Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Верхнее течение реки Кагера


Верхнее течение реки Кагера

Сообщений 301 страница 323 из 323

1

http://drive.google.com/uc?export=view&id=185Ae5qtER8T_vS96vTCDhwj2M57PiKVV

Берущая начало на склонах гор неподалеку от владений прайда Фаера река Кагера несет свои бурные воды дальше на запад. Верхнее течение реки представляет собой бурный, бешеный, ревущий горный поток, изобилующий скалами и порогами, подпитываемый многочисленными ручьями и мелкими горными речушками. При должной сноровке через него перебраться по торчащим из воды камням и скалам. Сама же долина реки изобилует многочисленными пещерами высоко на склонах. Крупных животных тут очень мало.


1. Стремительный поток чрезвычайно опасен, в основном из-за подводных камней. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

2. Торчащие тут и там из-под воды скалы тоже считаются небезопасными: персонаж может поскользнуться и упасть в воду (бросок кубика на любые попытку перебраться через реку по камням с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Устойчивость").

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Мелисса, Мята, Манго (требуется бросок кубика).

[formatgic=sidewindow]Очередь:

Мастер Игры,
Мисава,
Джозу,
Заранди.

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!
[/formatgic]

+1

301

Волнение и беспокойство полностью овладели бурым подростком, что неуверенно обошла лежавшего на земле самца, пока Асия обращалась к остальным присутствующим. Никаких ранений, вроде, даже об отравлении не говорилось. Неужели взрослый лев может потерять сознание без особых причин, просто от волнения? Это как-то противоречило сложившемуся у самки мнению о представителях сильного пола. По большей части, из-за её отца, который на деле был большим пушистым добряком, но в глазах своей дочки в опасных ситуациях, как и многие львы, мог показать себя настоящим защитником и «мужиком», как бы выразилась его спутница и мать Кас.

Лежавший на подмоченной ливнем земле самец же немного удивлял своей внешностью. Конечно, наша Крапчатая не обладала особо острым вниманием, а скорее лёгкой рассеянностью, присущей её юному возрасту и редко осматривала находящихся рядом с лап до головы, но более опытный и привыкший быть настороже зверь непременно признал бы в потерявшем сознании льве взрослого самца. И вот именно их, подмечающих все особенности и отклонения от нормы, удивила бы подростковая грива, на месте которой ожидаешь увидеть приличный такой лес шерсти, столь подходящий под образ «настоящего льва». Но, даже если бы львица вдумалась в это, а не давала вниманию шанс перебегать с одного присутствующего на другого, то скорее всего, просто лучше запомнила «больного», пополнив список его примет забавной мелочью, а пока замечать эту самую мелочь Кас, кажется, не собирается.

Почувствовав лёгкий, но ощутимый холод, львица медленно выдохнула тёплый воздух, мотнула головой и, наконец, подошла к Аргентуму, стараясь не отвлекать его от ответов на вопросы Асии.

— Он вот-вот очнётся, я гарантирую. Правда, он сразу же после начнёт проявлять крайне нездоровую активность, поэтому придётся его... попридержать.

— Я сейчас попыталась это представить, и моя фантазия отказалась работать, — негромко вставила бурая, обращаясь скорее к себе, однако внутренне желая позабавить всех, — но я помогу, ты только направь.

Спустя мгновение Касари поняла, что Асия обращается уже к ней, оставив на некоторое время своего собеседника-альбиноса. Крапчатая не особо представляла, стоит ли уже с ней разговаривать так, как ещё позволял говорить с собой Арг, но решила не рисковать и попыталась взять себя в лапы.

— З-здравствуйте, — коротко кивнула бурая сначала Асии, а после приветливо, но так же коротко улыбнулась стоявшим рядом будущим львам, — меня зовут Касари, мы с отцом пришли сюда относительно недавно, я ещё не успела никому надоесть, хотя делаю это довольно быстро.
Может, папу Вы знали? Большой, светлый, пушистый и довольно мягкий по натуре, ну, мне так всегда казалось. Он... пропал недавно... Но должен вернуться, не мог же он меня тут бросить!
— мотнула головой и твёрдо закончила Касари, но вдруг почувствовала накатывающую тревогу.

Не туда её понесло, не туда. Если со смертью матери она уже смерилась, хотя не переставала верить, что она, такая же простая и немного серьёзная находится рядом и частенько наблюдает за своей дочуркой, то вот отца она хоронить раньше времени не собиралась. С чего бы это? Он и раньше уходил, правда, возвращался куда быстрее. Знать бы хоть, куда он шёл...

Стыдливо опустив уши, самка отошла чуть в сторонку, встав позади альбиноса. Желание дать самой себе по глупой морде за такое неудачное начало знакомства и неумелую речь на какой-то миг засело внутри. Такое случалось с нашим подростком и раньше. Вроде и сказала что-то малость неверно, невпопад, вроде и постарались окружающие понять и забыть, а у мелкой в бурой головке ещё не раз ненароком проносилось неприятное воспоминание, словно пыталось прочно вбить в эту самую бурую головку, что «нефиг что-то делать, не обдумав, глупый ты ком шерсти».

Аргентум, «как всегда», хотелось сказать, будто подгадал и ободряюще подозвал свою спутницу-травницу, дабы та поучаствовала в докладе о встречи с дикобразом и его рассказе. Правда, мажордом своей манерой речи сумел превратить этот самый доклад, на пересказ которого Касари и другим простым жителям саванны хватило бы предложения, в полноценную и правильно построенную историю, которую даже подросток слушал с возобновившимся интересом.

— Научишь меня так говорить, Аргентум? — тихонько шмыгнув носом, сказала Кас голосом, что постепенно стал более задорным и уверенным. Сервал, кажется, попал в точку, сам того не ведая. Крапчатой нужна была только вот такая простая фраза, чтобы как-то разрядить обстановку, пусть даже разрядить требовалось лишь для себя самой.

Кажется, мы забыли про одного пернатого, который присел на небольшой валун, наблюдая за происходящим, и частенько про себя комментировал эту картину. После рассказа Арга он на секунду перехватил взгляд своей бурой подруги и также ободряюще подмигнул, мол, «ничего необычного, всё нормально, солдат».

Влажный воздух у самой реки постепенно «преодолел» оперение Таккара, и вскоре последний нехотя расправил крылья, взмахнув ими пару раз и пытаясь согреться.

И тут сквозь влагу до пернатого донёсся разговор крокута и более мелких птиц. Суть разговора явно заинтересовала сокола, тем более, не вечность же ему сидеть на загривке подростка, выжидая, пока атрофируются крылья? Пора бы и сапсану показать, что он тут очень даже полезен. Глядишь, ещё похвалят, а он это любил.

Оттолкнувшись от валуна, словно пружина и взмыв в воздух, птах плавно подлетел к Энио и, взмахнув пару раз крыльями у самого загривка крокута, пытаясь затормозить, также аккуратно приземлился.

— Прошу прощения, что без предупреждения, но хотел узнать, пригожусь ли я Вам? — вытянув голову так, чтобы та была видна гиене, начал сокол, — Буду не прочь помочь хоть в чём-то новому дому моей подруги.

На последнем слове птах клювом указал на бурого подростка. Получив в ответ короткий кивок Энио, Таккар без лишних вопросов взмыл в небо, пролетел над самой головой Кас, привычно слегка дёрнув ту за ухо, и направился к скалам, на вид смахивающим на место, что могло бы получить название Три Когтя.

Крапчатая молча проводила пернатого взглядом, вздёрнув голову, пока тот не превратился из сокола в тёмный силуэт, а из тёмного силуэта и вовсе в точку... Звонкий голос сапсана и его слова она уловила, так что никаких вопросов не возникало. Любил он быть в гуще событий, вот и всё. Только бы перья ему из хвоста никто не повыдёргивал.

А дальше реальность решила, что события разворачиваются слишком медленно и пора бы им ускориться, так что, во-первых, лев, что лежал без сознания, вскочил на лапы, во-вторых, этот самый лев скороговоркой выпалил огромную кучу слов, то и дело прерываясь, словно бедолаге не хватало воздуха, в-третьих, тут же закончив речь, дал понять, что сейчас помчится со скоростью гепарда на край света.

«Попридержать», помнишь, Касари? Кажется, что львица только сейчас поняла, как забавно всё будет происходить. Не дожидаясь, пока лев даст дёру, она помчалась к бегуну и, вытянув вперёд нервно подрагивающие лапы, попыталась обхватить его за шею, словно стараясь обнять и надеясь, что он от тяжести мелкого подростка просто не убежит далеко. Глядишь, там и остальные подоспеют.

Эх, жаль, что Таккар этого не увидит!

Офф

Ответ Энио обговорён с Мафс

Отредактировано Касари (2 Янв 2019 13:59:10)

+1

302

Ох, ну елки-палки! Котис сперва негодовал по-детски из-за обморока дядюшки, а сейчас еще больше фыркал на его пробуждение и попытку начать кросс до будущего короля в столь плохом для себя состоянии. Ау! Где мозги этого старого регента и почему мама его еще словесно не усадила жопой на землю? Ну помрет же, болезный, к папке отправится, а папка этому рад не будет, потому как помер рано и корону Аминте на уши еще не натянул. Фу, быть стариками такими шебутными. Глянув на Галетеса и к радости отметив, что и тот действиям дядьки не особо рад, Котис молча указал братцу на длинную и еще крепкую. пусть и мокрую палку, притащенную сюда наверняка приматом каким, если не рекой, бросившей деревяху на берег. Фестра надо было остановить, если он сам не мг себя затормозить.

- Мамочка, - сын заботливо, но неуклюже двинул королеву крупом немного правее, подальше от Фестра и его пути, чтобы оставить себе и брату больше простора для маневра.

Ну кто не любил по-дурости подножки там всякие ставить своим сиблингам? Или за хвост хватать во время прыжка на мышку, наблюдая за сокрушительным падением мордой в грязь? А... Кажется, только Котис этим и развлекался, но именно сейчас это было на лапу обоим братьям и дядька еще потом спасибо скажет племянникам за это. Если язык не прикусит...

- Он бежит! - вякнул Котик в сторону Галатеса, когда Фестр начал свой крестовый забег, намекая братцу, что пора хватать палку в пасть и стоять на месте из всех сил.

А дядька, не будь он матерым, и правда мог бы убежать далеко, но слабые лапы так нелепо запнувшиеся о поднятую племянниками, палку, запутались и уронили своего носителя животом и мордой на мокрое прибрежье. Выплюнув палку, Котис не мог не рассмеяться и боднуть Галатеса лбом в щеку, благодаря за помощь. Кажется, этого правильного сиблинга еще можно будет испортить.

- Ну куда же вы, дядюшка? - обрадованный удачной затеей и пусть прям на глазах матери, Котис уважительно, куда без этого, встал Фестру лапой на грязный хвост. - Вы только очнулись, здоровье бы поберегли, что-ли. Мама итак на взводе. Буйволом вон, займитесь.

0

303

Для Галатеса вся эта ситуация была напряженная, так как сейчас в нем смешивалось очень много различных эмоций, которые скрыть в себе было сложно, если вообще возможно. Грусть, что подвел маму, гнев и ярость на брата королька,  беспокойство за Котиса, который был самым близкий молодому принцу после матери, и это только то, что прямо сейчас боролось внутри него.  Подобное скрывать в себе было и для взрослого льва сложно, чего уж говорить про молодого еще не матерого льва, и тем более, сейчас рядом была та, под чьим взглядом Галатес не мог вообще ничего скрыть, ведь мама была именно той, от которой у молодого льва почти не было никаких секретов.  Но сейчас внимание Галатеса было разбросано: Мама, Котис, больной дядя, который, то пытается добросовестно выполнять свои обязанности, то падает в обмороки, донесения с границы и про опасность со стороны какого-то буйвола. Слишком все бурно развивалось, и было много всего, и Галатесу, который, несмотря на свой возраст, предпочитал вникать в некоторые дела, было некомфортно. Ему сейчас хотелось оказаться в его небольшом секретном месте недалеко от родной пещеры, где он мог спокойно побыть один и обдумать все то, что сейчас происходило. До этой прогулки, лев часто начал посещать это уединенное место, обдумывая отношения со старшим братом.  Понимая, что Аминта его боится, как и всего на свете, а из этого можно было сделать простой вывод, которого Галатес боялся – когда тот станет королем, есть вероятность изгнания из страха, и ведь мамы не сможет защитить его.

Но сейчас нужно было сосредоточиться на проблемах насущных, и поэтому молодой принц молча смотрел на своего брата, который всегда открыто показывал свое внутреннее состояние. Галатес видел, что Котис беспокоится за мать, как и он сам, и поэтому, они оба сейчас старались быть рядом с ней, поддержать и помочь преодолеть все невзгоды, что сейчас навалились на ее хрупкие плечи. И сейчас ссора с сыном было бы для матери страшным ударом, поэтому Галатес был готов прервать своего братца в нужный момент, если почувствует, что тот перегнет палку в своих эмоциональных вспышках.  Однако Котис вел себя спокойно, что и позволило Галатесу немного расслабиться и просто находиться рядом с самыми дорогими ему зверями в целом свете.

Но тут Котис начал высказывать свое мнение по поводу отношения к незнакомцам, и при этом опять упоминая Аминту и привлекая внимание Галатеса. Молодой лев лишь немного фыркнул, так как старший брат после той их ссоры никогда не вызывал у него уважения или даже небольшой искры родственности. Галатес и Амнита, хоть это было и незаметно, но с каждым новым днем отдалялись все больше и больше друг от друга.

–  Я согласен с Котисом, правда и не совсем. В каждой морде нельзя видеть друга с самого начала, однако и врагом он может и не быть. Необходимо следить и наблюдать и только потом принимать решение, по поводу того, друг он нам или враг. Но если решение нужно принимать без наблюдения, то я предпочту остаться и довериться тем, кого знаю, а вот незнакомца держать на расстоянии от себя, где он не сможет навредить.

Именно после этого в их разговор вступила мать, которая попыталась объяснить свое видение по этому вопросу и доказать свою правоту. Галатес признавал, что в словах матери была своя логика, однако и просто говорить и обязаться с чужаками ему было непривычно. Хотя, именно для этого можно иметь особого льва, или даже несколько, которые и могли бы вести переговоры с чужаками. Так сказать, парламентеры, которые могли бы выявлять опасность в чужаках. Эта идея понравилась молодому льву, и он даже хотел бы рассказать ее своей матери, но только позже, так как сейчас было не то время и место.

– Мам, я тебя прекрасно понимаю, и даже разделяю идею того, что надо быть гибче, однако иногда необходимо быть решительным и жестким. В такие моменты нужно уметь говорить незнакомцам нет или же признавать в них врагов, пока они не проявят хоть что-то полезного по отношению к прайду. В такие моменты, когда время позволяет, можно мило улыбнуться, но при этом проследить за незнакомцем, чтобы понять его намерения, но порой времени просто нет. И тем более…

Договорить лев не успел, так как в их разговор вклинился Энио, доложив о буйволе. Реакция обоих принцев была разная. Если Котис решил вслух подвергнуть сомнению теорию матери, то Галатес не на шутку испугался, что Асия сейчас ринется к этому опасному сопернику. В глубине сознания, лев надеялся, что Амнита окажется рядом с этим опасным врагом, но внешне можно было увидеть лишь его беспокойство.

– Котис, не стоит так говорить. Нашей матери только встречи с этим буйволом не хватает. Лучше сделать так, как предлагают более взрослые и опытные, а именно собрать отряд и избавиться от этой угрозы. Маме лучше держать подальше от него. Фестр в отключке, но это не значит, что без него невозможно собрать отряд и избавиться от угрозы.

Посмотрев на своего дядю, который лежал на земле, Галатес заметил, что мать наклонилась к Котису и начала что-то шептать ему на ухо. Молодой лев всегда был очень любопытен по своей природе, и поэтому, как бы нечаянно он оказался ближе к ним обоим, чтобы услышать то, что говорила его мать брату.  Услышанное вызвало на морде молодого льва небольшую улыбку, после начало все происходить довольно быстро. А именно, прежде их мать представила их с Котисом некой молодой львице, что занималась дядей, и чтобы поприветствовать ее, Галатес немного кивнул, после чего посмотрел на дядю и подошел ближе к брату.

Но потом их дядя просто вскочил на свои четыре лапы и хотел побежать за братом, чтобы спасти от опасности. В глубине души Галтеса загорелась опасная надежда, что все-таки брат окажется рядом с буйволом, но потом он отбросил подобные мысли, так как так же в глубине себя не желал смерти брату, как бы плохо к нему не относился. Но тут была иная проблема – их дядя. Сейчас он был крайне в возбужденном состоянии, а стало быть, так же мог представлять угрозу, причем в первую очередь для себя самого. Галатес не желал зла дяде, хотя иногда и считал его никудышным регентом, поэтому сразу понял план своего брата, и молча кивнул ему головой в ответ на его подмигивание.

Молодой лев заметил палку, к которой подошел Котис, и сразу понял то, что его брат задумал. Сейчас действовать нужно было быстро, чтобы уберечь дядю от глупых поступков, и поэтому Галатес согласился на этот план. И вот, Котис бережно и заботливо отодвинул маму в сторону, что исключало вероятность нанесения ей вредя, Галатес дождался условного сигнала своего брата и взял один конец палки в пасть, после чего вместе с Котисом побежал с ним на встречу дяде. Как и следовало ожидать, взрослый самец никак не ожидал подобного, и споткнулся о палку, из-за чего рухнул на землю, а Котис торжественно наступил ему на хвост своей лапой, тем самым показывая, что он тут победитель. При этом, он боднул Галатеса в щеку, показывая свою благодарность, что заставило принца улыбнуться, ведь ему было важно, чтобы Котис оставался рядом.
Как только дядя оказался на земле, Галатес спокойно подошел к своему брату и своей лапой брал его с хвоста взрослого льва, как бы молча давая понять, что лучше сейчас не провоцировать.  После чего наклонился к брату и тихо прошептал на ухо.

– Будь готов удержать его на земле, если он попытается встать. Сейчас нам лучше, чтобы он лежал.

После чего Галатес обошел Фестра и спокойно сел перед ним и обвил передние лапы хвостом, внимательно посмотрев тому в глаза, как и любой молодой лев, который заинтересован чем-то.

– Дядя, мой братец прав. Вам необходимо немного восстановиться после обморока. Не волнуйтесь, моего брата и сестру мы успеем найти и защитить. Лучше помочь ей в проблеме буйвола, так как она нанесет прайду больший урон. Аминте всегда уходит и гуляет, вам ли этого не знать. Не переживайте.

Отредактировано Галатес Марон II (10 Янв 2019 22:15:13)

+1

304

А крапчатая оказалась милой девочкой. Глядя на нее Асия вспомнила себя в юности. Хотя, нет. Она была куда более застенчива, и наверно, заговори с ней королева, она только через минуту смогла бы проблеять что-то невнятное в ответ.  Касари. Надо было запомнить, не смотря на водоворот событий, что заполнил этот день.
Сидевший рядом с ней Аргентум, явно чувствовавший себя в компании больших кошек неуютно, рассказал о дикобразе. Асия не стала говорить в слух, что самое большое богастство сейчас рядом с ней, а еще две части богатства где-то бегают. Так что она пойдет искать сначала их, а потом уже на поиски чего-то такого, что старик дикобраз посчитал ценным. Да и что там ценного может быть? Мясо? Наверняка уже подпортилось. Ну не может же там сидеть крупный и адекватный самец, дожидаясь своей принцессы? Бред какой-то. Именно потому она, несколько беспечно ответила сервалу по этому поводу:
- Ну, если богатство сразу не сбежало, то до следующего утра подождет. Думаю, стоит послушать старика. - а затем, внимательно поглядев в глаза Касари и Аргентума, с улыбкой, добавила: - Вам двоим, ночью, я просто запрещаю туда соваться. А ты милая, - обратилась она теперь уже непосредственно к Касари: - не беспокойся. Уверена, что твой отец вскоре снова появится в нашем королевстве. Он просто не мог бросить такую милую - краем глаза Асия заметила что Фестр вскочил: - Девочку... - как-то неуверенно пробормотала она, вслушиваясь в прерывистую речь льва. Медленно, но верно она стала осознавать, что тот говорил.
- Прости Касари, поговорим позже. - вздохнула она, едва сдерживая гнев, переполнявший ее: - Кажется у меня слегка прибавилось проблем. И... не ходите к границе ночью, одни. Хорошо? Обещаете мне? - последняя фраза уже предназначалась Аргентуму. Впрочем, в адекватности самца королева не сомневалась, по этому стоять перед ним и ждать когда тот восторженно начнет кричать: "Да королева!" не стала. Да и будет ли кричать? Наверно кивнет, что понял и все. Не в характере сервала. Ну, по крайней мере, так это ей казалось.

Четыре львенка! Четыре маленьких львенка и этот идиот не смог за ними уследить! А ведь в его подчинении было все королевство: звери, птицы... Разве что камни ему не подчинялись. Хотя, Асия была уверена, это бы тоже не помогло Фестру сохранить ее детей.
- Фестр! Ты... болван. - рыкнула она не сдержавшись и глядя как ее дети вдвоем ловко отправили льва обратно на землю. Она неторопливо подошла к нему и поставив обе лапы на плечо льва, прижимая таким образом его к земле, властным голосом строго сказала: - Фестр! Я запрещаю тебе на сегодняшний и завтрашний день заниматься делами королевства, которые требуют беготни и физических нагрузок. Сейчас ты будешь лежать, а потом займешься обустройством нового логова. Ты меня понял?! - она окинула взглядом всех присутствующих. Энио, который только что был рядом, как на зло, куда-то подевался. Зато она заметила что Котис прижал лапой хвост Фестра и тихо, сказала: - Котис, убери лапу с хвоста дяди. Это неприлично. Та-а-а-к. - ее взгляд снова упал на Агрентума и Касари, которым не повезло оказаться в опасной близости к тоже дышащей наладом Асии: - Я попрошу вас двоих присмотреть за ним, - она кивнула на льва, распластавшегося под ней: - и помочь дойти до места, которое было решено выбрать временным логовом.

Она вздохнула. Новое логово! Оставалось только надеяться, что Фестр нашел для него место, а что если нет? Что если он попрется его искать и грохнется в обморок, а то и помрет совсем? Немало известный пушной зверь, в общем. Хоть разорвись на сотню маленьких Асий и беги в разные стороны, раздавая указания.
Как же ей сейчас не хватало самца. Сильного, смелого, с горячим сердцем и холодным разумом, а не кашей в голове. Того, кто бы мог поддержать ее, взять на себя часть обязанностей, просто молча кивнув и коротко оповестив: "Я сделаю". А не падать в грязь, выпучивая глаза и сипя на всю поляну: "Асия! Дети! Я их прое***! Катастрофа!"

Она убрала лапы с Фестра, закрыв глаза, и сделав с десяток глубоких вдохов и выдохов. Чуда не произошло и самец не материализовался, а значит, придется все делать самой, как и раньше.
- Фестр. Надеюсь, ты меня понял. - ласково похлопав его по плечу, она вернулась к месту, где к ней подошел Энио и принюхалась. Найти Гиену было не так сложно - он не далеко ушел.
- Энио. - королева довольно тяжело проломилась через кусты, распугав тех птиц, что не разлетелись по просьбе самца, и обсуждали случившееся: - Я пропустила мимо ушей то, что ты сказал. Прости старуху. - львица усмехнулась, подойдя к коркуту ближе. Вызывал ли он у нее отвращение? Скорее нет, но старые страхи и ненависть, сложно побороть за один день, хотя она пыталась: - Идем, покажешь мне этого быка, а за одно расскажи по дороге, с чего все началось. - Асия обернулась на Котиса и Галатеса: - Дети, пойдемте, у нас много дел!

— Три когтя.

((Энио, если ты начнешь пост в другой локации с рассказа, это будет просто отлично!))

Отредактировано Асия (18 Янв 2019 00:07:16)

+5

305

Куча-мала из-за перевозбудившегося Фестра грозила затоптать Аргентума до того, как пятнистый даже приблизится к регенту. Поэтому сервал и не лез, позволив физически более сильным существам обуздать буйного. Сам он, меж тем, лишь сосредоточенно наблюдал, ожидая момента, когда можно будет попросить семейство и помогающих слезть с руководящей тушки. Впрочем, с этим отлично справилась и королева, и Тум в почтительном кивке головой ответил ей:

Естественно, мэм, — впрочем, фраза прозвучало совершенно негромко, хотя и уверенно. Да, пусть Аргу и проще ориентировать ночью, но он не станет подвергать опасности жизнь кого-либо, тем более, раз это запретила делать Асия. Что бы не обещал поход, перестраховаться не будет лишним... А уж особенно, когда есть ещё куча проблем. Вот одна такая вновь легла на маленькие, но сильные плечи мажордома. Ведь сама львица отправится разбираться с проблемами похлеще полупьяного льва. Благо, Фестр не отличался гигантскими размерами, и сервал в который раз поблагодарил бога за то, что тот послал ему столь хорошую помощницу. Без Касари он вряд ли бы справился.

Фестр, вы сейчас глубоко вдохнёте, выдохните и медленно скажете, где нового логово. А затем с каждым выдохом вы будете делать один шаг вперёд. Один. Не больше. И так мы, — сервал бросил краткий взгляд на Касари, ожидая, что та подтвердит своё участие в походе, — дойдём и всё устроим. В случае...ммм... проблем, — кот замаялся, пытаясь подобрать слова повежливее и менее острые (то-то Котис был бы рад!), — Я буду вынужден применить ещё кое-какие травы и иные мои умения, дабы ваше пусть и без сознания, но тело, оказалось подле нужного нам места. Я думаю, этот вариант неприемлем, посему прошу проявить сознательность и постараться контролировать себя.

Данная тирада была не сколько предупреждением, сколько успокоением — плавный, мелодичный голос Тума часто мог успокоить даже самых буйных, а уж Фестр явно таким не был. Всё-таки не хотелось бы просить Касари бить регента. Во-первых, он же регент. Во-вторых, Касари это будет дурным примером. Ну и в-третьих, вообще-то, Аргентум — исключительно приверженец пацифизма. Посему лапы в лапы — и вперёд.

К Трём когтям, говорите?

–→ Три когтя.

+2

306

Ну что сказаь, "шмяк" получился весма эпичным. Ну а чего было еще ожидать то, когда кто-то (Фестр не сразу то и вубился кто) повис на шее, а дорогие племяннички с помощью какой-то палки уродили бедолагу, как говорится - мордой прямо в грязь, больно, дайте мазь. Ну грязь и за мазь походу сошла. Извазюкался в ней Фестр знатно. Да и наглотался её тоже. Утешало только то, что хоть Асия его не сожрала и не растерзала, хотя, судя по её тону, она как никогда была близка к этому (по крайней мере такое впечатление сложилось у Фестра). Фестр молча кивнул (молча, ибо много наговоришься то когда вся пасть забита грязью?). Затем был Аргентум с его советами. Выдохнуть? Хорошо. Вытошнив из себя немалое количество проглоченной грязи, Фестр таки выдохнул. Затем он собрался с силами и ответил на вопрос о логове: "в зарослях около Трех Когтей. Знаю - это не самое уютное место, но за неимением лучшего. Да, к тому-же - это же только на время. Как только угроза новых землетрясений и обвалов окончательно минует, можно будет вернуться в пещеры Каменных Рощ." - Затем Фестр пошел, так, как советовал Аргентум - вдох - шаг - вдох - вдох - шаг - вдох. Потихоньку Фестр успокаивался. И, похоже, даже слишком. Постепенно начала накатывать слабость (ибо травки таки начинали действовать и в этом направлении тоже). Пошатываясь, медленными шагами Фестр направился к месту для нового временного логова.

—→ Три Когтя

Отредактировано Фестр (9 Фев 2019 19:44:00)

0

307

Если бы Кас пришлось пересказывать, что произошло после прыжка, львица бы непременно замялась, хотя бы потому, что именно после того, как Кас приготовилась схватить возбуждённого льва, она тут же зажмурилась, ожидая, что опять как-нибудь не так приземлится и получит в собственный нос.

Само по себе действо не затянулось, и Крапчатая ясно запомнила короткую гриву самца в собственных лапах, потерю равновесия и удар о влажную землю. Но, кажется, льва вес бурой тушки немного подтормозил. Ещё пару секунд подросток без движения валялся кверху лапами, а после открыл глаза и тут же вскочил (вернее, вскочила), осознавая, что вся та грязища, покрывавшая землю после ливня, теперь нахально облепила спину, бока и, местами, лапы кошки. Даже морде досталось...

Скосив глаза на кляксу на собственном носу и слегка нахмурившись, Касари недовольно шмыгнула этим самым носом. После, услышав слова Асии и двух подростков в сторону развалившегося на земле льва, она поняла, что стоит немного отойти и дать им выговориться. Краем глаза Кас успела заметить палку, лежавшую неподалёку этих самых подростков и смекнуть, почему лев так быстро потерял баланс и рухнул.

«Почему именно я постоянно попадаюсь на такие “нежданчики”?»

Единственное из диалога, что действительно заинтересовало кошку, так это ясно прозвучавшее имя самца — Фестр. Так, память, не подведи свою обладательницу хотя бы на этот раз, хорошо?

Приблизившись чуть ближе к Аргу, к которому кошку постоянно тянуло хотя бы из-за излучаемого им спокойствия и какой-то простоты души, Касари принялась осторожно стряхивать с себя куски грязи, придававшие ей вид неряхи или ну очень невезучего жителя саванны, то языком, то лапой, стараясь при этом не задеть альбиноса и не подпортить идеальное творение природы — белую шерсть, — своими неуверенными движениями.

Молча избавляясь от сора на шерсти и пытаясь придумать, как бы себя подбодрить, самка не забывала в пол уха слушать, о чём говорила группа из королевской семьи и сервала. Мысль о том, что путешествие придётся отложить, маленько разочаровало Кас, а учитывая, что из неё постоянно лезла лишняя энергия, оно и понятно. Теперь будет крайне нелегко дождаться того момента, когда бурая львица и Аргентум получат добро и смогут отправиться в этот поход. С другой стороны, лёгкая задержка обеспечила самку шансом лишний раз посидеть и подождать возвращения отца. Пожалуй, этот запрет Асии выдвигаться именно сегодня — не наказание, а подарок свыше.

Размышления прервали слова Арга, по которым Касари интуитивно поняла, что сейчас небольшому зверю понадобится помощь. Она тут же оказалась рядом с Фестром, дав тому осторожно опереться на себя, и, пытаясь подстроиться под шаг льва, направилась к Трём Когтям.

Мелкая чувствовала стыд перед самцом за свои кульбиты тому на шею и надеялась, что он успел её простить и не примется отчитывать прямиком здесь, заставляя краснеть. От подобных мыслей Кас, кажется, действительно раскраснелась, и это было бы заметно, не буть львица полностью покрыта шерстью. Природа в очередной раз спасла подростка.

Собственно, Крапчатую занимали не только подобные размышления. Она представляла себе будущее логово, то, как они а Аргом украсят его и приведут в порядок. Мелкая то и дело пыталась ускорить шаг и наконец увидеть его вживую, но её удерживал Фестр, явно не переполненный такой же энергией и желанием. Интересно, а о чём он думает?

В какое-то мгновение Касари чуть не поскользнулась о мокрый участок размякшей земли, почувствовала тяжесть взрослого льва, но успела вовремя восстановить равновесие. Это напомнило ей недавний случай на берегу реки, когда пришлось спасать двоих самцов от смерти, грозившей наступить довольно скоро от потери крови. Тогда, после обработки ран, нужно было помочь бедолагам доползти до этой самой реки и дать им напиться. Ох, один из них чуть не раздавил подростка.

Крапчатая не верила, что тогда помогла полностью, но внутренне гордилась тем, что ей удалось помочь хоть чем-то. Да, она определённо может сделать что-то полезное!

————> Три Когтя

0

308

Положение становилось еще более абсурдным и странным, даже для молодого Галатеса, который еще мало что успел узнать в этом мире, и смотрел на все только с учетом своего опыта. Фестра пришлось повалить на землю, чтобы он не покалечился и никого другого не покалечил, а после того, как мама встала тому на плечи и начала грозно что-то говорить, подросток просто сделал шаг назад, так как понимал, что теперь его помощь тут была не нужна. Все происходило очень быстро, и уследить или толком понять все, что произошло, было очень сложно. От каскада мыслей у Галатеса просто голова шла кругом, именно поэтому он просто сел чуть в стороне от матери, дяди, брата и всерьез остальных, стараясь просто отвлечься от всего произошедшего и подумать о чем-то отвлеченном.

Первые мысли, что пришли в голову молодого льва были о своем старшем брате. Аминта. Их ссора произошла уже давно, но Галатес помнил все до сих пор, как будто это произошло только вчера, и от этого гнев, и даже ярость по отношению к брату росли в нем. Еще раз вспоминая тот день и ту ссору, молодой лев невольно обнажал свои когти и царапал ими землю, тем самым хотя бы немного выпуская свой пар. Аминта был неправ, Глатес только хотел показать ему, что тому надо быть сильным и властным, а он просто сбежал, да еще и подставил его перед матерью. «Трус! И как такой лев сможет быть королем их королевства?» Задавая себе этот вопрос, Галатес прекрасно понимал, что не должен так думать о родном брате, но не мог.

Вслед за Аминтой Галатес вспоминал свою сестру, Эби. Он встала на сторону Аминты в тот раз, и сказала фразу, которая до сих пор болью отдавалась в сердце и душе льва. Быть может, тогда она была права, и его просто невозможно любить? Но ведь мама любит, и Котис по прежнему рядом и верен ему. Но тогда зачем она это сказала? Это молодой лев так же понять не мог, да и мало думал об этом, ведь в отличии от брата, к сестре Галатес не испытывал такой ярости и гнева, а скорее лишь грусть, ведь она была рядом с ним, когда он родился. Мама часто раньше рассказывала, как Галатес и маленькая Эби лежали рядом и мяукали прося молока матери.

От своих мыслей Галатес немного погрустнел, но голос матери, что призывал его следовать за ней, вырвал его из раздумий. Поднявшись на все четыре лапы и тряхнув головой, как бы откидывая все мысли в стороны, молодой лев в несколько прыжков оказался подле матери и снова встал по правую лапу от нее, немного прижимаясь к ней, чтобы поддержать в случае чего.

– Да, мама, я рядом и следую с тобой.

—--Три когтя

0

309

Когда королева-мать поспешила к лежащему на земле кузену мужа, попутно отчитывая его и наказывая ему сегодня особо не напрягаться, Котис не сдержал звучного смешка. Вот это представление сегодня они все устроили, ничего не скажешь. Сначала чуть не подрался с каким-то одиночкой, потом чуть не прибил собственного дядю, а теперь наблюдает матушку в гневе. И, самое приятное, гневается она не на него. Невольно он припомнил, как королева отчитывала его на глазах у всех после нападения на нарушителя границ, и тут же расплылся в кривой улыбке, демонстрируя всем присутствующим пожелтевшие зубы. А он уж боялся, что сегодняшний день продолжит быть таким же серым и ему придётся скучать, ожидая возвращения коронованного братца. На время он даже позабыл о своей злости на Аминту, ускакавшего неизвестно куда, так ещё и прихватившего с собой их сестру. Когда Галатес молчаливо попросил брата встать с хвоста дядюшки, самец пусть и с неохотой, но всё же покорно отпустил бедного старика, сопровождаемый аналогичной просьбой матушки, которую она, в отличие от младшего принца, озвучила вслух. Слова брата о том, что нужно будет в случае попытки побега Фестра удержать его на земле, заставили крепыша воодушевленно улыбнуться своей фирменной кривой улыбочкой, кратко кивнув Галатесу. Припечатать кого-то к земле? Да раз плюнуть!

Котис обошёл Фестра и сел сбоку, с упоением наблюдая за тем, как матушка отчитывает этого старика, прижимая его с другого боку. Не каждый день можно полюбоваться таким зрелищем, так что нельзя упустить эту возможность. Очередное напоминание о выходке Аминты заставило подростка красноречиво закатить глаза, но едкую реплику о поведении малолетнего короля он всё-таки смог сдержать. Мысль о том, что когда Аминта вернётся, он сможет всласть выразить своё недовольство “на своём языке”, грела его сердце и помогала сдерживать нарастающее недовольство и гнев. Даже если королёк решит не возвращаться самостоятельно, его в любом случае вернут. Силой. И чёрт, как бы он хотел присоединиться к этому процессу таскания брата за хвост домой!

Если дядюшка взбунтуется, Вы знаете к кому обращаться, диойкет, не так ли? – негромко сказал принц, наклоняясь к мажордому и многозначительно посмотрев ему в глаза. Фестра, конечно, не назовёшь громадным и опасным, но вряд ли подросток и сервал смогут справиться с этим юрким стариком, особенно если ему снова что-то взбредёт в голову. Будет логичнее сразу послать кого-нибудь за кем-то более крупным и сильным, так ещё и способным позволить себе прижать к земле принца-регента. А кто подходит на эту роль лучше, чем Котис? Правильно – никто.

Принц вместе с младшим братом поспешил к матери после её зова, встал подле её правой лапы, также готовый поддержать её. Вместе с Галатесом они наверняка напоминали окружающим телохранителей, сопровождавших правительницу королевства. В принципе, это было недалеко от правды: вряд ли у кого-то повернётся язык назвать принцев не готовыми встать на защиту их матери, даже если для этого придётся пожертвовать собственной жизнью. В конце концов, после этого у неё всё равно ещё останется любименький блудный сыночка, которому повезло родиться раньше остальных.

===========>Три когтя.

0

310

—→ Изумрудные луга

От еды лев отказался, что весьма изумило матерую. Что ж, это, пожалуй, было даже хорошо: по крайней мере, она убедилась, что он не за жратвой пришел, и знакомился с ней не ради того, чтобы позже под шумок выклянчить кусочек. Самой туши было не жалко: теперь, когда они ушли, шакалы или гиены наверняка быстро растащат ее на клочки, только череп с копытами и останутся. Если львы поторопятся, то еще успеют что-нибудь перехватить, а если нет... Что ж, Мисава пока еще способна добыть себе пропитание.
Сейчас, правда, она и думать об этом не могла. Живот ее был набит мясом, и в таком состоянии, конечно, лучше продрыхнуть часов двенадцать под ближайшим кустом. Мисава не была исключением из правила, как всякий лев, она предпочитала пожрать и сразу же поспать, но раз уж начала переставлять лапы, то фиг бы с ним, как-нибудь не помрет по дороге.

До ближайшего водоема было, кажется, не слишком далеко, по крайней мере, запах говорил об этом.
— Уговорить? — она задумчиво взглянула на собеседника, чуть кривя губы в усмешке. Нет, все-таки он был забавный. Сказать по правде, Мисаве было проще притащить искомую саламандру просто в зубах, взяв ее за кончик хвоста — чай, не ящерица, отбросить его не сможет. Не до такой же степени она ядовита, чтобы убить взрослого льва. Или до такой?.. А если рожу и парализует, так все равно никто разницы не заметит.

Перед мордой мелькнула мелкая рыжеватая птичка. Мисава машинально клацнула челюстями, чуть было не схватив пестрое крыло, но пернатый уже метнулся к Заранди, не прекращая тараторить. Поздоровавшись, он поспешно взлетел чуть повыше... хотя матерая, смерившая мрачным взглядом расстояние до его хвоста, была уверена, что в случае необходимости может попробовать допрыгнуть.
— Проваливай, — вяло рыкнула бурая; она не особо старалась, тем более, что пестроперый все время находился в движении, то поднимаясь выше, то отлетая в сторону, то снова возвращаясь, и все это время продолжал тараторить. Поймать его будет делом нелегким, а жрать в нем нечего, так и стараться не стоит. Может, просто не обращать внимания — авось, само отвалится.

Тем не менее, спустя какое-то время она заинтересованно дернула ухом, вслушиваясь в поток болтовни. Норку они не заметят, ага... Открыл, называется, им глаза на происходящее. Матерая и так знала, что дельце предстоит не из легких, хотя копать она, вроде умела.
— Говори толком, чего тебе, — недовольно рыкнула она, горбя спину и поднимая шерсть на загривке дыбом. Птица приземлилась почти под ее лапами, да еще и раскланялась этак учтиво, будто предлагая свои услуги и явно намекая на то, что без ее помощи львам не обойтись.

+2

311

— Изумрудные луга

- Ну да. Бабуин же сказал, что не обязательно мертвую,- не заметив иронии в голосе Мисавы, простодушно подтвердил Зи, ведь ему, честно говоря, убивать какую-то живую зверушку ради эксперимента шамана не особо-то и хотелось. Одно дело круговорот жизни в природе – ты умерщвляешь газель, ее потроха поедают гиены и стервятники, а кости прорастают в землю, из которой растет трава, и так далее. Другое дело – отнять жизнь ни в чем ни повинной твари. Заранди не был членом секты порядочных львов, но и когти лишний раз старался держать при себе.

«Что мы бы могли предложить ей? Рассказать ту самую байку про привидение и понадеяться, что огненная проникнется душещипательной историей?». В голове Заранди не было ни одной толковой идеи, окромя запугать саламандру и притащить ее к бабуину за хвост силой, а там уже разберемся. Не бревно же с личинками и лягушками ей нести? Хакуна матата, блин…

Только лев подумал об этом, как желтый всполох прямо перед глазами нарушил атмосферу ленивой задумчивости, и самец пару раз сморгнул, пытаясь сфокусироваться. Комок перьев и тараторящего веселья возник перед мордой, вызывая непреодолимое желание заехать по нему лапой, лишь бы так не пестрило. И только боги знают, удалось ли бы Заранди от этого удержаться, если бы наглый птыц своевременно не слетел на камень впереди.

Да что ж за земли-то такие? Он волновался, что ему попадется навстречу группа головорезов и пустит непрошенного гостя на обед… а, оказывается, переживать нужно было за наличие чудиков?

Самец многозначительно, натянуто улыбнулся, демонстрируя удоду боевой набор бело-желтых клыков. Выражение морды Заранди как бы говорило «Знаешь, бро, из костей твоих крыльев получится отличная зубочистка».

Мисава, конечно же, Заранди единодушно поддержала – льву не нужно было смотреть на нее, чтобы угадать, что она на это все скажет. Между ними была пропасть в энное количество лет, знали они друг друга пятнадцать минут от силы, но отношение к фрикам, похоже, было одинаковое.

- Проваливай, - фыркнула львица, и Заранди согласно продолжил, - Погодка сегодня отличная, чтобы пообедать сладкоголосыми пташками, - со стороны могло показаться, что молодой лев внимательно слушает сообщение птица, но, на самом деле, тот по инерции прикидывал, как бы этак половчее сцапать болтуна, если он решит совсем уж допекать их. Зрачки самца следили за перемещениями удода – вперед, резко вверх, потом вниз… Но вот когда Зи понял, что желтый комок перьев планирует спикировать к ним в ноги, вот тут Заранди всё-таки подумал «Ооо, чувак, не надо!».

Терпению матерой, кажется, приходил конец. И если лев, потрепав, отпустил бы чудака из-под тяжелой лапы, то за милосердие Мисавы он вообще не был уверен.

- Воу, воу, полегче, друг, - голос самца был призван насторожить и утихомирить взбалмошную птицу, - Говоришь, можешь помочь? И что ты за это хочешь?

Отредактировано Заранди (5 Окт 2019 20:30:30)

+1

312

<— Изумрудные луга

Джоз был отчаянным птицем. Он прекрасно понимал, что если он просчитается, переоценит свои возможности или попросту проиграет, то он кончит жизнь прежде чем успеет сказать слово "переговоры?". Причём скорее всего конец ему настанет в пасти какого-нибудь хищника. Джоз всё это знал, знал прекрасно, боялся и опасался. Но он был отчаянным птицем. Ему было нечего терять - у него не было ничего. Он мог только зарабатывать. Именно поэтому Джозу с лёгкостью шёл на риск, ставя на кон буквально свою жизнь - всё, что у него с собой было. Всё равно больше он потерять уже не сможет. Сейчас всё так и происходило - на кону стояла никчёмная, но такая дорогая жизнь Джоза.

Львы приняли птица не очень дружелюбно, пожелав, наверное, почистить его тушкой свои зубы. Раньше, когда Джозу работал в команде, его такой расклад не сильно пугал. Ну подумаешь, поугрожают. Если что, он в любой момент может молодецки свистнуть, и на его свист прискачет подмога. По крайней мере, Джоз думал, что прискачет, и эта мысль его успокаивала. Теперь же от острых клыков господ спасти Джоза могли только его прыть и ораторское мастерство. А что, чем не экстремальный вид спорта? "Обскочи двух львов и сам не стань их завтраком". В такие моменты в Джозе просыпается самый настоящий азарт. Да, он играет до последнего. До победного, если быть точнее. И птиц с чистой совестью делает ставкой свою жизнь. Он же отчаянный - они все такие чудные.

- Говори толком, чего тебе, - львица угрожающе рыкнула, и Джоз предпочёл перепорхнуть чуть подальше от такой нервной дамы. Матёрая самка в должной мере не оправдала надежд птица, хотя он полагал, что она будет поумнее и быстро смекнёт, чем полезна глупая пташка-тараторка. Видимо всему виной была старость, которая для этой львицы была совершенно не за горами. 

- О, леди, я совершенно не хотел вызвать у вас недовольство. И тем более - запутать! Как я мог! - коснувшись земли, Джоз миролюбиво поднял крылышки и хитро прищурился, - Чего мне от вас надо? Не поверите, но ничего. Серьёзно, ничего. А вам, возможно, очень даже что, потому что ваше "чего", - Джоз изобразил перьями кольцо, - вполне для меня, пфф, ничто, - птиц дунул через кольцо, и заливисто хихикнул. Но встретившись взглядом со львами, понял, что он уже слишком много играет с огнём, - Ладно-ладно, говорю конкретно. Вам ведь нужно словить огненную саламандру, я прав? Значит, вам нужно в этом огромном количестве зелени приметить крошечную норку, откопать её, поймать ящерку и желательно не травануться в процессе. Ну-ка, ну-ка, какая у вас острота зрения? Видите, что происходит на другой стороне реки? А какие травы вы знаете, которые помогут от яда саламандры? Вооот... Вот потому, леди, я и был послан вам с подмогой самим проведением!

- И что ты за это хочешь? - Джоз одобрительно посмотрел на молодого льва. А он оказался куда сообразительнее, чем птиц о нём думал! Юное поколение спасёт мир или что-то типо того? Джозу весело прищурился и указал пальцем-пером на самца.

- А ты правильные вопросы задаёшь, мой дорогой друг. Дайте-ка подумать... Так нас получается трое... то есть всего три части... три, а мне... какую-нибудь одну...вторую...третью... да, третью. Третью часть того, чем милостивый господин решит одарить нас, - Джоз картинно поклонился Заранди, - Итак, мы заключаем сделку?

Джоз всё также с весёлым прищуром переводил взгляд со львицы на льва и обратно. Естественно, его слова были не совсем чисты и настолько неточны, что птиц запросто мог обратить их в свою пользу. Что ж, оставалось только посмотреть, будут ли эти львы настолько внимательны, что не почувствуют в словах птички какого-либо подвоха.

Отредактировано Джозу (10 Окт 2019 06:18:20)

+1

313

Кажется, Заранди был настроен более миролюбиво — чего не скажешь о Мисаве, которая с куда большим удовольствием расправилась бы с птицей. Есть, конечно, тут нечего: одни перья, кстати, довольно красивые. Матерая не любитель украшений, но тут уж можно расстараться и сделать себе прекрасное ожерелье. Жаль только, что в реалиях саванны оно проживет весьма недолго: до первой жаркой охоты, в которой перья истреплются до неузнаваемости и, к тому же, наверняка перемажутся кровью.

Говорил пернатый тоже уж слишком много... Самка мрачнела на глазах, пока ярко окрашенный птиц кривлялся перед ней — и, кажется, все же смогла помрачнеть настолько, что даже ему стало понятно, что он перегибает палку. Во всяком случае, среди шелухи слов, которые он громоздил, наконец-то стало можно разобрать хоть что-то полезное.
Самка уставилась на удода, скептически отвесив нижнюю губу. Говорил-то, он, конечно, много, и даже немного по делу, но вот сможет он выполнить все то, что так легко обещал... Он как солнышко сиял, особенно после того, как Заранди неосмотрительно осведомился о том, чего же пернатый хочет взамен за оказанную услугу.
— Перебьешься, — Мисава была этакой тучей, набежавшей на сияющее солнышко, — сначала дело, а потом уже поговорим о награде. Ее мы, кстати, пока что не видели, — она чуть приподняла верхнюю губу в недоброй усмешке, от всей души надеясь, что бабуин расплатится с помощниками чем-нибудь вроде носорожьего дерьма.
Что ж, она с радостью отдаст птице даже собственную долю. Для дорогого друга ничего не жалко.

Она втиснулась между Заранди и благоразумно расположившимся подальше от нее, а стало быть, поближе ко льву удодом. Смотрела она, конечно. недобро, но хотя бы лапы не распускала и хватать его не пыталась. Не из доброты, правда, а лишь потому, что не была уверена, что не промажет. А если промажет, то назойливый птиц наверняка растрындится так, что не только саламандры — ни одной души на десяток миль вокруг не останется. Это еще хорошо, если не прискачут местные патрульные.
— Ладно, обсудим, — пока самец не наобещал чего-нибудь еще, проговорила она, — коль скоро ты знаешь, где искать саламандру, так давай действовать вместе. И тихо.
Она со значением глянула сперва на птицу, которая, похоже, просто не умела затыкаться вовремя, а затем и на Заранди — тот, впрочем, вел себя куда тише и скромнее.

+2

314

Желтый комок перьев, впрочем, несмотря на две львиные морды, явно желающие его пообтрепать хорошенечко, унывать не собирался. И это было так нелепо, что в какой-то момент Заранди чуть не сорвался и не заржал в голос, глядя на то, как кривляется удод и как все больше злится и вскипает Мисава. Эти двое ему напомнили одну знакомую парочку – когда к деду в летах приставал болтливый племянник и трепал здорового, седого, в шрамах старого воина за уши, за лапы, за кончик хвоста… В итоге, доводя даже мудрого зверя до грозного рыка и прыжка в свою строну. Затем, племянник уходил справедливо опасаться за свою целостность на какое-то время, но всегда возвращался. Что самое интересное, проделывая это все не со зла – так он искреннее хотел именно с дедом пообщаться.

Наверное, если бы сейчас Заранди слегка подтолкнул взбешенную львицу в сторону удода, то получился бы забавный и эпический по силе «кабум»… правда, после этого молодому самцу пришлось бы быстро уносить ноги. Ибо возмездие бы себя ждать не заставило.

Что-то не в меру и не к месту развеселившись, Заранди хотел как-нибудь этак едко прокомментировать фразу птица про «ничего» - якобы, пернатый и в рабство готов сдаться даром, лишь бы его кто-то слушал, как Мисава резко оборвала словесный поток незнакомца. Да сделала это так однозначно, что самец просто моментально захлопнул пасть, и сообразил самое серьезное выражение морды, которое нашел в своем арсенале. Нет, спорить с этой женщиной он был пока не готов. И поспешил сделал вид, что, конечно же, «Да дорогая, конечно, дорогая», безусловно, однозначно, всамделешне, он солидарен с ней во всем.

Бурая, меж тем, явно не обрадовалась перспективе придумывать для пернатого какую-либо еще там награду. «Черт, и кто меня потянул за язык?» - с долей досады подумал Заранди, недовольство Мисавы было еще сильнее, чем он ожидал. Самка выступила вперед и демонстративно оттеснила самца плечом, лев на автомате отметил про себя ее гладкую шкуру и хорошую форму – при каждом малейшем движении обозначались мышцы. Пользуясь тем, что Мисава смотрела на птицу и отвернулась от него, самец показал удоду знак – чуть высунул язык и провел когтем по своему горлу. Когда же Мисава снова кинула взгляд на Заранди, тот стоял как изваяние, как ни в чем не бывало.

Рот, правда, открыть рискнул только после того, как матерая закончила.

- Да, надо сделать дело побыстрее, - и прозвучало это не меньше, чем в какой-нибудь армии «Да, сэр! Есть, сэр!».

Отредактировано Заранди (15 Окт 2019 20:13:53)

+2

315

- Перебьёшься, - мрачный голос Мисавы был словно колючкой, намертво застрявшей среди вычищенных перьев. Проще говоря, угнетал. У Джозу весь запал куда-то ушёл, оставив его вот так глупо стоять со своими якобы "гениальными" планами. И в этот момент птица окатила огромная волна возмущения. "Перебьёшься." Это он-то "перебьётся"? Да что эти львы о себе возомнили? Он так просто по доброте душевной должен им помогать? Да если бы не он, они бы провозились здесь полдня, только пытаясь отыскать эту долбанную норку! Ну и что, что Джоз ещё ничего не сделал! Он собирался! И он хорошо собирался! Да, даже его предложение помочь должно оплачиваться! Между прочим, эти львы уже его должники! Ведь в сделке не было сказано, за что именно каждая сторона получает свою награ... Хей, а это идея.

- Да-а...мы обязательно поговорим об этом, - медленно протянул Джозу, что было совершенно для него неестественно. Однако у этого была причина. В маленькой головке зрел новый план, даже не план, а безумная идея - опасная, безусловно опасная, но имеющая все права на жизнь. Птиц вдруг хихикнул и заговорил как всегда весело, но в этот раз очень осторожно подбирая слова, - Что ж, будем считать, что наша сделка состоялась. По всем вышестоящим правилам, конечно же. На мне лежит безусловно важная часть той работы, которую нам предстоит сделать. А вам, пф, вам всего лишь надо следовать моим требованиям и поймать саламандру. И тогда вы получите свою выгоду, а я - свою. Да-да, не забудьте, пожалуйста, о награде! И тогда каждый из нас будет иметь выгоду с этой сделки.

Джозу просветлел. Он крайне довольно смотрел на двух львов, стоящих перед ним и не подозревающих в какую аферу они сейчас попали. Ситуация нравилась ему всё больше и больше.

Львы хотят выгоду? Что ж, они её получат. Джоз поможет им найти саламандру. Это же их выгода, верно? А выгодой для Джоза станет та самая награда, которую очумелый бабуин даст своим работникам. Итог, львы следуют требованиям птица, одно из которых отдать ему всю свою награду. Всё согласно условиям сделки. Был, конечно, шанс, что клиенты за такое захотят разобрать удода на пёрышки-косточки... Но у Джоза на такую ситуацию было всегда заготовлено верное решение - обратиться за помощью к своим БОЛЬШИМ собратьям. Да, Джозу был полностью доволен ситуацией. И львы в достатке (саламандру словили) и птиц не в накладке (получил всё вместо ничего). В мире, где нет ничего прочнее слова, надо внимательно слушать условия договора!

- Ладно, обсудим, - Джозу радостно затрепетал крылышками, когда суровая и мрачная самка ответила ему. Ведь если судить по первому впечатлению (а оно почти всегда самое верное), то Мисава сказала что-то сродни "Да, я согласна, дури мою голову дальше". Но радость птица была недолгой, ровно до того момента, пока его весёлый взгляд не упал на Заранди, который крайне красноречиво показывал, что ждёт его в ближайшем будущем, если он не заткнётся. Джозу поубавил свой пыл, понимая, что он сейчас ходит по тонкому-тонкому прутику, готовому в любой момент сломаться напополам.

А птиц не хотел падать, он не хотел оказаться на самом дне.

- Тишина - залог нашего успеха, - серьёзно обратился Джозу ко львам, - Я сейчас поднимусь повыше, вы следите за мной. Если что увижу, я дам вам знак. Следите внимательно! - птиц расправил пёстрые крылья и заговорщески подмигнул двум львам, - Идём. Старик не ждёт!

Хлоп-хлоп крыльями, и Джоз был уже в воздухе, набирая высоту. Живот настойчиво тянул его тушку вниз, а потому птиц не смог подняться даже выше кроны деревьев. Он залавировал между веток деревьев и уселся на одну из, внимательно оглядывая землю вокруг. Возле стоящего в некотором отдалении камня Джозу разглядел небольшую трещинку, где, как ему показалось, шевелилось что-то живое. Удод вновь заработал крыльями и метнулся к тому дереву, под которым находился этот камень. Указательными перьями Джоз показал львам на камень под ним, и сам позже приземлился на него. Любопытство всё же оказалось сильнее его.

офф

Извините, что не отписывался до усёра. В реале всё тяжко. Если вдруг чего не согласны с постом - пишите мне, я подкорректирую

Отредактировано Джозу (23 Окт 2019 19:51:54)

+2

316

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"89","avatar":"/user/avatars/default.png","name":"ShaggyTramp"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/default.png ShaggyTramp

Салли спряталась от солнца под густыми травяными зарослями, обрамлявшими ее логово неподалеку реки. Она недавно отыскала отличный камень с подходящей расщелиной, где как раз может поместиться особа ее размеров, затем вырыла себе неплохое по меркам саламандры логово в мягком грунте и расширила свою квартиру, и с удовольствием закапывалась во влажную землю. Хотя солнце сегодня пекло не так сильно, как раньше, она все равно предпочитала днем сидеть в тени. Но постепенно сгущались сумерки, жара спадала, а на горизонте показался изумительный красно-оранжевый закат. Совсем как ее шкура. У Салли черную чешую прорезали продолговатые, изогнутые пятна довольно красивого рыжего оттенка, которые ко всему прочему светились на ярком солнце, точно всполохи пламени.

Салли решила, что самое время поискать пищу. Может быть, удастся набрести на маленькую лягушку или тритончика. Редкая добыча, и оттого очень ценная. Некоторые саламандры предпочитают поедать только насекомых, считая, что добыча покрупнее требует слишком больших усилий, чтобы ее поймать. Ха! Зато дольше сыт - ради этого стоит потрудиться. И чего остальным так интересно искать весь вечер жуков да червяков вместо того, чтобы найти что-то по-настоящему интересное? А сегодня, судя по всему, интересное само решило свалиться ей на голову. Сначала Салли услышала хлопот крыльев, вздохнула и прижалась подбородком к земле. Придется ждать, пока эта тварь не свалит отсюда. Можно, конечно, все равно выбраться и попытаться отпугнуть птицу, вдарив по ней приличной порцией яда, но, если враг Салли заметил и начал охоту, он будет ждать атаки. Лучше выждать. У птиц нет выдержки, они почти сразу улетают на поиски жуков, когда видят, что ящерица их заметила и не собирается выходить из норки. А Салли разрыла себе такое логово, что никакой клюв ее отсюда не достанет.

Но что по-настоящему удивило Салли, так это то, что к ее камню подошли два льва. Они явно следовали за птицей, явно к ее камню. Это что-то новенькое! Львы обычно не обращали внимания на саламандр, и те отвечали им тем же. Салли помялась немного, но все-таки с любопытством осторожно вытянула шею, готовая, впрочем, плеснуть яду в птичий клюв, если он к ней сунется.

- И что это тут за процессия? - подала она голос.

+2

317

К счастью, птиц все-таки заговорил поспокойнее, а затем и вовсе вспорхнул повыше, так что его тонкий голосок унесло ветром. Мисава осталась этим довольна. Конечно, он мог принести пользу, но все же... все же он был невыносимо шумным. И еще что-то о тишине говорил... Птичий щебет доносился теперь откуда-то издалека, приглушенный расстоянием. Матерая торопилась следом, довольная тем, что не слышит большей части его болтовни. Совсем недавно она думала, что ей надоело быть одной, и компания не помешает; теперь же она полагала, что одиночество, в сущности, прекрасный спутник. Всегда с тобой, всегда молчит, не перебивает и не требует награды за свое присутствие.

Правда, и лапу помощи тоже не протянет... Бурая хмуро и задумчиво глянула на молодого самца, перебиравшего лапами рядом с ней. Он был целеустремлен и сосредоточен на своей цели... погодите-ка, верно, на цели.
Удод описал в воздухе замысловатый кульбит, уворачиваясь от веток дерева, и спланировал ниже, присматриваясь к чему-то на земле. Оставалось надеяться, что он заметил там не горстку зернышек, или чем там питаются такие, как он. Мисава, признаться, с трудом верила, что им вот так сразу улыбнется удача. Да, обстановка была подходящей: влажно, но не слишком сыро, источник воды неподалеку, а солнце клонится к закату, так что дневная жара отступает, и такие мелкие твари, как саламандра, могут вылезти на поверхность, не опасаясь высушить свою мягкую влажную шкурку. Бррр, влажную шкурку, какая гадость! Несмотря на то, что постоянной спутницей матерой была зеленая мамба, она с недоверием и брезгливостью относилась к подобным животным — змеи, лягушки, саламандры, да какая, к черту разница, мы ведь здесь не классификацией занимаемся. Есть их — только время терять, а под лапы подворачиваются внезапно и всегда невовремя; к тому же, как змеи или скорпионы, могут быть даже весьма опасны. Саламандра, говорят, тоже обладала ядом, но есть ее или даже облизывать бурая, понятное дело, не собиралась.

Она подошла поближе, вглядываясь в тот участок на земле, куда смотрел, чуть склонив голову, любопытный птиц. Да, там, несомненно, что-то шевелилось, что-то покрупнее, чем земляной червь. Матерая остановилась в паре шагов, двигаясь осторожно и мягко, чтобы сотрясением почвы не спугнуть того, кто там прятался. Иначе придется добывать из норы... нет, тогда проще сразу раздавить, осторожно, когтями, чтобы яд, если он есть, не попал на кожу. Завернуть в какой-нибудь лист покрупнее — и можно тащить этому старикану, как там бишь его зовут. Правда, он говорил, что мертвых ему нужно три... Может, они там в земле сидят целой пачкой, но проверять пока что не хотелось, тем более, что Мисава обнаружила, что размышляет о способах безопасного убийства и упаковки саламандры, глядя в мордочку одной из них.
— Привет, — стараясь говорить как можно мягче (то есть, не совсем так, как будто присутствие земноводного ей глубоко противно), протяжно проурчала львица, склоняясь чуть пониже, но не слишком: мало ли, что там в себе скрывает эта обманчиво маленькая тварь, — меня зовут Мисава, — она чуть не поперхнулась, чувствуя себя оскорбленной тем, что вынуждена раскланиваться перед земноводным; сделав небольшую паузу, она дала возможность остальным тоже представиться, — нам нужна твоя помощь. Мы не причиним тебе вреда, и просим тебя пойти с нами.

Она замолчала, пытаясь представить ситуацию глазами амфибии. Бабуин ведь не говорил, что именно сделает с саламандрой, и как долго она будет ему нужна. Должно быть, ей самой не под силу будет потом проделать обратный путь — стало быть, кому-то придется отнести ее сюда; впрочем не то, чтобы Мисава всерьез заботилась о комфорте и безопасности жителей саванны.
Ладно. Разберемся как-нибудь по ходу дела.

+2

318

Острое зрение не обмануло птица – в трещине большого серого камня действительно притаилась небольшая саламандра. Она замерла на месте, стоило Джозу коснуться камня, отчего птиц смог беспрепятственно рассмотреть её огненно-чёрное тельце, пока львы только подходили к камню. Пол дела было сделано; удод довольно щёлкнул клювом. А ведь эти львы ещё не хотели брать его с собой. Сомневались, нужно ли заключать сделку и делиться наградой. Джозу счёл бы их глупцами, если бы они отказались. Сколько бы он  здесь провозились прежде чем обнаружить едва заметную ящерку? Весь вечер? Ночь? Следующий день? А птицу что? А птицу раз плюнуть найти то, на что ему положено охотиться. Конечно, есть конкретно эту саламандру Джоз не собирался, потому как она была нужна для дела. Да и заметила она его – опасно нападать, ядом может плеснуть. Кстати да, вести переговоры нужно было максимально аккуратно, чтобы, не дай Великий Птиц, ящерка не перенервничала и не плюнула с горяча в Джоза. Поэтому птиц, на всякий случай, отступил на самый край камня и приготовился выполнять вторую часть сделки. Нужно было грамотно подобрать слова, чтобы саламандра успокоилась, перестала нервничать, выслушала, приняла все условия, которые ей сейчас будут даны...

Нет, ну эти львы издеваются!

Джозу хлопнул крылом себе по лбу, когда Мисава вдруг склонилась над землёй и сама заговорила с саламандрой. От её "Привет, нам нужна твоя помощь", произнесённого её замогильным голосом, напоминающим урчание живота носорога, не только саламандра, сам птиц бы шуганулся далеко и подальше.

Да, Мисава, ты просто мастер дипломатии. Саламандра сейчас прямо прыгнет тебе в рот!

Видно было, что львица... пыталась относиться вежливо к существу, находящемуся гораздо ниже её в цепи питания. Джоз возможно от такого обращения не отказался, но саламандра вряд-ли могла оценить подобное снисхождение. Потому что с её стороны снисхождением это вообще могло не показаться. Скорее наоборот, ящерка могла увидеть в этом угрозу и попытку выманить из убежища... Если конечно, её не переубедить в этом. Что ж, пришло время поработать Джозу. Надо брать инициативу в свои перья, а то сейчас эти львы такое сейчас нагородят...

Знаешь, мне кажется, стоит прислушаться, когда к тебе обращается сам лев, – Джозу миролюбиво поднял крылья вверх и сделал один шаг по направлению к огненной ящерке, – Это я тебе, как равному по цепи питания, говорю. Сам выслушал от этих львов много чего интересного... – Джоз сделал ещё один шаг и отвёл взгляд куда-то в сторону, убирая крылья за спину, – Подумай о том, что это может тебе сулить. Наверняка, если ты поможешь этим двум господам, тебе это обернётся отличной выгодой, – Джозу вновь посмотрел на саламандру и хитро ей подмигнул, как бы говоря "я на твоей стороне", – По мне, такая удача только раз в жизни случается.

Отредактировано Джозу (27 Дек 2019 22:45:32)

+3

319

Кот облегченно вздохнул, когда говорливый птиц закончил свою аудиенцию и приступил к поискам саламандры. В конце концов, в мире хищников все устроено гораздо проще – выследил, спланировал атаку, напал и хорошо поужинал. Если ты болтлив, как саранча, и медлителен, как навозный жук, тебе несдобровать, а птиц, судя по всему, был полон и того, и другого.

Неслышно, на мягких лапах лев проследовал за Мисавой, обозначая ее право контролировать ситуацию, полагаясь на ее ум, возраст и мудрость. Сам он в жизни никогда не беседовал по душам с земноводными, ему бы такая затея не пришла бы и в голову. Ну, и где-то в глубине души Заранди был глубоко благодарен удоду за то, что он проявил недюжинную инициативу в этом квесте под названием «как заставить существо, которому абсолютно все равно на твои проблемы, сотрудничать». Кто знает этого желтоперого, может, помимо возможности рассматривать расщелины в земле с высоты полета, так сказать, с лучшего обзора, у него есть способность к диалогу с такими существами, как эта ящерица.

Однако, ситуация пошла немного не по плану – как только птиц замельтешил мимо веток очередного дерева, и вдруг прекратил поиски и указал на камень, откуда-то снизу донесся спокойный, тоненький голос, явно принадлежащей…

Самой саламандре?

Заранди не было видно из-за спины Мисавы того крошечного существа, что сейчас разговаривало, как бы молодой лев не старался вытягивать шею. Любопытство его слишком душило, и самец, все же, решил аккуратно обогнуть матерую и посмотреть на незнакомку (незнакомца?), даже ценой того, что земноводное вполне могло испугаться двух нависающих над ней (ним?) львов. Все-таки, судя по интонациям Мисавы, ее речь была чистым экспромтом… А как еще быть, если ты можешь одним неосторожным движением когтя прикончить своего собеседника, причем, абсолютно нечаянно? Голос бурой звучал дистиллировано вежливо, каждое слово взвешено, как лекарства в лавке у шамана. Судя по всему, желтоперый тоже счел деловой тон Мисавы скорее пугающим, и поспешил сгладить ситуацию более легким и ненавязчивым общением.

Заранди прямо захотелось как-то приобнять лапой Мисаву, что ли, хотя она бы этого явно не одобрила, из серии «Ну лааадно тебе, чего ж ты такая серьезная?...».

- Угу, - лев нарочито лениво и безобидно вторил небрежному тону птица, делая вид, что они тут все «мимокрокодилы» и никакой паники не происходит, - Вот жизнь нас привела к тому, что нужна стала саламандра, и не для еды или праздного убийства, как можно догадаться, - тут Заранди сказал это так, чтобы у ящерицы если и были мысли, что ей причинят вряд, то они сразу бы исчезли, как глупые. Мол, очевидно это было.

Заранди осторожно склонил морду к ящерице, втайне молясь, чтобы она в него не плюнула ядом. Красивая блестящая шкурка переливалась на свету, и, хоть лев и не был специалистом, ему показалось, что он общается… эээ… с женщиной.

- Пожалуйста, не убегай, поговори с нами, - попросил самец, глядя в глаза даме (?) – Как тебя зовут, как мы можем к тебе обращаться?

Отредактировано Заранди (1 Янв 2020 21:17:22)

+2

320

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"89","avatar":"/user/avatars/default.png","name":"ShaggyTramp"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/default.png ShaggyTramp

Первой заговорила огромедная львица - для Салли все львы были крупными, но эта особенно, она даже все небо заслоняла, все звезды, так ласково сверкающие на черной небесной шкуре. Саламандра недоверчиво моргнула, но ей понравилось, как вежливо и даже уважительно говорила эта... Мисава. Поначалу, правда, страшно было - как она зарычала, но Салли, оправившись, очень быстро осознала смысл ее слов. Уф, ну и имена у этих львов, язык сломаешь! Выпендрежники! Когда львица замолчала, Салли еще некоторое время пребывала в раздумьях. Уж слишком всего много невероятного свалилось на ее голову. В чем, упаси Чешуйчатый дух рек и озер, могло от нее понадобиться огромным, свирепым львам? Да еще с птицей в напарниках! Второй лев, правда, был поменьше, но не суть - все равно мог раздавить, если сожмет в челюстях. Может, у них какой-то сговор с птицей, и они просто выманивают Салли наружу, чтобы потом сожрать? Ящерка стрельнула взглядом в сторону птица, который как раз выступил вперед и первой же фразой умудрился серьезно оскорбить ее чешуйчатое достоинство.

- Прошу прощения? - Салли отвечала предельно вежливо, но ее голосок звучал неподдельно... холодно. Будто на секунду вместо ящерки под камнем появилась ядовитая-преядовитая змея. - Я не признаю принижения своего достоинства! Львы в целом мне не господа, и я ничуть не ниже них. Может быть, я мала телом, но личность моя ничуть не меньше вашей! Если бы все измерялось ростом, королями бы у нас были слоны! Мы, ящеры, не просто глупые земноводные, ползающие у всех под лапами, и не думайте, что я выполню все условия просто потому, что Мисава вот здесь - львица.

Закончив уничижительную тираду, Салли повернула мордочку к Мисаве - благо, ее было видно из ее убежища. Ее всегда было теперь видно, она ж почти весь обзор закрывала. Правда, птиц еще сказал про выгоду... Это в пылу своего негодования ящерка заметила не сразу, а заметив, переключилась на птица.

- ..Но, как любое разумное создание, я понимаю, что значит сделка, - спустя пары секунд раздумий проговорила Салли. Второй лев, тот, что поменьше, тоже принялся убеждать ее в том, что никто ее не съест и что вообще все в порядке. Что за разношерстная компания! На самом деле львам и птицу повезло. Наткнись они не на такую любознательную и пронырливую ящерку, для которой выживание превыше всего, остались бы с носом. - Рассказывайте. Имя мое - Саламанрельда Алополостная, я вторая дочь Арно Чешуйчатого Хвоста и Хнеллионы Языкастой.

Она осторожно, чувствуя в себе накопившийся яд, стрелой шмыгнула наружу, в один миг забралась на камушек, под которым лежала и уставилась на гостей внимательным взглядом блестящих черных глаз.

- Я Салли, - негромко проговорила Салли. - Так удобнее, верно? Можете называть меня Салли. Полные имена мы используем во время церемоний и в особо важных случаях. Что за дело? И какая выгода?

+2

321

Ой, ну нет. Мисава досадливо рыкнула в сторону пернатого, который разглагольствовал с таким покровительственным видом, словно львы были у него на побегушкам. По его словам выходило, что саламандре стоит считать за великое счастье уже даже то, что к ней обратились. Что было, конечно, не так. Матерой здорово навязла на зубах вся эта ситуация, но она прекрасно понимала, что такой мелкой твари ничего не стоит просто нырнуть под камешек — и раскапывай эту нору сколько влезет, а только не найдешь ровным счетом ничего. Хорошо справляться с противником, который находится в твоей весовой категории, вот, скажем, с другим львом, с зеброй или окапи; а маленькую зверушку вроде этой даже и позорно как-то обижать (львица благоразумно не упоминала о том, что таких мелких она, не замечая, смахивала лапой или просто давила, если совсем уж надоедают).

— Давай ты заткнешься, — холодно и почти вежливо попросила она Джозу, хотя по ее мрачной морде было ясно, что она не слишком-то на это надеется, — хотя бы на пару минут.
Птиц и так уже наговорил слишком много. Он готов был золотые горы пообещать, хотя не видел еще ни одной монетки. Мисава не разделяла его энтузиазма; она знала, что особо ценной награды бабуин ей дать не мог. Ну что, в самом деле, может быть у такого старика? Рецепт вечного счастья? Пара запасных лап, на случай, если старая рана опять заноет к дождю? Ну даст он им какой-нибудь талисман или бусики из клыков (ну, положим, любая женщина не откажется от бусиков, даже если она Мисава), и что с того? Если Мисава еще могла обвешать себя амулетами, то что они могли предложить саламандре? Парочку дохлых насекомых разве что.

Тем не менее, она с подобающим случаю вниманием и даже почти почтением (правда, взгляд. который она перед тем бросила на Заранди, а затем и на Джозу, не сулил ничего хорошего тому, кто обратит на это внимание) выслушала саламандру, которая наконец соизволила назвать им свое имя. Только опыт и возраст не дали матерой отвесить челюсть на манер самой захудалой гиены: имечко-то было длиннее саламандрового хвоста. Ни у одного из львов Мисава не встречала такого длиннющего имечка! Да еще и с упоминанием родни — кто вообще про них говорит? Мисава уже толком не помнила, как зовут ее родителей, и уж точно не стала бы говорить первому встречному их имена.
Выслушала — и коротко кивнула, соглашаясь: да, Салли будет гораздо лучше.

— Я не знаю, — с нажимом проговорив эту фразу, она снова мрачно зыркнула на пернатого, — ничего по поводу наград… И наверно у тебя нет причин идти с нами, кроме простого любопытства. Но для того, кто послал нас за тобой, это очень важно.
Она досадливо жевнула губами.
— Что ж, я могу довезти тебя туда, и ты сама с ним поговоришь, — быть убедительной у нее получалось плохо, но самка старалась как могла, даже вроде как вежливо улыбнулась, хотя это как всегда было похоже на кривую ухмылку, — и если тебя не устроят его условия — я лично верну тебя сюда. Обещаю.

+2

322

Взгляд, которым Мисава одарила Заранди, вызывал у молодого льва плохо скрываемую озорную усмешку, не подобающую ситуации. Как легко взбесить женщин, в особенности, когда они решают досконально контролировать ситуацию!... Мисава была огромной, внушающей трепет львицей, саламандра была мизерной ящерицей по типу «раздавишь и не заметишь» (с львиной точки обзора, конечно), но гордости было хоть отбавляй что у первой, что у второй. И сейчас обе женщины активно пытались доминировать, чтобы даже старые боги не догадались, что кем-то здесь можно поманипулировать. Словно в подтверждение, Мисава категорически отшила птица. Красногривый бы заржал, если бы сейчас мог.

- Я не признаю принижения своего достоинства! Львы в целом мне не господа, и я ничуть не ниже них, - заявила саламандра голосом оскорбленной принцессы и Заранди виновато и благостно чуть склонил голову, покорно соглашаясь. Да, милсдарыня, так и есть, простите-извините, трепетно просим и нижайше. Украдкой Заранди поглядывал на бурую, прикидывая, какова будет ее реакция. Не похоже, чтобы эта самка привыкла общаться как подчиненная, а грубость им сейчас будет дорого стоить. Со стороны было похоже, что Мисава все-таки старается собрать «морду в кучку» и найти среди арсенала масок наиболее подходящее выражение, хотя, может быть, на самом деле лев просто ее очень плохо знал.

«Ба, да перед нами и правда знатное семейство!», - восхищенно подумал самец, когда саламандра длинно и витиевато представилась. Конечно, он ранее и подумать не мог, что у ящериц такая сложная система иерархии. Ему вообще, чего греха таить, казалось что мелкие земноводные не все разумные, и способны только жить, спариваться и умирать. Заранди даже как-то по новому взглянул на Салли, ему захотелось приосаниться и обращаться с дамой максимально вежливо и осторожно…

Знает, что такое сделка значит. Лев насмешливо посмотрел на птица, который первым обратился к чешуйчатой как к наивной дурочке. В голосе хвостатой был какой-то особенный, тонкий расчет, который был присущ высокоразумным существам. Интересно, в чем может быть выгода для этой?... Льва внезапно осенило, его мысли забегали в голове, продолжая и дополняя друг друга. А что, если у ящериц и им подобным нет тех некоторых возможностей, которые есть у львов? Например, им необходимо путешествовать на дальние расстояния. Им нужно добывать ингредиенты, которые могут быть у шамана или это могут быть полезные связи – ведь планы могут быть не только у маразматичного бабуина на саламандру, но и…

Заранди внимательно посмотрел на ящерицу, изучая ее с аккуратного носика до кончика хвоста, вглядываясь в позу, полную величия и достоинства, и ему показалось, что маленькие черные глазки-бусинки смотрят на Мисаву вполне меркантильно и оценивающе.

Тем не менее, несмотря на не столь радушное приветствие, женщины, кажется, решили быть на равных. Бурая львица коротко и емко объяснила ситуацию: кто угодно бы позавидовал дипломатическим способностям матерой. Будь лев маленькой беззащитной тварюшкой, он бы в жизни не пошел в опрометчивые приключения ни за какие коврижки, но Мисава звучала как-то честно, просто и доверительно, что хоть вот прямо сейчас пакуй запасной хвост, чешуйки, и отправляйся в путь.

Заранди ухмыльнулся про себя: а Салли могла вовсе и не оказаться веселой простодушной авантюристкой, и тогда будет забавно посмотреть на бабуина, решившего сделать из ядовитой расчетливой дамочки суп. В конце концов, если обладать хорошей логикой, то можно догадаться, что прицельно саламандру мог попросить призвать именно шаман, с кучей полезных магических побрякух.

Но говорить, конечно, об этом заранее не стоило, вроде как - а то кому по доброй воле захочется в суп?

Лев поймал взгляд ящирицы и представился:

- Мое имя Заранди, рад знакомству, вторая дочь Арно Чешуйчатого Хвоста.

Отредактировано Заранди (28 Янв 2020 00:33:42)

0

323

Джозу буквально вытянул безнадёжные переговоры из болота, в котором они рисковали завязнуть. Но нет, чтобы сказать "спасибо" или хотя бы поддержать ту линию, которую гнул птиц. Вместо благодарности за спасение утопающих эти самые утопающие говорят ему:

Давай ты заткнешься хотя бы на пару минут.

"А давай ты не будешь лезть, и я сам разберусь," – так и порывало ответить Джозу, но он хотел ещё пожить на свете белом и получить награду за старания, а потому промолчал. Возможно ему даже польстил тот почти-вежливый тон, с которым к нему обратилась Мисава... но он не был из числа тех, кто ценил вежливое отношение к себе. Он заткнулся из осторожности. На пару минут. Как и просила Мисава.

Заранди, в этом плане, был более сговорчивый. Он подхватил слова птица, даже перетянул на себя инициативу в разговоре, всячески обрабатывая маленькую ящерку. Ещё совсем немного, и саламандра дойдёт до нужной кондиции, чтобы её можно было спокойно взять и нести прямо на поклон к тому бабуину. Но...

Прошу прощения? – Похоже Джозу немножко облажался. Правильно сказал когда-то Геза, будь он десять раз насмерть проклят: "Никогда не стоит недооценивать мелочь, снующую утебя под ногами. Никогда." Эта цитата, кстати, была сказана про самого Джоза. И сколько жил удод – он всё больше убеждался, что именно самые маленькие существа имеют самое большое практическое значение. Кем сегодня питаемся? Мелочью. Кто притащит то ценное семечко, застрявшее в расщелине? Мелочь. Кто подслушал весьма интересный разговор больших зверят? Конечно, мелочь! Хоть и сам птиц был размера небольшого, но, оказывается, существа ещё мельче могли его и переплюнуть. С самомнением – наверняка. Кто ж знал этих земноводных! У них оно бывает такое, что самомнение слона и рядом не стояло. Но это при других обстоятельствах Джозу просто бы клюнул в эту саламандру, чтобы высоко не задирала свою пасть – языком подавится. Сейчас же ему нужно было успокоить взвинченное и горделивое существо – личность! – чтобы весь их план по доставке этой личности к шаману не потерпел крах.

О, я ни в коем случае не собирался принижать ваше достоинство! – начал оправдываться птиц, едва ли не делая реверансы в сторону саламандры, но в качестве безопасности отступая от неё на пару шагов. – Я никогда не сомневался, что земноводные ничуть не меньше личности, чем большие существа, как слон и, тем более, лев. – Для Джозу эта фраза могла была быть черевата далеко не дружеского пинков от двух стоящих рядом львов, но в данный момент птицу больше важна была саламандра. Оскорблённая и ядовитая саламандра, которую надо было срочно уверить в её достоинстве. – Но согласись, когда большое существо – по размерам, не по разуму – просит тебя об услуге, значит, ты это можешь обратить в свою пользу. – Эта фраза была ещё больше неустойчивой, чем предыдущая, но Джозу, кажется, было уже не остановить. – Они могут то, чего не можем мы с тобой, как, впрочем, и они не могут того, что можем мы. Разные виды, разные размеры... – Джозу решил не рисковать и остался стоять в некотором отдалении от щели, в которой сверкали два ярких глаза. Он принялся обходить её стороной, стараясь держаться непринуждённо, но краем глаза следя за каждым движением ядовитой ящерки. – Не думаю, что к тебе часто заглядывают слоны, хотя как знать, возможно я многого не знал о земноводных. – Остановившись прямо напротив огромной морды Мисавы, Джозу оценивающим взглядом окинул сначала её, а потом Заранди, – Не слон, конечно, но их двое. И тебе стоит лишь только им помочь.

Ситуация была шаткой. Словно идёшь по качающейся лиане, и тебе приходится постоянно сохранять равновесие, чтобы не навернуться с громадной высоты. Конечно, птицу от падения ничего не было бы – он умел летать. Но вот награду – заветного жука, притаившегося в коре дерева, можно было получить только тихо подкравшись по лиане, а не подлетев, шумно хлопая крыльями. Так что успокаиваемся, расправляем крылья и держим равновесие!

...Но, как любое разумное создание, я понимаю, что значит сделка. – Да! Ещё не всё потеряно! Эта саламандра оказалась весьма сообразительной и уловила в словах троицы, обступившей её, главное! Сделка! Сделки Джозу уважал. С помощью сделок можно было творить великие дела, и птиц очень хотел бы посмотреть, какие великие дела будет творить эта маленькая ящерка. В её лапках оказались два льва – два здоровых льва, имеющих свои преимущества, свои связи, своё могущество. Какая же это удача! Да эта Саламандрела (или как там Её Достоинство...) могла накрутить таких дел с этими львами, что в памяти своих сородичей она могла остаться Саламадряндией Великой, сумевшей завоевать славу с помощью самих львов!

Но правда львы могли засопротивляться и просто укокошить наглую ящерку, но это уже мелочи, выявляющиеся при ближайшем рассмотрении.

Мисава говорила разумно и вежливо. Прям... как надо. Она не стала гнуть линию с выгодой ("А зря," – хотел сказать птиц, но передумал, наткнувшись на её убийственный взгляд). Львица честно расставила все приоритеты, закинула лёгкую интригу и даже дала слово вернуть саламандру обратно сюда. Правда, не пообещала, что живой и целой... Джозу, если б мог, ехидно хмыкнул. А эта самка всё же знает, как надо вести дела! Зря он её сначала не оценил – с этой дамочкой нужно быть настороже. Но сначала надо бы её поддержать, чтобы у Саламандришны Второй, отпали всякие сомнения по поводу их троицы.

Я подтверждаю слова этой достопочтенной львицы, – Джозу картинно протянул перья к Мисаве, превознося её, наверное, не хуже чем какого-нибудь короля, – и сам обязуюсь проследить за выполнением данного обещания! – птиц счёл нужным приблизиться к львице и уставиться ей в глаза долгим взглядом, чтобы она не подумала, что то, что он говорил, говорил всерьёз. Проследить то он проследит, но вот что именно Мисава будет делать с Салли, это конечно дело только их двоих. Дело собственное, личное, и довольно интимное.

Отредактировано Джозу (13 Фев 2020 22:45:13)

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Верхнее течение реки Кагера