Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 08.08 Представляем вашему вниманию новую версию Единого Аккаунта Начала!
  • 07.08 Техадмин Тесва готовит важное обновление игрового функционала! Обязательно загляните в тему "Определение авторства старых игровых сообщений"!
  • 02.08 Приглашаем принять участие в важном опросе по поводу введения в игру новых эффектов болевого шока и заражения крови!
  • 24.06 Обновление игровой карты! Произошли некоторые изменения в дизайне и функционале.
  • 09.04 Наступило игровое утро. Были открыты ранее закрытые из-за извержения локации подфорума "Килиманджаро", исправлены описания некоторых локаций. Извержение и пожары официально закончились.
  • 05.04 Отредактировано описание лота "Талисман лекаря", добавлен новый лот "Талисман поиска".
  • 01.03 Список обитателей саванны почищен от неактивных персонажей! Пожалуйста, проверьте наличие всех ваших активных персонажей в списке и в случае их отсутствия заполните заявку до 15.03. В противном случае будет наложен штраф в размере 5000 баллов.
  • 22.02 Поприветствуйте нового со-администратора форума - Такиту!
  • 03.01 Мастерская специальных лотов обновилась! Администрация ищет смельчака на должность штатного художника для создания иконок для лотов. Работа будет оплачиваться.

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: день (начало июля — конец сентября 2019 года)

Земли Гордости Небо все еще затянуто тучами, туман рассеивается очень медленно. Земли Гордости будто подернуты легкой белесой дымкой, особенно густой в низинах.

Килиманджаро Воздух заполнен густым и навязчивым запахом гари. Дождь продолжает капать.

Предгорья Небо очистилось от туч, и теперь на нем лишь легкие перистые облака. Низины по-прежнему затоплены, а ручьи и реки – полноводны, но на холмах и в лесу стало заметно суше. День обещает быть жарким.

Внешние земли Дождь продолжает лить, превращая растрескавшуюся почву пустошей в непривлекательную грязную жижу.

Кладбище слонов Кладбище подернуто легкой дымкой, через которую светит солнце.

Западное королевство День обещает быть жарким. На небе ни облачка.

Восточная низина Утренняя гроза закончилась, воздух еще напоен влагой и пахнет озоном. Небо постепенно очищается от туч, уходящих в сторону морского побережья.

Непроходимые Дебри Переменная облачность. В лесу влажно и тихо.

Побережье океана Со стороны материка пришли низкие серые тучи, лишь далеко от берега можно увидеть полосу чистого неба. Начинает накрапывать дождь. Ветер порывистый, прохладный.

Небесное плато Туман рассеялся. Солнце поднялось высоко. День будет жарким.

Северные владения Небо затянуто облаками, сквозь которые пробиваются солнечные лучи.

Морийский хребет Переменная облачность, довольно прохладно.

Края вечной зимы Прохладный и ясный день, на небе ни облачка.

Великая пустыня Жарко и ветрено. Близ устья Лузангвы и у морского побережья небо затянули тучи, но дождь идет стороной, проливаясь восточнее.

Южный кряж Теплый и ясный день, тучи видны лишь на горизонте.

Таинственный оазис День будет ясным и теплым, на небе ни облачка.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластияFables of Ainhoa

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Мертвые заросли


Мертвые заросли

Сообщений 61 страница 76 из 76

1

http://s6.uploads.ru/qu5gn.png

Труднопроходимый участок леса, расположенный в северо-западной части Долины горячих сердец. Земля здесь тверда и суха, камни пожирают мхи и лишайники, а ветви деревьев мрачной паутиной смыкаются над головой, из-за чего под их своды с трудом проникают лучи солнца. Под пологом древесных гигантов всегда сухо и прохладно — здесь можно укрыться от жары или холода. Несмотря на жуткое название, животные здесь все-таки есть, правда, их не очень много.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Болиголов, Черный корень, Мартиния (требуется бросок кубика).

+1

61

Дух оставался духом, и лев рухнул прямо там же, где стоял, некрасиво подпортив себе мордашку. Тяжёлые локоны гривы заслонили обзор, и мир померк. Ненадолго, конечно — куда надольше и сильнее его голову оккупировала глухая ноющая боль. Вмиг отяжелевшее тело слушалось, но льва слегка потряхивало. Он поднялся, шумно дыша, сквозь призрак медведя видя всё происходящее. И как тот снова напал на Мтонго, и как Танго, что-то делая с мальчишкой, выпустила того из своих цепки объятий, и он птичкой метнулся куда-то вдаль, и как Бейлфаер пытался привести главу патруля в чувство. Он на мгновение столкнулся взглядом с супругой — и даже через расстояние увидел, почувствовал в них настоящую боязнь. Она не знала, как поступать и кого спасать первым  Робкий шаг — и она быстрыми, короткими перебежками направилась в обход медведя, чтобы не прерывать зрительного контакта с мужем.

А Ларри... Ларри стоял на месте. Потом сделал такой же боязненный шаг вперёд — не спровоцировать бы мишку-топтыжку, и на этот раз уже специально искал леопарда — сейчас ему очень нужен был её взгляд и помощь. Он уверенно шёл к ней навстречу, стараясь удержать равновесие и не упасть где-то по пути. А когда тёплый пятнистый бок наконец-то стал ему подпоркой, лев, прищурившись, мрачно рыкнул:

Нет у меня души, мертвый! Нет и никогда не было! Как будешь пожирать то, чего нет?

И громкий, истеричный рык раздался над долиной. Ларри острил — или же признавался? — но не в такой шутке была его задумка. Он вперился взглядом в одного из призраков, который метался внутри медведя, и постарался достучаться конкретно до него:

Ну же! НУ ЖЕ! Ты мёртв, все вы мертвы, мертвы давно — каких потусторонних сил вы позволяете себе быть внутри него? ДЕРИТЕСЬ, КО ВСЕМ СИЛАМ, ДЕРИТЕСЬ ЖЕ!

С подобным призывом Ларри сверкнул глазами, а затем посмотрел в упор на Танго — ты со мной? Её кивок означал согласие, и теперь Ларри почти попятился как можно дальше от бушующего призрака. Лёгкое головокружение не давало сосредоточиться, поэтому он предпочёл не рисковать, и пообщаться с духами, используя их же помощь больше, чем свою. Хоть кто-то должен же прийти! Или тот рогатый трус, или кто-нибудь изнутри этого Смауга... Ну не призовёт же он второго! А призовёт — так они наверняка между собой передерутся в попытке сожрать то, в существовании чего у животных Ларри не всегда верил.

Офф.

С помощью Звёздного покровителя хочу вызвать какого-нибудь духа на помощь. Ну а до этого со всей своей дипломатичностью ОРОМ, призывая призраков внутри Смауга зашевелиться.

+3

62

Долгие и усердные тренировки все же дали свои плоды: Октавиан, пролетев сквозь Смауга, умудрился приземлиться на все четыре лапы, не расквасив морду об землю. Правда приятного было все равно мало - знобящий холод прошел по всему телу, когда медведь прошел сквозь него, не обращая внимания на попытки льва задержать его.

— Ах ты, мразь, еще и неуязвимый?! А ты не охренел ли случаем?! — прокричал сверху Рифф, после того как также пролетел сквозь затылок медведя.

Что еще более жутко, так это то, что Октавиан мог в подробностях рассмотреть, как Смауг без особых проблем двумя точными ударами отбросил черти откуда взявшегося фенека, который таскался до этого с Фредериком, и Ларри. От такой демонстрации силы Октавиан невольно сделал пару шагов назад.

— Я пленил души всех подчиненных Варга! Ваши тоже станут моими и тогда, будучи под мой властью, вы своими глазами увидите как вся ваша родня умирает!

"Пленил... Души?"

И как будто в этот момент тело Смауга вторило мыслям льва: на долю секунды показались застывшие от ужаса морды незнакомых Октавиану львов. Черношкурый резко одернулся от такого зрелища, продолжая удивленно хлопать глазами, пытаясь придумать, что же ему сделать с таким могущественным призраком. Он даже не сразу заметил, как Мтонго стал околдован гипнотическим взглядом Смауга, и что Бейлфаер уже успел прийти в себя от шока и направился прямиком к их командующему, чтобы привести его в чувство.

"Похоже Смауг и правда был способен пленить других своим взглядом..."

— Рифф! — крикнул Октавиан после секунды размышлений. — Быстро, найди и оторви от дерева небольшую густую ветку с листвой! Бросай нам на морды, если этот муд*звон решит нас загипнотизировать! Держись высоко и ЦЕЛЬСЯ ПРЕДЕЛЬНО ТОЧНО, МАТЬ ТВОЮ! — Октавиан вновь бросил свой взгляд на медведя.

Он все еще не знал, что делать с огромной тушей призрака, которая поглотила другие души. Весь его опыт как "сына могущественного шамана" был бесполезен - Октавиан никогда в своей жизни не встречал подобного.

"Смауг, Смауг, Смауг! Пленил души, души потеряны внутри, а медведь снаружи... Постойте..."

Безумная мысль молнией проскочила в голове Октавиана. От волнения задрожали лапы, а в горле резко пересохло.

"Изнутри! Может они еще слышат нас! Нужно лишь дать им правильный толчок... Если это сработает, то попрошу Каденцию помочь исполнить мне ритуальный в честь богов, которые наградили меня сообразительностью."

Октавиан не был уверен до конца, что это хорошая идея. Но другой у него не было. В худшем случае, он привлечет внимание медведя на себя, что может дать время остальным сделать что-то еще. Что-то, что отправит этого ублюдка обратно в озеро, откуда он посмел вылезти.

— Кхм, кхм! — Октавиан громко прочистил горло. — В честь истинных Воинов Севера, тех, кто однажды уже побороли проклятого Смауга!

— Ты совсем кукушкой тронулся?! Я сейчас ветку потолще найду и на тебя скину! — заорал Рифф.

"Так к черту предысторию, к черту Совет, надо самое вкусное... Вот! Ну-с, начинай, глупый бард."

Октавиан встал в героическую позу и начал свою песнь:

— И вот борьбы настал наш час!
Бесстрашные войны, каждый из нас!
Храбрость наша тверже льда!
Избавим от проклятья всех навсегда!

Смауг, Смауг, проклятый медведь,
Не смей больше тревожить нас впредь!
Смерть твоя по пятам идет,
Варг победу нам принесет!

В этот момент Октавиан взял камушек в лапу и начал громко отчеканивать ритм.

— Будем биться до смерти, не страшимся её!
Оставим от тебя одно лишь гнильё!
Погибших словом мы добрым уважим.
И на могиле Смауга мы спляшем!

Смауг, Смауг, проклятый медведь,
Не смей больше тревожить нас впредь!
Мы уже близко, беги же, беги,
Твою жалкую жизнь уже не спасти!

Лев понимал, что выглядит сейчас глупо, но само по себе распевание песни придавало ему уверенности. Он не был уверен за остальных, но сам Октавиан был на подъеме. Сама баллада была очень длинной, рассказывающей историю Смауга и Варга, но Октавиан все же сумел вспомнить момент походной песни. Но, к сожалению, на этих последних словах она заканчивалась, а дальше шла песнь о том, как собственно Смауга пленили и утопили. В этот момент он решил импровизировать:

— Сразили вы Смауга, повержен он был,
На озера дно он трупом уплыл.
Так, проснитесь же, войны, противьтесь кошмару,
Одолейте еще раз, задайте, бл*ть, жару!

Смауг, Смауг, проклятый медведь,
Не смей больше тревожить нас впредь!
Однажды ты уже был сокрушен
И в озере хладном ты был заключен!

В конце Октавиан со всей силы бросил камень прямо в сторону Смауга, без особой надежды, что он его хотя бы просто зацепит. Но, возможно, это привлечет внимание медведя на поющего полудурка, который уже был к встрече с ним: кровь кипела от песни, а желание надрать задницу Смаугу было очень велико.

ГМу

Все еще держу в лапах "Блок".

+3

63

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/u72","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u72 HeathyWolf

.music

Фредерик применяет "базилик"

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5

Бросок
Бонус

Итог

5
3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Фредерик находит верную траву и помогает другу унять боль в месте перелома. По крайней мере до конца битвы Чаку не будет беспокоить болевые ощущения. Но то лишь в том случае, если он не будет тревожить раненную конечность.

Бейлфаер пытается оттолкнуть Мтонго

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

Увы, Бейл попытался, но этого не хватило: он действительно отпихнул Мтонго немного в сторону, но зрительный контакт прервать ему не удалось, даже не смотря на то, что он старался перекрыть обзор своей спиной. От толчка глава Ночного дозора отшатнулся, в итоге оказываясь чуть в стороне от преграды для своего взгляда.

Мтонго все еще загипнотизирован, а потому пропускает ход, даже если зрительный контакт оборвет сам медведь (т.к. ему будет нужно время, чтобы прийти в себя).

Ларри пытается в дипломатию и призывает духа

Стартовый уровень доверия духов равен "-2", т.к. они крайне напуганы и находятся во власти Смауга. Для того, чтобы дождаться от них поддержки и помощи необходимо повысить уровень доверия до "+2" ("только" до "+2" т.к. призраки сами заинтересованы в том, чтобы быть освобожденными, но на "+1" все еще будут слишком дезориентированы).

Ларри пошел верной дорогой, но вот красноречия шаману явно не хватало: когда вы до смерти напуганы, даже если уже мертвы, трудно начать приходить в себя только от одних призывов к бою. Уровень доверия духов никак не изменился только от слов Ларри.

Ларри призывает подмогу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2

Бросок
Бонусы

Итог

2
3 - 1 = 2

4

Никакого эффекта, дух не приходит вовсе.

Лот Звездный покровитель успешно применен и списан с профиля персонажа!

Увы, оглушение дает о себе знать.
Едва ли Ларри успел собрать силы для того, чтобы призвать и материализовать очередного призрака, как ощутил на себе сильнейший ментальный удар. И будь беде, если бы рядом не была супруга, поддерживающая шамана не только в физическом мире, но и в потустороннем. Казалось, что неизбежное безумие почти сомкнуло челюсти на шее шамана, но буквально в последним момент присутствие Танго рядом уберегло Ларри. Наваждение постепенно отступило, не оставив на разуме друида и следа.

В прочем, в морозном воздухе рассвета тоже никто не появился. Зов остался без ответа.

Октавиан исполняет песню

Уровень доверия у призраков прайда Варга после попытки Ларри все еще "-2".
Октавиан попал в точку.

Пусть шаман до него и попытался предпринять меры более "серьезные", нежели исполнение песни, но все же искусство не стоит недооценивать.

Знакомый мотив баллады пробудил в духах память. Не смотря на всю ту боль и страдания, что они испытывали, будучи в плену у грозного Смауга, некоторые из них постепенно начали вспоминать кто они. А значит и о том, что произошло с ними при жизни.

И чем более нарастал звук песни, тем более духов, казалось бы, обретали осмысленность в их пустых глазах. Пусть не все они вспомнили свое прошлое, а тем более осмелели для того, чтобы дать отпор, но достучаться до них станет гораздо проще.

Теперь уже можно попробовать призывы к действию. Особенно учитывая, что самые темпераментные призраки готовы вновь броситься в бой хоть сейчас — главное, чтобы жаждой битвы загорелись и остальные.

Уровень доверия узников поднялся до "-1"! 

Живые мельтешили под лапами гиганта словно муравьи. Смауг все не сводил взгляда с их главы, гипнотизируя его своими глазами-огоньками, не позволял сдвинуться с места. Но он все равно видел боковым зрением, чувствовал спиной все то, что происходило на арене. Его мало интересовал сейчас появившийся мальчишка, не было дело до шамана, что постепенно поднимался на лапы.

Этот выскочка, что стоял прямо перед ним, не был королем. Он не выглядел и не вел себя так. Но в нем было не меньше пафоса, не меньше самоуверенности, чем в проклятом Варге. Если бы медведь только мог, он бы с большим удовольствием перекусил этого льва напополам и проглотил по очереди обе части. Только за то, что ему не посчастливилось выйти в бой против него. Что ему не повезло быть похожим на его заклятого врага.

Но такая одержимость местью, местью всем, кто встанет на его пути и попытается одолеть, как это сделали его убийцы, сыграла боком. Смауг, уверенный в своей победе не меньше, чем в своем превосходстве, едва не потерял контроль над командиром патруля, когда другой лев возник пред ними.

— Грязный отброс! — медведь выкрикнул это, слегка отшатнувшись, вторя Мтонго. Тот все же не оторвал от него взгляда, да и сам Разоритель сумел во время среагировать, так что седовласый самец так и остался под влиянием гипноза.

И лишь когда Смауг убедился, что глава патруля ослаблен достаточно, лишь когда по его лапам пошла дрожь и тот уже начал заваливаться без сил на локти, он прекратил свою ментальную атаку. И засмеялся.

— Кто?.. Кто тут такой же самонадеянный как убл*док Варг? Кто следом за ним желает отправиться кормить мух, после того, как его тело оттает и загниет?!

Смельчак нашелся сразу. И, что было не удивительно, им оказался тот самый шаман.

Смауг резко обернулся на него, буквально вгрызаясь своим взглядом в него. Но после того, как шаман принялся кричать и творить свой ритуал, он вновь рассмеялся. Хохот разнесся по всей поляне, впечатляя своей громкостью и злобой живых бойцов.

— Ты слаб. Слаб, слабее даже, чем духи гиен Варговских. И ни ты, ни они ничего не смогут сделать!

На этом очередная серия разглагольствований подошла к концу. Едва затих медвежий смех, как его владелец метнулся в сторону Ларри, вновь замахиваясь для удара по нему. И не повезло же пятнистой кошке рядом с ним, ведь если удар будет удачным, отлетят на заледенелые камни они вместе.

И быть может Смауг так и не оторвался бы от единственной угрозы — от шамана — что он видел здесь, если бы не почувствовал, как его собственная лапа дрогнула после удара. Монстру показалось, словно бы что-то внутри него заволновалось, пошло волнами... а вместе с этим и в его силах, словно рябью на воде, промелькнули толики слабости.

Безумные глаза медведя широко распахнулись и застыли ненадолго в непонимании. Он огляделся вокруг, метая этим злым-непонимающим взглядом на окружающих его кошек молнии. И вскоре понял, в чем было дело...

— Заткнись! Заткнись, недоносок!

Черный лев поодаль от него пел. Пел о том, что произошло в ТОЙ САМОЙ битве, о том, что было после нее и о том, к чему он взывал духов сейчас. И словно в насмешку, под конец всего этого бросил в гиганта камень.

И вряд ли снаряд успел долететь до земли, а призрак уже на всех порах несся прямиком на мерзавца. Он не собирался просто того откидывать, нет, о нет. Он схватит его за шкирку и несколько раз приложит об камни так, что его несчастная душонка сама будет проситься в плен к медведю. И все для того, чтобы прекратить предсмертную агонию в своем теле.

[gmroll=0f5vicyq8h]Медведь попадает по Ларри, но вместо того, чтобы отлететь на землю, тот лишь с силой впечатывается в жену и получает синяк на плече.
Антибонуса эта травма не приносит.[/gmroll]

[gmroll=m6boxihqiy]То же самое происходит и с Танго: от того, что муж впечатывается в нее с силой, она получает такой же синяк, только на другом плече.[/gmroll]

[gmroll=pxylj4cznd]Увы, и тут Смауга ожидает досадная неудача: вместо того, чтобы схватит Октавиана, он лишь "гладит" его по голове, заставляя пошатнуться и обломать один из когтей об камень под лапами.[/gmroll]

Сводка боя

Смауг

Цел, не-жив, орел; антибонусов нет. Стоит вплотную от Октавиана.

Мтонго

Слабое кровотечение от ран на спине, "-1" антибонус. Завалился на лапы там же, где стоял. Пропускает еще один круг.

Ларри

Оглушен, синяк на плече; "-1" антибонус. Завалился на Танго

Танго

Синяк на плече; антибонусов нет. Завалилась на Ларри.

Фредерик

Цел-жив; антибонусов нет. Лечит Чаку.

Чака

Закрытый перелом конечности, "-2" антибонус. Лечится.

Октавиан

Обломанный коготь; нет антибонусов. Стоит вплотную напротив Смауга

Бейлфаер

Цел; антибонусов нет. Стоит перед Мтонго.

Рифф

Жив, цел, почти орел; антибонусов нет. Все еще парит над всем этим безобразием.

Подробнее о расположении

https://pp.userapi.com/c845416/v845416966/20cf91/EuaOkUE6iJU.jpg

+1

64

Я тоже хочу эпичную музыку

— Заткнись! Заткнись, недоносок!

Крик ненависти, обрушившийся на Октавиана, дал ему понять, что привлечь внимание Смауга на себя ему все же удалось. К добру или нет, Октавиан еще не знал, но по крайней мере другие на эту секунду уже были в безопасности.

— Не недоносок, а глупый бард, я уж попрошу! — крикнул ему в ответ черношкурый.

Но более того он заметил на секунду в глазах медведя, помимо желания растерзать его на части, страх смерти. Словно что-то заставило его силы поколебаться.

"Сработало!"

Октавиан не мог поверить, что его отчаянная и одновременно глупая попытка воззвать к плененным душам через песнь возымеет такой успех. По крайней мере он теперь знал, что львы внутри Смауга еще не потеряны окончательно. Но радоваться было еще рано, ведь призрак на всех парах мчался прямо на льва, собираясь разможить его череп об землю. Октавиан чудом успел пригнуться и уйти чуть в сторону, когда над ним буквально просвистели лапы Смауга. Зацепившись когтем за какой-то камень, лев слегка выругался и приготовился действовать дальше, ведь ему сделать следующий шаг нужно было очень быстро и решительно. Но раз удалась его предыдущая попытка, значит должна увенчаться успехом и следующая.

— Я знаю, что вы слышите меня. Посмотрите на него: пробуждение лишь нескольких из вас заставляет его трястись от страха! Он гораздо уязвимее, чем вам кажется! Вспомните о чести, вспомните о том, кто вы! Вы - истинные воины Севера, которые не дрогнули перед лицом опасности раньше, не дрогните же и сейчас!

Октавиан перевел дух и продолжил:

— ВОССТАНЬТЕ! Покажите мне, из чего вы сделаны! Пробудитесь из плена Смауга, покажите ему, что прайд Варга все еще жив и готов бороться с ним до самого конца!

В этот момент лев на секунду поколебался, пытаясь совладать с внутренним страхом, но в итоге поднял свой взгляд прямо в глаза Смауга и продолжил буквально кричать свою тираду:

— Я смотрю в глаза смерти, чтобы доказать вам, что вас поддерживает один из воинов, что защищает эту землю и после вас! Покажите мне, что и вы также достойны носить это гордое звание!

Октавиан, наконец, замолк, продолжая впиваться глазами в глаза призрака, продолжая свою психологическую атаку на него. Но внезапно Рифф с веткой в лапах прокричал откуда-то сверху:

— Эй, ребят! А знаете в чем разница между говном и Смаугом? г*вно НЕ ТОНЕТ, ХАХАХАХАХ! — Рифф громогласно залился смехом.

Октавиан рефлекторно усмехнулся от шутки сокола и обратился напрямую к Смаугу:

— Видишь? Даже он тебя не боится. Насколько же ты слаб, раз для того, чтобы жить, тебе нужны души других?

Конечно, Октавиан чувствовал, как его собственные слова натурально подбадривали его самого, заставляя забывать о страхе перед огромным призраком медведя, но он не забывал, что в одиночку он все же справиться с ним не сможет. Он надеялся, что все остальные постараются помочь ему, особенно сейчас, когда медведь буквально дышал ему в морду.

"Давайте же!"

ГМу

Все еще держу в лапах "Блок". На попытку загипнотизировать кого-угодно ставлю Лунного покровителя. На случай повторной атаки на Октавиана ставлю амулет подавления и Огненного покровителя (если атака будет очень плохой).

+3

65

К сожалению, попытка пробудить Мтонго от гипноза оказалась провальной. Толчка Бейла было недостаточно чтобы командующий очнулся, да и прикрыть того собой не удалось. Серого льва очень смущало происходящее, однако перед угрозой огромного бестелесного врага, который вполне мог удачным ударом лапы сломать пару костей, становилось действительно жутко. Но вот в чем штука, именно бесстрашие и принижение качеств Смауга, видимо, работало на него больше всего. Пришлось бороться с самим собой, сжать смелость и волю в кулак, чтобы наконец что-то предпринять. Вот только что? Чтобы в такой ситуации спеть, придумывая на ходу, нужно иметь чертовски классное воображение.
Именно поэтому Бейлфаер воззрился на Октавиана как на самого Одина, львиному удивлению не было предела. И было что-то в этих текстах, словах, что заставляло покрываться шкуру серого мурашками. Он знал эту историю, слышал как ее многократно передают из уст в уста, даже в Братстве Бейл был одним из немногих коренных жителей Севера, и это определенно не могло его не тронуть.

Как и ожидалось, дух начал буквально сходить с ума, бесноваться, и первой же его очевидной целью стал Октавиан. который действительно поражал своей отчаянной смелостью.

"Бесстрашный дурачок, - мелькнуло в мыслях у Бея.

Но как бы там ни было, приятеля надо было спасать, своими речами он приводил Смауга в лютое бешенство и, не ровен час, как собрат сам отправится к праотцам, ведь ни о каких шансах на выживание не может быть и речи, если медведь переключит все свое внимание на "глупого барда".

Серошкурый вновь впал в некоторый ступор. На секунду он прикрыл глаза, ощущая, будто весь мир вокруг него вдруг случайно притормозил. Кто же еще сможет помочь Октавиану? И что же делать? Бейл медленно втянул полной грудью ночной морозный воздух, буквально на доли секунды отключая свое сознание от происходящего. Звуки бодрого голоса стихли, как и проклятия медведя, на их место пришел вой ветра, того ветра, что впутывался в гриву и окутывал своими ледяными лапами. И ветер тот принес с собой мелодию, потерянную где-то еще в далеком детстве, когда юный львенок с упоением слушал сказ взрослых. Когда рассказы о доблестных поступках еще не ассоциировались с неминуемыми жертвами и страшными смертями. Песня об отчаянии и песня о торжестве.

Будто бы всплыв на поверхность из-под толщи воды, сознание вновь вернулось к серому льву, огрев его уши громкими звуками потасовки. И его решение не заставило себя долго ждать. Рванув вслед за Смаугом по направлению к Октавиану, Бейл остановился в метре от чудовища, вдохнул, и начал говорить:

- Славные воины, что заперты в теле чудовища! Неужто вы сражались, чтобы сейчас, после смерти, нести по Северу смерть и ужас, с которым боролись при жизни? Вспомните, кем вы были!

Лев не ждал ответа, однако, он притормозил буквально на секунду, а затем, максимально повысив голос, продолжил:

- Когда ты у врат к Хель стоишь,
и свобода твоя оборвётся,
последую я за тобой
через Гьялларбру со своей песнею.

Ты свободен от пут, что держали тебя!

Гибнут стада, умирает родня,
и смертен ты сам; но смерти не ведает
громкая слава деяний достойных.
Гибнут стада, умирает родня,
и смертен ты сам; но знаю одно,
что вечно бессмертно: умершего слава.

Серошкурый глядел прямо в тело призрака, но теперь не сквозь него, не скрывая взгляда, а иначе, всматриваясь в очертания душ, ожидая их ответа и реакции. Это должно работать. Ни одна душа северянина не может покориться навечно мерзкому чудовищу.

+3

66

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/u72","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u72 HeathyWolf

Октавиан воодушевляет призраков

Уровень доверия после последней попытки равен "-1"!

Не смотря на то, что бард уже не пел, а просто пытался со всем красноречием докричаться до плененных душ, это подействовало. Песня пробудила память почивших, теперь же они были более восприимчивы к чужим словам.

Смотревшие прямо в призрачное тело медведя львы могли заметить, что лица призраков все более и более менялись, а в их пустых некогда глазах, словно звезды на вечернем небе, зажигалось желание бороться.

Уровень доверия повысился до "0"! Из-за ослабевающего контроля над призраками Смауг же получает антибонус "-1"!

Бейлфаер исполняет песню


После попытки Октавиана уровень доверия призраков равен "0"!

...

И вновь живые ощутили на себе порыв северного ветра. На на этот раз гораздо более теплый, словно, казалось... бы дружественный.

Смауг, что после своей недавней атаки тяжело дышал, то ли от ярости, то ли от усталости (если призраки вообще ее испытывают), настороженно прислушался к этому порыву ветра.

"Når du ve... står...
og når... deg... rive
"

Ветер доносил до воинов постепенно нарастающие звуки голос. Десятки голосов, сначала едва слышно, а после все более уверенно тянули на распев песню. Ту же самую, что пел Бейлфаер, но на языке северян:

"Du blir laust frå banda som bind deg
Du er løyst frå banda som batt deg
"

Голос мертвых героев все нарастал и нарастал, становясь четче и яснее — вот они уже все очнулись от того морока, что напустил на них медведь. А вместе со звуком песни словно бы нарастала сила призраков, заточенных внутри Смауга.

Уровень доверия повысился до "+1"! Еще немного и призраки будут способны помочь игрокам в битве!
При этом Смаугу все труднее их удержать, из-за чего на него накладывается уже антибонус "-2"!

После неудачной атаки медведь фыркнул, оголяя свои опасные призрачные клыки:

— Кто ты вообще такой, чтобы пытаться говорить что-то поперек моих слов!

Ненависть кипела в теле духа, готовая в любой момент исторгнуться на противников серией точных и молниеносных ударов. И вот он уже вновь встает на задние лапы, замахивается для того, чтобы отправить тела противников в свободный полет, но тут же содрогается от внезапного укола боли.

Смауг жмурится и рычит, понимая, что это все слова льва перед ним заставляют поглощенные души бунтовать. На несколько мгновений он так и замирает, словно бы пытаясь вновь вернуть себе контроль, но у него ничего не получается.

— Замолчи, червяк! Ни тебе, ни Варговским выродкам не одолеть меня снова!

Но его слова, в отличии от слов живых, что поднимали волну воодушевления в почивших душах северян, не имели никакого действия.
Вот уже и начинают слышаться голоса его пленников: их приносит с собой ветер, приносит урывками песни, что начали нараспев тянуть мертвые воины. Медведь опасливо озирается, пытаясь понять что происходит, но его вновь накрывает волна боли из-за чего вновь раздается громки рев негодования и гнева.

Чем сильнее становились духи, тем слабее становился он сам. Невыносимая боль раздирала его изнутри, из-за чего он покосился на двух своих лапах, передними в приступе агонии схватившись за голову.

— Нет... Нет-нет-нет! Заткнитесь все! Все, вы, ЗАМОЛЧИТЕ!

Пересиливая боль, он вновь бросается в бой. На этот раз он наклоняется к земле и поднимает передними лапами большой валун, собираясь им размозжить об землю того самого льва, что и заварил всю эту кашу. А после и со всей силой отбросить в сторону второго, что пришел ему на подмогу.

[gmroll=uxqbnycloa]Увы, но и эта попытка медведя оканчивается ничем. Огромный камень приземляется на землю рядом с бардом, от силы удара аж трескаясь и едва ли не раскалываясь пополам.[/gmroll]

[gmroll=atoq0vf70b]На этот раз атака медведя более удачна: Бейлфаер отлетает от яростного удара Смауга, прикладываясь головой об корягу, торчащую из земли. Слава богу черепушка его на месте, обошлось даже без оглушения, но вот с челюстью не так повезло. Теперь Бейл точно уж не сможет петь: у него вывих челюсти, дающий ему постоянный антибонус "-1".[/gmroll]

Сводка боя

Смауг

Испытывает невыносимую боль, антибонус "-2". Стоит вплотную от Октавиана.

Мтонго

Слабое кровотечение от ран на спине, "-1" антибонус. Завалился на лапы там же, где стоял. Постепенно приходит в себя.

Ларри

Оглушен, синяк на плече; "-1" антибонус. Завалился на Танго

Танго

Синяк на плече; антибонусов нет. Завалилась на Ларри.

Фредерик

Цел-жив; антибонусов нет. Лечит Чаку.

Чака

Закрытый перелом конечности, "-2" антибонус. Лечится.

Октавиан

Обломанный коготь; нет антибонусов. Все еще стоит вплотную напротив Смауга

Бейлфаер

Вывих челюсти; постоянный антибонус "-1". Отлетел в сторону от медведя и Октавиана.

Рифф

Жив, цел, почти орел; антибонусов нет. Все еще парит над всем этим безобразием.

Подробнее о расположении

https://pp.userapi.com/c850616/v850616879/1377b0/q1FQuMBkRrs.jpg

+2

67

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/u72","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u72 HeathyWolf


Дальнейший порядок отписи:  Октавиан, Мтонго, Бейлфаер.
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Игроки, предупредившие ГМ-а об отсутствии, могут вернуться в битву в любой момент отписи.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

68

Офф

Я не поэт, поэтому какой перевод песни нашёл — такой и вставил, уж не обессудьте)
Он, может, в каких-то местах не дословный, но суть передаёт.

До выздоровления Чаки осталось 28 постов.

"Ну давай же, действуй же, ну!" — подобно тому, как призрак медведя минутами назад гипнотизировал командира их отряда, Фредерик сейчас не отрывал взгляда от Чаки, наивно ожидая, будто обезболивающая трава подействует на фенека моментально. Ну, конечно, если подействует вообще... Изредка, когда до ушей подростка доносились песни или уговоры сопрайдовцев, он разворачивался, чтобы посмотреть на эффект, который они (песни и уговоры) производили, либо просто поводил ушами назад, вслушиваясь в чужую речь. Первый раз, когда запел балладу Октавиан, Фредерик обернулся и лишь удивлённо вытянул морду, которая сама по себе вытянулась ещё сильнее, стоило юнцу увидать, что это принесло свои плоды. Другие призраки — если их можно было так назвать — внутри медведя начали потихоньку шевелиться, похоже, потихоньку пробуждая в себе интерес.

Иди уже, сколько можно надо мной стоять?! — стоило Фредерику вновь отвернуться от друга (на этот раз — на рык медведя, чтобы убедиться, что их с Чакой не заденет), как над его ухом раздался слабый, но с нотками уверенности голос. — Со мной уже ничего не случится, а вот с ними, — фенек кивкой головы указал на сражающихся, — очень даже может!

Ты уверен?.. — конечно, юнец осознавал, что эти ворчливые нотки в речи Чаки означают, что ему стало несколько лучше — во всяком случае юный лекарь, похоже, не ошибся и по крайней мере на какое-то время боль отступила... Но разве мог он, верный друг фенека, оставить своего товарища вот так, здесь, на краю поляны, где его могли затоптать, раздавить, не заметить, расплю...

И-ди, — твёрдо и по слогам произнёс товарищ, не отрывая от Фредерика уверенного взгляда.

Подросток посмотрел в сторону беснующегося медведя. Конечно, ему всё ещё было страшно. Возможно, не до слёз (ха, только лишь потому, что сейчас он был чуть в стороне, а не прямо под призрачными, но очень даже материальными в нужный момент лапами Смауга), и всё же страшно. Но, может, Чака прав?.. Сопрайдовцам помощь сейчас была нужна больше, чем фенеку. К тому же своими действиями Фредерик сумел бы доказать — в первую очередь Мтонго и Траину — что он вернулся не просто так. Вернулся в прайд. Домой. Чтобы помогать остальной части своей семьи.

Песня

"Спрячьте себя как можно глубже..." — юнец, видя происходящее, уже понимал, какая именно помощь нужда — и даже не столько сопрайдовцам, сколько "сидящим" внутри медведя существам. — "Нет, не то... Мечтай и в поисках навеки пребывай... Нет, нет, нет, всё не то!" — он стоял, широко расставив лапы, вперившись взглядом в землю и нахмурив брови — напряжённо думал. — "Вас предают... Нет..."

И тут он вдруг вскинул голову, будто сам удивившись наконец нашедшимся словам. Мимолётным взглядом оглядев поляну — ага, вот тут камень, и тут выступ, а за этим деревом, если что, можно будет спрятаться, — Фредерик рванул вперёд, втискиваясь ровно между Октавианом и огромной медвежьей лапищей прямо перед его носом.

Эй, ты! — юнец окрикнул призрака, задрав голову, чтобы убедиться, что тот смотрит прямо ему, Фредерику, в глаза, но, вовремя вспомнив, какой эффект Смауг производил на Мтонго, тут же отвёл взгляд чуть ниже, на бурую шерсть на груди медведя. — Ты эгоистичный и глупый!

Замечание об эгоистичности вряд ли задело бы медведя, а вот о глупости — вполне. Не дожидаясь, пока призрак решит прихлопнуть букашку, коей Фредерик, вероятно, и казался Смаугу, юнец быстро юркнул в сторону только что едва не упавшего на голову Октавиана камня. Как можно быстрее забравшись на расколовшийся валун (и тем самым став чуть повыше, конечно), Фредерик продолжил дразнить медведя:

Скажи мне, ты думаешь, что ты силён?
Или сильнее, чем другие?

Он наигранно хмыкнул, в мыслях при этом чуть не наложив кирпичей, спрыгнул на землю с другой стороны валуна и кивнул головой, давая понять, что следующие слова касаются душ, заключённых внутри исполина:

— Когда нет груза за спиной,
Все хороши!

Пара строк — и Фредерик вновь перебегает в другое место, в процессе как бы оббегая Смауга по кругу. Конечно, он не хотел быть прихлопнутой мухой, а для этого надо было как-то двигаться и уворачиваться от чужих лап и когтей. Следующая его "остановка" была прямо перед Мтонго.

Всем всё равно! Здесь нету жажды
Твоих познаний! Ложь с тобой!

Произнеся эти слова и надеясь на то, что медведь был слишком тяжёлым и неповоротливым, чтобы стремительно развернуться, юнец, так сказать, поддал газу и попытался как можно скорее обогнуть Смауга — так, чтобы обратиться к призракам, вырывающимся из спины медведя. И хотя каждый свой призыв он произносил какой-то одной из заключённых в медведе душ, Фредерик надеялся, что его призыв услышат все бойцы, покончившие когда-то с медведем.

Открой глаза! Открой свой разум!
Не говори, что всё равно!
Поймай в себе желанье разом
Смириться, бросить всё! Борись!

Вновь увидев перед собой чуть просвечивающее бурое пятно, Фредерик вновь рванул — в сторону Бейлфаера, не переставая при этом общаться с душами бойцов.

Скажи, окажешь ли ты помощь,
Если нужна будет она?
Придёшь туда, куда попросят,
Коль позовут? Ведь жизнь одна!

Продолжая бежать — уже вновь мимо Мтонго — не забывал он подразнить и Смауга:

Ты думаешь, ты самый лучший?
Реально лучше остальных?

Остановившись около Ларри, юнец неожиданно обратился к шаману и на следующей своей фразе подмигнул. Но, конечно же, лишь с той целью, чтобы ещё сильнее подразнить врага:

Что ж, согласись, тяжёлый случай...
Проблема!

От этих гонок Фредерик, наконец, начал уставать. Но хочешь жить — умей вертеться.

Можете забыть...

"Не то..." — на какое-то время подросток прервал свою песню, подбирая правильные слова, но подобрав — тут же продолжил.

Я знаю! Есть мечта? Скажите!
Или вся жизнь — лишь долгий путь
Без шансов и без перерывов,
Без места, где бы отдохнуть?

Своими последними словами Фредерик пытался донести до бойцов одну мысль: боритесь, чёрт побери, боритесь или навсегда останьтесь в плену у этого чудовища, так никогда и не найдя покоя своим душам! Но, так сказать, для закрепления эффекта он повторил слова, уже произнесённые ранее:

Открой глаза! Открой свой разум!
Не говори, что всё равно!
Поймай в себе желанье разом
Смириться, бросить всё! Бо-- Аа-а-а-а!

Увлёкшись призывом и уже очень сильно устав от кружений вокруг медведя, Фредерик не заметил под лапами торчащий корень и, споткнувшись об него, немного пропахал землю в сторону Мтонго. Юнец ничего себе не сломал, но дал при этом Смаугу изрядное преимущество, как следует подставившись под удар. В голове промелькнула мысль о том, что подняться необходимо до того, как призрачно-осязаемая лапа обрушится ему на голову...

Мастеру Игры

Пытаюсь воодушевить души внутри Смауга и повысить дипломатию.

Заочные увёртывания от ударов Смауга компенсирую в конце здоровой плюшкой в его сторону  http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDE04.png

Отредактировано Фредерик (19 Июл 2019 14:51:04)

+2

69

Его слова прервали буквально на половине дыхания, и мощный удар-бросок заставил льва с силой вжаться в тело собственной супруги. Они так застыли — дыша через раз, стараясь вернуть лёгким воздуха, зрению — чёткость картинки, а мышцам помочь унять боль. Они оба потеряли счёт времени, пока пытались восстановиться, а у Ларри в голове и вовсе была одна мысль.

Я не смог.

Он склонен был видеть в этом злой рок — тут, в месте, где почти всё мертво, а что не мертво, то старается стать таким, у него просто не хватает сил или умений сделать то, за что он был обречён на одиночество с детства, что позволило ему обрести супругу, но утратить остальную семью, что открыло ему невероятные возможности... и такие же непостижимые бездны, взглянув раз в которые, ты навсегда в них тонешь. Друидство было его призванием, его клеймом и его проклятием, и потому каждый провал он ощущал едва ли не как глубочайшую рану на теле физическом.

Я бесполезен.

Он сквозь ещё подрагивающую и двоящуюся картинку реальности видел, с какой смелостью и отчаянием подходят к их эфемерному противнику остальные, сквозь звон в ушах слышал их крики и слова — разбирал их плохо, но явно осознавал их общий посыл и настрой. Вот если они и вправду помогали, то он оказался в данной стычке абсолютно бесполезен со своими знаниями. Какие природные силы помогут ему тут, в месте, где даже воздух и тот кажется омертвевшим? Ларри так надеялся на то, что мёртвое тут — лишь спящее, лишь в глубоком коматозном состоянии, что всё вокруг по его зову — по его просьбе о помощи! — откликнется, восстанет, воскреснет и поднимается на бой!

Как же он ошибся.

Я — ничтожество.

По его морде нельзя было понять ничего, но лишь Танго буквально телом чувствовала ту мелкую дрожь, что пронзала супруга с каждой новой уничижающей мыслью. Она жила с трезвой головой и всегда понимала, как важна для Ларри её поддержка и забота; пусть она — самая обычная кошка, не имеющая ничего общего с той духовной сферой, где её мужчина был сперва гостем, затем учеником и лишь впоследствии полноправным друидом, — она всегда буквально чуяла, когда его покидают силы. И физические, и духовные. Не раз и не два она спасала его из когтистых загребущих клещей безумия, что с такой жадностью хотело отобрать разум у льва. И теперь, возможно, ей вновь выпал случай доказать, что Танго — единственный возможный спутник для Ларри. Потому что никто другой на подобное не будет способен. Не потому, что не умеет — потому, что не сможет проникнуть настолько глубоко в его раненую, ершистую душу.

Помолись — и в атаку... — шептнула она на ухо возлюбленному, силясь лизнуть его в лоб: у тебя получится, я с тобой, верь мне.


Слова ли, тепло ли или влажность языка — но он её услышал. Услышал и понял. Сказанное не было каким-то откровением — напротив, этой фразой она едва ли не каждый день приветствовала его, замечая, как он просыпается много позже неё; провожая на общение с призраками и помогая создавать очередной целебный отвар. Это была "их" фраза, и каждый раз она несла свой смысл, но никогда не была столь однозначной.

Помолись — и в атаку! 


Помолись — и в атаку... — одними губами беззвучно повторил Ларри, поднимая глаза на их противника. Если не сейчас, то, вероятно, уже никогда больше. Смауг — опасность, и опасность в первую очередь для его Танго. Оттеснив её бедром назад, он выпрямился, метнув взгляды на своих товарищей, и присоединился к их зову. Ларри не верил в тех богов, что обычно представляют окружающие, не верил он в бога единого или бога многоликого, не верил в тёмных и светлых, в добродетельных и злопамятных. Он верил в природу, в суть её вещей, её разумность и созидательность, но никогда не говорил ни слова о других верованиях. Каждый волен знать своего бога. И каждый волен просить их о помощи.

Во имя Истины! — он сделал твёрдый шаг вперёд, — Во имя отцов, детей, и всех святых... — ещё шаг, и взгляд его мягких, тёплых, мятного цвета глаз мгновенно стал холоднее, чем снега на вершинах далёких гор, — Помолитесь богам — и в атаку! — взревел он.

Казалось, будто все его рисунке на поджаром теле будто бы светились (или то просто шкура встала дыбом?), а сам друид, брызжа слюной, рычал всё громче, всё так несвойственно для него агрессивнее и напористее:

Стойте на земле против шторма,
Славя погибших за вас.

Раз, два — с молитвой — и в бой!

Армия призраков гордых,
Защитите нас в этот час!


Она видела... нет, она чувствовала, как он воспрянул, как потянулся за её протянутой в его бездну лапой, ухватился — крепко, отчаянно — и понял, сколь она надёжна, и вынырнул, заслоняя собой, закрывая, вновь возвращаясь к такому ему, которого она знает и хочет видеть   каждый день подле себя. Или перед собой.


Коль ночь холодна и темна,
Мы поём: "С молитвой — и в бой!".
Мы — бушующий шквал,
Мы — великой стаи глава,
С нашим рыком: "С молитвой — и в бой!" —
Обнажится божий оскал!

Ларри обернулся, надеясь поймать взгляд кого-нибудь из товарищей, но затем обратил взор на призраков, которые вроде бы проступали всё чётче и чётче. Буквально выхватив зрением одного конкретного призрака, лев вложил все свои желание и силу, чтобы буквально вытянуть того из чрева Смауга:

Зло ждёт погибель, и на пути
Жертвы смотрятся мнимо.

Раз, два — с молитвой — и в бой!

С мольбою иль жизнью плати,
Иль мы стоим нерушимо!


С МОЛИТВОЙ — И В БОЙ!!!

Саунд.

+3

70

— Нет... Нет-нет-нет! Заткнитесь все! Все, вы, ЗАМОЛЧИТЕ!

С этими словами огромная медвежья бесплотная туша поднимает валун и, клянусь, как минимум у двоих в эту секунду на поляне замерло сердце. У Бейлфаера и Октавиана. Да, песня возымела свой успех, медведь начал беситься, но уже не от своего превосходства, а от подступающего к нему п*здеца. На секунду Бейл подумал, что кранты его певческому напарнику, но мишкин ход не удался и, наверное, даже в километре от серошкурого было слышно, с каким облегчением он выдохнул. И вдохнул обратно!

Вдохнул, как ему показалось, последний раз в своей жизни, потому что целью Смауга оказался не только околобард, но и сам Бейл. Удар такой силы едва ли мог припомнить сам лев, это не было похоже ни на одну схватку в его жизни. От него все тело пробрала крупная дрожь, шерсть, где еще не стояла дыбом - встала. И ты даже не успеваешь подумать о том, как много всего не успел сделать, в тот момент, когда медведь обрушивает на тебя свой гнев. Одна мысль промелькнула в голове - "БЛ*ТЬ!"

А дальше все поплыло. Отбросило его знатно, и приложился он тоже хорошечно, но судя по тому, что не отключился - ранение не смертельное. На пару минут Бейл теряет ориентацию, от удара в глазах плывет, а от резкого вброса адреналина и паники, не сразу понимает, что конкретно у него болит, да и болит ли вообще. Сквозь какую-то пелену наблюдает за происходящем на поляне, сейчас его не интересует никто, кроме самого себя. Такое банальное и животное чувство - инстинкт самосохранения. В какой-то момент Бейлфаер видит, как на поляну выскакивает подросток. Черт бы его побрал, зачем лезет?

- Ку...! - да?... Но не смог закончить свою реплику возмущения. Как только серый открыл пасть, всю челюсть прострелило резкой болью, которая расходилась по всему телу, по позвоночнику и до самого кончика хвоста. Неужели сломал? Лев зажмурился от ощущений, тяжело дыша, пытаясь усмирить это чувство, но выходило довольно плохо. В этот момент он понял, что даже дышать ему тяжело, поворачивать голову - очень больно. Но если может шевелить, наверное, все не так плохо? Наверное да..... Стреляющая боль едва ли унималась, поэтому серошкурый откинул голову на землю, стараясь реже дышать. Он хотел бы хоть чем-то помочь, но теперь!.... Какой же от него толк?  Оставалось только надеяться на то, что отвлеченный другими львами, Смауг не станет добивать жертву, попросту не обратит внимания.

Краем уха серый слышал, что Ларри тоже наконец вышел из своего простоя. Все начали петь! Вот бы кто сказал им пол часа назад, что они будут таким образом распинаться-распеваться перед призраком, получил бы пять плевков в лицо. Но какой бы комичной не выглядела эта сцена, наверное каждый понимал, что тут стоит вопрос не гордости, а буквально жизни и смерти. И даже злость  на подростковую глупость постепенно стихала, будь Бейл на его месте, тоже не смог бы просто стоять и смотреть. Да и более того, если сейчас им не удастся что-то сделать с духом, поплатится жизнями весь их небольшой отряд.

Отредактировано Бейлфаер (18 Июн 2019 09:06:18)

+2

71

Все же тирада Октавиана была не напрасной. Он почувствовал, как души внутри Смауга крепнут с каждой секундой. Теперь же оставалось лишь направить их в нужное направление, дать им нужную цель. Октавиан не сводил свой взгляд с глаз Смауга, стараясь поддерживать этот небезопасный контакт, уповая на собственные силы и то, что заточенные львы и львицы не дадут медведю применить свой знаменитый гипноз.

— Замолчи, червяк!
— Тогда тебе стоит попробуй меня заткнуть. — в очередной раз усмехнулся Октавиан.
— Ни тебе, ни Варговским выродкам не одолеть меня снова!
— Громко сказано для того, кто уже раз успел утонуть!

Довольный своей импровизационной рифмой Октавиан продолжал свою психологическую атаку на Смауга, начав медленно идти вокруг него. Но все же ему до сих пор требовалась помощь. И помощь эта Октавиану пришла от Бейлфаера. Хотя черношкурый ожидал, что его "шпионский" друг сделает какую-нибудь хитрость, которая заставит призрака отвлечься, но к удивлению самого Октавиана Бейлфаер тоже решил спеть. Не то, чтобы лев жаловался, в конце концов это сработало один раз, почему бы этому не сработать и второй.

И что удивительно, это сработало. Октавиан заметил, как Смауг резко покосился на своих косолапых лапах, после того, как Бейлфаер закончил петь. Только вот песня продолжалась. Незнакомые голоса, слившиеся в единый хор, продолжали петь на своем языке, который сам Октавиан едва знал. Этот хор звучал как будто одновременно отовсюду, но в то же время было ясно, откуда доносилась песнь. Смауг что-то ревел, схватившись за голову, но лев не обращал на него внимания, вслушиваясь в голоса покойников.

— Нет... Нет-нет-нет! Заткнитесь все! Все, вы, ЗАМОЛЧИТЕ!
— Сам заткнись, дай песню послушать! — проорал сверху Рифф, все еще готовясь в любой момент спикировать на львов.

Внезапно откуда-то выскочил Фредерик, став прямо перед носом Октавиана.

— ФРЕДЕРИК, БЛ*ТЬ! — только и успел рявкнуть лев, прежде чем узрел страшную картину.

Смауг схватил какой-то здоровенный булыжник и собрался было метнуть его в незадачливого барда. Октавиан резко округлил глаза от перспективы навсегда изменить форму морды на более плоскую и резко метнулся в сторону. И крайне удачно, булыжник просвистел буквально возле уха, ударившись о землю, вызвав, как показалось самому льву, локальное землетрясение. Но вот второй удар похоже прошел более удачно для Смауга, и Бейлфаер пропустил его удар, ударившись головой об какую-то корягу. А тем временем Фредерик начал быстро нарезать круги вокруг призрака, напевая уже свою песню-дразнилку.

"Дурной пример заразителен," — подумал про себя Октавиан.

Такое проявление храбрости от юноши лев более чем оценил, но все же пообещал от себя дать подзатыльника Фредерику за то, что тот чуть ли не подсунулся под удар медведю. Не борись сейчас в Смауге пара десятков чужих душ, Фредерик точно получил бы когтистой лапой медведя. Но концерт по заявкам продолжался, ведь теперь на очереди была сольная партия от Ларри.

"ОЧЕНЬ заразителен."

Если бы кто увидел их сейчас со стороны, то наверняка бы подумал, что вся группа уже рехнулась к чертям. Впрочем, Октавиан не сомневался, что этот потенциальный наблюдатель недалек от истины. Тем более был один прямо рядом с ними и ему еще предстоит выразить свое мнение. Если они все выживут. Запас удачи Октавиана явно когда-нибудь должен был иссякнуть, поэтому льву оставалось лишь одно: продолжать действовать решительно, не давая возможности медведю добить кого-то из раненых. Октавиан собрался с духом и, не отводя взгляд от призрачных глаз, начал медленно приближаться к нему:

— Ха. Посмотри на себя, ты и пяти минут не продержишься в этом мире без наших душ. Твои угрозы лишь сотрясают воздух. Твое бахвальство лишь разрушило тебя самого. Это ТЫ слаб. Твое существование сродни червей, что копошатся в трупах.

Тебе никогда не познать нашей силы. Силы, что заключена в нашем единстве и памяти к каждому, кто покинул наш мир или живет поныне. Взгляни внимательно в мои глаза, в глаза каждого из нас, и в них ты увидишь тысячу других львов, что защищали эту землю, что защищают ее и что будут защищать до тех пор, пока не наступит конец времен. Я же смотрю в твои глаза и вижу лишь страх смерти, боль и ненависть ко всему живому. Те чувства, что ведут лишь к разрушению. Вот поэтому ты сейчас проиграешь. Вот поэтому ты сейчас отправишься обратно в ту дыру, из которой посмел вылезти и поработить души тех, чей вечный сон никогда не должен был быть нарушен! — в конце Октавиан уже перешел на крик.

В конце концов он остановился, на секунду прикрыл глаза и, открыв их вновь, уставился прямо в то место, где можно было рассмотреть борющихся за свою свободу духов львов.

— Войны Варга! Я прошу вас о последнем усилии! Ваша свобода и ваша честь лишь в ваших лапах! Сбросьте путы, что удерживают вас внутри! Покажите Смаугу, что каждый из вас стоит десятка таких как он! Уничтожьте его, обратите в прах! СДЕЛАЙТЕ ЭТО, ВЕРНУВ СЕБЕ ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПОКОЙ РАЗ И НАВСЕГДА!

Глаза Октавиана горели огнем, сердце стучало как никогда, а по телу шли мурашки. Весь мир для него сейчас замкнулся на этой проклятой поляне, а время застряло на этой секунде. Он верил в души внутри Смауга, он верил, что они найдут выход. Он чувствовал это.

"Сейчас или никогда!"

ГМу

Все еще держу в лапах "Блок". На попытку загипнотизировать кого-угодно ставлю Лунного покровителя. На случай повторной атаки на Октавиана ставлю амулет подавления и Огненного покровителя (если атака будет очень плохой)

+2

72

Видят Создатели Масок: этот медведь был на редкость болтлив.

Все-таки настоящие сражения знатно так отличались от того, как их воспевали в балладах. В балладах и сказаниях противники могли чуть ли не до вечера сначала встрять в перепалку словесную, таким образом выясняя, кто лучше в мастерстве молоть языком. В реальности же такого не было — враг предпочтет вообще не давать тебе возможность заговорить. Ни сейчас, ни когда либо еще в жизни.

Медведь же, похоже, об этом забывал. Он вставал на задние лапы, кичился, хвалил сам себя и не считал лишним при этом напомнить о том, какие защитники севера ничтожества. От такого позерства у меня иронична улыбка на морду наползала, а не панический страх.
Да, духа стоило опасаться. Да, он был силен, и то было понятно сразу, и без его хвалебных песен самому себе. Но мне все же удавалось сохранить холодных рассудок, особенно учитывая то, какой спектакль Смауг решил устроить непосредственно перед битвой.

Он — этот самый холодный рассудок — очень мне пригодился, когда медведь вновь бросился атаковать. Сначала откинул в сторону невесть откуда взявшегося фенека, еще более легко и необременено, чем меня секундами ранее... А переключился и на Ларри. Тот получил мощный удар сверху, что заставил его упасть на землю.

Защищайте шамана! — я было уже подскочил на лапы, про себя в мыслях отмечая, что, судя по всему, наши атаки так ничего и не стоят. Медведь все так же оставался духом. Каким-то на удивление "плотным" духом, способным откидывать нас в сторону; пусть это и не наносило раны напрямую, но все же из-за своей огромной силы Смауг все еще был крайне опасен. При этом для нас он так и оставался неосязаемым, заставляя и лапы, и когти, и клыки с челюстями проходить сквозь себя.

От размышлений меня оторвал сначала черт-те откуда взявшийся Фредерик — ух, и попадет кому-то в лагере! — а после и очередные фокусы, что принялся выкидывать медведь. Это все вместе заставило меня замешкаться буквально на пару секунд, за которые медведь наконец-то заткнулся и... обернулся на меня.

***

Дальнейшие события битвы вообще не отложились в моей голове. Я едва ли чувствовал свое тело, которое все-таки поднялось с предрассветного снега и замерло, не в состоянии пошевелиться. Разум мой в этот момент полностью покинул оболочку, не в силах контролировать ни одним мускул в теле. В памяти всплывают лишь яркие глаза духа, что смотрят прямо на тебя и заставляют забыть вообще обо всем, о чем только можно забыть на этом свете.

И лишь когда они пропадают из поля моего зрения, лишь когда медвежья голова отворачивается, я падают обратно на снег, не в силах сразу же включиться обратно в битву. Еще добрые несколько минут у меня уходят на то, чтобы изо всех оставшихся сил сражаться с бессознательным, яростно пытающимся забрать меня в свои пучины.

"Только не вырубаться. Только не сейчас. Можно после битвы, но не во время", — внутренние уговоры помогали не так сильно, как хотелось бы. Лишь заставляли зубы о зубы скрипеть и отчаянно хвататься за последние крупицы сознания.

Когда же наваждение попустило, сначала едва-едва, а потом отступило резко, как отливает волна с берега, я все-таки поднялся на шатающиеся лапы и открыл глаза.

Огляделся.

И просто проследил за тем, как передо мной, по направлению куда-то в сторону, пролетел Бейлфаер. Пролетел прямо как я сам вначале битвы. Я постарался зацепиться сознанием за этот образ, осознать его полностью для того, чтобы колдовское наваждение спало с меня окончательно.

"Дойди. До. Него", — соображать было тяжело, но я все-равно упрямо пытался, заставляя непослушные лапы нести меня в сторону серошкурого шпиона. Тот же, в отличии от меня, получил травму физическую, а не ментальную.

Вставай и пошли, — кратко сказал я патрульному, когда все-таки дошел до того. Постепенно, к концу моего маршрута, координация вернулась и шаг даже обрел былую уверенность. — Тебе опасно здесь находиться.

В отличии от телодвижений, что получались у меня уже очень и очень хорошо, языком воротить было тяжело, так что этим я решил не увлекаться. Подставив Бейлфаеру бок, на случай, если тот захочет о меня опереться, я двинулся к краю поляны, то и дело опасливо озираясь на происходящее в ее центре.

ни что... все поют?.." — все еще не понимая что к чему, я все равно тщательно вслушивался. Когда же я еще и остановился наконец-то в безопасной точке, и обернулся, то совершенно точно понял... что ничего не понял.

Но так или иначе, какой бы смысл не был во всех этих песнопениях, абсолютно все дееспособные члены отряда занимались этим, а значит это было необходимо. В конце-концов и я присоединился к ним, подхватывая какие-то более-менее знакомые ноты и слова.

"В конце-концов, судя по реакции Смауга, это действительно работает".

+4

73

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/u72","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u72 HeathyWolf

Отряд Северного братства воодушевляет духов прайда Варга к бою

Для успешного завершения квеста требовалась одна удачная попытка в дипломатическое взаимодействие. Т.к. тут их сразу три и все удачные, я решил объединить все в один спойлер, все равно результат будет тот же.

Пусть нынешние защитники севера и тянули каждый свою песнь, пусть каждый и пытался призвать к заточенным духам по-своему, но это все равно возымело эффект. С каждым словом, с каждой протянутой нотой и выкрикнутой строчкой речи становилось понятнее: подействовало.

Морды духов внутри призрачной оболочки Смауга оскалились, наполняясь яростью и желанием нести правосудие.

Доверие духов возросло до +3! Смауг же обретает антибонус "-3" на все действия!

Судя по всему, то была последняя вспышка гнева для медведя. Живые и не желали прекращать попыток докричаться до мертвых. Вместо этого они все продолжали упрямо взывать к давно почившим своим предшественникам. Надеялись заручиться их поддержкой.
Все голоса для Смауга стремительно сливались в единый поток неразборчивых криков и нечленораздельных слов, а этот поток лавиной врывался в его голову и будто бы разрывал ее изнутри. Боль становилась уже совсем невыносимой, заставив чудище опять прикрыть уши лапами и ими же спрятать морду от происходящего.
Ярость и азарт битвы, желание убивать и разрушать сменились на агонию и панический страх.

И в какой-то момент ощущения медведя в действительности стали правдой: пока члены Ночного дозора пели и произносили речи, лица призраков внутри Смауга все сильнее скалились, всем своим видом показывая готовность к бою. А после, набравшись уверенности с достатком и окончательно освободившись от магических пут, они стаей светящихся силуэтов вырвались из своей темницы.

Крик боли Смауга послужил аккомпанементом всему этому действу. Утих он только в момент, когда вся призрачная гвардия появилась лицом к лицу пред своим мучителем.

— Вы... Вы все!.. Вы всё равно ничтожны пред... предо мной! Даже если вы сумели спастись, то сейчас вы обречены! 

Голос медведя, пусть и с нотками бессилия в нем, все еще казался грозным и наводящим ужас. Но в его сейчас глазах так же, как и многое время назад до лавины, виднелся страх.

Души Варговских подчиненных смотрели на своего мучителя с нескрываемой ненавистью, скалили клыки и щерили шкуры, но некоторое время так и продолжали стоять напротив чудища. Недвижимые, призрачные, сквозь пелену вновь начавшего падать снега, они походили на ледяные статуи.
И лишь когда медведь немного пришел в себя, поднялся на шатающиеся лапы и был готов к атаке, их ряды расступились, пропуская вперед своего короля.

Варг, тоже обретший в этот день свободу, впился в своего заклятого врага презрительным взглядом, едва ли не дав своим воинам приказ атаковать прямо сейчас. Но вместо этого он убедился, что Смауг тоже смотрит на него и после этого издал боевой рев.
Весь его прайд вторил лидеру, и их общий рык прокатился по Мертвым зарослям словно раскат грома.

Смауг тоже закричал в ответ, сразу после этого побежав прямо на Варга. Рогатый лев в несколько прыжков пересек оставшиеся меж ними метры и прямо в полете вцепился клыками в медвежью шею. Его воины последовали примеру, тоже набросившись на недруга всей сворой.

Когда эта гора, состоявшая из десятка призраков упала вместе с медведем на землю, они тут же рассыпались на густые клубы утреннего тумана.

***

После такого можно было бы и подумать, что все закончилось. Но когда первые рассветные лучи все-таки пробились сквозь плотные тучи к земле, осветив поляну нежным золотым светом, пелена тумана вновь начала меняться. Из сизой стены вновь вышел сначала бывший северный король, а следом за ним и его прайд.

Спасибо... Вам всем, — гигант обратился к живым, что сейчас были перед ним. — Мы в неоплатном долгу пред Вами.

И он поклонился. Поклонился, и за ним, словно волной, поклонились все его подданные.

А спустя мгновение их силуэт растворились окончательно, уносимые как дым прочь налетевшим порывом ветра.

Квест успешно завершен!

Пред тем, как последние намеки на присутствие духов пропали, из тумана вырывались несколько ослепительно ярких огоньков и устремились прямиком к героям. Некоторое время они кружат вокруг них, а после коснувшись груди каждого, исчезают. 

Фредерик получает свою награду

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок

Итог

1

1

Фредерику достается 10 светлячков!

Ларри получает свою награду

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок

Итог

1

1

Ларри достается 10 светлячков!

Бейлфаер получает свою награду

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Бейлфаеру достается 60 светлячков!

Октавиан получает свою награду

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Октавиану достается 40 светлячков!

Остальные награды!

Помимо этого каждый участник квеста получает:
● Индивидуальное умение или постоянный бонус "+1" к броску кубиков на выбранное действие (бой, охота, лекарские и ect/)
● 2000 баллов
● Звездный покровитель!

ВНИМАНИЕ!
В локации устанавливается свободная очередь!

+2

74

Находиться в первых рядах, когда из Смауга вырвались, а после растерзали на мелкие кусочки войны Варга, для Октавиана было истинным удовольствием. В одну секунду он даже хотел броситься вместе с ними, но потом вовремя одумался, справедливо решив, что в пылу сражения он скорее всего просто получит случайно от Смауга на орехи, в то время как сам ничего не сможет ему противопоставить. Но вскоре его пыл утих и разум вновь стал яснее. Солнце, озарившее собой эту злосчастную поляну, привело вместе с собой и прайд Варга в полном составе. Октавиан был горд за них, что им все же не смотря ни на что удалось вырваться из их западни. Но не менее горд он был за себя: его безумная идея мало того, что сработала, так еще и сподвигла всех остальных завести свою песнь. Наверняка, за все это время в лесу не было слышно так много поющих голосов.

"Если кто здесь еще и живет, то это выступление нашего хора им должно было понравиться. Надеюсь, мы не перебудили всех местных обитателей раньше времени..."

— Спасибо... Вам всем, — призрак Варга вещал перед группой. — Мы в неоплатном долгу пред Вами.

Октавиан лишь слегка кивнул в ответ, после чего все призраки растворились в тумане.

— Мне стоит и вас, друзья, поблагодарить, — Октавиан повернулся к остальным. — Из нас получился отличный... Ансамбль. Не думал, что это так сработает, и уж тем более не думал, что вы подыграете в этом мне.
— Ой, ну посмотрите на него, сама скромность, — крикнул сверху Рифф. — Жаль только, что я не успел ничего спеть из своего репертуара. Смауг тогда был бы побежден за две минуты.
— Боюсь, что твои матные частушки вкупе с твоим отсутствующим слухом заставили бы бойцов Варга бояться не Смауга, а тебя, — хохотнул Октавиан.
— Зато я запугал бы Смауга, а это чего-то бы, да стоило, дурья ты башка, — с этими словами он запустил ставшую уже бесполезной ветку с листвой прямо в морду льва.

Рифф аккуратно спикировал на поле боя (которое скорее стоило бы назвать концертной площадкой) и прошел пару шагов в сторону того места, где только что были призраки.

— Так выходит это и был тот самый ужасный Смауг во всей красе? Пф, слабак, я не впечатлен, — Рифф развернулся и, выставив напоказ свою пятую точку, пару раз шерканул по земле лапами, словно закапывая ее.

Октавиан тем временем уже развернулся к остальным и осмотрел их на предмет ран. Удивительно, но каким-то чудом похоже только он один и не пострадал особо, сломанный коготь отрастет вскоре обратно, но зато вот остальные получили знатно. Все, кроме еще одного. Черношкурый уже почти забыл о его существовании, но увидев, как он начал оживленно носиться и помогать остальным, гаркнул:

— Фредерик! — улыбнувшись, Октавиан подошел к нему поближе. — Молодец, герой!

И буквально через секунду дал ему обещанного подзатыльника.

— А это за то, что чуть под удар Смауга не сунулся. Не отвлекись он сильно на нас, получил бы от него прямо как твой дружок.

Оставшееся дело по наказанию и поощрению новоиспеченного бойца Октавиан решил оставить на Мтонго. В конце концов Фредерик ослушался его приказа, вот пусть теперь и думает, что с ним делать. Покончив с сим логичным умозаключением, Октавиан обратился к Риффу:

— Слушай, пока мы тут собираемся, лети-ка ты обратно в чертог и сообщи остальным, что мы скоро будем. Не хватало того, чтобы все там переполошились из-за того, что мы тут задержались с Мтонго уже неприлично долго. И обязательно сообщи Каденцие, что все в порядке. И прошу, давай без подробностей, хорошо? Придем и сами все расскажем.
— Пф, командир нашелся, ходи то, делай сюда, уже нельзя даже похвастаться, — кривляясь, Рифф вспорхнул и быстро оказался в воздухе. — Передам-передам, куда деваться. Только смотрите мне, не найдите еще приключений по дороге, а то знаю я вас, — и без лишних слов сокол направился прочь с поляны.

Делать барду было нечего, пока Фредерик занимался ранами всех остальных. Ему оставалось лишь наблюдать. Но вскоре группа была готова выдвинуться обратно. И все вместе они двинули прочь с этой поляны обратно домой. Октавиан замыкал этот строй калек, то и дело поглядывая на хромающего фенека, который еле поспевал за Фредериком.

"Похоже ему все же очень хорошо досталось."

Было заметно, что идти ему очень тяжело. Черношкурый слегка замедлил ход, чтобы поравняться с этой парочкой и обратился к ним:

— Слушай, Фредерик, боюсь, что твой друг слишком тормозит нас, придется его бросить.

Увидев окаменевшее от услышанного выражение морды Фреда, Октавиан подмигнул:

— Да шучу я. Я вижу, что ему крепко досталось, а идти еще довольно далеко. Давай-ка я лучше его понесу: и ему легче, и лапу свою тревожить не будет.

На том и порешили. Вскоре фенек оказался на спине льва. Ноша была не тяжелой, поэтому они быстро догнали остальных. Оставалось лишь спокойно добраться до дома. Октавиан уже подбирал слова для своего рассказа, ведь не каждый день приходиться рассказывать о том, как с помощью песни ты побеждаешь могучего призрака.

→ Великий чертог

+3

75

Падение оказалось довольно болезненным, но тем не менее удачным: ведь в итоге то, чего так сильно боялся Фредерик – стремительно опускающейся лапы медведя прямо на его макушку – так и не произошло.

Ещё какое-то время ошарашенный внезапной встречей с землёй подросток выпученными глазами глядел вокруг, пытаясь осознать, что происходит. Почти пропустив всю песню Ларри и довольно чётко услышав лишь последние её слова: «С молитвой – и в бой!», Фредерик тем не менее уже пришёл в полное сознание, когда свою речь начал Октавиан.

Вот кто действительно заставил духов, заточённых внутри призрачного медведя, освободиться. Вот кто воодушевил всех – не только призрачных воинов, но и телесных, из плоти и крови. Вот кто по достоинству заменил командира их небольшого отряда, пока тот был «выведен из строя» гипнозом медведя. По мере того, как Октавиан произносил свою речь, Фредерик, приоткрыв пасть от изумления, сначала поднялся с земли, а затем сделал пару неуверенных шагов в сторону сопрайдовца.

Тебе никогда не понять нашей силы, – подросток закрыл пасть и поднял голову. – Силы, что заключена в нашем единстве и памяти к каждому, кто покинул наш мир или живёт поныне, – юнец выпятил грудь и расставил пошире лапы. – Взгляни внимательно в мои глаза, в глаза каждого из нас, – бывший ещё не так давно львёнком, сейчас Фредерик ощущал себя самым настоящим взрослым львом – сильным, уверенным в себе, готовым защищать свой прайд, – и в них ты увидишь тысячу других львов, что защищали эту землю, что защищают её и что будут защищать до тех пор, пока не наступит конец времени.

Пожалуй, только сейчас бывший одиночка принял окончательное решение. Все сомнения остались далеко в прошлом. Слова Октавиана настолько вдохновили его, что юнец понял раз и навсегда: он останется в Северном Братстве и посвятит прайду всю свою жизнь. Будет служить ему верой и правдой, стараясь оказать ту посильную помощь, на которую будет способен: будь то добыча пропитания, защита земель или помощь раненным и разгадка символов и знаков, посылаемых его сопрайдовцам. Он отдаст всего себя на служение Траину, Шантэ и их потомкам. Иначе теперь и быть не могло.

И пока юный лев чувствовал, как в нём возрастает уверенность, их противник ревел от слабости, безысходности и осознания того, что его битва проиграна. Но как бы громко ни кричал исполин, чуть ли не заливая слюнями всё вокруг; какими бы проклятьями ни осыпал присутствующих и в какой бы ярости ни прибывал, он уже никого не пугал. Во всяком случае, не Фреда. По крайней мере, не так сильно, как в начале сражения…

Наблюдая за тем, как находящиеся внутри медведя души воинов всем своим видом показывали готовность к бою, Фредерик не верил своим глазам. Всё, происходившее этим утром в зарослях – призрак рогатого существа, осязаемо-неосязаемый медведь и заключённые в его теле души воинов, – всё это ещё не укладывалось в голове подростка, и видеть собственными глазами, как бывшие хозяева северных земель набирают силы и буквально вырываются из медвежьей призрачной туши, было для юнца поистине… странно? великолепно? пробирающе до дрожи? Пожалуй, Фредерика одолели все эти чувства сразу.

Как несколько мгновений назад шоколадного окраса подросток воодушевился от слов своего сопрайдовца, в той же мере сейчас он удивлялся происходящим вещам. В глазах освободившихся воинов читались уверенность, сила, отвага, а в глазах их предводителя – того самого рогатого льва – вызов. И глядя на то, как толпа душ уже давно почивших в здешних краях львов кидается в атаку на призрак медведя, а затем превращается в туман и растворяется в воздухе, Фредерик осознал вторую важную для себя вещь этим утром: он непременно будет не только лекарем, но и шаманом. И теперь уже точно пойдёт по стопам своего любимого дяди.

И стоило юнцу подумать, что всё кончено и не будет больше никаких призраков, медведей и рогатых львов (он даже уже было направился в сторону Чаки), как сквозь густые заросли, будто чьё-то благословение, прорвалось несколько солнечных лучей, а мгновениями позже остатки тумана вновь приняли форму рогатого льва и его верноподданных.

Спасибо… Вам всем. Мы в неоплатном долгу перед вами, – склонив голову в поклоне, бывший прайд северных земель растворился так же быстро, как и появился. Их место заняло большое количество огоньков, которых ночью Фредерик принял бы за светлячков. Коснувшись груди каждого из присутствующих (в этот момент подросток почувствовал разливающееся внутри себя тепло), огоньки исчезли.

Мне стоит и вас, друзья, поблагодарить, – вернул Фредерика в реальный мир голос Октавиана – нового кумира юного льва. Активно закивав головой, дабы подтвердить слова темношкурого льва, и похохотав над их «перепалкой» с Риффом, подросток, впрочем, вскоре был вынужден прижать уши к голове, которую пришлось втянуть в плечи – подзатыльник сопрайдовца был неприятным, но, чего уж там, вполне заслуженным! Невольно юнец бросил взгляд на Мтонго, который, благо, был занят разговором с другими – ох, что-то его, Фредерика, ждало в Великом чертоге… А потому надо было сматываться и как можно скорее! Ничего, до Одинокой скалы они дойдут все вместе, а там, улучив минутку, он постарается как-нибудь сбежать. Авось, пройдёт какое-то время – и командир Ночного дозора уже и не вспомнит о случившемся!

Как ты? – добравшись-таки до всё ещё лежащего в отдалении фенека, подросток обнюхал повреждённую лапу друга – увы, та распухла ещё больше.

Плохо. Но я, во всяком случае, не умру, в отличие, например, от этого, – Чака кивнул головой в сторону Бейлфаера, – который – зуб тебе даю! – подохнет от голода, если ты ему не поможешь. Ну? – добавил он вопрос, как только заметил, что подросток мнётся и в принципе чувствует себя неуверенно. Ну, а чего вы хотели от лекаря-львёнка?

Сильно болит? – поинтересовался он, разглядывая припухшую щёку Бейла и чуть смещённую нижнюю челюсть льва – явные признаки вывиха. Глупый, конечно, был вопрос, но что он ещё мог спросить?..

Закончив осматривать Бейлфаера и пообещав ему помочь с травмой в Чертоге (увы, вправлять вывихи подросток не умел, но, как он уже знал, это здорово делала Ньязи), Фредерик поочерёдно осмотрел всех сопрайдовцев: гематома на плече Ларри, обломанный коготь Октавиана и, конечно, ободранная спина Мтонго – оглядывая командира отряда, юнец был особенно молчалив и быстр и постоянно прятал глаза, пытаясь избегать осуждающего взгляда старшего товарища.

Как только со всем было покончено – все пришли в себя, раны были осмотрены, отряд собрался в центре поляны, стянувшись туда со всех её концов – львы двинулись домой. Фредерик и Чака замыкали цепочку – фенеку было довольно тяжело передвигаться на трёх лапах; подросток был пока слишком мал, чтобы тащить друга на своей спине; просить о помощи кого-либо из старших он не решался – они и так оба облажались, Чака получил травму только из-за того, что Фред решил нарушить приказ Мтонго, и привлекаться сейчас к себе лишнее внимание было так себе идеей. Однако Октавиан думал иначе.

Слушай, Фредерик, боюсь, что твой друг слишком тормозит нас, придётся его бросить.

Будь юнец человеком, первые секунды его реакции можно было бы описать словами «он побледнел» – морда подростка сделалась каменной, а дар речи пропал. Однако уже через пару мгновений Фредерик пришёл в себя и хотел было наехать на старшего товарища в духе «Э, фраерок, ты рамсы попутул или чё?» (ну, только более интеллигентно, конечно), однако Октавиан уже и сам поспешил успокоить бывшего одиночку.

Спасибо, – с выдохом облегчения произнёс он. – От нас обоих.

>>> Долина горячих сердец >>>

Офф о травме Чаки

До полного выздоровления осталось 27 постов. После выздоровления останется хромота.

Отредактировано Фредерик (2 Авг 2019 15:44:59)

+2

76

Северянин мог терпеть боль, мог терпеть и холод, но уставший за долгий день и не менее долгую ночь, получивший серьезную травму, Бейл не мог даже сконцентрировать свое сознание. Казалось, что еще чуть-чуть и он отключится, ведь голоса вокруг начали расплываться, еще через пару секунд стали какими-то далекими, будто он был не в паре, а в нескольких десятках метров от своих товарищей. Серый закрыл глаза и, наверное, потерял бы сознание, если бы не громкий голос, буквально ворвавшийся в его голову:

— Вставай и пошли.

То, что происходило дальше, самец помнил с большим трудом. Краешком сознания он понимал, что происходило, но как бы не пытался сконцентрироваться, назойливый шум в ушах перебивал всю информацию. В конце концов, лев осознал, что Мтонго покинул его, когда теплый бок сменился стужей, но Бейлфаеру было не до того, чтобы снова рваться помогать. Наверняка серошкурый бы не посмотрел на свое состояние, если бы все было хуже, но, кажется, ребята справлялись. Поэтому лев, изо всех сил стараясь сохранить вертикальное положение, плюхнулся на пятую точку, опасно покренившись. Было бы это возможно - свалился бы без сил, но он собирал последние крупицы воли. И к тому моменту, когда Смауг был повержен, усилия Бейла были вознаграждены. Его сознание прояснялось, будто бы ото сна, в ушах переставало гудеть, а боль в челюсти стала уже просто ноющей, а не стреляющей. По крайней мере до тех пор, пока он не пытался пошевелить головой. Да, ему все еще было чертовски плохо, но сейчас уже по крайней мере он мог бы идти. До дома. Скорее бы.

Появившиеся духи едва ли вызвали хотя бы каплю удивления. Да, перед ликом бывшего правителя Севера было сложно оставаться безэмоциональным, сложно было не выказать своего уважения. Особенно Бейлфаеру - коренному северянину. Но он ничего не мог поделать, завидев призраков, услышав их, серошкурый только и мог, что мысленно их поприветствовать и... проститься с ними. Внутренне он выдохнул. Все закончилось, они смогли, они победили чудовище.

– Сильно болит? - Фредерик обеспокоенно осмотрел Бейла. Тот слегка, буквально механически, улыбнулся, и тут же скривился от стрельнувшей боли. Он был в порядке, насколько только мог быть. А вот если бы отрубился минут десять назад, тогда уж пиши-пропало. И без того уставшие и вымотанные, по холоду, сопрайдовцы бы очень долго тащили Бейлфаера до дома, и мало ли кому еще могло бы стать плохо. Так что да, пока он на лапах держится - он в порядке, а обо всем остальном можно подумать в Чертоге. Слегка кивнув подростку, Бейл одарил того поддерживающим взглядом. Серый понимал, что тому наверняка будет устроена знатная выволочка, но с другой стороны, кто бы не помог своим товарищам, будучи на месте Фредерика?...

Совсем скоро они двинули домой. Каждый со своими мыслями, ошалевший и уставший. Бейл плелся рядом с Мтонго, в случае чего, если поплохеет и серый снова начнет отрубаться, командующий подставит плечо. По крайней мере Бейлфаер надеялся на это, остальным, скорее всего, было не до того - свои конечности болели. Ветер вновь подгонял их, и в лучах рассвета, Бейлу стало гораздо легче. Тугой узел, сопряженный с опасностью, завязавшийся где-то внутри, начал пропадать, разливая по телу долгожданное спокойствие. Знаете, как это бывает, липкое ощущение страха и волнения цепляет тебя даже когда, казалось бы, причина того точно исчезла. И вот сейчас, вместе с солнцем шагая вперед, идя с теми, кому Бейлфаер доверил бы прикрывать свою спину (знаете, у шпионов такое - редкость), лев ощущал, как его отпускает. Все события кажутся страшилкой, рассказанной мамой-львицей маленькому львенку севера. Конечно, не они убийцы Смауга, но телесного врага можно сразить силой, в этой ситуации опасность была даже выше, чем если бы сражение происходило с реальным медведем. Ведь что было бы, не затей Октавиан песни? И пускай про них не сложат легенд, не споют холодными вечерами львятам об их подвиге, но для Бейла происходящее сегодня вечером было важными событием в осознании самого себя. Он значим, как те персонажи из маминых рассказов. Он тоже так может, может быть отважным и сильным, может быть героем, может броситься в бой за товарища. Не то чтобы лев когда-то сомневался, просто осознавать такое после подобных событий - очень важно, так считал Бейл.

------- Великий чертог

Отредактировано Бейлфаер (11 Авг 2019 20:43:19)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Мертвые заросли