Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Изумрудные луга


Изумрудные луга

Сообщений 31 страница 60 из 222

1

http://sf.uploads.ru/ot7mJ.png

Обширные луга, на которых в изобилии водится крупная и мелкая дичь. Здесь нет единого властелина, эти земли совершенно свободны и полны жизни. Многочисленные водоемы, среди которых крупная и полноводная река Кагера, щедро питают местную почву, отчего здесь гораздо больше зелени, чем в остальной части саванны.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Цикорий, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

0

31

Фестр уже было намеревался рассказать Асии о том, как он отправил Маворстачару следить за одиночками, как вдруг королева сама его внезапно оборвала: " Фестр! – Фестр, к черту одиночек, у меня скрутило живот, да так что я чуть не сдохла. Сможешь меня осмотреть, но так чтоб не привлекать внимание Ксавьена и Айка?" - Фестр утвердительно кивнул. затем он столь-же тихо ответил, чтобы его могла слышать только Асия: "Конечно осмотрю. А насчет внимания... Асия, я предлагаю одну хитрость. Порой, нет лучшего способа стпрятать что-либо, как демонстративно оставить это у всех на виду. Так что я привлеку внимание, но так, что они и не догадаются, в чем дело. Я тут сейчас кое-что для них сыграю, что их отвлечет, а ты просто постарайся отреагировать на мой спектакль как можно естественее. А я в это время все осмотрю как надо, да так, что никто и не догадается". - Фестр перестал шептать. Затем он замер, как будто бы что-то увидел под лапами Асии, и достаточно отчетливо и громко произнес: "Стой! Осторожно! Не наступи! Это очень редкая и ценная трава, я её давно искал!" - затем он опустил голову под живот Асии и начал демонстративно рвать пастью траву. И пофиг, что это была самая обыкновенная гликезия, которой на каждом лугу полно и от которой в лекарском и шаманском деле толку никакого, ну прямо как от слона молока. Главное изобразить. А тем временем, "тщательно собирая" пастью траву Фестр внимательным образом незаметно осматривал Асию.  - Таааак. Мышцы живота напряжены, чуток выпирают. Несколько нетипично для такого срока, однако ничего страшного. О-го! Ну и тонус! Такс-с, всё ясно... - думал Фестр, осматривая Асию. Затем он "кончил собирать" траву, аккуратно сложил пук нарванной пастью гликезии на ближайший камешек. Затем он обратился к Асии: "Спасибо, что остановилась. Эту траву очень непросто найти..." - затем Фестр перешел на шепот. Он сказал: "Ничего страшного. Не бойся. Это твои первые роды? Просто потихоньку процесс уже начинается. Это были первые схватки. Тебе бы в пещеру.  Ну а в пещере я дам тебе НАСТОЯЩИХ трав, которые помогут тебе, снимут боль. Ну а собранная трава.... пахнет она хорошо, а так толку от неё никакого. Она была нужна только для отвлечения внимания. Ну раз пахнет хорошо - пойдёт на подстилку логова". - Затем Фестр умолк и снова учтиво поклонился Асии, как бы в благодарность за ту "помощь" в плане "находки" "особо редкой и ценной" травы. Конечно, Фестр не стал говорить о том, что первые роды всегда могут быть несколько непредсказуемыми. Главным образом потому, что чем спокойнее будет королева - тем больше шансов на то, что никаких неприятностей вообще не будет. А это было важно. По мнению Фестра, Асии сейчас нужны были покой, успокаивающие травы и мягкое логово.

Отредактировано Фестр (7 Окт 2015 16:22:17)

+3

32

Все еще с удивленным выражением лица Ксавьен лежал на земле, оперившись на свежий труп и смотрел то на Асию, то на Айка. Сам прекрасно осознавая, что только что произошло, Ксавьен улыбался, а счастье в тот момент ослепило его - самец не замечал, что с Асией было что-то не так. Наоборот, ему казалось, что львица довольна произошедшим, а Айк так вообще был искренне счастлив, впрочем, ему к такому состоянию не привыкать.
- Вау! Ты крут, Ксавьен! Здорово ты ее повалил! - этот юный лев вновь отличился своим оптимизмом и умудрился поставить своего друга в неловкое положение, сам того, наверняка, не замечая. Ксавьен всегда был в меру скромен и никогда не хвалился собственными поступками, поэтому и признать своей "крутизны" он вовсе не спешил.
- Да ладно... - вяло протянул он, уводя взгляд куда-то в землю, - Если бы не вы двое, ничего бы не вышло. Мне ж всего-то повезло.
Но отрицать то, что льву сейчас было очень приятно и он был польщен, было бы ложью.
- Ну вот, ничего сложного. Вы оба были очень хороши. - вот он дождался похвалы и от Асии. Еще вчера Ксавьен и не мечтал услышать приятные слова от кого-либо, кроме Айка, а тут сама королевская особа говорит, как хорошо ты справился с данной работой. От смущения Ксавьен хотел зарыться в землю, но всячески сдерживал порывы опуститься к тверди все ниже и ниже, а старался держаться достойно. В ответ львице он лишь улыбнулся и искренне поблагодарил её.
Впервые за долгое время, даже несмотря на смущение, Ксавьен почувствовал полную идиллию и заботу со стороны других, кроме Айка. Этот парень с того самого дня как они подружились не переставал проявлять заботу о новом друге, даже хоть порой она не всегда была к месту. Туман, заполнявший голову льва, грузивший её, туман, который делал Ксавьена скептичным и унылым, ох, этот туман депрессии и отчаяния... Он стал рассеиваться. В этот момент самец испытывал такое счастье, которого не испытывал уже очень долгое время. Бывало, он подыгрывал Айку, изображал, что чувствует себя чудесно и прекрасно, лишь бы этот лев утихомирился и прекращал донимать уставшего от жизни Ксавьена своими глупыми, как он считал, советами, ободрениями и прочей чепухой. Но сейчас все было искренним, и Ксавьен не мог этого не понимать. Если бы не Айк, если бы не его непослушание и нетерпеливость, то сейчас бы лев не ощущал себя так хорошо. Если бы не Асия и Фестр, которые нашли этих двоих возле реки и не пригласили бы на обход территорий, то что бы сейчас делал Ксавьен, как бы он себя чувствовал? Сослагательное наклонение не давало мыслям самца покоя. Он все думал и гадал, что бы было, сложись обстоятельства иначе. Но он был очень рад тому, что все получилось так, как в итоге вышло.
Между тем Асия догадалась об одном из аспектов, который мучил Ксавьена, помимо того, что могло бы случиться, не сделай он того-то.
- Ну, вы как два охотника убившие добычу, должны начать. - такие новости также не могли не обрадовать льва, ведь он уже не мог сдерживать накапливавшейся слюны. Вкус крови, который Ксавьен ощутил, когда убивал добычу, подстегнул его аппетит, - Еды тут хватит на всех, и не на один раз. А я пока узнаю, как дела у Фестра.
Он был и не против. Конечно, Ксавьен мог бы запросто сыграть в благородство и полностью отказаться от еды, пока Асия сама не перекусит, но не сейчас, когда так хотелось есть. К тому же, раз уж сама королева им это предложила, то, собственно, почему бы и нет? Ксавьен благодарно кивнул львице, а стоило ей отвернуться и медленно зашагать в сторону принца, как зубы льва вцепились в мягкую плоть антилопы. Он аж застонал от наслаждения и принялся медленно посасывать и пожевывать прелестную каннью шейку, от души причмокивая.
Даже говорить не было никакого желания. Он хотел поговорить с Айком по поводу ситуации в начале охоты и извиниться за то, что так резко отреагировал на самовольное решение друга, но рот все никак не мог оторваться от нежного свежего мяса, сейчас казавшегося верхом любого блаженства. До этого момента им с Айком приходилось переживать намного менее приятные завтраки: довольствовались полусгнившими трупами чужой добычи да мелкими грызунами. И сейчас для них это был настоящий пир, а предавшись греху чревоугодия, в планах Ксавьена уже были мысли о том, как бы сожрать антилопу целиком или припрятать пару кусочков, чтобы Асия с Фестром не слишком претендовали на такую вкуснятину.
Однако голос Фестра, послышавшийся неподалеку, отрезвил Ксавьена от алчных и эгоистичных мыслей:
- Стой! Осторожно! Не наступи! Это очень редкая и ценная трава, я её давно искал!
Ничего не подозревающий лев лишь мягко ухмыльнулся и покачал головой, пробубнив себе под нос что-то вроде этого:
- Вот ведь сегодня день удачливый, кто б мог подумать...
Его абсолютно не смущало, что Фестр и Асия на приличном расстоянии о чем-то разговаривают и не особо торопятся приняться за обед. Наверняка то были какие-то важные королевские проблемы, связанные с одиночками, которые уж точно не касались ни Ксавьена, ни Айка.
- А, кстати. Приятного аппетита. - вспомнил вдруг самец и с улыбкой смотрел на Айка, пережевывая очередной кусочек, - Ты был хорош, я от тебя даже такого не ожидал. Да я и от себя подобного не ожидал, чего уж там.

+2

33

Персонаж в локации отсутствует. Отыгрываются только дальнейшие действия NPC (при помощи умения Авторитет), начатые в предыдущем игровом посте персонажа

Верхнее течение / Каменные рощи ---(NPC)-----→

Сказать, что генетты были взволнованы, значит не сказать ничего. Предельно взволнованы, испуганы, ошарашены - это было-бы несколько вернее. Вестимо, столь неожиданные приказ короля мог означать что случилось что-то экстраординарное. А в последний раз нечто экстроординарное случалось здесь много поколений назад - во времена королевы Бисс. Поэтому состояние генетт было, прямо скажем, шоковым. Но, оправившись от шока, они продолжили поиски Фестра, Асии и остальных. Сперва, они по запаху, пошли в сторону перевала, но, недоходя да него полпути, запах и следы изменились, и потихоньку шли к лугам. И генетты пошли туда, хотя на получившийся крюк потратили достаточно много времени, что сказалось на той оперативности, с которой они донесут приказ короля и новости. Но, наконец, они нашли тех, кого искали. Похоже, тут была славная охота. Двое чужестранцев с большим аппетитом вкушали дичь, а поотдаль Фестр и Асия о чем-то беседовали. Фестр что-то указывал, потом снова что-то сказал Асии. Отлично. Тогда можно поговорить сперва с Асией и Фестром, а уж они потом сами решат, что говорить чужестранцам. Генетты сочли, что так будет лучше. Генетты понимали, что столь странный приказ был явно связан с самочувствием короля (а то, что Леми, когда отдавал приказ, был явно очень плох, они прекрасно видели и понимали). Подбежав к Асии и Фестру, они негромко (так, чтобы услышать могли только Асия и Фестр) но с нескрываемым волнением в голосе, сказали: "Ваше величество, ваше высочество! Нас... король прислал... в общем... это самое... похоже с королем плохо. Он приказал нам передать, чтобы мы вы вам передали... чтобы... в общем... срочно надо явиться в пещеру". - От волнения речь генетт была явно сбивчивой. Но оно и понятно. Тут генетт нужно было простить и понять. Волнение - штука такая. А тем временем они продолжали, кивнув в сторону Ксавьена и Асии: "И они... так понимаем... король их уже особо... чужаками... не считает... раз приказывает такое... в общем, они тоже должны будут прийти к пещере, но попозже. Когда скажет король или Фестр.... а пока - должны обождать они... ах, да... Фестр... теперь... похоже... это ваша забота... поскольку.... король... он просил передать... что... в общем... он назначил вас регентом и правителем.... только пока просил об этом не шибко... распространятся.... о том, что теперь вы... как бы это сказать... временный глава королевства...". - Генетты, наконец, закончили свою речь и ждали ответов и действий Асии и Фестра.

Отредактировано Птолемей (13 Окт 2015 18:53:02)

+2

34

Голова пошла кругом.
«Хитрости? Какие к черту хитрости? Какой, гиена тебя за лапу, спектакль???» - пронеслось у нее в голове. Асия захотела зарычать, но вовремя спохватилась. Неловко заерзав на месте, пока Фестр крутился возле нее. Боль сковывала движения, и она могла думать только об одном – как унять ее. А Фестр нес ахинею про какую-то траву. Асия с трудом сдерживалась, чтоб не нарычать на него как на маленького львенка, причем прям в присутствии Айка и Ксавьена. А почему, кстати, нет? она же – королева! А Фестр тем временем уже успел где-то нарвать травы и как антилопа бегал рядом с ней, иногда опуская голову в траву, от чего Асия почувствовала себя вожаком стаи. Да, вот только рогов ей не хватало. Чтоб поддать своему подданному за нерасторопность. Однако, слова Фестра заставили на некоторое время забыть ее про боль. «Роды? Как?! Неужели вот прямо сейчас???» - ужаснулась Асия, осторожно поглядев в сторону Ксавьена и Айка, стараясь не испортить спектакль своим взволнованным видом. Ох, это было нелегко, а потому королева старалась стоять к ним спиной, чтоб львы, поглощенные едой не видели ее взволнованной морды, и ту гамму чувств, что прокатилась по ней.
- Ага. – отозвалась наконец, Асия как-то сразу же тяжело задышав и улыбнувшись. Дети! Боги, у них с Леми будут дети! У нее будут дети от самого лучшего и любимого льва на свете! Да, ради этого стоило потерпеть, и конечно же поспешить в пещеру, к своему любимому. Разбудить его, если он спит, приласкать и сообщить эту весть, что конечно же, очень обрадует его: - Тогда так… - кое как взяла себя в лапы Асия, нервно сглотнув, чувствуя как дрожат ее лапы: - пойдешь к Ксавьену и Айку, скажешь что я отлучилась по неотложным делам и что они могут спокойно находится на нашей территории сколько им нужно. – неожиданная волна боли. Заставившая ее сжать задние лапы, прокатилась по животу и львица чуть не села в траву: - Ох, и правда надо идти. Фестр, придумай что-нибудь.
После чего она, уже без раздумий, направилась прочь, с улыбкой поглядев вслед, на оставшихся Ксавьена и Айка, и жалея, что не может поделиться с ними этой вестью. Особенно, с Ксавьеном. Однако, стоило ей повернуться, как Асия увидела целую кавалькаду гнетт. Которые направлялись не куда-нибудь. А к ней.
«Что, опять чужаки? Это наверно эти две львицы и пантера, чтоб их…» - подумала Асия, через силу улыбаясь и уже с ходу собираясь пуститься в разъяснения, что опасности нет. Однако, не тут то было. Не успела Асия, которая отошла от Фестра всего-то шага на три, открыть пасть, как перепуганные гнетты, вразнобой заговорили своими писклявыми голосками. Путаясь, перебивая друг друга, они говорили что их послал король. Ее король, ее любимый, Птолемей и что он плох, что они должна спешить в пещеру, и похоже прихватить с собой Ксавьена и Айка и что король теперь…
- Что??? – перебив их Асия подалась вперед не веря своим ушам. Это было как гром средь ясного неба. Асия тяжело и грузно села на траву, тупо глядя перед собой, словно не видя гнетт, которые с надеждой и страхом смотрели на нее, последнюю их надежду, королеву Асию, а она… Она не осознавала, не хотела понимать. Не верила в то что все это происходит наяву. Что все ее счастье рушится, как песочная горка в засуху, которую сушит солнце и потом разносит ветер по округе, так что через день не остается и следа от того что создавалось долго и с большим трудом.
- Нет… - прошептала она: - не может быть… Не верю! Он не мог меня предать!!! – гневно зарычала она, да так что гнетты бросились от нее прочь, с ужасом в глазах, заметавшись в траве. А Асия потеряв всякое самообладание, превозмогая боль в животе, подскочила к Фестру, неожиданно для него и себя ухватив его за ухо, и потянув ниже к земле, а затем грозно рявкнула: - Фестр, ты тут за главного остаешься, ясно? Налажаешь, я тебе уши оборву, лично. – она снова резко развернулась, собравшись броситься бежать к пещере, пока в лапах есть силы, пока боль не сломит ее, заставив упасть на покрытую утренней росой траву, задыхаясь от нее, не в силах больше сделать и шаг. Чуть было не согнувшись пополам от очередного накатившего приступа, она снова взглянула на рассыпавшуюся по траве толпу гнетт. Некоторые метались среди высоких зеленых стеблей, некоторые пытались прятаться друг за друга. А иные и вовсе застыли как изваяния, и она с удивлением и ужасом заметила у них на глазах слезы.
- И еще… - на секунду замерев, глухо рыкнула она: - Кто бы что не сказал, пока еще я здесь королева. Пока жива. – после чего она побежала к пещере. Спасать своего любимого, свое королевство…

------→ Каменные рощи

Отредактировано Асия (14 Окт 2015 19:15:19)

+2

35

И вот дождались момента. Охота закончилась, добыча лежала перед ними.  И королева сказала, что Ксавьну и Айку предстоит разделить добычу, после чего ушла у Фестру. Айк улыбнулся королеве в знак благодарности. Ну что ж, вот и пришла пора завтракать! Айк наклонил свою голову к ноге жертвы, за которую он ее недавно схватил, и принялся жевать теплое мягкое мясо. Ух, каким же оно казалось льву вкусным! Айка переполняла радость за то, что охота удалась, за то, что он сам помог, за то, что прямо сейчас он может перекусить! Улыбка не сползала с морды хищника, пока тот жевал ногу, утоляя голод, со стороны это возможно могло казаться забавным, но только не Айку, желудок которого насыщался столь вкусным мясом. И спустя пару минут, он услышал своего друга:
- А, кстати. Приятного аппетита. - сказал с улыбкой Ксавьен - Ты был хорош, я от тебя даже такого не ожидал. Да я и от себя подобного не ожидал, чего уж там.
- Спасибо, и тебе тоже приятного аппетита! - так же с улыбкой ответил Айк, оторвав голову от ноги, которую он штудировал - О, да ты тоже был крут! Ты здорово завалил антилопу эту! И кстати да, она все таки была хромая.
Сказав все это, светло-гривый опять откусил кусок мяса, вспоминая при этом то, как бежал за этой антилопой, он сам и Ксавьен, а потом и королева Асия. Прокручивал у себя в башке момент, когда повалили травоядное. Эх, это наверное лучшая охота, которую только мог вспомнить Айк! До чего же приятно было ему сейчас, от этого возможно и вкус от плоти канны увеличивался, кто знает.
- Кстати, Ксавьен, - начал говорить Айк, опять оторвавшись от еды - А что мы теперь делать будем после завтрака, куда пойдем?
Этот вопрос действительно интересовал молодого льва, ведь он сам бы даже с радостью остался бы здесь, очень ему понравилось здесь, и королева Асия и Фестр показались ему очень приятными личностями, да и местность была очень красивая, особенно утром это было видно. Но вот что думает Ксавьен обо всем этом было интересно узнать.

+1

36

Пока Фестр и Асия спокойно, как казалось Ксавьену, обсуждали что-то свое, у него самого с Айком тоже нашлось о чем поговорить. Конечно, по большей части он жевал и чавкал - больно вкусная была еда - но все же приятный разговор никого из них не удручал.
- О, да ты тоже был крут! Ты здорово завалил антилопу эту! И кстати да, она все таки была хромая. - вновь запел свою шарманку Айк. И вроде все было идеально, но ведь надо было ему упрекнуть своего старшего друга в его неправоте! Именно тогда, когда он полностью отдался блаженству еды... Ксавьен невесело глухо рыкнул и демонстративно надул губы.
- Ну вот надо было тебе это сказать... - лев невольно начал воспроизводить в голове сцену начала охоты: как он тщательно продумывает план, уверен, что Айк его поддержит, вот он уже собрался прыгать как...
- АЙК, ХЛЁБ ТВОЮ БАБУШКУ, ТЫ ТУПОЙ!
- ПРИГЛЯДИСЬ И ПОЙМЕШЬ ВСЕ!
Вообще, по-хорошему, Айк действительно оказался абсолютно прав: группе повезло и антилопа хромала, что позволило им легче её нагнать и уничтожить. Если бы Айк этого не заметил, кто знает, как бы могла сложиться ситуация? Они бы могли сейчас и вовсе не есть.
Такие мысли смогли успокоить Ксавьена, поэтому, немного помолчав, он с облегчением выдохнул и ухмыльнулся.
- Ладно. Да-да, она была хромая... - самец сказал это с полным принятием собственной неправоты, но без единой нотки сарказма, злобы или чего-либо еще неприятного, - Спасибо, в общем. Ты правда постарался. Значит, все наши с тобой тренировки не прошли даром. - лев повел ухом, после чего вновь вонзился в плоть травоядного и съел очередной кусочек, - Хотя знаешь... Я всегда учил тебя быть терпеливее. И ты провалился. Так что все равно, хоть и от части, но ты налажал.
Ксавьен шутливо ухмыльнулся, конечно же, этими словами он не подразумевал ни обидеть, ни унизить друга, а просто по-дружески его подколоть. Этим самец занимался абсолютно всегда, особенно если это касалось Айка. Просто ранее, когда у Ксавьена настроение было, мягко говоря, депрессивным, то и подколки его звучали более грубо и, скорее, язвительно. Хотя добродушный Айк все равно никогда на них не обижался.
- Кстати, Ксавьен... - начал Айк в тот момент, когда темношкурый лев прожевывал свой последний кусок мяса, поэтому все, что Айк мог услышать от него сейчас, оказалось вопросительное "Ммммхм?", - А что мы теперь делать будем после завтрака, куда пойдем?
Этот вопрос не был из легких для Ксавьена. Некоторое время он уже сам об этом подумывал и разрывался между тем, чтобы остаться или же пойти своей дорогой, как раньше. Лев озадаченно поглядел в сторону Фестра и Асии, чей разговор, похоже, приобретал более серьезные обороты: было видно, что Асия немного нервничала, а также ему удалось разглядеть небольшую группку зверьков, которых Ксавьен с Айком видели при подходе к Кагере, прямо перед встречей с Асией. Что же там такое происходило?...
Но Ксавьен все-таки перевел взгляд обратно на Айка, стоило ему дожевать и сглотнуть кусок, ставший последний компонентом для сытости хищника.
- Знаешь... Я не знаю. - честно ответил Ксавьен, - Я бы очень хотел здесь остаться и жить дальше вот так. Но, боюсь, мы можем обременять этих хороших львов своим присутствием. Ну, сам понимаешь, не дурак же, надеюсь.
Ксавьен принюхался к трупу канны и лизнул его еще раз, в надежде, что сможет набивать брюхо и дальше, но организм подсказывал, что пора завязывать.
- Оооох, все. Я объелся. - с этими словами Ксавьен прилег на травку поблизости и стал кататься на спине, подставляя белоснежное пузо солнцу, а сам при этом наслаждаясь минутами слабости. В последний раз он был счастлив, когда поймал антилопу. Но счастье от того, как ты сладко нежишься на травке в приятную погоду после плотного пира, ох, с этим не сравнится ничто. На морде льва застыла блаженная улыбка, но, как мы знаем, никакое счастье не бывает долгим, вот и сейчас приятное времяпрепровождение было прервано внезапными криками со стороны Фестра и Асии:
- Не верю! Он не мог меня предать!!!
Ксавьен ту же перевернулся обратно на живот и с любопытством наблюдал за тем как Асия, которая выглядела страннее обычного, вдруг куда-то помчалась, оставив Фестра одного.
Ох, не равится мне это...
- Идем, - приказал Айку тот, - Надо узнать, что произошло. Асия же вроде... Ну, она же раньше не кричала, да?
Вопрос звучал очень неуверенно и, скорее, был риторическим, ведь Ксавьен был абсолютно уверен - Асия явно не была такой раньше. Неужели она все это время притворялась доброй и милой только ради того, чтобы понравиться новоиспеченным одиночкам? А в глубине души та - ведьма? Ну нет, это был уж совсем бред... Ксавьен просо-напросто в это не верил. Он знал, что что-то случилось такое, что вынудило королеву разозлиться и побежать куда-то. К тому же эти ее слова про предательство...
- Принц Фестр! Фестр! - окликнул его Ксавьен, стоило парочке подобраться поближе, - Куда это Асия побежала? Что-то случилось? Мы можем помочь?
Слова вырывались из его пасти потоком: быстро и неостановимо - было заметно, что лев явно был взволнован. Сейчас Ксавьен ничего не скрывал, как он это делал раньше, перед Фестром предстали самые искренние его эмоции. Слишком уж Асия, и Фестр, конечно же, были симпатичны льву. К тому же, много ли добродетели осталось в этом мире? Инстинкт помощи другим, который до этого таился в глубине души, в чертогах его желаний, вдруг проснулся и, похоже, в достаточно подходящий момент.

+3

37

Фестр понимал, в каком состоянии сейчас находится Асия, поэтому не стал ей перечить. Но, тем не менее - еще когда он только уходил из пещеры, он получил инструкции Птолемея о том, как ему следует вести в такой ситуации. И эти инструкции прямо противоречили приказу королевы остаться. Тем не менее, у Фестра было достаточно такта, чтобы остаться НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ, чтобы потом, незаметно для Асии, пойти за ней следом. Так, чтобы он не заметила. Фестра обуревали эмоции. Хотя принц прекрасно знал, что должно случится и знал о неизбежности этого, последнее никак не умаляло его горя. Он был очень привязан к своему кузену, и смирится с его неизбежной смертью никак не мог. Не успел Фестр уйти, как к нему подбежал Ксавьен. Фестр понимал, что тот желает помочь, но чем тут поможешь? Чародеев, способных возвращать к жизни умерших, тут нет. Фестр не выдержал напора нахлынувших на него эмоций и зарыдал. Он лежал и плакал. Внезапно, на Фестра напало странное ощущение того, как будто что-то невообразимо сильное и мощное ненадолго вступило в этот мир и тут-же его покинуло снова. (умение Астральное видение сработало). Неужели оно? А вдруг? Но как? А что если? Точно. Фестр зажмурился и попытался уснуть (неудавшаяся попытка использовать "Связь через сновидение"), но ему это удалось лишь на краткий миг. Но перед мысленным взором Фестра предстала лишь непроглядно черная стена, грань между мирами. Тот, с кем он попытался установить связь - был уже за этой гранью. Фестр вздрогнул и открыл заплаканные глаза. Теперь он точно знал, что Леми умер. Неизбежное свершилось, комом обрушившись на хрупкие плечи Фестра. А поскольку Фестр знал о пророчестве (в том числе и о той его части, которую он видел сам и в которой ему было сказано, что он займет место своего кузена, чтобы снять фамильное проклятие), он понимал, что сыновья Леми еще не успели родится. Холера. Теперь же он, Фестр, король. Конечно, Фестр собирался исполнить свою часть уговора и передать корону старшему из сыновей Леми, ибо бремя власти Фестра явно тяготило, но ведь и тогда ему придётся исполнять функции регента. А что если - поделится той властью? Её частью. Пожалуй, Асия, со временем, как вдовствующая королева, явно сможет взять часть властных полномочий на себя. Вестимо - не сейчас. Сейчас ей самой нужна поддержка и опора. Может еще кого-либо наделить толикой власти. Ксавьен? А что. Королевству явно нужен диойкет. И Ксавьен, на взгляд Фестра, вполне подходил для этой высокой должности. Но, вестимо, должно пройти некоторое время. Проморгав слезы, полным грусти голосом Фестр сказал: "Увы, тут ничем не поможешь. Она только что потеряла мужа. А я потерял своего кузена. А кто может оживлять мёртвых? Никто. Тут ничем не поможешь." - Фестр умолк. А затем продолжил: "Хотя, кое-чем вы помочь мне можете. Как новый король, я принимаю вас обоих в наш прайд. Пусть Айк пока посторожит добычу - мало ли что, а Асии и вам она будет явно нужна, чтобы набратся сил. А ты, Ксавьен, если не трудно, иди за мной - но не до самой пещеры а остановить чуть поодаль от неё и обожди, я тебя потом туда позову, твоя помощь понадобится чтобы похоронить мужа Асии. Боюсь, я один с этим не справлюсь, а Асии и без этого сейчас крайне тяжело. Кроме того, ей сейчас вообще нельзя переутомляться по кое-какой причине, которую я пока не могу назвать, чтоб не сглазить". - Фестр умолк. Затем он, понурив голову, пошел в сторону пещеры. Таковым было начало царствования короля Фестра. Царствования, которому было суждено стать самым коротким в истории.
------→ Каменные рощи
Ксавьену

Свернутый текст

(Ксавьену же надо идти в ту-же сторону, но только в локацию Верхнее течение, не доходя до самой пещеры)

+2

38

Все оказалось даже хуже, чем поначалу Ксавьен себе представил. Как только он с Айком подбежал к принцу, то увидел, как его глаза блестели на солнце - то были слезы, а сам самец, не в силах больше держать себя в лапах, и вовсе упал на землю. И это чувство обеспокоенности, терзавшее душу льва, пока тот бежал к Фестру поближе, лишь усилилось, но при этом еще и разделило место с сочувствием. Он молчал и не говорил ничего, а лишь пропитывался горем вместе с принцем - так уж был устроен Ксавьен. Слишком уж знакомо ему было подобное состояние - беспомощности, слабости и отчаяния. Он ни в коем случае не упрекал Фестра за то, что тот повел себя, как бы мог сказать другой лев, "не мужественно", "по-девчачьи" или "слабо". Нет. Ксавьен не считал проявление чувств слабостью, наоборот, для него любые чувства - величайшая сила, которая поддерживает любое живое существо в этом мире. Для счастливого это радость и веселье, как у Айка. Для обиженного - возмущение и гнев, как это было недавно у Асии. Для потерявшего - отчаяние и слезы, как у Фестра прямо сейчас. Один лишь Ксавьен до того момента, как встретил Дею, Айка, а за ними Асию и Фестра, был тем самым безжизненным существом, прятавшим собственные чувства эмоции ото всех, даже от самого себя. За это Ксавьен и ненавидел себя.
Невольно голова льва, его большие уши и веки опустились, глядя на то, как же Фестру было плохо. Он уже понял примерно, что и Асия, и Фестр потеряли кого-то очень дорого их сердцу, ему такие чувства переживать было не в первой. Некоторое время лев сидел рядом с Фестром в полой тишине пока он наконец, принц сам не открыл глаза и не  поднялся.
- Увы, тут ничем не поможешь. Она только что потеряла мужа. А я потерял своего кузена. - к несчастью, Ксавьен оказался прав в своих суждениях. И к еще большему несчастью, скончался не просто близкий им лев, а король. Ксавьен вдруг почувствовал, что его мутит, а голова слегка закружилась - различные неприятные мысли стали посещать его черногривую голову.
Король погиб, стоило тебе заявиться на его землю. Грэхем погиб в пожаре из-за твоей слабости и трусости. Понтий бы не умер, если бы ты изначально помог ему. Магдалина, луч света средь пасмурного дня, была бы жива, если бы ты не налажал. - с каждой подобной мыслью дыхание Ксавьена становилось все тяжелее и тяжелее, а глаза его в страхе расширялись, - Мать и отец погибли, чтобы ты позволил всем вокруг себя умирать?!
Некоторые слова Фестра Ксавьен пропустил мимо ушей, но то не было специально. Просто его мысли порой заглушали слова принца, однако кое-что он все-таки услышал:
- А ты, Ксавьен, если не трудно, иди за мной - но не до самой пещеры а остановить чуть поодаль от неё и обожди, я тебя потом туда позову, твоя помощь понадобится чтобы похоронить мужа Асии.
Теперь льву стало только хуже. Он еще не успел подумать о том, что творится с Асией, ведь она даже не кузина, а его жена. В голове Ксавьена предстали картины мертвого льва, возле которого лежит Асия и давится слезами, а во всей пещере эхом отдается ее печальный вой.
Когда, наконец, Фестр закончил рассказывать обо всем, что было, и чему предстоит случиться, он пошел в сторону пещеры. Ксавьен же еще некоторое время сидел на месте, сначала глядя вслед удаляющемуся принцу, затем он опустил взгляд на Айка, а после и вовсе уставился в землю. Ему было абсолютно нечего сказать по этому поводу, и он даже не хотел слушать ничего, что бы мог поведать Айк. Ни его советов, ни попыток успокоить - ровным счетом ничего.
- Сиди здесь. - вот и все, что смог выдавить из себя лев дрожащим голосом, после чего он медленно поднялся и столь же неспешно пошел по следам Фестра, при этом стараясь утихомирить бурю в его голове. Бурю, которая буквально десять минут назад развеялась и казалось, что никогда не появиться вновь. Но нет.
С возвращением.
---→ Гепардовы тропы

Отредактировано Xavien (25 Окт 2015 11:31:13)

+3

39

Ох, сколько же всего произошло за этот миг, прямо словами трудно описать! Айк дожевал последний кусок и услышал ответ своего друга по поводу их дальнейших действий:
- Знаешь... Я не знаю. Я бы очень хотел здесь остаться и жить дальше вот так. Но, боюсь, мы можем обременять этих хороших львов своим присутствием. Ну, сам понимаешь, не дурак же, надеюсь.
На секунду Айк сделал серьезное выражение морды, опустив голову и посмотрев куда-то вниз, подумал, что ведь все таки не плохо было бы остаться здесь, с королевой Асией и принцем Фестром, да и понравилось ему здесь, еще бы, ведь одна мысль о новом знакомстве, о том, что он кому-то нужен, о постоянном доме возникала в мыслях Айка только как радостная, приятная. Но с другой стороны, возможно Ксавьен был тоже прав, что они могли быть просто еще одними дополнительными объектами, которым нужна еда и жилье, пусть сам лев и не думал о б этом, но все-таки после свои размышлений кивнул Ксавьену, будто бы понял.
Но атмосфера только напрягалась, спустя несколько минут Айк увидел, как королева Асия куда-то побежала с криками:
- Не верю! Он не мог меня предать!!!
Льва это все удивило и одновременно немного испугало, уши слегка опустились, рот приоткрылся, а глаза широко открылись, ну вот что могло такое произойти за такой короткий промежуток времени? Этого он не мог ни знать, ни понять. Ксавьен тут же среагировал и сказал Айку, что бы они пошли к Фестру и узнали что происходит, добавив вопросительно, что Асия раньше ведь не кричала. На что лев ответил:
- Ну да, она раньше не кричала. Пошли, Ксавьен, вдруг там что-то случилось!
Айк побежал вслед за своим другом к Фестру, ему стало интересно что же такое произошло. Пока они бежали, Ксавьен окликнул Фестра,  спросив что случилось. Однако когда они все же прибежали, они увидели очень грустную картину. Фестр лежал на земле, а на его морде виднелись слезы. Да что же тут произошло такое печальное? Айк опустил уши, брови поднялись, как при печальной эмоции, пасть немного приоткрылась, так, что чуть виднелись зубы-клыки и опять же, образуя печальную, сочувствующую морду. Лев смотрел на Фестра с вот таким вот выражением морды и осмелился переспросить:
- Принц Фестр, что случилось?
И вскоре его уши услышали то, что никак не ожидали услышать:
- Увы, тут ничем не поможешь. Она только что потеряла мужа. А я потерял своего кузена. А кто может оживлять мёртвых? Никто. Тут ничем не поможешь.
Эта новость просто ошарашила Айка, ничего себе, это получается, что погиб король этих земель! Молодой лев опустил голову, до него наконец-таки дошло что произошло и что это по настоящему трагедия. Ведь принц Фестр и королева Асия потеряли очень близкого им льва, а эти земли утратили самую важную персону. Айк тяжело вздохнул, и посмотрел опять на Фестра, который сообщил о том, что теперь он новый король, что принимает их обоих в прайд,а также сказал что бы Айк посторожил добычу, которая потом пригодится. А вот Ксавьена, принц Фестр попросил пойти с ним, что бы похоронить его кузена. Вовремя речи нового короля, желто-шкурый лев посмотрел на Ксавьена, который тоже выглядел очень печальным и снова немного странноватым, хотя совсем недавно он вроде как был счастлив, возможно он о чем-то думал, после того, как Фестр пошел в сторону пещеры, Айк попытался утешить друга:
- Ксавьен, ты не сильно грусти... - начал говорить Айк, на тот миг, вечно улыбающийся лев был вполне серьезен, однако не терял своего оптимизма и веру в лучшее, короче говоря свои принципы жизни - Ты ведь не виноват ни в чем. Мы ведь даже не видели короля.. Да и мы не знаем почему он погиб. Хотя, я и сам загрустил... - добавил он и посмотрел в сторону, куда ушел Фестр - И еще, держись там, хорошо?!
Ксавьен же коротко сказал Айку:
- Сиди здесь.
После чего Ксавьен медленно пошел в сторону Фестра, а тем временем Айк пошел ближе к добыче, что бы охранять ее от нежеланных гостей. И вот через несколько минут он оказался один в этой местности с добычей. Один, с воспоминаниями о том, что произошло и с размышлениями над новостью, которая ошарашила мозг юнца. "Почему так получилось?... Почему это произошло?.... Почему Ксавьен снова стал странноватым?" - вот что сейчас кружилось в его башке.
Слишком много всего произошло за одно, только начавшееся, утро. Хотя, все началось еще этой ночью. С начало Ксавьен и Айк просто очередной раз бродили по саванне не ведомо куда, затем повстречали гиену, которая потом не понятно куда делась. Чуть позже их нашла королева Асия, а затем и принц Фестр, потом экскурсия по землям прайда, приглашение на общую охоту, встретившиеся им по пути на которую одиночки, которые потом ушли. Потом сама охота, вкусный завтрак, положительные эмоции и потом... А потом страшная, печальная новость о том, что умер король этого прайда. Ох, эту новость мозг Айка видимо решил прокручивать несколько раз, а сколько это уже и мозг не знал, наверное.
Айк прилег возле добычи, положив голову на передние лапы, которые он положил одну на другую, размышляя о том, почему львы умирают и почему вообще приходят в мир. Неужели нужно рождаться что бы потом умереть? И если так, то в чем смысл жизни? А что происходит потом, после смерти? Ведь было бы здорово, очень здорово, нет даже не так, было бы очень сильно хорошо, если бы львы не умирали. Тогда ведь и у Айка были бы родители, у него было бы счастливое детство. Не умер бы сейчас король этого прайда, из-за чего не страдали бы Асия и Фестр, да и Ксавьен бы наверняка не был бы странноватым. Эх.. Но ведь того, что уже произошло не изменить. Как тогда быть? Айк всю свою жизнь, сколько помнит себя, придерживался оптимистического взгляда, то есть он никогда не сдавался, никогда не обижался ни на кого, никогда не грустил долго, ну старался верить в то, что жизнь должна быть цветной и яркой. Хотя, так ли должно быть? Ксавьен по началу казался вообще очень странным, вечно серьезным, закрытым в себе и никому не доверяющим львом. Но разве стоит жить вот таким вот способом? И тут душа Айка будто хотела закричать "НЕТ! Я НЕ СЛОМЛЮСЬ!", лев очнулся от грустных мыслей, поднял голову, посмотрев на небо, которое все еще было красным от рассвета. И все же нет, не нужно быть унылым, иначе тогда жизнь станет скучной, каждый день превратится во что-то ужасное. А это означает что? Верно, надо жить так, что бы каждый день казался отличным, что бы на душе было легко. То есть придерживаться той точки зрения на мир, которой живет Айк. Хотя лев все же не знает почему приходит смерть. Тогда у Айка взблеснула мысль в башке, надо прожить жизнь так, что бы потом, в последние дни было приятно вспомнить всю свою жизнь.
Что ж, после своих размышлений о жизни, ее смысле и смерти, желто-гривый вспомнил еще одну важную вещь, которая произошла, теперь он и его друг больше не одиночки, а жители этого замечательного прайда! А это означает, что теперь у них есть дом, место где они теперь будут жить и куда смогут всегда вернутся, им больше не нужно скитаться по саванне и питаться что под лапы попадет. Теперь они, и собственно Айк нужны кому-то! И вот первое поручение для Айка - посторожить дичь, которое он уже исполняет. Молодой лев старался ну упустить ни звука, ни движения, никого кто бы не явился сюда, и кто бы захотел отобрать у него добычу. Айк был готов защищать еду, которая потом пригодится всем после такого-то происшествия, и Ксавьену, и королеве Асии, и новому королю Фестру, да и Айку потом возможно. Что ж, прямо сейчас началась его работа, которую он старался выполнить, одновременно ожидая Ксавьена и остальных, понимая, что ему придется сидеть здесь довольно таки долго.

+3

40

-- Начало игры --

Темная самка молча лежала в небольшой ложбинке, и молча наблюдала за группой львов. Тень от куста, да и сам куст, росший ровно над ее укрытием, отлично скрывал темную самку от любопытных глаз - ну а ее запах легко отбился вонью гнилой травы, в которой Исгерд еще недавно валялась именно с этой целью. Это было старым трюком, который уже неоднократно помогал на охоте, или вылазках на чужую территорию. Конечно, у него были и откровенные минусы - вонь самка ощущала тоже, да и не всех удавалось обмануть - травоядные редко замечали, львы только если точно знали - что тут так пахнуть не должно (но на лугах много травы гнило, поэтому не страшно), ну и псовые могли распознать оттенки запаха льва - впрочем, для этого им надо было искать специально.
Исгерд, в общем то, могла бы и пройти за группой львов-отморозков, но она превосходно понимала, что не сможет ничего сделать для бедной самки - даже дочь славного рода Нидхёгг не рисковала выйти одна против троих... А этих было четверо.
В другой ситуации самка пошла бы за помощью к друзьям, но сюда она пришла недавно и еще никого не знала... К тому же, явилась то она сюда, в общем то, не просто так - приступ Голода был уже близок, и темная просто мечтала сожрать мясоеда. Любого... Но ради этого драться с группой львов было сродни самоубийству. Когда львы прошли мимо нее, львица машинально отметила направление их движение и не спеша выбралась из своего укрытия, стараясь сильно не шуметь при этом. Она еще раз бросила взгляд в сторону уходящей группе, а потом, подчинившись странному порыву, сблизилась с их следами, обнюхав и запомнив их. Львица хмуро осмотрелась, тихо вздохнула и двинулась в обратном от группы направление, решив все таки не рисковать своей жизнью.
А вот потом ее внимание привлекла странная пара: белый и темный лев. Они выглядели озадаченными, к тому же шли почти по следам ушедшей группы - что было уже интересно. Самка оскалилась и не спеша, но с явной угрозой в движениях и взгляде начал сближаться с ними, постепенно ускоряясь и едва сдерживая себя от того, что бы не перейти на галоп. Драться с двумя львами она умела хорошо - главное, вывести из строя сразу одного из них, а потом, немного побегав от второго, воспользоваться знанием местности и заманить его в вязкую глину или песок. И добить, естественно. Исгерд хорошо знала луга, тут она провела уже около месяца и успела их выучить почти наизусть.
Она выбрала своей целью белого льва, он был бодр и свеж - а второй выглядел как то потрепанно. Складывалось ощущение, что его недавно мутузили - кстати, именно поэтому темная северянка решила, что эти двое - друзья ушедшей группы. Просто одному из них стало тяжело идти... Или прикрывают группу с тыла. Черт их поймет, короче... Львица, зайдя на белого так, что бы при атаке его напарник  не смог сразу помочь, рывком перешла на галоп и прижала к своей голове уши.
- Стой! - крикнул ей до боли знакомый рыжий лев с черной гривой, выпрыгнувший из-за белого и, едва коснувшись земли, пропал. Львица ударила по тормозам, попросту сев на зад и проскользнув пару метров по направлению к паре, при этом она стала выглядеть несколько ошарашенно. Или, скорее, удивленно - не часто увидишь мертвого младшего брата, который кого-то решил спасти. Вот только зачем? Секундное замешательство позволили северной самке встать на лапы и, втянув в себя воздух (кстати, ветер шел со стороны Урса - опять же повезло), озадаченно склонила голову на бок. Нет, от белого пахло много чем - и какой то львицей, с которой он явно провел пару хороших часов, и еще группой львов - что явно указывало на его принадлежность к прайдам. Вот только среди этих запахов очень четко выделился запах Рагнара - ее брата. Да и не просто брата, а однопометного. И уж точно самого близкого... Львица глухо прорычала и заговорила резким, грубым голосом - но в нем уже точно не чувствовалась угроза.
- Ты пахнещь Рагнарёком. Почему? Ты его сын? С хера ли белый тогда? - самка внимательно смотрела на белого самца, почти буравя его своим тяжелым, холодным взглядом синих глаз. Она и правда сильно походила на своего брата - челка такого же цвета, как его грива, глаза... Повадки. Даже манера разговора и держаться, привычка все время осматриваться... Даже кисточки на хвосте тоже не было.
Дыхание самки было ровным и спокойным, хвост спокойно лежал на земле, но пружинистая стойка и такое положение, при котором на нее было тяжело напасть неожиданно выдавало ее недоверие и ожидание атаки.
Впрочем, те кто знал Рагнара, смог бы с уверенностью заявить - если бы хотела, Исгерд уже атаковала бы их.
Странно все это... Мой брат вступил в прайд, что ли? Да и второй запах еще явно знакомый от него идет... Фаер. Да, точно, кровавый бродяга! Ахха... Помочь этому светлячку, что ли - прайд Фаера никогда не стал бы участвовать в нападение на самку, зуб даю. Причем тот, который у меня еще остался...
Самка, не на секунду не сомневаясь в том, что именно Фаер будет конунгом, ухмыльнулась свой пастью, обнажив выбитый клык и явно ожидая ответа Урса, от которого, кстати, могло бы очень много зависить для него...

Отредактировано Исгерд (5 Дек 2015 16:26:23)

+1

41

НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ИНАЧЕ НА ВАС СЯДЕТ СЛОН!

Свернутый текст

Локация очень большая. И, если что - Фестр и Айк с одной стороны и Исгерд и К с другой - находятся в совершенно разных её концах. Между ними энное количество миль расстоянию + река. Так что видеть и слышать друг-друга они никак не могут

Каменные рощи ---→
И вот, наконец, Фестр снова добрался до лугов. Всю дорогу он рассуждал о той фразе, которую ему, по факту уже в спину сказала Асия: "- Конечно, Фестр. Я возьму на себя все внутренние проблемы и указы. А ты...". - Хотя окончания Фразу Фестр, уходя, уже не расслышал, рассуждая здраво он понимал, что если внутренняя политика перейдет в лапы Асии - то ему останется внешняя политика и полномочия στρατηγός-а, тобишь главнокомандующего. Дипломатия и оборона. Такой расклад Фестра очень даже устраивал. Принц был совершенно не против того, чтобы наиболее хлопотные заботы по непосредственному управлению самим прайдом, его внутренней политике, взяла на себя вдовствующая королева. Единственное что, как рассуждал Фестр, прежде чем официально передать соответствующие полномочия Асии, ему придется сперва детально просвятить её в плане уже действующих законов прайда. Ведь Леми не успел в своё время изменить Кодекс Кена Селеция, а менять его может лишь король, ни регент, ни Королевский Совет этого делать не могут. Соответственно - и Асия тоже. Так что в ближайшие пару лет, до тех пор, пока Аминта не подрастет, придется заморачиваться с подстравиванием текущих указов под этот свод древних законов. А, значит, ему нужно будет рассказать их все Асии. Именно так рассуждал Фестр, пока шел на луга. Но вот и луга. И Айк, который, как и ему было велено, сторожил добычу. Фестр подошел к Айку и сказал: "Помоги мне погрузить добычу на мою спину - я её понесу в логово. А ты тоже помогай, если тебе не трудно, пожалуйста. Пойдем со мной - Асия и Ксавьен нас ждут уже. Поможешь мне донести тушу до логова, а потом там еще твоя помощь нашему прайду понадобится." - И Фестр стал ждать ответа Айка и помощи с его стороны в плане того - как-бы по лучше погрузить тушу ему на спину. Подумав, он добавил: "давай, я подползу под тушу, а ты её подтолкнешь мне на спину?". - Фестр ждал того, что Айк согласится с этим предложением, после чего они могут приступить к погрузке и транспортировке добычи.

Отредактировано Фестр (5 Дек 2015 18:06:35)

+1

42

Когда густая растительность склонов отступила, как и граница прайда Фаера, Баимдел значительно повеселел. Он даже бросил свое место во главе отряда, сделав круг, и оставляя Хлатшвэйо одного, который на равнине был виден словно исполинский динозавр, за счет лежавшей на его спине львицы, которая стала иногда ерзать, видимо, выбираясь из небытия и приходя в себя. И даже это Бамидела не волновало! Какая разница? Придет в себя на незнакомой местности и он быстро ей объяснит, что не стоит упрямится и лучше подчинится им, потому что бежать ей некуда и на помощь никто ей не придет. Пробегая мимо свох сыновей, он заметил на морде Гамюки улыбку.
- Да-да, ребятки, скоро у нас будет все, чего мы только не пожелаем.
- Надеюсь, что все, кроме проблем, папа! – ответил Гамюка, а затем крикнул вслед уже удаляющемуся отцу: - Тут были метки, метки какого-то прайда!
- Прайда? – Бамидел сбавил ход, поравнявшись с Хлатшвейо, который, наблюдал за отцом с безучастным, рыбьим взглядом, лыбясь каким-то своим мыслям, наверно о еде: - Слышал, здесь, когда то правил прайд королевы… ах ты, черт, как же ее? – он даже сбавил ход, снова пропуская Хлатшвэйо вперед, позволяя ему слегка оторваться, а потом махнул лапой, и крикнув: - Да гиены с ней! Прайд давно распался. – припустил вперед, чтоб выбрать место для привала по удачнее. Посещать верхнее течение реки Кагера он не намеревался,  собираясь обойти гепардовы тропы и выйти сразу же в пустоши. Оттуда, или через пустыню на побережье, или через бескрайние луга в каменную пустошь. И там и там были покупатели, и Бамиделу было насрать на толпы гиен и одиночек, что могли повстречаться в пустыне или на лугах. Пусть попробуют отобрать товар у четверых, опытных львов.  Он усмехнулся, еще раз бросив взгляд на золотистую, что лежала на спине у Хлатшвэйо.
«Пожалуй, надо будет поторговаться с потенциальным покупателем. Не часто удается увести из прайда такой ценный товар почти без травм и «хвоста» Хех, да ради такого дела можно и прогуляться по пустошам, предложить эту кошечку в соседних прайдах, может быть там, найдется достойных покупатель, готовый предложить хорошую цену».
Впереди показалось небольшое озерцо, вокруг которого росла низкая трава. На берегу озерца произрастало невысокое, деревце, у которого возвышался крупный камень. Тут Бамидел решил сделать остановку. А что? Место хорошее. И вода есть и обзор отсюда неплохой – никто не сможет подкрасться к ним в высокой траве и неожиданно атаковать, потому что… высокой травы тут не было.
- Привал! – скомандовал он, кивнув на камень: - Хлатшвэйо. Положи львицу там. Тафари, следи за ней, если придет в себя, позовешь меня. За сохранность головой отвечаешь. – Бамидел запрыгнул на камень и огляделся. Вокруг все было мирно и безмятежно, казалось, ничего не предвещало неприятностей. Но какое-то внутреннее чувство подсказывало льву, что все их приключения только начинаются, не смотря на простоту поимки пленницы. Глядя, как Хлатшвэйо сбросил золотистую на траву, словно мешок с говном, и тут же принялся жаловаться на отсутствие еды, он покачал головой, а затем подозвал к себе Гамюку:
- Иди.. .погляди, есть ли тут поблизости стада и попробуй поймать чего-нибудь. Только старайся не уходить далеко, мы тут не на долго. – пока он говорил, рядом с львицей обосновался вечно недовольный Тафари. который, потыкав кошку в плечо сказал:
- Пап… а наша киса похоже приходит в себя.
- Гамюка, на камень. – скомандовал Бамидел, спрыгнув со своего наблюдательного пункта и направившись к Тафари: - Следи за местностью в оба.
Подойдя к Хазире, которая, издавала тихие стоны, он нагнулся к ней и произнес: - Батюшки. А кто это у нас проснулся? С прибытием в наши земли, принцесса!- издевательским тоном закончил он. Да, эти земли им не принадлежали, но Бамидел соврал специально, чтоб сломить дух пленницы и разрушить даже надежду на то что ей удастся сбежать или дождаться помощи.

0

43

Джунгли.

Голова болела безумно. Как будто после того как она прыгнув на зебру не удержалась, да полетела кубарем на траву, встретившись с казалось бы мягкой почвой головой, а затем и спиной. А нет! Нифига тогда земля мягкой не показалась. Да и кости в ее организме хрустнули так, что Хакзира, распластавшись на земле, долго еще не могла встать, стоная от боли, под причитания таких же глупых, молодых охотниц. Тогда все обошлось, а в этот раз? Над ней раздался чей-то голос и львица попробовала встать, чувствуя какой-то неприятный вкус в пасти. Вкус деревяшки вроде… Точно! Точно, будто она решила ветку погрызть, да и вот она похоже, в пасти до сих пор. Львица попыталась осознать, как же такое произошло, что она упала так, что ей палки в пасть набились, а заодно выпихнуть всю эту дрянь лапами, разу уж языком не получается. Однако, лапы ей не подчинялись. Точнее, подчинялись, но плохо, она все никак не могла развести их в стороны, будто их что-то держало. И этот голос, который говорил…
- А кто это у нас проснулся? С прибытием в наши земли, принцесса!
Хазира открыла глаза и увидела перед собой морду льва, того самого льва которого встретила у реки. Он возвышался над ней, мерзенько улыбаясь, с видом победителя, словно она была повержена и выкинула белый флаг. От части, так оно и было – Хазира с удивлением обнаружила, что передние лапы опутывает лиана, не давая возможности нормально ими двигать, и избавится от палки в пасти, которую тоже что-то держало. Да бог с ней с палкой…
«Где я?!» - было первой мыслью золотистой, которая широко раскрыв глаза пыталась осмотреться, чему весьма изрядно мешала палка в ее пасти и то, что лежала она на боку. В поле зрения попали три льва.
«Так они похитили меня? Сколько же я была без сознания? И почему я не в прайде, а здесь, ну в смысле бог знает где? Неужели никто не пошел за ними, неужели…»
Хазира замерла. Чувствуя, как все внутри нее холодеет. Значит, она здесь одна и шансов на то что за ней кто-то приедт нет. Урс… Если бы она только не поссорилась с Урсом, тот мог бы попытаться ее спасти, ну или сказать Фаеру, что ее похитили, а уж он то точно такое бы не оставил без внимания. А так… что скажет Урс, когда вернется в пещеру? что она его бросила! А сварливая Мисава наверняка скажет, что другого и ждать не приходилось. У самой-то небось, нормального самца, который мог бы добиться самки ухаживаниями, никогда не было. Урс может, хватится ее, дня через два. А может и нет. найдет себе самку более покладистую, игривую, молодую, да забудет о ней, подумает что психанула и ушла из прайда. От таких мыслей Хазире сделалось совсем друно. Конечности ее сковал страх, не давай нормально шевелится и думать. Хотя. в таком положении нормально шевелиться было проблематично – все же со связанными лапами особо не побегаешь. И с палкой в пасти не поболтаешь. Глядя как похитители сходятся к ней, она поерзала, перекатившись на спину, пытаясь освободить затекшие передние лапы. Тщетно…
«Но почему их только двое? Я вроде, четверых видела, а тут, рядом со мной только двое. Где еще два? Может… может они пали во время драки в прайде, за меня?» - со злобой подумала она. но потом тут же отогнала эту мысль, потому что если бы львы сумели ее отбить, то значит, победили бы прайд, а тогда тут, рядом с ней оказались бы и другие самки прайда. А она, судя по всему, была одна. Хороший момент для побега, вот только… если бы ее лапы не были связаны и этот мрачный лев, что первый заговорил с ней, не склонился бы сверху, намереваясь… кстати, что намереваясь? Да не важно. Чего бы он ни хотел, Хазира была уверена, что ничего хорошего, иначе эта компания не стала бы ее похищать из джунглей, ставших для нее почти родными. Хазира изогнулась и зарычав, подобрала задние лапы, а затем, выпустив когти. Попыталась что было сил ударить льва, заваливаясь на левый бок, так, чтоб удар ее пришелся не вверх. А в сторону. Так делали сбитые с ног антилопы и зебры, правда, львица не была уверенна, что осознанно – уж слишком не прицельные и хаотичные были такие удары. Да и она сама толком не знала, зачем пытается ударить льва, разозлить, разве что…

Отредактировано Хазира (18 Янв 2016 22:36:33)

0

44

---→ Склоны гор

— А я — Урс, — на ходу представился белогривый, когда они уже практически бежали по склонам (ну, как бежали — скорее, торопливо шли, то переходя на рысцу, то замедляясь до шага, когда след становился почти неразличим), торопясь нагнать чужаков.
Собственно говоря, Такэда был таким же чужаком, но, проявив инициативу и вызвавшись помогать Урсу с выслеживанием четверки нарушителей, он будто бы встал с львами прайда в один ряд, так что белый посматривал на него как на соратника — и оставалось только надеяться, что это все-таки не обман. Будет совсем здорово, если в ответственный момент черношкурый ударит в спину. Глупо будет так попасться.
Примерно так размышлял Урс... и продолжал идти.
Очередной пологий склон — уже не гора, а, скорее, старый, разглаженный ветрами и непогодой холм, был уже за границей прайда Фаера. Позади остались метки; не удержавшись, Урс на ходу обновил одну, заодно и оставив знак для тех, кто, возможно, последует за ним. С вершины, увенчанной небольшой каменной грядой, густо поросшей мхом и травой, открывался вид на равнину. И выглядела она так великолепно, что первым порывом Урса было броситься туда, не разбирая дороги. Вернуть себе Хазиру и отправиться жить сюда, в это прекрасное место.
Но никуда он не бросился, конечно. Порывы порывами, а похитители тоже шли именно сюда, и кто знает, какие еще твари могли скрываться в этих прекрасных на первый взгляд землях. Лев держал нос по ветру, но пока что не улавливал пограничных меток, которые могли бы оповестить его о наличии здесь прайда.
Такэда шел первым, что было удивительно. И откуда только в нем столько энтузиазма? Подозрения в голове Урса мешались с теориями, самой безобидной из которых было то, что, помогая вызволить Хазиру, черный всего лишь хочет завоевать доверие конунга — и как следствие, право жить в прайде.
— А эта львица здоровая, а значит, тяжелая, — отстраненно заметил тем временем Такэда, так, что Урсу захотелось придушить его за этот равнодушный тон, —  Хм… Думаю им понадобится привал и делать они его будут здесь, где легко заметить преследователей.
Злиться-то, в общем, было не на что. Черный был прав. Сейчас Урсу было впору страстно молить Айхею о том, чтобы Хазира весила как средних размеров слон — чтобы уж наверняка далеко не унесли. Впрочем, следы, что были заметны в траве, и так давали понять, что похитителям приходится совсем непросто. Белый покрутил головой, присматриваясь.
И в этот момент на них напали.
В первый момент Урсу даже показалось, что это Мисава. Ну и что с того, что не бурая, а черная. Размеры примерно те же, выражение на морде — один в один. Неприветливая маска, говорящая лишь о том, что сейчас кому-то надерут задницу. Несмотря на то, что самцов было двое, белогривый напрягся, вздергивая морду от травы — инстинктивно, подальше от кошачьих когтей. Мало ли что там самке в голову придет.
Впрочем, не добежав, львица вдруг резко, будто кто-то повернул выключатель, на полном ходу села на задницу, проскользив по инерции еще пару метров. Ее ноздри тревожно раздувались, а глаза горели таким демоническим огнем, что, казалось, она просто сделала небольшую передышку, прежде чем приступить к пожиранию попавшейся ей навстречу парочки львов.
— Ты пахнешь Рагнарёком. — грубо, вновь напомнив белогривому Мисаву, проговорила львица, подступая ближе, — Почему? Ты его сын? С хера ли белый тогда?
Не успев толком ничего не сообразить, белый, в свою очередь, втянул в себя воздух.
Пахла самка странно, но вполне знакомо. Все семейство Фаера пахло так же. И он, и его брат, и дети. Упоминание Рагнарека только доказывало тот факт, что эта черная приходится семье... кем? Бабкой?
К счастью, белый не проговорил этого вслух.
— Нет, я не сын. Но я его знаю, — к тому моменту, как Урс все-таки распахнул пасть, он уже успел успокоиться и более-менее уложить в голове полученную информацию, — я из прайда Фаера.
Взгляд его, впрочем, был весьма холоден. Эта самка вполне могла быть заодно с похитителями — хотя казалось совершеннейшей чушью, что кто-то из родни Фаера занялся чем-то подобным. И все же сейчас белый был готов подозревать всех и каждого.

+2

45

Шло время, а Айк все также сидел возле добычи, охраняя ее от недоброжелателей. Последние события заставили задуматься над смыслом жизни даже Айка, который как может показаться окружающим никогда не бывает серьезным. Сейчас он задумался над своими убеждениями, а именно стоит ли дальше следовать им, параллельно разумом овладевали мысли о том, почему все рождаются, а потом умирают. Жизнь и правда интересная штука, Айк никогда не знал своих родителей, у него не было друзей, казалось бы угрюмость и отчаяние это то, чем он должен жить, но не тут то было, казалось, что Айк шел как говорят "против ветра", в нем жил оптимизм, хотя Айк порой и сам не знал откуда у него берется. Но все же желтый лев решил, что не станет сдаваться, потому что если усомнится в собственных убеждениях, то все будет кончено. И тут лев очнулся от мыслей и увидел идущего к нему Фестра. Когда Фестр подошел, он сказал, чтобы Айк помог отнести тушу к логову, а там дальше еще помощь понадобится.
- Конечно, я помогу чем смогу! - улыбнувшись ответил Айк и посмотрел с начала на Фестра, а затем перевел свой взгляд на лежащую рядом добычу - Только как мы ее понесем?
В своих мыслях лев пока не мог представить как можно это сделать, разве что на спинах дотаскать, но это же Айк, он будет спрашивать, а сам может не догадаться. Но тут же Фестр сказал что он подползет под тушу, а Айк чтобы подтолкнул ее на его спину.
- Хорошо, - согласился светлошкурый и добавил - А то, что будет свисать, я могу взять на свою спину, чтобы не волоклось ничего.
Молодой лев приготовился выполнять указание и стал возле ближе к боку антилопы, чтобы было удобнее подхватить головой, а затем лапами. Прошла минута и Айк снова вспомнил о том, что произошло совсем не давно.
- Кстати... как там королева и вы тоже? - осмелился спросить Айк, опустив уши и сделав серьезное и в тоже время сочувствующее выражение морды, - Я конечно никого не терял, при жизни, у меня не было друзей, а мои родители погибли, когда я только недавно родился, так что я их не помню...
И тут он уже не знал что сказать, вот правда, хотя может он и зря спросил, но он не мог не сделать этого, так как все таки он проникся этой историей, а королева Асия и Фестр казались юнцу очень хорошими и интересными львами и тут такое случилось, это правда ужасно и пусть Айк и не знает каким был здешний король, но его тоже было жаль. А еще Ксавьен похоже переживал по поводу этого, когда уходил, так что его состояние тоже волновало Айка, все таки он его первый и пока что единственный друг.

+1

46

Склоны гор.

Белый, наконец-то представился, от чего Такэда внутренне, вздохнул с облегчением. Внешне, конечно же, это никак не отразилось на выражении его морды, словно ему было все равно, как зовут льва. Отчасти, конечно, так оно и было, но то что контакт был установлен, в какой-то мере гарантировало, что Урс не ударит ему в спину, ну если он, конечно, не такой лицемер. Могло статься так, что белый легко переиграет Такэду в искусстве примерять маски, но черногривый старался от этом как-то не думать. А некоторое время спустя, думать о каких-то мелочах вроде того, примеряет ли Урс на свою морду разные маски как он, Такэда вовсе перестал, потому как неожиданно, откуда-то явно из укрытия, выскочила львица и направилась к ним.
Ну как выскочила? Если бы Такэда был бывалым моряком, то тут же сравнил бы ее атаку с атакой эсминца, что появившись из дымов на средней дистанции, идет наперерез крейсерам, намереваясь атаковать их торпедами. Бежала львица быстро, с мрачной мордой, большими прыжками, слегка пригнув голову к земле, будто уже выбрала себе цель и сосредоточившись на ней, собиралась прыгнуть. Словно на зебру и… убить. Именно так от трактовал Такэда ее выражение морды, тут же остановившись плечом к плечу с Урсом,  и намереваясь атаковать неожиданную противницу в «два смычка».
«Черная, боги, она же черная! Неужели, это возможно?! Отец не говорил никогда, о других родственниках, да и сестер у меня точно не было, к тому же такого размера. Так значит, существует еще?» - с удивлением и восхищением думал он, пока из его открытой пасти вырвалось:
- Какая-то она стремная…
Дистанция стремительно сокращалась и Такэда уже на всякий случай расставил по шире задние лапы, чтоб львица не снесла его с ходу, если они встретятся в лобовой. С Мисавой получилось, и с этой получится. Наверно. Однако, все как всегда пошло не так. Неожиданно, львица резко дала по тормозам, словно передумала идти на таран. Причем, сделала это настолько резко, что последний участок пути проскользила на своей пятой точке, буквально подъезжая к ним и заставляя Такэду. удивленно взглянуть на Урса.
«Трава!!! Да, это же отборная трава!!! Может, она знает, где взять той травы, что давала мне Вуду?!» - было первой мыслью, которая ворвалась в мозг Такэды, который глядел, как меняется выражение морды черной, от мрачного, предшествующего драке, до ошарашенного, при котором не хватает только слов из пасти: «Да не может быть!!!»
- Ты пахнешь Рагнарёком. – тем временем выдала кошка и еще чуток разной безумной информации о родстве, глухим голосом, в котором, между тем не ощущалось угрозы. Забавно. А вот Такэда пах Матерой, он что, получается, ее сын? Черный едва сдержался, чтоб фыркнуть на это и закатив глаза, с выражением на морде: «О боги, что за бред вы оба несете?» - двинуться по своим делам. Но в реальности ничего такого не произошло. Лев не фыркнул, не закатил глаза и никуда не пошел. Черному стало интересно послушать про прайд Фаера из первых так сказать, уст. Когда еще появится такая возможность? Да и о черной не мешало бы узнать побольше. А вдруг, это какая-нибудь через семь хвостов, его бабка, про которую и сам отец не знал, и которую дед зачал, скажем, тайно? В конце концов, он же был правителем, и наверняка ему не полагалось кувыркаться со всеми подряд, а тут такая возможность… Вот и появились отца Такэды братья, да сестры, о которых он конечно же не знал, в виду многих причин. А дед ему, конечно, не рассказывал, и тоже, по понятным причинам. Как это все было… чертовски занимательно!
«Блин, она даже меня не замечает! Будто по саванне черные львы ходят толпами, и каждый день навстречу попадаются. Куда не плюнь – везде такие. Черт, даже обидно как-то». – с грустью подумал Такэда, хотя на его морде это не как не отразилось. Да, теперь он выглядел странно, потому как если Урс и черная хоть какие-то эмоции выражали, то Такэда про это дело забыл, на автомате вернув своей морде меланхолично-безразличную маску, словно ему было вообще на все плевать. Хотя, конечно, это было не так: «А может… Блин, может она не одна в помете? Может там, на землях, из которых она родом потомство деда расплодилось как кролики после сезона дождей?! Так, бог с ними с бандитами, подождут. Хотя, Урс, наверно, сейчас взбунтуется». – Такэда с некоторым негодованием, которое выразилось несколькими морщинами на его носе, повернул голову в сторону Урса, поглядев на него, но ничего так и не сказал, потому что его морда, на которой лежало выражение глубокой неуверенности, говорило Такэде, что лучше не торопиться, хотя вроде как, Урс сам должен спешить. Вон как побежал за этой, золотистой, даже не разобравшись, что к чему: «Вот же неймётся ему вернуть эту охотницу, зад подлизать Фаеру. Видать, на место главного патрульного метит. Блин, я б на его месте, наверно, тоже так сделал».

Отредактировано Takeda (18 Янв 2016 22:31:12)

0

47

Львица склонила голову на бок, слушая слова белого льва, а потом, ухмыльнувшись, заговорила: - Я - Исегред, дочь рода Нидхёгг и сестра вашего хёвдинга. Недавно пятеро львов протащили мимо меня львицу, еще тогда мне показался знакомым запах от нее, теперь я поняла... Я помогу. Не ради Фаера, и не ради того, что бы вступить в прайд... А просто потому, что нельзя обижать слабых, беззащитных самочек. В общем, расклад такой - нас трое, их пятеро, но хрен я этот район покину просто так. К тому же, я уверена, что мой брат скоро будет - Айс, конечно, старый пердун, но хренов он бросит тех, за кого отвечает. Так что надо потянуть время... Айда?
Не дожидаясь ответа самцов, львица спокойно двинулась вперед и через некоторое время вышла на полянку, которую облюбовали для себя львы-преступники. Исгерд была точно уверенна в том, что Фаер живет по законам Севера, а значит эти львы подлежали казни. Они совершили одно из самых страшных преступлений, уже были признаны в не закона - а значит, у львицы были полностью раскрыты лапы.
Она, тихо порыкивая, вышла к ним так, не таясь и не прячась. Ее глаза светились злобой и яростью, ее взгляд не обещал ничего хорошего - а крепкое, шрамированное тело очень тонко намекало на то, что пришла она сюда не просто. И не поиск партнера для совместных прогулок под Луной был ее целью.
Темная львица остановилась, нагло осмотрелась а потом заговорила своим странным, хриплым голосом, который куда как больше пошел бы мощному льву-ветерану, чем львице. Пусть и не юной и не слабой.
- А ну ша, котята обосанные! Сиди где сидел, я сказала! - Рявкнула она на одного из львов, который по ее мнению попытался дернуться  в ее сторону, - вы чего, вообще берега попутали? Вам самок мало? Решили спереть из прайда ярла Северных земель Фаера? Льва, по прозвищу Кровавый - которых к херам сожрал прайд льва-обидчика? Вы хоть понимаете, что будет с вами, когда сюда подойдут основные силы? В общем, гоните самку, и валите от сюда на хрен, пока целы. Иначе я сожру ваши сердца и спляшу в ваших шкурах... - последнею фразу львица буквально прорычала.
Она уверенно смотрела на них, отметила в голове и того льва, который отошел в сторону (Пописать, что ли? После такой речи может, и покакал... Заодно), и своих двух напарников. Она широко расставила лапы, ее поза была устойчивой и явно боевой - она уже заранее выпустила когти и была готова атаковать в любом направление. А что самое страшное, судя по всему, эта темная северянка была готова еще и умереть прямо тут, прихватив с собой парочку львов-самцов.
Братик, беги скорее... У тебя же, блин, длинные лапки. Давай-давай-давай, - подумала северянка, впрочем, чуя каким то странным чувством, что он уже близко. А это бугай вполне легко мог сделать отбивные из пары львов, особенно в состояние гнева. Ну или Голода. Хотя, кстати, именно Рагнар ухитрялся им почти не пользоваться - у Исгерд как правило не было выбора.
Она ощутила, как белая пена начала капать с ее клыков - это часто было на руку, воинов из рода Нидхёгг только из-за этого сильно боялись - считали психами. А те, кто знал, что они вполне реально жрут себе подобных - боялись в тройне. Львица не знала, подействуют ее слова на противника или нет, она знала точно только одно - если она ошиблась, хоть чуть-чуть, умрет первой именно она. Но, гром разорви, умереть в славном бою, а потом вечно пировать и убивать за мостом из Радуги - что может быть лучше для истинного воина? Только остаться в живых и вырастить еще пару котят...
Кстати, как не странно, львица действительно хотела снова родить и воспитать, она любила детей. Пару раз она даже ловила себя на мысли, что была бы не против осесть, найти мужа и жить в свое удовольствие. Растить детей, охотиться на общее благо, защищать границы... Ну, и иногда, жрать хищника. Ибо нефиг бегать тут, когда Исгерд кушать хочет.

+1

48

Чертово дежавю. Перед глазами Урса успела пронестись другая встреча, случившаяся буквально часы назад — там, в джунглях, когда он столкнулся с Мисавой. Чем-то эти две матерые самки были похожи. Может быть, выражением морды, которое просило, нет, требовало хорошего кирпича. За пару секунд, которые Исгерд размышляла, стоит доверять ему или нет, белогривый успел мысленно выстроить маленький кирпичный заводик.
Но нападения не последовало. Запах Фаера, въевшийся в шкуру, сделал свое дело. Под шумок даже Такэда сошел за своего.
Сделав короткую паузу, львица, тем не менее, не только не набросилась на львов (а Урсу до последнего казалось, что именно это она и собирается сделать, как только выслушает его скомканное приветствие), но и предложила свою помощь, — что было весьма на руку. Матерая была крупной, ничуть не мельче Мисавы, шрамы на ее шкуре говорили о том, что она побывала не в одной схватке, ну а то, как бесстрашно она выскочила против двух самцов, могло охарактеризовать ее как очень храбрую... или очень безрассудную. Но и то, и другое Урса вполне устраивало: сейчас и сам он был не слишком разумен, потому что большей частью его вели страх и ярость. Страх — потерять Хазиру, разумеется (даже если она не будет с ним в конце концов, мысль о ее смерти была невыносима). Ярость — против тех, кто среди бела дня осмеливается творить такое на территории прайда. В общем, сожрать всех, потом разберемся. Сам того не замечая, белый начинал мыслить почти как Фаер или его родня. Конечно, жрать бы не стал.
Самцы коротко переглянулись.
Стремная. Это было именно то слово. Именно так охарактеризовал Исгерд Такэда, и именно эта характеристика подходила ей идеально.
А уж стоило только Урсу получить подтверждение того, что эта черношкурая действительно является ближайшей родственницей его конунга, как он тут же уверился в правоте Такэды. Да, стремная. Не то слово. Пипец какая стремная! Правда, сейчас, надо все же заметить, это скорее радовало. Фаер с Рагнареком тоже были не самые приятные типы, но все же умудрялись мирно жить, разруливая все проблемы, возникавшие в прайде. Впрочем, белый уже успел прослышать об их странных вкусах, в частности, о любви к мясу хищников — и это порой его не на шутку пугало. Этак случайно накосячишь — и никто тебя не найдет. Ну, может быть, кусочек найдут. Недоеденный.
В общем, как-то само собой получилось, что именно самка возглавила их поход за справедливостью (и еще за раздачей п...дюлей), двинувшись по следам столь неуклонно, что остановить ее мог бы разве что взбешенный слон. Еще раз глянув на Такэду и едва заметно ухмыльнувшись, Урс этакой белой тенью скользнул следом за Исгерд. Они не успели узнать имени матерой, да и хрен с ним. Сказать по правде, оно сейчас было вовсе не нужно.
Правда, белогривый все-таки рассчитывал поступить как-нибудь по-другому. Ну, не так явно, что ли. Сперва осмотреться, найти Хазиру. Выяснить, все ли из преступников здесь. Может быть, они ждут своих преследователей? Затаились в засаде?
К счастью, ничего этого не было. Похоже, что их не ждали, или просто не успели подготовиться к их приходу. Исгерд вышла прямо к ним, так что Урсу оставалось только встать за ее спиной, безмолвно показывая здоровенные, еще не успевшие пожелтеть от возраста клыки. Ох и свалка будет...

+1

49

- Я Исгерд, дочь Нидхег, сестра вашего хевдинга. – опять куча непонятных слов. Бросив быстрый взгляд на Урса, Такэда понял, что тот тоже не особо понимает, в чем дело, и о чем вообще идет речь. Черный тихо вздохнул – надежды на то, что эта львица является его какой-то там дальней родственницей, стремительно таяли. По хорошему, надо было бы представится, но судя по тону и разговору, Исгерд было или наплевать на их имена. Или она решила выяснить их потом, когда все закончится. Львица неумолимо гнула свою линию и перечить ей, как-то не хотелось. Такэда подумал о том, что наверно рискнул бы, будь раза в два больше. А лучше – в три! С другой стороны - правильно! Что знакомится со львами, если они все равно имеют все шансы сдохнуть если сунутся в пекло битвы раньше времени? А Такэда, между тем, в мыслях придался другому вопросу:
«Но как так получилось, что их шерсть тоже черна и при этом они, гиена укуси их за зад, имеют нормальные размеры?» - ответа на этот вопрос у него не было, а отца он спросить теперь сможет ой как не скоро. Да и тот, скорее всего не знает, по какой причине так вышло. Дед бы мог ответить, но этот сукин кот был давно мертв. Парил наверно, невидимой субстанцией рядом с Такэдой и тихо посмеивался над непутевым внуком. А внук между тем упустил часть разговора и поймал только слова черной о количестве львов и пленнице. Причем, возражать он не стал, потому что может, он и видел четверых, а бог его знает, сколько их прикрывало тыл. Может, теперь они собрались все вместе и их там семь, а может и десяток. А вот слова о Хазире посмешили.
«Слабых?! Да она размер этой самки видела??? Меня одна такая матерая, слабая и беззащитная самка чуть в глину не закатала…» - подумал он, мыслями вернувшись к Мисаве и слегка прикрыв глаза, пропуская остальную часть разговора. Мысль о том, что она его будет ждать, почему то доставляла удовольствие. И, хотя, Такэда понимал, что это ложь, но в своих мыслях, не без удовольствия велся на эту ложь, позволяя своему разуму немного посмаковать возможность того, что ее слова были правдивы и она, и правда, будет его ждать. Вот только… каковы у него шансы вернуться? С такой-то компанией и такими то планами… Черный поглядел на Урса и Исгерд, и подумал о том, что наверно, будут ждать остальных и теперь нужно вываляться в траве, потому что прайдовцам явно не понравится то, что он общался с матерой. Хотя какая разница? Львица в прайде, а то что она на стороне кувыркается, не их в общем то и дело! Значит… Значит, в прайде приличных самцов нет, вот и все. Хотя, чем больше Такэда знакомился с прайдом Фаера, тем больше убеждался – сильных и крупных самцов в нем достаточно, вот только оставался вопрос с начинкой головы…
- Айда?
- Айда??? – переспросил Такэда, на этот раз, не скрыв своего удивления. А Исгерд уже повернула к ним свою корму и резво направилась по следам похитителей. Такэда замер.
«То есть… то есть, это она вот так вот собирается с нами двумя завалить пять львов??? Слабоумие и отвага… Ее отимеют, а из нас сделают подстилки для гиен. О, боги лишь бы только Урс…» - однако, Урс надежд на благоразумие не оправдал. Увидев его взгляд, Такэда понял сразу же две вещи: белый будет драться. Драться так, как дерутся за своих самых лучших друзей и близких. А это значит, до конца. И еще Такэда понял, что похищенная самка является для белого более ценной особой, чем старшая охотница или дочка короля. Это была или его сестра, или…
«Да нет, не может быть…» - Такэда чуть было не фыркнул, топая вслед за Исгерд, плечом к плечу рядом с Урсом, пинком лапы выкинув мысль о том, что белый кувыркался с золотистой, у себя из головы: «Значит сестра. Старшая, наверно. Уж как-то у них размеры не сильно разнятся. Блин, это что ж получается? Урс когда повзрослеет, как слон будет что ли???»
От дальнейших размышлений на эту тему оторвал лев. Да-да, именно лев. Видно его было издалека, и он их тоже издали заметил. Сидело это чудо на камне и обозревало просторы вокруг, а так как высокой травы поблизости не было, то и подобраться ко льву незамеченным не было шансов. Так Такэда убедился, что дело они имеют не просто с гопниками и настроение его резко ухудшилось. Еще больше оно ухудшилось, когда Исгерд почесала ко львам по прямой, позволяя им перегруппироваться и подготовится ко встрече. Конечно, это был бы хороший маневр, если б с тыла ко львам подходили основные силы, но Такэда не был уверен, что с тыла к группе бандитов кто-то подкрадывается.
- А вам не кажется что сейчас… - хотел было сказать черный, но Исгерд вышла вперед и заговорила. Да еще как заговорила:
- А ну ша, котята обоссанные! Сиди, где сидел, я сказала!
«Песня, А не слова!» – сказал бы Джокер, будь он здесь, но зеленогривого к счастью, тут не было. Если б еще и этот король клоунов был бы здесь, то все. Хазиру, Урса и его, Такэду, можно было бы похоронить сразу. Хотя иногда, в оптимистических порывах, Такэда склонялся к мысли, что он сможет наплести что-нибудь Джокеру и тот все простит. Глядя, как Урс занимает место позади львицы, явно готовясь к драке, он покачал головой и в очередной раз подумал о том, что он тут делает? Вопрос был весьма хороший и занимательный, потому что как раз вот именно сейчас был подходящий момент повернуть назад, который к сожалению, был упущен – похитители их заметили. Ну как заметили? Заметили их уже давно, но приближение троицы заставило их оторваться от своих дел. К примеру, коренастого льва, с грязно-песочной шерстью, который только что, очевидно, получил по морде от золотистой, неаккуратно склонившись над ней, оторваться от ее созерцания. Да и остальных как-то скучковаться, приготовится к драке. Такэда с интересном вытянул шею, стараясь рассмотреть пленницу – похоже, ее лапы что-то стягивало, не позволяя нормально двигаться, да и звать на помощь она не спешила – или похитители ее запугали, или придумали какой-то трюка как с ее лапами. Это было чертовски любопытно, но приближаться черный не стал, а оттуда где он стоял, видно не было. Единственное, что выдавало присутствие пленницы тут, так это взмах ее задних лап, оставивший на морде коренастого три алые полосы.

Отредактировано Takeda (18 Дек 2015 15:58:37)

+1

50

Все казалось бы просто, но на деле сломить дух пленницы не получилось. Только стоило Бамиделу произнести свою фразу, как неожиданно Гамюка сообщил что к ним приближаются трое. Львица и два льва, причем двое из них, черные. Бамидела чуть не перекосило.
Их выследили? Так быстро? Но как? Какого черта? Они же пошли совсем не тем путем которым обычно приходили на земли Фаера чужаки. И следы замели, вроде. Сверкнув глазами Бамидел бросил полный злобы взгляд на Гамюку, который был слишком увлечен разглядыванием чужаков, чтоб поглядеть на отца и среагировать на его взгляд. Видимо их отряд кто-то видел, и тут же сообщил остальным силам. Что-ж, теперь становилось не до пленницы, самим бы лапы унести, а потому главарь повернулся к Хазире и… тут же отхватил от нее по морде. Удар был силен, и у льва даже в голове зазвенело, а когда звон прошел, он почувствовал как его морда буквально горит, от оставленных на ней глубоких царапин.
- Ах ты, сука! – рыкнул он, отвесив непокорной кошке удар лапой по морде, наотмашь, чем заработал еще пару заноз от палки, что была в ее пасти. Зато сумел разбить ей нижнюю губу, что заставило его сдавленно улыбнуться, глядя на ее гордый, но уже не столь уверенный взор:
- Гамюка ко мне! – скомандовал он, поглядев на приближающуюся троицу. Во главе ее была черная самка, такая же крупная как и та что лежала перед его лапами, а за ней следовали два льва, один тоже черный, мелкий и более изящный, а второй светлый, крупный, почти того же размера что и самка что возглавляла их: - Следи за тылом. Если они атакуют, то тут же перегрызи ей горло и уходи. Встретимся в пустоши. – эти слова он произнес не громко, так чтоб даже Тафари и Хлатшвэйо не слышали их, зато самка, судя по всему, слышала, и взгляд ее слегка поменялся. Бамиделу показалось, что он заметил в ее глазах страх, что несколько приподняло ему настроение и добавило уверенности.
- Черт, да как они нас выследили? Ты же говорил. что никто за нами в погоню не пустится, максимум к вечеру, что за хрень, батянь? – перепуганно выдал Гамюка на его приказание. Нервно глядя то на львицу, то на предводителя их шайки.
- Внимательно следи за тылом, не отвлекайся на этих клоунов, понял? – еще раз негромко переспросил Бамидел, а потом фыркнув и всем видом излучая уверенность, отошел от Хазиры и Гамюки на пару шагов, направляясь навстречу львице, на ходу командуя:
- Встаем так: Хлатшвэйо в центре, мы по бокам чуть сзади. Далеко не отходим, Тафари, ты справа.
- Угу… - мрачно отозвался Тафари, молча заняв свое место, и слегка сгибая лапы, припадая к земле. Было видно, что он сильно нервничает. Единственный кто излучал спокойствие в этой троице это Хлатшвэйо. С рыбьей безучастностью он спросил:
- А теперь то что?
В этот момент Исгерд начала разговор, и Бамиделу ничего не оставалось как буркнуть в ответ на фразу самого большого и самого глупого сына: - Заткнись…
Слэнг у нее был, что надо и Бамидел даже подумал, что кошка явно провела часть своей жизни в какой-то из кочевых банд. Однако, распинаться перед самкой, рассказывая, что мол, все он знает и вроде бы учел все риски, он не стал. Да и говорить о том что ни слову самки не поверил, тоже. Наверняка, основные силы уже подошли, и только и ждут, что они отдадут пленницу, ну а теперь уже заложницу, чтоб тупо растерзать их. Про кровожадность короля прайда он был наслышан, однако, даже и в мыслях не предполагал, что ему придется встретится с ним мордой к морде, а так похоже оно и должно было произойти в ближайшее время.
- Отдать самку? Хорошо. – несколько неуверенно, начал Бамидел, поглядывая то вперед, на Исгерд. То влево, осматривая луга со своей стороны, и хотя, трава была не достаточно высока, что подобраться к ним даже ползком, незамеченным, вплотную, он нервничал. Уж слишком много ходило слухов о Фаере и его семействе. Тем же самым занимался и Тафари, и только Хлатшвэйо изображал из себя само спокойствие и непонимание.
- Тебе как ее отдать? Могу начать с хвоста, или с лапы, а может сразу голову? – рявкнул он в ответ, усмехнувшись, а потом, словно что-то вспомнил, добавил: - Ах, да, ты же сердца любишь жрать! Ничего… Эй, Гамюка! – Бамидел быстро обернулся, и дождавшись пока Гамюка обернется, подмигнул ему, а затем махнул лапой, снова обернувшись к Исгерд и сопровождавшим ее львам. Золотистая сзади него застонала, но уж как-то вяло. Не то умудрилась сдержать крик, не то все же палку из пасти надо было вытащить. Бамидел чуть было не сморщился от негодования и разочарования, но сдержался, кое-как ухмыльнувшись. Ухмылка, правда, получилась несколько вымученной:
- Кстати, она пока что еще жива. – наконец-то перешел он к основной части «концерта». Шансов на то, что им удастся уйти отсюда вместе с львицей, уже похоже не было. А вот шанс унести лапы в целости и сохранности еще был: - Проваливайте, и получите свою кошку не по частям! Или я начну отделять от нее по кусочку прямо сейчас!!! Вам ясно, или мне повторить?! – он снова поднял лапу, хотя оборачиваться не стал. Что-то подсказывало льву, что эта троица остановится и рисковать жизнью заложницы не будет, а значит у них появится шанс дойти до границы с пустошью и затеряться там, оставив львицу где-нибудь в приметном месте, а самим разбежаться. А в пустоши… Ну, иди их там. ищи, свищи…   

Очередь

Исгерд-Урс-Такэда-Мастер игры-Хазира. Входящие вклиниваются свободно, желательно после Хазиры или перед любым из участников отряда спасения.

Кратко об НПС

Отредактировано Мастер Игры (18 Дек 2015 15:56:30)

0

51

Вопреки всем ее ожиданиям, Хазира попала. Куда попала, было совершенно не понятно, но ее лапы врезались во что-то податливое, теплое, и, судя по всему это была плоть, которая принадлежала льву что склонился над ней.
«Ага! Пусть знает, что я не какая-нибудь запуганная молодая кошечка!» - со злобой подумала она, когда лев грязно выругался в ее адрес. Возмездие пришло довольно быстро и не успела львица нарадоваться расцарапанной морде своего похитителя, как он наотмашь ударил ее по морде, да так, что львице показалось, что череп сейчас лопнет, а челюсть улетит в сторону. В пасти появился неприятный, солоноватый вкус крови, перемешанный с горьким вкусом коры, и избавиться от него было совершенно невозможно. Она даже не могла сплюнуть и тонкая струйка слюны, подкрашенная красным цветном ее крови потекла по подбородку вниз.
- Урод! – отозвалась Хазира на это действие Бамидела, но вышло у нее только глупое мычание. Оставалось только лежать и в бессилии грызть палку, что была у нее в пасти и уже успела порядком надоесть кошке. Связанные лапы затекли, и теперь она даже толком помочь себе повернуться не могла, чтоб поглядеть, что вызвало переполох среди похитителей. Однако, не смотря на то, что лежала она на боку, и  трава не позволяла ей видеть что творится в некотором отдалении, Хазира все прекрасно слышала и получалось… что ее нашли? Мстительная улыбка скользнула по морде кошки, насколько это позволяла палка, но она была не долгой. Фраза о том, что ей перегрызут горло, если спасители нападут, ее напугала.
«А что если… Если они решат отбить меня? Что если не знают о том, что меня собираются убить?» - на ее морде отразился испуг и она замерла, вслушиваясь в то, что творилось вокруг, глядя на морду другого льва, что склонился над ней. Он был молод, моложе ее, но его взгляд, пронизанный пустотой и словно направленный в никуда, являл собой одновременно безразличие и решимость. И Хазира поняла – этот лев убьет ее без малейшего замедления, если только ее друзья попытаются ее спасти. Но кто же за ней пришел? Голос принадлежал, судя по всему, матерому льву, но Хазира была уверена, она его не знала. Судя по тому, что бандиты переполошились, воин пришел сюда не один, но приподняться и поглядеть, кто еще вместе с ним пришел ее спасать, она побоялась, подумав что эту попытку ее стражник может принять за побег и… убить ее?
Убить… в чем тогда был вообще смысл ее похищать? Хазира об этом как то не думала. Когда-то давно, в родном прайде, патрульные рассказывали что львы из соседних прайдов уводят львиц и оставляют себе как рабынь, заставляя охотится для них и ублажать. Хазира все не могла понять, зачем так делать, если всего этого можно добиться общением и лаской? Но, теперь то она знала, почему так происходит. Потому что к каждому из ее похитителей она испытывала отвращение. Противно было все: их внешний вид, повадки, голоса… Она подумала о том, что если бы все же их план удался, ее пришлось бы пытать и наверно долго, чтоб она стала служить им, а уж тем более... Нет, об этом даже думать не хотелось, одна мысль о том что ей придется лечь под кого-то из этих ублюдков вызывала тошноту. Золотистая пропустила момент где Бамидел предлагал отдать ее спасителям, ее голову, и когти Гамюки вонзились ей под ребра словно четыре клинка асассина, неожиданно и болезненно. И все же эту боль она смогла перенести, но скорее от испуга, чем от готовности безмолвно страдать, показывая врагу свой норов. А ее  мучитель, злобно оскалившись и не проронив не звука, слегка навалился на нее, загоняя когти еще глубже, так, что они вспороли ее шкуру и по боку кошки потекли четыре тонкие струйки крови.
В глазах потемнело. Не будь в пасти палки, она бы заорала громче, потому что такое перенести ей было не под силу. Крепко стиснув палку, она застонала, стараясь не издавать громких звуков, понимая, что таким образом они провоцируют ее спасителей на атаку и тогда ей конец. Хазира дернулась, прогибаясь, но лапа Гамюки тут же придавила ее голову к земле. Заставляя остаться в том же положении в котором она и была. Осознания того, что мучения закончились, и ее никто не держит, пришли не сразу, и львица, слегка приподняв голову, тряхнула ей, пытаясь прийти в себя.
Мысль о том, что ее мучитель отвлекся, пришла в ее голову не сразу, и похоже одновременно и в его голову. Хазира резко повернула голову в сторону своих спасителей, и прежде чем лапа Гамюки снова придавила ее к земле, успела увидеть черного льва и черную львицу и его… Сердце ее бешено забилось. Это было невероятно, но Урс как-то узнал, что она попала в беду, и пришел за ней! Он пришел ее спасать, а значит простил…
«Боже мой, милый мой мальчик, только не натвори глупостей, прошу тебя»… - подумала она, уже пожалев, что подняла голову. Выглядела она наверно ужасно – перемазанная в глине, с берегов реки где ее пленили, с палкой в пасти, которую перетягивала лиана, обвитая вокруг ее головы, губа разбита и на подбородке следы от крови… Хазира зажмурилась, представляя, что он сейчас мог почувствовать.

0

52

И вот, после ряда манипуляций с позами, Фестр таки смог подлезть под тушу и, приподнявшись, взвалить её на спину. Тяжеловато, но ничего, дотащит. Главное, чтобы Айк шел следом и следил, как бы туша не свалилась. Фестр потихоньку побрел с тушей на спине. - Кстати... как там королева и вы тоже? -Я конечно никого не терял, при жизни, у меня не было друзей, а мои родители погибли, когда я только недавно родился, так что я их не помню... - Фестр вздохнул. Везет же Айку. Не то, что ему. Фестр-то как раз терял, причем терял так, что не мог даже поведать тогда о своём горе. Шандор. Шандор. Шандор. Что за жестокий удар судьбы это был. Так что Фестр прекрасно представлял состояние Асии. Прекрасно себе это представлял. Снова вздохнув, Фестр ответил: "Она держится. Но ей очень тяжело. Я это прекрасно понимаю, прекрасно понимаю, что значит потерять любовь всей своей жизни. Я сам прошел через такое несколько лет назад. Это очень больно. Я ведь тогда потом полгода не разговаривал. Но Асия, похоже, держится лучше. НО я понимаю, насколько её тяжело. И я разделаю её боль - ведь Леми был не просто моим кузеном, но и моим другом" - Фестр умолк. Он понуро брел в сторону пещеры, полный горьких воспоминаний. Да, эта трагедия напомнила ему ту, давнюю трагедию. Он не хотел нагружать Айка своими переживаниями, поэтому оставшуюся часть пути до пещеры Фестр шел молча, лишь изредка грустно вздыхая.
-----→ Каменные рощи

+1

53

Айк помог подтолкнуть тушу на спину Фестра и тот понес ее на себе. Желто-шкурый лев не знал чем он еще мог бы помочь, поэтому просто шел за Фестром, на всякий случай. Айк услышал ответ на свой вопрос о состоянии Асии и Фестра, и понял, что им очень тяжело, видимо он и не сможет даже понять насколько им тяжело сейчас, потому что Айк никогда не испытывал подобного: у него нет родственников, хотя друг у него все же есть теперь и это Ксавьен, с которым слава Айхею все впорядке. Все же не понять ему Фестра и Асию. Вечно веселый лев сейчас был вполне серьезным, он шел молча, думая о том, что он сейчас увидит, о том, что скажет королеве, и о том, как там сейчас Ксавьен, ведь Айк помнил как он по видимому стал переживать и как не захотел слушать Айка. На миг хищник закрыл глаза, глубоко вдохнул и выдохнул, что бы освободится от нахлынувших мыслей. А затем, вновь открыв глаза, глянул вперед, куда он и Фестр идут, рассматривал местность и таким образом пытался хотя бы немного, но избавится от печального настроения, хоть и не мог. Он совсем недавно, пока охранял добычу, размышлял о смысле жизни, почему рождаются и почему умирают, и Айк осознал для себя, что жизнь нужно прожить так, что бы было легко на душе, а теперь еще был готов прибавить, что жизнь нужно прожить еще и так, чтобы потом, когда будешь умирать, было что вспомнить из прожитой жизни и умереть с улыбкой, ни о чем не жалея.
Что ж, отвлечемся уже от мыслей и жизненных принципов Айка и вернемся в нынешнему моменту. Прямо сейчас юный лев шел вместе с Фестром по направлению к пещере, где как думал Айк сейчас находятся Асия, которая ждет добычу, и Ксавьен, и судя по всему мертвый король тоже там, а это означает, что скорее всего Айку и Ксавьен побывают на похоронах у короля. Определенно этот день наполнен сюрпризами, хорошими и ужасными, и предвещал еще много неожиданных поворотов событий, которые возможно Айк долго будет помнить.
-----→ Каменные рощи -----→

+1

54

Львица спокойно смотрела в глаза явному вожаку небольшой группы львов, которые допустили самую большую ошибку в своей жизни - они посягнули на суверенитет прайда Фаера. Северный конунг не прощал подобного, так что единственное, что еще могло немного радоваться чужаков - так это тот факт, что похищенная львица не родственник конунга. Кстати, достаточно странно, что он стал называть себя так - темный лев был ярлом по праву, и многие львы на далеком, но таком родном Севере, готовы были подчинится ему и идти за ним туда, куда придется. Он был оправдан в своих действиях, за ту ночь, после которой его прозвали Кровавым. Впрочем, сам конунг об этом мог еще и не знать...
Исгерд вздохнула, наблюдая за действиями противника, почесала себя за ухом и явно немного пришла в себя - во всяком случае, пена перестала капать с ее клыков. Она даже не шевельнулась, когда один из львов ранил заложницу, дала льву договорить и, ухмыльнувшись, выдала очередную фразу, которая явно могла спровоцировать. Или напугать. Тут как пойдет, в целом, самке было плевать: - Так. Значит ты — местный х*й, а эти по бокам — твои яйца. Конечно странно, что у тебя их трое, ну да ладно, не мои проблемы. Бывает два типа яиц: здоровенные, храбрые яйца и маленькие п*************е яйчишки. Каждый х*й всегда стоит и зорко озирается. Только мозгов у него нет. И как только почует п*******у, так он сразу оживляется. И вот ты решил, что здесь пахнет старой доброй п********й и приволок с собой свои п*************е яйчишки, чтобы повеселиться. Но ты немного перепутал: никакой п****й здесь даже не пахнет. Щас ты пожалеешь о том, что не родился бабой. Как и положено безмозглому х*ю, ты не разбираешься в ситуации. А теперь ты начинаешь сморщиваться и твои маленькие яйчишки сморщиваются вместе с тобой. Это потому, что за тобой нет никого, никто и никогда не придет мстить за тебя, никто тебе не поможет, а за нами - целый прайд и Север, если придется, мы достанем вас по одному, хоть из Хельхейм, хоть из Мидгарда. Ловить здесь тебе нечего. Вместе с твоими яйцами. У вас три часа на принятие решение, и тогда вы сохраните свои жизни. А теперь — с*****и отсюда.
С этой фразой львица спокойно повернулась спиной к преступникам, кивнула союзным львам и спокойно пошла обратно, туда, откуда прибыла их маленькая группа. Львица не боялась атаки в спину, и не боялась того, что львы разорвут заложницу - это было просто глупо. Тем более, что она не шутила - у Рагнара уже был опыт доставать врагов черте откуда (да и на юг он не просто так ходил, брата мочканул - и домой. Потом, правда, вернулся - хрен его знает, что ему тут так полюбилось), да и шакал со смешным выражением морды наверняка тусил со львами. Кстати, насчет этой пары - вот львица даже не удивилась, когда увидела на горизонте Рагнара и Джека. Ухмыльнувшись, она толкнула Урса в плече своей правой передней лапкой и тихо сказала: - А вот и твой хёвдинг бежит... Правда он смешной, когда бегает? И Джек милый... Блин, соскучилась я по ним всем.
Львица шагнула навстречу явно обалдевшему брату, с которым они были похожи как двойняшки, дурашливо покланилась ему и с усмешкой сказала: - О великий хёвдинг конунга Фаера, дозволено ли будет мне говорить в Вашем присутсвие? А, не отвечай, хрен ты меня заткнешь - в общем, расклад такой. Четыре педика сперли вашу львицу, она ранена и, по моему, связана. Места тут открытые, хрен подойдешь близко - зато они сейчас наверняка постараются увести нас подальше от земель Фаера - а значит, через пару часов упрутся в берег реки. Ближайшей брод далековато, но часа за три дойдут, с грузом то - а значит, устроят привал. А там уже и холмы, и трава повыше, и гнилой запах от реки можно использовать... Ну что, как обычно? Разделяй, доминируй и унижай?
Львица выглядела очень радостно, ей явно были не чужды такие слова, как семья, долг и... И родственное тепло. Во всяком случае, Рагнара она любила точно - он был ее братом, и очень близким львов при этом... Когда то давно они часто бродили втроем, он, она и Рем... Она даже помогала растить Реда, этого смешного рыжего кутенка, до тех пор, пока Айс не ушел на юг. Львица после этого еще некоторое время прожила в их родном крае, а потом тоже пошла искать на свою пушистую задницу приключения.

Отредактировано Исгерд (13 Янв 2016 00:17:55)

+2

55

Дальнейший порядок отписи: Урс, Такеда, Мастер игры, Хазира, Исгерд
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

56

Как это все было глупо... Зачем только Исгерд рванула вот так, напролом? Похоже, она понятия не имела о том, что можно было подкрасться, подождать, пока львы расслабятся, поймут, что их не преследуют, потеряют бдительность... Даже Урс, мозги которого были изрядно затуманены беспокойством обо всем, что сейчас происходило, умудрялся каким-то образом держать себя в лапах.
Ну, он, по крайней мере, не пытался броситься в бой, не разбирая, кого и куда бьет. Это было бы совсем безрассудно: львов по-прежнему было больше, и они, к тому же, выглядели опытными бойцами. Или просто пытались сделать вид, что опытны. Урс, как ни странно, не пытался. Он просто устал, и у него не было сил еще и на то, чтобы пыжиться, выпячивая грудь и пытаясь придать себе вид этакого бывалого вояки, который таких, как эти четверо, на завтрак жрет. Он просто молча недобро осматривал чужаков, запоминая малейшие детали. Чуть заметно шевелил ноздрями, запоминая, как они пахнут. Это пригодится, если кому-то из них удастся уйти.
Такэда, как ни странно, все еще был рядом. В какой-то момент Урсу показалось, что черношкурый вот-вот развернется и уйдет, чтобы не участвовать во всем этом идиотизме, который благодаря вздорной темной самке стал совсем уж бредовым. Нет, не ушел, хотя морда и вытянулась от удивления и разочарования. Впрочем, бросив на спутника быстрый взгляд, Урс вновь принялся осматривать чужаков и их лагерь. Ему почти не было видно Хазиру, но ее голос он узнал бы из сотен тысяч. В нем звучала боль, и в то время как Исгерд держалась холодно и отчужденно, белый едва сдержался, чтобы не броситься очертя голову в бессмысленную атаку.
Выдав длинную, щедро пересыпанную матюками тираду, объяснявшую пришлым львам, кто они такие и где их место в мире, самка развернулась, показав всем присутствующим корму (довольно привлекательную на вкус Урса, хотя сейчас ему было совершенно не до того) и... принялась удаляться. Сам лев развернулся, чуть помедлив, сперва еще раз, напоследок, обведя всех тяжелым взглядом, не обещавшим ничего хорошего в том случае, если дело все-таки дойдет до драки.
Исгерд и не думала ждать; кажется, она была уверена, что львы как ниточки потянутся за ней... и расчет был верным. Хотя белому пришлось, конечно, поторопиться: пока он медленно, с угрожающим видом, разворачивался, каждую секунду ожидая нападения со спины, резвая львица успела учесать на добрый десяток шагов вперед, так что пришлось поторопиться.
— Какого черта ты творишь? Теперь они знают... — тихо и сурово начал было белогривый, нагоняя самку.
— А вот и твой хёвдинг бежит... Правда он смешной, когда бегает? И Джек милый... Блин, соскучилась я по ним всем, — фамильярно ткнув его лапой в плечо, перебила Исгерд, глядя куда-то вдаль.
В груди Урса потеплело. Больше всего он боялся, что Мисава занянет с сообщением о том, что случилось; или что Фаер решит, что одна львица не стоит того, чтобы отправлять за ней кого-то и тем самым ослаблять прайд. Приятно было так ошибиться. Самец как-то подуспокоился разом, будто чуть осел, показавшись мельче и куда слабее, чем прежде. Не будь его грива светлой — пожалуй, в ней еще можно было бы поискать пару седых прядей.

+1

57

«Ну не ананас, ну зачем же так?» - сморщился Такэда, который вовремя сбавил шаг и оказался слегка позади, за спинами Урса и Исгерд, наблюдая весь спектакль, который устроила самка. Да, что говорить – не речь у нее была, а песня. Такэда аж заслушался и подумал ненароком, что окажись он на месте главаря, наверно тут же засцал бы. Правда, шансов на это было маловато, потмоу что если бы Такэда и добился такой власти. Что сомг бы собрать вокруг себя хоть небольшую банду, то вряд ли сам бы сунулся в прайд за самкой. Скорее, послал бы своих миньонов, поставив во главе того, что посмышленее и пошустрее.
«А вдруг… вдруг так оно и есть?» - подумал он, глядя на льва в центре и тех. что стояли по бокам от него. Тот что был слева от центрального, постоянно что-то нашептывал тому что был в центре. Похоже было на то, что именно он во всей этой компании главный. Ну, или самый болтливый. Хотя, Такэда конечно же не верил в это, потому что не та ситуация, чтоб вот так вот болтать перед лицом весьма серьезной опасности. Кстати об опасности. Черный покрутил головой, внимательно оглядывая горизонт за ихними спинами. Скоро уже сюда должны были подтянуться основные силы прайда, и вот тогда-то у него точно спросят, кто он такой и что тут делает. Мало того, что Такэлда так и не придумал вменяемый ответ на то, что он делал на территории прайда Фаера, так от него еще и Мисавой попахивало! И если Исгерд не могла сложить в голове два плюс два, потому как саму матерую не знала, то Урс наверняка уже всё в голове сложил и понял, что он делал в прайде Фаера, но вот только от чего то молчал.  А с другой стороны, чего ему до того, трахался Такэда с ней или нет? Черный весьма сомневался, что в голове у белого были помыслы оседлать в кустах эту, уже не молодую, но еще весьма горячую и своенравную самку. Ему, наверняка, подавай…
Такэда отвлекся от своих мыслей, снова глянув в сторону похитителей, подумав о том, что белый наверняка хотел в одно жало вытащить самку из лап бандитов. А потом под шумок хорошенечко отполировать ее в ближайших кустах, как спаситель, и все такое…
Однако, Исгерд кончила. В прямом смысле. Такэда, у которого от обилия отборного мата практически загорелись кончики ушей и плавился мозг, чуть было не испытал оргазм. Поток речи, от которого у любого нормального льва уши в трубочку сворачивались, иссяк, пасть кошки затворилась, и не теряя времени она развернулась и потопала в сторону джунглей, как будто не надо было никого спасать, и теперь похитители принесут пленницу назад на блюдечке с голубой каемочкой. Урс что-то буркнул по поводу того, что наверно, не стоило ломиться к ним так откровенно, но черная его не слушала. Как и Такэда, который, тоже заметил вдалеке черные точки.
«Все. Надо бежать, иначе будут бить». – подумал он, и быстро догнав Урса, который шел за спиной Исгерд, осторожно ухватив его за ухо, слегка оттянул назад, и как только расстояние между ними и самкой стало больше десяти шагов, что гарантировало то, что Исгерд если и услышит что-то, то не поймет, зашептал на ухо льву:
- Урс, слушай… - слегка пригибаясь к земле и пиля взглядом крепкую, не поцарапанную задницу черной кошки: - я не могу остаться с вами дольше – встреча с вашим вожаком может оказаться для меня фатальной. – расстояние быстро сокращалось и Такэда понял, что еще чуть-чуть и его смогут разглядеть в деталях, а значит и запомнить. Пока что для тех, кто бежал к ним он – расплывчатое пятно, а Исгерд  вряд ли запомнила его в подробностях, даже имя не спросила. Оставался только Урс. Но Такэде казалось, что он заручился его поддержкой, и поэтому он быстро зашептал, почти скороговоркой: - Не думаю, что тебе нужны подробности, но ты, похоже, и так до всего допер. В общем, если не убьете их сразу, узнай, где их логово. Меня сможешь найти в северной части облачных степей или у южного озера, я отплачу за эту услугу свежим мясом или острыми когтями. – после чего лев пригнулся, на две трети погружаясь в траву что росла тут и добавив: - Ну, бывай. – с легким шуршанием развернулся, исчезая в ней. Некоторое время белому еще была видна его спина, а затем и она исчезла среди зелени, как будто и не было небольшого, больше похожего на пантеру, льва…
Львы, конечно, видели его уход, но понять что-то с такого расстояния, кроме того, что лев был небольшим и черным, было практически невозможно. Исгерд конечно, была довольно близко, и могла услышать и увидеть, как он юркнул в траву, но, впереди у нее была куда более важная и радостная встреча, и портить ее непонятной погоней наверно, не было смысла. К тому же, она пока еще не могла знать то, что Такэда не принадлежит к прайду, а значит, могла подумать что он банально струсил. Это потом выяснится что к чему, особенно, когда новоприбывшие начнут задавать вопросы...
А Такэда... что Такэда? К тому моменту, как Рагнарек приблизился к паре, лев уже был где-то недалеко от похитителей, двигаясь параллельно, на полусогнутых лапах, не высовываясь из травы. Направление он поменял несколько раз, чтоб даже если вдруг Рагнарек, Урс и Исгерд бросятся в погоню за ним, вместо того, чтоб спасать самку из прайда, им пришлось бы пропетлять. Все это имело смысл, пока он не достиг берега реки. Прыгнув в нее, он проплыл двести шагов против течения и выбравшись на противоположную сторону был таков. Теперь уж его мог найти разве что сокол, но для этого нужно было знать, что искать и где...

Офф

Господа, с вашего позволения я Таку выведу - признаться при таком обилии персов он тут лишний, только очередь тормозить будет.

Пустошь.

Отредактировано Takeda (4 Фев 2016 00:00:11)

+1

58

- Спокойно, Тафари, - пробормотал Бамидел, злобным взглядом сверля черную львицу на морде которой две глубокие царапины образовали крест. Бросив короткий взгляд на своего сына, он понял что тот тоже хочет ринуться вперед и впечатать лапу в этот самый крест, а лучше всего две. Однако, он так же понимал, что делать этого категорически нельзя, потому что это явно провокация: - сто процентов что эти двое, непростые бойцы. Даже этот дрищ у них за спинами. – последнее, кстати, относилось к Такэде, который по размерам тела на особо опасного и сильного бойца никак не тянул. Однако, как он не старался, но сохранить бодрое и спокойное выражение морды у него не вышло: слова про хуй и яйца задели. И по этому, стоило только Исгерд повернуться к нему спиной. он заорал:
- Ага! Смотри, чтоб этот х*й не оказался у тебя в заднице вместе с яйцами в придачу! – после чего, энергично встряхнулся и развернувшись к Гамюке, направился к нему и пленнице, бросив за спину короткое: - Тафари смотри за тылом, Хлат, за мной! - Подойдя к Гамюке и лежащей на земле львице, на боку которой были четыре кровавых полоски. Он, нахмурившись, поглядел на Гамюку Мол, ну ты идиот?! Сказал же, товар не портить! Хотя, какой она теперь товар? Гамюка в ответ на этот полный ненависти и гнева взгляд, мог только поджать уши к голове, а голову к плечам, от чего становился похож мордой на маленького щеночка пекинеса. Ну а Бамиделу в свою очередь и сказать то было нечего: все теперь шло не по плану. Их нашли, за ними теперь погонятся, и от львицы придется избавиться, оставив ее где-то там, где ее не сразу найдут. Бамидел вообще сомневался, что теперь им удастся уйти просто так, без последствий, и переводя взгляд с сына на сына, уже прикидывал в уме, кто из этих засранцев пожертвует жизнью ради спасения других. Хлатшвэйо, который со вздохом подошел к лежащей на земле Хазире, подходил больше всего…
- Вставай, кошка! – рявкнул Бамидел золотистой на ухо, заставив ту поджать лапы и зажмуриться: - Твои друзья тебя бросили! Ушли! – он откровенно наслаждался ее реакцией, попытками приподняться и поглядеть, так ли это, однако Бамидел не дел ей сделать ничего такого. Что позволило бы ей поднять голову и увидеть спины удаляющихся спасителей.
- Папань! – неожиданно донесся до него голос Тафари: - А черный это… куда-то в сторону отвалил, вправо.
- Вот блядь черная! Я так и думал! – взревел Бамидел: - поднимайся, живо, - он с силой ударил Хазиру по плечу. А затем ухватив за ухо стоящего рядом Хлатшвэйо, подтащил его к львице: - Ну, грузи ее, и уходим, бегом!
Пока Хлатшвэйо возился с львицей, Бамидел нервно описывал круги вокруг троицы. Вглядываясь в высокую траву, что росла в отдалении. Мысли его были под стать настроению – мрачные как ноябрьские тучи. Он был уверен – этот черный дрищ пошел их обходить и искать место для засады, чтоб напасть неожиданно. А значит. идти придется медленнее, и к ночи если повезет они будут у гор. Только к ночи!
- Гамюка, вперед! – наконец, скомандовал он, когда Хлатшвэйо справился со связанной Хазирой, взвалив ее на спину: - Не отрывайся. Эти говнюки устроили засаду впереди, жопой чую! – он поравнялся с Хлатшвэйо, бросив взгляд назад на Тафари, который и сам, без напоминания бросил свой пост, пристроившись в арьергарде этой небольшой колонны. Потянулись долгие, тягостные минуты, в течении которых троица всматривалась в траву спереди, справа и сзеди от себя… Хлатшвэйо, конечно не всматривался. Он начинал вяло поглядывать налево, только когда Бамидел давал ему пинка, и в итоге льву пришлось самому бегать вокруг сыночка-дурачка, осматривая окрестности. Спустя полтора часа компания честная подошла к берегам реки Руфаджи, где Хлатшвэйо окончательно выдохся, да и остальные львы, которым помимо того что приходилось все время менять свое местоположение в колонне, приходилось все время быть во внимании. Это отнимало немало сил, да и через некоторое время за каждым кустом им стали мерещиться преследователи. По этому, Бамидел скомандовал привал и начал искать место, в котором им будет не только удобно отдыхать, но и обороняться.

Река Руфиджи

Отредактировано Мастер Игры (25 Янв 2016 03:14:45)

0

59

Это было больно… Ну, в смысле то, когда когти Гамюки вонзились ей в бок. Постепенно отходя от полученных острых ощущений, Хазира взглянула на льва со злобной усмешкой – теперь то им всем не поздоровится, а ее скоро вытащат из плена, надо только подождать. Она слышала разговор, но понять так и не смогла, кому принадлежит голос. Хотя это и не нужно было – от слов, что говорил переговорщик. Уши просто в трубочку сворачивались. Хазира и не знала, что на свете столько неприличных слов, что говорить ими можно без перерыва, складывая в целые предложения. Впрочем, смысл ей был понятен – похитителям предлагали уйти подобру-поздорову, оставив ее здесь. Львица снова попыталась приподнять голову, но ей не дали этого сделать, грубым тычком лапы по голове. Впрочем, лежать ей осталось недолго и один из похитителей, тот самый, который заговорил с ней первый у реки, подошел к ней и заорал на ухо, чтоб она немедленно вставала. Глупо… Хазира конечно, попыталась встать со связанными лапами, чтоб не вызывать еще больший гнев бандита, но у нее конечно, ничего не вышло.
Так и хотелось ответить на его фразу, о том, что друзья ее бросили, что он дурак, но… Палка в пасти как бы немного мешала. Тем временем, к ней подошел самый крупный лев, и грубо ухватив за загривок, попытался поднять и поставить так, чтоб она смогла стоять на лапах. Хазира только и могла беспомощно рычать, бросая гневные взгляды то на главаря, то на льва, что старался забросить ее на спину, словно тушу убитой антилопы. Но сопротивляться не стала – она и предположить не могла, что ждет ее впереди. А потому позволила себя спокойно загрузить на спину и путешествие началось…
Со вздохом она обернулась назад, стараясь увидеть Урса. Но к своему удивлению и ужасу поняла, что видит вдалеке только несколько пятен – черное и белое. Это, скорее всего и был он, ее Урсик, который от чего то и правда бросил ее, отступил. Наверно, не будь Хазира оптимисткой, она бы тут же потеряла всякую надежду и поддалась унынию и панике, но львица была не из таких. Она верила, что все происходящее – это какой-то хитроумный план, по которому ее скоро вытащат из лап этих негодяев, и ужасы для нее закончатся. Она снова будет ходить на охоту на холмы, болтать в пещере с Пат, и играться с ее потомством, слушать ворчание вечно недовольной Мисавы, и конечно же исчезать по вечерам с Урсом, проводя с ним все ночи напролет, чтоб просыпаться в его объятьях где-то на склонах зеленых холмов или быть может, в глубине джунглей. Все будет хорошо… но вот только. время шло, прайд, который стал для нее родным, оставался все дальше и дальше за ее спиной. а ее все никак не спасали… Вскоре, она и сама перестала понимать, куда попала, так как эти земли ей не были знакомы. А впереди, быстрой змеей серебрилась какая-то река, на одном из обрывистых берегов, похитители похоже, решили устроить привал. Ну не идеальный ли шанс сбежать, если тебя не собираются спасать? Хазира решила рискнуть. если только ей дадут такой шанс, потому что пока что похитители не только не отходили от нее не на шаг, но и не давали даже шанса на освобождение.

Река Руфиджи.

Отредактировано Хазира (25 Янв 2016 19:52:13)

0

60

Пещера прайда Фаера --→

Шакал старался бежать как можно быстрее, но все равно явно тормозил начальника гвардии. Старшего воина.  Хёвдинг прайда - Рагнарёка. А это, в общем то, другим могло бы и стоить такое промедление нервов или пары пинков, но темный воин точно знал - подгонять шакала, единтвенного разведчика и следопыта прайда все таки не стоит.
Джек иногда замирал, разбирая следы, но в целом он уверенно видел тропинку из следов Урса, которая немного петляла. Не ушло от его нюха и то, что юный лев с кем то общался... С каким то самцом. Не из прайда. Вот только запах этого чужака шакал уже ощущал, совсем недавно, в пещере - на Миссаве. О чем он, кстати, сразу доложил Рагнару - и услышал, как скрипнули его крепкие зубы - почему то за эту самку лев был готов биться до последней капли крови. Все таки, когда то давно, еще на севере, они прожили вместе целый сезон и даже дали жизнь двум львятам - что само по себе очень здорово. Да и последнее время лев снова начал показывать самке знаки внимание, впрочем,  на взгляд шакала, безуспешно - однако матерый не останавливался.
- Стоп, - отчетливо сказал Джек и замер перед странными следами, - вот тут Урс и чужак стояли и тупили, а от этот след... Смотри, брат, как будто кто-то тормозил на большой скорости. Следы как у льва, только небольшого, второй чужак явно крепкий,  но мелкий. Тяжелый... А, не чужак - чужачка... - Джек снова вдохнул запах от четких следов незнакомки чуть в стороне, удивленно замер и тихо сказал, - о Боги Севера, да это же Исгерд. Серьезно, она... Идем дальше?
Шакал обернулся на своего друга, который выглядел еще более озадаченно, пожал плечами и рванул вперед. Через некоторое время он заметил и Урса с Исгерд, а так же вдалеке уходящего противника - впрочем, украденной самки не наблюдалось, значит, ничего интересного они не пропустили. В целом, Джека это радовало. Он сблизился с ними, вежливо кивнул Урсу и вежливо поклонился Исгерд, явно выражая тем самым свою радость от того, что снова встретил ее. Да и голос его был явно счастливым: - О великий Один, ты живая! Я то уж не думал тебя снова встретить... Впрочем, давай ты потом расскажешь, как дела и что ты тут делаешь, надо бы закончить нашу миссию...
С этими словами рыжеватый шакал снова ушел вперед, покрутил мордой и тихо тявкнул, тем самым обозначив, что след он, собственно, взял снова. Вот только идти он по нему не спешил, он вернулся к компании, задумчиво понюхал Урса (хрен его знает, зачем, возможно, так Джек выражал беспокойство или нервничал просто немного) и задумчиво сказал: - Я думаю, они к реке ушли... Тут дорога в том направление одна. По плану номер три, да, хёвдинг? Там густая растительность, думаю, смогу подойти к ним очень близко. Дам знак и посмотрю, что с самкой - ну а дальше как Боги решат, двум смертям все равно не бывать. Работаем? - дождавшись ответа Рагнара, шакал снова ушел вперед, на этот раз намного дальше, его задача была крайне простая (с виду) - прокрасться в самое сердце львиной семейки, подать знак...  Ну и, по возможности, спасти Хазиру. Может, даже выжить - тут уж как пойдет.

--→ Река Руфиджи.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Изумрудные луга