Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Река Руфиджи


Река Руфиджи

Сообщений 61 страница 79 из 79

1

http://drive.google.com/uc?export=view&id=1nNxLNoNWCcMckC43f78ipITSoJwkAZc_

Множество мелких, но бурных ручейков, берущих свое начало в Туманном лесу, вливаются в широкую и бурную реку, которая в дальнейшем уходит дальше, в сторону Западных равнин. Стремительное течение делает местную воду мутной и полной песка, но для уставшего путника это сущие мелочи. На пологих берегах пасется множество крупных травоядных, приходящих сюда на водопой. В определенное время года, здесь можно увидеть бесчисленные стада антилопы гну, мигрирующие с юга на север, в сторону Земель Гордости.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Цикорий, Мартиния (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Лес туманов
Старая кальдера
● Западные равнины

+1

61

Хотел треснуть чертова леопарда — и ведь треснул! Отличного леща выдал, здоровенного.
Пятнистый так и шмякнулся в сторону, ошалев от происходящего.
Да, бойцом Урс все-таки пока еще был никудышным. Остаться в живых мог. Худо-бедно отбиться — тоже. А вот хладнокровно и быстро прикончить врага... с этим пока что были проблемы.
Противник дернулся; от прилетевшего прямо в нос его твердокаменного подбородка слезы брызнули из глаз; белогривый утробно рявкнул, не разжимая челюстей, которые успел-таки стиснуть на горле ублюдка. Черт, больно-то как... Больнее только по яйцам. Хотелось заскулить, но вместо этого самец лишь больше озлобился. Даже шмыганье носом вышло у него каким-то особенно зловещим. Теперь там хлюпала кровь, стекая в горло. При этом шею противника прокусить неудалось — и неудивительно, с такой-то гривой, но Урс все равно злобно сипел, угнездившись над Хлатшвэйо, который, упав, растерял всю свою внушительность. Да будь ты хоть носорог — после падения ты просто мясо.
— Больно же, — фыркнул леопард, злобно прижимая уши.
Будь белый чуть менее тороплив, все было бы куда аккуратнее. Но увы, к аккуратности и точности в бою он пока не привык. Противника схватил, зато и своим отвесил: судя по недоброму поблескиванию глаз Шанго, он не скоро забудет этого. Да и сам пострадал... Крови из разбитого носа было немного, зато она стекала прямо на шею противника, пачкая морду Урса и создавая впечатление, что он дико, безумно зол. До такой степени, что вот прямо сейчас перегрызет упавшему глотку.
Жаль, что Хазира не видит.
Или, напротив, хорошо, что не видит. Втайне белый все же немного опасался, что самка полезет разнимать их, или, что хуже, — попытается ему помочь. Что, в общем-то, неплохо, но она была ничуть не мельче его, и у Урса были опасения, что она окажется еще лучшим бойцом. Кому же такое понравится?
Впрочем, львица не появлялась, а времени на то, чтобы прислушиваться и думать, где она там, все равно не было. Хлатшвэйо уже начал возиться на земле, приходя в себя. Оглушение постепенно проходило, и хотя сломанная лапа висела, ясно показывая, что бегать здоровяк уже не сможет, он все еще был опасен. Оставалась еще вторая передняя лапа, были зубы — немаленькие, надо сказать, — да, в общем-то, он мог тупо сесть на Урса задницей и придавить его. Почти как жопа Мисавы, только раза в полтора тяжелее и куда противнее.
— Не трожь, — ощерился леопард, явно ожидая нового удара, но все равно решивший помочь белому снова.
Когда же еще представится возможность поучаствовать в убийстве льва? Морда болела, щека явно припухла, но Шанго, пожалуй, был слишком кровожаден, чтобы отступить. Тем более, что единственная приглянувшаяся ему самка сейчас была очень занята: блевала-с. Какие мы, оказывается, нежные.
Пятнистый сомкнул клыки на второй передней лапе Хлатшвэйо, пока что здоровой — уповая, разумеется, на то, что льву будет трудно отбиваться сломанной.
Урс же, хоть и недовольно ворчал, не стал мешать, продолжая смыкать клыки на шее противника, надеясь или задушить его, или порвать наконец ему глотку.

+1

62

Тошнота, вроде, отступила. За ее спиной дрались, а точнее добивали большого белого льва Урс и тот самый леопард, который помог ей освободиться. Хазира неожиданно поняла, что не знает его имени. То ли он не сказал его, то ли она забыла его тут же? Тогда для нее это имело наименьшее значение. К ней подошел волк, который первым атаковал ее тюремщика, ею же и прибитого, как она считала. Да, по сравнению с Хазирой, этот зверь казался маленьким, и львице оставалось только удивляться его смелости и стойкости. Волк попытался отвести ее к реке, но сил чтоб спихнуть в сторону Хазиру ему не хватало. Тут бы таких волков пять или шесть, еще что-то может быть и вышло бы. Наверно и правда, не стоило смотреть, как Урс добивает огромного льва, но она не могла бросить его тут одного, все еще терзаясь смутными сомнениями – а вдруг что-то случится? Хотя, что могло случится... Бой уже закончился, и быстро обернувшись в ту сторону, где были Рагнарек и черная самка, которую она не знала,  Хазира поняла, что там все враги побеждены. Но, от чего-то парочка не отходила оттуда и не спешила на помощь Урсу, сражающемуся, с куда более сильным, как ей казалось, противником.
- Нет, постой… - бросила она в след волку, но тот ее, казалось, не слушал, продолжая идти к реке: - я не могу просто так его бросить здесь без поддержки.
А волк, не смотря на ее слова, исчез где-то в кустах у реки и она, сплюнув в сторону, от неприятного привкуса в пасти, отошла от того места, где ее тошнило. Теперь-то вроде, за камнем сидеть не было никакого смысла,  и львица отошла от него, оставаясь шагах в десяти, от поверженного, но еще живого противника, стараясь быть на виду у Урса. Ну, если конечно, лев мог что-то видеть, уткнувшись куда-то в глубины густой гривы льва.
Совершенно неожиданно для себя, она поняла, что знает Урса только с одной стороны. С той, с которой он был милым, теплым, мягким львом, способным на страстные ухаживания, прогулки на закате и совместные охоты, где его роль, скорее, наблюдателя, чем охотника. На охоте должна была себя показывать она, танцуя замысловатый танец и выкладываясь на полную, чтоб было не только эффективно, но и красиво. Самка как то и не задумывалась, что им придется воевать. Ему за нее, отбивая у похитителей, с чем он справился весьма и весьма недурственно. Хазира и не предполагала, что Урс у нее такой опытный, как ей показалось, боец. В одиночку справился с противником что был куда сильнее и больше него самого. Ну а ей теперь, в свою очередь, явно придется повоевать за его сердце с львицами, которые после того как весть о битве разлетится по прайду, тоже положат на него глаз. Ну, повоевать, было сказано, конечно, образно. Хазира, не чета той же Исгерд, но как известно, основная сила львицы не в ее когтях и мышцах, особенно, когда дело касается любовных дел. А уж в вопросах обольщения, с Хазирой пока что было сложно бодаться.
А тем временем, получивший было по кумполу леопард, снова бросился в бой, и парочка с удвоенным энтузиазмом продолжила терзать льва. Как же это было противно… Ерзая на месте, она все время отворачивалась, не желая смотреть на гибель того, кто был одним из ее пленителей. Тогда, когда она мешком лежа на его спине, покидала, замели прайда, у нее в голове были совсем иные мысли, чем теперь. Хазхире было откровенно его жаль. Лев потерял друзей, и сейчас сам расставался с жизнью. Последний… Во всю эту болтовню, и в то, что ее похитила бандитская семья, она не верила – думала, что это был такой жаргон. Хазира и не представляла, как могло оказаться так, что эта четверка отказалась от спокойной жизни в прайде и выбрала себе такой страшный путь. Со стороны места драки донеслось какое-то неприятное хлюпанье. Ровно такое, какое бывает, когда вгрызаешься зебре или газели в горло. Зажмурившись и прижав к голове уши золотошкурая опустила взор, моля Ахею, чтоб это поскорее кончилось.

0

63

Урс атакует Хлатшвэйо

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+4

Бросок
Бонусы

Итог

4 + 4 = 8
2 + 3 = 5 → 3

11

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

По чистой случайности клыки Урса прорывают артерию, что идет по шее врага, перерубая ее. Хлатшвэйо умирает, и ничто не может его спасти. Трепыхаясь, он не сильно прикладывает леопарда головой о землю и вскоре, замирает.
Напоследок он получает увеличение антибонуса на - 1 от болевого шока, так что даже не может ничего сказать.

Итог

1. Тафари все так же с располосованной мордой и антибонусом -3, сдался.
2. Исгерд без особых повреждений.
3. Рагнарек обзавелся красивыми и глубокими царапинами и клыком Бамидела, застрявшем в лапе.
7. Урс разбил себе нос и нахлебался крови Хлатшвэйо.
8. Джексон поласкается в реке.
9. Шанго наслаждается неплохим ударом от дохнущего Хлатшвэйо.
10. Хазира ждет, когда все кончится.
11. Бамидел, Гамюка, Хлатшвэйо, мертвы.
Далее посты ГМ будут идти исключительно от лица Тафари.
Очередь не разделяется пока персонажи остаются в поле видимости друг друга.
Джексон (по мере надобности) Рагнарёк (обязательно), Исгерд (обязательно), ГМ, Урс, Хазира.

0

64

- Ладно-ладно, я согласен! - почти прокричал Тафари, когда Рагнар кончил его отца, о чем оповестил булькающий звук. И хруст, который бывает при повреждение гортани... Осмотревшись, самка ухмыльнулась поверженому самцу и тихо сказала ему: - Вот и молодец... Вот и умничка.
Кивнув свою брату, она подхватила зубами Тафари за холку, силой подтащила его к камню, где еще недавно отдыхала Хазира и, отпустив, сказала: - Рыпнешься - умрешь очень болезнено. Все ясно? По глазам вижу, ты понятливый...
С этими словами самка развернулась, оценивающе посмотрела на то, как ее брат тащит свою добычу, посмотрела на Урса и, ухмыльнувшись, сказала белому самцу: - Ну что, кончил его? В первый раз, что ли? Пфф... - Самка пожала плечами и подошла к тому уроду,  с которого она начала всю эту бойню. С удивлением она отметила, что льва кастрировали, а потом еще и упали на него всем весом - от чего сдох, не совсем ясно. Скорее всего, от кастрации - кровь мощно хлестала с него,  а вот переломы позвоночника... Короче, самке как то все равно было - жрать очень уж хотелось, а от чего там добыча сдохнуть изволила - дело не ее. Она подтащила убитого ближе к Рагнару, оценивающе обнюхала и, дождавшись, пока ее брат наговориться, быстрым движение лапы вскрыла льву живот, умело выпотрошила и принялась питаться. Начала с сердца, оно было еще теплым и вкусным... Да и крови в нем много. Через некоторое время самка, явно войдя во вкус, принялась питаться, разрывая клыками и лапами мясо так, словно ела обычную зебру. При этом северянка переодически осматривалось. Лев, может, и был когда-то крупным, но вскоре от него остались только кости и пара кусков мяса - видать, не все оно было приятным на вкус, во всяком случае, выела Исгерд его очень даже симметричненько.
Смачно рыгнув, самка посмотрела на Рагнара, который тоже не спеша поглощал свою добычу, икнула и, с довольным и сытым видом посмотрела на Урса. Почесавшись окрававленной лапой за правым ухом, Исгред зевнула и, сладко причмокнув, спросила, смотря прямо на Урса: - Хочешь кусочек?
Что-то он как то странно выглядет... Сюрприз, что ли? - лениво подумала самка и обнюхала третий труп. Вообще, есть то не очень хотелось, но не оставлять же его тут так? О то прилетят всякие пернатые, сожрут его... А ей, ну, то есть Исгерд, ничего и не достанется. Грустно как то... Потянувшись с хрустом в костях, она немного оттащила труп толстяка, и, переглянувшись с Рагнаром, начала разделывать и его. Ну, много в самку не влезло - а поэтому она ограничелась поеданием печени и легких, а потом, снова подняв окровавленную пасть на Урса, сказала: - Точно не хочешь? Вкусно...
Хм, а Джек молодец, увел самку - ну, хотя бы она не увидит того, что тут происходит...
Помолчав, самка взобралась на камень, уселась там и принялась наблюдать как за горизонтом, так и за пленным львом.
Так, думаю, братик поест и отпустит его - толку от пленника все равно нет. Сбежит рано или поздно, да и... Нужен Фаеру раб сто лет...

0

65

Да, с*чка, да! Наконец то ты сдох, тварь! - радостно подумал северный воин, ощутив, как под его лапой ломается гортань врага и, когда его когти разорвали аорту на шее отца семейства, кровь мощной струей хлынула в морду льва - вот только попала, в основном, в открытую пасть. Проглотив теплую, полную адреналина кровь своего врага, лев тихо прорычал и поднялся на лапы, он с ухмылкой посмотрел на сестру и, кивнув ей, подхватил свою добычу - благо Рагнар был мощным львом, и его не очень пугало протащить тело противника некоторое время. Он остановился почти около Урса, посмотрел на блюющую самку, опустил тело убитого самца на землю, и, зевнув, посмотрел на Урса, а потом и на его цель: - Молодец, убил. Я думал, придется помочь. А ты молодец. Ты герой... Фаеру расскажу. - Лев, который неожиданно начал общаться короткими и простыми фразами, уже просто не мог себя сдерживать, но, взяв свою волю в лапы, он снова прорычал, привлекая к себе внимание и заговорил, обращаясь явно к пленнику: - Смотри и запоминай - это случится с каждым, кто рискнет переступить границу нашего прайда со злым умыслом... - С этими словами темный хёвдинг привычнм движением лапы вскрыл брюхо отцу семейства и впился зубами в его внутренности, оторвал печень и поглотил ее в пару быстрых движений своих мощных челюстей. Покончив с печенью, он вскрыл его грудину, вырвал сердце и сожрал его, особо на заботясь о том, что залил всю свою шкуру на груди и шее чужой кровью. Снова тихо прорычав, лев продолжил питаться, мощными и уверенными движениями срывая с него пласты мяса... Он сожрал его почти целиком, а потом, подняв взгляд на Тафари, тихо сказал: - Ты еще тут? Пшёл вон...
Самец подошел к Урсу, который выглядел несколько ошарашенно, а потом провел лапой по его белой шкуре на правом предплечье, нанося на него нехитрый узор - стрелка острием вверх в круге. Знак Воина в прайде Фаера. Улыбнувшись, он сказал белому льву: - Теперь ты знаешь наш маленький секрет. И теперь ты - воин в нашем прайде...
Лев уже было хотел вернуться к тому, что бы пожрать второго льва, как вдруг небольшая обезьяна спустилась с ближайшего дерева и бодренько подошла к убитому отцу семейства. Она молча начала вытаскивать зубы из его пасти, помогая себе каким то камушком, а потом, сделав из них ожерелье, подошла к ошалевшему от такого зрелища Рагнару: - Спасибо тебе, темный лев. Мне было очень жаль самку, но я не могла ничем вам помочь - мои дети еще слишком малы, и не смогли бы выжить, если я погибну. К тому же, вы заберете с собой и этого страшного кота, - с этими словами она кивнула в сторону леопарда, - так что... Возьми и носи, - обезьянка улыбнулась льву, надела ему на шею ожерелье и взобралась обратно на дерево, явно переживая, что оставила малышей слишком на долго одних.
- Э... Ну... Спасибо, - лев проводил ее удивленным взглядом, сожрал сердце уже выпотрошенного льва и, неожиданно для себя ощутил боль в правой лапе - осмотрев подушечки, он увидел глубого засевший зуб - самим не вынуть. Придется просить помощи в прайде....
- Так, все! Уходим! - лев поджал по себя лапу и добавил, - Урс - направляющий. Хазира за ним, я следом... Джек - разведка впереди, триста метров. Ты с нами, леопард?

Офф

узор для Урса прошу списать с моего счета, ожерелье купил

0

66

Нет, ничего забавного или интересного в этом не было. Урс думал, что первый в его жизни серьезный бой (драки с гиенами можно не принимать в расчет — там у белого была совершенно иная цель, распугать противников, а не забить до смерти) вызовет в его душе какой-то особенный отклик. Всегда интересно было, как это — ощутить, как противник испускает дух в твоих лапах.
И что же?
Ни-че-го.
Ничего, кроме ледяного спокойствия, вдруг снизошедшего на светлошкурого в момент, когда Хлатшвэйо, дернувшись еще несколько раз и утробно хрипя, вдруг вытянулся и замер. Кровь залила белую шерсть льва и щедро оросила землю вокруг; даже на леопарда попало немного, вот уж кто выглядел довольным.
Почти как на охоте, с той лишь разницей, что убитого не нужно жрать. Помедлив и убедившись, что противник более не подает признаков жизни, Урс подчеркнуто медленно разжал хватку на его горле и выпрямился, олицетворяя собой воплощение дикости — грива встопорщена, на морде сплошь кровавая маска (и изрядная часть этой крови из его сосбтвенного разбитого носа).
— Молодец, убил. Я думал, придется помочь. А ты молодец. Ты герой... Фаеру расскажу. — Рагнар, о существовании которого белый почти успел забыть, медленно, но уверенно подтащил к нему поближе труп своего противника: пара черных львов, как теперь стало ясно Урсу, вполне успешно расправилась с остальными самцами из банды.
— Герой, жопа с дырой, — в сторону хмуро вякнул леопард, все еще потирающий расшибленную щеку и осторожно щупающий языком, все ли зубы на месте.
Пятнистый перебежал подальше: теперь биться было не с кем, и можно было продолжать увиваться возле Хазиры, что он и сделал, пытаясь проникнованно заглянуть в глаза самки — та, впрочем, опустила морду, будто не видя его усилий.
— Ну что, кончил его? В первый раз, что ли? Пфф... — подала голос Исгерд, которая, также расправившись со своим противником (теперь Урсу стало видно, что последний из банды все еще жив, так что он невольно напрягся, ожидая чего угодно — приказа добить теперь еще и его, или просто поддать под зад, чтобы проваливал и рассказывал всем встреченным о том, как в прайде Фаера обходятся с подобными наглецами), подошла поближе, оценивающе разглядывая трупы.
Пренебрежение в голосе самки не укрылось от белогривого, но он не обратил на это ни малейшего внимания: опыта у нее, похоже, и впрямь было больше, а он, Урс, не из обидчивых. Главное, что справился, одолел, хотя в течение боя его не раз посещали мысли о том, что он вот-вот сдаст, и придется Рагнареку его выручать. Вот был бы позор... Всем позорам позор.
Сравнивая убийство противника с перегрызанием глотки добыче, Урс, однако же, вовсе не ожидал, чем все завершится. Черношкурые, вспоров шкуры убитых, без лишних слов принялись жрать, подтвердив одним махом все те смутные слухи, которые время от времени доходили до самца, принимавшего их за дурную шутку.
Еще бы немного — и белому впору было присоединиться к Хазире, уже успевшей метнуть харч. Нервно сглотнув (а вот у леопарда происходящее вызвало только оживление, хотя подойти и присоединиться к трапезе он не решился, видимо, почуяв, что эти двое нахальства не стерпят — сожрать могут еще и его), самец заставил себя смотреть на происходящее, как на что-то совершенно обыденное. Ну да, солнышко светит, птички поют, Хазира блюет, Рагнар и Исгерд жрут трупы.
— Хочешь кусочек? — будто издеваясь, осведомилась черношкурая самка, поднимая окрашенную кровью морду.
Урс передернулся, отворачиваясь. Следующий десяток минут он смотрел в сторону, дожидаясь окончания трапезы и отвлекшись ненадолго лишь тогда, когда Рагнар, подойдя поближе, кровью начертил на белой шкуре самца небольшой знак. Впрочем, этот узор совсем скоро сотрется... даже воды не нужно — кровь запечется и осыплется, хотя произошедшее здесь врежется в память льва надолго. Такое и захочешь — не забудешь.
Белый мимоходом взглянул на Хазиру, удивляясь самому себе. На ее поиски он скакал раненым вепрем, готовый жизнь свою положить, но спасти подругу. Теперь же, когда она была благополучно спасена, самец неожиданно ощутил лишь опустошение и печаль, граничащую с раздражением. Да, она была спасена — и что? Перед этим она сбежала от него, заявив, что не желает больше его видеть. Конечно, она призывала его на помощь... но теперь, когда ее лапы снова были свободны, а обидчики убиты, никто не помешает ей вновь вильнуть хвостом и оставить белого в очередной раз переживать их болезненную ссору.
Больше всего ему сейчас хотелось отвесить пару затрещин и ей — хотя она уже и так получила сполна.
— Точно не хочешь? Вкусно... — снова ехидно осведомилась Исгерд.
— Хочу, — мрачно рыкнул самец в ответ, удивляясь, откуда взялись в его голосе звучные басистые нотки.
Сказать, впрочем, было легче, чем сделать. Лишь вонзив клыки в плоть врага, Урс ощутил новый приступ тошноты, так что, едва отмусолив небольшой кусок, поспешно отодвинулся от туши, взамен приобретя на гриве и шкуре еще пару кровавых пятен. Мясо было невкусным. Настолько невкусным, что оставалось только удивляться, как черношкурые умудряются им питаться — и, кажется, не испытывать при этом никаких проблем.
— Так, все! Уходим! — наконец, объявил Рагнарек, — Урс - направляющий. Хазира за ним, я следом... Джек - разведка впереди, триста метров. Ты с нами, леопард?
— С вами, — Шанго, хоть и продолжал потирать ушибленные места, ни на шаг не отходил от Хазиры, с надеждой вглядываясь в морду самки и ожидая, когда же она обратит на него внимание.
Наконец-то.
Так и не глянув больше на самку, Урс коротко рыкнул.
— Пошли.
—–→ Предгорья, холмы

0

67

Вроде бы все кончилось. Хазира осторожно обернулась, и поглядела на то, что творилось у нее за спиной. Огромный лев лежал на боку и не двигался, а над ним возвышался Урс, морда которого вся была в крови, грива взъерошена, да и смотрел он на противника каким-то отрешенным, пустым взглядом. Было от чего перепугаться, ведь достаточно было только взглянуть на него. Хазира уже хотела было сделать неуверенный шаг в его сторону, с трудом подавив в себе желание залепить очередную, весьма сочную оплеуху леопарду, что путался под лапами и так и норовил заглянуть в ее глаза, наверно, переживая за ее здоровье. Ну что, не видно, что с ней все в порядке, но на душе хреново? И хреново не от того, что она побывала в плену и даже не от того, что ее милый с дикой гримасой на морде только что разделал огромного льва, прикончив его, а от того, что не подошел к ней. Не спросил у нее ничего, будто она, пустое место. А ведь он бежал за ней! Шел спасать ее,как по крайней мере ей казалось, и вот теперь… что же теперь не так? получить ответ на этот вопрос она не смогла, потому что подошел Рагнар, подтащив с собой труп, и если Хазира не поняла зачем ему понадобилось тело отца этого мрачного семейства, то пару секунд спустя все стало ясно. Было бы чем блевануть, она бы точно это сделала. И, благо,  цвет шерсти у нее не менялся, потому что в этот момент она вполне себе могла бы позеленеть.
- Молодец, убил. – донеслись до нее слова Рагнарка, словно из бочки: - Я думал, придется помочь. А ты молодец. Ты герой…
- Боже… - простонала золотошкурая, упав в траву и закрыв лапами морду, чтоб не слышать всего этого и не видать. Они их ели. Рагнарек и Исгерд пожирали своих мертвых врагов. Для Хазиры это было просто каким-то безумием, кровавым ритуалом, который ей был не понятен, как были не понятны европейцу ритуалы туземцев из Амреики, когда мощные и грозные галеоны приставали к берегам нового света и белые люди высаживались на неизведанные берега. Ну, зачем жрать их трупы? Это же не поможет ничем, разве позволит заработать пачку новых болезней, а так… Жри или не жри трупы, в сражении это вряд ли поможет, ну разве что врага напугать. В общем, изнеженной мирной жизнью Хазире было как никогда плохо. Хуже всего, что теперь, она будет жить с ними бок о бок, зная об этой «тайне», об этом безумии. Однако, изменить ничего она не могла, как не хотела бы. К счастью пропустила она и еще один момент. А именно тот, когда Урс, сам приложился к одному из трупов. И хорошо, потому что Хазира никогда не смогла бы понять – зачем? Вскоре все кончилось и она, осторожно убрав с морды лапы, поднялась на них, слегка покачиваясь – ее все еще мутило от увиденного и пережитого. Мало того, что сама только что, своими лапами убила льва, так еще и такое.
«Это просто какой-то страшный сон. Какая-то дичь». – подумала, она, проходя мимо развороченных, словно пара зебр, трупов Хлатшвэйо и Бамидела, тех, кто еще пару часов назад, вполне живыми были уверены в своей победе. А оно вон как… Нет, Хазира не амнистировала их, но и не считала что то, что с ними произошло, должная плата за их прегрешения. Впрочем, прегрешения мертвых ее все еще не интересовали. Урс двинулся вперед, не сказав ней ни слова, и даже не взглянув на нее, вот что главное! И вздрогнув, словно ее настиг порыв холодного ветра, она похромала вслед за ним, намереваясь догнать его там, дальше, на территории прайда и выяснить, что же произошло.
- Слушай, пятнистый, - на ходу произнесла она, бросив короткий взгляд на леопарда. что так и лип к ее боку. не то пытаясь помочь. не то рассчитывая на какую-то отдельную благодарность: - Я конечно все понимаю, ты помог мне, молодец. Я даже тебе принесу кусок мяса. когда-нибудь. Но не мог бы ты сейчас не на долго исчезнуть. А не то, я тебе помогу. - после чего, не обращая не пятнистого никакого внимания, устремилась за Урсом, игнорируя боль в лапе и стараясь нагнать его.   
В молчании она проследовала за ним, буквально дыша в спину, и как только Река осталась далеко позади, а впереди показались знакомые холмы, Хазира решительно настигла белого льва и ухватив зубами за гриву, оттащила к ближайшему кусту, тяжело дыша.
- Урс… - она посмотрела ему в глаза, чувствуя как дрожит ее нижняя губа, пытаясь найти в них понимание, хоть искорку прежнего чувства, как надежду на прощение: - Урс, что же произошло? Разве ты пришел не за мной? – с дрожью в голосе прошептала она, а затем, не дожидаясь его ответа, бросилась ему под передние лапы, крепко обнимая их и уткнувшись в них лбом, поджимая уши: - Прости меня, прости, я не должна была так с тобой поступать… - по щекам золотистой уже не в первый раз за день катились слезы: - но я же просто львица. Твоя львица...

— Предгорья, холмы.

Отредактировано Хазира (29 Фев 2016 20:23:39)

0

68

Это было… сокрушительное поражение? Ну, да, как-то так… головокружение начало постепенно проходить, хотя вся морда саднила. Однако Тафари был рад этой боли, потому что она означала, что он еще жив. А быть живым, все же лучше, чем мертвым, и находясь на небесах в приемной у Ахею обсуждать с братьями и отцом, какой это был провал.
«Далась же ему эта сраная львица!» - в сотый раз проклинал он идею папаши сунуться в прайд Фаера. Ну, да, патрулей нет! Зато как они быстро их нашли и под орех разделали! Вот по этому патрулей то и нет… А тем временем самка его куда-то тащила. Да, было чему удивится. Самка его тащит! Тафари только не мог понять, от чего же тогда все так легко получилось с той, золотошкурой? По размерам она не меньше черной, и могла им устроить такой спектакль, что вовек бы не забыли. Но нет, все вроде гладко прошло… Мысли его оборвались, когда он заметил ее, слегка прихрамывающую, будто ничего и не случилось. Самка сидела, отвернувшись от трупа Хлатшвэйо, будто призирала само их существование, в мертвом или живом виде, а над трупом стоял белый лев. Всего один белый лев. Это просто не укладывалось в голове. Как только ему удалось победить, пусть и в хлам тупого, но такого большого и сильного льва? Да Хлатшвэйо должен был снести его одним ударом. Но, факт оставался фактом - Хлатшвэйо был мертв. Мертв на все сто.
Теперь то, уже надеяться было не на что, но… зачем он тут? Зачем его оставили в живых? Для развлечения самок? Тафари покосился на золотистую и черную, а потом на львов и подумал, что он среди них выглядит явным аутсайдером. Маленьким и жалким. Вряд ли его оставили для сексуальных утех. Ну не для охоты же? тогда для чего?
И тут началось. Когда Исгерд вонзила свои клыки в плоть Гамюки. Тафари чуть не проблевался. Не проблевался потому, что нечем было – ел он довольно давно. А поймать ничего так и не успел.
- Боже… - прохрипел он, закрывая лапами морду, на манер того, что сделала Хазира. Золотистую он сейчас не видел, а то удивился бы – такая компания, а она одна блюет, будто ей все это отвратительно. Далее хруст костей, чавканье львов, треск раздираемой плоти доносились до него, словно он был в каком-то кошмарном сне. Тафари слышал и не верил своим ушам, а поглядеть не решался. Неожиданно, до его слуха донеслось:
- Ты еще тут? Пшёл вон! – остальные слова льва он просто пропустил, находясь в полной прострации. Однако, стоило прозвучать этой фразе, как Тафари вскочил, и на нагнувшихся лапах, шатаясь, и поджимая хвост, побежал прочь, так быстро как только мог. Он бежал до тех пор, пока дыхание его не сбилось, и лев не шмякнулся в траву, едва заметно дрожа и постоянно озираясь.
- Чертовы психи… они самые натуральные психи… - прошептал он, а затем, кое как совладав с собой встал и побежал в каменные пустоши, туда, где по рассказам отца обитало странное братство. Братство Раннатая. Им следовало знать…

Что могло быть сделано.

1. Можно было проследить за бандитами и настигнуть их на стоянке, перебив по одному, без демонстрации силы.
2. Можно было дождаться, когда Тафари и Бамидел уйдут на охоту, и оглушив Гамюку договорится с Хлатшвэйо. Для этого надо было поговорить с Хлатшвэйо, на тему того, что мучить самок не хорошо. (- А мучить самок не хорошо, мне в детстве мама говорила.(Хлатшвэйо) В итоге очнувшийся Гамюка напал бы на Хазиру и Хлатшвэйо сам бы его убил. Случайно. После этого, договорится с ним о присоединении к прайду, убедив его в том, что не он плохой, а братья плохие и заставляли его быть таким. НПС жутко тупой и доверчивый, но нереально мощный, если им не поддаваться.
3. Можно было подождать еще. В итоге, Гамюка заснул бы, а Хазира попросила бы у Хлатшвэйо воды, и так как тот туп, а ему сказали следить за самкой, он отправился бы на поиски, забыв разбудить Гамюку. В итоге можно было освободить Хазиру стелсом в одно лицо.

Поздравляю, квест завершен, но, это еще не конец ;)

0

69

→ Изумрудные луга

Тихая ночь таила в себе гораздо больше опасностей, чем обычно. Африка сама по себе была местом опасным, местом, где даже, казалось бы, дружелюбные травоядные могут принести кучу проблем. Но то, что сейчас передвигалось вдоль реки Руфиджи, не сравнится ни с одним обезумевшим слоном или бегемотом.

Они были далеко не в полном составе, однако менее опасными и беспощадными они от этого не становились. Два преданных адских пса, тёмная шаманка и дракон. Как факелы со своими яркими золотистыми гривами, Малкавиан и Сосеух вели за собой остальных, предупреждая всех, кому не посчастливилось оказаться поблизости, о прибытии гвардии Рыцаря Ада.

К счастью для Сосеуха, раздражающий дождь постепенно сходил на нет, стоило группе выйти к Руфиджи и отправиться уже вдоль неё. Их путешествие прошло достаточно молчаливо, не считая парочки безумных вскриков, которые, впрочем, не стоило воспринимать всерьёз. Разглядеть что-либо впереди было не так-то просто, однако темные очертания возвышающейся земли от взгляда уставших глаз таки не ускользнули. Кажется, братец вёл их именно туда, и как только Сосеух полностью в этом убедился, он уверенно прибавил шагу и поравнялся с Малком, становясь таким же полноценным лидером.

- Жопой шевелим! - по-командирски выкрикнул Сосеух отстающим, таким образом подбадривая их. У самого Сосеуха настроение было приподнятым, ведь он в очередной раз ощущал свою полезность. Ничто не делало этого льва настолько счастливым, как поручение от любимой Абаддон. Конечно, будь под боком толстушка Марбас, путешествие было бы ещё более весёлым и приятным, но ему на самом деле и так сойдёт. В конце концов на замену Бас пришёл Малк, пятнистый придурок, которого он не видел столько месяцев. То и дело Сосеух подмазывался к его бокам, пытался потереться о его шикарную гриву, выдавал какие-то абсолютно идиотские ремарки в сторону его внешности... В общем, вёл себя как обычно, не понимая, что наверное именно подобная доставучесть и была одной из причин, по которой Малкавиан ушёл от Сосеуха ещё во времена банды Пингвина. Может, не основной, но где-то в подсознании безумца это могло таиться...

В конце концов Сосеуху надоело докапываться до Малкавиана, и он решил переключиться на Френсиса и Эйиру. Поначалу он просто шёл рядом с ними, раздражая парочку своим молчаливым присутствием, а зачем и вовсе стал издавать странные неприличные звуки, при этом улыбаясь во весь свой безумный рот. К счастью для них обоих, Сосеуху вскоре и такая деятельность надоела, и он со всех лап рванул вперёд. Прямо в воду. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось... Но и купание вскоре Сосеуху надоело. Однако уже до самого конца их пути он шёл по побережью, то и дело прыгая по воде, от чего шлепающие звуки эхом раздавались по тихой округе над рекой.

Как только очертания далёких джунглей начали приобретать гораздо более чёткие формы, шаг группы замедлился. Покрытая туманом местность возвышалась над рекой, где-то к северу от них виднелась странного вида скала, и всё это вызывало в Сосеухе уверенность, что они нашли, то что искали.
- Пахнет хорошо, - с блаженной улыбкой сказал Сосеух, - Как п*зда Марбас. Девственностью то есть, - он имел в виду, конечно же, девственность леса, в первую очередь, - И если какая-то мразь тут и бывала раньше, то всё уже успело затянуться.
Сосеух аккуратно подошёл ближе, всё сильнее и сильнее втягивая воздух. И с каждым вдохом он предавался всё большему забвению, что отчетливо можно было судить по расплывшейся в улыбке морде, и кто знает, что этот псих себе там напредставлял... Однако совсем долго наслаждаться Сосеуху не удалось, потому что в какой-то момент он уловил что-то ещё. И сразу же выражение морды переменилось на озлобленно-агрессивное, всю несерьёзность как рукой сняло, и теперь он принялся внюхиваться ещё внимательнее.
- Чужое ссаньё все-таки, - наконец, заключил он, - Надо к приходу мамы навести порядок. Вы двое, - пёс обернулся к Френсису и Эйире, - Пойдёте вдвоём. Левый район исследуйте, найдите конец леса, убивайте любого, кто здесь лишний. Жрать-то тоже что-то придётся. И не забывайте оставлять метки. Пусть все знают, что это место принадлежит нам.

Малкавиану подобное объяснять, к счастью, не нужно было, в банде Пингвина им приходилось выполнять подобную работу постоянно. Поэтому Сосеух оставил братца самому себе, а сам решил пойти в противоположную сторону от мест, которые он приказал обрабатывать Френсису и Эйире. Однако это вовсе не значило, что ему н езахочется прийти и проверить результаты работы.

→ Лес туманов

+4

70

—→ Изумрудные луга.

Ночь. Ох, как Фрэнсис любил ночь. Ночью не видны его шрамы, ночью можно полагаться только на своё чутьё и на то, что другие называли интуицией. Ночью все кошки серы, а все духи темны, жертвы беспомощны и убийцы сильны. В общем, сплошная благодать — если это слово вообще можно было упоминать возле любого из их компании. три льва, один краше и стрёмней другого да шаманистая леопард — что может быть лучше для путешествия к темнейшим алтарям? Правда, без этих пёстрых котиков дело пошло бы куда лучше, да и остаться наедине с леопардицей Фрэнсис был бы не прочь. Исключительно в шаманских целях, не подумайте!

Терпения у Фрэнсиса, равно как и у Дракона, было не занимать. Он успел за свою жизнь привыкнуть к излишнему вниманию к своей персоне, оттого выкрики и звуки, издаваемые...Ухом, не сильно привлекали к себе внимание льва. И всё же в чём-то пёстрый был прав — не стоило рассредотачиваться по всем землям, которые пусть теперь им и принадлежали, но всё равно не были зачищены. А тишина зачастую так обманчива...

Появление львинозебры в непосредственной близости от него самого заставило Фрэнсиса невольно напрячься. Желание дать тому под зад нарастало с каждой секундой, и Одержимый присматривался, в какую часть пониже хвоста ему ударить — правую или левую? — когда едва не сложил уши в трубочку. Даже учитывая его раздвоенный язык и перекошенную морду, Фрэнсис никогда не думал, что лев с нормальным строением пасти может издавать звуки, похожие на коитусальные, при этом освещая путь улыбкой. Не то, чтобы эта своеобразная мелодия возбуждала самца, но слышать это было откровенно говоря жалко — у Фрэнсиса создалось ощущение, что полосатику давно никакая самочка не давала. Покосившись на леопарда, Одержимый однозначно убедился, что уж это-та ему точно не позволит задрать хвост. А вот та белая полосатка...

Ах, да, Марб. На автомате втянув воздух, лев удивлённо глянул на Уха. Серьёзно, та самочка ещё не была никем оприходована? Или это он в шутку? Возможно, конечно, что это кошечку Абаддон оставила для себя в качестве особо ценного чистенького трофея. Этого Дракон вряд ли понял — нередкие женские тела он всегда пробовал посредством Фрэнсиса. Впрочем, вскоре возможное количество тушек, из которых будет вытекать горячее мёртвое драконье семя, обещало увеличиться...

Приказы Уха были к этой картине абсолютно некстати. Прикрыв невольно несколько отвисшую челюсть и вернув закатанные от удовольствие глаза зрачками вперёд, лев мотнул головой, как бы приглашая леопарда следовать за собой. Атмосфера была достаточно интригующей, чтобы просто молча идти. Да и банальное физическая необходимость помечать границы была как нельзя необходимой вообще-то. Сделав несколько шагов в сторону, лев абсолютно беззвучно схаркнул набежавший сгусток слюны вместе с кровью — во время коротких мечтаний он вновь не заметил, как прокусил губы. Слизывая (а скорее размазывая) своим раздвоенным языком остатки крови по морде, он вернулся к леопарду и продолжил путь вперёд.

Метки потом. Ощущаешь духов? — холодно обратился Фрэнсис к Эйире, — Они хотят нас. ОН хочет МЕНЯ, — почти прошептал последнюю фразу лев, ощущая почти вибрацию во всём теле. Да, Дракон хотел воли, хотел посмотреть на своё тело со стороны, хотел прикоснуться своими призрачными лапами к лично ниспосланным этому льву огненным рисункам на спине. Да и облапать леопардицу, в конце концов, он был бы не прочь! Стоило лишь помочь ему это сделать.

—→ Ущелье чёрных песков.

+2

71

>>> Изумрудные луга >>>

Вопреки расхожему мнению, не все кошки одинаково серы ночью. Всё-таки, из каждого правила должны быть исключения. Вот давайте честно: меланистов не так уж и много, но они намного сильнее привлекают внимание. Повидавшая жизнь Эйира на своей шкуре знала, что отношение к чёрным у всех разное, и что живущих спокойной жизнью тёмношкурых очень мало – и это распространяется на пантер, вне зависимости от их происхождения.

И порой, особенно в ночное время, падший скайрас благодарила свою богиню за то, что её жизнь сложилась именно так… Что, впрочем, не заставляло исчезнуть желание устроить геноцид на своей родине. Как бы то ни было, тёмный окрас значительно упрощал жизнь леопарда одиночки: ночью она была идеальной охотницей, так что полусонные газели даже пискнуть не успевали прежде чем челюсти хищника лишали жертву этой возможности; а спать можно и днём, в кроне какого-нибудь густого дерева.

Впрочем, эта ночь отличалась от предыдущих. Теперь Эйира снова была не одиночкой… на свою тёмную головушку. Но долгий дневной переход сделал ночь ещё желаннее. Едва последние лучи солнца скрылись за горизонтом, сердце Падшей стало трепетать, предвкушая грядущую прохладу и тьму, в которой она могла раствориться. Впрочем, исчезать из вида своей новой… банды она не торопилась. Вряд ли они не понимали, почему Эйира приободрилась духом с приходом темноты, но давать им повода сомневаться в своей лояльности она не могла.

Продолжая изучать своих новоиспечённых коллег, Эйира продолжала даваться диву от своего решения примкнуть им. Но так как назад пути нет, оставалось только подстроиться под ситуацию. Благо, придурковатости остальных не были уж совсем омерзительными, так что игнорировать их можно было. Так, кривляния Сосеуха, которые, судя по довольно пугающей улыбке, были чем-то вроде шутки, не сильно напрягали, ибо лев довольно скоро отвалился, поняв, что раздражаемые не особо раздражаются. А вот что игнорировать было сложно – так это уровень пошлости, витавший в воздухе. Об этом никто не говорил, никто, казалось бы, не намекал на это, но это было. Очевидно, присутствие Марбас явно поспособствовало раскрепощению львов. И хотя значительная часть внимания по итогу доставалась именно ей, тот же Френсис вёл себя местами так, будто готов трахнуть вообще всё что угодно. Увы, было ясно, что на Эйиру глаз он тоже положил и, что ещё больше удручало, та явно была достаточно высоко в списке потенциальных жертв недотраха этого "непобедимого" "красавчика". И было не похоже, что его интересовало мнение другой стороны – впрочем, пока что Эйира и не делала усилий по высказыванию своей позиции: слова тут не помогут, а до дела дело не дошло. Плотского отвращения она не испытывала, но позволить льву забраться на себя – унижение, которое она не готова была принять на себя. Если он наберётся дурости полезть к леопардихе… Ему же хуже и будет.

* * *

Молча кивнув на приказы Сосеуха (было не похоже, что кто-то этот кивок вообще заметил), скайрас перевела взгляд на льва. Приказ есть приказ, хотя перспектива оказаться с ним один на один не была радужной. Впрочем, дневных преимуществ у него уже не была, а ответить на дневную самоуверенность льва Эйира была готова и имела достаточно желания. Конечно, будет неудобно, если её обвинят в членовредительстве на второй день… Но что ж поделать.

Метки потом, – голос льва не выказывал никакой симаптии и заинтересованности, но расслабляться не стоило. Кто ж знает, что ему взбредёт в голову? – А мне-то какое дело до меток?.. – ответила было Эйира, намекая на биологию, но её компаньона явно не интересовали такие мелочи: – Ощущаешь духов? Они хотят нас, – Падшая с некоторой долей удивления взглянула на Фрэнсиса. «Вот оно что… Ты тоже "шаман", да? Занятно-занятно…» – такие подозрения было у Эйиры, но они были эфиральными, не имеющими отношения к реальности. Теперь это имело смысл, и постфактум она удивлялась, что не поняла это сразу. Заметила ли это Абаддон? Скорее всего, да, она яано опытнее в таких делах. – ОН хочет МЕНЯ, – фанаитчно-возбуждённо прошептал лев, отчего леопардша невольно напряглась. – «Помоги, Скриок…»

Затаившийся хищник, бушующий дракон. Похоже, кому-то будет плохо. И Эйира сделает всё, что бы не ей.

>>> За Фрэнсисом (Ущелье черных песков) >>>

+3

72

Начало игры

Not the power to remember, but it’s very opposite, the power to forget, is a necessary condition for our existence.

Он шел уже достаточно долго, но упругие лапы не были охвачены тяжестью усталости, игольчатая челка гривы била по глазам, стоило лишь леопону опустить морду ближе к земле, дабы в очередной раз с брезгливостью разглядеть пыль и грязь на лапах. Не так давно он перешел земли, переполненные метками львов и его с превеликой радостью, поливал сверху проливной дождь той же степени тепла, что и снежные вершины дальних гор. Не стоит говорить, что сейчас Энви как никогда хотел просто найти себе пожрать, а после завалиться на сытый бок и подремать, окутывая свой разум уже привычным ему кошмаром.

Хьюза всё не было. Этот болтливый орел, что остался Энви от почившего и до жути раздражительного старого льва успел проклевать плешь в нервной системе полукровки, чем не грешил пользовался ради лицезрения истерики Энви. Видимо, орлу уж очень нравилось, как ругался на него гибрид, поливая смачной бранью не только его, но и того шамана. Да, да, Энви больше не упоминает в своей ругани любименькую дочурку Хьюза. Он вздохнул и потер щеку, трогая подушечками почти зажившие следы от птичьих когтей. Это было первое и последнее предупреждение – Энви это прекрасно понимал, пусть птаха и была птахой, да только Хьюза только идиот опасаться не будет. Особенно! Хьюза внезапно обозленного на глупость своего спутника.

- Ты мне не папочка, - огрызнулся полукровка в сторону неба, где сейчас орел прочесывал округу на предмет пищи, обещая вернуться еще засветло.

Уже утро, а Хьюза до сих пор нет, понимая всю скорбь и одновременно иронию происходящего, Энви лениво сел на задницу и так же лениво огляделся, подставляя голову первым лучам рассвета. Он и сам прекрасно видел те стада антилоп и зебр впереди себя, как те узкой линией шли вдоль берега реки, собираясь переходить где-то в менее глубоком для них месте. Облизнувшись на мясистые бока, полукровка прищурился, прикидывая варианты удачной охоты без орла, ведь тогда он сумеет заткнуть его болтливый клюв своим успехом, и Хьюз перестанет донимать Зависть тем, что тот без него вскоре с духом шамана встретится. Без всяких там шаманских вызовов. Хороший намек, ничего не скажешь.

Да и «Завистью» Энви тоже стал отчасти благодаря летающему оптимисту, тот довольно скоро прозвал его так, наглядевшись проделок меченого. Собственно, прозвище вызывало лютую озлобленность, глухой рык и желание отведать орлятинки, но одновременно с тем… Одновременно с тем оно словно бы проясняло самому Энви очевидное, напоминая о глупой зависти перед львами впору своего взросления.

- Ай, да чтоб этого пернатого! – внезапно и резко воскликнул полукровка, прижимая передние лапы к голове так, что уши пропали из виду и собственный голос звучал словно бы сквозь толщу воды. – Буду я еще слушать этого Хьюза, сам не лучше, жену с дочкой бросил, папка года, ха! Только болтать о них и горазд, вернуться - кишка тонка, кому такой папашка вообще нужен! 

Помяни черта, как говорится. Над головой Энви метнулась стрелой темная тень и спустя мгновение хозяин тени не без осторожности коснулся когтями земли, приземляясь рядом с бурчащим гибридом.

- И не мечтай, глупый, - орел шевельнул крыльями, повернув голову в сторону предмета вожделения своего юного друга – стада, - даже с твоим опытом, нормальный экземпляр ты оттуда не выцепишь, я нашел более легкую мишень, - пернатый указал левым крылом на место чуть дальше берега и если приглядеться туда, то среди прибрежных кустов можно было разглядеть одинокую газель. Она, конечно, была не очень крупной, но много ли этой парочке надо?

- Как обычно? – Энви не стал спорить.

- Как обычно, - отсутствию пререканий Хьюз был мысленно рад.

Подбираясь к своему будущему завтраку, Энви то и дело прятал свою темную задницу с радаров газели, дабы та не покрутила перед ним своей мясной попой, отправляясь целехонькой тушкой в закат. Так уже однажды было. Их с Хьюзом план был предельно просто и уже приступил к своей активации: набрав высоту, Хьюз поспешил напугать газель своим резким появлением со стороны расписанного рассветными красками неба. Перепуганная добыча тогда бы явно не заметила, как к ней с правого бока подбирается голодная кошка, желавшая впиться в горло газели и оторвать от него кусочек побольше, пока большие когти орла спешат пройтись вдоль всей спины травоядного, превращая её в кровавые лоскуты.

Отредактировано Энви (25 Янв 2018 23:19:43)

+2

73

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Энви атакует Газель-доркас

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+1

Бросок
Бонусы

Итог

1 + 1 = 2
2 + 3 = 5 → 3

5

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

А газель заметила: после того как огромная птица спугнула ее, то копытную почему дернуло обернуться направо. Только заметив недо-льва (как ей самой показалось), она тут же отшугивается по совершенно непредсказуемой траектории, чем и запарывает атаку обоих хищников.
Из-за того, что она теперь готова к нападениям, в следующем посте у нее будет "+1" на попытку вырваться, если Энви все же ее поймает.

Тем не менее, при попытке тут же дать сигача она запинается - у Энви есть еще три попытки чтоб ее догнать (если он ее не повалит), иначе она убежит.

Энви

В порядке, но скорее всего из-за неудачи забомбит.
Имеет еще три поста для того, что попытаться повалить/схватить газель.

Газель

"+1" на следующий пост в случае, если придется вырваться из хватки кота.

+1

74

Ах ты, собаки самка! Энви грубо сплюнул на землю и прищурился, задирая верхнюю губу в нервном оскале. Он тут жрать собирается, а жратва решила побегать и явно уменьшить свою калорийность перед смертью. И вот пусть даже не мечтает, что убежит - Энви и не таких ловил. Вспоров когтями почву и разрезав корни растений вокруг себя, полукровка снова рванул следом за желанным куском пока еще живого мясца, хмурясь и громко уже выдыхая через пасть. Нечего себя теперь прятать, когда надо тратить время на убийство копытного бифштекса.

- Хьюз! - рычит Энви, когда сокол летит на одной высоте с его загривком, словно бы и правда ожидая указа от друга, куда теперь ему лучше бить. - Ослепи эту ошибку цепи питания, я не настроен на долгие погони.

Сокол дернул клювом и словно бы улыбнулся на излишне разгоряченную реплику спутника. Взмахнув крыльями, он поднял в воздух облако пыли и рванул за добычей, выискивая более удачный угол для пикирования. Подобным был занят и Зависть, с каждым следующим скачком стараясь сократить расстояние до задницы газели, чтобы в итоге резко отскочить от одного из ближайших валунов, таким образом оказываясь выше уровня спины травоядного. Миг в воздухе и Энви расставляет острые когти передних лап, собираясь повалиться точно на газель, завалив её на бок. И боковым зрением гибрид заметил пикирующего Хьюза и его когти, распахнутые в сторону глаз газели.

+1

75

> Прибрежные джунгли <

Применено умение "Выносливость".
Фамильяр введён в игру.


Рейвен могла только догадываться, сколько отмерила километров и сколько тысяч следов оставила за собой. Сказать по правде, ей уже было всё равно. И не встреться ей на пути Рори, она бы, вполне вероятно, свалилась где-нибудь посреди пустыни и откинула копытца, не имея ни сил, ни мотивации для дальнейшего путешествия. Но сейчас, глядя на неунывающего и бодро трусящего рядом лисёнка, юная львица радовалась, что не сдалась. В конце концов, это совершенно не в её характере! Что бы подумали братья, увидев её лежащей где-нибудь в канавке и жалеющей себя?

– Смотри-ка, впереди река! – воскликнул фенек, поведя большущими ушами.

Рейвен только кивнула, хотя он этого жеста даже не заметил – язык был сухой и тяжёлый и не ворочался. К тому же она и сама давно догадалась, что где-то впереди река – вдалеке уже несколько раз её единственный глаз подмечал силуэты антилоп, стекающихся сюда, да и усиливающийся ветер имел влажный привкус.

«Только не будь солёной».

Своеобразная паранойя всё ещё не покидала её, а воспоминания то и дело накатывали вьетнамскими флешбеками: возвращение с тренировки, которая прошла не слишком-то удачно, приход в затопленную пещеру на побережье, размытые следы вокруг – и ни души. Рейвен даже полезла в саму пещеру, нахлебалась воды и едва не потонула, совершенно не владея навыком борьбы с накатывающими океанскими волнами. Пляж был практически затоплен, и пришлось ретироваться в джунгли – слишком густые и обширные, чтобы с лёгкостью найти в них кого-либо. Рейвен проваландалась по ним несколько часов с заплетающимися от усталости лапами и слипшейся солёной шерстью, натыкаясь лишь на беспорядочные следы и обрывки запахов, с которыми не знала, что делать.

Она отказывалась верить, что кто-то из родных утонул, но при одном взгляде не безбрежный и ненасытный океан львицу пробирала дрожь. Решив, что сидеть и ждать – удел слабаков, Рейвен пустилась в путь, не имея ни малейшего понятия, куда и зачем идёт. Нашла цепочку следов и пошла по ней, а когда потеряла, упрямо продолжила идти. Не исчезли же они все, в конце концов? Рано или поздно она кого-нибудь встретит! Иначе не бывает. Ведь правда?

Джунгли закончились, начались степи. Рейвен помнила давнее путешествие очень-очень смутно, никак не могла предположить, откуда их семья шла, проходили ли они здесь. Возможно, раз дом на побережье затоплен, Вирта решит вернуться обратно? Знать бы, где это "обратно". Рейвен удавалось ловить грызунов, но копытные разбегались, стоило ей приблизиться. Рейвен даже не делала попыток охотиться на сколько-нибудь серьёзную дичь – во-первых, столько мяса ей не съесть, а во-вторых, которое куда более весомо, юная львица не имела развитого навыка охоты и видела мир лишь на пятьдесят процентов. Не теша себя напрасными надеждами, ела всю мелочь, что попадалась на пути и была недостаточно проворной и сообразительной, чтобы сбежать.

Преодолев реку – слава Айхею, вкусная пресная вода! – Рейвен смогла лицезреть пустыню, и зрелище это повергло её в глубочайший шок. Такого пространства, такого количества песка ей видеть ещё не приходилось. Хуже всего было осознание, что в это бескрайнее подобие океана – только пересохшего – надо идти. Без вариантов. Львица знала, что если остановится, то весь её запал сойдёт на нет в считанные дни. И что она тогда будет делать? Искать себе союзников среди живущих неподалёку львов на манер тех разбойников, что чуть не... так, стоп, эти мысли под запретом. Отставляем их в дальний ящик памяти, туда же, где размышления о судьбе многочисленных родственников, самобичевание от того, что не оказалась рядом в нужный момент и желание лечь в позу зародыша и пожалеть себя. Потом, всё потом. Сейчас – идти. Иди и обязательно придёшь.

Рори свалился ей на голову, как благословение предков. Практически в тот момент, когда она уже отчаялась. Справа пески, слева пески, впереди песчаное море, и степь позади тоже исчезла в песках где-то на горизонте.  А с маленькой кривенькой скалы, под которую Рейвен забилась в безуспешной попытке найти тень, на неё свалился мелкий шустрый зверёк, в котором она не сумела признать пустынную лисичку, потому что никогда таких раньше не встречала. Он сначала испугался, а потом обрадовался, и выяснилось, что Рори тоже одинок, тоже давно не видел ни одной живой души, с которой можно переброситься парой фраз, и тоже путешествует незнамо куда. Узнав, что может показать дорогу Рейвен и побыть полезным, фенек до одури обрадовался и тут же со знанием дела повёл её в ближайший оазис, который оказался значительно правее изначально выбранного курса. Если бы не Рори, Рейвен пропустила бы оазис и точно померла от обезвоживания или солнечного удара или загрызания заживо стервятниками.

Какое-то время они спорили, сколько стервятников нужно, чтобы съесть заживо целого льва; когда эта тема иссякла, обсуждали, сколько шагов пустыня в ширину; считать очень скоро надоело, как и играть в "шпиона", потому что "я вижу что-то жёлтое" означало песок, а "я вижу что-то ушастое" – Рори; а больше ничего вокруг и не было.

Маленький лис подарил Рейвен второе дыхание. Слово за слово она рассказала ему всё о себе: про её большую семью, которая постепенно редела, про красивого рыжего льва по имени Диего, в которого раньше была влюблена, про красношкурого Фастара, который был главой их банды, про океан... Порой она запиналась и умолкала, погружаясь в мрачные воспоминания, но Рори тут же переводил разговор в другое русло и мягко выуживал её из омута отчуждения и отчаяния. Он заявил, что её повязка на глаз просто потрясающая, и он сам не отказался бы от такой, и они договорились, что как только доберутся до места, где живут мартышки, попросят их сделать ему такую же. На вопрос о том, не выбить ли ему глаз для пущей правдоподобности, фенек замялся и не стал отвечать.

В конце концов, несмотря на тяготы выпавшего на их долю путешествия, львица и лис проводили время очень даже неплохо. Их попеременно мучили то жажда, то голод, то холод, то солнце, конечная цель оставалась туманной, и в этом была своеобразная прелесть. Подушечки лап сотню раз стёрлись и загрубели, шерсть забилась песком по самое не могу, песок скрипел на зубах не переставая, язык высох до основания, с морды не сходил суровый мужицкий прищур вкупе с загадочным взглядом вдаль за горизонт, в целом ни одна неожиданность уже неожиданностью не казалась.

Как, например, вот эта река. Рейвен равнодушным взглядом проводила проскакавшую мимо газель, которая зыркнула на неё и больше ничем не выдала своих опасений. Видимо, от юной львицы распространялась аура беспомощности в охоте, и дёру от неё давали только шустрые ящерицы. Рори это вообще не беспокоило – он магическим образом ухитрялся каждый раз найти себе перекус где-то в песках, а настоящего свежего мяса, должно быть, и на зуб никогда не брал.

«Ну ничего. Вот научусь охотиться и буду нас обоих кормить! Когда-нибудь».

Пустыня здесь, очевидно, кончалась. Стала появляться более-менее живая трава и чуть более густые кустарники, а впереди, далеко за рекой, расстилались зелёные заросли. Рейвен задумчиво смотрела на них, чуть повернув голову, и гадала, кто может обитать здесь и позволят ли им остаться. Это ли конечная цель её долгого и изнурительного путешествия? Как это точно определить? Подойдя к берегу, Рейвен наклонилась, но лапы подогнулись, и она едва не свалилась в воду, с трудом удержав равновесие. Принялась пить жадными глотками, слыша рядом торопливую возню Рори. Всё же дела у них налаживаются, как ни кинь.

+3

76

Изумрудные луга——–→

Эбигейл готова была выплюнуть легкие: настолько быстро она бежала, спотыкаясь о торчащие из земли коряги и разбросанные то тут, то там камни. Она перестала чувствовать смерть, когда отбежала на добрые полкилометра от места трагедии, а от того только сильнее лелеяла надежду на чудесное исцеление брата. Принцесса была еще неопытной в подобных случаях, поэтому списала все на свой испуг, на панику, на растерянность, словом, на что угодно, но только не на свой дар, доставшейся ей, по всей видимости, от отца.

Именно поэтому она отчаянно искала сердецей где угодно: в густых высоких травах, в топкой болотистой почве, под кустами и деревьями, вдоль берегов широкой реки Кагеры. Она помнила, как выглядело растение, но не имела ни малейшего понятия, где именно оно может расти. Кроме того, юная львица хорошо помнила, что сердецей не был простым сорняком: это было очень редкое и очень ценное растение, которое, кажется, даже могло вывести заболевшего из комы. Не было похоже, чтобы Аминта погрузился в такой длительный тяжелый сон, но принцесса хотела верить, что растение поможет ему продержаться хотя бы до прихода опытного Фестра. Она полагала, что того же мнения была и Касари.

Но когда ягоды были так сильно нужны, их, как назло, невозможно было отыскать! Эбигейл излазила вдоль и поперек всю Кагеру, пронеслась по ближайшим полянкам. Она чувствовала себя ужасно измотанной, но ради своей семьи снова находила в себе силы, которые несли ее хрупкое маленькое тельце дальше. В конце концов, самка вновь свернула от берега реки, оставив попытки отыскать хотя бы одну ягодку, кинулась к другой большой реке, чуть дальше от центра западного королевства, но зато менее населенную всякой живностью. Быть может, там ей удастся найти нужное лекарство. Однако стоило помнить, что мало отыскать его, нужно еще и принести вовремя. Эта мысль помогала Эбигейл не останавливаться.

Наконец, она выскочила прямо на берег реки и вновь прошлась вдоль правой стороны. Юная львица практически пропахала носом длинную тонкую дорожку, но ее поиски все еще не были вознаграждены. Такое ощущение, будто какие-то высшие силы не дают ей сделать то, что она так хочет, но Белоснежка старалась сопротивляться по мере своих возможностей. Ведь именно она учила Аминту бороться, поэтому теперь должна соответствовать своим словам и действиям. Она не может оставить брата в беде, не может разочаровать его.

Внезапно, далеко впереди, Эбигейл заметила незнакомую коричневую шкурку. Кажется, это была самка, довольно молодая, судя по размерам, со странными пятнами, разбросанными по шкуре. Если бы мысли львицы не были заняты болеющим братом, то наверняка бы она удивилась странному окрасу незнакомки, но сейчас Белоснежка подумала только об одном: она могла бы помочь отыскать сердецей, ведь две пары глаз лучше, чем одна!

Эбигейл кинулась догонять самку, а когда почти очутилась возле нее, налетела практически со страшной силой, несвойственной для молодой хищницы. Чуть не уткнувшись носом в круп незнакомки, львица затараторила, кое-как переводя дыхание.

Простите… я не хотела отвлекать… скажите, вы не знаете, где растет сердецей? Может, вы видели эти ягоды… пожалуйста, помогите отыскать их, пожалуйста…

Эбигейл снова почувствовала, как ее бросает то в холод, то в жар. Она вновь запаниковала, но не потому, что незнакомка могла ей отказать, а потому, что время идет слишком быстро. Если львица не успеет принести ягоду… все могло кончиться плачевно для бедного Аминты.

Мой брат, — кошка ловила воздух пастью, а большие карие глаза блестели не то от поступающих слез, не то от волнения, — мой брат умирает… пожалуйста, помогите отыскать сердецей, — и тут же отпрянув от львицы, глаза Эбигейл забегали по берегу реки, снова пытаясь отыскать среди зеленой травы яркую маленькую точечку — ягоду.

Офф

Эбигейл ищет сердецей

Отредактировано Эбигейл (18 Мар 2020 15:10:55)

+2

77

Рори первым услышал стремительно нарастающий топот и предусмотрительно шмыгнул куда-то в кустики. Рейвен же была слишком занята тем, что утоляла жажду, поэтому какие-то там непонятные топотки на периферии слуха её не волновали.

«Прошляешься по пустыне с моё, вообще слуховым галлюцинациям удивляться разучишься».

Но когда эта галлюцинация чуть не сносит с лап, волей-неволей приходится уделить ей внимание. Рейвен пошатнулась под натиском белой львицы с безумными карими глазами. Пиратка выпустила когти и вздыбила шерсть на загривке, приготовившись дать отпор по мере возможностей.

«Я ещё ни разу ни с кем как следует не дралась! Я даже не знаю, умею ли драться! – мелькнула тревожная мысль. – Хотя, похоже, сейчас подходящий момент, чтобы проверить это».

Но незнакомка вдруг сбивчиво залепетала что-то настолько несуразное, что боевой пыл разом рассеялся, уступив место тупому недоумению. Рейвен пропустила мимо ушей слова про какую-то траву или ягоду с непонятным названием, которое, может, и шевельнуло в памяти давние воспоминания, но не пробудило их – Вирта, рассказывающая детям о травах и лекарствах первой необходимости. "Однажды эти знания спасут вам жизнь", – говорит она, насмешливо хлопая хвостом неугомонного Спайро, который в толк взять не может, зачем ему знать названия этих глупых травок. Рейвен же интересно, но она, конечно, не может запомнить всё это назубок, ведь ни разу с тех пор подобными знаниями не пользовалась – видела разве что краем глаза, как Ванесса, взявшая на себя роль врачевательницы в их банде, лечит раны пострадавших в ту страшную грозу. Ах, кажется, эта гроза была миллион лет назад...

Зато последние слова белой незнакомки доходят до притупившегося от долгого перехода через пустыню сознания Рейвен. Её брат... Перед глазами львицы невольно встаёт облик её собственного брата. Какого из них? Спайро? Рорана? Или... всех сразу? Да, братьев у неё было предостаточно, и пиратка точно знает, что если бы кому-то из них угрожала опасность, она бы сорвала все когти, содрала свою шкуру, зазубрила все лекарственные травы в мире, перешла пустыню вдоль и поперёк, чтобы спасти их.

– Да, я... Я помогу, – отзывается она прежде, чем успевает осмыслить, на что вообще подписывается.

Впрочем, радость, мелькнувшая в глазах белой львицы, стоит того, чтобы согласиться помочь. Её взгляд такой, будто она тонет в море и ничего не может с этим поделать, и Рейвен это пугает.

– Можешь описать, как они... она выглядит? – одноглазая в неловкости прижала уши – помощница из неё хоть куда, конечно! Больше проблем создаст, чем принесёт пользы.

– Я знаю, как выглядит сердецей, – раздаётся тихий голос из-под кустарника, откуда высовываются два больших бежевых уха и маленький мокрый нос. – Пойдём, Рейвен.

Львица недоумённо моргает, но тут же встряхивается, и, бодро кивнув белошкурой, ныряет в заросли следом за фенеком.

– Ищи такие крупные, немного овальные, оранжево-жёлтые ягоды. Ты их ни с чем не перепутаешь, – спокойно распорядился лисёнок, деловито указав на тенистые поросли травы и растений, спрятавшиеся в кустарнике от палящего солнца.

– Откуда ты столько знаешь про лекарственные травы? – с невольным уважением в голосе поинтересовалась Рейвен, раздвигая лапами стрелки какого-то пожелтевшего папоротника и крутя головой, чтобы единственный глаз охватил всё доступное поле зрения.

– Я много чего знаю, – хмыкнул Рори, самодовольно распушив грудку, – ты удивишься.

«Я непременно должна помочь этой львице. Обязательно должна», – стучало в голове, пока Рейвен металась по зарослям, заглядывая в самые укромные и тенистые места – это же логично, что сердецей спрячется там, где его не спалит безжалостное солнце?

ГМ

Попытка найти травку:
- Сердецей
- 10 штук
- есть бонус от фамильяра +2

Отредактировано Рейвен (3 Апр 2020 11:35:57)

+2

78

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"35","avatar":"/user/avatars/u35","name":"Ferrum"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u35 Ferrum

Поиск травы
Эбигейл ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок

Итог

6

6

Лечебная трава успешно найдена!

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6
2

6

Лечебная трава успешно найдена!

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2

Бросок
Бонус

Итог

2
2

4

Поиск лечебной травы провален.

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2

Бросок
Бонус

Итог

2
2

4

Поиск лечебной травы провален.

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1

Бросок
Бонус

Итог

1
2

3

Поиск лечебной травы провален.

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4

Бросок
Бонус

Итог

4
2

6

Лечебная трава успешно найдена!

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3

Бросок
Бонус

Итог

3
2

5

Лечебная трава успешно найдена!

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=5

Бросок
Бонус

Итог

5
2

6

Лечебная трава успешно найдена!

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6
2

6

Лечебная трава успешно найдена!

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1

Бросок
Бонус

Итог

1
2

3

Поиск лечебной травы провален.

Рейвен ищет сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6
2

6

Лечебная трава успешно найдена!

0

79

Если бы Эбигейл сейчас сказали, что для спасения брата нужно залезть на самую высокую гору и принести оттуда крошечную снежинку так, чтобы она не растаяла — львица бы, не задавая лишних вопросов, пошла бы выполнять это поручение, не думая о том, насколько это трудно и опасно. Отыскать какой-то цветок для нее было теперь тем более всем смыслом жизни, потому что умирающий король был для нее всей жизнью.

Сколько себя помнила Белоснежка, она всегда была неразлучна с коронованным братцем. Это не значило, что свою остальную семью она не любила, но Аминта был для нее особенным, и ее связывало с ним не только кровное родство: духовно близки друг другу, они понимали взаимно мысли и чувства, словно должны были родиться близнецами, но родились сестрой и братом да были отдельно друг от друга, как земля и небо. Теперь для Эбигейл лишиться юного самца все равно, что лишиться собственного отражения в воде: сможет ли она справиться, если что-то пойдет не так?..

Она ищет цветок с таким надрывом, словно высасывает яд из отравленного, словно затягивает укус раненому, словно вдыхает воздух в легкие – утопающему. Она носом раздвигает пышные травянистые лесочки, пытается уцепиться глазами за толстый слой разноцветного ковра; когтями вспарывает землю, чувствуя, как чешутся от пыльцы глаза. И мысли принцессы кубарем катятся одна за другой, будто ударяясь о черепную коробку изнутри и глухо бумкая: «найдись! найдись! найдись!».

Она даже не заметила, что принялась за поиски не одна: повезло, что встреченная ею незнакомка оказалась доброй и не отказала в помощи ошалевшему подростку. Еще больше повезло, что вовсе не воспользовалась положением бедняжки и не напала на нее. Эбигейл обязательно будет ей благодарна, но многим позже, когда осознает все, что делала в последние часы для того, чтобы спасти брата.

«Найдись! найдись! найдись!».

Белоснежка даже не заметила, что чудаковатая молодая львица была не одна. Лисенок, который крутился под лапами у кошки, деловито что-то ей разъяснял, и Эбигейл даже слышала их голоса, но не пыталась вникнуть в суть. Она впервые поддавалась панике, впервые испытывала настолько страшные эмоции, не дававшие ей рассуждать спокойно и здраво — так, как она делала это всю свою прежнюю жизнь.

Сердецей заблестел в лучах выглянувшего солнца таким же желто-оранжевым пятном. — Я нашла! Нашла! — взвизгнула подросток, осторожно и мягко обхватывая зубами нежный тонкий стебель с аккуратным маленьким бутоном. Она готова была уже ринуться обратно, позабыв обо всем, но вдруг на глазах ей попалась львица, у которой несколько минут назад принцесса так отчаянно просила помощи, — нашла! — сквозь зубы еще раз громко крикнула самка, а потом вдруг заметила, что не только она обзавелась желанной находкой, — ох, храни вас Айхею!

С каким искренним счастьем желала она обнять Рейвен, потому что та отыскала нужное лекарство! Она ведь уверена в том, что трава обязательно поможет Аминте, что он уже спасен и волноваться не о чем. Кошка суетливо указала лапой в сторону западных земель и, практически не церемонясь с незнакомкой, легонько боднула ее лбом в плечо, как бы подталкивая в сторону территорий прайда, — пожалуйста, пойдемте со мной, я не смогу все аккуратно унести одна. Прошу!

Эбигейл взглянула на львицу еще раз, а затем поспешно засеменила в сторону логова. Она хотела бы бежать, но ей приходилось иногда замедлять свой шаг, чтобы лисичка и Рейвен не отставали от нее: в конце концов, они эти места наверняка совсем не знают, поэтому стоило бы ради приличия подождать этих любезных зверей. Пожалуй, не каждый день встретишь тех, кто готов помогать первой встречной кошке.

Но Эбигейл уже мыслями была дома: сейчас ее переполняло счастье и самая большая надежда на то, что ее дорогой брат вылечиться и поправиться.

«Пожалуйста, Аминта, потерпи еще немного».   

—–→>>Общая пещера

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Река Руфиджи