Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Верхнее течение реки Кагера


Верхнее течение реки Кагера

Сообщений 61 страница 90 из 262

1

http://sf.uploads.ru/mFQty.png

Берущая начало на склонах гор неподалеку от владений прайда Фаера река Кагера несет свои бурные воды дальше на запад. Верхнее течение реки представляет собой бурный, бешеный, ревущий горный поток, изобилующий скалами и порогами, подпитываемый многочисленными ручьями и мелкими горными речушками. При должной сноровке через него перебраться по торчащим из воды камням и скалам. Сама же долина реки изобилует многочисленными пещерами высоко на склонах. Крупных животных тут очень мало.


1. Стремительный поток чрезвычайно опасен, в основном из-за подводных камней. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

2. Торчащие тут и там из-под воды скалы тоже считаются небезопасными: персонаж может поскользнуться и упасть в воду (бросок кубика на любые попытку перебраться через реку по камням с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Устойчивость").

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Мелисса, Мята, Манго (требуется бросок кубика).

+1

61

Рауль был откровенно расстроен тем, что ему поручили подобное задание. Привести старую генетту к тем зверькам, от которых он с превеликой радостью оторвался не так давно, да еще и в компании болтливого льва Айка. По крайней мере именно таким и зарекомендовал себя Айк, особенно тогда, когда чуть ли не повторил речь Ксавьена Хранителю. Рауль искренне не понимал, в чем был смысл, и оправдывал паренька лишь тем, что он просто очень любит потрепать языком. Так себе оправданьеце...
Сейчас же Рауль старался не обращать внимания на бредни назойливого мальчишки, ведь ему было гораздо важнее доставить уже Гендальфа к своей семье, после чего и самому вздремнуть. Денек был поистине тяжелым, а после всего того, что Рауль пережил у слонихи Табиты, он был так вообще впасть в бесконечную спячку.
Уже совсем скоро группа дошла до семьи генетт и без особых проблем передала Гендальфа Смоллету. Кажется, все наконец-то были счастливы.

В это время Ксавьен мирно спал на небольшой полянке возле реки, именно там, где некогда лежал без сознания Хранитель зала мертвых. И неясно, то ли как раз по этой причине, то ли потому, что за столь короткий промежуток времени Ксавьен пережил очень много стресса, а может и по обеим этим причинам, но приснился льву жуткий кошмар.
Он оказался в какой-то пещере, темной и сырой, к тому же еще и очень холодной. Поначалу его поразила гробовая тишина, но стоило ему об этом подумать как тут же уши льва пронзил звонкий зловещий хохот. Он раздавался эхом по всей пещере, словно это стены источали столь истерический смех, да и по звуку он был явно демонический. Все тело льва стало дрожать, и он вдруг почувствовал такой страх и ужас, которого не испытывал очень давно.
БЕЖАТЬ!
Единственная мысль, промелькнувшая в голове самца. Но нет. Ксавьен словно примерз к ледяному полу пещеры, ведь лапы почему-то отказывались слушать своего хозяина напрочь. Паника нарастала вместе с громкостью хохота, становившегося все более и более маниакальным. Тут-то и явился его обладатель.
Огромный уродливый зверь, едва ли напоминающий льва своими чертами, но больше походивший на демона. Его уродливая треугольная голова со странной формы гривой, мерзкая злодейская улыбка, демонстрирующая острые клыки монстра, но самое страшное - его огромные, выпеченные оранжево-желтые глаза безумца. И весь зеленый, с лап до головы... Стоило существу появиться, как оно набросилось на Ксавьена, повалив того на пол, при этом не переставая издавать гомерический хохот. Кажется Ксавьен начал сходить с ума. Морда чудовища была совсем близка к морде самца, она готова была откусить ему голову, если бы лев вовремя не спохватился и не откинул ужасное чудище подальше. Кажется, он вновь почувствовал в себе силы бежать, и долго ждать не пришлось: лев со всех сил рванул в сторону выхода из пещеры, но, казалось, будто расстояние до него с каждым рывком становилось только больше и больше...
И тут пол под Ксавьеном резко обвалился. Он падал в бездну, а куда ни глянь: везде была эта отвратительная безумная морда, истерически хохочущая.

Ксавьен очнулся от того, что резко почувствовал холод и влажность. За время, пока ему снился кошмар, он, по всей видимости, упал в реку, возле которой и уснул. Ксавьен никогда не был так счастлив, что проснулся, ведь обычно он наоборот радовался тому, что может поспать. И все же чувство облегчения от того, что больше он этой ужасной морды никогда не увидит, было просто неописуемо.
Однако стоило Ксавьену высунуть морду из реки, как тут же перед глазами он увидил ту самую ухмыляющуюся голову.
- БУ! - крикнула та и тут же залилась тем же звонкий безумным смехом, что и во сне. Со страху Ксавьен вновь упал в реку. Но и тут он не был в безопасности... Зловещая зеленая морда словно материализовалась из подводных пузырей, и даже тут она не переставала ржать, сводя Ксавьена с ума.
Нет, он этого не выдержит... Нужно было срочно что-то делать.
Ксавьен со скоростью гепарда выскочил из реки и, даже не отряхнувшись, рванул в сторону горы, куда он не так давно привел Птолемея.
ФЕСТР! ФЕСТР ЗНАЕТ, ЧТО ДЕЛАТЬ! - надеялся Ксавьен, все еще пытаясь оторваться от звонкого демонического смеха и ужасных образов, предстающих перед его глазами.
---→ Каменные рощи

Рауль с Айком между тем уже преспокойно возвращались обратно к Ксавьену. В голове шакала был неприятный шум, из-за чего он чувствовал себя не слишком-то хорошо. Все, чего бедному старому шакалу сейчас хотелось - безмятежный сон. Однако у судьбы были другие планы. Как только Айк и Рауль стали подходить к Ксавьену, шакал заметил, что самого тела нет, а по направлению к холму удаляется какая-то темная точка, формой очень походившая на льва.
- Э... Что это с ним? - Рауль цыкнул, - Да уж, ну и день. Пошли, желтогривый. Нельзя его оставлять.
---→ Следом за Ксавьеном

+2

62

Айк шел вместе с Раулем, чтобы отвести старую генетту к группе генетт. Светлошкурый лев пытался по дороге разговорить старого шакала, время от времени спрашивая его то о том откуда он знает Ксавьена, то о том откуда у него столько ожогов. Наверняка это раздражало Рауля, все же Айк был очень болтлив и настойчив. И если уж у Ксавьена не всегда хватало терпения, то можно было представить какого было сейчас этому старому шакалу. Но, что поделать, как говорится. По дороге Айк погрузился в воспоминания о ночи, что как раз прошла, о сегодняшнем утре. Еще бы, было столько поворотов, столько событий, что нельзя было даже приблизительно сказать, что будет дальше. А ведь та ночь начиналась как обычная, ни чем непримечательная. Так что теперь все что остается делать - это жить дальше. Молодого льва все еще тревожило что там случилось с Ксавьеном, но он обещал потом все рассказать. Так что юнец еще обо всем узнает. А пока что он с Раулем вел старую генетту.
И вот, вскоре они доставили старую генетту туда, куда надо и, оставив старика там, спокойно стали возвращаться назад. И все было бы ничего, но пока они пришли назад, то Ксавьена уже здесь не было. Желтогривый тут же перепугался за друга, он не мог понять куда он делся, ведь тот только что спал здесь. Айк вздохнул и стал оглядываться по сторонам, стараясь заметить темношкурого льва. "Куда он делся? У него еще и настроение было паршивое, хоть бы ничего не случилось..." - подумал светлошкурый.
Как вдруг, глаза заметили фигуру льва, идущего к холму. И без всяких сомнений это был именно Ксавьен. И теперь вопрос заключался в том, куда и почему он идет.
- Что это с ним? - послышался голос Рауля - Да уж, ну и день. Пошли, желтогривый. Нельзя его оставлять.
- Хотел бы я знать что с ним... - тут же ответил Айк - Но что то странное с ним происходит, но он же говорил, что все расскажет, когда проснется! Да, идем, там все и узнаем.
И после этих слов шумный лев, быстро перебирая лапами, пошел за Ксавьеном. Он шел в уже знакомую сторону, в сторону мещеры. Но, спрашивается, почему черногривый лев туда идет? Что с ним там вообще произошло на похоронах короля? Вот что сейчас волновало юного льва. Он старался идти как можно быстрее, чтобы не упустить Ксавьена из виду. Желтошкурый очень надеялся, что ничего страшного не произошло, хотя, в принципе, кода это Айк не надеялся на лучшее? Это будет уже не Айк, если он не будет таковым. Но все же за друга он переживал.
---→ Каменные рощи ---→

0

63

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН!


Каменные рощи ---→
Это было невыносимо, это непрекращающееся хихиканье, эти мерзкие, постоянно меняющие свои очертания морды... каждая тень была полна ими. Фестра била непрекращающаяся нервная дрожь. Он так и бежал, вздрагивая, пока, наконец, не добрался то тех самых трех священных скал. Место густо поросло желтолозником, из которого, возвышаясь, торчали три скалы, подобные трем когтям, а на некотором возвышении около этих скал была ровная площадка, каменистая, поросшая травой. Сами скалы были испещрены нарисованными охрой символами, очень похожими на те, что были на коре баобаба Рафики. Да-да, да, мандрилы были шаманами не только в Прайдленде, и не исключено, что шаманы Старого Королевства могли даже приходиться Рафики дальней родней... За бессчетные годы эти символы практически истерлись и выцвели - ветер, солнце и вода постепенно делали своё дело, но их было еще можно разобрать. Собственно - в глубокой древности, во времена Старого Королевства это место выполняло частично функции Скалы Предков, а частично - фукнции Баобаба. Но вот падение этого места и закат его славы были более чем печальными. Именно здесь была последняя битва, в которой пали королева Биссения и её свита, пали, да так и остались лежать непогребенными. И непогребенные кости и стали тем, что позволило за долгие века образоваться проходу между миром живых и миром духов. И теперь Фестру предстояло эти самые кости разыскать и похоронить. Это было очень непросто. Причем, даже не мешай ему духи - это было бы всё равно непросто. В густых зарослях желтолозника у подножия скал было крайне проблематично найти полуистлевшие кости, пролежавшие тут много поколений. Но вот, кажется, первая... а потом еще одна, и еще... Внезапно, агрессия духов стала совершенно невыносимой. Наверное, они понимали, что то, что делал Фестр, их погубит, и по-этому они решили свести его с ума. Хохот стал невыносимым, призрачным эхом отражаясь от скал, заросли плясали, мелкая зловещими рожами... весь мир начал плыть у Фестра перед глазами... еще минута-другая такого кошмара, и разум бы, тихо шурша напоследок, покинул-бы беднягу, но тут, внезапно, смех стал испуганным и резко стих. Как будто что-то напугало духов. Что-то или кто-то... нет, это нельзя было увидеть, но Фестр безусловно почувствовал присутствие здесь некой иной силы (Астральное видение) - кем-бы или чем-бы эта самая сила не была, похоже, духи, преследовавшие Фестра были её врагами, ну а раз так - то, как гласит древняя военная аксиома - "враг моего врага - мой союзник". Мысленно поблагодарив эту неведомую силу, появление которой спугнуло духов и спасло разум Фестра, принц продолжил искать и собирать полуистлевшие кости...
А тем самым временем у него под носом происходили события, которые ни он, да и никто другой из смертных не мог бы увидеть при всём своём желании.
(переход пока-что исключительно для NPC) ---→ И обрести покой... [Биссения(NPC), макеи (NCP)/Фестр, Биссения (NPC)]

Отредактировано Фестр (8 Мар 2016 15:38:10)

0

64

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН!


Передышка была как-никогда кстати. Кем бы ни был этот незримый загадочный союзник - Фестр был ему очень благодарен. Теперь он мог продолжить своё занятие. На то, чтобы собрать все, даже самые маленькие полуистлевшие кости, у Фестра ушел не один час. Тут были не только львиные кости - шаман, слуги - нет, далеко не только львы тут полегли много поколений назад. Но даже среди львиных было невозможно определить те, которые принадлежали именно королеве Бисс. Да и остальных нужно было тоже ведь похоронить. Поэтому, стащив множество полуистлевших костей в большую кучу на краю зарослей желтолозника, Фестр начал рыть лапами большую яму. Почва была каменистой, поэтому копалось плохо. Вконец затупив когти, Фестр, тем не менее, за пару часов смог вырыть большую яму. Удивительно - но его таинственный союзник был эффективным. Духи его практически не беспокоили. Их появления и смешки были редкими и откровенно испуганными. Вырыв яму, Фестр свалил в неё эту огромную груду истлевших костей, после чего произнес нужные слова на языке Древних, слова, которые должны были успокоить эти останки и поспособствовать тому, чтобы проход между мирами, наконец, закрылся. После этого усталый Фестр стал закапывать яму. Со ступившимися когтями это было нелегко - хотя все-же легче, чем эту самую яму выкапывать, и вот, когда последний ком земли и последний камешек заняли своё место, Фестр внезапно почувствовал облегчение. Что-то произошло. Смех на секунду возобновился, но его нотки стали откровенно паническими и он резко оборвался. Сделано! Совершенно без сил, измотанный от усталости, перепачканный в земле и костяной крошке, Фестр без сил рухнул на землю - прямо поверх только что закопанной им братской могилы, в которой нашла своё последнее престенище королева Бисс.
(а теперь и Фестр туда-же) ---→ И обрести покой... [Биссения(NPC), макеи (NCP)/Фестр, Биссения (NPC)]

Отредактировано Фестр (8 Мар 2016 15:38:26)

0

65

проснулся ---→

Фестр нехотя открыл глаза. Несмотря на долгий сон, он был всё еще измотан. Но это было не главное. - Так значит фамильному проклятью теперь конец. Однако, печальный же способ избрали боги, чтобы это сделать. - Подумал он. Интересно - сколько же он проспал? Зевая, Фестр огляделся. На западе вовсю рдел закат... эммм... закат?! Уже?! Не фига-ж столько проспал. А всё равно чувствуя себя усталым и побитым. Закат был красивым, и Фестр некоторое время просто лежал и любовался им, постепенно приходя в себя. Наконец, потиху очухавшись, Фестр встряхнулся, потянулся, снова зевнул и медленно встал. Ну, пора идти. Все еще время от времени зевая Фестр медленно побрел в сторону пещеры. Как уже было сказано - несмотря на долгий сон, он все еще чувствовал себя побитым. Да и выглядел не лучше. Походу, в под глазами можно было, наверное, газелей хранить - так он устал и измотался. Медленно, зевая и то и дело останавливаясь от усталости, Фестр тихо плелся в направлении гор. Он понимал, что вверх, в гору, ему будет идти довольно тяжело - но именно туда и был его путь. И посему Фестр мееееедленно, аки черепаха и откровенно устало брёл вверх по склону. До пещеры еще было довольно далеко, и Фестр думал, что если он и дальше будет брести такими темпами, то, еще чего доброго, доберется к пещере вообще к ночи. Неееет. Надо таки взять себя в лапы, встряхнуться и поторопиться...

0

66

Начало игры.

Аргентум любил вечера и ночи. Особенно если ему удавалось провести их в одиночестве. Тогда никто не мешал молодому сервалу молится своему богу столько, сколько ему хотелось. Это был его ежедневный ритуал - с последними закатными лучами Тум отдалялся от всех его окружавших и, вперивая взгляд в небеса, тихо шептал сам себе слова на  наречии, известном лишь небольшой группе таких же, как он, светло-серых сервалов. Наверно, даже конец света не смог бы прервать Арга от столь необходимого его душе занятия. Впрочем, молитва не была долгой, и после нескольких минут сервал обычно возвращался к тем, кого покинул. Но сейчас ему не пришлось с неловким молчанием встревать в беседу по причине того, что её просто и не было. Аргентум уже несколько недель путешествовал в одиночку, пусть и не всегда полноценно питаясь, но каждый раз исправно обращаясь к всесоздателю. Ему никогда в голову не пришла идея просить у небес пищи или крова - сервал воспринимал всё как испытания для бренной плоти, которые в итоге лишь укрепляли душу. Укрепляли душу и добрые дела. Правда, Тум не жил с мыслью, что ему стоит как можно чаще помогать, чтобы потом уж наверняка попасть в рай. Отнюдь - о себе Арг задумывался в последнюю очередь, стараясь как можно большему количеству встречных рассказать о своей вере. Он каждый раз просил бога, чтобы тот пощадил даже самую заблудшую душу. И, кажется, сейчас настало самое время, чтобы одной такой душе помочь.
Силуэт льва маячил перед Аргентумом всего несколько минут - до этого его скрывали крутые погорки и шум бушующей воды. Но даже заметив самца, сервал не бросился сломя голову. В Арге уживалась вера и разум, религия и логика. Посему лишь понаблюдав за гривастым, кот пришёл к выводу, что тому всё-таки нужна помощь. И вот сейчас Тум не мог бросить слабеющего льва.
- Вам помочь? - спросил он, медленно подходя сбоку, чтобы не напугать или не вызвать агрессии, - Давайте вы на меня обопрётесь.
С этими словами самец как бы поднырнул, подставляясь к плечу льва, чтобы тот мог хоть как-то опереться. Тот не был особо крупным или тяжёлым, поэтому Арг не боялся, что в процесе помощи покалечится сам. А даже если бы это произошло, он бы не винил страдающего.
- Куда вы направляетесь? Я довольно хорошо знаю эти места и могу быть вам проводником, если вы с ними не очень хорошо знакомы,  - предложил Проповедник. Возможно, лев и сам знал, куда он идёт, но помощь хотя бы в виде костыля - это куда больше, чем ничего.

+2

67

Предложение незнакомого сервала понравилось Фестру, хотя в том, что он предлагал, особой нужды не было. Но всё равно приятно.  Фестр благодарно кивнул (ну привычка у него такая), и ответил: "Спасибо, приятно, когда тебе предлагают помощь. Ничего страшного - это просто усталость. Так что не переживайте. Но за помощь - огромное спасибо. Ну а что насчет местности - я эти места прекрасно знаю, как-никак - это мои края." - Фестр снова учтиво поклонился. Взваливать себя на сервала он, разумеется, не стал, но плечо подставил - причем так, что с одной стороны было видно, что в знак учтивости, а с другой стороны - точно также было видно, что никакой нагрузки на это место не было, так что спутнику Фестра от его веса практически ничего и не доставалось, но тем не менее было видно, что Фестр с благодарностью, пусть и символически, принял предложенную помощь. Фестр в очередной раз учтиво кивнул и сказал: "Эти места я прекрасно знаю, как-никак, я здешний принц-регент, и знать свои владения - мой профессиональный долг. Позвольте представиться - моё имя Фестр Иоллас Селеций, как я уже сказал, я принц-регент при моём племяннике - короле Аминте. А можно поинтересоваться как вас зовут? Просто мне было бы очень приятно познакомиться с тем, кто сразу решил помочь тому, кто ему до этого знаком не был." - Фестр снова учтиво кивнул и продолжил: "К слову - могу я вам предложить остаться у нас? Просто я давно уже подыскиваю кандидата на должность мажордома, а вы, насколько я вижу - очень вежливый, учтивый и готовый помочь, может быть Вас бы заинтересовало мой предложение? Я был бы рад."

0

68

---→ Каменные рощи ---→
Так спасаясь от скуки Айк прогуливался по территории прайда, где он теперь жил. А заодно наблюдал за тем, как наступила ночь. Лунный свет освещал путь Айка, который сейчас и то и дело, что вел себя как львенок, а не молодой лев. Но его это совсем не заботило, как и то, что из-за новых элементов его внешнего вида, он еще больше будет выглядеть как дурак. Еще до знакомства со своим другом Ксавьеном, Айк считал, что лучше уж пусть все считают его глупцом, чем вовсе никем. Таким образом светлошкурый ходячий позитив все приближался к реке. И вот, наконец, добрался куда хотел и подошел ближе к воде. Наклонившись над рекой, юный хищник стал не спеша хлебать прохладную воду. Вокруг царили тишина и покой в ночной темноте и казалось бы, просто ночная тишина и ничего больше, и никаких неожиданности и быть не может, по крайней мере сейчас точно. Но никогда нельзя быть уверенным, что сюрпризов не будет, не так ли? Даже несмотря на то, что в последнее время в жизни Айка сложно было что-либо предугадать, наивный лев все равно не думал столкнуться ни с чем неожиданным.
Но не тут-то было, уши самца дернулись от чьих-то посторонних звуков, исходящих от реки и скорее всего не далеко от берега. Айк поднял голову, стал оглядываться вокруг, пытаясь понять что произошло и откуда раздался шум.
- Эй, кто здесь? - не долго думая, задал вопрос лев, сам не зная кому, намереваясь тут же выяснить кто сюда пришел и зачем. И ответ не заставил себя долго ждать:
- Тебе какая разница? Иди куда шел! - буркнул чей-то недовольный голос, чей владелец явно был возле берега. Айк присмотрелся и увидел фигуру небольшого зверька, напоминающего песчаную лисичку. Это означало, что вряд ли незнакомец несет какую-то опасность, хотя, когда этот лев задумывался об этом?
- Ага, так я и пошел! Давай говори уже кто ты и чего это ты в реке делаешь? - все не отставал Айк от незнакомца, уж такой был приставучий характер. Пока не добьеться чего хотел - не отвяжеться, чем он сейчас явно раздражал фенека.
- Тебе-то что? Я смотрю, ты уж больно приставучий. Чего прицепился ко мне, сам не видишь почему я здесь? - буркнул фенек в ответ надоедливому льву. Оказалось, что песчаный лис пытался выбраться из воды, но ему мешала сухая, давно упавшая, ветка, за которую он зацепился когтями.
- Ты чего злой такой? Так бы и сказал, что за ветку зацепился, я бы помог. - сказал Айк в ответ и подошел ближе к лису, наклонил голову к сухой ветке, мешающей фенеку забраться на берег. Лев схватился зубами за ветку, чтобы убрать ее подальше. Спустя какое-то время стараний, фенек оказался освобожден от злосчастной ветки.
- А ты не такой тупой как кажешься. Ладно, так и быть, спасибо за помощь. - уже более мягко сказал фенек, сейчас, в этот момент Айк смог рассмотреть поближе своего нового знакомого. Это был небольшой зверек с бледно-рыжей с белым расцветкой шкуры. Основным цветом мордочки был белый, у глаз до носа и на лбу фактически до щек присутствовали рыжеватые полоски. И, конечно же, чуть ли не главная особенность этого вида - длинные уши были покрыты белой шерсткой внутри и рыжеватой снаружи. Зверек обладал довольно красивым окрасом.
- Хе-хе, а ты думал! Так чего ты злой такой? Нельзя быть таким! Позитивным быть лучше! - Айк начал промывать мозги, как он это любил делать рассказывая свою философию жизни тем, кто жил по другим принципам и при этом был хмурым и злым, а ведь мало кому нравится промывание мозгов.
Вот и фенек не любил, когда ему начинают делать замечания по поводу жизненной позиции и прочего.
- Так я тебе все и рассказал, балабол. Таким как ты нельзя по саванне одним бродить, тебя так кто-то из-за твоей болтливости прикончит! - грубым тоном произнес зверек, да уж, у лиса явно сложный характер. Но раз Айк хочет что-то узнать о новом знакомом и даже повлиять на него, придётся терпеть, деваться некуда. И откуда только у такого небольшого песчаного лиса взялся крутой характер? Это пока что остаётся вопросом, который и предстоит разрешить льву.
- Да лучше уж быть болтливым, чем грубить всем подряд! Я ведь раньше все время был один и легко мог стать злым как ты! Меня, кстати, Айк зовут. Как тебя зовут? - сразу же ответил болтливый лев, высказывая свою точку зрения, и за одно представился. Фенек окинул строгим взглядом на собеседника:
- Я не злой, я осторожный! Ну вот и подходит тебе твое имя, ты явно непоседа и, как вижу, надоедливый балабол! Я и сам брожу в одиночестве, но из одиночества нужно извлекать урок и, как результат, обрести осторожность, внимательность и сдержанность! Нет, такому как ты точно нельзя самому бродить, это даже не обсуждается! - уже более мягким голосом ответил лис, - И раз на то пошло, свое имя я не скрываю. Мое имя Курама. И если ты не думаешь меняться, а я сомневаюсь, что ты собираешься это делать, то я лично возьмусь за это дело, мне все равно идти некуда. Только потом не ной, если будешь получать от меня когтями за плохое поведение!
Последнее предложение Курама сказал может даже с насмешкой над своим новым знакомым, но и с предупреждением за одно. Однако Айка это ни чуть не испугало, ведь лис чем-то по характеру напоминал ему Ксавьена.
- Ныть я и не собирался. Если хочешь идти со мной - иди, только другим в прайде не груби, а то и я знаю место когтям и зубам! И если ты думаешь, что я так просто сойду со своего пути, то ты ошибаешься! Я никогда не отказываюсь от своих слов - таков мой путь! - немного с нахальством в голосе сказал Айк, в свою очередь тоже предупреждая, что его трудно сломить на своем пути.
- Хех, да не буду я грубить остальным без причины на то. И я не собираюсь ломать твою решительность. Тебе просто нужно стать умнее что ли. Считай, за то, что ты мне помог выбраться из воды, я теперь стану твоим спутником.
Таким образом, сам того не ожидая, Айк обрел еще одного знакомого. И правда, сюрпризы всегда ждут тогда, когда их не ждешь.
[Фамильяр введен в игру.]

Отредактировано Айк (12 Авг 2016 20:23:44)

+1

69

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Уровень доверия персонажа

-3

Йоземити медленно брёл вдоль реки Кагеры, в надежде, что хотя бы здесь у него получится обрести долгожданную тишину. Ему уже настолько осточертело бездумное путешествие по саванне и попытки обдурить наивных простачков их с Арсоном замечательной актерской игрой, что постепенно у Йозефа кончалось терпение. Он всегда был сварлив и ворчлив, а настроение обычно было не самым хорошим. Проблем прибавляла еще и биполярочка, из-за которой отношение к жизни и случайным в ней событиям менялись буквально на следующий день.
Однако, как бы то ни было, Йоземити от подобной жизни начал уставать уже давно. С каждым днем он относился к окружающим все более цинично и равнодушно, в то время как его добродушный брат-простачок пытался совладать с этим упрямым характером. В конечном счете все вылилось в ссору, которая произошла буквально полчаса назад, и теперь два неразлучных родственника должны разойтись путями и больше никогда не встречаться. Грустно это все...
Даже для говнюка Йоземити, который бы ни за что не пошел мириться, при всем при этом прекрасно понимая, что рано или поздно Арсон может потеряться и больше никогда не найтись. Вот тогда бы лев точно не простил себя, но то проблемы будущего Йоземити, а сейчас он скорее был раздражен, нежели думал о том, что может произойти.

Впереди, возле того берега, где он находился, показалась яркая фигура. В другой ситуации лев бы скорее двинулся в противоположную сторону, лишь бы не пересекаться с очередным незнакомым рылом, но сейчас он был настроен слишком агрессивно, чтобы позволять кому-либо быть препятствием у него на пути. Лев лишь ускорил шаг, а походка его стала выглядеть еще более настойчивой и упертой. Он был словно носорог, бегущий на обидчика, готовый проткнуть того рогом в любой момент. Сам незнакомец был намного мельче и моложе Йозефа, даже несмотря на то что он сам не отличался крупными габаритами, был даже низковат для среднестатистического льва. И все  же он был упрям и дерзок, так что даже будь рядом с ним бугай, он бы точно не упустил шанса хотя бы пихнуть его.
И вот, проходя совсем рядом с желтошкурым молокососом, он бросил на того надменный взгляд карих глаз, после чего с кислой миной толкнул того в реку, даже не удосужившись что-либо сказать тому. Просто толкнул и пошел. Для чего? Просто так, чтоб злость куда-то выплеснуть. Ну не держать же все в себе вечно, не так ли?
Как только Йоземити скрылся из вида Айка, он тут же позабыл о нем, вновь ударившись в думы о том, через какое время его глупый братец начнет наконец-то искать Йозефа. В конечном счете лев прилег где-то в кустах, недалеко от реки, положил голову на лапы и устало прикрыл глаза, погружаясь в дрёму.

+1

70

Неожиданности, на то они и неожиданности чтобы преподносить сюрпризы. И в последнее время в жизни молодого льва их стало даже слишком много. Но Айк старался принимать все с позитивным настроем, он считал, что все к лучшему. Даже если взять только что случившуюся ситуацию, то неожиданность вылилась в то, что добродушный лев обрел еще одного знакомого в лице ворчливого фенека по имени Курама. Для Айка, возможно, это было точно к лучшему, будет кому лишний раз сделать замечание юнцу. А там может и сам Курама станет менее ворчливым от компании Айка, кто знает.
Вдруг, вышло так, что пока Айк стоял болтал с лисом на берегу, какой-то незнакомый лев, который явно был настроен не дружелюбно, столкнул светлошкурого юнца прямиком в воду и скрылся из виду, будто его и не было. Айк неуклюже грохнулся в реку, животом вверх и еще и умудрился ударить себя лапой по морде. Со стороны берег раздался слегка сиплый смех нового знакомого Айка.
- Вот же умудрился грохнуться! - прерывая свой смех, сказал фенек - Тебя вообще какой-то случайный лев в воду свалил, что ж ты такой неуклюжий? Смотреть надо внимательнее, тоже мне лев называется!
Мокрый желтогривый лев недовольно вздохнув, кое-как смог подняться на лапы, с непривычки вода показалась ему жутко холодной, потому он постарался как можно быстрее выбраться на сушу, что в итоге и сделал, пусть и не так быстро как хотелось бы.
- Фууух, да оно так быстро получилось, что я не успел среагировать! - сказал Айк, когда снова оказался на берегу, после чего струсил воду со своего тела, пару капель попала на лиса, находившегося рядом. От такого фенек поморщил нос, закрыв глаза на всякий случай. Еще бы, кому бы понравилось чтобы его какой-то неуклюжий дурак обрызгал водой.
- Внимательнее будь тогда! Как же ты на охоте тогда будешь? Хотя ты наверное и охотиться не умеешь! - с издевкой сказал Курама, чтобы этот юнец стал более похож на нормального льва, а не на болтливого идиота, слегка походившего на хищника. Правда от этого фенек почувствовал себя нянькой для совсем зеленого юнца, из-за чего недовольно выдохнул, - Вот если умеешь, то поймай что-нибудь, тебе полезно будет!
- Да хорошо, хорошо! - не сильно довольным голосом ответил Айк - Охотиться, я уже охотился, надо же было выживать, когда я был один.
Как и ожидалось, Айк не собирался сдаваться из-за того, что не является особо хорошим охотником, да и сам по себе был и неуклюжим, и не блестел умом, но упрямства ему не занимать, это уж точно! За одно он стал всматриваться, нет ли по близости какого-нибудь не большого травоядного, чтобы можно было поймать. И Айку повезло, неподалеку он увидел стадо антилоп, которое пришло к реке. Хоть он и понимал, что, возможно не правильно охотиться у водопоя, но инстинкт хищника брал свое. Взгляд молодого льва пал на не сильно крупную антилопу, которая к тому же плелась сзади остальных с такими же как и она сама, наверное с подругами или еще с кем. Айк стал потихоньку красться в их сторону, на этот раз он искренне хотел чтобы все прошло хорошо, иначе его и львом нельзя будет назвать. Как только юный хищник стал подкрадываться ближе, он боролся с деланием тут же выскочить и побежать за жертвой. За такую неусидчивость его часто ругал Ксавьен, но сейчас Айк фактически один и он был обязан взять себя в лапы и выжидать момент чтобы напасть. "Что я вообще делаю? Это как-то неправильно... - вдруг появилась мысль в голове, - но не могу ничего с собой поделать. Ладно, за то хоть добычу принесу." Избавившись, от лишних мыслей, Айк наконец двинулся вперед. Еще мгновенье и лев сорвался и резко побежал на небольшую антилопу, которую он и присмотрел, готовясь при удачном моменте прыгнуть на травоядное.

Отредактировано Айк (13 Авг 2016 17:50:10)

+1

71

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Незадолго после того как Айк свалился в реку, неподалеку от него образовалось небольшое столпотворение. Удивительно, какими незаметными могут оказаться несколько десятков импал и газелей, но то была Африка, и львы уже давно привыкли, что стада приходят и уходят. Они лишь обращают на них внимание когда голодны.
И Айк, по всей видимости, как раз хотел перекусить, иначе бы вспомнил негласный закон о том, что львы на водопоях не охотятся. То была привилегия лишь крокодилов.
Стадо было очень расслабленным и спокойным, не обращало внимание на присутствие хищника. Большинство особей неторопливо двинулись к берегу реки, склонив головы и наслаждаясь прохладой и вкусом широкой реки Кагеры. Они наслаждались этим моментом жизни, запивая траву и цветочки, которые тихо-мирно пожёвывали незадолго до этого. Никто и подумать не мог о том, что в траве неподалеку притаился хищник.

Айк атакует Газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+4

Бросок

Итог

6 + 4 = 10

10

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Айк успешно запрыгивает на антилопу, лишь слегка ударившись животом о спину газели. Персонажу дается 3 поста на то, чтобы удержаться на добыче и попытаться умертвить ее.

Паникуй и беги! Столь внезапное появление хищника прямо во время питьевой сессии не могло не напугать все стадо, а в особенности газель, которой не посчастливилось оказаться в лапах этого горе-наездника. Поначалу травоядное бежало вместе со всеми, так до конца и не осознав, что именно ей выпала участь стать трапезой в острых клыках хищника, но уже совсем скоро она начала давать отпор - брыкаться и бешено дергаться, пытаясь скинуть льва с себя.

Газель атакует Айка

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+6

Бросок

Итог

1 + 6 = 7

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Айк остается висеть на газели.

Уровень доверия персонажа

-3

БМ

http://s5.uploads.ru/9gayw.png

Такой резкий кипеш и внезапное движение целого стада не могло не разбудить только-только закемарившего Йоземити. Как всегда все происходит назло ему. И без того разозленный, так теперь еще и не выспавшийся лев готов был просто рвать и метать, разрывая на куски того болвана, что поставил на уши пару десятков антилоп, чьи копыта стучали по мозгам так сильно, хоть бейся об камень, лишь бы боль заглушить.
- Ну ты мрррразь... злобно прорычал Йозеф, потирая бедную больную голову и выискивая глазами виновника торжества. Кто же это мог быть? Конечно же тот мальчишка, которого он не так давно свалил в воду. Вот и неймется же некоторым настолько, что они начинают нападать на животных даже возле воды. Йоземити так просто оставлять это не хотел, в нем пробудилось желание как-то насолить глупцу и проучить того больше не за нарушение негласных правил (Йоземити на них, если честно, было вообще плевать), но скорее за то, что его королевский сон посмели прервать.
Разбежавшись как следует, Йозеф готов был тараном снести газель, а вместе с ней и надоедливого подростка, из-за которого его сладкий сон теперь канул в лету.

Йоземити атакует Айка

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+2

Бросок
Модификатор

Итог

1 + 2 = 3
1

4

Досадная неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и зарабатывает легкие увечья

Йоземити пробегает мимо, спотыкается и падает головой вперед, при этом ударяясь подбородком и расцарапывая его.

0

72

Выслушав льва, сервал кивнул - даже если собеседник всего лишь устал, даже моральная помощь иногда помогает. Услышав слова о том, что эти земли - львиная собственность, Тум немного сбавил скорость. Не, он, конечно, знал, что тут живут и другие божьи создания, но до сих пор он не встречал подтверждения о принадлежности этих мест кому-либо. Но как бы о ни было, Аргентум до конца дослушал своего потенциального властителя. Сведения о регентстве и существовании короля никак, в общем-то, не смогли опечалить или развеселить сервала, но это накладывало определённый след на его поведение.
- Всякая власть от бога и богом же установлена, - произнёс Проповедник, принимая действующую систему правления. Раз есть король, который, очевидно, слишком мал для управления, то принц-регент отныне становится самым нужным существом для Аргентума - именно с ним придётся как-то говорить о своей вере, столь отличающейся от верований большинства окружающих его животных, - Имя мне - Аргентум, принц Фестр. И я почту за честь быть чем-то полезным вашему королевству, - он замолчал, вспоминая, как его принимали в других местах после признания о религии. Что же, всегда попробовать стоит. Если же его не примут - да будет так, он отправится дальше на запад. Если же на этот раз ему повезёт - то, возможно,он сможет рассказать о всесоздателе кому-нибудь ещё.
- Есть только один вопрос. Я не знаю, во что веруете вы и ваш племянник, но я исповедую единобожие. И... Не станет ли моя вера преградой для такой ответственной и публичной должности, как мажордом?

+2

73

Собеседник оказался, прямо скажем, любопытным. И ему явно повезло, что он жил в нынешние времена, а не в древности, когда еще не отменили Шестнадцатый Закон. Даааа.... много крови в древности пролилось из-за того закона, пока Котис Хлодион II его официально не отменил, оставив в Кодексе Кена Селеция только ПЯТНАДЦАТЬ законов вместо прежних шестнадцати, разрешив тем самым свободу вероисповедания (при сохранении, правда, действующей религии как официальной). А ведь раньше Шестнадцатый Закон был причиной многих религиозных войн - которые, в итоге, и погубили древнюю империю - ибо навязывать "единственно истинную веру" (пусть даже из соображений того, что она обожествляет царствующую династию) военным путем - не самая лучшая идея. И Котис Хлодион II, помня о судьбе Марона Селеция II и его десяти сыновей, решил, что будет лучше отменить Шестнадцатый Закон, пока он снова не натворил бед. Так рассуждал Фестр, думая о своём новом собеседнике. Сейчас же его религиозные "странности", по идее, особой проблемы составлять не должны - особенно, если учесть, что должность мажордома не предполагает проведения религиозных церемоний, а раз так - то пусть он верит в кого угодно - лишь бы он силком свою веру не навязывал. Подумав так, Фестр сказал: "В нынешние времена это не станет преградой - с тех пор, как отменили Шестнадцатый Закон и в Кодексе осталось всего пятнадцать законов - всем подданным позволено верить в кого они пожелают, а не только в официальную религию. Так что любой из подданных вправе верить в своих богов, своего бога, своих духов и тому подобное. А поскольку... короче - не вижу никаких препятствий, никакая вера в кого бы то ни было не помешает Вам быть мажордомом. Хотя у прайда и есть официальная вера, но, как в древности сказал Котис Хлодион II, когда он отменял Шестнадцатый Закон - "Deorum injuriae diis curae". Посему каких-бы то ни было преследований последователей иных, нежели официальная, религий и вер, в нашем королевстве нет и не будет. Каждый может верить в своего бога или своих богов. Это не должно стать преградой." - Фестр снова учтиво кивнул Аргентуму.

Отредактировано Фестр (21 Авг 2016 12:19:01)

0

74

Каким же, все таки, глупцом был Айк! Видимо спор с фенеком, как и недавно возникшее чувство голода совсем затуманили его рассудок, если таков вообще присутствовал, иначе он бы знал, что охотиться во время водопоя запрещено. Однако даже сейчас он об этом не вспомнил, еще бы, ведь льву посчастливилось удачно запрыгнуть на антилопу. Айк даже не обратил внимание, что он слегка ударился животом о ее спину, разум заполонила мысль о том, чтобы поскорее завалить копытное. А потому, он сразу же продвинулся чуть ближе к шее, держась лапами за спину жертвы, чтобы не упасть. Желтогривый не спеша вонзил когти в плоть антилопы, чтобы та не так резко стала брыкаться, вроде бы все шло очень даже хорошо, намного успешнее чем обычно. Казалось бы, что может еще помешать? Даже Курама, издалека наблюдающий за действиями своего нового знакомого, был удивлен, что вопреки первому впечатлению, Айк способен охотиться.
Но не все так хорошо, как хотелось бы. Откуда ни возьмись появился какой-то лев и сразу же полетел в атаку на Айка с травоядным. Однако, он промахнулся и рухнул рядом, желтошкурый вдруг вспомнил, что это и был тот самый лев, что столкнул его в воду. Что теперь делать? Не может же Айк оставить добычу и разбираться с агрессивным львом дальше, нужно же дело довести до конца! Тогда как быть? В голову молодого хищника пришла одна идея, но нельзя было с уверенностью сказать, что она сработает. А вообще лучше всего, было бы поскорее разобраться с копытным и тогда уже защищаться от льва. Айк вонзил свои клыки в нежную плоть газели, при этом стараясь еще оставить царапины от когтей на ее боках. И сейчас же возникла мысль о том, что травоядное побежит чуть быстрее, правда это бы усложнило ему возможность находиться на спине, или вообще направится в сторону промахнувшегося хищника. Здесь уже что будет, то будет, почему то юнец даже не подумал что это за незнакомец пытался на него напасть, вдруг это какой-нибудь порядочный лев, соблюдающий законы, решил наказать глупого нарушителя? Почему Айк не задумался об этом? Хотя он уже почувствовал себя не уверенно, наконец, думая, что что-то сделал неправильно. Но отступать поздно, да и вряд ли порядочный лев стал бы сразу нападать, а перед этим еще и сталкивать в воду! Что ж, возможно, выяснится что к чему.

0

75

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Сколько бы газель ни брыкалась, как бы сильно не ускорялась - все без толку, потому что назойливый лев-предатель так и висел у нее на спине. И даже когда ее спаситель (хоть Йоземити и не думал о газели в принципе) пробежал мимо, жаль, что промахнувшись, наглый подросток все никак не хотел слезать. В конце концов, лев попытался вонзить клыки ей в шею, это она поняла, как только он стал ползти в сторону ее головы.

Айк атакует Газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+1

Бросок

Итог

5 + 1 = 6

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Газель ловит нужный момент и скидывает Айка с себя. Теперь, когда он на земле, добыча может с легкостью заехать сорванцу копытом.

Но травоядное оказывается ловчее непутевого охотника. Стоило ему даже начать движение в её сторону, потянуться своей короткой шеей, как та вздернула задние ноги, а лев так и не смог удержаться за нее, даже царапин не оставил. И теперь его тело лежало рядом, какой же был соблазн ударить, но...
Грозный рык второго самца, который к этому моменту уже успел подняться на лапы и собраться с силами для новой атаки, дал газели понять, что лучше в такой ситуации будет сбежать. Месть - для слабаков. Жизнь и так накажет наглеца за то, что посмел нарушить правило и атаковать невинных травоядных возле священного места - водопоя.
Йоземити между тем действительно был настроен серьезно. По крайней мере, он выглядел внушительно и злобно. На самом деле всегда было сложно понять, что творилось на душе этого льва. Он мог выглядеть обиженным и оскорбленным, но на самом деле не питать никаких чувств к своему обидчику. А мог улыбаться и пытаться быть дружелюбным, но в глубине души желать смерти своему собеседнику. С Йоземити было невероятно сложно поладить, а если он невзлюбил с первого взгляда, то шанс того, что он отступится от своих первоначальных убеждений крайне мал.
К несчастью Айка, который предпочел более легкую добычу, в то время как над ним нависла более серьезная угроза в лице агрессивно настроенного самца, Йоземити был готов нанести второй удар. И сейчас он промахиваться не хотел. Лев вновь разбежался, совершая прыжок в сторону Айка, в надежде пригвоздить того к земле и не дать подняться, прижав его грудь своей лапой.

Йоземити атакует Айка

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+5

Бросок
Модификатор

Итог

4 + 5 = 9
1

10

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Успех - лев успевает допрыгнуть до Айка до того, как тот встал, при этом лишь немного поцарапав подушечку лапы веточкой. Он прижимает подростка к земле, приставляя лапу к его груди.

0

76

начало игры
---------------
Фавн устало брел туда, куда его несли ноги. С одной стороны - стоило бы сказать "куда глаза глядят" - но в отношении полуслепого Камеамеа это было бы абсолютно неверно. Он брёл. Он невероятно устал, измотался и проголодался. Усталый. Ослабевший. Голодный. Вдруг, вдалеке он услыхал голоса, и понял, что это может оказаться его единственным, последним шансом. Он так ослаб, что другого шанса у него, скорее всего, может не быть. И если те, кого он услыхал, кем бы они ни были, отнесутся к нему враждебно или даже просто проигнорируют, то... Фавн изо всех сил гнал от себя мысли о таком развитии событий. Собрав остаток свои, теперь уже откровенно жалких сил, он побрёл в том направлении, откуда доносились звуки. Именно побрёл - поскольку на что-либо более энергичное у него уже не оставалось сил. Но и этот поход отнимал последние. Медленно, шатаясь из стороны в сторону от усталости, слабости и голода, Камеамеа брёл туда, где теплилась хоть какая-то надежда на спасение. Голоса стали ближе. Потом еще ближе. А вот уже в поле его зрения появилось какое-то пятно, а рядом с ним - другое, поменьше. Еще несколько шагов. Пятна стали чуток менее размытыми, без сомнения это были не камни - контуры размытых пятен явно указывали, что это не ЧТО-ТО, а КТО-ТО. Еще несколько шагов. Тот что по-крупнее явно на четырех лапах. Светленький такой. Еще пара шагов. Лев? Леопард? Во всяком случае точно без рогов, значит не травоядное. Еще ша... это отняло у Фавна последние силы, от слабости и изнеможения он в буквальном смысле рухнул, не дойдя до Фавна с Аргентумом каких-то метров 15-20...

ПЕРСОНАЖ БЕЗ СОЗНАНИЯ.

0

77

Свернутый текст

в связи со вновь открывшимися обстоятельствами (квест), отписываюсь раньше Аргентума

Краем глаза Фестр увидел, как примерно в гамме от него кто то упал. Быстро сказав Аргентуму: "Аргентум, пожалуйста, помоги мне" - после чего подбужел к упавшему. Лев, подросток. Ну и худющий. Без сознания. Перво-наперво Фестр подумал о возможном море, и стал внимательно осматривать пострадавшего. Благо, будуч лекарем, он прекрасно знал, какие симптомы нужно искать. Нет, вроде-бы подросток "чист", признаков смертельной заразы у него не наблюдалось. Просто дичайшее истощение. - Да у бедняги ни драхмы жира, одна кожа да кости. - Рассуждал Фестр - Сколько же он не ел? Скорее всего, упал в обморок от голода. Но почему он так долго не ел? Добычи же много. Может быть шел через какую зараженную область, увидел творящееся и не рискнул охотиться? Возможно! Вполне возможно. - Но коли так - надо немедленно осмотреть окрестности, на предмет наличия/отсутствия признаков заболевания. Благо, к этому времени как раз вернулся Мавростачара. Переговорив со стрижем, Фестр поручил ему сделать несколько кругов вокруг земель королевства, и доложить ему, Фестру, об увиденных результатов. Благо, времени должно пройти не много - стрижи летают быстро, и пролететь даже пару стагов ему не составит проблем. А ведь ему придётся пролететь куда меньшее расстояние. Так что Стриж вернулся очень быстро  - не прошло и получаса. А пока-что Фестр уложил пострадавшего по-удобнее и более внимательно его осмотрел. Дыхание ровное, пятен нет, подозрительного запаха нет. Никаких признаков чумы. Просто дичайшее истощение. Несчастному нужны сон и кормёжка, кормёжка и сон. Но когда вернулся Мавростачара с результатом осмотра окрестостей - новости оказались не слишком радужными. Признаки эпидемии наблюдались не просто рядом с королевством, но и в его границах (а как иначе объяснить валяющиеся местами дохлые туши?). Ситуация была явно фиговая. Подумав, Фестр пришел к единственно верному решению. Он сказал стрижу: "Мавростачара! Найди Асию, Ксавьена и остальных! Ситуация очень серьёзная! Передай мой указ как принца-регента. Я объявляю чрезвычайное положение и созываю общий сбор. Передай и еще один мой указ - границы перекрыть, охоты приостановить - вплоть до моего особого распоряжения. Речь о безопасности прайда! Всем немедленно явиться на общий сбор! Повторяю. Чрезвычайное положение, общий сбор, перекрыть границы, приостановить охоты! Ибо ситуация угрожает всему королевству!". - Стриж взыыл в небо и стал высматривать Асию и остальных
---→ (поскольку должны появится в ЭТОЙ локации - фамильяр локации пока не покинул, Фестрыч-же на месте остаётся)

Отредактировано Фестр (3 Сен 2016 13:17:54)

+2

78

Груда слов обрушилась на Аргентума, но тот с привычной стойкостью уловил самую суть - сейчас веровать можно в кого угодно. Не то, чтобы сервал был особо рад - всё-таки его вера не предполагала присутствия ещё каких-либо богов, кроме Единого, но идти против закона прайда - себе дороже и хуже. Да и его бог не одобрял насилия. Благодарственно кивнув на разрешение на веру, Тум тут же пригодился - перед самцами почти в никаком состоянии прямо-таки прилёг отдохнуть тощайший лев. Тум невольно вспомнил своё детство, когда слабейший не получал даже крохи от пойманной наставником туши. И куда только девалась та излагаемая добродетель и желание помочь ближнему, когда дело касалось кормёжки?
Проповедник с готовностью подошёл к упавшему льву, который оказался совсем подростком. И невольно замер, призывая своего бога помочь мальцу выжить и дать сил жить дальше. Как всякий разумный сервал, он понимал, что одними словами делу не поможешь - необходимо было привести льва в сознание и хорошенько накормить и напоить. Вода была совсем рядом - протяни лапу и достанешь - а вот с едой труднее. О еде как раз заговорил Фестр, показывая всю свою принцевскую натуру. Дослушав приказ до конца, альбинос спросил:
- Принц, ему нужна вода и пища. Течение тут достаточно сильное, вода не загрязнена. Но вот с пищей...
Тум покачал головой, понимая, что нынешнее положение вряд ли чем поможет подростку. Конечно, нужные травы приведут его в порядок, но на травах  долго не протянешь. Сервал обратил свой взгляд на правителя, ожидая ответа по поводу пищи.
- Воду я могу хоть сейчас принести...В листах растений хотя бы.
О чуме Арг уже слышал, ещё до прихода сюда, на земли Фестра. Ему удавалось избегать её цепких лап, но вот мёртвым и больным он помочь уже не мог. Усиленно молясь за каждого, сервал всем сердцем желал им помочь, но пока не было никаких зацепок, никаких подсказок. Пока.
- Принц, а не было ли каких вестей... с севера? Насколько мне известно, те земли сильнее изнеможенны этой божьей карой. Может, жрецы их богов или их лекари что-то смогли узнать?
Звучало это, конечно, не совсем правильно, в разрез с его представлениями, но... Его бог не запрещал общение с другими. Да и во всяком случае, как считал Арг, его бог может воплощаться в любом виде. Может, что и тот, кого северо-восточные львы называют Айхею, и другие боги, имеющие свои имела - лишь иное имя единого божества, истину которого знает Аргентум.

Отредактировано Аргентум (11 Сен 2016 22:18:47)

+1

79

Фестр был рад помощи Аргентума. - Спасибо – сказал он ему. Затем добавил: «Не волнуйся, есть способы добыть еду и проверить её безопасность так, чтобы не подвергать ни себя, ни других риску заболеть. Правда дичь должна быть мелкой, такой, которую можно добыть ударом лапы». – Фестр ненадолго умолк, а затем добавил: «Насчет воды не волнуйся, её скоро принесут» - (используется умение Авторитет) Фестр издал рык, на который прибежала пара генетт. Он склонился к ним, и стал им тихо говорить – какие травы надо принести, откуда набрать воды и как её принести в листьях, сколько еще других генетт позвать на подмогу. Когда Фестр закончил давать указания, генетты быстро исчезли в траве, побежав за водой, травами и подмогой. После чего он сказал Аргентуму: «Воду и нужные травы сейчас принесут, очень скоро – за ними уже побежали. Не волнуйся, я прекрасно знаю, что надо делать – ведь до того, как возглавить прайд – я был лекарем».-  После этого он задумался о словах сервала о севере и проклятии. Кому как не Фестру было о нём знать. Нет – не о нынешней вспышке болезни – а о том древнем, исконном проклятии Севере, которому было уже много веков. Ведь это было, так сказать, фамильное. Именно «благодаря» предкам Фестра боги столь капитально прокляли Север, что еще не скоро о древнем проклятии забудут. Великая империя предков. Первые её правители были неплохи – но чем дальше, тем хуже. И не распасться она не могла. А потом на её обломках была пара гражданских войн – в том числе и в этих землях. И именно из одного из этих «вторичных» осколков ведь в своё время и родилось Западное Королевство. Кому как ни Фестру было знать это. Свежих вестей конечно у него не было – но вот о проклятии Севера он сервалу расскажет, раз тот желает о нём узнать. Каким бы мрачным этот эпизод истории не был – это была Их история, Их прошлое, Их память, передаваемая из поколения в поколение. Фестр сказал Аргентуму: «А пока мы ждём воду и нужные травы, я, пожалуй, расскажу тебе то, что мне известно про Север и о Проклятии Севера. Свежих вестей оттуда у меня, увы, нет – Морийский хребет слишком серьёхная преграда, даже для многих птиц, не то что львов – поэтому свежие новости с севера сюда доходят с очень большим опозданием. Но вот о Проклятии Севера я тебе расскажу. Как-никак – наш род родом с Севера, мы им правили бессчётные поколения, да и поныне одним из королевских титулов является «император Севера», а еще, чего греха таить – именно властолюбие наших предков, их алчность, их войны и завоевания, их гордыня, их желание подчинить себе весь известный мир и стали первопричиной того, что боги прокляли Север, уничтожив великую империю наших далёких предков, простиравшуюся некогда от тех мест, где вот эта река впадает в Великое Озеро до самого берега океана далеко на севере известного мира.» - Фестр сделал очередную паузу. Затем снова продолжил: «Говорят, звуки песен помогают тем, кто болен и слаб, обрести силы, песен – ибо об этом есть песня, её мне некогда пел мой отец, а ему, его отец, а ему его, и так из поколения в поколение. Она не очень длинная, но изложена несколько иносказательным языком, и, я думаю, я ей как раз успею закончить к тому моменту, как генетты нам принесут воду и травы». – Насчет иносказательности песни Фестр нисколько не лукавил. Она возникла тогда, в те времена, когда официальной политикой королевства было замалчивание прошлого, замалчивание мрачных времен войн и тирании древности. Поэтому язык песни был очень образный, а все события передавались через мифологические аллегории и через скрытое значение слов – когда она появилось в глубокой древности – открыто говорить о мрачном прошлом было не принято. Времена изменились, мрачное прошлое перестало быть табу – но песня осталась той, какой есть. И именно такой, как она была в глубокой древности, её пел в своё время маленькому Фестру его отец – принц Селеций. И Фестр начал:

Не время узорных крыльев, не время для добрых снов,
не время для сказок нынче; гляди - издадут закон.
Укажут: придумки - ересь, глаголь, что властям видней.
На плес набегают волны, все духи сидят на дне.
Попрятались духи, сильфы, зарылись в подталый снег.
А я закрываю веки - и чудится, снится мне:
стоят два чудесных зверя, не виданных никогда,
и вьется, кружится, пляшет не вьюга вокруг - беда.

Интонация песни менялась, она становилась то тихой, ели слышной, то, напротив, напряженной и, местами, мрачной, то грустной и величественной. Голос и тембр менялись вслед за теми эмоциями, которые отражала песнь:

Два зверя, как будто разом из древних пришли былин:
вот львиная - вроде - лапа оставила след средь долин.
И плещут по ветру гривы, и крыльев широк размах;
и каждый стоит на верных, на круглых семи холмах.

Вот снова в голосе Фестра начали доминировать мрачные и грозные ноты, ибо мрачной становилась и песня:

А рядом - гляди-ка: тени, не песий, не волчий мех
- обрывки линялых планов, безумный и хриплый смех.
Угодливо тени вьются и шепчут негромко вслед:
была, мол, давно такая Империя на земле.
И не было места краше, светлее ее, честней...
Империи больше нету - кто знает, по чьей вине.

Голос принца-регента становился всё мрачней, ибо такова была эта часть песни:

Империя наших предков, империей правил страх
- поныне еще застывший в обломках ее, в костях.
В империи было просто: не с нами - так, значит, враг.
В груди замещает сердце разорванная дыра.
Ведь сказано "это буйвол", ты знаешь, властям видней...
Империи больше нету - проклятье осталось с ней.

Но вот, его голос опять стал чистым и светлым, ибо на смену непроглядному мраку прошлого забрезжила надежда:

Стоят два чудесных зверя, как прежде - спина к спине.
"Не поздно", - как будто шепчут, - "пора повернуть назад".
И море гудит угрюмо, над морем идет гроза.
Да, хочется, чтобы просто, не с нами - так значит, враг...
Промокли под ливнем степи, окрасился кровью закат.
И каждый кто сильный, смелый, и каждый кто тих и мал.
Не время молчать о важном.
Простите. Я все сказал.

На этой светлой, но грустной интонации Фестр закончил свою песнь. А спустя пару минут после этого подоспели и первые генетты (весь пост продолжает использоваться всё то-же умение Авторитет же). Их было семеро, шестеро из них тащили, каждая по две, в больших листьях немного воды, а седьмая сказала Фестру и Аргентуму: «Вот, воду мы принесли, травы пока еще ищут, но, думаю, очень скоро и их принесут». Фестр поблагодарил генетт, а затем обратился к Аргентуму – теперь мне понадобится твоя помощь. Помоги его напоить. Это сложно, поскольку он пока еще не пришел в себя – и в одиночку у меня это врят-ли получится, поэтому мне нужна сейчас будет твоя помощь.

Свернутый текст

Анастасия Шакирова. "2014".

текст "осаваннен" и адаптирован под реалии Начала - те понятия, которые можно привязать к Африке - оставил - "вьюга" - в Северной Африке - бывает, волчий пёсий - тоже можно привязать - ибо эфиопский волк и гиеновидная собака. А вот то, что связано с людьми - в тексте заменено на более подходящее. А вот каков оригинальный текст:

Не время узорных крыльев, не время златых подков,
не время для сказок нынче; гляди - издадут закон.
Укажут: придумки - ересь, пиши, что властям видней.
На плес набегают волны, русалки сидят на дне.
Попрятались духи, сильфы, зарылись в подталый снег.
А я закрываю веки - и чудится, снится мне:
стоят два чудесных зверя, не виданных никогда,
и вьется, кружится, пляшет не вьюга вокруг - беда.
Два зверя, как будто разом со старых сошли картин:
вот львиная - вроде - лапа края мостовой когтит.
И плещут по ветру гривы, и крыльев широк размах;
и каждый стоит на верных, на круглых семи холмах.
А рядом - гляди-ка: тени, не песий, не волчий мех
- обрывки линялых планов, безумный и хриплый смех.
Угодливо тени вьются и шепчут негромко вслед:
была, мол, давно такая Империя на земле.
И не было места краше, светлее ее, честней...
Империи больше нету - кто знает, по чьей вине.
В империи жили люди, империей правил страх
- поныне еще застывший в обломках ее, в костях.
В империи было просто: не с нами - так, значит, враг.
В груди замещает сердце разорванная дыра.
Написано "в клетке буйвол", написанному видней...
Империи больше нету - проклятье осталось с ней.
Стоят два чудесных зверя, как прежде - спина к спине.
"Не поздно", - как будто шепчут, - "пора повернуть назад".
И море гудит угрюмо, над морем идет гроза.
Да, хочется, чтобы просто, не с нами - так значит, враг...
Промокли под ливнем нити летающего ковра.
Вот каждый стоит на сцене, и каждый - притихший зал.
Не время молчать о важном.
Простите. Я все сказал.

Отредактировано Фестр (12 Сен 2016 13:25:02)

+3

80

Изумрудные луга

Подъем, вроде, прошел без приключений. И хотя Асии приходилось отвечать на вопросы дочери, пускай иногда, невпопад, но все равно удалось не потерять из виду озорников Галатеса и Котиса. Хотя, может, чувствуя близость матери, они старались не шалить?
- Конечно милая, у тебя будет еще много друзей. Нет, Смоллет больше не вырастет.
Сам Смоллет шел впереди, стараясь не бежать, и двигаться посреди большой тропы. Королева замечала неуверенность его движений и понимала, какую роль возложила на этого небольшого, смелого кота, который, похоже, жизнь за нее был готов отдать. И вот теперь ему приходилось делать то, чего он никогда не делал – идти прямо по открытой местности, вдали от деревьев и маленьких, кошачьих троп. А мысли Асии то и дело возвращались к Ксавьену и львице, с которой он ушел, а потому она чуть было не пропустила то место, где тропа проходила вблизи мастиковых деревьев. Вскинув голову и пропуская мимо ушей болтовню дочери, она внимательно наблюдала за двумя хвостиками – Галатеса и Котиса. Аминта и Эбигейл ее сейчас не беспокоили, потому что в том, что эта парочка не будет трогать белые шарики под деревьями, она была уверена. А вот два других сына…
«Только бы не принялись их жевать, а еще хуже валяться в них». 
В этом случае ее «героическая» битва с «огромной» птицей, как и удивительная игра, которую хотел показать им Смоллет, отложатся. Пришлось подхватить зубами Эбигейл и догнать троицу, следующую за гнетой, который тут же осведомился, заметив что львица подхватила дочь и догнала группу:
- Что-то не так, королева Асия?
- Нет, все хорошо. – с наигранной беззаботностью в голосе ответила она: - Далеко еще до поляны?
- О, совсем недалеко! – Смоллет сделал несколько прыжков вперед, и остановившись ненадолго, добавил: - Мы скоро уже будем там, шагов через двести. Ваших шагов. – он хотел было сказать что-то еще, но в это время над его головой пронесся стриж, громко щебеча:
- Внимание, внимание! Указ принца Фестра, срочный указ принца Фестра. – птица подлетела к Асии с делала рядом с ней несколько изящных пируэтов.
- Ну что еще?! – рыкнула львица на стрижа. В интонации ее голоса появились металлические нотки, и она мимоходом подумала, что раньше не раздражалась так быстро и легко, когда кто-то указывал ей. А сейчас и речи не могло быть, чтоб кто-то там давал ей приказ, пусть даже и Фестр. Птолемей просил слушаться принца в своих снах, и наверно видя, как неизбежно меняется характер прежней мышки, которая медленно но верно мутировала в уверенную в себе и решительную королеву, которая в угоду своему королевству и своей семье, наверно не погнушается убийством, а может, чем и похуже, пытался хоть как-то отгородить ее от бремени власти. Которое и меняло прежнюю возлюбленную далеко не всегда в лучшую сторону. Поглядев на детей, Асия сухо и негромко процедила сквозь зубы: - Принц Фестр дает МНЕ совет. Садись на мою голову и говори.
- О, королева, принц, конечно, вам советует! – защебетала негромко птичка, плюхнувшись ей на голову и тяжело дыша. Асия даже слышала, как бьется ее сердце, не то от проведенных в воздухе часов, не то от страха, что разозленная вестями и поведением кошка вмажет по ней лапой и… не промахнется ведь! Отдышавшись между тем, стриж продолжил, пока Асия, кивнув детям и Смоллету с ангельской улыбкой на морде, будто ничего и не произошло, подождала пока дети с гнетой отдалятся так чтоб не слышать их со стрижом разговор, продолжила шагать вперед.
- Границы закрывают, охоту останавливают, принц назначил общий сбор! – торопливо заверещал летун, в духе: «Все пропало, гипс снимают, клиент уезжает».
- Не ори. – жестко, резко оборвала его речь королева: - продолжай спокойно и тихо, у нас все хорошо, не видишь? – она улучила момент когда дети будут увлечены тем что Смоллет прыжками отдалился от них и зовет за собой, и кивнула на свое потомство. Глатес и Котис, а за ними и Аминта побежали за гнеттой, а Асия шла следом. А где же Эбигейл?! В груди Асии екунло и королева на мгновение замерла. Ее взгляд заметался по тропе и вокруг нее в поисках единственно дочери в семействе. Да, Эбигейл, как и положено ее дочери, умной и спокойной девочке была рядом, у ее задних лап. Просто чуть-чуть отстала.
- Эбигейл! Малышка моя! – радостно сказала львица, и остановившись слегка нагнулась, чувствуя, как стриж вспорхнул с ее головы, а затем ласково подтолкнула дочку вперед, вслед за Смоллетом: - Не бойся,  я никуда не денусь, честное слово. Беги, догони ребят. Будет весело, обещаю!
Дождавшись пока дочка отдалится, она холодно спросила у птицы: - Что еще?
- Черная смерть, моя королева. – тихо и мрачно поделился тайной стриж. Он все видел, и ему как раз не нужно было семи пядей во лбу, чтоб понять, что происходит и почему Фестр так встревожился, а Асия так и застыла на тропе, подняв свою правую переднюю лапу для шага, да так и не сделав его.
- Как… - глухо вырвалось из ее пасти одно единственное слово.
«Как же так, Ахею?  Неужели я и все кого я люблю, недостаточно настрадались на землях моего родного прайда? За что ты поступил с нами так? Если тут нет Скара, ты решил заменить его смертельной болезнью, от которой нет спасения?!»
Медленно опустив лапу, она сдала шаг, словно ржавый железный дровосек, годами поливаемый кислотными дождями. Через силу, стиснув зубы. Весть эта выпила из королевы все силы, лишив способности действовать, думать, сопротивляться. Заставив зажмуриться, остановиться, едва не плача на тропе, по которой, казалось, она вела детей и тех немногих, кто был ее подданными, и кого она любила, к счастью. А оказывается, это тропа ведет к смерти.
- Простите моя королева, мне жаль. – она почувствовала, как стриж на ее голове шевельнулся, наверно услужливо поклонился, а она так и стояла, не зная куда идти и что делать.
- Дети… - хрипло прошептала она, глядя на спины каждого. Озорников Галатеса и Котиса, осторожного и честного Аминту. Красавицу Эбигейл. Уверенного и спокойного Смоллета, который ничего пока еще не знал. А может знал, и молчал, стойко и храбро принимая свою судьбу.
- Ксавьен! – неожиданно воскликнула она, встрепенувшись и резко разворачиваясь на тропе, чуть было, не бросившись туда, на луга. Да, он был там, на лугах. Может быть, они уже охотились с этой самой, рыжей… Асия замерла, устыдившись своего вскрика, жеста. Если бы Птолемей ее видел сейчас. она стыдливо прижала уши и снова повернулась к детям, боясь поглядеть по сторонам, понимая, какую заботу, тревогу и нежность вложила в имя, которое только что прозвучало над лесом у реки Кагера.
- Ксавьен… - еще раз прошептала она, а затем, проигнорировав вопрос Смоллета о том, что произошло, сказала стрижу: - Бегом на луга! Одно крыло здесь, другое там. О том что ты вот только что видел, никто не должен знать. Я объявляю ЭТО тайной королевства. Затем назад, к Фестру, и пусть несет свой зад на мышиную поляну, хоть даже ценой собственной жизни. Ясно?
После этого она, уже не обращая внимания на стрижа, обратилась к гнетте: - Я просто кое что забыла передать Ксавьену, кое что важное. – она подошла ближе и улыбнулась детям, а затем и гнетте: - Ну, ты обещал игру.
- Конечно, королева! – кот сорвался с места и стремительно преодолев примерно двадцать шагов остановился меду двумя кустами за которыми виднелся просвет: - Дети, королева, добро пожаловать на мышиную поляну! И… я приглашаю вас на мышиную охоту!
- Господи, Смоллет, что же ты творишь? – едва шевельнув губами прошептала она. Похоже, он и правда ничего не знал…
   

Специальное предложение!

Дети, кто хочет пошалить без кубиков в оффтопе ставим -1, кто хочет с кубиками, возможно, заразиться и жутко испугать Асию и Фестра, а потом излечиться, отправив при этом кого-то в долгое странствие за лекарством, ставим +1. Но учтите, буду требовать отыгрыша симптомов болезни. Не сразу, но все же! Если вообще не хотите охоту с кубиками, так и пишите оффтопом: без кубов. Тогда ловлю мышей сами пропишите.

+3

81

Казалось бы, все шло как надо, вот вот и Айка ждет успех. Еще немного и он сможет сам себе доказать, что он все же на что то способен. Самоуверенность зашкаливала в этот момент, пусть и снизилась с появлением разозленного незнакомца. Но вдруг, ловкая газель скинула горе-охотника на землю. Все произошло настолько быстро, что желтошкурый юнец не понял как оказался сброшенным. Но почему ему снова не повезло? Наверное, судьба такая, кто знает. Копытному в этот раз повезло, но почему-то вместо того, чтобы атаковать молодого хищника, убежало прочь. В этот миг Айк и забыл о нависшей над ним угрозе в лице разозленного льва. Противник ясно был гораздо сильнее глупого юнца, а в добавок ко всему еще и очень серьезно настроенным. Что сейчас у него на уме? Лев ведь незнакомый, а значит, возможно, не упустит шанса прикончить наивного мальчишку.
Только Айк хотел подняться, как разбежавшийся противник прижал его к земле, лишая молодого льва шанса увернуться от будущей атаки. Вот и все, неужели история о юном улыбчивом и упрямом льве закончится здесь и сейчас, так и не переросшей во что то действительно стоящее? Страх овладел душой желтогривого неудачника, идей о том как спастись не было вообще, даже приблизительных. В этот момент даже такой лев как он понял, что сейчас действительно грозит смерть, стоит лишь сделать что не так или же если позволить делать с ним что захочется.
Фенек, наблюдавший случившуюся ситуацию, тут же стал искать глазами того, кто мог бы помочь, но, как на зло, лис никого не заметил поблизости. Курама прекрасно понимал, что в этой ситуации он не помощник, как и осознавал то, что его новый знакомый, от части, оказался под угрозой гибели и из-за него тоже. Фенек не желал смерти своему компаньону, но все что он мог сделать - это наблюдать за происходящим, надеясь на чудо, что дураку повезет.
От безысходности Айк безнадежно попытался брыкаться, цепляясь за свою жалкую жизнь, он хотел вырваться из лап своего потенциального убийцы. Ведь он еще не осуществил то, ради чего живет, все еще не стал тем, кем могли бы все восхищаться и кого бы признали. Как Айк может умереть, предав мечту?! "Я не имею права умереть здесь и сейчас... Нужно что-то придумать..." - мыслил лев, понятия не имея что толком ему нужно сделать, чтобы выжить.
- Почему... ты хочешь убить меня? - спросил вслух Айк, вопрос был лишним, но это все что он сейчас мог сказать, так как вместо ответа он может получить досрочный пропуск к предкам. Молодой лев наивно уперся изо всех сил лапами в чужую, надеясь ее убрать, хоть Айк и понимал, что вряд ли сможет это сделать, но что если поверить в свои силы вновь? Тогда может и погибнуть будет не так позорно?! А может в этот раз его пощадят и он обретет право на продолжение жизни?! Вдруг его осенило, и он попытался сильно ударить задними лапами в живот нападавшего льва. И вот теперь уже можно ожидать чего угодно, но только вот что победит: жизнь или смерть?

ГМу

При удачной атаке противника, использую лот "Огненный покровитель".

Отредактировано Айк (12 Сен 2016 23:20:37)

+2

82

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Отношения НПС к персонажам

Йоземити к Айку: -2
Йоземити к Дестини: -1 (скидка на возраст и жалобный вид персонажа)
Арсон к Дестини: +1
Арсон к Айку: 0

Йоземити охватила такая злость, что на него даже страшно было глянуть. Морда скривилась в зловещей гримасе убийцы, он в очередной раз взбесился абсолютно на пустом месте, но в этот раз точно переходил все границы. Обычно лев не был из тех, кто мог бы просто так, да еще и с особой жестокостью, покалечить другого. Но сейчас он смотрел в эти испуганные недоумевающие голубые глаза паренька, который просто-напросто хотел поохотиться, и представлял как впивается клыками в его наглую морду.
- Почему... ты хочешь убить меня? - отчаянно прохрипел подросток, видимо в надежде на то, что это хоть как-то остановит и вразумит своего соперника. От части, план юнца удался, потому что Йоземити замешкался, видимо, в действительно задумавшись над ответом. Очень на руку Айку, стоит сказать, потому что тот решил воспользоваться моментом и контратаковать Йозефа.

Айк атакует Йоземити

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+4

Бросок

Итог

5 + 4 = 9

9

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Айк пихает в живот Йоземити, но тот, вместо того, чтобы по плану льва отпустить Айка, лишь злится и прижимает юнца к земле с еще большей силой, хоть сам и откашливается.

За те доли секунды, пока Йоземити пытался сообразить ответ Айку, тот успел несильно пнуть самца в живот, из-за чего Йозеф не мог не раскашляться. Однако это настолько разозлило льва, что он лишь с еще большей силой надавил на шею подростку. Без лишних слов он попытался надавить на сонную артерию юнца, посылая его тем самым в мир вечных снов.

Йоземити атакует Айка

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+5

Бросок
Модификатор

Итог

1 + 5 = 6
1

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Йоземити отвлекает голос сзади, поэтому он даже не успевает начать давить. Т.к. персонаж и атк промахивается, то лот "огненный покровитель" не используется.

→ Нижнее течение реки Кагера

Арсон старался идти медленно и мелкими шагами, чтобы малышка Дестини поспевала за ним. Однако спустя буквально метров десять, ему надоело так шагать, и он, не церемонясь, аккуратно усадил ее к себе на спину, мотивировав это тем, что "ей, наверное, очень тяжело идти", после чего фальшиво улыбнулся. Нельзя сказать, что ему не было жалко наблюдать за тем, как ослабевшая малышка ковыляет следом, но все же у этого доброго, казалось бы, дела, были как и всегда довольно эгоистичные мотивы. Арсон хоть и был гораздо более благосклонным и доброжелательным, нежели его брат, но все-таки альтруистом назвать его было сложно. А вот помочь из вежливости, да еще и себе облегчить жизнь - почему бы и нет?
Как бы то ни было, путь продолжался, при чем продолжался он ровно до тех пор, пока на горизонте не возникли знакомые фигуры. Что же испытывал в этот момент Арсон, поняв, что одна из фигур принадлежала брату? Сложно было сказать. Он был и рад, и одновременно с этим не желал показываться ему на глаза. Однако стоило льву разглядеть, что его непутевый братец опять встрял в неприятности, он не смог сдержаться, чтобы не окликнуть того:
- ЙОЗЕФ! ТЫ ЧЕ ТАМ ДЕЛАЕШЬ, ПРИДУРОК?!
Позабыв, что на его спине все еще находится ослабевшая маленькая львица, Арсон аки гордый скакун помчался в сторону брата, столкнув того с Айка.
- ТЫ СОВСЕМ РЕХНУЛСЯ?! - он бросил молниеносный взгляд в сторону юного самца, который откашливался и жадно глотал воздух, - Ты же его задушить мог, урод!...
Лев заметно понизил голос и опустил голову, после чего виновато взглянул на Айка. Йоземити же к тому моменту успел подняться с земли и злобным, обиженным взглядом испепелял своего объявившегося братца.
- Тебе то че? Ты же вроде как свалил, со мной тебе стыдно ходить, разве нет? - в голосе Йоземити звучал вызов, по нему было видно, как сильно эти слова со стороны Арсона задевали его. Однако брат его не слишком торопился извиняться:
- Еще б не было стыдно, ты подумай головой чего ты только натворил! Я не...
- Я все правильно сделал! ТЫ меня разозлил, он меня разозлил, куда-то же надо было....
- А ты не смей меня перебивать!
- НЕТ, это ТЫ не смей меня перебивать, мать меня первого родила, ясно?!
Ну и, собственно, началось... Как две бабки на базаре спорили друг с другом Йоземити и Арсон. Толстый и тонкий, большой и маленький. Забавная картина, оба самца словно абстрагировались от окружающего мира, позабыв и об Айке, и о Дестини. Мир существовал только для них двоих.

+1

83

---→ Изумрудные луга

офф

Ксавьен пока не замечает ни Асию с детьми, ни группу Айка, Дестини и  НПС, а вместе с Магдаленой и Джои сразу же направляется к Фестру
Поведение и реплики стрижа описываются т.к. есть умение Авторитет

Ксавьен не мог поверить услышанному. Однако Джои, даже несмотря на то что в какой-то степени самец пугал Ксавьена и что встретились они буквально только что, заставлял его поверить в эти ужасные слова. Он был перепуган не на шутку: депрессивные мысли о безысходности, ждущей его родных и близких, имели слишком большое влияние на его душевное состояние, а оно в свою очередь не могло не влиять на физическое. Он чувствовал себя гораздо слабее и неувереннее, чем когда его коленки дрожали перед знакомством с новой львиной семьей. Кто бы мог подумать, что день, начавшийся столь радостным, поистине чудесным событием - появлением любимой сестры - мог закончиться чем-то столь удручающим? Чем-то, из-за чего хотелось просто упасть на землю и лежать. Невольно вспоминался день, когда умер местный король. А ведь тогда все было по той же схеме: сначала они с Айком нашли новый дом, познакомились с замечательными зверями, даже успешно поохотились и от души наелись... А потом слезы Асии, которые словно ножом разрезали сердце льва. Само королевское тело, которое ему пришлось тащить на хребте, чтобы хоть как-то облегчить страдания его родственников. А картина на самой вершине и вовсе морально убила льва, вынуждая его лечь на землю и пытаться совладать с нахлынувшими чувствами.
Тяжело быть эмоциональным, ой как тяжело. А еще тяжелее быть эмоциональным самцом, которому постоянно приходится прятать чувства, чтобы не возникало лишних вопросов. Дерьмо, которое подкидывает жизнь, порой невыносимо, а ты должен как-то это все переживать. И ладно один раз, второй. Но она делает это из раза в раз, разрушая твое душевное равновесие и превращая тебя в такого как Ксавьен: пессимистичного депрессивного ворчуна, который вместо того, чтобы наслаждаться жизнью, пытаться найти в ней что-то новое и хорошее, лишь ждет очередную подлянку. И вот так эта самая жизнь у него и проходит: от одной беды к другой... А все самое светлое, что происходило в перерывах между бедами, забывается, от того и создается впечатление, что ничего хорошего в жизни и нет.
Группа неистово мчалась вслед за Ксавьеном, а тот, несмотря ни на что, не смел замедляться. Лев прислушивался и принюхивался, стараясь уловить хоть какие-то признаки Фестра, но как назло где-то неподалеку бежало стадо, а топот их копыт заглушал что-либо. В том состоянии, в каком Ксавьен находился, лев и не подумал о том, что бег стада в такое время - дело слишком странное и даже подозрительное. Единственное, что его волновало - найти Фестра, ну и конечно же состояние остальных львов, что следовали за ним. Никогда не был Ксавьен лидером, однако отчаянные ситуации требуют отчаянных мер.
Наконец, спустя некоторое время внимание Ксавьена привлек стриж, темнее ночного неба - тот самый, что всегда находился недалеко от Фестра. Не успел лев отвлечься на него, как тот сам заговорил:
- Вот вы где! Вы же Ксавьен?
Лев замедлил ход, внимательно следя за взволнованной птицей, что-то ему подсказывало, что тот тоже был в курсе.
- Да. Где Фестр? Нам он срочно нужен! Чу...
- Именно, чума! Бегите на северо-запад, к реке, вас там уже заждались! - после этого, ни сказав более ни слова, стриж полетел дальше, разнося дурные вести по всем изумрудным лугам. Ксавьен недолго провожал его взглядом, после чего, убедившись, что все остальные целы и на месте, помчался туда, куда было приказано.
Одно было хорошо - расстояния пересекались незаметно, когда ты был в такой спешке. Именно поэтому уже совсем скоро в округе послышался сладкий голос, который, как Ксавьену даже сначала показалось, принадлежал львице. И все-таки он не удивился, когда понял, что на самом деле это пел именно Фестр. Образ самки шел этому льву гораздо больше, чем самца, от чего Ксавьену всегда было немного неловко находиться с ним рядом, но осознание того, что перед ним зверь образованный и добрый всегда отзывало любые дурацкие мысли на второй план.
Когда группа подошла ближе, Фестр уже прекратил петь, а о чем-то переговаривался с генеттами. Неподалеку стоял незнакомый ему пятнистый зверь, а лежащего в траве Фавна он так и вовсе не заметил - слишком уж не до того ему было.
- Фестр... - тихим голосом обратился к принцу Ксавьен, - Спасите.... Чума... Тут семья!..
Слова вырывались из его пасти как выстрелы, каждая фраза прерывалась глубоким вдохом. Прежде чем говорить, наверное, стоило бы отдышаться, но времени даже на это, казалось, не было.

+1

84

Первая очередь: Дестини, Айк, Мастер Игры
Вторая очередь: Аргентум, Фестр, Асия, Магдалена, Джои, Мерида, Мантия, Ксавьен
Третья очередь: Эбигейл, Галатес, Котис, Аминта, Мастер Игры

● Игроки из разных очередей отписываются независимо друг от друга!
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

+1

85

Свернутый текст

Аргентум просил передать, что пропускает ход

Благо, помощь Аргентума пока даже не понадобилась - вовремя подсуетились подоспевшие генетты (Авторитет), с помощью которых ему удалось налить в рот Фавну немного воды и положить туда-же целебные травы, так вовремя доставленные зверьками (использую лоты Базилик и Сердецей с аккаунта Фавна). После чего, на всякий случай, Фестр снова того оглядел - нет, признаков чумы нет - ни малейших. А значит - жить будет. А пока бедолага Фавн приходил в себя, Фестру пришлось разгребать свалившуюся на его голову целую кучу событий. Честно говоря - чего он не предвидел, так это паники. А оная, увы, как раз наблюдалась. Первым делом прибежал донельзя перепуганный Ксавьен. В ответ на слова последнего, Фестр, спокойным голосом, дабы таким образом успокоить Ксавьена, сказал: "Знаю. Это я приказал всех о ней оповестить." - После чего, столь же ровным и спокойным голосом добавил - Пожалуйста, очень прошу, успокойся. Не надо паники. В данной ситуации паниковать крайне опасно. Поверь - как-никак-я был лекарем, до того, как стать регентом. - Несмотря на всю драматичность и серьёзность ситуаци, голос Фестра оставался спокойным и ровным. Да, сам Фестр дико волновался - но он не мог показать и тени своего волнения, ибо тут уже был далеко не один Ксавьен. Со всех окрестностей сюда стекалась всевозможная живность, обитавшая во владениях королевства. Затем Фестр попросил Аргентума: "Пожалуйста, пока я говорю - присмотри за этим подростком - он должен будет скоро очнуться, и на первых порах ему может понадобиться твоя помощь." - А живность тем временем всё прибывала. По мере увеличения количества разнообразного зверья, галдёж всё усиливался. Из за того, что галдели почти все разом, отдельные слова было трудно рразобрать, но общим их лейтмотивом было паническое "мы все умрём!". Нараставшую панику нужно было остановить во что бы то ни стало. И в душе робкого, мягкого, тихого Фестра в этот самый момент что-то сломалось. Честно говоря, Фестр до этого и сам не подозревал, что способен проявить жесткость и авторитарные манеры. С неожиданной для самого себя жесткостью в тоне, Фестр, наш скромный, робкий тихоня Фестр жестко и громогласно рявкнул: "ВСЕМ ТИХОООООООО!!!!!" - да рявкнул так, что этот рявк усиленный многоголосым эхом, отразился от горных склонов! После чего наступила звенящая тишина. Фестр, достаточно громко, для того чтобы все могли его слышать, но при этом нарочито спокойным и, одновременно невероятно властным тоном сказал (в дополнение ко всему, умение Оратор): "Всем немедленно успокоиться! Без паники! Я ЗАПРЕЩАЮ вам паниковать! Да, в наши земли пришла беда, которой здесь не было уже много поколений! Но чума не всесильна! С ней можно и нужно бороться! В прошлый раз, много поколений назад, её в итоге удалось победить! И я уверен, что и в этот раз победа над чумой также будет одержана! Да, ПОКА лекарства от чумы еще нет, поскольку его секрет был утрачен поколения назад, но раз тогда нашли от неё лекарство - то найдём его и снова! А пока самое главное - минимизировать риск заразится! И я ЗНАЮ как это можно сделать! Да, те меры, которые я озвучу, не дают абсолютной защиты от этой заразы - но они позволяют во много раз уменьшить риск заразиться чумой! Так что спокойствие! Я с вами, и я вас не оставлю! Я, вы, все мы вместе будем бороться с этой бедой, И МЫ ОДЕРЖИМ НАД ЧУМОЙ ПОБЕДУ! И я, ваш принц-регент, не оставлю вас в час этой опастности, а положу все свои силы на то, чтобы ускорить победу над чумой!" - Затем он сделал паузу, и столь же спокойным, но полным уверенности голосом добавил: "А сейчас я всем расскажу, что надо делать, чтобы риск заболеть был минимальным..."

+3

86

Дес хвостиком следовала за Арсоном, который, в свою очередь быстро отдалялся от неё. Шаги льва были большими, но тот понял, что так они будут идти еще очень долго. Поэтому он остановился. Сил идти быстрее у львицы не было. Да еще и камни, бесстыдно лежавшие на тропинке, были все её. Как она умудрилась не брякнуться в кусты, было большим вопросом.  После нескольких таким камешков, она стала внимательно следить, куда она ступает. Засмотревшись на очередной камень, она и не заметила, как догнала льва, а точнее просто врезалась в него сзади. Конечно, для него это не было сильным ударом, а вот у Дес закружилась голова. Она даже уселась на пятую точку от смятения и помотала головой, отгоняя еле заметные звездочки. Тут она почувствовала, что её холка стала мокрой, а после её шея полностью погрузилась в пасть. Сначала она не поняла, что происходит, но потом увидела, что земля стремительно отдаляется, но сделать она ничего могла. Как будто все тело парализовало, а в голову ударила паника. Но все стало на свои места. Ей просто предложили покататься верхом. Она почувствовала под  лапами шкуру и гриву льва. Грива была жесткая, но какая разница, на чем сидеть усталой кошке. Все это было сделано без лишних слов и уговоров. Потому что она сама ни за что бы, ни попросилась на спину из-за какой-то там усталости. Её просто надо хватать за холку и сажать. Сначала Дес была в напряжении и сидела на спине смирно, и почти не дыша. Она не хотела беспокоить льва, но потом, она освоилась. Её лапы заползли в густую гриву Арсона, а задние лапки скатились по спине в разные стороны. Лев шагал аккуратно, но в тоже время не слишком быстро. Так как она начинала скатываться от быстрого шага. А держаться за льва было сложновато одними подушечками лап. Но спустя некоторое время, она привыкла к движениям.  Лапкам под гривой было тепло и уютно. Ей представилась её теплая подстилка, которую делала для неё мама. Дес закрыла глаза, что бы лучше можно было представить свои воспоминания в мыслях. Она погрузилась в свои теплые воспоминая и не заметила, как уснула. Ей снилась вся та же мягкая подстилка и темный мамин бок.
Но все её блаженство закончилось, как только она услышала голос Арсона. Он на кого-то закричал. Дес очнулась и резко вскочила. В поле зрения попали какие-то львы. И они были не очень радостно настроены друг на друга. Один возвышался над другим и явно не желал ему самого наилучшего.  Асрон точно знал кого-то из них, так как он выкрикнул имя,  и он как ужаленный рванулся к этим львам. От первого толчка, Дес слетела на землю. О ней как будто забыли, так как лев еще прибавил скорости. Падение было не болезненным, но неприятным. Дес прижалась к земле. Она не хотела лезть к большим и страшным самцам, которые не поделили территорию, но и отставать от своего «спасителя» тоже не хотелось.   Она, прижавшись к земле, будто на охоте, поползла к ним. Оставив достаточное расстояние, что бы те не смогли её быстро обнаружить, она, с прижатыми ушками к затылку, стала наблюдать за ними.

+2

87

Сейчас можно было готовится к чему угодно: как к глупой смерти, так и к чуду. И причем вероятность умереть здесь и сейчас была больше как никогда. Не сильный пинок в живот противника не мог кардинально изменить ситуацию в благоприятную сторону для Айка, особенно, когда он почувствовал как лапа разозленного льва все больше и больше давила на шею, так, что поверженный юнец вот вот должен был задохнуться, казалось бы еще мгновение и все, настанет конец. Но вдруг, неизвестно откуда появился какой-то другой лев, который очень быстро столкнул практически убившего Айка льва. И снова все произошло настолько быстро, что желтогривый еще минуту вот так вот лежал, пытаясь отойти от случившегося. Было такое ощущение, будто он с того света вернулся и только начал возвращаться во все происходящее. Жадно глотая воздух, Айк пришел в себя и уже слышал как два льва спорили в стороне. Айк хотел бы быстро подняться на лапы и поскорее удрать отсюда, но встать он смог не так быстро, как планировалось, лев чуть пошатнулся, словно ему пришили чужие лапы. Однако, приложив усилия, светлошкурый все же смог не только подняться, но и сделать несколько шагов.
Но тут же, юный самец заметил рядом совсем молодую львицу, которая, наверное, была моложе самого Айка. Она, прижавшись к земле поползла к спорящим львам, но остановилась. Вспомнив, о том, как чуть не распрощался с жизнью, Айка стало волновать почему львица так наблюдает за теми львами, при том, что один из них явно не адекватен.
- Привет, наблюдаешь за ними? - не слишком громко спросил Айк, когда подошел к незнакомке - Я бы был осторожнее, один из них бросается на других.
Что это случилось с Айком?! С каких это пор он стал включать осторожность? Видимо, эта ситуация-таки заставила вынести определенный урок, ибо на то похоже. Но не успел желтогривый о чем то подумать, как о своем существовании напомнил фенек. Увидев, что свершилось чудо, лис поспешил к своему компаньону прочистить мозг:
- Ну ты и даешь! Не обязательно же было тут же исполнять! Но во всяком случае, я рад, что ты жив, придурок. - ухмыльнулся Курама, сказав последнюю фразу, он действительно был рад, что все обошлось и в какой-то степени был удивлен, ведь в чудеса песчаный лис не верил. Заметив рядом юную львицу, Курама бросил на нее изучающий взгляд, пытаясь определить примерно что из себя она представляет.

+2

88

Офф.

Так как с очереди меня выпихнули и переставили, с детьми не поговорить было. Если что-то не устроит, пишите. Я поправлю.

Улучив момент, когда гнетта отвернется, Асия закусила губу и закрыв глаза, глубоко вдохнув, медленно выдохнула. Затем, резко открыла глаза и на ее морде снова появилась легкая улыбка.
«Как же хреново быть королевой. А королевой –матерью вдвойне. Кто бы знал…» - она остановилась, пересчитывая детей. Эбигейл, Галатес, Котис…
- Аминта! – ее взгляд заметался по тропе в поисках сына, но к счастью он просто отстал от остальных. Однако, его состояние от матери не укрылось, и она поспешила навстречу малышу, ласково коснувшись его загривка своим носом и тихо сказав: - Ну, что случилось? – впрочем, этот вопрос был чисто риторическим, и секунду спустя, мать уже сидела на тропе, осторожно прижимая к себе правой лапой своего отпрыска и безо всякой улыбки глядя на остальных детей. Ну, а если точно на Котиса и Галатеса. Дочка, естественно, осталась вне подозрений:
- Ну, и у кого на этот раз лапы чесались? – сухо спросила она, внимательно поглядев на Котиса, затем ее взгляд переполз на  Галатеса:
- Или все-таки язык? – она погладила Аминту по голове и медленно отпустила его, ласково подтолкнув навстречу остальным и двигаясь следом. Навстречу ей с поляны возвращался Смоллет, заинтересованный задержкой. Но Асия, поглядев на него, жестко скомандовала:
- Смоллет, на поляну. Жди там! – гнетте уж точно не стоило учувствовать в их семейных разборках, тем более, зная характер Смоллета, который имел на все свое мнение и не боялся его высказать в лицо. Когда он отдалился львица обратилась к своим детям, уже более ласково и спокойно: - Послушайте… мы – одна семья. – она сделал короткую паузу. Вот как им объяснить? Асия понимала – они дети и всегда в детском коллективе, даже среди братьев, будет свой лидер. Так получилось, что этим лидером стал Галатес, хотя не на него возлагал надежды ее покойный супруг. Однако, Птолемей много чего знал и вряд ли промахнулся с выбором будущего монарха. Сам-то он был не самого большого размера и силой похвастать не мог. Но был мудрым и справедливым, и что самое главное, добрым и нежным. Впрочем, последнее наверно, знала только она. А что до драк, то этим воины должны были заниматься, а уж никак не король. Король это последняя линия обороны, когда уже все пало. Асия вздохнула, вспомнив свой сон.
«Мне бы такую линию обороны как… Господи, о чем я думаю?»
- Ничего хорошего не будет в том, что вы поссоритесь. Королевство от этого крепче не станет. – она поглядела на Аминту и подошла ближе к остальным детям, призывая и его подойти к ним. Асия уселась, и поглядев поверх их голов на ссутулившегося на поляне капитана, и продолжила: - Ваша сила не в когтях на лапах. А в единстве. Вот ваш отец был не самым сильным львом… - она запнулась.
Как же так? Хотела же сказать им, что Птолемей большой и сильный лев, но как то все не получалось. Дети спрашивали о нем, но воспоминания рождали в ее сердце Асии такую тоску, что королева замыкалась в себе, скупо отвечая, что он ушел в дальний путь. В самое главное королевство, просить там отвести беды от их земель… какая чушь! И вот теперь она вынуждена сказать им, что их отец не самый сильный, и не самый большой лев. Как же велико было желание опустить голову и ссутулить плечи. Сдаться. Сказать как ей тяжело без него. Как надоела вся эта кутерьма, эти чертовы гнетты со своими тупыми проблемами. И заплакать. Так просто, по-женски. Чтоб подошел какой-нибудь большой и сильный лев, и позволил ей уткнуться в его гриву и плакать. Плакать, пока не станет легче. Но она не могла позволить себе такую роскошь. Заплакать и сдаться. Значит предать своего любимого, и больше никогда не иметь права взглянуть ему в глаза, даже в воспоминаниях. Не то чтобы во сне. Королева не имеет права плакать, даже когда очень больно или очень страшно. Так о чем она? Дети ждали…
- Но, не смотря на это, сумел объединить наше королевство и правил в нему мудро… и долго. – в слух последнюю фразу она не сказала. Устыдилась: - Он был очень уважаемым львом, но  не за свою силу и мощь, а за свои решения. У него были и воины, куда сильнее его, но уважали его не из страха к его силе, а за его мудрость. Никогда в своей жизни он не поднимал лапу ни на кого из своей семьи. Потому что знал – наша сила в единстве нашего духа. А вы? – Асия вздохнула, поднимаясь на лапы и обойдя детей со спины и нежно потрепав каждого по макушке лапой: - Обижаете брата. Не самого сильного брата. Не стыдно? Ну, что хоть на этот то раз?
Ответ ей было не суждено услышать. С поляны все же прибежал Смоллет:
- Королева! Королева! Ужасная птица! Она снова там!
Львица вздохнула, поглядев по сторонам. Над долиной разнесся рык Фестра, заставивший Асию закатить глаза и с трудом побороть в себе желание шлепнуть по морде лапой. Ну… чем вот он занимается? Взрослый вроде самец. Принц херов. Впрочем, она тоже хороша – Асия, победительница птиц. Страшных птиц! В глазах детей это, наверно, будет настоящий дракон. Кстати о детях…
- Так… ждите здесь и не обижайте больше своего брата. Смоллет, защищай моих детей до конца, что бы не случилось. – скомандовала она и двинулась на поляну, бросив за спину, со вздохом: - Пойду. Разберусь с вашей ужасной птицей.
За спиной охнул Смоллет и Асия подавив нервный смешок подумала о том, что неизвестно еще кто кого будет защищать. Котис вполне мог потрепать птицу, если та была небольшого размера и недалекого ума. Какой удар по самолюбию Смоллета… однако, где же она? Королева недоуменно остановилась посредине поляны.
- Кто бы ты ни был, вылезай! Это тебе приказываю я, королева этих земель, Асия! – рявкнула она, вглядываясь во мрак. Неожиданно во мраке вспыхнули два глаза. Два больших глаза! Такого Асия не ожидала и чуть было не попятилась. Внутри все похолодело – а вдруг и правда, дракон! Мало ли чего могло водиться в этих древних пещерах? Глаза были здоровые и прикидывая размер их владельца, Асия с каждой секундой теряла уверенность в своей победе. Бывает ли королевам страшно? Да еще как…
Чудовищным усилием воли она сохранила самообладание, прикрыв глаза и молясь одному богу, одному существу которое могло сейчас помочь, даже не находясь рядом - своему любимому. Льву, которому принесла клятву верности, отдавая себя целиком, до конца своих дней, а значит, не могла ее нарушить и побежать. Потому что если побежит королева, рухнет все.
- Подой… кхм… подлети ближе. – хриплым, дрогнувшим голосом скомандовала она, готовясь ко всему, в том числе и сражению насмерть. Бесстрашной Бессении из Асии не получилось. Однако драться не пришлось. Несколько секунд спустя, к ее лапам спланировал не такой уж и большой старый филин. Голос его был под стать, дребезжащим и отрывистым:
- Меня зовут Куруш, моя королева. Мы, филины земель Кагера, издревле служили вашему роду как советники и я лично знал вашего покойного супруга и…
- Тссс… - скорчила рожу, зашипев на филина, Асия, боясь, что его услышат.
- Понимаю, дети. – голос Куруша был как у робота, почти что механический: - Не спрашивайте откуда. Я вообще много чего знаю. Дайте мышей.
Асия с облегчением выдохнула, оборачиваясь к Смоллету и детям:
- Смоллет, ваша проблема решена. Я побе… - она вовремя осеклась: - Я подружилась с вашей страшной птицей. Опасности нет.
- Для меня есть. – продребезжал Куруш и тяжело вспорхнул ей на голову. Масивные когти отбарабанили по черепу королевы, и держать осанку стало сложнее.
«Ничего, Асия, ты выдержишь. Ты все же королева. Не обосралась, когда глаза увидела, значит и дальше будешь править. Ох, сдохну я при такой жизни, лет в восемь».
- А мыши? Куруш, скажи, не больны ли они?
- Могут быть больны некоторые особи, но болезнь еще только начала распространяться, очень маленький процент. Но мне она не страшна, королева.
- Как я рада… - с сарказмом отозвалась Асия: - Смоллет, а ты можешь показать детям игру, как ловить мышей лапами, не хватая зубами?
Гнетта ответила на сразу. Капитан во все глаза пялился на сидящую на голове Асии птицу. Было, наверно на что поглядеть – гордо сидящая львица, с правильной осанкой и высоко поднятым подбородком. Не высокомерно задранным, а поднятым настолько, чтобы было ясно – эта особа властью обладает. Спасибо Фестру и его урокам… Ну, а на голове королевы, старый, нахохлившийся филин, иногда требующий у нее мышей. Сюрриализм.
- М-могу, королева. – наконец-то промолвил Смоллет наконец-то полностью отдаваясь детям.

+4

89

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

В это же время Арсон и Йоземити все не могли никак найти общий язык, из-за чего драка все никак не прекращалась. Лишь клоки гривы и шерсти долетали до бедных Айка и Дестини, которым вот уж совсем ни к чему было наблюдать за всей этой кутерьмой.
Однако рано или поздно любое веселье заканчивается, поэтому и драке пришел конец. Арсон, будучи гораздо более сильным и большим львом, смог-таки прижать к земле своего старшего брата и потихоньку да усмирить его пыл. Нельзя сказать, что это полностью успокоило Йозефа, поначалу он выглядел даже еще более раззадоренным, чем обычно, но в конце концов со своей участью он смирился и прекратил буйствовать.
- Ты бы хоть постыдился! - упрекнул брата Арсон после того как бросил быстрый взгляд в сторону малютки Дестини. На Айка ему в общем и целом бы бы начихать, если бы его братец только что не пытался убить паренька, - Надеюсь, что я тебя сейчас отпущу, а ты не будешь устраивать драму из ничего. Ты меня понял?
Лишь раздраженный нетерпеливый вздох одобрения послышался из-под массивной лапы Арсона, после чего лев наконец-то освободил Йоземити. Арсон смущенно подошел к Айку и Дестини, после чего с виноватой улыбкой проворковал:
- Прошу прощения за поведение моего брата... Ему нельзя оставаться одному, он... - опасен для общества, - Иногда немножко не в себе.
Арсон опустил взгляд на Дестини, заметив в ней что-то похожее то ли на испуг, то ли на недоумение. В любом случае, это состояние малышки обеспокоило взрослого льва, поэтому он потянулся к ней.
- Прости, что все так вышло... - мягко извинился тот, опустив голову наравне с головой Дес, - Обещаю, что больше такого не повторится.
Лев скосил взгляд на Айка, однако так и не решился ничего сказать. Если честно, нынешнее положение вещей вводило самца в полный ступор: вроде как он встретился с братом, и теперь хрен он его выпустит из виду, но в то же время была и Дестини, с которой нужно было что-то делать. И этот непонятный юнец...
Голова разболелась, а сидящий молча где-то позади брат, чье настроение не могло не угнетать Арсона, не облегчало ситуацию. Однако что лев точно знал, так это то что одну Дестини он оставлять не хочет.
- Ты откуда будешь? - обратился Арс к Айку, - Тоже одиночка что ли?

0

90

->Изумрудные луга.

Случайно вышло, но Магдалена в итоге опередила немного своего старшего брата и оказалась раньше на точке сбора всех обитателей Семейства. Она огляделась вместе с Магнусом и присела рядом с одним из львов, поднимая уши в сторону созвавшего. Он был... Странным. Нет, серьезно, Магдалена видела много разных львов, с некоторыми вынуждена была путешествовать, но этот самец был не похож на них.

Небесного цвета глаза прищурились, когда лев призвал всех к тишине и начал свою долгую речь. Он говорил о Чуме, говорил об опасности, говорил о способах избежания заражения. Голос этого льва был мягким, но в тот момент, когда он закричал сквозь гвалт голосов, Магдалена смогла ощутить и уверенный тон самца. Кажется, тот только внешне такой женственный, что-ли. Львица даже облизнулась и вильнула хвостом, продолжая слушать регента во все свои уши и не замечать непонимания на морду своего спутника.

- Магдалена, ты чего? - он даже лапай её бок потрогал, но львица его не услышала, отмахнувшись лапой на посторонний шум, - Магда, ты куда... Ты что задумала!? - пятнистый перешел на низкое шипение и пытался уже схватить подругу за хвост, но тот лишь щелкнул в его лапах.

Пожалуй, сейчас все могли заметить вышедшую из общей толпы самку, чья рыжая шерсть выделялась на общем фоне. Она, повиливая хвостом и не замечая возможных действия брата, направилась прямиком к регенту, продолжая слушать и ловить каждое его слово, впитывая губкой. Фестр был весьма харизматичной персоной, пусть внешне и был далек от "большого и страшного" самца. Вытянутый, словно вытесанный из камня со столь заметными чертами морды и тела, Фестр походил на рано постаревшего подростка, словно за всю свою жизнь повидал очень много дерьма. И не только слоновьего.

- Вы такой... Милый, - оказываясь рядом с ним, рыжая львица довольно резко поднимает передние лапы, едва сев на круп и кладет их на щеки регента, начиная их мять и щупать.

Стоит ли говорить, что это создало еще более очевидное охреневание на морде Магнуса и тот просто попытался сделать вид, что вообще не знает долбанутую на голову Магду, которая своим поступком создала почти ощутимое неловкое молчание всех присутствующих и легкое покашливание какой-то местной птички.

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Верхнее течение реки Кагера