман.

Конечно, Дент прекрасно видел, что происходит, однако вряд ли мог нормально соображать в столь ответственный момент, предпочитая лишний раз не разевать свою пасть, тем самым с лихвой выдавая собственную тревогу, которая могла сказаться на львице далеко не самым лучшим образом. Инстинктивно он понимал, что Леони меньше всего на свете сейчас нужно его потение и трясучка перед каждой ее потугой, да и рожала-то уже не впервые - наученная. Поэтому мозг самца просто переключился в защитный режим невменяемости, укатив куда-то к астральным мирам, и не возвращался до тех пор, пока возле задних лап светлошкурой хищницы не раздалось чье-то недовольное кряхтение.

«Да что б на меня слоны с носорогами сели и лавиной прикрыло!»

Разглядывая новорожденную Астрид во все свои лиловые глазища, Дент все никак не мог разобраться с тем, что же он испытывает к этому малышу, кроме обширного ступора, когда даже собственные лапы деревенеют и, словно по заказу, напрочь отказываются слушаться. Мокрый слепой комок песочного цвета, неуклюже шевелящий тонкими лапками и пытающийся сосать мочку носа Леони… Что ему сейчас нужно, черт возьми? Почему он так жалобно покряхтывает? Болен что ли? Почему он вообще такой… маленький?

Однако Дент не успел довести свой бурелом панических мыслей хоть до какого-то логического обоснования: уже через считанные мгновения раздался еще один отчаянный писк, и взору новоиспеченного папаши предстала Ло, во всей своей послеродовой красе. Такая же мокренькая, слепая и суетливая, насколько это возможно для первых секунд жизни младенца. Двое. Мама-миа! Может, сейчас еще кто-то вылезет? Лев даже чуть подался корпусом вперед, продолжая растерянно хлопать зенками в ожидании очередного наследника.  Минута… Другая… Ничего не происходит.

- Это что, все? – внезапно осипшим голосом поинтересовался Дент, недоуменно покосившись на Леони. – Два детеныша? Мне казалось, у тебя их там не меньше десятка.

Однако, судя по всему, львят действительно было только двое. И поразительно похожие на мать – оба светлошкурых, мохнатых и круглых. Интересно, у отца гены вообще рабочие, или так, халтура древнекитайская?

Продолжая изучающе скользить взглядом по шкуркам новорожденных детей, Дент сделал аккуратный шажок в сторону их кучки, сбившейся под теплым брюхом Леони, а затем, медленно, стараясь особо не растрясать свою двухцветную шевелюру над головками львят, потянулся носом к их тельцам, чтобы вдохнуть доселе неизвестный ему запах. Склизкий.  Любопытный. Родной.

- Они таки интересные, - Дент аккуратно коснулся кончиком своего шершавого языка белесого пушка Ло, словно решив попробовав девочку на вкус. – И невероятно сладкие. Мои сладкие… Как назовем пацанов, Лео?

+4

30

- ПРЯМО СЕЙЧАС? ВОТ ПРЯМ СЕЙЧАС?

- Нет, блин! Через годик. Сейчас только лапы завяжу, - Леони уже забыла, насколько это чудесное время болезненно и неприятно. Она пыталась отвлечься, а юмор, даже саркастичный – в данной ситуации помогал откровенно плохо, но это всё-таки лучше, чем ругаться на Дента за его торможение в вопросе рождения детей. Он же мужчина, а у них будто самой природой заложено теряться в этой ситуации и задавать глупые и подчас детские вопросы. Правда её смешок и фраза прозвучали как-то хныкающее и по-детски, словно сейчас самка собиралась куда-то уползти и забиться в угол, только бы её никто не трогал и не заставлял рожать. Знала бы, что так будет, хрен бы дала!

Женская память – странный предмет. Это же не первые её роды. Она уже давала жизнь первому потомству, но почему-то вспомнила обо всех прелестях этого эпизода своей жизни, когда наступили вторые, а не в процессе самого зачатия детей. Конечно, тогда-то ей было приятно! Не в обиду сказано Денту, но у него размеры были намного меньше, чем размеры их будущих детей. А ведь это рождался на свет только первый детёныш, который по логике должен быть крупнее, чем последующие, но как же она ошибалась в своих ожиданиях и суждениях, кто бы знал!

О, это отчаяние и осознание неизбежности на морде львицы.

- Так, ладно. Надо успокоиться и просто родить. Просто… А-а-а!! Не хныкать. Кончай реветь.

- Я не хочу, - и вот вам взрослая самка, которая хнычет, словно ребёнок, потому что она не помнила, чтобы в первый раз было настолько тяжко. Дент был рядом, но вообще не успокаивал, а сам больше создавал шуму и волнения вокруг самки. Леони с трудом кое-как завалилась на бок, думая, что так будет удобнее, и жадно глотала воздух пастью, пытаясь привести дыхание и сердцебиение в норму, и, в конце концов, родить этих детей. Не будут же они всю жизнь сидеть в её животе. Хотя сейчас бы она предпочла оставить их там. На месяцок - другой, пока не передумает. Мать природа ей такого выбора не дала, а первый детёныш шёл тяжело и болезненно настолько, что хотелось расплакаться. Пару слёз всё же выступило в уголках глаз, зажмуренных до искр, а львица царапнула выпущенными когтями по земле. Денту повезло, что он подобрался с их общей лежанки раньше и не попал под раздачу. Наверняка, некоторые самки отвешивали мужьям по мордам за всё хорошее. Причём задолго до родов, когда ещё благоверные вскарабкивались им на спину, но этому красавчику несказанно везло с того дня, как она откопала его из-под снега. Себе на пузатую беду.

Тебе… Тебе что, больно?

Очередные потуги избавили Дента от словесного резкого ответа, потому что в ответ на такой вопрос Леони захотелось чем-то стукнуть самца. От большой и жгучей любви, естественно. Нет, ей вообще не больно, а очень даже приятно. Надо бы как-то повторить в дальнейшем! Никогдабольшексебенепустит сампустьрожает. Она вообще не представляла, как в такой ситуации можно пить, что уж говорить о еде.

- А листья-то зачем? – болезненно протянула Леони, выхватив всего пару секунд между потугами. Ладно, всё остальное перечисленное она могла ещё как-то понять, но это зачем? Похоронить её, раз ей настолько тяжело? Прикрыть, чтобы не травмировать психику несчастного льва, которому довелось увидеть слишком многое в своей жизни и совершенно ненужное? Глядя на Дента, можно с уверенность сказать, что жизнь его отменно потрепала и бояться ему уже нечего, но роды жены повергли его в такой шок, что ответа она так и не дождалась, а появление на свет первого детёныша так и вовсе лишило его необходимости даже для видимости шаблонно ответить.

Временно стало легче. Леони облизнула дрожавшие губы и окинула взглядом детёныша, который самостоятельно освободился от плёнки. Уже меньше хлопот, хотя он всё ещё нуждался в чистке и осмотре. Игнорируя пищание и упёртость новорожденной натуры, львица вычистила детёныша, а потом к своему удивлению помимо крохотных упирающихся лапой (боже, как умилительно!) получила присоску на нос.

- Ох…

Детёныш явно не отличался умом и сообразительностью. С осторожностью отлепив от себя кроху, чувствуя, что вот-вот на свет появится ещё один детёныш, который, кажется, настроен не менее воинственное, чем его старшая сестра, Леони подвинула её ближе к своему брюху. Если бы не эта детская невинная промашечка с носом, самка отдала бы детёныша под тёплое и сухое брюхо Дента, которому явно не надо отвлекаться на попытку родить ещё одного наследника, но… вдруг она опять не то примет за сосок.

Мало того, что второй детёныш своей пухнастой попой успел доставить матери немало хлопот, так ещё и съездил своими лапёнками по несчастному носу, пока пытался освоиться в новом мире. Фыркнув, усмехнувшись, на воинственный настрой, Леони всё же вычистила второго детёныша и подпихнула его к себе под бок, к сестре. Она какое-то время ещё прислушивалась к себе, но, кажется, на этом всё. В этот раз у неё будет всего двоё детёнышей. Слава, Айхею. Ей пока точно хватит детей.

- Это что, все?

- Все-все, - Леони окинула взглядом два пушистых комка и прикрыла их лапой, чтобы защитить от северного холода. В их логове было значительно теплее, чем в долине и её окрестностях, но всё равно слишком холодно для двух новорожденных. Тем более что обе ещё не успели обсохнуть после интенсивного мытья и нуждались в тепле. – Ты ещё порадуешься, что их всего лишь двое, когда они вырастут, - львица улыбнулась, подняв взгляд на мужа. За одним-то ребёнком сложно уследить, а тут их двое. И обе – то ещё шило в попе.

Леони наблюдала за тем, как самец проявляет интерес к детям. Благо, его ступор начал проходить и появились первые эмоции, а она уже так не боялась и страдала, хотя успела чертовски устать за это короткое время. Всё же стоило признать, что вторые роды дались ей значительно легче, чем первые, а судя по жадному и довольному чмоканью, молока у неё хватало своего. Страхи не оправдались, и самка впервые вдохнула с облегчением. Всё у них будет хорошо. И даже Дент от увиденного не убежал от неё на юг.

- Пацанов – не знаю, но для девочек… - она перевела взгляд на дочерей, пытаясь подобрать им подходящие имена. – Думаю, что вот этой воинственной малышке подойдёт имя Астрид, - о, да. Кто бы ещё с такой страстью бился за свою свободу, самостоятельность и личный сосок.

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Мертвые заросли