Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Верхнее течение реки Кагера


Верхнее течение реки Кагера

Сообщений 1 страница 30 из 288

1

http://sf.uploads.ru/mFQty.png

Берущая начало на склонах гор неподалеку от владений прайда Фаера река Кагера несет свои бурные воды дальше на запад. Верхнее течение реки представляет собой бурный, бешеный, ревущий горный поток, изобилующий скалами и порогами, подпитываемый многочисленными ручьями и мелкими горными речушками. При должной сноровке через него перебраться по торчащим из воды камням и скалам. Сама же долина реки изобилует многочисленными пещерами высоко на склонах. Крупных животных тут очень мало.


1. Стремительный поток чрезвычайно опасен, в основном из-за подводных камней. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

2. Торчащие тут и там из-под воды скалы тоже считаются небезопасными: персонаж может поскользнуться и упасть в воду (бросок кубика на любые попытку перебраться через реку по камням с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Устойчивость").

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Мелисса, Мята, Манго (требуется бросок кубика).

+1

2

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН!
Ну, за неимением слонов в данной местности -  горный обвал, обрушившийся на нарушителя, тоже сгодится
в отыгрыше участвуют Фестр/Леми/Асия


Холмы -----→
И вот, после долгого пути, холмы остались позади, а вместе с ними - и земли прайда Фаера. И если перед этим местность постепенно повышалась, в итоге перейдя в небольшую скалистую гряду с перевалом, - один из небольших отрогов северных гор, - то теперь перед глазами Фестра открылась совершенно иная картина. Ветер почти стих, успев перед этим разогнать большую часть облаков, и свет луны заливал пейзаж. Там, впереди, по ту сторону перевала открывался вид на глубокую долину между отрогами гор, а на её дне, глубоко внизу, сверкая в лунном свете, с неистовым рёвом и грохотом несла свои воды с гор дальше на запад река Кагера. Конечно, переплыть её не стоило и пытаться - но зачем сейчас было спускаться вниз, к самой воде? Если можно пройти сверху. ну, по крайней мере попытаться найти путь. Перепад высот здесь был очень большой, и местами река ныряла в самое настоящее узкое ущелье. Кончено, можно было спуститься и перебраться по торчащим в изобилии из воды скалам, но для начала следовало поискать другую дорогу. Вот только как.  Он посмотрел, еще раз окидывая взором окрестности. И, кажется, нашел то, что нужно. В том месте река в очередной раз ныряла в глубокое ущелье. Но было одно большое отличие этого места от остальных. Если, как мог судить Фестр, окинув взглядом отсюда долину, большая её часть была покрыта редколесьем, состоящим из ирвингий, тамариндов, йохимбе и мастикового дерева, пересекавшийся куртинами, образованными кустами желтолозника, возвышавшимися над ковром иксий, иссопа и многочисленных папаротников, то там, верху, по обе стороны ущелья росло несколько поистине колоссальных атласских кедров. И, что самое важное, в свете луны Фестр отчетливо увидел, что одно из этих огромных деревьев когда-то давно, наверное, было повалено ветром и его колоссальный ствол нависал над ущельем, образуя широкий и надёжный мост, по которому можно будет перебраться на другую сторону. Колоссальные размеры упавшего дерева позволяли спокойно перейти по нему, не опасаясь свалиться вниз - поскольку оно было слишком большим и широким для этого. Теперь оставалось только подняться по более-менее пологой части склона туда, вверх (благо, он в этом месте был действительно относительно пологим, поэтому подняться было можно). Ну а дальше всё просто - надо будет перейти по стволу на ту сторону. Обратившись к Леми и Асии, Фестр сказал: "Нам туда! Там мы сможем спокойно перейти на ту сторону реки."

Отредактировано Фестр (1 Мар 2015 14:05:44)

+2

3

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН!
Ну, за неимением слонов в данной местности -  горный обвал, обрушившийся на нарушителя, тоже сгодится

Холмы ---→
Долгий, муторный, утомительный путь остался позади. Всё-таки далеко не самое лучшее физическое состояние Леми брало своё, и он порядком вымотался. Но всё рано или поздно кончается. Они пришли в земли его рода. И вот - его королевство расстилалось перед ним. Луна заливала своим серебристым светом расположенную перед ним долину. Там, внизу, в окружении скалу, уступов, ущелий, несла свои бурные, неистовые воды река Кагера. Леми от усталости опустился на землю и отдыхал, переводя дух. Всё-таки путь этот дался ему очень и очень нелегко. А ведь еще надо было как-то перебраться через реку - ибо Леми прекрасно помнил древние предания, как и то, что большая часть пещер (а, следовательно, и потенциальных логов), находилась на другом берегу реки. Благо, древние предания довольно неплохо передавали описания Последнего Оплота, последней части древних владений его рода, куда они теперь пришли. А пока Леми отдыхал, как оказалось, Фестр уже нашел способ как перебраться на тот берег. Услышав слова Фестра: "Нам туда! Там мы сможем спокойно перейти на ту сторону реки." - Леми встал, подошел к Фестру, и посмотрел туда, куда он указывал. Действительно. там, вверху, поперек глубокого ущелья, на дне которого текла река, лежал здоровенный, колоссальный ствол поваленного гигантского атласского кедра, по которому можно будет перебраться на тот берег. Еще на пару минут Леми прилег передохнуть, затем встал, оглядываясь, так как хотел убедиться, что Асия пришла, что с ней всё в порядке и что она не отстала от них, прежде чем идти туда, наверх, к поваленному кедру и перебираться на ту сторону. Да и перевести в очередной раз дух явно не мешало - ибо Леми всё-таки сильно устал с дороги.

+2

4

За какими же новыми благами,
Вольным - воля, спасенному – рай!
Все бегут, притворяясь бродягами,
Пилигримы в неведомый край.

Холмы, ставшие для Асии за время жизни в прайде Фаера почти что родными, остались позади. Впереди лежали горы, которые свете луны, наконец-то разогнавшей темное воинство облаков, выглядели словно огромные львы-великаны, которым неожиданно захотелось поспать и спят они тут уже лет сто. Асия слышала какую-то невнятную легенду про эти места, дескать был великий воин, сын бога, который однажды решил поймать божественного огромного буйвола. Несколько недель он пролежал недвижимый в засаде, и когда буйвол появился на тропе, тот напал на него, стремясь свалить одним ударом. Однако, травоядное крепко держалось на ногах, даже тогда, когда воин запрыгнул на него и впившись зубами в его плоть, стал терзать, стремясь убить. Три дня шла страшная битва. Вся земля была истоптана копытами, и бороздами от лап льва-воина, но в конце концов, буйвол был повержен. А поверх его туши упал и лев, тут же заснув от изнеможения. Вот так они теперь и лежать вместе, мертвый буйвол и спящий лев. Их тела давно окаменели, покрылись лесами и бороздами ущелий и оврагов. Борозды от лап льва, оставшиеся от того что буй вол тащил его по земле, превратились в реки. Асия всегда считала эту легенду чушью и только теперь, углубляясь в горы и видя их размеры и величие, начинала понемногу верить в старые легенды. Красиво, хоть и не правда.
Все тут было не так. И трава казалась другой, более мелкой, зеленой. И множество камней, которые то тут то там возникали из земли, иногда целыми вереницами, стараясь преградить им путь. А главное, это воздух. Чем дальше, тем он становился свежее, холоднее, и все больше и больше отличался от того спертого, жаркого воздуха саванны. Асия, дышавшая полной грудью чувствовала, что ей все легче и легче, что лапы так и хотят пуститься в бег, и пасть закричать: - Э-ге-ге! Как красиво-то!  А тропа все выше и выше вела их зигзагами к перевалу, за которым слышался невнятный грохот, будто там без перерыва бежало огромное стадо буйволов. Поди тут не поверь в легенды! Подьем был не легким, но Фестр с Птолемеем вроде бы приободрились и шли более уверенно, бодро. И хоть ее любимый и шел молча, сейчас она была слишком поражена местными, неизведанными красотами, чтоб приставать к нему с вопросами. Впереди между тем, показался перегиб, выйдя на который Асия ощутила мощный поток воздуха, который ударил ей в морду, ошеломляя, освежая и открывая ее взору новую, еще более фантастическую картину. Долина между скал, небольшая и уютная, стремительная река несла свои воды куда-то грохоча в ночи. Это ее она приняла за стадо буйволов. Тысячи новых запахов врывались в ее нос, незнакомых, прекрасных, неизведанных и от того еще более манящих к себе.
- Леми… - прошептала она, стоя рядом с любимым, и тут же осеклась, закусив губу, понимая, что впервые сказала ему это: - Любимый… тут так красиво, неужели мы будем жить в этом раю? – она поглядела на льва, который сел рядом с ней, тяжело дыша. Птолемею было нелегко, это было понятно и невооруженным взглядом, но Асии казалось, что рядом с ней он как-то лучше себя чувствует, приободряется, и в нем появляются силы для дальнейшего пути. Но сколько еще идти? Где уже, наконец, они смогут остановиться и начать новую, спокойную жизнь?
- Нам туда. Там мы сможем спокойно перебраться на ту сторону реки.
Напрягая зрение, она поглядела в указанном направлении и увидела что над рекой, там где она ныряет в глубокое ущелье, что-то лежит, образуя переправу по истине невиданных размеров. Что это такое, Асии было неведомом, ведь она никогда не была в этих краях, и не знала о том что существуют такие деревья, поражающие своими размерами и мощью. Заставляющие любого жителя саванны и гор приклониться перед природой, ощутить себя малюсенькой козявкой, которая в сравнении с этими горами, с этими деревьями, всего лишь мимолетная, живая частичка пыли…
- Это… дерево? – ошеломленно спросила она, поднимаясь на лапы и двигаясь за львами, не в силах оторвать от огромного ствола, чернеющего на фоне неба под лунным светом своих глаз. Ее не отвлекали даже росшие тут же тамаринды, йохимбе и мастиковые деревья. Только разве что запах иксий, иссопа и многочисленных папаротников. Слишком много нового в один миг вторглось в ее жизнь, чтоб львица могла обратить свое пристальное внимания на что-то одно, медленно, но верно следуя за обоими львами, стараясь при этом не упускать из виду любимого, которому она в любой момент могла бы понадобиться.

+2

5

И он пошел. Фестр поднимался вверх по относительно пологой части склона, и вот, наконец, он поднялся наверх. Поваленное дерево было прямо перед ним. Оно нависало над ущельем, на дне которого с рёвом и грохотом несла свои воды река Кагера. Шум реки многоголосым эхом отражался от стен ущелья, создавая тут, вверху впечатление того, что река течет не там, внизу, на огромной глубине по дне ущелья, а шум был такой, как будто-бы река неслась по воздуху прямо перед ними. Любопытно, что звук в ущелье отражался от его стан таким образом, что пока Фестр не поднялся сюда, наверх, шум реки был вполне обычным, и только здесь, наверху, грохот реки как бы отделялся от самой реки, поднимаясь вверх. Всё это производило довольно пугающий, но в то-же самое время - величественный эффект. Без какого-либо затруднения Фестр с лёгкостью перебрался по колоссальному стволу на ту сторону ущелья. Стоило ему сделать несколько десятков шагов и чуть спуститься по склону на другой стороне, как звук реки снова стал обычным. Только там, позади, непосредственно над рекой эхо, отражающееся от стен ущелья, делало такой эффект. Склон в этой местности был более пологим и менее заросшим, понижаясь в одну сторону - по направлению на запад, и снова переходя в повышение на севере - туда, где были расположены скалы и горы, составлявшие другой конец долины. И именно там были расположены многочисленные пещеры, к которым и направился Фестр.

+1

6

С приложением определенных усилий (травмы таки сказывались), Леми поднялся по сколну, и, сделав очередную передышку, медленно и осторожно перебрался на ту сторону реки по ьревну. Да, оно было широкое, и, в былые времена Леми бы по нему прошел бы быстро и без малейших усилий, но то были другие времена, которые, увы, канули в Вечность. Поэтому Леми перебрался по бревну медленно и осторожно. Перебравшись на ту сторону, он обернулся и сказал: "Асия, не бойся! Тут совершенно безопасно!" - После этого Леми. замолк. Потом добавил: "Идём за мной. Тут уже совсем недалеко до того места, которое станет нашим логовом!" - После чего Леми пошел туда-же, куда и Фестр. В сторону пещер. Но если Фестр пока-что не стал заходить внутрь, остановившись у входа в ближайшую пещеру, Леми-же вошёл внутрь. Конечно - он слышал древние описания "каменных садов", как эти пещеры называли в семейных преданиях, но реальность превзошла все ожидания. Там-сям в потолке пещер были расселины, местами крохотные ручейки, срываясь вниз, из этих отверстий, немного протекая по некоторым участкам этих величественных пещер, скрывались в узких трещинах, уходящих куда-то вниз, под землю. Эти трещины были настолько узкими, что далеко не в каждую из них пожно было просунуть даже когти, но воде из крохотных ручейков этого было достаточно, чтобы уходить вниз. В паре мест пезерные ручейки были больше, и оны текли уже наружу через промоины в стенах, уносясь затем, наверное, вниз, в долину, к реке. А еще из расселин в потолке в пещеру проникал лунный свет, озаряя их поистине неземным, призрачным сиянием. Это сияние отражалось от многочисленных сталактитов, свисавших по стенам пещер подобно колоссальным грозьдям мха, от кристаллических "куртин", от росших диковенными каменными "кустами" каменных "ветвей", играя на находившихся там-сям на полу пещеры отложениях "пещерного жемчуга". Это были не просто пещеры, это были поистине каменные сады. Леми вспомнил фамильную легенду, согласно которой давным-давно на месте этих гор и пещер были джунгли, но однажды духи обратили деревья, мхи, кустарники и лишайники этих джунглей в камень, создав на их месте пещеры. И, глядя на всё это великолепие, Леми понимал, почему их предки передавали из уст в уста эту легенду. Поистине, смеркалось чем-то немыслимым, чтобы эти каменные рощи возникли здесь сами собой, казалось, что это действительно зачарованные джунгли, которые внезапно застыли, обратившись в камень.

Свернутый текст

для лучшего восприятия дам иллюстрации указанных геологических образований, которые присутствуют в пещере, чтобы было более понятно, что есть что, что такое "спелеотема", а что - "пещерный жемчуг"
1 спелеотемы - пещерные отложения арагонита, выглядящие как своеобразные каменные "ветви" или "кораллы" https://commons.wikimedia.org/wiki/File … Cave_3.jpg
2. анфодиты - отложения из смеси всё того-же арагонита и гипса, выглядящие как "растущие" куртины тонких кристаллов https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Anthodite.jpg
3. пещерный жемчуг - отложения карбоната кальция на полу пещер, действительно реально похожие на жемчуг https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Cave_Pearls.JPG
ну а сталактиты тоже расположены не столько "обычно", сколько по стенам (по образу южноафиканскх пещер Канго) Cango https://commons.wikimedia.org/wiki/File … es-001.JPG

Отредактировано Птолемей (5 Мар 2015 20:48:53)

+2

7

Подъем дался Птолемею нелегко. Асия с замиранием сердца следила за тем, как он сев у бревна переводит дух, а потом, осторожно, пошатываясь, идет по нему. Стараясь не смотреть вниз с головокружительной высоты в стремительную мясорубку реки внизу. Сама она преодолела переправу на одном дыхании, даже не заметив того, что вроде как бежала по толстенному бревну над шумящей бездной. Ствол был такой толщины, что если бы понадобилось, то по нему очень аккуратно могли бы пройти две Асии.
- Асия, не бойся! Тут совершенно безопасно. – приободрил ее любимый, зазывая за собой, к склону горы в котором зияло несколько темных отверстий. В лунном свете, иногда пробивающимся из-за тучь, они выглядели не слишком уютно, вгоняя львицу в дрожь. И будь она здесь одна, ни за что бы не сунулась их исследовать ночью. Однако же, Птолемей видимо, знал о положении дел в этой местности, да и ей за все время пути не встретилось запахов ни одного крупного хищника, будь то лев или леопард. А значит, волноваться и правда было не о чем.
- Идем, тут совсем недалеко до места, которое станет нашим логовом.
- Хорошо! – откликнулась она, быстро догнав льва и поравнявшись с ним, подошла к пещере у которой остановился Фестр плечом к плечу с Птолемеем. Вход был велик, сюда, пожалуй, могли войти сразу четыре льва не касаясь друг друга плечами и при этом не задевая стены. В высоту он был в пять ее ростов, не меньше. Но то что было дальше, поразило Асию куда больше. Перед ее взором раскинулся огромный зал, простирающийся на сотни шагов, из которого в разные стороны, в глубь горы шли небольшие ходы. Ну как небольшие? Каждый был не меньше ее трех ростов в высоту и примерно шагов шесть в поперечине, не меньше. А некоторые так вообще были похожи на тоннели, высотой до восьми ее ростов, и шириной шагов двадцать – двадцать пять.
- Ого… - только и смогла ошеломлённо выдавить она, поразившись величием первой залы. Да, пещера Фаера по сравнению с этим была просто маленькой норкой, в которой ютился их прайд. Здесь же места хватило бы не на одно семейство. Когда глаза привыкли к тьме, что заполняла пространство, она увидела, что по стенам в некоторых местах стекают ручейки, даруя обитателям пещеры, коими они теперь и являлись, бесконечный запас влаги. Они струились по полу, обтекая огромные отложения, похожие не то на каменные грибы, не то на диковинные деревья, по бокам от которых горные породы застыли в причудливых формах, изображая нечто, похожее на кусты и мох . Все это было и правда похоже на каменный сад, и львица не могла дождаться солнечного света, чтоб поглядеть на все это великолепие, когда солнце заглянет внутрь, отражаясь от воды на полу у входа.
- Как… как красиво. – она подошла к Леми, потеревшись о его плечо своей головой: - Это теперь наш дом, да? – Асия сделала вперед еще несколько шагов, лизнув льва сначала в нос, а потом в губы: - Спасибо… - хихикнув, кошка отошла от льва, направившись к ближайшему «кусту» и смеясь ткнула его лапой, небрежно ломая то. Что природа создавала сотни, а может быть и тысячи лет.
- Ой! Такие хрупкие. – отпрянув произнесла она. поглядывая то на свою лапу, то на остатки куста, который, раскрошившись, превратился не небольшую горку породы. Все было хорошо. И каменные кусты и вода. Один вопрос занимал Асию – пока она шла сюда ей не встретились так же и следы травоядных. А это означало, что с охотой будут проблемы, о которых она тут же захотела узнать у Птолемея.
- Любимый, - подойдя к нему вплотную, негромко спросила кошка: - А что тут водится из еды?

+3

8

Да, тут было очень красиво. Поэтому Леми понимал всё восхищение Асии. В ответ на слова Асии "Это теперь наш дом, да?" Леми утвердительно кивнул. Леми уже было решил отдохнуть, как Асия его спросила: "Любимый. А что тут водится из еды?" - Леми задумался о том, как бы ему по-лучше сформулировать ответ? Потому-что одновременно тут и водилось и не-водилось многое. Всё зависело от того, что именно вкладывать в слово "здесь". Древние семейные предания достаточно детально описывали главную особенность географии Последнего Форпоста - логова и охотничьи угодья располагались в разных его концах. Здесь, в горах, живности было мало, а крупной дичи - не было совсем. Основные охотничьи угодья Форпоста были ниже по течению реки, но тамошняя местность полостью исключала возможность обустройства там логова. Леми подумал, и решил, что кратно объяснить не получится, поэтому прядется рассказать об особенностях местности куда как более подробно. Леми сказал: "Асия, конкретно около самого логова поймать врят-ли что получится - здесь, в горах, дичи мало. Охотничьи угодья ниже по течению реки. Конечно, то что логово достаточно далеко от основных угодий - это не слишком удобно, я знаю. Но по-другому тут никак. Логово можно обустроить только здесь, в горах. Там - ниже по течению - заливные луга, часто заболоченные, и логово там обустроить просто негде. Поэтому само логово всегда было здесь, в горах. А вот охотились предки там, дальше - на заливных лугах, изобилующих дичью."

Отредактировано Птолемей (11 Мар 2015 18:36:56)

+2

9

- Конкретно у самого логова поймать что-то вряд ли удастся – огорчил ее Птолемей, который улегся не далеко от входа, видимо, решив передохнуть прямо здесь. Фестр вообще вышел наружу, очевидно изобразить из себя воина или охранника, хотя, Асия не могла представить, кого он сможет остановить кроме парочки шакалов, настолько измученным и хрупким лев выглядел после их перехода. Асия и сама выглядела не намного лучше – бока опали, шерсть испачкалась и слегка свалялась. Переход не пошел ей на пользу, к тому же по пути она чувствовала легкое недомогание, которое могла объяснить только тем, что они с Леми были вместе, а значит, через какое-то время у них появится потомство. Сейчас об этом говорить льву она не хотела, потому как понимала, Птолемей тут же бросится строить логово, искать пищу. И всячески помогать ей. А сил у льва и так было не много, и Асия не могла точно сказать, виновато ли во всем падение со скалы или же это и правда отголоски той неведомой болезни, что скоро разлучит их, отправив льва к Ахею.
- Охотничьи угодья ниже по течению реки. Конечно, то что логово далеко от охотничьих угодий – это не удобно, я знаю. Но по-другому никак. – продолжал Птолемей, пока она, отойдя от него медленно прошла по пещере, осматривая ее во мраке и прикидывая, куда положит подстилку, чтоб детям не было сыро, и чтоб до них первое время не добрались сквозняки. Такое место нашлось глубже, в одном из проходов в небольшой нише, своды над которыми словно арка, прикрывали источенную временем поверхность камня, похожую на половинку расколовшейся чашки. Шагах в пяти протекал тонкий ручеек, до него нужно было спуститься. Преодолев три гигантские каменные ступеньки. Сюда не долетал ветер, и слова Птолемея отсюда казались заглушенными. Идеальное место! Запомнив его, Асия медленно вернулась ко льву, обойдя пещеру вдоль соседней стены и заглянув в еще два темных прохода, ведущих куда-то вглубь горы. Оттуда повеяло холодом, и львица подумала, что там можно будет хранить мясо, так. Как они делали в прайде Фаера. Еще тогда она заметила, что в глубине пещеры даже жарким днем прохладно и приятно и мясо там сохраняется куда дольше, чем на солнце или даже в тени. Однако она пропустила часть слов Леми:
- … заливные луга, часто заболоченные, и логово там обустроить негде. По этому, само логов всегда было здесь, в горах.
- Прости, а заболоченные, это как? – перебила она возлюбленного: - Это как в сезон дождей, когда много воды? – удивилась львица, искренне не понимая, как так может быть круглый год, что на лугах стоит вода. А как же солнце, жара, засуха, в конце концов! Все это Асии было непонятно, неведомо, и еще предстояло узнать и пережить. Рожденная в саванне она медленно двигалась по миру, подгоняемая судьбой, а теперь и зовом сердца, невольно изучая все новые и новые места, незнакомые и непривычные ей. А вот теперь любимый  завел ее в страну, где львы были в диковинку. Но она не роптала. Заболоченные, так заболоченные, лишь бы дичь водилась на этих лугах. А какая, большая или маленькая, это уже не так важно. Лишь бы только никто больше не пытался сломать их хрупкое счастье, которое она наконец-то обрела.  Достигнув льва, она села рядом с ним, ласково погладив свой живот и глядя на чуть более светлый, чем стены, провал входа. Луна от него была где-то сбоку, потому ее лучи в него не заглядывали, освещая только пространство снаружи, а так как и Асия и Птолемей сидели чуть сбоку от входа, то не видели этого призрачного света ночного солнца. Приподнявшись на лапы и сев рядом со львом так, чтоб касаться его боком, она положила голову ему на плечо и тихо прошептала:
- Ну, вот мы и дома. Осталось только немного почистить, принести сухой травы, устроить место для нас, Фестра и гостей и все…

+2

10

- Прости, а заболоченные, это как? Это как в сезон дождей, когда много воды? - На эти слова Асии Леми ответил: "Ага. Асия, именно так оно и есть. Я тебе сейчас попытаюсь это описать. Представь бебе огромный, колоссальный луг с целую долину, по которой течет река, разделяясь на множество рукавов и потоков. Польскольку река буквально переполнена водой - как с этих гор, так и от впадающей ниже по течению соседней реки - воды там так много, что вода буквально повсюду. Даже почва насышена водой, а кое-где, вода разлита посреди травы, где по-щиколотку, где по-колено. Сухих участков там очень мало. А поскольку воды и травы там в изобилии - то и стада добычи там тучны и обильны." - Леми умолк. Внезапно, его пронзила вспышка мимолетной боли, которая тот-час же исчезла. Это был горзный признак. Причем признаком была не сама боль, сколько то, что она резко исчезла. Ибо это могло означать только одно... вот только надо проверить. Благо, и повод нашелся. "Принести сухой травы". Ну а что - отличный повод. Леми сказал: "Асия, любимая. Ты пока подожди тут, полежи, отдохни. Наберись сил. А я с Фестром травы тебе принесу. Постараюсь найти как можно более сухую." - Бросив на Асию полный нежности, любви и обожания взгляд, Леми вышел из пещеры "за сухой травой". Зачем огорчать Асию. А ведь она бы вяно спросила "в чём дело?", устрой он себе проверку прямо в пещере. А так... так всегда сможет сказать что "поранился мол, пока траву собирал, да не волнуйся, ничего страшного". Отойдя от пещеры, так, чтобы не быть в поле зрения Асии, Леми со всей силы ударил лапой об острый камень. До крови. Но вот, как он и опасался, боль была очень слабой, приглушенной. А значит, его болезнь вошла в финальную стадию, и счёт идёт на дни, максимум недели. Прихрамывая, Леми вернулся к стоявшему рядом с пещерой Фестру и сказал ему: "Пошли, наберем сухой травы для логова". - После этого Леми сделал паузу. А зетем быстро и тихо прошептал: "Кроме того - есть еще и разговор. Обсудим за сбором травы". - После чего Леми пошел, прихрамывая, собирать траву. Ну и поговорить с глазу на глаз с Фестром, разумеется. Как-никак он его преемник, и именно ему судьбой угодовано будет заботиться о детях Леми.

Свернутый текст

Пояснение насчет болезни Леми.
Природа болезни - прионная инфекция (она и на современном уровне медицины неизлечима, не то что на уровне "медицины" саванны). Поражает нервную систему. Единственный способ подхватить - это съесть зараженные нервные клетки (ох, зря Леми тогда в пустыне сожрал того фенека несколько лет назад). Так что семейству Леми заразиться от него не грозит (а вот падальщикам кушать тушку Леми после его смерти точно не стоит). Болезнь развивается очень медленно, долгие годы, как и большинство подобных болезней. На финальной стадии нервная система начинает отказывать, причем в случае с Леми - начиная с периферии, а конкретно - с болевых рецепторов. Жить Леми осталось очень немного.

Отредактировано Птолемей (8 Апр 2015 14:26:34)

+2

11

Положив на его плечо голову, она замерла, расслабившись, наслаждаясь теми мгновениями передышки в жизни львицы, когда не надо никуда идти, за кем-то бежать, а потом тащить еду домой. Все это еще предстояло в ее жизни, в самом что ни наесть ближайшем будущем. И эти будни снова отлучат ее от Птолемея, позволяя, только изредка видится с ним, чтоб при свете дня нежно лизнуть его губы, спеша по делам мимо, или игриво шлепнуть кисточкой хвоста, приглядывая за озорной малышней. И только ночью они смогут быть вместе. Такие мысли слегка опечалили ее, но в то же время заставили улыбаться, осторожно, словно случайно коснуться своего живота, который казалось, нисколько не увеличился с того самого дня. Еще бы! Прошло ведь совсем немного времени…
А Птолоемей тем временем рассказывал, и она, прикрыв глаза, отдалась слуху и своему воображению, рисовавшему в ее мозгу красивые, светлые картины.
- Представь себе огромный, колоссальный луг с целую долину…
И перед ее мысленным взором появилась саванна, только не светло-золотого цвета, с колышущейся на ветру слегка подсохшей травой, а сочно-зеленого, вся словно ковер устланная цветами, будто бы только что прошел сезон дождей и природа. Еще не ошалевшая от палящего африканского солнца, оживала всем своим буйством красок, словно невеста наведенье, красующаяся своей начисто вылизанной шерстью и гибким телом.
- … по которой течет река, разделяясь на множество рукавов и протоков.
Мысли ее почему-то перенеслись к родной Зимбабве, петляющей вдоль пастбищ большой рекой, окруженной множеством мелких речушек, запруд, и проток. Места, где и заблудиться немудрено – все вечно зеленые, поросшие невысокими узловатыми деревьями, по которым вверх карабкается извивающийся словно змея, плющ. А внизу у корней, густо заросли кустарника плотной стеной образуют зеленый лабиринт, про который ходит много легенд и сплетен среди молодых львиц и львов.  Еще бы! Отличное место для любовных игр. Эти воспоминания резанули по сердцу Асии острым лезвием, от осознания того, что скорее всего ей не суждено их больше увидеть. Стоило раскрыть глаза и наваждение рассеялось, но память о том, какими она видела эти места в лучшие времена, и какими они стали тогда, когда она покидала их, осталась. Птолемей тем временем умолк, видимо, тоже погрузившись в какие-то свои мысли. А затем, словно опомнившись, осторожно встал на лапы, сказав, что отправиться за травой. Она сначала хотела было возразить, но потом передумала, услышав, что Леми пойдет не один, а с Фестром. В конце концов. Почему бы и нет? Самец всегда хочет быть сильным и готовым помочь своей самке в любой ситуации, пусть даже это такая мелочь как сбор травы. А для любимой это можно сделать даже ночью. Проследив за ним взглядом и хихикнув в лапу, она покачала головой, неожиданно почувствовав легкий приступ тошноты. Насколько она знала из рассказов, это верный признак того, что все же у них будут дети и старания Птолемея не прошли даром. Львица улыбнулась. Хотелось танцевать и петь, прямо тут, в их новом доме, под сводами пещеры, где казалось и сами боги не в силах разрушить их счастье. Однако легкая тошнота и говорила о том, что ей и правда лучше лечь и дожидаться своего возлюбленного, пока тот как антилопа с охапкой сухой травы в пасти не вернется в их логово.
Возможно, в отсутствие главы семейства, а за одно и короля местных земель, если уж на то пошло, то Птолемея надо было называть именно так, надо было найти место для логова, но Асия предпочла подойти ко входу и усесться там, ожидая возвращения любимого. А за одно насладиться прохладным горным воздухом, и великолепным видом, открывающимся отсюда, прямо от входа в их пещеру.

+2

12

А время шло. Леми и Асия ушли в пещеру. Время шло, пока, наконец, Леми не вернулся. Фестр успел заметить, что у него что-то явно не то с лапой, но Леми прервал мысленные рассуждения Фестра словами о том, что надо набрать сухой травы. - Сухая трава.... а.... ясно для чего.... ну что жь... - подумал Фестр, как вдруг услышал шепот Леми: "Кроме того - есть еще и разговор. Обсудим за сбором травы". - Это заинтриговало Фестра. Какой разговор? О чём? Фестр, конечно, имел кое-какие вполне рациональные догадки о возможной теме разговора, но эти догадки были из той области, мысли о которой он упорно старался гнать из головы вот уже который месяц. Конечно, Фестр прекрасно знал о болезни Леми, знал давно, и понимал - что долго это продолжаться не может. Но никак не мог с этим смирится, поэтому, хотя в душе Фестр прекрасно понимал, что речь пойдет, скорее всего о том, что именно ему, Фестру, предстоит продолжить дело Леми в качестве главы рода, Фестр, совершенно иррационально, основываясь на чистых эмоциях гнал любые мысли об этом. Он никак не мог смирится со скорой смертью своего кузена, хотя рационально он прекрасно понимал, что это вопрос, увы, ближайшего будущего. А пока - пока Фестр собирал сухую траву, срывая её ртом и складывая в большую кучку. Наконец, он спросил у Леми: "А что за разговор, о котором ты мне говорил? О чём?" - Хотя в душе Фестр прекрасно понимал, о чём он будет - в настоящих обстоятельствах любая другая тема разговора была-бы чертовски маловероятной, но, как уже было сказано - Фестр упорно не желал смирится с суровой действительностью. Слишком много было потерь в его жизни. И новой он точно не хотел, хотя предотвратить её он был не в силах.

0

13

Свернутый текст

прошу меня извинить за обилие прямой речи

А они всё собирали и собирали траву. Леми собрал кучку, Фестр тоже кучку.... хотя? Какую кучку? Фестр настолько рьяно собирал траву, что, с точки зрения Леми, набрал её не кучку, а целый ворох, сноп, нет, даже не сноп а снопище какой-то. Хотя, вестимо, ни Леми, ни Фестр такого термина как "сноп" не знали и знать не могли, но "кучка" травы, собранная Фестром, размер имела вполне сообтветствующий. Интересно - почему Фестр так рьяно усердствовал? Хотя, Леми догадывался. Разговор. Похоже, Фестр явно хотел этого разговора во что-бы то не стало избежать, и именно поэтому набрал такой мега-снопо-пук травы и травищи. Но, похоже, Фестр таки смирился с необходимостью разговора, ибо, в конце-концов, тот подошел к Леми и первым заговорил. На что Леми, с грустью в голосе ему ответил: "Ну вот, у нас теперь тут свой прайд. Своё королевство, а я его король. А толку? Для вас, тебя, Асии - толк то есть, а вот для меня. Ты же прекрасно знаешь, что мне недолго осталось. Последние симптомы говорят о том, что считанные дни. И поэтому я вынужден сделать распоряжения по поводу моего наследия. Я прекрасно вижу, что ты всеми силами старался избежать этого, но, к сожалению, иначе нельзя. Но всё-таки для тебя эта ответственность будет не навсегда. Я вижу, что ты избегаешь бремени власти, но его тебе предется взвалить на твои плечи, но лишь на необходимый срок. Случись неизбежное несколько ранее - ты бы, как мой кузен стал бы после меня королём, но теперь всё иначе. Асия... она беременна. И мой старший сын в момент своего рождения должен будет стать новым королём." - Леми вздохнул и сделал паузу. Затем продолжил: "Я бы очень хотел, чтобы он им стал в зрелом возрасте, молодым и полным сил львом. В конце-концов, мне и тебя жалко, и Асию. да и самому тоже как-то подольше пожить было-бы явно охота. Но судьба распорядилась иначе. Новорождённым львёнком взойдёт он на престол, при умном и надежном регенте." - Леми сделал очередную паузу. На его глаза наворачивались слёзы. Затем он снова продолжил: "Да, речь о тобе. Именно ты должен будешь стать регентом, и править этими землями от имени моего старшего сына до того момента, пока мой сын не станет взрослым львом. Ну а теперь пошли, отнесем траву. И мне надо будет сказать это Асии... хотя я даже не представляю, как это её сказать..." - Леми грустно вздохнул, подлез под свою кучку травы, а затем - под кучку трафы Фестра, приняв на свою спину как свою довольно небольшую кучку, так и примерно треть "стога", собранного Фестром, и побрёл, хромая, в сторону пещеры...

Отредактировано Птолемей (20 Апр 2015 20:37:40)

0

14

Вид отсюда открывался чудесный. Слева от входа в пещеру разросся куст желтолозника, частично закрыв от чужих взоров темный провал входа своими тонкими гибкими ветвями, на которых произрастало немало клиновидных узких листочков с зазубренными краями, создающих своей плотной массой непроницаемую для взора завесу. Асии пришлось пройти вперед и сесть у самого перегиба, та, где тропа резко уходила вниз, ловкой змейкой петляя между выступами скалы и тамариндами, каким-то чудом зацепившимися корнями на этих довольно крутых склонах. Поглядев вниз, стараясь среди зелени, укрывающей тропу, разглядеть Птолемея или Фестра с охапкой сухой, пожелтевшей от солнца, ветра и времени травы, она с грустью подумала, что тут место для леопардов, а не для них, львов. Но, с другой стороны мысль о том что никакой нормальный прайд не пойдет в горы, рождала в ее сердце надежду что тут им не будут мешать и Асия сможет спокойно жить со своим любимым в мире и спокойствии. А что до добычи? Приспособится, ничего. Ловила же она ящериц в голодные дни, вблизи скалы прайда. Воспоминания о тех днях пронзили ее душу тонкой, болезненной стрелой и львица еще раз пожалела, что она не волшебница, чтоб перенести сюда своих подруг. Быть может даже саму Сараби и Сарафину с милашкой Налой, которой уже в пору кавалера искать. Подняв голову выше, и гладя как сияет в лучах луны, река Кагера то показывающая свой блестящий бок, то пряча его, извивается среди низкорослых Йохимбе, львица замерла, в своих мыслях, то возвращаясь в прошлое, то стараясь заглянуть в будущее. 
С тоской вспоминала она о прайде Фаера, из которого они бежали, так ни с кем и не попрощавшись. А ведь лев так много дал не только ей, но и Птолемею, который от чего-то решил покинуть те земли весьма странным способом, не оказав внимания ни королю, ни его королеве, которую Асия от чего-то толком и не видела в прайде. Странный прайд, странный правитель, но ей ли говорить? Асию глодала совесть, когда она вспоминала о тех днях, проведенных на холмах, когда отдыхая от охот, лежа на спине, смотрела, как солнце медленно уползает за ближайший холм, чтоб потом ненадолго показаться между холмами, словно махая лапой ей напоследок и крича: Асия, до завтра милая! Так хотелось помахать ей в ответ. А ведь если бы не Фаер, может быть она уже давно была бы мертва как некоторые из охотниц которым не повезло быть убитыми змеями, или теми же голодным гиенами. В этот момент, она от чего-то почувствовала острый приступ одиночества, словно порыв ледяного ветра с гор обдал ее с головы до подушечек лап, заставляя топорщить шерсть и встряхиваться, стараясь согнать с души этот невыносимый холод, согреться. Захотелось сорваться с места, побежать на поиски Птолемея и Фестра, но только бы не оставаться одной, здесь среди скал. Найти кого-нибудь, хотя бы кого-то, кому можно все рассказать, того кто пусть даже не поймет ничего, но просто выслушает. Она и раньше всегда была одна, в родном прайде и там, в пещере у Фаера, где вроде как были рядом львы и львицы, но никто, никто не хотел подойти к ней и заговорить. А первой она, как всегда не решалась. Однако, только их присутствие словно наполняло ее общением, хотя они и не говорили ей ни слова, но просто были рядом, и она чувствовала себя в семье, пусть и не замечающей ее. Чувствовала до того самого дня, когда Птолемей упал с водопада вниз и никто этого не заметил, кроме Хазиры. Тогда, пожалуй, эта связь между нею и прайдом Фаера оборвалась, заставив принять ее судьбоносное решение, и не сопротивляться как щепке, что несет бурная река.
Неожиданно, внизу на тропе показался Птолемей, на спине которого высилась настоящая гора из сухой травы. Иногда, небольшие пуски цеплялись за кусты, и оставались на их ветвях, словно пучки шерсти которые часто оставляли линяющие молодые львы. Это сравнение так рассмешило Асию, что она, засмеявшись, легкой походкой поспешила ему навстречу, даже и не заметив. Что Леми слегка прихрамывает. Может быть это от того, что на спине его был такой большой стог сена? Да-да, по-другому это сооружение назвать было сложно, и Асии оставалось только удивляться, где они набрали за короткий срок столько травы? Может быть, на полянках между рекой и склоном? Там произрастало немало Иксий и Иссопов, с хи дивными, маленькими, синими цветочками. За Птолемеям двигался Фестр, у которого урожай был куда скромнее. Впрочем, Асия и не сомневалась что большую часть у него забрал король. Её король! Смеясь она подбежала к Птолемею и заметив, что его морда грустна, спросила:
- Милый что-то случилось? – именно в этот момент она заметила что лев прихрамывает: - Ты ранил лапу? Ну как же так… Трава бывает острой, Леми. – заботливо произнесла она, не зная, с какой стороны подступиться ко льву, чтобы помочь ему.

0

15

Начало игры

Рею как обычно не сиделось на одном месте, поэтому гиен отправился на поиски приключений. Хотя вероятность того, что на пути ему встретится действительно что-то интересное довольно мала. Рей будет надеяться на то, что ему хотя бы удастся встретить интересного собеседника. Конечно в клане Гиен есть с кем поболтать, но ведь хочется пообщаться еще с кем-то помимо гиен или по-крайней мере с теми гиенами, которые не живут в его стае. Ох уж эта жажда чего-то нового и интересного. Пожалуй когда-нибудь жизнь укажет Дакарею на то, что нельзя постоянно себя вести как позитивный идиот. А пока что Рей будет продолжать идти покачиваясь и что-то напевать себе под нос, вовсе не обращая внимания на все остальное. Набрел Дакарей на какую-то реку, название которой он уже и не помнил. Да и разве это важно? Важно лишь то, что перед Дакареем открылся огромный и красивый вид. Деревья, скалы и вода. Может кому-то этот пейзаж покажется довольно обычным, но у Рея на мордашке сияла радостная улыбка, словно этот пейзаж он впервые увидел. Хотелось бы побежать радостно, только тут не самая лучшая местность и нужно быть осторожнее. Рей нашел более менее нормальное местечко и просто сел, смотря вперед на горизонт. И вот смотря на этот пейзаж, Дакарей почувствовал себя совершенно спокойно и умиротворенно. Если до этого у него присутствовала некая радость, то теперь эта радость сменилась спокойствием.  И это не удивительно. Для этого гиена характерны быстрые смены настроения.

+1

16

[Начало игры]

Погода была идеальна. Ночное время суток, приятный ветерок, обдувающий шерсть и гриву, а испепеляющая жара отсутствует. Красота да и только. Айк, лев, с которым не так давно Ксавьен умудрился сдружиться, шел рядом, как это обычно бывало. Ксавьен одним глазом периодически посматривал на своего спутника, однако не говорил ни слова. Уже примерно пару недель у них ничего не менялось: они просто ходили по просторам саванны без целей или каких-либо мыслей, наслаждаясь то видами, то одиночеством (этому больше наслаждался сам Ксавьен), а Айк периодически докучал партнеру своими глупыми и не нужными Ксавьену расспросами. И все же лев был счастлив такому спокойному ходу событий, ибо перемены чаще несли за собой что-то негативное, нежели доброе и оптимистичное. Вполне возможно, что только Ксавьен так и считал, предаваясь своему затуманенному депрессией и печалью рассудку. К счастью, рядом есть Айк, который постепенно раздувал эти тучи в голове Сокола. Сам же лев этого пока не понимал. Но поймет, вот увидите.
Вскоре, львы подобрались к некой реке: течение было довольно бурным и быстрым, поэтому рисковать жизнью, чтобы перебираться на другую сторону, у Ксавьена желания не было. Хотя, если б лев был честен к себе, он бы скорее признал то, что ему больше лень тратить силы на то, чтобы найти более-менее безопасный способ для переправы. А так - нет. Он лишь сетовал на свою бесполезность и физическое несостояние. Именно поэтому, когда он и Айк подобрались к берегу, лев тихо буркнул своему товарищу:
- Мы не переплывем. Пошли.
Так, Ксавьен повернул налево и пошел вдоль реки, неведомо куда. Он надеялся, что впереди их будет ждать то ли какой-то безопасный переход, то ли просто река свернет, а львы будут продолжать идти вдоль неё. Ксавьен так и не понимал, куда идет. Зачем? Почему? И как это его спутнику Айку не надоело ходить за столь угрюмым и неразговорчивым львом как Ксавьен? Взгляд льва вновь покосился на подростка. Вечно бодрый и оптимистичный. Лев понимал, что у такого как он стоит многому поучиться, особенно если это касается отношения к жизни. Они были абсолютно не похожи как по внешности, так и по характерам и взглядами на жизнь. Как? Как малышу до сих пор не надоели эти бессмысленные прогулки по саванне в поисках чего-то. И если раньше сам Ксавьен считал, что он ищет место, где будет проще всего покончить с жизнью, да так, чтобы его мертвое тело никто не нашел и не испугался, то сейчас в его сердце пробивалась надежда. Надежда на что-то более лучшее и светлое. Правда, делала она это очень медленно и не слишком продуктивно.
За то время пока львы шли неторопливым шагом вдоль реки, не случилось ничего необычного, до определенного момента. Как бы Ксавьен не избегал каких-либо неприятностей или чужих компаний, но и то, и другое постоянно находило его самого и липло, словно... Ладно, неважно. Так вот, та самая "неприятность", как её интерпретировал черногривый лев, оказалась небольшой гиеной, что сидела и, кажется, просто-напросто любовалась округой. По крайней мере, Ксавьен надеялся именно на это.
Гиены среди львов считаются не самыми приятными существами, однако, сам Ксавьен к ним относился довольно толерантно, ведь все же в его жизни именно львы причинили ему больше зла, нежели гиены. В голове самца промелькнуло воспоминание об одной девчонке по имени "Кисонька". Она была первой львицей на его пути, которая умудрилась завоевать некое доверие у Ксавьена, а все благодаря тому, что она помогла незнакомой гиене выжить, не потребовав за это никакой платы или даже благодарности. Именно Кисонька была первым лучиком в туманном разуме льва. Однако, сейчас не об этом. Даже несмотря на то, что у Ксавьена не было никакой злобы по отношению к гиенам, он все же предпочел бы обойти незнакомца стороной, ведь мало ли какие животные бывают. Но этому не суждено было случиться, и лев сам прекрасно это понимал. он знал, что сейчас его спутник, лев по имени Айк, подбежит прямо навстречу к гиене, лишь бы познакомиться. И Ксавьену даже не нужно было пытаться ему что-то говорить, чтобы тот не наделал глупости. Единственное, что сделал темный лев - сделал отсчет до того момента, как Айк побежит к гиене.
Итак... Три.... Два... Один.

+3

17

Свернутый текст

в посте используется умение авторитет

Крупных животных тут не водилось, соответственно, и крупных хищников тоже. И вот уже множество поколений "самыми страшными" местными хищниками здесь были генетты, во множестве обитавшие в горной долине. И, хотя обычно генетты живут жизнью одиночек, здесь же обитало несколько  родовых групп. Собственно, генетты здесь жили всегда. Они здесь жили задолго до того, как львы основали здесь некогда Западное Королевство, жили они здесь, вестимо, и после того, как львиного королевства на Западе не стало. Но память о гривастых владыках всё-еще упорно, из поколения в поколение, передавалось среди местных генетт. Давным давно, когда львы пришли сюда, король Ферреол Эннодай I даровал местным генеттам право, и дальше жить так, как им вздумается, при условии принесения ими ему вассальной присяги. Годы сменялись десятилетиями, поколения сменялись поколениями. Давно сгинуло львиное королевство. Давным давно исчезли охотничьи тропы львов. Бессчетные годы назад заросло желтолозником место, где окончила свой земной путь королева Биссения, а генетты всё хранили воспонимания. Хотя уже несколько поколений ни одна из них в глаза не видела живого льва, память, описания, передававшиеся из уст в уста, из поколения в поколение - жили. И вот, однажды... - Игнам, да я говорю тебе - львы. - затараторила Исар на ухо своей подруге. - Их было трое. два льва и львица. Они пошли к пещерам. Да пойдем, сама посмотришь! - и, таясь в кустах и зарослях, наблюдали за львами. - Смотри! Траву собирают! И тащат к пещерам! На логово видать! Слушай, Игнам, а может пророчества сбываются и гривастые короли вернулись? - На что Игам лишь отмахнулась от назойливой подруги. Но Исар всё не унималась: "ведь помнишь, легенды гласят, что когда королева Бисс погибла, её шаман успел отправить птицу к её наследнику Фарнаку на восток..." - Ингам только тихо фыркнула: "Угу. И столько лет эта птица летела. Через год наследник не пришел. Через два не пришел. Через десять - не пришел, через двадцать - не пришел. С чего ты взяла?" - Но упрямую и упёртую Исар было не переубедить, она упорно толкала упиравшуюся Ингам вперед, при том что Ингам не желала приближаться ко львам, но упрямство - страшная сила, поэтому Исар медленно, но верно, толкала свою подругу в нужном направлении.
Тем временем, ничего не ведая о тех страстях, которые творились в кустах неподалёку, Леми и Фестр таки, наконец, дотащили траву до логова. Конечно-же, Асия тут-же подбежала к ним, и, похоже, она была взволнована состоянием лапы Леми: "Милый что-то случилось? - Ты ранил лапу? Ну как же так… Трава бывает острой, Леми." - У Леми опять стало тяжело на сердце. Интересно - как же он сможет её сказать всю правду? А ведь придётся... но пока с трудом Леми смог выдавить успокаивающим тоном: "Асия, да нет, ничего страшного, это просто я случайно о камень. Заживёт со временем". - Леми был подавлен, но старался не покахзывать виду. Если Асия так переживает из-за лапы, то что-же будет, если она узнает всю правду? Как она это переживёт. Но надо ведь сделать... Леми собрался с духом, готовясь таки произнести страшные слова, но тут, на его счастье судьба смилостивилась, отдалив этот неприятный разговор. Из кустов вылезла сперва недовольная и дико нервничающая Ингам, а затей и до предела нервно-возбужденная Исар. Леми от неожиданности аж присел, уронив сноп на землю, и изумленно смотрел на двух генет, которые сами решили вылезти прямо под носом у льва... у трёх львов - ведь тут же и Фестр, и Асия. Ингам дико дродала и боялась (в её голове проносилось: "ой, и сожрут же, ох сожрут нас"), но неугомонная Исар заговорила: "Извините, ваше..... ээээ.... львячество. Тут такое дело. Вам имя королевы Бисс ничего не говорит? Просто я хочу убедиться, кто из нас прав, я или Ингам?". - Леми окончательно впал в ступор. Конечно, имя Бисс, Биссении, ему было более чем знакомо. Но почему генеты его об этом спрашивают? Но, так или иначе, Леми был несказанно рад представившейся возможность хоть на какое-то время отложить столь пугавший его разговор с Асией. Он сказал: Асия, смотри, тут, похоже, местные генеты нами и нашей родней интересуются. Пожалуй, придётся им ответить. Любимая, ты не переживай. Я не думаю, что это надолго. А тут поговорю - и мы пойдём застилать логово, да и лапу ты мне, может, поможешь подлечить. - Слова Леми, обращенные к Асии, были полны нежности и обожания. Затем он обратился к генетам: "Да, знакомо. так уж вышло - я её родственник и наследник. Моё имя Птолемей, я сын Эпифана, внук Эвергета, правнук Митридата, пра-правнук Птолемея-старшенго, сына Митридата, внука Филадельфа, правнука Фарнака, который был в свою очередь Сотера, внуком Крёза, правнуком Эпифана, чьей матерью была Бассина, брат которой Ферреолл был отцом Фемистика, дедом Ореста, прадедом Гилла, бывшего отцом Биссении. так уж вышло, что я решил вернуться в земли моих предков, принадлежащие мне по-праву. Но вы не бойтесь, я не буду вас трогать и обижать. Живите, как и раньше жили, если, конечно, вы не станете угрожать ни мне, ни моей супруге, ни моему потомству". - Затем Леми указал на Фестра и Асию: "Это мой кузен - принц Фестр и моя супруга - королева Асия"  - представил он их генетам, Исар и Ингам слушали слова Леми, конечно, поначалу, значительная часть имен (кроме имени самой Бисс) им ничего не говорила, но вот когда прозвучало имя Фарнака - дело стало совсем иным. Фарнка, тот самый так и не явившийся наследник королевы Бисс. Если этот лем потомок Фарнака - значит пусть и с опозданием в много поколений, король всех гор окрестных, лесов, лугов и скал, вернулся наконец-то... Наконец, Исар сказала Леми: С возвращением, Ваше Величество. Меня зовут Исар, а вот она - Ингам. Ваше величество. Все помнили легенды о славных временах королевы Бисс, но увы, мало кто верил в то, что львы однажды сюда вернуться. А вот я - верила. - Интоначия последней фразы ("а вот я - верила") с потрохами выдавала намерения тщеславной Исар, которая явно надеялась, что за такое её усердие ей перепадёт милость нового монарха, и, возможно, и должность правительницы местных генет. Нынешняя правительница Атика была уже очень стара, а поскольку прямого механизма наследования не было, то честолюбивая Исар явно надеялась что благосклонность гривастой венценосной особы поможет именно её, Исар, со временем занять место Атики. И во многом именно по этому она так выслуживалась перед Леми. Конечно, Леми понятия не имел о всех этих интригах и борьбе за власть среди местных генет. Но, чёрт побери, тот факт, что вот так сходу у практически новорождённого королевства Леми появились уже собственные вассалы, стал для Леми приятной неожиданностью. На последующий же вопрос Исар о том, чем они могут служить ему, Леми ответил: "Ну, если и впрямь местные генеты считают себя вассалами моего королевства, то тогда идите и расскажитте своим соплеменникам и соплеменницам, что львы вернулись и королевство возродилось. И что у этих земель отныне снова есть король - король Птолемей." - Утвердительно кивнув, Исар скрылась в кустах, стараясь поскорей выполнить поручение нового короля, а вскоре за ней последовала и Ингам. Наконец, неугомонные генеты скрылись, и Леми, Асия и Фестр снова остались одни. С голосом полным нежности, обожания, и какой-то непонятно (для Асии, вестимо) грусти, Леми обратился к Асии, сказав: "Я сейчас соберу траву, отнесем её в логово, обсутроим его. А потом поговорим". - Леми с нескрываемой нежностью потёрся о шею Асии, подбадривая её. Он понимал, что этот грустный разговор придётся таки начать, но, Ахейю, как-же ему будет тяжело это сделать. Леми только надеялся, что Фестр тоже поможет ему в этом и постарается утешить Асию, когда та всё узнает. Леми в несколько приёмов (ибо по-другому упавшую охапку не перетаскаешь), набирая полный рот травы сделал множество "рейсов" по маршруту "охапка травы около пещеры - пещера", в самой пещера складывая траву так, чтобы она стала основой для удобного логова.

Свернутый текст

несколько родовых групп генет - это значит, что в долине обитает в общей сложности где-то около 15 - 17 генет. Учитывая - что генета размером примерно с домашнюю кошку - то свежеобретенные NPC-"вассалы" Леми не такая уж и "сила", даже одна-единственная львица их может спокойно разогнать, если понадобится

Отредактировано Птолемей (25 Апр 2015 23:54:59)

+1

18

«О камень, вот оно что… ах Леми, ты у меня такой неуклюжий!» - как-то по матерински вздохнула она, но ничего не сказала, нежно ткнувшись ему в шею носом. Решив, что если рана небольшая, то она с ней в логове разберется, когда Птолемей и Фестр перетащат туда траву, а она уложит ее в углубление, которое выбрала под место для отдыха, ну и последующих родов. Конечно, ей многое предстоит сделать теперь, помимо того что запастись едой на как можно более длинный срок, сели такое вообще возможно. Нужно было пройти по долине и поискать целебные травы, все, которые только смогут понадобиться не только ей, но и Птолемею с Фестром, если те вдруг задумают продолжить членовредительство. Хотя, Фестр мог бы и сам о себе позаботиться.
Неожиданно, кусты рядом с ними зашуршали и явили миру два удивительных создания. Леопарды в миниатюре. Так окрестила их Асия, с удивлением взиравшая на этот странный визит двух маленьких пятнистых кошек с ушами, казавшимися огромными по сравнению с их головами. Говорили они неуверенно, что было и не удивительно – ведь каждая из прибывших генет была размером в две лапы Асии и львица легко могла бы прихлопнуть любую, причем не намеренно, а чисто случайно. Птолемей, похоже, был шокирован не меньше ее, да так что даже стог сена на землю уронил, взирая на ночных визитерш.
- Асия, смотри, тут похоже, местные генеты нами и нашей родней интересуются. Пожалуй, придется им ответить. – и все в таком же духе, о том что это не на долго. А потом началось перечисление всей родни, начиная бог знает с какого колена, и Асия сам поняла что мало что знает о своем супруге в этом плане.
- Конечно милый, ты же король. – ласково ответила она, с некоторым запозданием, правда. Господи, король! Ее Леми король! Эта мысль была как ведро ледяной воды на голову в жаркий день. Пугала, ошеломляла, отрезвляла. Птолемей король, а она… Она королева! Господи, подумать только, серая мышка Асия – королева! Сарафине рассказать, ведь не поверит же, что она, Асия, даже не первая охотница прайда, теперь как Сараби. Сама Сараби. Прикрыв глаза, Асия тут же вспомнила жену Муфасы, сильную, крупную, гордую, статную. Если она проходила мимо скалы где отдыхали патрульные и охотницы, то все до единого поворачивали головы ей в след. Не было самца, что не мечтал бы о ночи с ней. Не было охотницы, что не мечтала бы хоть на утро занять ее место в прайде. Асия, вспоминая себя, со стыдом вспоминала, как у нее заплетались лапы, а тело становилось, словно из мокрой глины, когда ее, после удачной одиночной охоты, расхваливала Сараби, ставя другим в пример. А она, Асия, сидела так, словно ее в чем-то укоряли, словно она была в чем-то виновата. Нет, она никогда не сможет так. Никогда ей не стать королевой в прайде львов.
- С возвращением, Ваше Высочество. – малыши у лап Птолемея поклонились, и вот, король уже давал им какие-то поручения. Ну что-же, не стала королевой среди львов, так может, она сможет стать королевой среди этих малышей, выше которых она наверно раза в четыре, если не в пять. Конечно, у них будет сложно что-то попросить, да и на охоту с ними ходить не получится, но быть может, она станет той самой королевой, которая вместо просьб и приказов дает защиту и успокоение, надежду на долгие, светлые дни? Да будет так. Асия гордо вскинула голову и улыбнулась. Раз уж ей выпала роль королевы в этих странных местах, в окружении странного народа, она будет играть ее с честью и гордостью, до самого конца. И не подведет своего короля.
В конце концов, Птолемей нашел генетам применение и отправил восвояси, и парочка довольно шумно обсуждая возвращение легенды, удалилась куда-то вниз по склону. А они втроем еще долго перетаскивали траву в пещеру, по началу складывая ее недалеко от входа, там где Птолемей хотел было устроить логово. Но Асия настояла на том, чтоб место для отдыха и детей было несколько глубже в пещере, и не видно от входа. Она в одиночку перенесла почти всю траву в найденное ею углубление, пока Птолемей и Фестр поднимали остатки со склона. Немного травы досталось и Фестру. Асия определила его место рядом со входом в пещеру. Впоследствии, она надеялась освободить льва от функции несения стражи, но пока что, других вариантов не было. Не мог же сам король нести службу? И Фестр молчаливо согласился.
Наконец-то, все было готово и Асия, оставив Фестра разравнивать траву в отведенном ему месте, попятилась в углубление, на тихо зашуршавшую траву, а затем, обхватив передними лапами Птолемея потянув на себя, завалив рядом, ловко запрыгнув на него сверху. Ну как запрыгнув? Асия конечно не обрушилась на льва всей массой, а всего лишь осторожно улеглась на него, ласково куснув за ухо и прошептав:
- Все. До рассвета ты мой. – кошка хихикнула, повернув голову в сторону выхода из пещеры, но его отсюда не было видно. А затем тихо добавила: - Это здорово конечно, что у нас теперь есть подданные, и что ты будешь на некоторое время пропадать по делам прайда, но если они еще раз припрутся ночью, я их выставлю вон. Собственными лапами. – она негромко рассмеялась, представив ошарашенных генет, которых она пытается вытолкать из пещеры со словами: «Именем королевы!», и затем, потеревшись о шею Леми скатилась с него на правую сторону и прижалась ко льву боком. Некоторое время она лежала молча, а потом, изогнувшись всем телом и перевернувшись на спину, прошептала: - Мне так хорошо с тобой, что иногда кажется, будто это сон. И я все сплю, сплю, и боюсь проснуться. Леми, скажи… ведь это не сон?

+1

19

А Фестр смотрел на всё это дело и понимал, что вскоре это бремя упадёт на его плечи. А значит - уже сейчас нужно готовится. Как ни странно - но теперь, наконец таки смирившись с неизбежным, Фестр уже сейчас начал рассуждать не как просто член прайда - а как его будущий глава. Рассуждать о том, что он должен будет сделать для прайда. Взять хотя-бы законы. Нет. Когда они с Леми жили на чужих землях - то там были и чужие законы - законы прайда Ахади, законы прайда Фаера. Но теперь - теперь ситуация несколько "подвисала в воздухе". Формально - с восстановлением королевства восстанавливалась деятельность и его законов - древнего свода законов, кочевавшего во владениях Арридеидов многие поколения из королевства в королевстве и принятых еще много поколений назад далеко на севере их далёким предком Кеном Селецием. Однако эти законы, известные как "Кодекс Кена Селеция" уже явно не отвечали текущему положению дел, и их надо было приспособить под реалии сегодняшнего дня - под реалии не великих львиных держав далёкого прошлого - а под реалии их крохотного прайда, крохотного королевства. С такими мыслями Фестр помог занести траву в пещеру и даже смог соорудить из неё то, что Фестр с некоторым юмором окрестил про себя "королевским гнездом". Затем он пошел к выходу из пещеры, сказав Леми: "Я тут тогда покараулю у входа. А заодно порассуждаю о том, как можно улучшить наши древние законы. Есть у меня кое-какие мысли. Я пока не буду вам мешать, а утром - поделюсь своими предложениями по этому поводу. Надеюсь - они тебе понравятся и ты их одобришь." - И Фестр после этого прошел еще немного, вышел из пещеры и улёгся снаружи - сторожить покой своего кузена и его жены, а также размышлять о грядущих реформах.

0

20

Была спокойная, тихая ночь. Разве что легенький ветерок слегка теребил "гребешок" молодого льва. Айк бродил по саванне, только уже не один, а с Ксавьеном, львом, с которым он умудрился подружится, конечно тот был не очень улыбчивый и довольно скрытный, но Айка это не пугало вовсе, Ксавьен его друг, первый и пока что единственный. Конечно, он еще встретил львицу, которая была очень дружелюбной, из-за которой, можно так сказать Айк и познакомился со своим другом, только они разошлись так сказать, возможно львы еще встретятся с ней. Ну вот сейчас одиночки бродили себе по саванне, вокруг светлый леев не заметил никого больше. Возможно, что все уже давным-давно спали, кроме Айка и Ксавьена. Хищники подошли к какой-то реке, течение которой было довольно быстрым, так что если попытаться переплыть ее, наверняка унесет течением, а плавает Айк не очень хорошо.
- Мы не переплывем. Пошли. - сказал Ксавьен светло-шкурому льву.
- Хорошо, друг. - с улыбкой ответил голубоглазый и пошел дальше за черногривым
Львы пошли вдоль реки, куда-то, не зная куда. А вокруг ни души, тишина. Разве что слышался шум от течения реки, ну и от спокойного ветра. Но, все таки одиночки оказались здесь не одни, Айк смог увидеть неподалеку гиену, молодой лев не сомневался, что его друг тоже заметил ее и если он не хотел бы связываться с ней, то Айк не стал терять возможность познакомится с гиеной. А друг эта гиена вовсе на злая. Ну и как следовало ожидать он побежал к ней и подбежав с привычной улыбкой поинтересовался:
- Привет, как тебя зовут?
Молодой лев не думал, что его друг уйдет без него и поэтому был спокоен и как всегда веселым.

+1

21

В скором времени одинокое времяпровождение было сорвано. Здесь появилось несколько незнакомцев и поначалу Дакарей несколько напрягся, так как не знал, чего именно от них ожидать. Хотелось конечно подойти и заговорить с ними, но они являлись львами, а все известно, что у львов довольно предвзятое отношение к его роду. Поэтому Рей просто наблюдал за двумя незнакомцами и думал, что эти двое просто пройдут мимо. Один из них и правда остался чуть поодаль, а другой помчался к Дакарею. Оказалось, что этот лев, который подбежал к нему довольно дружелюбный, так как на его мордашке сияла улыбка и он спросил имя нашего героя. Гиен широко улыбнулся, так как был очень рад тому, что незнакомец оказался не злобным и вовсе не собирался нападать. Напротив теперь у него возможно появится собеседник и это просто прекрасно.
- Я Дакарей, но можешь звать меня просто Рей.
Еще Рей подметил, что новый знакомый явно не из прайда, а скорее всего одиночка. И это тоже было довольно прекрасно. Дакарей сам довольно долгое время скитался, поэтому знает какого быть одиночкой. Но, все-таки ему больше нравится быть в клане, так как там много его сородичей, с которыми можно пообщаться. Пусть поначалу Дакарей многих раздражал, но постепенно к нему начали привыкать. Каждая личность индивидуальна и общество постепенно начинает её принимать, конечно если эта личность не представляет никакой опасности для окружающих.
- А кто твой друг? Я смотрю он не особо настроен на разговор, - спросил Рей.
Это было чистое любопытство и Дакарей просто не мог промолчать, ему нужно было задать данный вопрос. Да и вообще может второй лев сейчас скажет, что этим двоим пора идти, чего бы Рею не очень хотелось. И в данный момент кажется гиен на некоторое время забыл о бдительности. Но, интуиция ему подсказывала, что эти двое не представляют никакой опасности. А Рей привык доверять своей интуиции, а поэтому оставался спокоен. Хотя спокоен это наверное мягко сказано. Скорее Рей был рад.

+3

22

И кто бы мог подумать? Ровно на "один" Айк рванул с места и подобрался ближе к гиене. А учитывая то, что оба выглядели радостными дурачками и говорили они не слишком тихо, то разговор был слышен даже с того места, где стоял Ксавьен. Как лев того и ожидал, Айк был довольно дружелюбен с незнакомцем: по-доброму тот поздоровался и поинтересовался у гиены о его имени. Гиен же не отличался медлительностью, поэтому среагировал на вопрос чуть ли не мгновенно, а его манера говорить сильно напоминала речь Айка. Звали же гиену Дакареем. Тот не скупился на свое имя, даже сказал, какое есть сокращение, что удивительно Ксавьену, ведь сокращение своего имени он считает чистым позором. Савви... Так его называли лишь мама и сестренка, и им это было позволительно. Однако, когда Улисс употреблял это прозвище, из его уст оно звучало унизительно, ведь интонация старшего брата всегда была с нотками желчи и издевки. Лев вздохнул, вновь позволив себе предаться столь непонятным воспоминаниям: и теплым, и грустным. Как же ему надоело это ощущение неопределенности в чувствах, когда с одной стороны ты вполне себе счастлив, а с другой, тебя все невероятно удручает. Когда же это прекратится? Остается лишь гадать.
- А кто твой друг? Я смотрю он не особо настроен на разговор. - услышал он вопрос Дакарея. Тут-то льва и осенило, что сейчас Айк может по бездумности многого наговорить того, что было бы неприятно Ксавьену, если бы кто-либо чужой об этом узнал. Даже, например, имя.
Самец в несколько рывков подобрался ближе к парочке и суровым взглядом оглядел Айка, надеясь, что тот поймет, что сейчас лучше помолчать, а потом вопросительно посмотрел на гиену.
- Ты абсолютно прав. - он не чувствовал, что к этому гиенышу стоит обращаться на "вы", ведь вряд ли какая-нибудь важная особа стала бы столь открыто знакомиться со львами. И вообще, Ксавьен уже давно задумался о том, что это странно со стороны этого вида саванны столь бездумно доверять львам, особенно учитывая, что их в два раза больше, чем тебя.
- Я Сокол. - грубо отрезал Ксавьен, серьезно уставившись на Айка. Теперь-то точно должен был понять намек. - И лично я не ищу новых знакомств. Извини.
Последнее слово все же прозвучало из уст самца более мягко и искренне, ибо тот воистину не желал как-то обижать нового потенциального друга Айка. Но ничего не поделать, перебороть свое желание поскорее вновь оказаться в тишине и спокойствие, насколько это позволяло общество такого болтуна как его недавний юный друг, не получалось.

Отредактировано Xavien (5 Май 2015 21:22:57)

+2

23

Гиена оказался дружелюбным существом. Чем-то похожим на Айка даже. Что понравилось льву, ведь эта гиена не опасна.
- Я Дакарей, но можешь звать меня просто Рей. - представился тот.
Молодой лев улыбнулся в ответ и сказал:
- Приятно познакомится, меня зовут Айк.
Светло-шкурый был рад знакомству, ну хотя бы немного он поговорит с этой гиеной. Конечно не зная при этом как поведет себя Ксавьен, вдруг он решит прогнать прочь нового знакомого, ведь тот обычно не очень любил новые знакомства. Поэтому голубоглазый не был уверен в действиях своего друга.
- А кто твой друг? Я смотрю он не особо настроен на разговор. - спросил Дакарей.
Айк обернулся, посмотрев на своего друга, он подумал: "Ну, да, он не очень разговорчив, ну ничего. Однажды я изменю его. Обязательно. А я никогда не беру своих слов обратно!", стоило только ему повернутся обратно к гиене и только он собрался открыть рот, что бы сказать про Ксавьена, он тут же выскочил и в несколько прыжков добрался до Айк и Дакарея, что лев прервал свою мысль и обратил все свое внимание на друга, который сурово оглядел его "Чего это он? Хех, ну ладно молчу молчу, а то пинка получу еще. Хотя посмотрим сейчас чего он хочет, о а может он сам представится хочет?" - подумал хищник.
- Ты абсолютно прав. - сказал Ксавьен.
Ну как и стоило ожидать его друг не ищет новых знакомств, чего не отрицает. ну да он и с Айком не очень то и хотел заводить знакомство, но подружился ведь.
- Я Сокол - грубо отрезал тот и покосился суровым взглядом на Айка, которому не очень было понятно, почему он скрывает свое имя, ну ладно уж, Сокол, так Сокол
- И лично я не ищу новых знакомств. Извини. - продолжил он.
И тут голубоглазый понял, что его друг не очень то и изменился. Ну ничего, Айк себя подбадривал мыслью о том, что переубедит он его, что тот перестанет быть слишком серьезным и хмурым. И тут он снова вспомнил про гиену, чего он тут делает? Надо бы льву узнать.
- А что ты тут делаешь, Дакарей? - спросил Айк у Рея.
Молодой лев не чувствовал опасности со стороны Рея, да и разве он когда-нибудь в серьез задумывался об опасностях? Наверное никогда не было такого. Ведь это же Айк, веселый, добродушный и довольно шумный лев, который обожает новые знакомства. Забавно, да, но таков он этот лев.

+1

24

Порой внешность может многое сказать о ком-то. Новый знакомый веселый лев, который первый подбежал к гиену это был лев с песочным окрасом шерсти. На его мордашке сияла улыбка. Его внешность словно сама говорила за его характер. Второй же лев был несколько отстранен от остальных и даже несколько холодно смотрел на все происходящее. Его же окрас был темным с черной гривой. Так что пожалуй высказывание про внешность действительно правдиво. Но, это конечно вовсе не означает, что все подходят под данное высказывание, ведь все-таки есть и исключения. Темный лев подошел и подтвердил слова Дакарея, а потом представился и заявил о том, что знакомится не намерен. Рей лишь кивнул в знак того, что все понимает и доставать его с расспросами уж точно не будет. Да и зачем ему начинать общаться с таким угрюмым львом, когда есть более приятный собеседник. Так скажем тот необщительный может отойти подальше, где-нибудь просто поваляться в тенечке, пока эти двое тут будут весело болтать. Кстати говоря Айк уже задал вопрос нашему герою, поэтому не нужно было заставлять нового знакмого ждать. Рей с улыбкой ответил:
- Просто было как-то слишком скучно, вот и отправился на поиски приключений.
Это было правдой и гиену вовсе не зачем было скрывать свое истинное отношение, ведь в этом не было ничего такого сверхъестественного. Хотя конечно подозрительным личностям покажется его ответ вовсе не таким простым и уклончивым. Отчасти поэтому у многих сложилось впечатление, что Рей не так прост, как кажется. На самом же деле Рей действительно вот такой вот, каким является. Общительных львов можно встретить часто, а вот общительных гиен по пальцам лап можно пересчитать.

Отредактировано Дакарей (11 Май 2015 15:32:35)

+1

25

К счастью для Ксавьена, ни Айк, ни Дакарей не были против того, что тот не будет участвовать в их милом разговоре по душам. С другой же стороны, ждать Айка, пока тот познакомится, разговорится, а потом внезапно предложит гиену последовать за ними тоже не было особого желания. Все же, Ксавьен постарался не быть конченым эгоистом и просто отошел чуть поодаль от парочки, пока те разговаривали. Он огляделся: природа была чудесная, такой вид лишь радовал глаз темного льва. И тишина. Она была бы идеальной, если бы не Айк и его новоиспеченный друг. Но ничего, раз мальчишке в радость такие знакомства - пускай наслаждается. В глубине души резко что-то защемило после этих мыслей, словно сожаление о том, что он не может испытать того, что Айк. Как ему это удается? Без каких-либо комплексов и недоверия просто подходить и говорить: "Привет!". Большие уши Ксавьена позволяли ему с легкостью услышать то, что ответил гиеныш на вопрос Айка:
- Просто было как-то слишком скучно, вот и отправился на поиски приключений.
Правда это или нет - Ксавьена не касалось. Однако самому содержанию фразы тот сразу же позавидовал: не каждый лев может позволить себе отправиться на поиски приключений из скуки. И здесь дело было не в приключениях, а в том что Дакарею стало именно скучно. Как же лев соскучился по этому чувству. Каждый день случалось что-то, что заставляло его либо нервничать, либо переживать, либо волноваться. Постоянно что-то да тревожило льва, не давая шанса на обычное, спокойное, скучное существование.
Юнец еще не знает, чего лишается. Надеюсь, с ним не случится за время этих приключений того же, что когда-то случилось со мной.
А что это? "Надеюсь"? С каких это пор Ксавьен начал надеяться? Ведь еще совсем недавно он оставлял любые проблески и забывал о них, а полагался лишь на логику и сухой разум, не обремененный никакой надеждой. Признаться, Айк постарался на славу за то время, пока они были вместе. Этот лев излучает слишком много оптимизма, которым невозможно не подпитываться, если вы постоянно находитесь рядом с ним. Лев с улыбкой вздохнул, вновь предавшись мыслям о том, насколько он все же благодарен Айку. Возможно, со стороны это не так сильно заметно, но в глубине души он более не чувствовал той тяжести, что раньше. И он благодарен был всем тем львам, которых встретил на пути, тем, кто помог ему побороть своё уныние. По крайней мере, в какой-то степени побороть.
Ксавьен взглянул вверх: ясное звездное небо радовало еще больше. В этот момент оно казалось таким красивым, каким никогда ранее не было. Стоило льву опустить голову, чтобы вновь насладиться чудесным видом, как тут же подул и легкий ветерок прямо навстречу Ксавьену, приятно теребя его косматую черную гриву. Хорошо, когда погода пытается приподнять твое настроение. Ксавьен чувствовал себя хорошо. Он обернул свой взор на Дакарея и Айка, после чего все же решил подойти к ним ближе. Кажется, у него вдруг появилось желание поговорить с этой гиеной. Или хотя бы попытаться принять участие в этом разговоре. Но для начало стоило бы извиниться за прошлую грубость, поэтому Ксавьен, прочистив горло, сказал:
- Прошу прощения за грубость. Если это вдруг обидело.
Своего настоящего имени он решил не называть, коли уж представился псевдонимом. Он надеялся, что Айк поймет и не ляпнет лишнего во время беседы.

+1

26

Лев болтал с гиеной, в то время как его друг предпочел не заводить знакомство с гиеной и поэтому чуть отошел от болтунов. Тем временем Дакарей ответил:
- Просто было как-то слишком скучно, вот и отправился на поиски приключений.
- Понятно. А мы с другом вот тоже гуляем. Спать как-то не хочется еще. - ответил Айк не спуская доброжелательной улыбки с морды.
Ночь получалась вполне спокойной и удачной. Айк повернул голову в сторону Ксавьена, который стоял чуть дальше, возможно он о чем-то размышлял, а может просто ждет светлого льва. "Интересно, о чем он сейчас думает?! Но, спустя несколько минут черногривый вдруг опять стал подходить к Айку и и Дакарею. Неожиданно, что бы даже, по крайней мере так показалось голубоглазому. Он ведь не хотел общаться, а тут вдруг. Светло-шкурый улыбнулся еще шире "Ухты, кажется он все таки захотел поболтать с нами!
- Прошу прощения за грубость. Если это вдруг обидело. - извинился Ксавьен, когда снова подошел.
Ну Айк был немного даже удивлен, ведь тот не хотел общаться, а светло-шкурый пока что не пытался убедить его поговорить, но это было здорово. "А может ему просто стало скучно и поэтому вернулся." - подумал голубоглазый. Ну может так и было так как ждать Айка ему бы пришлось наверняка довольно долго, так что лучше было поучаствовать в разговоре. Что ж как бы то ни было, но эта ночь была великолепной в компании друга. С кем поговорить было, скучно не было, а это главное для молодого льва. Ведь в детстве у него вовсе не было друзей, поэтому он так и пытается заводить дружбу. Он не обозлился на всех и это хорошо, ведь теперь он завел дружбу с Ксавьеном.

Отредактировано Айк (17 Май 2015 11:22:18)

0

27

Все. До рассвета ты мой, – в ответ на эти слова Асии Леми утвердительно кивнул. А фраза Асии про "припершихся ночью подданных" даже слегка развеселила Леми.  Ему было очень приятно, когда Асия потёрлась о его шею и прижалась к нему и прошептала: "Мне так хорошо с тобой, что иногда кажется, будто это сон. И я все сплю, сплю, и боюсь проснуться. Леми, скажи… ведь это не сон?" - на что в ответ Леми поспешил развеять сомнения Асии. Он сказал её: "Нет, любимая, это не сон. Это явь, которая, наконец, сбылась". - Леми совершенно не собирался теперь расстраивать Асию, говоря о своём здоровье. Зачем омрачать последние дни? Он потёрся в ответ об сию, и прошептал: "Любимая, мне так хорошо с тобой." - Затем Птолемей улегся и зевнул. - Что-то я устал за последнее время. Наверное, это всё еще сказывается наш долгий переход, - сказал он. Конечно-же тут Леми слукавил. Он прекрасно знал, что причиной смертельной усталости была его болезнь, но, повторюсь, он не собирался огорчать свою любимую, и именно по этому сказал что "наверное, из-за перехода". Леми снова зевнул, и добавил: "Любимая. Ты не против, что я немного вздремну? А то очень сильно в сон клонит". - Действительно, Леми был более чем полусонный, и прилагал довольно большие усилия, чтобы не уснуть. Но спать хотелось неимоверно, но всё-же он решил дождаться ответа Асии, хотя его глаза уже, по сути, слипались от усталости.

+1

28

Какой же он был смешной, когда говорил серьезно об и так понятных вещах! Вот и сейчас, ей показалось, что он вполне себе серьезно ответил ей, что нет, все что происходит с ними и вокруг них – явь. О, но это и так было понятно ей, просто… Все было слишком хорошо, а так не бывает. Не было в ее жизни и всегда, когда казалось, что жизнь похожа на время препровождение в райском лесу, к Асии со спины подкрадывалась беда. Львица чувствовала ее нутром, шестым чувством, интуитивно, если хотите. Нехорошее предчувствие тяжелым комком улеглось где-то внизу живота, и самое неприятное было в том, что щемящая тяжесть никак не могла подсказать, откуда придет напасть. А Птолемей тем временем засыпал у нее на лапах, как маленький львенок, и Асии только и оставалось что улыбнуться на его просьбу дать ему поспать. Усмехнувшись и приподнявшись на передних лапах так, что она нависла над ним, львица прошептала:
- Конечно, любимый. – после чего лизнув его в лоб, тихо и мелодично запела, словно перед ней лежал не взрослый лев, а маленький львенок:
- От края до края небо в огне сгорает
И в нём исчезают все надежды и мечты,
Но ты засыпаешь, и ангел к тебе слетает,
Смахнёт твои слезы, и во сне смеёшься ты.
– Песня помогала расслабиться, разогнать тьму в душе. Ее правая лапа едва коснувшись его гривы на лбу, откинула одну из непослушных прядей в сторону с его морды, пока Асия напевала слова старой, забытой всеми колыбельной, которую она так любила слушать в детстве:
- 3асыпай, ты на лапах моих, засыпай,
Засыпай под пенье дождя,
Далеко, там где неба кончается край,
Ты найдёшь потерянный рай.
– Птолемей во сне тихо дышал, умиротворенно улыбаясь, а Ассия, все еще напевая ему песню думала о том, что ее мама каждый раз только загадочно улыбалась, когда ее спрашивали из каких краев эта песня, и кто ее сочинил. Продолжая тихонько петь, львица осторожно встала, чтоб не разбудить любимого, бросив быстрый взгляд на выход. Только бы Фестр сейчас не вмешался:
- Во сне хитрый демон
Может пройти сквозь стены,
Дыханье у спящих он умеет похищать.
Бояться не надо, душа моя будет рядом
Твои сновиденья до рассвета охранять.
– Ах, знать бы бедной Асии, что песня которую пела ей мама была вовсе не колыбельной песней, а похоронной. В той далекой стране, откуда пришли родители ее матери, львы верили что умершие отправляются в страну снов. Навсегда:
- 3асыпай, ты на лапах моих, засыпай,
Засыпай под пенье дождя,
Далеко, там где неба кончается край,
Ты найдёшь потерянный рай.
– сон который раз начавшись, не кончится никогда. Но Асии все это было не ведомо и она пела тихим мелодичным голосом, будто небольшая стайка ночных птиц собралась вокруг Птолемея, окружая его своим пением. Но нет, в пещере не было птиц, была только она, его любимая. Асия.
- Подставлю ладони, их болью своей наполни,
Наполни печалью, страхом гулкой темноты.
И ты не узнаешь, как небо в огне сгорает,
И жизнь разбивает все надежды и мечты.
– вот и ушел в прошлое странный и непонятный львице куплет. Правда, зачем пугать детей? Но она всем нутром чувствовала, понимала, что он должен быть здесь, что именно в этой песне ему самое место. Жаль теперь спросить было не у кого, как случилось такое, что эти странные слова закрались в колыбельную? Медленно отступая к выходу, она пела все тише, заканчивая песню. Дела звали ее. Завтра Птолемей проснется и захочет есть. Ну не может же она огорчить своего мужа, а тем более – короля этих славных земель. А она? Ну что она… перекантуется как всегда ближе к утру. Ловя зыбкие, как рваная рубаха нищего, обрывки сна. Ей хватит и этого, как всегда, как прежде, потому что пусть она и королева, но все же та же самая Асия. Ведь мясо упавшее в грязь все равно остаётся мясом, а пыль взлетевшая до небес, все равно остается пылью.
- 3асыпай ты на лапах моих, засыпай,
Засыпай под пенье дождя,
Далеко, там где неба кончается край,
Ты найдёшь потерянный рай.
В мире снов, в мире снов.
В мире снов, в мире снов.
В мире снов, в мире снов.
Все надежды и мечты.
– вот и все. Львица ловко выскользнула за переделы пещеры, тихо подойдя к Фестру, который лежал снаружи и похоже, слышал часть ее песни. Подойдя к нему, она сначала хотела прикоснуться, дружески ткнуться в его плечо, но вспоминая какую реакцию это вызвало тогда, в реке, не стала этого делать.
- Фестр, вы… ты мне не поможешь? – улыбнулась она, обойдя льва и встав перед ним: - Птолемей заснул, а мне вот не спиться что-то. Может быть пройдемся и осмотрим окрестности, а за одно поймаем что-нибудь к утренней трапезе? – она кивнула головой в сторону реки: - Если не слишком устал, то идем. – а затем, улыбнувшись, легкой походкой пошла вперед. Под горку всегда легче идти. Долина с вьющейся в свете луны лентой реки манила к себе, новыми красками и неизведанными запахами. Широко улыбнувшись, она бросила взгляд на Фестра, а затем вприпрыжку устремилась к реке через ближайшие заросли задорно смеясь. О, как жаль что Птолемей не с ней! Ох, бедные гнетты! Вот они удивятся, увидев резвящуюся, как львенок в зарослях кустарника королеву. Наверно, надо было вести себя как-то более статно. Так как это требовал ее новый статус, но она просто не могла остановиться!  Тяжкий, гнетущий комок страха куда-то улетучился, словно грозовые облака. Унесенные ветром, оставив после себя только приятную пустоту, не тяготеющую над сознанием, а наоборот, позволяющую заполнить ее новыми, яркими красками хорошего настроения. Боже как хорошо! Асия выскочила на узкую тропу, ведущую вниз к реке, и судя по многочисленным маленьким следам, используемую генеттами как основную дорогу к реке. Неожиданно, на дорогу выскочила миниатюрная кошечка, и Асия с большим трудом увернулась от ее пятнистой тушки, чтоб не сшибить бедняжку с лап. А та, похоже, была до предела взволнованна:
- Госпожа Асия! Там такое, такое! – тоненьким голоском запричитала кошка, прижимаясь к кусту у тропы и почти скрываясь под ним: - Львы пришли к реке! Чужие львы! Огромные! Ужас-то какой! Надо срочно сказать королю Птолемею!
- Тише, тише. – в пол голоса сказала Асия, припадая на передние лапы, и склоняясь ближе к кошке: - что за львы такие? – по поводу размеров львица весьма сомневалась, от того как крошечным гнеттам любые хищники могли показаться огромными великанами, попавшими по ошибке в их маленькую, лилипутскую страну. Конечно, в минуты такой опасности они прибежали за помощью к ним, королю и королеве этих земель. Асия просто не могла оставить это дело так, но и бежать за Леми тоже не спешила. Он же так устал, и наверняка сейчас очень крепко спит. Львица покрутила головой и поняла, что и Фестра с ней нет, он наверняка отстал, пока она носилась по зарослям: - Сделаем вот что. Ты иди, позови Фестра, только скажи, чтоб болтал поменьше, а я пойду и проверю, что это за львы и поговорю с ними. Хорошо?
- Ох, королева Асия, а это не опасно? И где король Птолемей? – испуганно спросила гнетта, прижимая к голове свои ушки. Глядя на нее Асия неожиданно для себя заметила во тьме зарослей еще с два десятка глаз, наблюдающих за ней. «Вот трусливые…» - подумала она, но в слух ничего не сказала, понимая, что наверно сама бы испугалась, встреть на дороге такое исполинское существо, каким она была для этой гнетты.
- Вот что, Птолемей устал и спит. А в пришельцах ничего страшного нет, я сама поговорю с ними. – попыталась успокоить она миниатюрную кошечку перед собой, а за одно и тех, кто с нетерпением ожидал развязки разговора в кустах: - Так где они?
- Там… - усевшись и покрутив головой, гнетта указала куда-то вглубь зарослей, а потом, поправившись, добавила: - идите по тропе, вы их услышите.
- Хорошо. Иди скажи остальным, чтоб не пугались, а я пойду, поговорю с этими.. огромными львами. Хорошо?
- Конечно, королева Асия. – гнетта вскочила на лапы и тут же скрылась в кустах, а Асия, вздохнув, двинулась по тропе. И правда. стоило ей пройти шагов сто пятьдесят, как она услышала голоса. Несколько голосов, не то два, не то три. Разговор вроде был спокойный, не на повышенных тонах и она осторожно приблизилась к тому месту, где стояла троица, пока что, не показываясь из-за кустов. Место, которое они выбрали для разговора, было и правда, красивое. Это была небольшая полянка, поросшая невысокой травой, которую обычно обожали зебры, с аккуратным, пологим, каменистым спуском к воде, на котором сразу же смогли бы уместиться три льва, не больше. Тут река делала поворот, с которого просматривались окрестные вершины гор, с зеленым покрывалом на них. Слева, откуда катила свои воду река, находились пороги, зажатые двумя огромным гранитными выступами, а справа река расширялась, блестя в лучах луны, словно огромная скатерть. Было на что посмотреть.
- Прошу прощения за грубость. Если это вдруг обидело.
- Понятно. А мы вот с другом гуляем. Спать как-то не хочется.

Вполне адекватный разговор, львов судя по всему не настроенных творить какие-то злые дела. Уж больно культурно и умиротворенно шла их беседа. Зашуршав кустами Асия вышла к пришельцам, надеясь, что Фестр вскоре найдет их и если что защитит ее. Хотя, что мог Фестр против этих двух ребят и гиены. Гиены! Вот кого-кого она не ожидала увидеть тут, так это гиену. Асия опешила и не сразу пришла в себя, запоздало произнеся:
- Здравствуйте. Простите, я не помешала вам?  - взгляд прошелся по всей троице, начиная со статного Ксавьена, бледно-коричневого окраса и заканчивая довольно худощавой пятнистой гиеной, светло песочного цвета. Компания настолько странная, что Асия даже не нашлась что сказать. Может быть от того, что всю жизнь она была молчалива и не привыкла вести речей, а может от того что со львами была гиена, а опыт общения с гиенами Скара говорил ей одно: «Пришел лев с гиеной – жди беды».
- Простите, что нарушаю вашу беседу, но гнетты очень волновались, когда увидели вас тут. – смущенно произнесла она: - Могу я узнать, кто вы и зачем пожаловали на наши земли. Не поймите превратно, это не допрос, но… - Асия запнулась, укоряя себя за то, что по жизни только и делала что охотилась, а вот поучится еще чему-то полезному, как например ведению бесед у нее и мысли не было. Но кто же знал, что придется ей быть женой короля и тащить на себе эту тяжелую ношу? Нужно было как-то выкручиваться: - Наш прайд мал, по этому мне важно знать.
- Какая наивность! – воскликнул бы Пингвин. 
- Ты че, реально дура? – сказа бы Морох.
- О, ничего такого в мыслях не было, только убить всех! – расхохотался бы Джокер.
И правда. Наивность. Но, по другому она пока не могла. Не умела.

Офф: Песня группы Ария. Потерянный рай.

Отредактировано Асия (21 Май 2015 01:56:57)

+4

29

офф

Дакарея придется пропустить, т.к. он отписался, что не появится до 19 июня. Пусть он меня простит, но столько ждать я в этом отыгрыше не хочу. Связаться с ним где-то вне форума мы так и не смогли

Разговор гиены и льва не успел состояться в том русле, в котором пожелал было Ксавьен, потому что внезапно он услышал какое-то шебуршание вокруг троицы, а также почувствовал еще один запах, отличавшийся от запаха Айка и Дакарея. Льва резко захлестнуло волнение: ведь наверняка эти звуки издавал чужак, что находился поблизости, который мог бы не просто прекратить разговор троицы, но и попробовать в него вмешаться, навязывая какие-то свои правила, отличающиеся от приличных. Или же, они ступили на его территорию и теперь должны поплатиться за такое нахальство. И ведь если бы не гиеныш, ничего бы не было, Айк и Ксавьен попросту бы прошли уже эти территории, оказавшись в других, более свободных землях.
Возможно, это была просто паранойя. Да, пожалуй, это она и была - Ксавьен слишком часто подозревал других, считая что они желают лишь зла, даже если снаружи они выглядят неопасно. Или, если же затеяли они не подлость, то, возможно, они попытаются найти выгоду. А учитывая то, что Ксавьен как раз походил на выносливого искателя приключений, повидавшего многого, то, пожалуй, его силами наверняка можно было бы воспользваться. Хотя более внимательный зверь не обнаружит на теле льва ни одной серьезный раны или царапины, лишь небольшие и совсем незаметные шрамики где-нибудь на лапе - и те лишь от долгих переходов туда-сюда и охоты. А раз серьезных шрамов нет - значит и не слишком-то он и "искатель приключений", особенно тех, что обычно находят на свой хвост.
Беспорядочно завертев глазами и ушами в разные стороны, Ксавьен начал было искать, откуда исходит столько шумов и этот незнакомый запах, но не успел - тут же из кустов вышел их источник. По крайней мере, лев так посчитал. Хотя, это было довольно странно, что обычная львица, не самых крупных размеров, может издавать столько непонятных звуков в разных местах вокруг поляны. Нет, она определенно была не одна. Нахмурив брови, лев внимательно оглядел львицу, на всякий случай все же он напряг свое тело и насторожился - это была привычная процедура.
- Здравствуйте. Простите, я не помешала вам? - голос ее был мягкий и тихий, а фраза звучала довольно искренне, но льва это не успокоило. Очень часто он встречал подлецов, которые звучали правдоподобно, а в конце концов они все же тебя обманывали. Однако, было в ее голосе и то, что действительно показалось Ксавьену непривычным - скромность. Да и её движения говорили о том, что незнакомка не желала как-то мешать и выделяться. Словно, она и вовсе не хотела обращать на себя внимания, но пришлось. Лицо самца изменилось из недовольного в удивленное: его брови приподнялись, глаза расширились, а сама морда вытянулась, не хватало лишь вопросительного знака на лбу. И пока Ксавьен молча разглядывал самку, та продолжила:
- Простите, что нарушаю вашу беседу, но гнетты очень волновались, когда увидели вас тут.
Гнетты? - судя по словам львицы, это был какой-то зверь. А учитывая, что их много и они волновались, то сделать вывод о том, что, возможно, именно им и принадлежал тот тихий шум, который насторожил Ксавьена, оказалось делом несложным. Льва это даже в какой-то степени успокоило, даже несмотря на то что он ни разу в жизни не видывал подобных зверьков. Но явно те не были большие, раз их так насторожило присутствие двух львов и гиены поблизости, которые, вроде как, даже и не собирались посягать на их территорию или них самих. Между тем львица договорила:
- Могу я узнать, кто вы и зачем пожаловали на наши земли. Не поймите превратно, это не допрос, но… Наш прайд мал, по этому мне важно знать.
А вот эти новости не обрадовали льва, так как именно этого он и боялся. Слово "прайд" не предвещало ничего хорошего, благо, та сказала, что он еще совсем небольшой, а значит, нападать те вряд ли будут. Взяв себя в лапы, самец вытянулся и сделал выражение лица более серьезным, хотя недоумение в его глазах все еще можно было с легкостью прочитать.
- Не бойтесь, мы не желаем никому зла. Просто отдыхаем. И этих... гнетт, да? Мы их тоже не хотели напугать, если что. Они сами нас стали бояться. - лев старался говорить уверенно и столь же учтиво, что и незнакомка. К тому же, именно она первая начала это обращение на "вы", - Если наше присутствие вам мешает, мы можем удалиться. Ведь так, Айк?
Обращение к его другу-подростку было намеренным: львица спросила, кто они, а значит, наверняка ей интересны имена. Так она хоть будет знать имя одного из них, ведь сам представляться Ксавьен пока не желал. К тому же, наверняка этот оболтус захочет остаться подольше и разузнать больше об этом самом "прайде", о котором упомянула львица. Чего Ксавьен не слишком желал. Его всегда смущало то, как Айк начинает лезть с расспросами и навязывать другим свое общество, ведь далеко не каждый обитатель Африки был бы этому рад. Это им сегодня ночью так повезло, что они наткнулись на такого же веселенького дурачка, что и его напарник, поэтому те умудрились тут же сдружиться. А это обращение звучало довольно укоризненно и с намеком, давая Айку понять, что вмешиваться лучше не стоит. В любом случае, самое главное - это то, что львица явно была настроена дружелюбно и не собиралась как-то портить им жизнь. Этого Ксавьену было вполне достаточно, чтобы расслабиться.

+3

30

---→ вспомнил сон ( Прошлая жизнь (Фестр, NPC) ) ----→ мысли вернулись в локацию

В последнее время Фестр довольно часто вспоминал этот сон... сон ли? Ибо было в нём что-то явно сверхъестественное, и это мягко сказано. С другой стороны, это... кхммм... видение... много проясняло в происходящем. выходит, что всё, что на них свалилось, во многом связано с этим древним проклятием, которому приходит конец? Впоследствии, Фестр будет еще неоднократно вспоминать про этот сон, но сейчас его прервали. Конечно, он был совершенно не против пойти с Асией на охоту - ибо он, наконец, перестал таки иррационально бояться львиц, и только Фестр потихоньку побрел вслед за Асией, как одна из перепуганных генетт подбежала к нему и передала сообщение от Асии. Фестр искренне надеялся, что этот вопрос можно будет решить миром, но, мало ли что. Значит, надо быть начеку. Он, несколько нервничая, пошел в ту сторону, в которую указала ему генетта. По дороге за ним увязалась какая-то птица...
... Хммм, таки львы, и... гиена? Львы были бы вроде бы миролюбиво настроены, но гиена заставила Фестра несколько насторожиться. Но, тем не менее, незнакомцы пока-что не проявляли никаких признаков агрессии, а значит, нападения опасаться вроде бы не приходилось. И, как знать - вдруг они беженцы? (Фестр был очень наслышан от своего кузена о том, что творилась на землях бывшего прайда Ахади). К тому-же, пока что они мирно беседовали с Асией... "Если наше присутствие вам мешает, мы можем удалиться. Ведь так, Айк?" - эти слова заставили Фестра вновь слегка настрожиться. Вот что-что, а внезапный уход их был бы сейчас явно нежелателен. Ладно если беженцы - но ведь дурная слава разнесется же. А если шпионы? ТО, тогда, лучше их держать в поле зрения, и уж точно не допустить, чтобы они вернулись, скажем, к Скару. Посему, как быстро прикинул Фестр, в любом случае было бы выгодно чтобы эти незнакомцы пока-что остались здесь. Если это беженцы или одиночки - то они могут примкнуть к их маленькому прайду и усилить его. А ежели, не приведи Ахейю, шпионы - то тоже - по крайней мере будут под рукой, и НЕ донесут Скару. А там, глядишь, и перевербовать их можно будет. - Ну что поделать, после последних событий Фестр стал несколько мнительным, но тем не менее он решил, что оптимальной стратегией в данном случае будет "настороженное гостеприимство". Фестр подошел еще ближе, став рядом с Асией, и ответил незнакомцам: "Что вы, что вы. Вас отсюда никто не гонит. Оставайтесь! Заодно, расскажете нам новости, до наших краёв новости доходят, прямо так, с некоторым опозданием. Поэтому оставайтесь, если вы не желаете нам зла - то оставайтесь" - Фестр сделал несколько незаметных движений ухом, явно адресованных Асии. Он надеялся, что она поймёт этот жест правильно, в духе "не беспокойся, всё под контролем". Затем Фестр демонстративно запнулся, и продолжил: "...ах, да, я забыл представится - принц Фестр Иоллас Селеций, кузен здешнего короля. А это" - Фестр жестом указал на Асию - супруга Его Величества, королева Асия.

Отредактировано Фестр (22 Май 2015 21:26:23)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Верхнее течение реки Кагера