Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Мертвые заросли


Мертвые заросли

Сообщений 31 страница 48 из 48

1

http://s6.uploads.ru/qu5gn.png

Труднопроходимый участок леса, расположенный в северо-западной части Долины горячих сердец. Земля здесь тверда и суха, камни пожирают мхи и лишайники, а ветви деревьев мрачной паутиной смыкаются над головой, из-за чего под их своды с трудом проникают лучи солнца. Под пологом древесных гигантов всегда сухо и прохладно — здесь можно укрыться от жары или холода. Несмотря на жуткое название, животные здесь все-таки есть, правда, их не очень много.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Болиголов, Черный корень (требуется бросок кубика).

+1

31

Детенышу явно не понравилось, что его так нагло лишили столь увлекательного действия, как обсасывание материнского носа - ну считай почти что соска, верно? Когда Леони целенаправленно потянула голодного ребенка от собственной белой, искаженной в родовых муках морды, ненаглядная дочурка вновь взбрыкнула всеми четырьмя, с громким "чпок" отлипнув от влажной, обсосанной мочки Леони и опять залилась пронзительным, требовательным писком, морщась и жмурясь, перебирая крохотными лапками в воздухе на манер крохотного белого (почти белого) тупоносого бульдога, у которого отняли его добычу.

Впрочем, она почти сразу успокоилась, едва только мать подтолкнула это пухлощекое и до ужаса визгливое, требовательное создание к своему животу. Львенка перекатилась колобком через голову,  в два оборота, после чего размашисто приземлилась задницей на землю, уперев в каменистую почву передние, дрожащие лапки столбики, а задние раскинув шпагатом в стороны - новорожденному сохранять позу сидя было ой как непросто. Мягкие и вялые лапки дрожали и разъезжались, так и хотелось шлепнуться обратно на пузатое, влажное брюшко и по-пластунски проползти к источнику приятного запаха, затерявшегося где-то в густой шерсти взрослой самки. Но львенку очень не нравился холод, волнами исходивший от камней. Она попыталась приподнять увесистую пятую точку и вовсе деловито, слепо посеменить к материнским соскам, словно ей не несколько минут от роду, а как минимум, несколько недель, но, разумеется, не смогла, неуклюже шлепнувшись тупой и круглой ряхой в бок Леони, раскачиваясь на месте и заваливаясь на обе стороны по очереди, словно ее сдувало ветром. Все обиды и недовольства новорожденная довольно быстро на потом, буквально случайно проехавшись мягкими усами по выглядывающему из пышной шубки львицы розовому соску от которого так головокружительно, невообразимо маняще пахло! Повозив мордой из стороны в сторону и вверх вниз, яростно, активно пытаясь нащупать высунутым языком за что ухватиться и как бы получше взять, самочка с жадным чмоком вцепилась в источник поступления в ее пузо питательного молока, сильно стиснув его беззубыми деснами и уперлась когтистыми культяпками в живот Леони, с хищным урчанием разминая его лапками, стимулируя поступление молока в жадную детскую пасть.
Вот теперь котенок точно вцепился в мамку так, что и клещами не отодрать!

Ее даже не смутило, что рядом с ней приземлилось что-то... знакомое... О да, эта косматая жопень с торчащими иголками густого "полярного" меха была более чем узнаваема. С ней намертво присосавшийся детеныш был знаком со времен, простите, зачатия. Почувствовав радостный тычок сестры в плечо - о, здарова! - самочка лишь сдавленно промычала сквозь прилипшие к соску губы, неопределенно махнув передней лапой, мол, располагайся, в этом молочном баре здесь куча свободных мест, бери любое. Прижавшись боком к родному, шустрому комку с откровенно кошмарных размеров задницей,  пару раз недовольно хрюкнув и пустив из ноздрей молочные пузыри (ее соседка довольно активно завозилась рядом, случайно пихнув и заехав локтем по морде старшей, спасибо, чо уж), новорожденная потихоньку сонно распласталась, расслабленно подергивая придерживающим сосок языком-лопаточкой.
Тихие беседы родителей пролетали мимо ее уха, хотя... когда мать впервые назвала ее имя... длинное, грозное, твердое и с рычащими нотками, малышка заинтересованно дернула огрызками ушей, отведя их назад, словно бы прислушиваясь к мурлыкающему, мягкому голосу Леони. Астрид понимала, что ей нравится, как говорит ее мама. И как вибрировал ее пахнущий молоком, и немного кровью живот. А вот у отца, разумеется, львенка не знала кто этот громила, что сейчас деловито обнюхивал ее сестру, голос казался несколько грубее и глубже. Даже в чем-то пугающе. Снова прошедшийся по ее вихрастой макушке чей-то язык, невольно потянувший кроху прочь от соска, мгновенно "оживил" ее, вынудив опять яростно замахать лапами, отпихивая назойливый, шершавый, наждачный "умывальник". Теперь уже Астрид помешала Ло мирному поглощению пищи, навалившись грудью на чужую морду. А затем и вовсе расположившись поверх сестренки всем своим весом, как на подушке.

+4

32

Едва ощутив на своей мокрой, взъерошенной шкурке наждачные прикосновение чьего-то огромного, но теплого и необычайно ласкового языка, снежно-белая малышка тотчас оборвала свой затяжной концерт и на какое-то время озадаченно затихла, озадаченно прислушиваясь к этим совершенно новым для нее ощущениям, находя их безумно странными, но вместе с тем и отчасти успокаивающими. Даже не "отчасти", а более чем! По мере того, как Леони деловито счищала кровь и слизь с пушистой шкурки своей второй дочери, та все больше расслаблялась, отвечая львице теперь уже не надсадным ревом, но нежным, воркующим урчанием, чувствуя, как все ее крохотное существо затапливает волна прежде незнакомого ей чувства... Чувства, согревающего ее не хуже, чем первое знакомство с бережными материнскими ласками, настолько мощного, что бедный львенок полностью "растаял" и обмяк, уже и не пытаясь даже чему-либо сопротивляться. А уж когда Лео подтолкнула ее к собственному животу, помогая крохе найти не только пропавшую без вести сестру, но и вкусно пахнущий сосок, то малышка и вовсе умиротворенно затихла, лишь довольно причмокивая сквозь жадно стиснутые (но пока что еще беззубые) десны. Правда, когда над ее головой совершенно внезапно раздался еще один голос, теперь уже куда более низкий и глубокий, а оттого слегка пугающий, львенок не смог удержаться и еще разок слепо взбрыкнул задними лапками, в процессе неуклюже перекатившись с живота на бок. Материнской груди она, впрочем, выпускать не стала, зато на всякий пожарный грозно запыхтела на отца в ответ... а затем все-таки распахнула пасть и вновь залилась возмущенным писком, ощутив на себе тяжесть некой до ужаса знакомой и пушистой задницы — эй, ну на голову-то зачем лезть! И вообще, кто сказал, что она сама за себя постоять не может?! Упершись всеми четырьмя конечностями в горячий живот Леони, новорожденная самка вдруг колобком выкатилась из-под крепенького тельца своей старшей сестры, отчего последняя должна была если не уткнуться носом в землю, то как минимум просто бухнуться обратно на живот, оставшись без живой опоры. Сама Ло (как ее только что нарекли родители) с паническим воплем откатилась куда-то под лапу Денту, но не растерялась и вновь принялась активно брыкаться и пищать, требуя немедленно вернуть ее к еде, а когда этот приказ не выполнили сиюминутно — попыталась самостоятельно перевернуться обратно на живот, активно вращая при этом своим коротким заостренным хвостиком.

+5

33

«Девочки… Это девочки!» - доперло, наконец, до очарованного собственными детьми Дента, словно жена могла воспроизвести на свет не двух малышек, а каких-нибудь  бесполых пришельцев с далекой планеты Суверен. Подсознательно он ожидал, что один из них наверняка окажется его преемником, который, со временем, должен был превратиться в крепкого и сильного льва (уж Дент бы постарался вырастить из него достойного бойца и охотника), но когда Леони своим вердиктом пресекла все мечты о будущем сыне, тот не почувствовал ни капли разочарования. Он просто склонился над двумя комками,  звучно причмокивающими свои законные соски, с открытым наслаждением вдыхал молочный аромат шкурок обоих котят и просто растворялся в столь головокружительном моменте.

- Астрид… - повторил Дент негромко, с пристальным вниманием рассматривая светлошкурую бунтарку, довольно бойко начаывшую свою новорожденную жизнь. – Мне нравится… О, смотри-ка, Лео, как она задергала ушами, – приподняв единственно уцелевшую бровь в некотором удивлении, самец добродушно усмехнулся.  – Да-да, моя крошка, ты теперь Астрид.

Он так увлекся своими девчонками, что едва заметил столь красноречивую паузу, повисшую между супругами, которую нарушало лишь тихое чмоканье да покряхтывание обеих малышек. Леони выжидательно сверлила глазами новоиспеченного папашу, и тот, нехотя оторвавшись от созерцания детей, приподнял косматую голову, взглянув на львицу с застывшим знаком вопроса на измордованной физиономии: - М-м-м-м...Я тоже должен как-то назвать, да?

По правде говоря, темношкурый хищник не был силен в именах, особенно в девичьих. Он и самок-то встречал всего ничего – по пальцам одной лапы пересчитать можно, куда уж там до запоминания чьих-то астральных имен, которые, в принципе, его никогда не интересовали. «Я не хочу, чтобы моя дочь носила чужое имя, - скорее для самооправдания подумал Дент, с нежностью оглядывая белоснежный комок, который был погребен под пухлой попкой Астрид. – Она достойна самого лучшего и красивого имени, чтобы даже суровые боги обзавидовались!»

- Ло! – вдруг выдал он вместо предполагаемого «лучшего и красивого», точно ноту сфальшивил. – Назовем ее Ло, - заметив выражение морды своей жены (а чего не из одной буквы-то вообще?), Дент понял, что его будут сейчас как минимум глумить за проявленную убогость в собственной фантазии. – Не, ну а что? И на твое имя похоже, и легко запоминается…

Между тем, новоявленная Ло, кое-как откатившись от напористой сестры, ткнулась пушистым боком в переднюю лапу Денту, отчего тот невольно замер, внезапно забоявшись даже даже шелохнуться. Его воспаленный мозг выдал мрачную картинку, как малышка лопается всего лишь от одного неуклюжего движения когтистой граблей льва, разлетаясь на мелкие кусочки по всем стенкам пещеры. Лев даже тряхнул гривастой башкой, прогоняя мутное наваждение прочь из сознания, после чего вновь устремил немного тревожный взгляд на Ло. М-да, папаша из него, конечно… Ну не задавит же он собственную дочь, в самом деле? Аккуратно, стараясь лишний раз не сопеть от перенапряжения, самец склонился к девочке и, неожиданно поддавшись нахлынувшим чувствам, ткнулся в ее мягкое брюшко своим носом, томно прикрыв веки. Он был готов вечно сидеть вот так, неудобно сгорбившись в три погибели, чтобы слушать ее дыхание до одурения, вдыхать аромат, касаться белой шерстки и мысленно благодарить Айхею за то, что дал, наконец, изуродованному страдальцу возможность насладиться собственным счастьем. Правда, сама Ло была категорически против бесконечно валяться перевернувшейся черепашкой в ногах у папки, судя по ее сердитому писку и лихорадочным дрыганьям лапками. Пришлось возвращаться с небес на землю – пока детеныш требует еды и тепла, как-то не до радужных мечт, верно? Поэтому Дент, не сдержав ласковой ухмылки, приоткрыл свою лапищу и, бережно поддев широкой «ладонью» под спинку Ло, чуть приподнял ее над землей. – Какая ты у меня малышка, Ло, - негромко проговорил он, сжимая девичье тельце так, чтобы оно не укатилось, если барышня вновь решит развернуть свою активную деятельность. – Даже чуть меньше батиной лапы, смотри-ка... Ну ничего, ты вырастешь и всем еще покажешь, да? А теперь иди к маме, крошка, набирайся сил, – спустив котенка прямо к сладкому животу Леони, самец незаметно выдохнул. Пусть довольно неуклюже, через пень-колоду, но, кажется, у него начало что-то получаться, да и дети, оказывается, не такие уж и хрустальные. Значит, дальше все будет намного проще, и ему теперь не придется падать в обморок от любой просьбы супруги, касаемо дочерей. Скажем, помочь их вылизать или накормить… Впрочем, кормить девочек мясом еще рановато, а вот Лео… - Ты еще не проголодалась, дорогая? Может быть, тебе организовать свежей крольчатины?

Отредактировано Дент (28 Янв 2018 03:04:36)

+9

34

Lullaby of the Moon

Ло! – многозначительно изрёк муженёк, и Леони едва удержалась от комментария: что, всё? То есть просто «Ло»? Не сокращение от какого-то красивого и длинного имени, которым Леони сама не обладала от рождения, но не из двух же букв! Маленькие дети изрекают более сложные слова, когда у них просыпается умение говорить, но тут изрекал уже взрослый самец. Хорошо, что под взглядом жены он не решил добавить к имени малышки ещё пару букв, превратив «Ло» в «Ло-Ло» или ещё что-то в этом духе.

«Что ж.. пусть так»

Львица вымученно усмехнулась.

Второй пункт в рождении детёнышей выполнен, что там дальше по списку? Родивший отец есть.. То есть.. радостный отец есть. Родившая мать есть. Пол детёнышей определён, при инвентаризации молодого наследного поколения тоже ошибок не обнаружено, дополнительных запоздалых потуг тоже нет, дети при именах и при сосках. Кажется, всё сложилось наилучшим образом. По крайней мере, в глазах Леони большая часть их родительских обязанностей на первое время была выполнена. Их дети здоровые, чистые против их желания, накормленные, в тепле и уюте, при красивых именах.

Дент с такой нежностью, бережливостью и заботой поднял их младшую дочь на лапу, что Леони на секунду ей позавидовала, что это не она так же растянулась на лапе у возлюбленного, оттопырив симпатично пухленькое пузико, и лениво крякает. Но, беря во внимание реальность, Леони всё же понимала, что при своих размерах и весе она с милой улыбкой невинного слона сломает ему лапу, а пухленькое пузико у взрослой львицы выглядит совсем не мило – уж точно не в глазах молодого самца, которого интересуют другие формы.

Как только обе малышки оказались под боком у её матери, львица осторожно подгребла их к себе лапой под тёплое брюхо, где дети могли на своё усмотрение изволить потчевать молоком, пищать или рефлекторно причмокивать во время сна, пока не разорутся во всю глотку от любого не угодившего им жеста со стороны родителей, даже если на самом деле ничего не поменялось, а проораться надо.

Дёрнув ушами, львица оторвала взгляд от бойких дочерей и посмотрела на мужа.

Мне достаточно организовать свежего мужика рядом, – Леони устало ухмыльнулась, подняв взгляд на заботливого и взволнованного супруга. Отношения с Дентом, хоть он и не был её единственным самцом, оказались для неё чем-то новым. Львица делала вскидку на то, что причина довольно проста – предыдущий её любовник смылся ещё до того, как Леони доносила свой первый выводок. Но потом она отогнала эти мысли. Глупо пытаться сравнивать двух абсолютно разных мужчин. Дент хоть и выглядел сурово, а для некоторых ужасно из-за своих шрамов, оказался с горячим и любящим сердцем, добрым, заботливым, чисто по мужицки туповатым  в некоторых вопросах, но это добавляло ему определённого шарма и очарования, которые дополняли целую картину и делали Дента Дентом, которого она знала и успела полюбить. Теперь ей нужно было привыкнуть к нему в роли отца, на которого можно положиться. Не излишне сильно, потому что всегда существует возможность столкнуться с проблемой. Никто от этого не застрахован, но сейчас, купаясь в тепле Дента и таких крохотных детёнышей, Леони не хотелось думать о плохом. Самым счастливым завершением уходящего дня могли стать только полноценные объятия любимых и крепкий сон.

Леони махнула хвостом, приглашая супруга лечь рядом с ней и защитить её и детёнышей от холодного воздуха севера. Они все проделали большую работу и заслужили отдых. Пока девочки набирались сил – они проделали такой важный и серьёзный шаг в начале своей жизни, наполняли животы и лениво дрались друг с другом за место под животом матери, львица тихо замурлыкала мелодию. Старая колыбельная отдавалась в сердце тёплыми откликами из детства, хотя самка уже плохо помнила, как выглядела её мать и совершенно точно не могла вспомнить её голос. Она стала для неё размытым образом из прошлого, наполненным лаской, теплой и безграничной любовью.

– Distant moon, so big and bright
Softest silver glowing through the night
High atop, the mountain gold
Sun unseen, the world is cold

Львица знала, что дети ещё слишком малы, чтобы улавливать смысл слов, но даже так они слышали её голос, реагировали на неё и, как думала львица, успокаивались и привыкали к ней с первых дней своей жизни. Голос Леони становился тише, она положила морду на лапы и не заметила, как шумно выдохнув от накатившей на неё усталости, закрыла глаза. Последние слова колыбельной прозвучали шепотом и уносили её в далёкое прошлое минувших дней.

– I wish, to see this world through my own eyes
To calm, the elders and silence their cries
Because, of you I now gaze up and sing
The lullaby of the moo-oon

+6

35

Мысленно Дент уже был там, за пределами их теплого и уютного мирка, с твердым намерением добыть для любимой уставшей женушки не то что кролика, а как минимум за стадом слонов спуститься в саванну. Но когда прозвучал отказ, невольно заставивший льва, что называется, замереть в прыжке практически у выхода, тот почувствовал укол разочарования. Эх... А он так хотел продемонстрировать Леони всю боевую готовность теперь уже как новоиспеченного отца семейства, который непременно должен обеспечить свой маленький прайд едой, защитой и теплом... Ну, по крайней мере, от последних двух пунктов жена предпочла не отмахиваться - и то хорошо. Незаметно вздохнув в усы, Дент развернул свой массивный корпус и на мгновение замер, скользнув оценивающим взглядом по телу самки, словно прикидывал степень обессиленности благоверной после родов.

- Ладно, убедила, - хмыкнул лев, невольно залюбовавшись изящными изгибами супруги. - Если ты не голодна, то я и потом могу поохотиться... Или вообще Кейси отправлю, уж она-то точно справится. А насчет свежих мужиков не уверен - один из них довольно сильно потрепался.

Тихо, стараясь не вспугнуть притаившейся в углу мыши, Дент приблизился было к львице, как неожиданно замер на месте, не дойдя до Леони всего лишь пары шагов. Он вдруг увидел собственную супругу в новых, необычайно теплых красках, всю такую томную и заботливую, мурлыкающую двум мохнатым шарикам мелодичную колыбельную. От сего прозрения сердце темношкурого льва стремительно наполнилось  всепоглощающей любовью к это белесой занозе с челкой, как никогда раньше, что Дент понял: он не может позволить себе ее потерять.

- Леони... - хрипло шепнул самец на ухо засыпающей супруги, весь раздираемый от накатившего желания доказать ей свое обожание, доведенное практически до болезненной привязанности. Медленно прошелся шершавым, вмиг пересохшим языком по загривку львицы, прочертив дорожку вдоль слегка обвисшего живота и не забыв одарить лёгкой, едва заметной лаской дочерей. - Не хотелось бы тебя тревожить, но... - тут темношкурый хищник отвлекся от своих кобелиных намеков, чтобы подцепить на когти небольшой кусок крольчатины, еще со вчерашнего ужина заботливо припрятанной в прохладном углу пещеры, и одним порывистым движением протолкнуть мясо аккурат в пасть Леони. - ... тебе все равно нужно поесть, дорогая. Хотя бы ради наших девочек.

И, беззастенчиво глядя прямо в приоткрытые глаза самки, Дент одарил ее нежной, с нотками иронии полуухмылкой, а затем грузно улегся рядом, приобняв жену своей лапой и раскидав густую двухцветную гриву по ее рёбрам.

Еда, защита и тепло - completed.

+2

36

→ Пологий склон

Жемчуг не ожидала, что мартышки заставят ее погнаться столь далеко. Нет, она совершенно не переживала, Гранат она, в случае чего, всегда сможет выследить - уж больно хорошо она знала подругу, её запах, повадки... В отличие от распроклятых обезьян. И дело было уже даже не в травах, а в задетой гордости. Никакая поганая мартышка не смеет облапошить Жемчуг... Если не считать, конечно, того факта, что её уже облапошили.

Таким образом, погоня за украденными травами превратилась в погоню за украденным достоинством, и именно поэтому и только поэтому Жемчуг не могла позволить себе остановиться. Возможно, это было глупо. Но Пёрл нередко совершала глупые вещи, будучи ослеплённая эмоциями - плохими или же хорошими.

Ей каким-то образом удалось пробраться по чужим территориям незамеченной. Пока. Жемчуг чувствовала запахи незнакомых зверей, однако ей не было сложно при всем при этом не попадаться на глаза. Особенно теперь, когда ей удалось добраться до лесной зоны. Хоть её шкура и выделялась в местной... растительности. Сухой и мрачной, но все же жизнь в этих зарослях обитала.

Впрочем, не сказать, что Жемчуг нравилось здесь. Жуткие места всегда заставляли шерсть на загривке вставать дыбом, и в какой-то момент львица даже пожалела, что всё это затеяла. Она вздохнул, оглядываясь назад. Стоит ли ей вернуться к Гранат? Пожалуй... Обидно, что пришлось пройти такой долгий путь ради ничего, но наконец-то, когда её гнев сошел на нет, разум стал подсказывать самке, что она делает что-то не так. Стоит ли говорить о том, как сильно она хотела есть? Ведь изначально все это и было затеяно, чтобы найти трав на будущее, да подкрепиться...

Жемчуг все-таки решила развернуться и медленно поплелась обратно, в этот раз путь давался ей гораздо труднее. Заросли казались более непроходимыми и густыми, а ориентироваться по запаху и выискивать собственные следы было проблематичнее, чем бежать сломя голову за обезьянами, которые уже и скрыться успели с её поля зрения. Жемчуг чувствовала себя одураченной.

+2

37

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Барни был тем, кто и предложил эту гениальную идею: кинуться в рассыпную, дабы глупая львица не смогла за ними угнаться. Он наверняка знал, куда именно ускакала основная часть семейства с теми самыми травками, но вот куда убежали остальные, те, кто должен был запутать кошку - понятия не имеил.

Если говорить проще: Барни потерялся.

Он некоторое время бежал вприпрыжку, выкрикивая оскорбления и дразня хищницу, но в конечном итоге слишком увлекся. Когда он оглянулся, то обнаружил себя в окружении мрачных деревьев совсем одного.
Парень некоторое время походил вокруг да около, поискал в округе своих, но так никого и не отыскав, забил на эту затею. В конец концов он мог вернуться в лагерь и один, не заблудится поди.
А пока... А пока можно было и перекусить.

Забравшись на одно единственное плодоносящее дерево в его поле зрения, обезьян принялся копаться в его ветвях и искать фрукт повкуснее. В отличии от поиска товарищей это далось ему гораздо легче, так что скоро, наевшись от пуза, он решил прикорнуть у самой верхушки и уже ближе к обеду двинуться домой.
***

- Хээй, и кто это там возиться ни свет ни заря, Айхею вас натяни! - то, что уже давно утро, Барни не интересовало совсем, так что, не долго думая, он кинул в возмутителя спокойствие косточкой, оставшейся после его ужина. Птица, что все это время копошилась неподалеку улетела, а обезьян перевернулся на другой бок.
И замер.

"Так это же та самая дамочка!" - он хохотнул, тут же подскакивая на свои две. Потерев ладошками, он спрыгнул пониже, дабы львица его разглядела.

- Эй, ты, жопа розовая! - противно улыбнувшись, он тыкнул на кошку пальцем. - Думаешь ты тут одна такая? А знаешь где еще розовые жопы есть? Тут!

Он повернулся к ней задом, показав свою пятую точку. И принялся лихорадочно хохотать, довольный собственной шуткой.

Мартышка сидела на нижней ветке, так что львица при желании могла его и цапнуть, правда Барни этого совсем не заметил. Не до этого было.

+2

38

Однако, к счастью ли или же наоборот, но Жемчуг не успела покинуть местные земли до того, как один из воришек объявился. И ладно бы это произошло как-то по-другому, но ведь эта мартышка, чтоб ей хвост за ноздри привязали, вела себя самым неподобающим образом. Она любила розовый цвет, он ассоциировался с Роуз. Её шерсть и сама отливала розовым оттенком, особенно если позволяли погода и время суток. Но ни за что и никогда она бы не полюбила тот омерзительный розовый, которым отливала пятая точка этой мартышки. Да и вообще он больше был на красный похож...

Как только обезьяна стала дразниться, Жемчуг смущенно отвела взгляд в сторону, а громкий рык, донесшийся с её стороны говорил лишь о том, как сильно она бесилась. Нет ничего хуже, чем звери, которые ведут себя как Аметист. Ребячество, глупости, клоунада, впрочем, чего она могла ожидать от обезьян, к тому же еще и ворюг? Естественно Жемчуг хотелось проучить негодяя, на этот раз не просто возвращая травы к своему законному хозяину, но и с целью поучить зверя уму разуму.

В одно мгновенье Жемчуг запрыгнула на ствол дерева, готовая с грацией леопарда забраться на ту же ветку, где уже восседала обезьяна, чувствуя себя царем положения, и набросилась на врага, повалив его прямо на землю и прижав под себя. Ее лапы с силой упирались в обезьяну, придавливая её к земле, а уверенности в своем положении ради Жемчуг еще слегка выпустила когти, массажируя ему шерстку. На морде Жемчуг образовался не то оскал, не то улыбка, а сама львица еле сдерживала себя в лапах, стараясь не убить наглеца прямо на месте.

- Кому-то сейчас и правда настанет жопа розовая, - о да! она сказала это! Слово на букву "ж", которое не было её именем... К счастью, никто об этом инциденте не узнает, кроме неё самой и, возможно, виновника всего события, что был сейчас в её когтистых лапах. Впрочем, судьба последнего зависит от его слов и поступков. В собственной компетентности львица не сомневалась.

ГМу

Пантера и применяется Земной покровитель

+3

39

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Blaue Hexe"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Blaue Hexe

Дальнейший порядок отписи: Астрид, Ло, Дент

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

40

Неприступная стена →

Запах подруги странным образом путался с ещё некими странными "ароматами", вопросов становилось все больше с каждым, черт его возьми, шагом. Гранат старалась не потерять основную нить следа Жемчуг, чтобы найти львицу. Они совсем недавно встретились, не хватало им снова разойтись, это было бы самым глупым и неудачным сюжетным поворотом в их достаточно долгой истории, которую следовало продолжать вместе, но никак не раздельно. Слишком много дел ждали их, бунтарок. При том довольно серьезных. И Гранат всегда видела старшую подругу как самку, которая всегда занимается серьезными делами. Но никак не ловящую розовозадых мартышек. Розовозадых, хе-хе.

Поначалу Гранат думала, что возможно обозналась, поэтому решила подойти ближе к месту происшествия. Но все мысли о возможной путанице напрочь отпадали почти сразу же, ведь эту розовато-персиковую шерсть и стройную фигурку попросту нельзя ни с кем перепутать. И вот... Та, кого Гранат в юности признавала старшей, главной, ответственной, убежала от неё, чтобы надрать задницу мартышке. Львица остановилась неподалеку, наблюдая за экзекуцией чем-то провинившейся обезьяны с неизменно серьезной миной. Хотя, впрочем, на ней можно было разглядеть что-то вроде недоумения, если хорошенько присмотреться.

- Перл?

Гарнет чуть опустила одно ухо и поднаклонила голову вбок, в попытке понять, что же все-таки довело Жемчуг до такой жизни. Нет повести печальнее на свете. И повесть происходила прямо сейчас, прямо на глазах всех, кто был поблизости.

+3

41

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Ох уж этот Барни!

Наверное он так увлекся тыканьем пальцем в своей зад (это то, о чем вы подумали, испорченные извращенцы!), что совсем как-то запамятовал о главном. Он вообще-то тут львицу дразнил.
Опомнился он уже в тот момент, когда его нерадивая и, видимо, просто декоративная голова приложилась о ветку дерева. Обидно. А еще более обидно, что после этого на него еще и упал перезревший фрукт с этого дерева, причем ровно на него, никак не задев большую кошку.

-Такая мелкая, а тяжелая как бегемот! - действительно, голова несла только декоративную функцию.
Но вы не обессудьте, он был напуган до смерти. Настолько что, видимо, решил наесться пред тем, как откинуться, а потому принялся слизывать языком с себя мякоть фрукта. Насколько мог дотянуться.

Потом, правда, когти хищницы доходчиво донесли до него всю суть случившейся ситуации, из-за чего он лихорадочно заорал, обплевывая недавно облизанной мякотью шерстью Перл.

- Ой, не убивай меня! Не убивай, знаешь какая у мартышек горькая жопа!

Жопа да жопа, что слов других он больше не знает? Эх ты, Барни.

Градус волнения примата, тем временем, все возрастал. Когда до его ушек донесся голос еще какой-то львицы на него наконец-то накатила паника, и он начала истерично колотить по схватившей его кошке руками и кричать еще громче.

- Отпустите-отпустите! Правда отпустите! Зачем меня есть, меня же на вас обеих будет мало!
Потом подумал и добавил.
- Да даже на одну!

Вдох-выдох. Вдох-выдох. Барни, дыши! Не теряй сознания, а то тебя правда съедят!
В конце-концов до разума нерадивого наконец-то дошло, что видимо у него есть возможность как-то поторговаться.

- Отпусти меня, о львица! Я тебе что угодно сделаю! Хочешь массаж спины? Или жо... в смысле, твоей красивой попы! Я хорошо массаж делаю, Анджеле нравится!

+2

42

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf


Дальнейший порядок отписи: Перл, Гранат, НПС.

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

43

Очень тоскливо здесь в непроглядной тени, что отбрасывали сплетенные между собой ветки. Астрид не нравилось что в их логове так темно. Пускай даже и папа и мама говорили, что в этом скромном закутке выстланном сухим, терпким на вкус мхом, им с Ло не страшен ни холод ни снег, что буйствовал утопическими для маленьких львят сугробами всего в нескольких метрах, будущая валькирия все равно всей своей маленькой душой желала выбраться отсюда. Теперь даже не просто для того чтобы разведать и изучить этот "прекрасный и новый обширный мир", а чтобы найти пропавшую несколько дней тому назад мать и поесть. Голод и тоска сгоняли детеныша с его теплой подстилки. Астрид еще не понимала почему Леони вдруг исчезла, да и сам Дент толком не мог объяснить своим оголодавшим отпрыскам, что сталось с их родительницей - он и сам не знал что произошло. Наверняка каждую вылазку безрезультатно рыскал по ущельям в поисках пропавшей Леони, хоть и не долго. В отличии от сгинувшей супруги своих малышек Дент не собирался кидать на произвол судьбы и возвращался к ним как можно скорее, едва только в его пасти оказывался суточный паек. Который, к слову, ему приходилось фактически целиком съедать самому.

В животе без конца урчало, в желудке ворочалось что-то до ужаса неприятное, колючее такое, а после крох съеденного свежего мяса львенку так и вовсе мучительно выворачивало наизнанку. Есть надо, инстинкты прекрасно работали даже у такой малышки, но какое же стойкое отвращения голубоглазая самочка испытывала к мясному рациону... Бррр... Вот даже сейчас, свернувшись донельзя сердитым клубочком у входа в убежище, Астрид пробрала голодная, нездоровая отрыжка при мысли о свежем мясе что вот-вот принесет домой отец. Но есть хотелось, что говорится, как из пушки и с этим надо что-то делать. Наверняка за пределами "норы", пускай и холодно-противно, но может Астрид сможет найти что-то повкуснее дурацкого мяса? Папа слишком взрослый, он просто этого не понимает. Заодно может все-таки она найдет маму? Просто отец ищет не там где надо.

Решительно поднявшись с каменистой почвы убежища, разминая затекшие лапки, самочка потопталась на месте, мягко царапая камень коготками, пристально наблюдая за мирно посапывающей в дальнем углу Кейси. Их ушастая нянька очень не вовремя решила вздремнуть, учитывая, что ее воспитанница вдруг загорелась идеей потихонечку улизнуть из убежища. Да, Астрид в курсе, что хрен бы кто ее туда бедную-одинокую пустил, а значит лучше будет если она улизнет потихонечку никому ничего не сообщив. С другой стороны оставлять здесь Ло отдуваться за двоих если отец вернется раньше было бы очень не красиво. Пожалуй стоит уговорить сестру на совместную вылазку. Прокрасться мимо спящего шакала было делом средней сложности, но учитывая что у Астрид пятая точка то и дело заваливалась куда-то в бок, словно перевешивала, а лапы дрожали от слабости и напряжения (тихо, тихо, спалишься, медленнее ступай!), ее походка "пантеры" выглядела весьма неуклюже и смешно. И тем не менее удалось доползти  до сестренки без эксцессов, не потревожив чуткую дремоту воспитательницы.

Приблизившись к белому, бесформенному клубку меха, Астрид аккуратно потыкала ее лапой, а когда Ло наконец подняла голову обратив на старшую свой чудной, жутковатый взор черно-желтых глаз, валькирия порывисто навалилась на нее, глухо, устрашающе зашипев - цыц! Не бузи! Дракона разбудишь! Красноречиво указав хвостом в сторону мило причмокивающей Кейси, которая сонно перевернулась на другой бок, самочка опустилась рядом с Ло на землю, жарко прижавшись к ее боку своим собственным и заговорчески зашептав ей на ухо. - Я хочу выйти поискать маму. Я есть хочу... не хочу мясо, - сморщила мордашку самочка, аж высунув кончик языка от омерзения. - Пошли? Кейси скоро проснется... - прекратив кривляться, Астрид бросила еще один быстрый взгляд на горбатую спину их "тюремщицы", а затем деловито подпихнула мордой сестру под неимоверно пушистую задницу. - Пошли...  Вернемся еще до того как придет папа.

По-пластунски проскребя брюшком Астрид еще раз оглянулась через плечо, убедившись, что Ло не будет занудой и не останется сопеть дальше в обнимку с камнями, а затем решительно спрыгнула с уступа-карниза перед укрытием львиного семейства, уверенно покосолапив куда-то сквозь колючие ветки, раздраженно покачивая растрепанной кисточкой хвоста-сардельки.

----------) Западное подножье

Отредактировано Астрид (29 Авг 2018 16:05:01)

+3

44

Начало игры

Стивен не привык быть один. Сколько он себя помнил, его всегда окружала их небольшая разношёрстная семья. И пусть из всех этих львов кровью он был связан лишь с Грегом, а всё же три самки, что воспитали его, заменили ему мать. В их логове никогда не было скучно благодаря шумной Аметист, да и сам Стивен никогда не был тихим детёнышем. С самого детства он активно стремился изучать мир вокруг себя. Пытался геройствовать, подражая своим тётушкам, чем порой, конечно же, добавлял им и своему отцу ранних седых волосков. И всё же, он всегда был окружён их вниманием и заботой. И сейчас, когда он ступал по мрачному лесу, одиночество и тишина казались слишком непривычными и даже неправильными. Чтобы хоть как-то подбодрить себя, подросток стал тихо напевать что-то себе под нос.

Пару дней назад он разминулся с Аметист и Грегом. Стивен тогда решил, что он просто пойдёт вперёд и сам отыщет Гранат и Жемчуг, ведь папа сам сказал, что они близко. Не могли же они уйти слишком далеко, пока они разбивали лагерь? Но теперь подросток начинал невольно сомневаться в своём решении. Если поначалу всё казалось очень просто и безоблачно, то сейчас он потихоньку терял свой оптимизм и начинал нервничать. К тому же он был голодным и ещё ничего толкового поймать не сумел. Жемчуг лишь недавно начала брать его с остальными на уроки охоты, и Стивен, к своему стыду, больше дурачился, чем следил за объяснениями. Ох, что бы он сейчас только не отдал, чтобы вернуться и всё исправить!

Внезапно в нос ударил знакомый запах. Стивен резко поднял уши и принюхался. Его глаза загорелись надеждой, и он бросился вперёд, боясь снова потерять след. Вскоре впереди послышались голоса. Тогда юный лев ускорил шаг. И вот, выскочив из кустов, он остановился. Перед ним была знакомая львица.

- Пёрл!

Улыбка расползлась по широкой морде. Но затем он заметил рядом с Жемчуг и кое-кого другого.

- Гранат!

Вот это удача! Они обе были здесь и обе были целы и невредимы. Стивен кинулся к Гранат и встав на задние лапы, ласково потёрся макушкой о её шею. Он хотел было точно так же подойти к Пёрл, но повернувшись к ней, замер. Явно сконфуженная львица прижимала к земле… мартышку? Стивен озадаченно приподнял одно ухо.

+2

45

Триумфу Жемчуг не было предела. Конечно, глупо было так сильно радоваться победе над приматом-ворюгой, который только и делал, что задницей вертел вместо защиты - такой себе противник. Но Жемчуг была взбешена настолько, что ее это не волновало в данный момент. Первобытное желание мести охватило ее, и приправлялось оно чувством несправедливости - это ведь все-таки были ее травы, которые она самостоятельно нашла. Жемчуг никогда не была великолепной травницей, она скорее разбиралась в действиях каждой травы и знала, что чему и от чего помогает. Однако куда приложить, в каких дозах и количествах - это все давалось львице невероятно сложно, а от того каждая трава, что самка находила в округе, была невероятно ценной, ведь она предназначалась для обучения. Кто знает, когда бы ей еще повезло найти именно то, что нужно было?

Именно поэтому самка сейчас так гнусно ухмылялась, в голове в деталях продумывая то, как она заставит мартышку поплатиться. Не только за воровство - худшее из преступлений, но и за собственное высокомерие и излишнюю самоуверенность. В последний раз она встречала столь мерзкое сочетание качеств у львов в Родном прайде.

Однако ее триумф был прерван так же быстро, как и начался. Пока Жемчуг упивалась просьбами о пощаде, она пропустила мимо ушей и носа кое-какую важную деталь: Гранат. Именно ее голос вернул Жемчуг в реальность, и хоть ее уши дернулись, а морда изменилась в выражении, стоило ей услышать знакомый низкий голос подруги, взгляда с мартышки он не посмела свести. Он все еще был ее заложником, которого Перл никак не готова была отпустить.

- Гранат, дай мне еще минуту, - резко и отрывисто гаркнула Жемчуг, все еще скалясь на виновника всего этого безумия, как вдруг она услышала голос того, кого она вот уж точно ну никак не ожидала услышать.

- Пёрл!

- СТИВЕН?! - Жемчуг воскликнула настолько громко, что птицы с веток неподалеку улетели с громким шумом крыльев и ворчливым гарканьем. Ее внимание более не было сосредоточено на мартышке, самка не могла удержаться, и сходу рванула к малышу, скорее инстинктивно, чем из каких-либо разумных побуждений. На полпути самка замедлилась и просто пялилась на объявившегося малыша круглыми как полная луна глазами, все еще не в силах поверить в привалившее ей "счастье", - Что ты здесь делаешь?! Ты же был с Грегом и А... - Жемчуг замолчала на полуслове, и в этот момент выражение ее морды резко приобрело оттенок разочарования, из-за чего самка всем своим видом будто кричала "это все объясняет". За этим последовал тяжелый вздох, после чего Жемчуг повернулась к Гранат в поисках моральной поддержки, а затем вновь ко Стивену. Про мартышку она, конечно же, мигом позабыла.

- Стивен, а где Грег и Аметист? Ты ведь не проделал весь этот огромный путь от дома досюда? - интонация Жемчуг была, казалось бы, ласковой, однако сдавленность в тоне ее голоса намекала на пассивную агрессию, которая перестанет быть такой уж пассивной, как только ей на глаза попадется кое-какая беспечная раздолбайка. К счастью, хотя бы Стивен был в полном порядке, от того Жемчуг даже немного успокоилась. Во всей этой ситуации был плюс: по крайней мере сейчас Стивен был в лапах самых ответственных зверей их небольшой команды. Иронично, что подобная мысль принадлежит самке, что устроила полный балаган из-за каких то трав, мартышки, а теперь так и вовсе умудрилась про все это в одночасье позабыть.

+1

46

- Стивен?

Гранат немало удивилась появлению их мальчика, как и Перл, но её выражение морды-лица да и голоса было намного спокойнее, чем у подруги. Надо ж, как удивительно, ведь именно в это время за Стивеном должны были следить Аметист и Грег. И ладно бы такая раздолбайка, как Аме, умудрилась каким-то хреном проворонить ребенка, никто бы особо не удивлялся, что подобное произошло. Но вот Грег являлся кровным отцом Стивена. Он бы не отпустил совсем еще юного сына слишком далеко да ещё и одного. Варианта оставалось два: либо где-то поблизости есть Аметист, либо и она, и сам Грег. Но все-таки была вероятность и совершенно другого факта об их местонахождении.

Однако Жемчуг не спешила разделить теорий Гарнет насчет того, что оба опекуна мальчика где-то совсем рядом. И, как говорится, началось в деревне утром. Все происходящее в какой-то момент больше стало напоминать какой-то неведомый балаган. Ну или типичную российскую семью с мамкой, которая всегда ищет, кого бы в чем-нибудь упрекнуть, и Перл, что довольно внезапно, взяла на себя эту роль. Она ведь даже про мартышку, на которую невесть зачем набросилась, позабыла, когда Стивен окликнул её. Зачем ей вообще эта мартышка?.. А ведь Гранат предлагала поесть снизу плато! Но мы же нежные и элегантные, нам подавай рагу из мартышки. Хотя Гарнет не была до конца уверена, что Жемчуг пришла по душу бедной обезьянки, чтобы её сожрать.

- Перл, - вздохнула Гранат. - Плохо, что он один сейчас, но это не отменяет факта, что когда-нибудь ему придется остаться с миром один на один в будущем. Без нас, Перл.

Львица перевела взгляд на подростка.

- Стивен, если они неподалеку, то, думаю, нам лучше объединиться. Надеюсь, ты все-таки знаешь, где они. Одно могу сказать точно. Это место мне не нравится.

→ Вершина Плато

+2

47

- Стивен, а где Грег и Аметист? Ты ведь не проделал весь этот огромный путь от дома досюда?

Кажется, Стивен совсем не уловил напряжения в голосе Жемчуг. А если и уловил, то предпочёл пропустить это мимо ушей. Он лишь мягко потёрся носом о плечо львицы, вдыхая мягкий запах, знакомый с детства и отстранился. После чего, виновато улыбаясь, ответил:

- Ну, мы с ними отправились искать вас, ребята, но пока они ходили на охоту, я отошёл далеко от лагеря и-и-и... случайно заблудился. А потом я вспомнил папины слова о том, что вы с Гранат совсем рядом и решил найти вас сам.

Юный лев теперь чувствовал себя совсем глупо, но он надеялся, что Жемчуг с Гранат поскорее забудут про его опрометчивый поступок. Про то, что он не прикасался к нормальной пище эти пару дней подросток решил разумно промолчать, хотя его живот и жалобно бурлил. Не стоило волновать тётушек ещё больше. По крайней мере, не сейчас. Как только они уйдут куда-то поспокойней, они наверняка сходят на охоту и накормят его свежим мясом. Или может у них уже есть припрятанная тушка. У львёнка чуть слюни не потекли, когда он подумал о еде, но слова Гранат заставили его спуститься с небес на землю. Он устыдился уже просто от тона самки. Она не ругалась и не кричала, но Стивен всё равно чувствовал себя так, будто расстроил её. А он любил Гранат и совсем не хотел разочаровывать её.

Но всё же одно она сказала верно - им следует выбираться отсюда. Это место и вправду щекотало нервы.

=>Вершина плато

+1

48

Несмотря на то что Жемчуг все еще была недовольна поступком Грега и Аметист, по большей части последней, вид Стивена все-таки ее успокаивал. Глядя в эти карие глаза, что смотрели на тебя с искренней любовью и воодушевлением, невозможно было злиться, даже если слишком захотеть. Именно с таким взглядом когда-то на нее смотрела Роуз. И именно поэтому ее ласка в ответ на нежность Стивена была столь же искренней и по-матерински доброй, и скорее всего Жемчуг отдавалась в эти объятия чуточку больше, нежели сам Стивен, ведь у нее на то были свои очень давние причины.

Жемчуг внимательно выслушала слова Стивена, и услышав последнюю фразу, она горько улыбнулась. Одновременно и забавно, и грустно, что эти слова принадлежали именно Грегу, ведь с одной стороны он принимал их тесную связь с Гранат. А с другой, он таким образом отдалял Жемчуг от Роуз. И это почему-то все еще кололо в сердце. Перл промолчала, лишь одновременно кивнула и пожала плечами, таким образом оставляя Стивена без какого-либо ответа.

Когда сзади послышался низкий голос Гранат, Жемчуг невольно дернулась и слегка повернула голову в ее сторону, однако то, что она услышала, совершенно не обрадовало львицу. Несмотря на всю их обширную историю, она все никак не могла привыкнуть к стилю общения своей боевой подруги - чересчур прямолинейному и суровому. Да, Жемчуг ценила честность Гранат, но ей все еще было больно слышать что-то подобное, что-то, что так резко спускало самку с небес на землю. Разве могло для Жемчуг существовать будущее без единственного, кто настолько близок с Роуз, что связан с ней кровью? Разве можно гордо и уверенно шагать в будущее без прошлого? Нет. Нет, Жемчуг определенно не была готова отпускать Стивена из своей жизни. И, пожалуй, не будет готова никогда.

Жемчуг заметно поникла. Ее легкая улыбка стала еще более горькой, однако львица все равно оторвалась от Стивена и пошла следом за Гранат, таким образом поддерживая опасения самки. Если бы Жемчуг не была так занята попыткой поймать нерадивого вора-обезьяну, она бы ни за что в жизни не пошла в столь удаленное и неприятное место самостоятельно. С другой стороны, тогда бы им не повезло обнаружить Стивена. Жизнь в очередной раз доказывает, что все что ни делается - к лучшему. И пора бы Жемчуг эту жизненную истину уже принять.

→ Вершина плато

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Мертвые заросли