Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Изумрудные луга


Изумрудные луга

Сообщений 181 страница 204 из 204

1

http://sf.uploads.ru/ot7mJ.png

Обширные луга, на которых в изобилии водится крупная и мелкая дичь. Здесь нет единого властелина, эти земли совершенно свободны и полны жизни. Многочисленные водоемы, среди которых крупная и полноводная река Кагера, щедро питают местную почву, отчего здесь гораздо больше зелени, чем в остальной части саванны.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Цикорий, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

0

181

Эта антилопа была явно проклята и послана шаманам за их грехи. Вернее, послана именно Хагану, ведь только он так сильно и долго тупил со своей добычей, пока два брата-акробата уже закончили свою охоту. И, конечно, невезение – штука заразная! Стоило только излишне говорливому Девасу возжелать помочь своему чернослерому другу, как и на его макушку приземлилось точно такое же невезение. Над этим можно бы было даже поржать, но на самом деле хотелось лишь материться и брызгать слюной от собственной криволапости.

Продолжая гордо сидеть на еще живой антилопе и пытаться, если не прибить, то сломать ей к чертям ребра своей массой, Хаган даже и внимания не обратил на вернувшегося Тоффа, слишком был занят комплиментами в адрес Деваса и его птицы. Ладно Сомбра, она просто никудышный охотник, но какого хера птичка то косит и не видит, куда бить надо? А еще и этот свист… Посвистеть и сам Хаган временами любил, особенно, когда львицу какую загонял, пугая её не только своими габаритами, но и звуком, но именно сейчас шамана бесило всё. Начиная от собственного рваного дыхания и заканчивая взмахами соколиных крыльев.

- Да подохни ты уже, *ука, прояви уважение к двум львам, - крайне живописно выругался Хаган, продолжая свой марафон матерно-саванной речи, когда рядом оказался всё то же двухвостик со своей незыблемо-сахарной мордашкой. – Эй!

И вот это самое «эй», как бы намекало, что не надо брать и ломать антилопу там, где Хган не видит. Или глотку рвать, ибо если эта дура в предсмертной агонии дернется, это коснется Хагана, а всё, что коснется Хагана, потом отрикошетит и Тоффи прямо меж его медовых глаз. Чтобы больше не хвастался и хвосты свои не пушил, зараза хитрожопая.

Но благо, антилопа загнулась без лишних конвульсий и лишь задним правым копытом дрыгала некоторое время, пока Хаган вальяжно сходил с её туши, направляясь к двум своим друзьям. Он не мог не кивнуть Тоффи в знак благодарности, ведь не стоило отрицать очевидного – Жнец отвык охотиться на кого-то, помимо львов. И все эти побегушки с последующими попытками умертвить травоядного не воспринимались Хаганом серьезно, вот драться и душить соей пастью льва или львицу, наблюдая блики ужаса в их глазах – совершенно другое дело. А тут? Да каждая антилопа или зебра просто обосрется, если на неё посмотрит хищник с голодом о взгляде. Не интересно!

Кстати, о хищниках, причем, левых… Раскрывая ноздри в глубоких вдохах, Жнец повернул свою морду в сторону той, от кого пахло кровью и дракой. Львица была белосклерой, что уже не порадовало шамана, а еще светлой, упругой на вид и, видимо, спасенной самим Тоффи, раз уж он её сюда привел. К голодному каннибалу. Ну просто умница, какой заботливый. Хаган голодно облизнулся и сглотнул густую слюну, поворачиваясь всей своей тушей к незнакомке.

- Тоффи, ты привел мне ужин? – низко проурчал Жнец, хотя то была лишь вибрация его голоса в воздухе. – Мог бы найти и помясистее, но и за эту спасибо.

И пока Хаган продолжал разглядывать и лапать взглядом незнакомку, его мелкая циветта, которая всё вокруг себя видит, не могло не заметить довольно странное шевеление травы, идущее немного невпопад с редкими порывами ветра. Проделка Деваса и его птицы совсем не понравилась циветте, но та никогда не держала зла, но изредка устраивала подлянки, а сейчас от подлянки её продолжала отвлекать траву-муравушка. Скользнув в зеленое море, Сомбра быстро и тихо пробралась от одной туши к другой, цепляясь за её кровавую тушу крючковатыми когтями. Вот теперь она могло уловить и в воздухе что-то чужое. И причина этого «чужого» явно догадывалась и знала, что запах крови скрывает его присутствие. Дальше стоило только оббежать тело травоядного, чтобы увидеть воришку-таракашку во всей его голодной красе. Лев. Подросток. Голодный и явно балансирующий между желанием пожрать и желанием удрать, пока не спалили.

- Привет, - хитро протянула циветта, помахав воришке лапой, - вкусно?

Отредактировано Хаган (26 Авг 2017 09:18:41)

+3

182

Дорога заката -----→

Вокруг творилась форменная истерия. Фрэнсис со свойственным ему спокойствием и внимательностью выцеплял малейшие поведенческие интересности каждого из идущих рядом и спереди - получилось так, что он вроде как замыкал колонну. Не сказать, что сильно почётно - быть арьергардом, однако же подле него шла та самая леопард, с которой он... не поладил. Сладкий дух беспомощности и какие-то редкие шерстинки на языке, а также запах - тянущий запах, который бывает только на затылке. Будь Фрэнсис куда-то более поэтичным, он бы сравнил его с материнским молоком...

Хрена с два. Он не ведал материнского молока и до творчества ему было как до Килиманджаро на передних лапах прыгать, а потому он лишь мог воскрешать в своей памяти столь притягательный запах скорой смерти собственной жертвы. Леопард не была его жертвой и явно не хотела ей становиться, отчего химера в виде Урода и Дракона просто ликовала и меленько-меленько периодически подрагивала, когда запах уж слишком визуализировался в памяти. Может
, именно потому кто-то, кто решил бы не вовремя оглянуться, мог бы встретиться с ужасного вида мордой Фрэнсиса, на которую наползло подобие ухмылки. О, так любимое Драконом уродство во всей красе - редкая тоненькая струйка слюны пробивалась через плохо смыкаемые губы Одержимого и капала на землю, до невозможности обезображивая зрелище. Изредка подбирая излишки жидкости своим раздвоенным языком, самец, сконцентрировано следя за спиной Абаддон, следовал за всеми.

И его ничуть не испугали крики и метания Уха - иначе назвать эту полосато-пёструю митусливую тварину было для Фрэнсиса невозможным, - а вот его, очевидно, брат вызывал как минимум уважение одним своим видом. Впрочем, Ух был не промах, иначе какой другой подскочил бы так оперативно и весело раздавать пинки? Скулёж побитых Одержимый чувствовал почти своей кожей, с наслаждением вдыхая новый воздух. Кажется, им предложили выбор? Дракон был крайне этому рад, и нечто тянуло самца вслед за Малкавианом, туда, к кряжу. Лев слышал о тех местах, и в этот же момент Красный дракон решил покомандовать.
- Шаманка, - окликнул он Эфиру, уже обернувшись и идя за старшим львом, - Ты нужна там.

Его наверняка слышала Абаддон и другие. И если все остальные могли подумать, что лев сбрендил, то Рыцарь явно различила эти железно-ледяные ноты в голосе Фрэнсиса. И кот, и дух хотели одного, и этому одному было название - высвобождение. Нет, сосуд Дракону нравился - тем более такими усилиями взращенный - но Дракон хотел ещё больше владеть этим существом, быть не только внутри, но и снаружи, не только морально, но и физически ощущать его - свои - мускулы, шрамы, татуировку, шерстинки. Дракон жаждал не второго тела - он жаждал воплощения, чтобы обуять своё тело так, как никакое никогда раньше. То, что Рыцарь была рядом, только подстёгивали его к этому - в конце концов,  если Фрэнсис любил не совсем живых львиц, то Дракон любил всех и всяких и по много раз. Прикоснуться - пусть и в виде нижайшего духа - к Абаддон было бы достаточно интересно для обоих. И куда более познавательно, чем будь он в "сотрудничестве" с Люцифером. Ведь теперь Аба не была подчинённой.

------→ Река Руфиджи, за Малкавианом и Ко к Южному кряжу.

+2

183

Гепардовы тропы------→>>

Не сказать, чтобы Иштар сильно задумывалась о том, какие львы ее ожидают. Да и её герой сильно не распространялся о своих товарищах: не то боялся спугнуть подобранную и заботливо подлеченную им красотку, не то там просто словами было не обойтись - надо увидеть. Как бы то не было, самка шла за львом вполне бодро, не боясь, но заметно прихрамывая на заднюю лапу. Ходить-то она в состоянии, но убежать далеко в ближайшие пару дней уж точно не сможет.

По большей части она молчала, обдумывая план своих дальнейших действий. Вскоре гепардовы тропы были позади и, наверно, психованных хозяев этих троп уже можно было не бояться. Правда, львица теперь переживала за тот счет, что вместо пятнистых котов сюда придут хозяева данных земель: чем глубже на территорию она вместе со своим спутником заходила, тем сильнее пахли эти метки.

Но никто не пришел, и путь, который она преодолела со своим кавалером, оказался чист и невинен, как недавно родившийся младенец. Иштар, правда, не брала в расчет голоса, четко раздававшиеся где-то за ближайшими кустами. Это были крики, ржание, рычание и откровенная ругань - все сливалось в сплошную какофонию. И чем ближе Тоффи подводил ее туда, тем лучше она различала суть происходящего.

Львица скептически закатила глаза. Самцы на охоте, все равно, что слоны на деревьях. Судя по реакции Ириски, эти львы охотятся здесь уже довольно давно, посему надо бы им как-то помочь. Возможно, она бы и показала этим остолопам, как надо правильно общаться с антилопами, но ее рана вряд ли дала бы своей обладательнице такой шанс. К тому же, когда кошка подошла поближе, то ей удалось окончательно разглядеть "мальчиков" своего героя.

Один был краше другого. Первый, кто на глаза попался, конечно, был огромный детина: черный, словно уголь, лохматый и невероятных размеров. Второй с забавно торчащей гривой яркого окраса, которая придавала этому льву какое-то через чур молодое выражение морды. Иштар потом долго еще не могла привыкнуть к тому, что перед ней стоит вовсе не подросток. 

В растерянности, шаманка остановилась и поглядела на Тоффи. Тот, довольно грубо буркнул ей о том, чтобы она никуда не уходила. Самка хмыкнула: и куда ей сейчас уходить в таком-то состоянии? Попробовать, конечно, можно было, но когда вокруг тебя такие бандитские морды, желание лишний раз дергаться как-то не появлялось само собой. В конце концов, у самки был инстинкт самосохранения пока еще на месте, а то, чего доброго, пригвоздят к земле и останется от тебя мокрое место.

Пришлось хищнице, в общем, сделать вид, что она повиновалась: послушно присев на землю и обвив хвостом лапы, львица принялась наблюдать за тем, как ее герой ринулся на подмогу своим друзьям. Он, не то опасаясь за то, что найденный трофей его покинет, а не то не доверяя своим мальчикам, оставил подле Иштар змею. Львица чувствовала, как Немезис "плыл" где-то в траве возле ее лап, но хладнокровно терпела. Доверие кошки начало снова медленно тухнуть, ибо слишком много вокруг нее было самцов подозрительной наружности.

Особенно ей стало не по себе, когда громадный самец повернулся в ее сторону, облизываясь и, буквально, нагибая ее взглядом. Пожалуй, если бы она была лишена шерсти, на ней выступили бы покраснения, правда, неясно отчего: гнева или смущения. Ей удалось расслышать голос незнакомца, так как звуки борьбы уже утихли, а последняя антилопа была убита.

- Завидуй молча, - огрызнулась львица, задрав голову повыше и надменно поглядев на Хагана; она не была уверена в том, что Тоффи спас ее для того, чтобы кто-то из его друзей посягнул на ее красивое тело. Уж лучше ему это сделать самому, верно? Правда, кошка и не подумала, что Хаган говорит о том, что возжелал бы, скорее, внутренности тела Иштар, а не ее наружности. Бедняжка, откуда ей было знать, что этот пугающего вида незнакомец говорит вовсе не завуалированно, а очень даже в прямом смысле. Иштар никогда не приходилось слышать о каннибалах, и, уж тем более, видеть их собственным глазами.

Она нервно дернула хвостом, поднимаясь со своего места. Хотелось подойти к Тоффи и дать ему когтистой лапой по морде со словами "ну, и куда ты меня привел, ирод?". Однако, львица терпела: на его защиту могли кинуться эти мальчики, ровно как и он сам мог не потерпеть такого отношения. В конце концов, она не могла знать его реакции на это. Хотя чего жаловаться-то: сама виновата, сама ведь поперлась с ним черт знает к кому! Иштар это прекрасно понимала, а потому только терпела, лишь подарив Тоффи не многозначительный взгляд и вообще предпочитая быть поближе к его... телу.

Отредактировано Ishtar (2 Сен 2017 15:31:30)

+4

184

"Что это сейчас было?" - сей вопрос так и бился в голове Опустошителя, готовый в любую минуту сорваться с языка обширной матерной бранью, пока Девас с возрастающим изумлением следил за чудесами, которые творила его верная птица. Сам он уже успел облажаться с ударом по позвоночнику вяло брыкающейся антилопы: тяжелая когтистая лапа самца скользяще прошлась вдоль черной полосы короткого меха, даже не вспоров толком кожу травоядного. Так, не опаснее царапин домашнего кота. То ли Дев замах не рассчитал, то ли отвлекся (а, скорее всего, так и было) на старческий бубнеж Хагана, огромным черным Килиманджаро восседавшего на несчастной тушке...

Но Яке-то что помешало? Почему уже в последний момент, когда до назначенной цели оставалось всего ничего, сапсан вдруг резко сбавил скорость,  приземлившись на антилопу сбоку, и тем самым атаковал рогатое копытное значительно слабее, без особого телесного вреда?
Поняв свою оплошность, птица виновато вскрикнула и тут же взмыла обратно ввысь, с шумом хлопнув крыльями. Она собиралась бить повторно, ей просто требовалось найти более удачную траекторию для агрессивного пикирования.

- Во всем виновата твоя обширная блохастая задница! - возмущенно заявил Девас капскому, противно скрипнув зубами от охватившей его досады. - Не мог как-нибудь сломать рога и плюхнуться ей на башку, например? Ну-ка, двинь свое филе чуть правее, дай Яке больше места для маневра, старина! - поставив когтистую лапу на вздрагивающее бедро антилопы, самец поджал нижнюю черную губу, готовый уже издать свое призывное "фьють", да вдруг краем глазом заметил приблизившегося Тоффи. - Смотри-ка, кто пришел! Явился, не запылился, - тут же повернулся Дев к брату, обнажив свои кривые, треугольные зубы в ироничной ухмылке. - И даже не один!
Впрочем, знакомство со спутницей Ириски пришлось ненадолго отложить: под массивным окороком Хагана все еще была погребена несчастная, еле дышащая антилопа; в небе алой ракетой кружил сапсан, которому так и не освободили мишень для атаки, а сам Опустошитель начал порядочно раздражаться затянувшейся вакханалией. Да еще и Тоффи, приперевшись с наглой рожей победителя всех прилегающих земель и гаремов, начал раскрывать свой большой кривой рот прямо под руку... пардон, лапу.
Презрительно фыркнув, Дев вновь сосредоточился на добивании травоядного, продемонстрировав быструю потерю интереса к гостье. Правда, антилопа и без посторонней помощи обещала вскоре загнуться, но должен же кто-то понести ответственность за все минуты позора, которые пришлось пережить двум львам. Здоровенная капская задница Хагана, конечно, тоже повинна в смазанной атаке Деваса и его Стрелы, но разве есть спрос с мохнатого львиного огузка, под завязку набитого клещами и африканскими блохами?

Очевидно, Тоффи тоже посчитал нужным сначала расчистить поляну до конца, а уже потом спокойно и обстоятельно чесать языком (и не только!) с пришлой львичкой. Благодаря ему, травоядное, наконец-то, испустило дух, тем самым увенчав своим трупом окончание этого кровавого недоразумения.
Не снимая передней лапы с бедра убитой туши, Девастатор устало выдохнул и потряс головой из стороны в сторону, сбрасывая со своей шрамированной рожи комья грязи и запекшейся крови. Дождь приятно охлаждал разгоряченное тело льва - зажмурившись, Девас с удовольствием раскрыл пасть, подставляя пересохшую глотку мелким прохладным каплям живительной влаги. Вот так гора-а-аздо лучше...

А теперь можно вспомнить и о деле. Точнее, о самке.

Лениво облизнув окровавленные губы, Девас не спеша приблизился к группе львов и, скривив физиономию в жутковатом оскале, без стеснения вылупился на незнакомку. Он прекрасно слышал плотоядное курлыканье Жнеца, однако сильно сомневался, что Ириска вдруг проникся жалостью к затрапезным тяготам каннибалов и самолапно решил притащить ему ужин. Щас, старик, разбежался! Не таков этот двухвостый хитрован, уж кому, как не Деву об этом знать! Скорее, в качестве подстилки, только почему-то сильно потрепанной.
- Что, Тоффи, теперь на хромоножек зачесалось? - ничуть не смущаясь присутствием дамы, хрипло ухмыльнулся Опустошитель, красноречиво указав взглядом на раненную лапу Иштар. - Или ты львица, прикидывающаяся гепардом? Почему от тебя так несет этой трусливой мерзотой, милочка? - Девас приблизился почти вплотную к самке, чтобы как следует изучить ее запах и понять, откуда она свалилась им на головы, вся такая красивая. Ну да, гепарды... много гепардов, а также кровь, пыль, песок... И запах самого Тофа, который, очевидно, все-таки успел перепихнуться с этой девкой в кустах, пока они с Хаганом танцевали тут свой буги на костях.

Словом, ничего нового.

Почему-то подобная мысль сильно разозлила Деваса. Хлестко ударив себя по ляжкам хвостом, самец так тряхнул округлой башкой, что темно-красный гребень аж подпрыгнул вместе с Якой на загривке.
- Ну и? - наморщил переносицу в полуоскале Опустошитель, адресовав  Ириске свой взгляд, полный вселенской брезгливости. - Ничего не хочешь нам рассказать, братец? Или ты и дальше продолжаешь безнаказанно трахать первых встречных, а потом кормить их с общего стола?

+2

185

Дорога Заката >>>>>>

Желтый диск солнца медленно полз наверх, постепенно достигая своего пика и бесцеремонно лапая палящими лучами спины Падших. В прочем, изредка проплывающие по небосводу тучки нет-нет, а резко сбавляли жар солнца и словно выключали цвета на каком-то определенном участке, над которым неспешно проплывали. Хотя если коты, упрямо бредущие вперед, и попадали в этот промежуток, то тусклыми они точно не становились - каждый начинал играть своими безумными красками. Да и и морды их были обращены лишь на одно светило - огромную самку, чья шкура горела рыжим огнем, будто адская лава из самих недр земли, а глаза светились едким ядом, которым впору умерщвлять с огромными муками и страданиями. Подле нее, как и положено верным Адским Псам, околачивались Малкавиан и Сосеух, чьи гривы, словно два более мелких огненно-желтых маяка, мелькали то впереди всей банды и даже Королевы, то позади. А замыкала всю колонию леопардица-меланист, как ночь следующая за ярким днем, такая же молчаливая и хранящая в себе много тайн.

Вот и нырнули они всей своей разномастной толпой в охлаждающие объятия Изумрудных лугов, кишащей живностью, так и свербящей взгляд путников, привыкших жить на более суровых землях. Проклятые - живучие твари - могли бы существовать в любых условиях, в таких, где никто другой бы не смог. И вот эта сочность, яркость и плодородие подобных мест, вызывала  лично у Абаддон раздражение. Она не сомневалась, что здесь обитают зажравшиеся и потерявшую всякую бдительность коты. То, что они до сих пор не встретили ни одного патруля - а жаль, от стычки воительница бы не отказалась - подтверждало ее соображения и говорило лишь о том, что местные жители вряд ли отличаются умом, живучестью и бдительностью, коими обладали ее преданные последователи. Хотя насчет ума слишком поспешное суждение, возможно все же не все могли им похвастаться, но зато они компенсировали это другим и сполна.

Хищница размашистой трусцой вела своих подданных вперед, высоко подняв голову и бесстрашно окидывая местность снисходительным взглядом. Проклятым нечего было бояться, вряд ли кто сейчас сунулся бы к ним, а поэтому они спокойно двигались к своей цели, не встретив на пути никаких преград.

- Мой брат.

С правого бока к гигантке подластился Сосеух, чья довольная морда так и лучилась безумством, а пасть плавилась в радостную улыбищу маньяка. И не дожидаясь ответа, лев резко приотстал, чтобы поравняться с Марбас, тащившей в зубах пучок трав. Несомненно Пес подкатил к травнице, чтобы и ей сообщить радостную весть.

Абаддон же искоса взглянула на Малка, скакавшего впереди желтым одуванчиком рядом со свей курицей на длинных лапах. Конечно же Королева была в курсе, кто этот пятнистый, ведь как правило львица прекрасно знает кого берет под свою власть и с чем имеет дело. Рыжая сделала ставку на то, что раз один братец проникся к ней нерушимой преданностью сумасшедшего, то и второй недалеко укатится в своем безумстве. И оказалась права.

Сделав небольшое усилие, огромная кошка в два размашистых прыжка оказалась рядом с пятнистым, спугнув его страуса. Не обратив внимания на птицу, Рыцарь Ада склонила морду вниз и пробасила:

- Докладывай. Встретил Кримсон? Все так, как она описывала?

Абаддон внимательно выслушала речь Малкавиана об их новом доме, о своей очередной подопечной, на которую Королева имела огромные виды, и вдобавок еще о каком-то несусветном бреде. Но она услышала, что хотела и довольно усмехнулась, заигрывающе показывая зубы Князю.

Резко зеленые глаза воительницы сузились, рысца превратилась просто в шаг, а морда угрожающе исказилась, однако скрывая за губами ровные ряды зубов. Рыцарь Ада почуяла чужих где-то поблизости, но не дернулась, предоставив своим верным песикам выследить и разобраться с проблемой самим. Ведь хоть ее Адские гончие и были безумны, но это не умаляло их угрозы окружающим. Наоборот, безумный боец как правило еще опаснее. Его действий не предугадать.

Псы среагировали почти моментально: Малк резко затормозил впереди, уткнув морду в кусты, а рядом с ним тут же оказался и Сосеух, ворвавшись в зелень травы желтогривым снопом безумия. В тот же момент оттуда послышались вопли и скулеж, ознаменовавшие, что когти Сосеуха достигли места назначения. А подойдя поближе, Абаддон лицезрела две жалкие тушки львов, одна из которых заветно запахла кровью. Однако Королева уже пообедала, а кроме как в качестве дичи эти двое ее внимания не заслуживали. Поэтому рыжешкурая со скукой окинула их взглядом и бросила Псам:

- Разберитесь.

После чего, мигом потеряв интерес к происходящему, кошка развернулась к ожидавшей их банде и взмахом хвоста повела всех дальше, предоставив златогривым поразвлекаться. Их громогласное рычание еще долго звучало за спинами Проклятых, всколыхнув трусливых птиц, что могли привлечь сюда патрульных, а удирающие слизни в львиных шкурах, которых благосклонно отпустили живьем, могли позвать на помощь кого-то, если они еще способны разговаривать после пережитого. Но Абаддон даже не переживала на этот счет. Пускай приходят. И увидят, что пришло на их земли. Пускай знают, кого стоит бояться теперь.

А пока, Королева проклятых провела своих пушистых тварей еще глубже в луга, и лишь когда солнце уже перевалило свою самую высокую точку на небе, склонившись над горизонтом, а из туч, что телились целый день, наконец-то полился мелкий дождик, Рыцарь Ада сделала знак остановиться. Псы уже давно нагнали основную массу и весь путь крутились рядышком, выпрашивая ласки и одобрения. Но их хозяйка сегодня была не в духе после выходки Бельфегора, да еще и озабочена своими мыслями, и поэтому лишь скалилась братьям, когда те совсем уж ей докучали или подбирались слишком близко. А теперь, когда вся кучка остановилась, Малку и Сосеуху достался лишь утешительный взмах хвоста, после которого Королева подозвала к себе Цири, которая кружила над головами остальных, и приказала ей осмотреть местность и найти остальных. Отправив свою пернатую на поиски, львица  обратилась к уставшим львам, львицам и черной леопардице, тащившейся в самом хвосте.

- Привал. Но не спешите опускать свои задницы на землю, - предводительница дернула мордой, стряхнув с глаз капли воды и подошла наконец к Псам, даря им толику своего внимания, от которого многие бы отказались вовсе, - Часть из вас отправится дальше без меня. Малк, ты поведешь их и приведешь в место, где наша банда обоснуется. Сосеух, отправишься со своим братом. По прибытии, осмотрите территории  и выпните всех лишних к черту, - хрипло рыкнула угрожающе кошка, сверкнув  глазами, - осмотритесь там и после расскажите мне обо всем, - рыжая перевела тяжелый взгляд на Дракона и что-то прикинув у себя в голове, мазнула ядовитым взором по другим котам, - остальные могут пойти следом за ними, либо же остаться со мной. Меня ждут еще кое-какие дела в этих землях, - появившаяся из травы Марбас, которая отлучилась поискать очередную зелень, тут же удостоилась внимания Королевы, - Бас, остаешься со мной. Разберись со своими кульками и отдай половину Сосеуху, пускай потащат с собой и оставят где-нибудь в Кряже до нашего прихода.

- Арес, Ракша, Навк, Варлок и новенькие совсем рядом, чуть севернее нас, Арвену я не нашла, но мне кажется она ошивается рядом, - подоспевшая венценосная орлица, доложила своей Королеве свежие новости и аккуратно села на царское плечо, ожидая следующих приказаний.

- Великолепно, - самка окинула присутствующих придирчивым взглядом, часть которых уже начинала кучковаться мокрой и взъерошенной толпой возле златогривых, и слегка задержалась взглядом на Эйире, дернув ухом на высказывание Дракона, - дуй с ними в Кряж, может успеешь к моему приходу научиться чему-то новому или же научишь новенькому Дракона. У меня на тебя планы, малышка, не загуби их ... и себя.

Оставшимся, а именно Марбас и Асмодей, рыжешкурая властно махнула красной кисточкой на хвосте, будто своих женушек приглашая выполнять свои брачные обязательства, и отправилась за вспорхнувшей снова в небо Цири. Когда голоса остальных смолкли за спинами львиц, небо окончательно посерело, а трава и шерсть кошек совсем промокли, венценосная орлица привела их к новой кучке львов, которые смиренно ожидали их под накрапывающем дождиком, осмотрительно предупрежденные Цири о приходе Абаддон.

Цепкий взор Рыцаря Ада тут же царапнул морды новеньких рекрутов, которых завербовала Ракша, ее маленькая птичка, поющая сладкие речи своей Королеве и остальным подданным. Девочка хорошо поработала и заслужила награду. Кивнув приветственно Аресу, Варлоку и Навку, Абаддон подошла к своей шоколадной львице.

- Отличный улов, не ожидала, что ты приведешь для меня так много свежих тел, - Абаддон плотоядно ухмыльнулась и благосклонно, почти что ласково, прошлась когтистой лапой по макушке шоколадной, - можешь отдохнуть и взять травы путника у Марб. Если по пути мы поймаем дичь, я лично дам тебе в лап приличный кусок мяса. Ну либо завалим кого-нибудь из этих, - самка кивнула в сторону боязливо топтавшихся новеньких, - но прежде, я жду от тебя информацию о них.

Пока Ракша рассказывала подногтную о всех, Абаддон слегка повернулась к своей целительнице и приказала:

- Детка, осмотри-ка новеньких. Нам нужны только здоровые и выносливые, слабые не потянут, - а после вновь отправила Цири в воздух, чтобы та нашла и привела Арвену. Абаддон чувствовала, что она рядом, как чувствовала, что где-то неподалеку есть еще что-то, слегка задевающее интерес Рыцаря на каком-то метафизическом уровне.

+7

186

Достаточно было одного раза, по своему аккуратно, даже изящно, сунутся к покачивающейся от тяжести антилопе, чтобы та, с эпичным фонтаном крови во все стороны с тяжелым стоном рухнула на землю, едва не вспахав длинными, загнутыми рогами жухлый дерн.
Отступив назад, с явной долей скепсиса в медовых глазах молча пронаблюдав за предсмертными конвульсиями последней на сегодня убитой добычи, темный лениво прошелся языком по перепачканным губам, не забыв вскользь пройтись по собственным плечам, словно таким образом пренебрежительно стряхивая невидимые глазу пылинки. Смысла в этом, конечно, не было никакого, Тоффи был грязный и растрепанный с головы и до пят, но тем не менее так он чувствовал себя... чуточку чище.
Бросившие загнувшийся труп валяться в скрюченной позе самцы, незадачливые охотники, незамедлительно обратили все свое внимание к "новенькой", и если бы знакомство прошло гладко, по-джентельменски обходительно и дружелюбно, Тоффи бы сильно удивился. В данном случае "приветственные" речи обращенные к насторожившейся, ощерившей клычки Иштар были вполне себе обычными - Хаган как всегда развесил слюни словно голодный мастиф, которого век не кормили, а Девас повел себя капризным львенком, едва ли не тыкая в львицу когтистым пальцем - что за шалаву ты сюда притащил братец? Кто тебе позволял, братец? Утютю!

Тоффи не спешил вступаться за честь съежившейся за пузатым боком одной из забитых антилоп львицы, а та между прочим бросала поверх могучих телес обступивших ее самцов весьма напуганные и просящие взгляды в сторону усевшегося чуть поодаль Тоффи. Конечно же она ждала, что темношкурый опять защитит ее. Спрячет подмышкой. Надает по шее своим плохим ребятам, и те мигом разбегутся кто куда, как он сделал это с едва не сожравшими ее гепардами. А ведь он предупреждал ее об эксцентричности его спутников (конечно он разумно умолчал о том, что один из них настоящий ценитель свежего львиного мяса), и просто позволил, так сказать, леди самой адаптироваться в их кругу. Пока это было терпимо и ничем сильно не угрожало Иштар, кроме как слегка помотать детке нервишки, ведь она привыкла к совсем иному окружению, обращению... Как привести девственно-чистую деву в притон разбойников, которые матерятся, ходят в пропитанной потом коже, пьют порошковое пиво и играют в старый обшарпанный дартс.

Ну ладно, хватит, достаточно.

- Не спеши, Хаган, эта девочка не для тебя. - Поднявшись со своего места, медленно переступая, плавно выбрасывая и подволакивая когтистые лапы, низко склонив скуластую морду к земле, словно бы в чем-то провинился. Но на деле еего взгляд извечно недобро прищуренных ярких, золотых глаз, хитро сверкал из-под косматой челки, щекочущей угловатую переносицу самца. Обойдя брата вокруг, который даже при столь сгорбленной фигуре Тоффи все равно был намного меньше, хоть и устойчивее, коренастее, двухвостый остановился напротив него с молчаливой ухмылкой, игриво шевеля своими острыми, растрепанными ушами. Миролюбивая мина шамана была не самым хорошим знаком - на самом деле все давление скрывалось в глубине вертикальных зрачков, плывущих на желтом фоне радужки.

Протянув беспалую конечность, Тоффи с хищной улыбкой фамильярно похлопал Деваса по изуродованной щеке, мягко, невзначай повторяя когтями узор паутинки старых шрамов, - Ну же, не кипятись малыш Деви, - убрав лапу от окрысившейся красноглазой морды, Тоффи склонил голову на бок, выгнув одну бровь дугой в равнодушной иронии, - Ты опять вспомнил молодость названных капитанов мертвой гвардии? Ты правда думаешь, что я ДОЛЖЕН перед тобой отчитываться? - Голос Тоффи, такой успокаивающий, меланхоличный, ласкающий слух, менялся в скользкое шипение, даже не шепот, кусая ушную раковину и тая в себе весомую угрозу. Девастатор уж был в курсе норова своего брата, который сейчас казался спокойным, аки гранитная скала, а в следующее мгновение вот он уже тебя хватает за слишком наглый и любопытный нос, с хрустом откусывая его половину.
- Мои решения остаются неизменными. И я за них в ответе только перед самим собой. - В конце концов он никогда ничего не делал от нечего делать, лени ради, и его спутники были в курсе подчас безумных, но, однако же, полезных идей Сладенького приятеля. - Ты со своей курицей сначала научись охотиться, чтобы обойтись без посторонней помощи, а потом повышай голос на старшего брата, - глухо, гортанно рыкнул напоследок Тоффи, приподняв верхнюю губу на этот раз в ответном оскале, после чего развернулся к львице, подарив ей успокаивающую ухмылку - ну, чего испугалась?

- Я говорил, мои друзья немного эксцентричны. Не волнуйся дорогуша, они тебя не тронут, - обтеревшись о бок встревоженной самки, рыжегривый незаметно поддел раздвоенным хвостом ее плавный подбородок, приподняв красивую голову кошки, как красуясь ею перед друзьями, - Чудесные глаза, - промурлыкал Тоффи, выразительно покосившись на угрюмого, помрачневшего брата, - Так обращаться с леди может только отъявленный негодяй и слепец. Но мы же не такие? Не правда ли? - убрав хвост от мордашки светлошкурой, Тоффи уставился на Девастатора - загляни ей в глаза, дуралей, неужели ты так и не понял? Слабый аромат своего духа, своей чистой крови среди примесей чужого. Мистические навыки Деваса были слабее, вечно затмевались буйным темпераментом младшего, и Тоффи старательно корректировал агрессию красноглазого, направляя его нестабильное духовное составляющее вперед. Иногда приходилось применять силу, но на этот раз Тоф надеялся, что до этого не дойдет. Дев не был идиотом, а Хаган доверял хитрому Тоффи и его выборам. Кроме амбициозных решений, вроде вызвать сильнейших духов из мира иного (хотя всем понравилось!), Тоффи никогда не принимал скоропостижные решения и его спутники всегда были сыты, довольны жизнью и им было... не скучно.
Это же самое главное!

- Ее зовут Иштар. Она побудет с нами. Под нашей защитой. Это Девастатор, мой брат. А это Хаган. Хаги, скажи "привет" девушке. И да, они извинятся за свое грубое поведение.  Не обижайся, ягодка.- Она нужна нам, и мы будем ее оберегать. Почему? - "Потому что я так решил," - безапеляционно заключил Тоф, оттопырив одно ухо в сторону, обратив внимание на сторонний шорох в соседних кустах. - Когда она поправится, Иштар обещала нам помощь в охоте. На нее напали гепарды, пришлось разобраться. Минуточку... кажется у нас тут кто-то еду ворует, - заметив пушистую спину Сомбры, которая явно с кем-то разговаривала, Тоффи резко крутанулся на месте, и прыжком перемахнул через труп травоядного, который потихонечку объедал тощий, как палка, косматый подросток.

- И правда кажется кому-то очень вкусно, - задумчиво протянул мутант, отлично вклинившись между ощетинившимся юнцом, припадающим брюхом к земле, и его обмусоленным чужим обедом.
- Куда? - черный, грязный, с выпирающими ребрами пацаненок весьма шустро повернулся костлявым тылом к задумчивой морде Тоффи, пытаясь поспешно свалить восвояси через кусты-заросли, да, бедолага, неуклюже навернулся кубарем, вспахав пятой точкой дерн. Ириске не составило никакого труда прыжком догнать юнца и грозной горой нависнуть над черным, всклокоченным львенком, который рыча и плюясь грозно замахал лапищами, заехав склонившемуся над ним мутанту по мочке носа, расчертив ее наискосок, - Ауч... - Отступив назад, Тоффи все же не стал выпускать подростка, наступив тому на хвост, - Сколько злобы, ты посмотри... Какой дикарь. Да еще голодный. - Обернувшись через плечо, темный с широченной улыбкой, аж зажмурившись, ткнул лапой в сторону отчаянно брыкающегося Кифо, мол, смотрите смешной какой.

- Уймись, Ворона, я не убью тебя. И ты сможешь даже поесть, - стоило видеть какими глазами посмотрел на него молчаливый крохотный воришка, который и в самом деле больше всего сейчас напоминал выпавшего из гнезда худого вороненка. - Тихо, добычи на всех хватит, - грубо пресек возможные возражения со стороны спутников Тоффи, убирая лапу с хвоста притихшего львенка. - Сколько же в тебе злости, котенок, - еще раз зачем то пробормотал лев, утирая тыльной стороной передней конечности сочащуюся из пореза на носу кровь. И не только злости. Вблизи с подростком, едва только Тоффи напрыгнул на него, чтобы хорошенько проучить вора, самца чуть не снесло волной холода... чего-то черного, леденящего душу, тяжелая аура так и клубилась вокруг их незванного гостя. Еще один странный подарок за сегодняшний вечер.

- Где твои родители? Почему ты один? Да можно, ешь, тебя никто не тронет, - заметив как замешкался у туши подросток, Тоффи еще раз рассеянно кивнул. Кажется у них есть дела поважнее, чем оголодавший котенок - ветер принес запах и новые ощущения. Напряженные, страстные... ощущения надвигающейся опасности, запахи чужого триумфа и убийственной власти. - К нам кто-то идет. Я чувствую приближение агрессивной Тьмы, господа. Останемся здесь, и я предлагаю всем спокойно пообедать и передохнуть. Приведите себя в порядок, мы должны выглядеть перед потенциальной смертью всегда презентабельно. Улыбайтесь. - Заварим чаек для Дьявола? - Ту, самую жирную, что Хаган и Девас убили, - тут он не мог сдержать ехидного смешка, - ... оставим дорогим гостям в качестве подарка и добрых намерений. И Девас, постарайся держать себя в лапах. Хаган, встанешь рядом и прикроешь мне спину, если я не сумею договориться.
Готовьте свои угольки ребятушки, похоже скоро здесь будет жарко.

офф

все действия обговорены

+4

187

Вместе с дневной жарой из мыслей Эйиры ушли и фаталисткие мысли, а на их место пришло какое-то запоздалое удовлетворение от произошедшего. Если подумать, всё не так плохо, как могло бы быть. Хоть её положение висело на шерстинки, она всё ещё была дееспособна, а вместе с этим обнаруживались шансы на выживание даже в такой обстановке. Впрочем, если подумать чуть-чуть сильнее, обстановка тоже была не такой уж и плохой. Да, она проиграла битву, причём весьма позорным способом. Да, вокруг неё были далеко не белые и пушистые зайчики….

Но ведь и сама Эйира им не являлась.

Самое главное – интерес со стороны Абаддон – она получила, а значит можно считать, что в её банду Падшая уже попала. При этом было очевидно, что самая большая опасность могла придти только от этой властной особы, и ни малейшего признака этой опасности на горизонте не было. А остальные угрозы, по большому счёту, были лишь поводом быть внимательной, как и всегда. В конце-концов, ей так и не удалось раскрыться полностью, и некоторые могли просто-напросто недооценивать её… Ну либо это были просто шутки, которые леопрадша не смогла понять.

И вот, один из недооценивавших окликнул леопардшу. Фрэнсис. Леопардша не могла понять, чего он хочет… Или не он? Что-то странное было в этом льве, и далеко не только внешность, хотя несколько предположений у Эйиры было. На это внешность, к слову, ей было вообще плевать: понятия красоты львов отличались от более знакомых ей скайрасских. Внешность, по её мнению, была всего-лишь маской, скрывающей истинную сущность. Ведь до её перерождения все "красивые" лишь гнали её, а после её спасли "некрасивые". Так какая связь между внешностью и поступками?
Правильно, никакая. Именно поэтому Эйира по-настоящему не доверяла никому.

Сохранив гримасу безэмоциональности, самка выслушала что-то о том, что она нужна "там". Но почему он назвал её именно "шаманка"? Это было странно, но и интересно, ведь именно за эти она пошла в это паломничество. Даже если она налажает с местными традициями, она узнает что-то новое!
Интерес подогрело и разрешение Абаддон. Она имеет планы на Падшую, а значит, можно было не бояться за себя. Окружающие её львы вряд ли бы посмели хоть как-то нарушать планы своей предводительницы, а это значило, что можно было заняться чем-то действительно важным, а не трястись над каждым шагом каждого существа поблизости. Эйира даже позволила себе улыбнуться, ведь как-никак, день заканчивался на мажорных нотах.

Когда лев пошёл, леопардша безмолвно пошла за ним, продолжая краем уха слушать Абаддон. Ничего особо интересного и значимого, даже информация о других новичках не вызвала интереса. Ей даже было не особо жалко их. Ночь и тьма предвещали вещи поинтереснее.
Намного интереснее.

>>> За остальными >>>

+3

188

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"10","avatar":"/user/avatars/user10.jpg","name":"Cherr Nel"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user10.jpg Cherr Nel

Кучка новеньких покорно тащилась по раскисшей земле за белоснежным гигантом, который под дождем уже стал серым,  и за той самкой, обещавшей им все в обмен на их души. Конечно это все метафоры, но суть оставалась неизменной. Каждый из них раскрыл шоколадной кошечке все свои потаенные желания, даже те, о которых они боялись подумать до этого, не то что озвучить. Умелая демоница с янтарными завораживающими глазами и обманчивой внешностью выудила из всех них все до самой жалкой капли, до самой скрытой за семью печатями тайны, все, что только можно.

Хотя один из новеньких похоже не боялся озвучивать, то, о чем думал, более того, он наоборот всем, ВСЕМ, скандировал свою даже малейшую и скоростную мысль. За время их турпохода он достал каждого своей болтовней, причем он не один раз получал леща то от черного страшного самца, чья пасть была обезабражена шрамом и который пугающе молчал все время, то от самого Ареса. Но помогло это, увы, лишь ненадолго, и болтун, предусмотрительно ретировавшись поближе к левой части их компании - подальше от черного страшилы и поближе к чудоковатому льву-альбиносу, казавшемуся наиболее спокойным - снова принялся разглагольствовать. То, что его соседи попеременно злобно прижимали уши к макушке, хлестали хвостами бока и всячески пытались отодвинуться от него, совершенно не смущало нашего рыжегривого оболтуса.

Шаксу пришлось идти вплотную к главному оратору их компании и он проявлял поистине сказочное терпение. Все, чем он показывал свое неудовольствие - это лишь хмурый взгляд, сквозь патлы своей лохматой, прилипшей к морде от влажности, гривы. Такому самообладанию можно было позавидовать, впрочем ничего удивительного. Шакс напоминал медведя, такого же флегматичного и неповоротливого, который невозмутимо топал меж рыжегривым и двумя самками-сестричками вместе с еще одной темношкурой. Он был полной противоположностью Ваалу, к разговорам его пока не особо тянуло, как и к общению с остальными. Впрочем из новеньких мало кто переговаривался между собой, они все были заняты своими мыслями и гадали, как же сильно изменится их судьба и что ждет впереди.

- Ну что, мои верные дьяволята, как вам путешествие, а?!

Ракшаса, которую будто подменили во время их путешествия, так рыкнула всем следующим за ней и Аресом, что новенькие аж дернулись, а Сабанак, казавшейся наиболее дохленькой среди остальных, и вовсе испугано поджала хвост. Но шоколадной все же ответили парочка голосов, среди которых громче и радостней конечно же слышался Ваал.

- Великолепно! Замечательно! Очаровательная прогулочка, я так мечтал устроить себе столь чудное путешествие под дождем с новыми занокомыми, с которыми так приятно вести беседу. А так же познакомиться с новыми девочками … вроде тебя, - рыжривый выпалил все это чуть ли не на одном дыхании, а после якобы многозначительно замигал и задвигал бровями, тряся при этом каплями дождя, повисших на его носу. И даже непонятно было, говорил ли он это всерьез или же так искусно валял дурака.

- Ваал, многословие обычно порождает скуку, – не впечатленная ребячеством молодого самца, Ракшаса ответила ему скучающим тоном, а после насмешливо добавила,  – правда Навк?

Черный лев лишь мрачно скривил глаза на вербовщицу, его такими уколами было не пронять - чтобы он среагировал потребовалось бы что-то гораздо большее и надоедливее, типа Ваала, или же кто-то более весомый, чем певчая пташка Королевы, пускай даже такая смазливая и удачливая. Его работа - под руководством Ареса доставить Ракшу и ее новоприобретенный товар более или менее в целости и сохранности, а что там они болтают, совершенно не его забота. Навк вообще не любил лишних звуков. Поэтому последние минуты он слишком часто бросал задумчивые взгляды на местного клоуна в рыжей гриве, будто бы решал: прибить его сейчас или же чуть позже.

Но Ракшаса и Арес прервали тяжелые и черные думы немого льва, объявив наконец долгожданную передышку.

- О, да-а-а-а, - блаженно протянул Ваал, - мать моя львица, наконец-то! Наконец-то, наши доблестные провожатые тоже устали. Наконец-то мы дошли … или нет? А впрочем, я уже все равно не скоро двинусь дальше, вы как хотите, - и лев плюхнулся жопой в грязь, а после вообще не смущаясь, завалился на бок, мгновенно пачкая светлую шерсть и поднимая тучу грязных брызг, от которых все кошечки тут же зашипели и вздыбыли шерстку.

Варлок закатил глаза, буркнув что-то про придурков и удалился в кусты, то ли справить нужду, то ли проблеваться от мудачества, то ли еще зачем-то известным только его темным Богам. Хотя скорее всего он просто скрылся от Ваала, который уже развалился на брюхе и извергал из себя звуки, похожие на мурлыканье, блестя при этом хитрыми глазенками. Сабанак же, злобно отряхивая мокрую шерсть после выходок рыжегривого, покосилась на сестриц и неуверенно села. Навк, черной тенью навис над Ваалом, скривив и так уродливую пасть в еще более уродливом оскале, но Ваал лишь похлопал лапой возле себя, типа давай, садись дружище, и обратился к остальным:

- Когда будем ужинать? Жрать то охота …

- Не скоро, - появился из кустов лев-альбинос, недовольно зыркнув на новеньких, - насколько мне известно, на этих землях царит чума, хотя лично я не заметил ее признаков пока. Возможно болезнь отступает, но рисковать не будем.

Неожиданно над головами котов раздался громокий оклик и, задрав морды к серому полотну неба и к падающими с него каплям дождя, они сумели разглядеть снижающуюся крупную птицу. Ракша, Арес, Навк и Варлок знали кто это, а вот новенькие с интересом пронаблюдали, как венценосная орлица сделала круг над их головами, что-то крикнула Аресу и снова скрылась в пелене дождя.

- Ну и что это была за херня?! - разочарованно воскликнул Ваал.
Навк, видимо доведенный до точки кипения, что не удивительно - с его то расшатанной психикой - неожиданно взревел и кинулся на болтуна, затоптав того в грязь и приготовившись мутузить. Сабанак опасливо отскочила, а Варлок, в очередной раз закатив глаза, просто отсел подальше, предоставив остальным разбираться с этим дерьмом, а именно Ракшасе или же Аресу. Смотря кто из них быстрее отреагирует.

+2

189

Дорога заката

Оставив позади часть из группы, Асмодей, мурлыкая себе под нос неприличную песенку, семенила за их предводительницей. Не сказать, чтобы Абаддон сильно нуждалась в компании блондиночки, но львица, которая привыкла для других намеренно выставлять себя тупенькой самочкой, думающей не о том и не тем местом, любила находиться рядом с этой хищной и властной хищницей. Другое дело, что время от времени жрать всё же хотелось, а добыча, зажатая в пасти, разила запахом крови и попадала солоноватывами каплями на язык. Ну как тут устоять?

Осмотревшись, львица нашла относительно неплохое место, где положила пищу, и проверила, чтобы поблизости никого не оказалось. Делиться своими тушками дик-диков, которые и без того были слишком скудными, чтобы романтично потрошить их на двоих, Асмодей не планировала. С травоядными она расправилась быстро. Тратить время на умывание львица не стала – она пыталась догнать своих и вновь засеменить рядом с лидером. Ну то есть как рядом… позади, потому что - что? Самый лучший вид на аппетитную задницу!

Асмодей не знала, как она выглядела со стороны, но предполагала, что в тот момент, когда решила облизнуться с окровавленной мордой, выглядела, мягко говоря, кровожадно. Впрочем, кого это могло удивить в компании таких, как они? Разве что суриката, который не вовремя оказался на лугах. Заметив его, Асмодей демонстративно придвинула морду к дрожащему зверьку.

- Какой сладкий… - выдохнула она, улыбаясь и демонстрируя клыки. Страшно? Ах, а она так хотела показаться дружелюбной!

Отметить реакцию зверька она не успела – пришлось отвлечься, когда Абаддон обратилась ко всем, заговорив о привале. Несколько секундного взгляда в сторону предводительницы оказалось достаточно, чтобы сурикат выдохнул с облегчением, а потом, опомнившись, быстро дал дёру в противоположном направлении – только трава шуршала.

Фыркнув ему вслед, Асмодей медленно поравнялась с остальными. Она нисколько не устала, несмотря на то, что после приёма пищи обычно клонило в сон. Такой сладкий, когда можно подставить брюхо солнцу и урчать от удовольствия, размахивая хвостом. Нет, она ждала новых распоряжений и совершенно точно не собиралась оставлять Абаддон, когда другие направлялись в их новое логово.

Она не стала лезть к Абаддон с расспросами. Как любая послушная девочка и достаточно умная, чтобы не напрашиваться на резкость, Асмодей ждала, когда обстановка ей сама расскажет о планах. В конце концов, ей всё равно, что делать, главное, что в это время она будет рядом с Рыцарем Ада, а всё остальное – пыль и прах, которые её не волновали.

Непогода… Мерзкая, противная, пробирающая до костей, с вечно падающими на спину каплями и стекающая по телу. Как же отвратительно прекрасно! С наступлением темноты воздух становился прохладнее, а в купе с дождём – ещё сильнее, но Асмодей нравилась такая погода. Капли воды постепенно смывали следы крови с её лап и морды, но местами след смазался и, кажется. стал выглядеть ещё ужаснее, чем изначально.

- Новенькие? – промурлыкала Асмодей. Несмотря на то, что в их компании именно Марбас занималась осмотром всех и каждого, Суккуб не планировала сидеть на попе ровно и терпеливо ждать, когда госпожа позволит подползти и вмешаться в процесс вербовки.

Самка  обошла всех новеньких, осматривая каждого со всех сторон. Одного льва она даже шлёпнула хвостом по крупу, не опасаясь, что за свой дерзкий жест может получить клыками в шею. Она лишь ухмыльнулась, собираясь дать словесную оценку, но успела открыть пасть с улыбкой-оскалом, когда нюх уловил запах крови. Асмодей выпрямилась, забыла о новеньком и осмотрелась, выискивая взглядом источник запаха.

- Кажется, у нас гости.

+4

190

В принципе, для Кифо все складывалось как никогда удачно. Мало того, что взрослые самцы не заметили его присутствия, занятые какими-то своими, мало понятными для львенка разговорами, с виду куда больше тянущими на полноценную бандитскую разборку, так еще и явно не спешили приступать к трапезе — а значит, у подростка еще имелась в запасе пара-тройка минут драгоценного времени. Едва осознав это, Кифо немедленно обнаглел и принялся отдирать от туши второй кусок, еще больше и сочнее предыдущего. Не из жадности, но из банального желания запастись едой впрок: неизвестно, сколько еще ему придется шататься по этим землям с пустым желудком, так почему бы не подстраховаться заранее?

Затея-то, безусловно, очень хорошая... Жаль только, что заранее обреченная на провал.

Привет, — заслышав тоненький голосок незаметно подкравшейся к нему сбоку циветты, бедный юнец едва не поперхнулся зажатым в челюстях мясом. Хотя нет, все-таки поперхнулся — да так сильно, что аж натужно раскашлялся, щедро обрызгав чужую добычу ее же кровью в примеси с собственной слюной. Будь он большим и сильным львом, то непременно бы задавил поганку лапой, в отместку за свое позорное обнаружение... Но он был всего лишь полудохлым, оголодавшим львенком, которому, вдобавок, теперь грозила смертельная опасность. Так что, едва прокашлявшись, Кифо тотчас развернулся на все 180 градусов и, буквально плюнув на еду, на всех парах ломанулся обратно в травяные заросли. Все произошло за считанные секунды: вот один из чужаков вдруг резко сорвался ему вслед, одним длиннющим прыжком перемахнув через погрызенную Кифо антилопу... А вот уже сам Кифо кубарем полетел в грязь, не то сбитый с лап крепким ударом, не то просто неловко подскользнувшись на размытой дождем земле. Перед глазами все слилось и закружилось, как это все бывает при неожиданных падениях, а затем из этого дикого хоровода красок неожиданно выступила чья-то зубастая, уродливая харя, кажется, способная заглянуть прямиком ему в душу. Реакция Кифо была вполне ожидаемой: угрожающе зарычав на врага в ответ, подросток немедленно приготовился отбиваться от возможных ударов, и даже умудрился с размаху врезать Тоффи по носу, оставив ему на память несколько глубоких кровоточащих царапин. Лев невольно отодвинул от него свою жуткую усатую морду, и Кифо тут же перекатился со спины на брюхо, вновь было дернувшись в направлении зарослей... Ага, как же, побежал он! Так его и отпустили. Что-то (а вернее, кто-то) крепко прижало хвост львенка к земле, отчего Кифо повторно бухнулся подбородком в грязь — да так сильно, что аж челюстями клацнул. Дальнейшую минуту, черношкурый с напряженным рыпением пытался высвободиться из чужой хватки, но, разумеется, ни капельки в этом не преуспел: уж больно цепко его держали. В конце концов, Кифо развернулся кругом, насколько позволяла длина его плененного хвоста, и приготовился сражаться с этим грозным лохматым великаном, твердо решив для самого себя, что никому не позволит прикончить его без боя.

Не для того он, знаете ли, вылезал из того вонючего колодца и пережил долгий, изнуряющий переход без маковой росинки во рту!

Я не ворона! — кажется, это были первые слова Кифо за довольно долгий промежуток времени, проведенный львенком в его одиночных скитаниях по нейтральным землям. Первые — и, скорее всего, последние... Юнец практически не сомневался в том, что его сейчас убьют. И оттого сильнее было его удивление, когда Тоффи, вместо того, чтобы ожидаемо грохнуть наглеца одним укусом, вдруг радушно предложил возобновить прерванную львенком трапезу. Всю злость как лапой смахнуло; в непритворном изумлении вытянув свою чумазую мордаху, Кифо истуканом замер все в той же сгорбленной, оборонительной позиции, инстинктивно пригнув голову к земле и почти целиком утопив уши в растрепавшейся косме иссиня-черных волос. Взгляд его, впрочем, оставался все таким же настороженным: львенок был уже достаточно взрослым и осознавал, что никто не стал бы кормить его за просто так. Поведение незнакомца сбивало с толку... И, кажется, не только его одного. Остальные львы тоже казались ошарашенными, а еще очень-очень сильно недовольными. Ну, их, по крайней мере, легко можно было понять... А вот Тоффи, увы, нет. Медленно распрямившись, но все так же не спеша отводить от желтоглазого самца своего пристального, испытующего взгляда, Кифо медленно, бочком, обошел его стороной и вновь приблизился к чужой добыче, где и замер на какое-то время, ожидая дальнейшего развития событий. Быть может, этот странный лев и позволил ему отведать от общего стола, но что насчет его дружков? Ни Девас, ни Хаган не демонстрировали особого радушия, более того, они оба скалились и грычали, явно возражая против такого эксцентричного решения. Пронаблюдав за ними с полминуты, Кифо молча опустил взгляд на оторванный им же кусок мяса — может, ну их к черту, этих головорезов? Тоффи в любой момент мог передумать, и тогда ему, ослабевшему, голодному львенку, точно не поздоровится...

С другой стороны, если он останется, ему перепадет намного больше еды, чем он смог бы унести отсюда самостоятельно. Кроме того, пока рядом с Кифо ошиваются такие страшные и мохнатые громилы, никакой другой хищник не рискнет сунуться к беззащитному подростку, а значит, он сможет прожить чуть дольше — если, конечно же, все они послушаются приказа Тофа. Так как же ему поступить?

Еще немного поглядев на увлеченно разглагольствовавшего самца, Кифо, наконец, принял самое простое и логичное для него решение — не принимать пока что никаких решений вовсе, а спокойно поесть, игнорируя злобные взгляды окружающих. Тем более, что все они внимательно смотрели на Тоффи, на время позабыв о присутствии рядом странного оголодавшего подростка. Так что, Кифо осторожно улегся рядом с тушей и, выждав на всякий пожарный еще несколько секунд, принялся с глухим урчанием пожирать свою небольшую порцию мяса.  Его круглые, стоящие торчком уши при этом активно вертелись по сторонам, теперь уже куда более внимательно прислушиваясь к разговору старших. Весть о том, что сюда, возможно, движется еще одна группа взрослых, агрессивно настроенных львов, ни капельки его не вдохновила... Но Кифо все равно остался лежать на своем месте: сбежать-то он всегда успеет, а вот как следует набить живот мясом халявной антилопы — ой не фаакт.

+4

191

Наступила отвратительная ночь, такая ночь, которая разве только и может быть тогда, когда мы в жопе, в такой, что даже не можем выбраться из тонны грязи как сейчас. Проклятый дождь лил так долго, что превратил все вокруг в болото и это не самое приятное место для кошечки. Небо было такое хмурое, такое тёмное небо, что, взглянув на него, невольно можно было спросить себя: неужели я заслужила мать вашу такую погодку, в этот хорошенький день? Это тоже интересный вопрос, даже очень и пошли его вам дьявол чаще на душу!
Шоколадная приятная шкурка уже давно сменилась на сероватую засохшую грязь, которая сопровождалась отвратительным запахом болотного дерьма, а на зубах скрежет песок, что всяческий отталкивал чувство голода, ибо когда рот полон грязи, в глотку ни одна туша не полезет.
Они шли и шли, а рыжий все никак не заткнётся.
- Вроде меня? да что ты... - бурая с улыбкой на морде вздохнула, ну что за шельма, ей льстило это и она понимала, что чертов шут по имени Ваал когда-нибудь отгребёт  по полной за свой язык. Не знаю сколько еще Ракшаса бы выдержала это путешествие, но одно она знала точно, её бедные лапки скоро отсохнут и отпадут вместе с этой грязью, поэтому плавно кивнув Аресу, она дала понять...
- А ну, остановились - в какой-то момент показалось, что у самки пропал голос, хриплым и тихим тембром, она продолжила - отдохнём.
Кошка с протяжным стоном медленно улеглась на землю, было уже все равно, грязно там или нет, она уже походила  на мерзкого бородавочника, что годами скитался в болотах и валялся в говне. Самокритично, но Ракшаса выглядела реально ужасно. Вытянув лапки вперед, предвкушая дальнейшее мышечное расслабление, кошка растянулась,  словно гимнастка и сладко зевнула, однако её "обряд" прервал чёртов Ваал. Обрызгав всех присутствующих грязью, этого самца даже не смутило ничего, он так же продолжал беззаботно лежать и наслаждаться привалом и знаете, в этом есть плюс, он кидает вызов и даже не боится обратного действия, хороший малый, хороший. Понимая это, Ракшаса промолчала и с интересом  наблюдала за новенькими.
Они, конечно, не знают её, но она-то их знала. Она коротко их знала, она почти изучила их физиономии — и любовалась на них, когда они веселы, и хандры, как, к примеру, Сабанак. Ох, бедняжка Сабанак, что за роль её ждёт в этом клане, лишь бы крошка выдержала весь этот натиск и стала максимально полезной. Или же, как ранее не упоминалась, в нашей компании присутствовали еще две фигурки, которые если честно с трудом оказались здесь, ибо их положение крайне тяжелое, но довольно интересное.
Лимес и Фамес, две прекрасные сестры, которые небось весь мир удивили своей историей, а в частности наверно доходяга Лимес, которая то и дело забывала всё на свете. О них уже многие знали, поэтому объяснений они не требовали.
Не прошло и нескольких минут, как их внимание привлекла птица  и, чёрт возьми, они знали, что это значит. Вытянув морду вверх, выше к небу, Ракшаса заулыбалась, словно безумная она смотрела за движением птицы и понимала, что королева близко.
- Ну и что это была за херня?! - идиот, даже здесь не смог промолчать, собственно, за что и начал отгребать. Секунда и вот уже Навк вовсю жмёт молодого льва все ближе к земле.
- вот уродцы, ну почему сейчас?! - львица закатила глаза, словно мать целого стада, которая не могла их контролировать. Не знаю, кто первый вскочил Ракшаса или Арес, но одно было ясно точно, это надо прекратить. Резко подскочив с земли, самка двумя длинными прыжками оказалось около места, где происходили разборки.
Плотно прижав уши к голове, Ракшаса словно подкатила к ним на задних лапах, глубоко зарываясь в грязи. Мощная лапа, с которой то и дела слетали куски грязи, смачно шлёпнула здорового Навка по голове, ровно 3 раза. Нет, это был не намёк на драку, львица даже когти не вытащила, просто скажем так, дала дружеского леща, сначала по голове, затем легонько по морде.
- Тише Навк! Неужели ты завидуешь его острому язычку? - все те, кто находился в банде давно, знали, за что должен был получить молодой наглец, но сведем все на то, что он не знал и разборки нам просто не нужны. Всё.
- А ты! - переключившись на Ваала, самка продолжила. - Теперь ты будешь открывать свой рот только тогда, когда тебе разрешат! Достаточно лишь слова от тебя, хоть маленького писка, поверь мне, я не стану останавливать моего друга - Ракшаса дерзко указала на Навка - не пройдет и секунды, как ты станешь таким же безмолвным как он, а мы все по кругу пустим твой язык и поделимся впечатлениями о его послевкусии. Вот это кайф, хотелось бы посмотреть на это кровопролитие, от этой мысли бурая невольно облизнулась, завершив все смачным глотком.  Возможно, мы бы все это увидели, если бы наша Королева пришла чуть позже. О, Абаддон, наконец-то  ты пришла.
- Отличный улов, не ожидала, что ты приведешь для меня так много свежих тел. - вроде бы накал страстей стих и Ракшаса верно устремилась к своей королеве, приняв поощрение, которое она так ждала, самка принялась рассказывать о новеньких.
-Итак, начнём с моей крошки... – самка, словно мед произнесла эти слова, ведь наконец-то, она довела этих несчастных до места назначения, и пришло время знакомиться с новой "мамкой". Оказавшись возле Сабанак, шоколадная, словно змея обвелась вокруг неё и сладко шептала ей на ухо, но так, чтобы и Абаддон слышала.
- Сабанак...хороший представитель своего вида, красива… - в этот момент шоколадная сделала паузу и обратила свое внимание на вновь прибывшую львицу, чья внешность славилась красотой, а нрав привлекал многих окружающих. …но не на столько как наша Асмодей. Расплывшись в улыбке, Ракшаса таким способом поприветствовала красотку, тихонько кивнув в её стороны и незамедлительно продолжила. - Она недостаточно сильна физически, но, я уверенна, что эта малышка проявит себя, у нас найдется много заданий для неё  -
продолжив держать Сабанак в «тисках» бурая чуть прижалась к ней, словно тиская маленького ребенка, прикрывая глаза от удовольствия – правда милая? Промурчав сладкую речь, Ракшаса решила продолжить не отходя от Сабанак.
- Тот что валяется в грязи – самка указала на Ваала – зовут Ваал, экзэмпляр еще тот, но поверьте мне, не загрызет, так заболтает до смерти – фыркнув, она продолжила – но я уверенна, что намерения его буду чисты, ведь как нам известно, если кто-то не может скрыть своих мыслей, то рано ли поздно их выдаст его язык.
Чтож, про своего любимчика рассказали, теперь перейдём к интересным личностям. Выпустив Сабанак из своих объятьев, самка поспешила к двум сестричкам, о которых Ракше не терпелось рассказать, ну по крайней мере о одной из них...
- Дерзкая и неуправляемая Фамес, чей нрав пришёлся мне по вкусу, однако, тут есть над чем поработать - ничего не стесняясь, шоколадка буквально сходу прикоснулась к голове серой своими губками, плавно перетикая к крупу и скажеи так, откровенно оптираясь об неё, словно после любовных утех. Закончив эту показуху, Ракшаса медленными шажками приблизилась к её сестре.
- А это её сестра задохлик, порой мне казалось Абаддон, что такие как она не доживают и до года, но о чудо!  - воскликнула самка - этот хороший кусок мяса остался жить и мне это понравилось. - чёртова стерва, словно издевалась над бедной львицей, но такого была её натура, слабых она не очень признавала и это она подверждала тем, что убила собственную мать.
- но у нас есть проблема, порой некоторые раны заживают очень долго или же вовсе не заживают... прошептав рядом с Лимес, самка заботливо облизнула её шрам на голове, будто старалась зализать эту проблему. О проблеме Лимес бурая решила пока промолчать, ведь она не всех закончилась представлять.
- И наконец-то Шакс! – обратив  внимание на этого самца только сейчас, Ракша подметила тот факт, что он всю дорогу покорно шёл и наблюдал за происходящим и  не проронив ни слова. Слава Богу.
- По нему сразу можно сказать, что в бою этот самец явно может лидировать и хочу подметить, что всю дорогу он не приносил нам никаких неудобств, покорно шёл к Вам на службу, моя Королева – самка уважительно склонила голову перед своей Аббадон и тем самым закончила рассказывать о новеньких. Через мгновение Ракшаса медленно подошла к своей королеве, все так же чутка склонив голову и постаралась максимально близко к ней подойти и сказать так, чтобы никто кроме неё не услышал.
- Не хочу, чтобы ты усомнилась в моем выборе, но мне надо сказать тебе. Лимес, как бы сказать, когда-то долбанулась головой, да так, что ей напрочь голову отшибло и теперь у неё память как у рыбки, буквально. Но Абаддон, мозги может ей и отшибло, а вот душа целёхонькая. - сказав это, бурая отошла, дабы не получить люлей за такую информацию.
- Кажется, у нас гости. – запах кровь резко ударил в нос, заставив привлечь внимание и Ракшасы, которая тут же отошла от своей королевы и устремила свой взгляд туда же, куда смотрела Асмодей.
- Ваал, я советую тебе поднять свою задницу и приготовиться.

Отредактировано Rakshasa (12 Сен 2017 14:39:01)

+3

192

Травушка муравушка, как её много и как она хороша. Марбас с упоением собирала каждую травинку, совершенно отключившись от дел земных, даже про остальных своих друзей забыла, всецело опуская морду в зелень изумрудных лугов. Она искала многое и нашла почти всё, а что не нашла – найдет потом. Ей даже не мешал противный дождь, что портил полосатую шкуру, а вместе с ней и добавлял в воздухе аромат мокрых кошек. Да, запахи Сосеуха и его брата давно оставили этот луг, а вот Королева и милая Асми было еще неподалеку. Да, Абаддон отдыхала, а её личная смазливая мордашка как обычно разгуливая вокруг или нежилась на траве. До наступления ночи и дождя…

- Эх, вот найду Сосеуха и ухо ему откушу, - буркнула травница, игнорируя Крэкса с одуванчиком в пасти. – Это же надо было, взять и кинуть меня, пф, стоило только братцу появиться и тут же свои яйца навострил к нему, зараза полосатая.

- Да вы оба полосатые!

- Заткнись!

Сложив всё в сумку и поудобнее закинув её на себя, оставив разве что пару трав первой необходимости в пасти шакала, Марбас побрела к королеве, собираясь спросить у неё о скорых планах, а именно – как скоро они пойдут за остальными. Да, Абаддон может навешать каждому, но не должна королева сражаться с теми, кто недостоин даже прикосновения её тяжелой лапы. Марб слишком любила свою «мать», чтобы позволить ей вступить в конфликт с возможным, куда более опасным патрулем, нежели разбитый еще днем. Да вот только Марбас не боец, а послабляющие травы засунуть в пасть врага будет крайне сложно. Это же не Сосеух, они всякую дрянь не подумав жрать не станут.

Услышав рык королевы, когда та одним своим словом завершила привал, Марб живо встала позади неё и показала расслабленной и немного грязной Асмодей язык. Да, сейчас полосатой хотелось подурить, да и настроение было подобающим… Было… Было… Ну вот кто просил тащить именно сейчас новые морды, да еще и с компанией старых морд? Уууу, как Марб не любила остальную часть их проклятой компашки, да и болтали они редко. Она одного только Ареса до боли в почках не любила за его поведение и любовь к дарованной власти, а уж про остальных… Ну их в пень и всё тут.

- Детка, осмотри-ка новеньких. Нам нужны только здоровые и выносливые, слабые не потянут, - услышала травница вполне очевидные слова от той, кто не потерпит мусора вокруг себя или хотя бы половину мусора, черт разберет вкусы Абаддон, как и её настроение.

- Хорошо, мам, - не без иронии в голосе, повиновалась Марбас, едва заметно закатив глаза, - я быстро.

И правда, быстро, ведь Марбас не слушала Ракшасу, целиком и полностью углубившись в жамканье и щупанье всех новеньких. Разглядывая самок сверху, а самцов на одном с ним уровне по росту, полосатая могла сказать смело, что это мясо на ножках пойдет королеве в качестве пешек или посыльных, черт их поймешь. Не болеют, не хромают, не воняют чумой, так что уже могут стать претендентами на пушечное мясо. И только та самая львица с памятью рыбки вызвала у Марбас негодящее гудение в груди. Не особенно то слушая, что шепчет Ракшаса королеве, Марб сильно хлестанул себя по правому боку, пока оголяла клыки перед больной на голову львицей.

- Если мои слова, как травницы что-то и значат, то я выступаю против её нахождения среди нас, - выступила капская, смотря на королеву, но не на «пташку» рядом с ней. – Она – обуза. И пользы от неё не больше, чем от Френсиса в заигрывании с львицами, да простит меня эта шипелка.

+4

193

Если вы не знаете, как вывести из себя Хагана, то просто взгляните на Тоффи и его поведение. Серьезно, не стоит составлять продолжительные планы с хитросплетенным сюжетом, не надо строить козни и подлянки… Просто, блядь, взгляните на этого грациозного льва-павлина, а после поймите, что вы хотите жить и не повторяйте за ним его глупости.

Морда капского потемнела еще тогда, когда сладкий лев начал свои ажурные речи про принятие самки в их группу и довольно позерное отчитывание Деваса на глазах этой бабенки. Что на нахер, читалось не только в его темных глазах, но и в напряжении каждого мускула. Матерый выдвинулся вперед, но вовсе не ради защиты своего ирокезного друга, нет, сейчас эта морда хотела заглянуть в глаза Тоффи и спросить, не без сквернословий, каким местом он думает и с чего вдруг решил, что остальные двое будут его слушать. Ибо Хаган мог хоть сейчас напомнить другу, каким местом обернулась к нему его удача, когда тот начал слишком много позволять себе в банде, да и по сути, чем закончилась для него и Деваса ликвидация той самой банды. Подохли бы от безумия под гнетом своих предком, и никто бы их не вспомнил.

И вот, эта птичка окрепла и снова начала чирикать дичь. И не столько проблема была в бабе, сколько в подачи новости о ней, ведь Тофф всем своим видом дал понять, что решение принял и клал он член свой на мнение других. И вот как на такое можно реагировать спокойно? Дальше – лучше, какой-то малый, чьи ребра казались массивнее его мышц и массы тела в целом, пытался стыбрить у шаманов их добычу. Что надо делать с ворами? Правильно, давить их надо, как гнид, но и тут Тоффи показывает новую грань своей доброжелательности, чем окончательно переступает черту границы терпения Хагана, что можно сравнить с обратной тягой при пожаре. Бегите дети, Фантомас разбушевался.

- Тофф, мать твою! – рявкнул капский, в два прыжка оказываясь рядом с ним, чтобы накрыть своей тушей его, а мокрым Хаган был еще менее привлекательным, нежели в сухом своем виде, только глаза продолжали светить в темноте по стабильному, опасно. – Я понимаю баба, Тофф, когда присунуть хочется, а дырки рядом нет, но этот? – матерый кинул скорый взгляд на воришку, не скрывая злобного оскала. – Что дальше? Дети, метка территории и корона на жопу? Когда я соглашался убить прошлую банду и спасти от их переворота твою шкуру, меньшее, чего я ждал в ответ на свою помощь – это происходящее сейчас.

Янтарные глаза сверкнули ярче, когда малец под Тоффи завозился и явно не воспринял слова Хагана, как обычное ворчание, что не могло не намекать на существование у воришки хотя бы зачатков мозга. Еще не всё потеряно.

- Хочешь играть в семейку? Играй, но этим двоим лучше не подходить ко мне, - и колкий взгляд теперь уже коснулся и Иштар, а следом и клыкастая улыбка Хагана во всю его пасть, - ну только если со смертью не захотят так очевидно поиграть. Тогда всегда пожалуйста.

Больше с Тоффи говорить не хотелось, да и погода портила итак обгаженное другом настроение. Фыркнув носом и дернув мордой, стараясь хоть как-то исправить плачевное состояние своей гривы, матерый, как и остальные шаманы вокруг мог почувствовать что-то темное впереди. Это было даже забавно, ведь Хаган в своем родном прайде если и ощущал подобную ауру, то лишь разом от пятерых Черных шаманов. Если такую тьму несет в себе один - он либо чертов высший демон, либо одержим им.

+7

194

Королева проклятых с интересом изучала взмокшие морды новеньких, под растворяющийся в звуке дождя ясный голос своей певчей пташки  - Ракшасы. Она постаралась на славу, так много и сразу, жаль только не все отменного качества. Например Сабанак. Рыжая предпочитала больше видеть сильных самцов, как Ваал и Шакс, ими Абаддон осталась более чем довольна, поэтому колючий взгляд  на них не задержался, а вот самки не дотягивали и подверглись более пристальному изучению. Пока Марбас и подключившаяся к ней Асмодей оценивали товар, Абаддон в пол уха слушала Ракшасу и зрила в самый корень, в саму душу. То, что она увидела, оказалось более или менее приемлемым, кроме одного - Лимес. И сомнения подтвердила Бас, громко их озвучив. И вправду, зачем им содержать бесполезную тушу, которая судя по внешнему виду вот-вот отбросит коньки?

- На кой черт ты притащила мне это растение, - недовольно рыкнула гигантка с презрением оглядывая полудохлую сестрицу Фамес. Морда рыжей скривилась и Ракшаса тут же поспешила исправить положение без лишних ушей, горячо что-то зашептав своей Королеве. По мере ее слов, лицо Абаддон слегка разглаживалось, но недовольство так и осталось.

Однако, что либо предпринять Абаддон не успела. Теперь уже все почуяли чужаков и нервно навострили уши, голодно заозиравшись. Внемля словам Асмодей, кошка повернула голову туда, где чудились кровавые нотки вперемешку с чем-то особенным. В животе голодно заурчало, и не у нее одной.

- Абаддон. Они там,- появившаяся из ниоткуда черная мамба, скользнула в грязи к ногам гигантки и качнула головой в сторону. Черная гадина времени зря не теряла и как всегда уже успела разнюхать кое-что,- Они сз-з-нают, что мы рядом. Я с-с-слыш-ш-шала.

- Разберемся с тобой позже, пустить ли тебя на корм или же на опыты Марбас, - выплюнула Абаддон Лимес, а затем повернулась к белоснежному воину,- Арес, прихвати сестриц и Сабанак, - Рыжая брезгливо кивнула в их сторону головой, - и отправляйтесь в кряж. Там я приму тех, кто будет мне полезен. Я надеюсь ты справишься с та-а-а-акой лёгкой задачей и найдёшь след Сосеуха с остальными, - рыжая смерила высокомерным взглядом старого знакомого. То, что его отстранили его от намечающейся заварушки наравне со слабыми представителями, должно было задеть могучего воина. Абаддон знала, что белокурый метит в главари патрулей, так пусть побегает для начала, чтобы заслужить подобную благосклонность своей Королевы. То, что они когда-то были в одном прайде, не даёт ему никаких привилегий. Чтобы поравняться с Абаддон нужно приложить много, очень много усилий.

-Вы же двое остаетесь. Посмотрим вашу пригодность на деле, - Ваал и Шакс тоже удостоились колючего зеленого взгляда гигантки, после чего Абаддон обратилась к оставшимся, лукаво ухмыльнувшись, - Время ужина, детишки.

Властно махнув хвостом и окропив всех водой с рыже-грязной кисточки, словно благословив на дурные деяния, Королева проклятых повела за собой туда, куда манила ночь, окрашенная нотками сладкой трапезы. Кровь всегда привлекает к себе хищников, ночь всегда привлекает к себе монстров. А сегодняшняя привлекла целую стаю проголодавшихся до чужой крови и дичи демонов.

Раз, два. Аба ищет тебя.
Три, четыре. Помолись своей богине.

Поджарые фигуры молчаливо двигались вперед, щедро поливаемые дождем из темных туч, проглотивших луну без остатка. Казалось дождь становился только сильнее и утопил в себе все живое, сокращая видимость и скрывая любые звуки, даже перекрывая запах добычи, что так будоражила сознание хищников.

Пять шесть. Демоны ее хотят есть.
Семь, восемь. И придут они без спросу.

Они появились из дождя мокрые, с горящими глазами и оскаленными клыками, а морды искаженные зловещими тенями, словно маски. А впереди всех, стояла огромная львица, чей взор поблескивал мертвым светом, переливаясь ярко-зеленым сквозь призму дождя. С рыжей шерсти текло так, будто вода вот-вот смоет ее шкуру вместе с мышцами и оголит миру черную сущность Королевы Проклятых.

- Ну, привет, котики, - осклабилась самка, плотоядно облизываясь.

Гигантская кошка остановилась, слева тут же возникла черная безобразная тень Навка, молчаливо подсчитывающая силы незнакомцев, с другой Асмодей, словно в противовес уродливому льву - само обаяние. Чуть поодаль Марбас и Ракшаса, а Ваал и Шакс позади всех. Варлок же встал позади немого, принюхиваясь к незнакомцам ментальным образом. Альбинос не был официальным шаманом, но кое-что знал и чувствовал астрального, вот и сейчас, неприятный холодок пополз по хребту льва от этих чужаков.

Тем временем кровавые ручейки сбегали к только что подошедшим прямо под лапы, раззадоривая аппетит. Истоки они брали с чей-то начатой трапезы, поблескивающей влажными обкромсанными костями, да с рядышком лежащей туши, еще относительно целехонькой антилопы, даже чумных пятен видно не было. Ноздри огромной кошки жадно затрепетали, а зрачки расширились, разглядывая зрелище перед собой. Но не из-за вида добычи, нет. Грязные, грязные души грешников - сладкое зрелище. Абаддон с восторгом читала их сущности, одна запятнана похлеще другой. Подростка рыжая лишь вскользь удостоила взглядом, мелочь она не очень любила, а на самку так и вовсе не посмотрела - пока что они ее не заинтересовали, а вот эти трое ... о да, они сумели заинтриговать ее черную сущность.

- Ах , какое зрелище, - обратилась Абаддон то ли к своим, то ли к чужим, - Асмодей, смотри сколько кандидатов для тебя собралось. Аж слюнки разбегаются, правда? Самочка тоже ничего, хиловата только.

Королева медленно прошлась кончиком хвоста снизу вверх по задней лапе светлошкурой, напоследок легонько шлепнув по аппетитной части своего прелестного суккуба, демонстрируя окружающим манящие изгибы, прекрасной кисы с ангельским обликом и демонической сущностью.

Барбарийка надеялась слегка отвлечь чужаков самцовыми инстинктами, в то время как сама с интересом пошарила взглядом по ним. Они точно не были местными жителями: их выдавал совсем иной запах, нежели метки на границах; облик совсем не маленьких и затюканных дрыщей, и конечно же поведение. А самое главное ... это были грешники. Сродни ее клану. Их души были так же темны, как их шкуры, лишь глаза поблескивали, пропуская наружу нечто ... тёмное. Абаддон сразу же заинтересовалась чёрным, как воронье крыло, самцом, воистину огромных размеров, в чьи глаза она могла заглянуть наравне. Заглянуть и увидеть там саму тьму. У рыцаря Ада даже дух захватило и сладко
засосало под ложечкой от зависти, ведь такие устрашающе черные-черные глаза она могла иметь лишь только когда вызывала нечто столь же темное.

-Фу, что за хрень у него с хвостом, -подал голос Ваал, вылупившись на необычного льва во все свои чистейшие глазёнки, однако врознь его словам было видно, что отвращения он ни капли не испытывал. Наоборот, нетерпеливо переминался на лапах, будто желая подойти и потрогать сию необычность.

-Тихо,- рявкнула рыжая, предупреждая нарастающий шум за спиной. Навк, стоящий рядом, злобно дал хвостом по морде молодому самцу.

Однако теперь и Абаддон обратила внимание на особого самца, чей хвост походил на язык Рокшар, черной гадины, которая затаилась меж лап воительницы. А заглянув в его горящие глаза, можно было увидеть там такую же хитрую змеиную душу - Абаддон в этом не сомневалась - как и у черношкурого гиганта, как и у темно-серого, с ирокезом на голове вместо полноценной гривы.

- Кажется мы успели к званному ужину, - наконец прервав гляделки, плотоядно оскалилась самка всем троим, коротко мазнув хвостом вправо и влево, давая знак своим рассредоточиться. Мокрые силуэты львов полукругом обступили незнакомцев, в предвкушении облизываясь, - Как любезно, что вы накрыли нам стол. Сами пригласите или у вас самообслуживание?

Тени угрожающе зашевелились за ее спиной, в то время как Абаддон мнимо улыбалась во всю свою клыкастую пасть, “добродушно” щуря ядовитого цвета глаза. Нужно быть дураком, чтобы не уяснить что к чему, и не понимать, что львы за ней сдерживаются лишь незримыми поводками своей Королевы. Которая не спустила их лишь потому, что заинтересовалась необычными чужаками. Пока что.

Девять, десять. Поспешим играть мы, дети.

Отредактировано Abaddon (7 Окт 2017 22:26:59)

+6

195

Кошка и не надеялась на то, что ее встретят с такой любовью и нежностью, словно ждали всю жизнь. Оба самца явно были не в восторге от львицы, которую Тоффи привел, но оно и понятно: раненая, довольно маленькая по-сравнению с ними по размеру, слабоватая, а главное, совершенно не способная на какую-либо защиту (в данный момент времени, конечно) против любого, кто, в принципе, станет их врагом. Не нужно было быть искусным шаманом, чтобы не почувствовать, как от обоих самцов разит злостью, ядом, черным едким туманом, а особенно от этого огромного мохнатого исполина больше всех желающего причинить ей вред.

- Я говорил, мои друзья немного эксцентричны...

- Ты привел меня в самое пекло. И не говори, что ты не знал их реакции... - Иштар не закипала и продолжала говорить спокойно, но по ней была заметна легкая дрожь, мотивированная страхом и явным нежеланием подходить к этим стервозным бабам с гривой. Но едва ли самка успела подумать о побеге, как раздвоенный хвост Тоффи скользнул под ее подбородок, приподнимая аккуратную мордочку. Иштар подняла свои красно-карие глаза с коронкой на Деваса, взглянув на него чуточку надменно, а затем лапой легко отодвинула хвост своего спасителя, еле слышно фыркнув. Его сладкие речи приятно щекотали уши, но если эти двое на нее все-таки наточат зуб, то тогда поможет ли его бархатный голос?

- Я так погляжу тебе повезло с родственниками, да и друзей ты выбирать умеешь, - прошипела львица, еще раз кинув взгляд на самцов, с которыми ей, похоже, предстоит проделать путь. Иштар бы не хотела с ними жить бок о бок, а то глядишь, загрызут еще чего доброго. Лучше пока держаться поближе к спасителю и не отходить от него дальше, чем на пару метров. Придется побыть его хвостиком, главное, чтобы не приставал.

- Не обижайся, ягодка, - Тоффи всячески пытался загладить вину перед своими агрессивными друзьями, на что Иштар лишь усмехнулась. Она бы могла сострить, но предпочла этого не делать, поскольку рисковала собственной шкурой. Сейчас она должна быть предельно осторожной, потому что теперь окончательно начала понимать в какую игру она ввязалась.

Благо ей повезло: все внимание львов переключил некий львенок и, как поняла самка, этот малыш самым наглым образом тырил еду у взрослых самцов.

"Идиот", - подумала кошка, нервно дергая хвостом. Воровать еду у этих психованных - полное самоубийство. Иштар перевела обеспокоенный взгляд на Тоффи, надеясь, что лев не тронет его и не позволит убить его этим двоим. Самец действительно легко поймал незваного гостя, предпочитая наступить ему на хвост и держать подле себя. Видимо, с той же целью, что и Иштар - от греха подальше.

- Он глупенький, но отчаянный и смелый, - прошептала она, останавливаясь рядом с Тоффи, - пригодится.

А сама напрягалась каждой клеточкой своего тела, сомневаясь в том, что ее слова возымеют какой-то эффект на льва. Да пусть хотя бы отпустит его: только бы не прибил невинное дитя, оставшееся без родителей и желающего всего лишь поесть. Иштар понимала этого мальца от части: она знала прекрасно, что не смогла бы выжить без отца, а этот живет - не то ему так хорошо везет, не то он не так глуп, как кажется на первый взгляд (что на самом деле вряд ли). Это, впрочем, все неважно: она готова была даже просить Тоффи, лишь бы он оставил котенка в живых, но в этом не было необходимости. Лев позволил подростку набить желудок свежепойманным мясом, чем резко взлетел в глазах Иштар, как бы это странно не было.

Однако насладиться геройством Тоффи львица не успела. Она отреагировала на голос своего героя и подняла морду, расширив глаза от удивления. Прямо к их компании подходила невероятных размеров кошка, а сзади нее тащили свои хвосты несколько львов и львиц, очевидно, будучи постоянно находившиеся подле нее. Таких исполинов она никогда не видела, тем более, самок, но все бывает в этой жизни в первый раз. Инстинктивно Иштар зашла за спину Тоффи, но не решаясь обнажить зубы: лишь изучала, поглощала взглядом и удивлялась тому, что видела. От этой кошки веяло, как ни странно, еще большей черной мглой, чем от этих позади стоящих самцов вместе взятых.

- Самочка тоже ничего, хиловата только, - говорила львица, от голоса которой шерсть Иштар вставала дыбом. Почему ее учитель не предупредил ее о том, что таких типов, как Тоффи, надо сторониться?   

- Ты знаешь ее? - шепчет Иштар своему сладкому мальчику, одновременно понимая, в какую же она глубокую задницу попала сегодня, связавшись с этим двухвостым.

+6

196

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Дальнейший порядок отписи: Девас, Тоффи, Кифо, Хаган, Асмодей, Марбас, Ракшаса, Абаддон, Иштар
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

197

Иногда Девасу просто до усрачки хотелось вцепиться в поющую сладким голоском глотку своего старшего брата, лишь бы тот заткнулся и перестал, наконец, вести себя так, словно он уже воздвигся над смертными Темным двухвостым божеством. Слишком многого Тоффи себе позволял, руководствуясь… чем? Своей силой, авторитетом или попыткой запугать таких прожженных шаманов, как Девас с Хаганом? А не попутал ли ты берега, часом?

- Это, наверное, должно было очень страшно прозвучать, - озлоблено сузил ярко-алые глаза Дев, небрежно мотнув башкой в сторону, чтобы сбросить с мохнатой щеки когтистую лапу Ириски, которая довольно нахально поигрывала его шрамами. – Да только как-то смешно вышло. И с «курицей» я своей разберусь, будь уверен! Диктовать будешь своей бабенке, братец!  – уже вслед двухвостому процедил Опустошитель, чуть поддавшись своим коренастым корпусом вперед и с мерзким скрежетом полоснув когтями булыжник, валявшийся рядом. Яка, напряженно прислушиваясь к обмену любезностями между шаманами, сидя на загривке своего хозяина, тоже гневно взмахнула крыльями, всколыхнув чужой гребень небольшим ветерком.

- Он не прав! – практически беззвучно проклекотал сапсан, чтобы его услышал только Девастатор. – Мне выклевать ему глаза?
Однако самец лишь иронично усмехнулся столь заманчивому предложению Стрелы, отрицательно покачав головой. Тоффи, конечно, тот еще ублюдок, но идти, устраивать месиво с этим самодовольным пижоном… вот уж чего младшему льву хотелось сейчас меньше всего. До неприличия много сил было спущено на эту смехотворную охоту, которую даже язык не поворачивается назвать удачной. Поэтому Дев, мысленно послав Ириску и его новоприбывшую девку к черту, лишь с долей раздражения хлестнул себя хвостом по крепким бедрам, а затем лениво опустился на задницу рядом с Хаганом и принялся слушать трескотню Тоффи, сонно прикрыв глаза и показательно цокая языком «обелаболеболе – буууу!». Искоса взглянув на капского, Девас убедился, что каннибал тоже не пылал энтузиазмом, был хмур и недоволен неожиданной гостьей, и по совместительству, еще одним голодным ртом.

«Похоже, ты крепко вляпалась, кошечка», - почти с жалостью подумал шаман, разглядывая светлую львицу без особого интереса. Этот двухвостый змей настойчиво обвивался вокруг нее, словно голодная анаконда, играющая со своей жертвой и тщательно наращивая себе аппетит перед тем, как медленно сожрать. Девасу слишком хорошо был известен нрав брата, чтобы с первой же минуты ясно понять, что неспроста тот буквально клещами ухватился за самку, с присущей ему аккуратностью лепя Иштар такие предложения, от которых ей не приходилось отказываться. Одна, ранена, кругом враждебно настроенные чужаки, а позади – мерзопакостные гепарды… И некому защитить убогую, кроме героического Ириски и его сомнительной компашки!

И все-таки, зачем она ему?

«Ах, вот в чем дело!» - осенило Опустошителя, едва он только заметил столь живописные глаза Иштар, которые вовсю демонстрировал им Тоффи, и так и этак крутя голову самки своей двойной кисточкой. Эта ярко-оранжевая каемка вокруг бездонного зрачка Иштар на фоне карих радужек… Подобная расцветка встречалась только у тех особей, кто принадлежал к их древнему роду потомственных шаманов. Значит, Иштар была с ними одной крови. Как тесен мир, однако.

И все равно Девас не совсем догонял, с чего мутанту приспичило нянькаться с ней, даже если она приходится им какой-нибудь дальней теткой или сестрой, через три с половиной колена. Подумаешь, родственница… Черта с два Дев теперь тоже должен стелиться перед ней, да и помощь ее в охоте никому здесь нахрен не уперлась!

Пренебрежительно фыркнув в жесткие усы, самец с толикой лени поскрябал по своему грязному животу задней лапой, как вдруг резко вскинул голову и навострил округлые уши, пробитые шаманскими украшениями. – Оу, неужели Сомбра умеет не только жрать нахаляву? – лев тут же подскочил с примятой травы и порывисто дернулся следом за Тоффи, вспахав землю тяжелыми когтистыми лапами. Двухвостый мутант пытался остановить воришку, который осмелился настолько обнаглеть, чтобы позволить себе красть чужую добычу прямо под носом трех здоровых шаманов, с далеко не самыми светлыми аурами. Девас хотел, было, позвать свою смертоносную Стрелу и даже успел сложить губы для свиста, да только успел уловить зорким взглядом суетящийся, черный как смоль, колючий комок шерсти, едва ли выше стебля осоки. – Всего лишь чумазый детеныш, - несколько разочарованно протянул шаман, постепенно сбавив скорость и предоставляя Тоффи самому с ним разобраться. Весьма забавно было наблюдать со стороны, как тощий взъерошенный подросток отчаянно скалится на Ириску и даже умудрился тому заехать промеж ноздрей своей когтистой лапой. Будь Девастатор позлораднее, он наверняка бы поаплодировал от души, а после нарисовал на песке смачную десятку баллов такой смелой выходке юнца. Но самец только отпустил легкую снисходительную усмешку, чуть прижав заостренные уши к своей башке – ну, гаденыш, ты нарвался на крупные неприятности на свою костлявую жопу! Впрочем, где-то в самых отдаленных закромах мрачной души Опустошителя скромно заколыхался светлый луч совести, которая тоненьким голоском звала самца перехватить удар Тоффи, если тот вздумает прямо на месте прикончить горемычного львенка.

«Ага, уже бегу!» - мысленно отмахнулся Опустошитель, подойдя чуть поближе – так, на всякий случай. Костлявый, с выпирающими ребрами и присохшим к хребту желудком Кифо представлял собой весьма жалкое, хоть и довольно агрессивное зрелище. И хотя Девас был далеко не самым лучшим шаманом среди всей их удалой троицы, даже его ментальной тупости хватило, чтобы определить, сколько дьявольской бездны таится в сердце подростка, который словно бы обозлился на целый мир вокруг себя. Такой необычно…пугающий пацан.

Впрочем, о его удручающей ауре было скоропостижно забыто, едва только Тоффи вновь распахнул свою наглую пасть и милостиво пригласил львенка набить себе голодное брюхо их общей добычей. И если Деваса просто передернуло от очередного пренебрежения брата своими спутниками, то обычно молчаливый Хаган рассвирепел не на шутку. В какой-то момент Опустошитель даже решил, что капский сейчас сокрушительной горой попрет на сладкоголосого, ибо тот уже сорвал все мыслимые и немыслимые пределы терпения огромного шамана. Сначала раненая баба, теперь этот взъерошенный сопляк… не слишком ли много набирается за один только вечер? – Хаги, остынь, старина,- он даже попытался успокаивающе похлопать лапой по вздыбленной холке Жнеца. – Дался тебе осиротевший пацан, лучше прибереги свой боевой пыл для более серьезных противников…

Словно посланники Ада спустились к ним, чтобы собственноручно забрать с собой их черные души.

Хищно рычать и демонстративно скалиться было совершенно бесполезно: эта исполинка источала вокруг себя жуткий ореол Тьмы, который не снился даже Тоффи с его попытками дотянуться до запретных плодов темных шаманов. Еще не произнеся ни слова, она давила своим горящим взглядом, бесцеремонно ощупывая прогнившие сущности самцов – Девастатор отчетливо чувствовал, как его читают, будто раскрытую книгу, изучают, анализируют…

Страха не было, а вот замешательство отчетливо отразилось на настороженной морде Опустошителя: какого хера им всем здесь надо и дадут ли ему, наконец, пожрать за этот гребанный бесконечный вечер?

Отредактировано Devas (15 Окт 2017 10:10:53)

+6

198

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

199

Выслушав уйму претензий, как от своих старых спутников, так и от Иштар, темный с постный миной прикрыл тяжелые веки и молча покивал, мол, да-да, конечно. Я узурпатор, я негодяй, я плохой парень который заботиться только о себе и ни с кем не считается. И насильник то я малолетних воров, и похититель приличных дам, весь такой гнусный, плохой и вредный. Тоффи растянул кривые губы в ехидной усмешке, испортив сокрушенную театральную гримасу легкой издевкой, затаившейся в глубине его суженных в щели зрачков. Они никогда не будут им довольны. Хотя и знают, что этот проныра с двумя хвостами никогда не делает ничего просто так. Всему есть своя цена.

А у жизни цена более чем высокая, и это на своей шкуре испытал каждый из всех присутствующих здесь, и разве это не должно их всех сплотить? Они все импульсивны, все злы и все жаждут продемонстрировать свою власть над другими. Но у Тоффи есть весы, на которых с одной стороны он положил свой язык и мозги, а с другой стороны ярость и всю внутреннюю злобу, густую и вязкую как деготь, неприятную, как он же, и воняющую трупным запахом.

Это не значило, что у других не было достоинств, каждый превносил в команду (помимо вечного недовольства) что-то свое, и у каждого была своя выдающаяся роль. Конечно эта парочка могла бы сплотиться и вместе загрызть четырехпалого выскочку когда-нибудь такой темной ночкой, у них было много таких возможностей. Но, очевидно, они понимали, что большее что им светит без его компании - бесцельные скитания по пустынным землям до тех пор, пока они не загнуться в обнимку в канаве, или их не уничтожит под корень местный прайд. Слова Хагана нисколь не тронули нежные струнки души черношкурого - они оба прекрасно понимали, что их сплотила черная аура шаманства, и они бы просто не справились в одиночку обособленно. Они тогда все на это пошли. И каждый привнес свою крохотную мысль, свой кусочек чтобы сложить паззл. Да, он решал каким будет следующий их шаг, но они вместе строили для этого ступени. Считаем, что эти двое могли бы принести пользу их компании, поскольку Тоффи уже видел дальнейшую перспективу для их развития, с точки зрения настоящего бизнесмена. А эта парочка капризничает хуже девочек. Зачем да почему... - "Праотцы, я сожалею... о своих ребятах," - фыркнув закатил глаза темный, качнув мохнатой головой, - "Сколько возмущения. Мы всегда можем убить их, если от этих двоих будет больше проблем, чем пользы. От одной газели не обеднеем на парочку лишних ртов."

Ну да ладно, поворчат котята да остынут. У него еще встреча на сегодня назначена, чай не до бурных семейных ссор с битием посуды.

Темный молча повернул голову в сторону трещащих кустов, с интересом наблюдуая за эффектным появлением рыжей, как огонь, и огромной, как буйвол, самки, чьи глаза полыхали изумрудными, и крайне наглыми угольками. Еще бы нет - тяжелый запах крови облаком накрывший центр просторных лугов наверняка вызывал голодную резь в желудке и обильное слюноотделение  у любого хищника, подошедшего достаточно близко, чтобы уловить встречный поток ветра.В ответ на изучающий и нахальный взгляд их гости, Тоффи изучающе рассматривал не только ее колоссальную и статную фигуру, от которой пахло смертью и страхом, но не забывал о ее спутниках, молчаливо  подсчитывая возможных противников, обступивших их компанию тесным полукругом. Если одну гигантскую особь, видимо, одной с Хаганом породы, была возможность завалить при неблагоприятном исходе, то ее компания может создать им огромные проблемы. Странно что всем заправляет самка. Значит дама влиятельная, и опасная. Впрочем об этом догадаться совсем не сложно. Авторитетность рыжешкурой шла не только из-за ее размеров. - Нет, - коротко откликнулся на тихий вопрос Иштар шаман, не отводя взгляда с претендующей на их добычу львицы. Не знал, но не впрочь познакомиться. Обратил Тоффи внимание и на притягательную внешне, даже сексапильную особь позади вожака, Асмодей, как обратилась к ней исполинка, целенаправленно обращая внимание самцов на свою союзницу. - " Игрок на эмоциях, наглая, жадная, требовательна и высокомерная," - тихо анализировал Ириска, принимая во внимание каждое брошенное им в морды слово, каждый жест рыжей самки, - " И жестокая." - безусловно.
Все, кроме нее молчали, и их незванная гостья испытующе уставилась на всю честную компанию, кажется, явно задаваясь вопросом, кто же из них главный. Ее предпочтения падали на мрачную морду старика-Хагана, судя по ее оценивающему "зырк-зырк" по темной шкуре, - " Будем надеяться, что мои скромные размеры ее не разочаруют, " - ухмыльнулся шаман, медленно поднимаясь с места и  непроизвольно дернув заостренным ухом в сторону чересчур любопытного "секьюрити" огненной незнакомки.

- Мои парни всегда охотятся с запасом. - Растянул в кровожадной улыбке губы желтоглазый, бесстрашно уставившись в морду незнакомке, слегка задирая свою собственную вверх. - На случай проголодавшихся гостей, конечно же, - вежливо шаркнул лапой самец, протянув беспалую конечность в приветственном жесте сей дивной барышне. - Я Тоффи. Рад знакомству. Это Девас, мой брат, Хаган, Иштар и... просто очень голодный мальчишка, - некоторое время разглядывая запихивающего себе за обе щеки мясо подростка, Тоф вновь с невозмутимой образиной воззрился на самку, - Мы будем рады разделить нашу скромную трапезу со столь величественной эм... леди, - почтительно склонил остроухую голову темный, изобразив подобие реверанса, - Хорошие манеры прежде всего, не так ли? О... - алое зарево на горизонте а так же взвившиеся в небо искры невольно привлекли внимание разноцветной компании, - Кажется в вашу честь даже салют организовали, поразительной красоты зрелище, не правда ли? - вновь ослепительно заулыбался лев, наблюдая за яркими всполохами в небе и вцепившись когтями во вздрагивающую почву под лапами. - Высшие силы явно благоволят нашей встрече. Я и мои ребятки приветствуют Вас и ваших... друзей, для совместного ужина.  Честное слово, мы очень мирные и очень дружелюбные... я и мой хвост никого не обидим, - широченно и самодовольно ухмыльнулся темный, приглашающим жестом указав на разодранную жертву, игнорируя недовольно проскользившего у него по шее Немезиса, который, тем не менее, с неподдельным интересом в свою очередь взирал на фамильяра Абаддон - не так часто можно встретить в природе змею-меланиста. Те более одного  собой вида. Тем более самку.
- В Вас очень много темной энергии, это весьма приятно ощущать в нашем тусклом мире. Прошу прощения, - он громко причмокнул и близоруко прищурился, - ... так как ваше имя? Если это, конечно, не секрет.

Отредактировано Toffee (20 Окт 2017 21:22:15)

+5

200

← Пустошь

Оствинд плелась позади всех, уныло выслушивая лекции от питона. Как же он её достал своей чрезмерной осторожностью. Осторожность — очень классная вещь, но не в моменты голода и явной нужды в чужой помощи.
Леопон глубоко вдохнула, прикрыла глаза, чтобы хоть как-то угомонить зарождающуюся внутри злость, и в конечном итоге не сорваться на друга. Не смотря на вечную болтовню Ниши, мысли Винд были устремлены очень далеко отсюда. Подросток размышляла об отце, который бродит где-то в полном одиночестве, наверное, всё ещё ищет семью. Ости не рассказывала историю своей жизни даже Ниши, потому что просто не видела в этом смысла. Да и зачем? Прошлое на то и прошлое, чтобы отпустить его и двигаться только вперёд.
Кошка шла всё медленнее и медленнее. На это обратил внимание змей, уползающий вперёд. Он остановился и обернулся к подруге, грубо спросив:
Ну чё ты застыла? Давай, шевели своим мохнатым задом, я ещё не закончил тебя ругать!
Пятнистая подняла на него грустные голубые глаза, трусцой подбежала к Ниши и тихо сказала:
Запомни, моё имя Бернарда.
Подожди, но ты же Оствинд! — питон округлил чёрные глаза от удивления. — Да и ты уже представилась, как Оствинд! Какая ещё Бернарда?
Леопон зло зыркнула на змею и недовольно дёрнула хвостом. Эти постоянные допросы действительно бесили. Неужели так трудно хоть раз замолчать и сделать так, как тебя просят?
На его вопрос самка ничего не ответила, лишь догнала идущую впереди тройку и попросила их не называть её настоящего имени, не обращаться к ней, да и вообще забыть о нём.
Прошу, я не хочу, чтобы кто-то знал моё имя. Теперь его не должно существовать. Не задавайте лишних вопросов, ладно?

Она надеялась на понимание. В мире творится столько подобных историй, когда некоторые хотят избавиться от любых напоминаний плохого времени.
Имя — единственное, что осталось от прошлых событий, семьи. И оно каждый раз с такой болью резало слух. Сразу вспоминались лица любящих родителей, всплывали по памяти знакомые запахи шерсти родных, запах молока, тепло и уют. Появлялось ностальгическое настроение. Хватит уже страдать. Если начинать новый период в жизни, то без печальных историй из прошлого. Слишком больно.

→ Пещера

офф

извиняюсь за такой малюсенький и ненасыщенный пост, он, правда, дохлый какой-то. в реале такой завал с этой учёбой и всякими дурацкими мероприятиями, давно ничего не писала. позже разыграюсь, получше посты пойдут с:

Отредактировано Bernarda (21 Окт 2017 16:39:51)

+2

201

Кифо, конечно, чертовски проголодался, но даже радушно предложенное Тоффом угощение не смогло целиком отвести его внимания от происходящего вокруг. Жадно отрывая себе один мясной лоскут за другим, с приглушенным урчанием проглатывая каждый из них не жуя, без малейшего проблеска отвращения пачкаясь кровью убитого травоядного, Кифо, тем не менее, продолжал бдительно следить за действиями окруживших его львов, на тот случай, если кому-нибудь из них придет в голову наброситься на охамевшего юнца, вопреки отданному приказу. Больше всех остальных, Кифо тревожил самый здоровый и мрачный на вид самец, любовно прозванный "Хаги" — огромный, черный, косматый и, конечно же, до ужаса агрессивный. К тому же, он довольно четко дал понять: никаким худосочным подросткам к нему лучше не соваться, если только те не желают быстро и относительно безболезненно покончить жизнь самоубийством. Их с Тоффи темношкурый приятель, чья не до конца оформившаяся грива стояла причудливым багровым ирокезом, казался куда менее страшным на вид, да и в целом не стремился во что бы то ни стало прикончить бедного голодного львенка. Скорее даже, наоборот. Кифо невольно задержал взгляд на его изуродованной шрамами морде, прикидывая, насколько тот может быть опасен... И в конечном итоге решил, что и от этого странного льва стоит держаться в стороне, даже несмотря на его кажущуюся снисходительность. Пожалуй, единственной среди присутствующих, кто не вызывал такого уж явного опасения в душе Ворона, была тихоня Иштар — во-первых, она была самкой, а во-вторых, она и сама казалась отчасти напуганной, хоть и старалась держаться поближе к Тоффи. Из общего разговора, Кифо заключил, что она была здесь таким же новичком, как и он сам.

Так или иначе, Иштар тоже была для него чужой.

"Валить отсюда надо, вот что," — в конце концов, решил Кифо. — "Как только отвернутся — задам стрекача. И мяса прихвачу," — отвлекшись от своих наблюдений, юнец все так же молча вцепился клыками в частично оголившееся ребро антилопы, намереваясь оторвать себе всю кость целиком... да так и замер с крепко стиснутыми челюстями, во все глаза уставившись на невесть откуда вынырнувших из дождливой мглы чужаков. — "Черт!" — мда, припоздал он слегонца, со своим отложенным побегом... Широко распахнув яркие желто-зеленые глаза, Кифо обвел взглядом сгрудившихся кругом незнакомцев, с упавшим сердцем осознав, что уже едва ли сможет уйти отсюда незамеченным. Да и вообще уйти. Тоффи и компания так же не показались ему шибко обрадованными... Но они-то все зрелые, сильные львы, и смогут за себя постоять в случае необходимости, а что делать ему, тощему и слабому подростку?! — "Нахрена я вообще сюда сунулся..." — выпустив ребро из зубов, Кифо нервозно облизнул окровавленные губы... а после во все фонарики уставился на циклопических габаритов огненно-рыжую самку, по сравнению с которой даже громила Хаги казался если не младенцем, то как минимум средних размеров львом, ничем внешне не примечательным. Вороненок в жизни своей не видывал таких огромных зверюг, как эта клыкастая дива, претендовавшая на их... простите, Тоффину жратву. Не удивительно, что он широко разинул пасть от изумления и на какое-то время благополучно выпал из реальности, просто немо рассматривая Абаддон из своего импровизированного укрытия. Честно говоря, он предпочел бы, чтобы та вовсе не обратила на него своего внимания, но Тоффи, гад такой, зачем решил "представить" его этой жуткой великанше. Спрашивается, ну какого черта! Кифо не издал ни единого звука, и вообще не шелохнулся, даже глазом не моргнул, завороженно уставясь прямиком в глаза этой демонической самке — но та, кажется, не особо заинтересовалась его присутствием. Львенок украдкой выдохнул с облегчением... А затем медленно, осторожно поднялся с размытой проливным дождем земли, едва заметно дергая встопорщенной кисточкой хвоста.

"Что мне делать?"

Он так и не успел ничего толком сообразить на этой счет: в какой-то момент, всю округу залила необычно яркая вспышка белого света, и подросток, вздрогнув всем телом, обернулся в направлении громыхнувшего далеко на востоке вулкана, невольно скопировав действия окружающих его львов — все они как один повернули морды в  ту же сторону, что и он сам, прервав разговор и посвятив несколько долгих, напряженных секунд изучению огромного "ядерного" гриба на горизонте. Забавно, но Тоффи пришел в себя первым, и как ни в чем не бывало продолжил свой витиеватый монолог — смешно, как будто тот вообще был хоть кому-то интересен! На фоне такого-то светопреставления... По-крайней мере, сам Кифо даже не особо к нему прислушивался, с отвисшей чуть ли не до самой земли челюстью наблюдая за творящимся вдали звездецом и мысленно спрашивая себя, что было бы, находить они чуть ближе к эпицентру разрушения.

+7

202

Вокруг становилось интереснее и интереснее, Хаган мог дать хвост на отсечение, что призраки этой ночью собрались вокруг не зря. Они точно знали о приходе того, кто видит их. Кто приметит их и возможно, напитает своей аурой. Это были злые духи, погибшие не своей смертью, но отобравшие много чужих жизней. Одинокие призраки львов, истерзанные перед смертью так, что можно было увидеть оторванные конечности в туманной дымке. Все они были едва заметны и становились лишь образом из капель дождя, если смотреть пристальней, но боковое зрение давало всю полноту мистической картины вокруг. Место становилось магнитом и каждый тут ждал, когда же явит свой лик персона общего сбора.

И довольно скоро мокрые кусты затрещали, роняя мелкие листья и капли воды на мокрую траву. Вперед вышла гигантша среди всех самок, которых Хагану удалось повидать за свою жизнь. В его прайде все львицы были крупны и сильны, но в сравнении с этой... Они были ничтожны. Он с любопытством слегка склонил голову к левому плечу, заглянув львице прямо в глаза. И там он узрел пламя нижнего мира, о котором слышал, но в которое не верил в меру верование в собственных кровавых богов. Она сама была, точно то пламя. Её шкура была огненной, точно само солнце пустыни опалило её, мышцы под шкурой совсем не уступали мышцам самцов. Дай ей гриву и она издаст рык, что заставит скинуть яйца каждому менее габаритному самцу в округе. Да нужна ли ей эта грива для этого? Вряд ли.

Матерый усмехнулся, слушая её почти загробный голос и совсем не обращал внимания на окружающих. Та миловидная самка, какой она казалось остальным, подле путницы выглядела для шамана весьма аппетитным и горячим блюдом. В прямом смысле этих слов. Возможно, она бы потешила его либидо, но это стало бы последним грехом в её сладострастной жизни. Блудница, как она есть. Да и остальные спутники огненной львицы были не без своих тараканов в голове. Местами болтливы, местами до нервного рыка зыркающие, другие - полосатые, почти не покидали тень своей предводительницы и смотрели вокруг с явным нежеланием находиться среди чужаков. Разношерстный народец, ничего не скажешь.

Когда пришло время говорить главарям банд, Хаган позволил себе наглость улечься на мокрую землю вблизи Тоффи на глаза всех присутствующих, точно откровенно показывая своё к ним пренебрежения. Боссы вряд ли бы обратили на это внимание, а вот любая борзая шестерка могла и заагриться, попав точно в сети черного шамана, который не без голодного блеска в черных склерах продолжал то и дело изучать незнакомцев. Но так же он слушал... Каждое слово Тоффи и этой самой большой кисы. Пусть Опустошили и рычали друг на друга временами и явно в большей степени не были довольно пополнением, но ни Девастатор, ни Хаган не позволят и волоску с гривы Тоффи упасть. Вот такая странная у этих мужиков дружба. Лучше они сами своему другу-двухвостке темную устроят.

- Сомбра, снова шляешься, - дернув ухом на тихое приближение своей циветты-болтушки, Хаган не без довольного оскала заметил её напряженную мордашку, на которой читалось единственное "что за ересь тут происходит, дружок?"

И секундных гляделок хватило, чтобы Сомбра забралась за правую лапу матерого и изредка поднимала из-за неё свою цветастую голову.

Неожиданно, вдалеке сверкнуло, точно из-под земли вырвалось очередное солнце, решившее осветить саванну раньше другого и более реального шара в небе. Хаган напрягся и прищурился, стараясь не терять даже в этот момент окружение и чужаков. Глаза в ответ на это пустились создавать огромное количество черных и белых точек своему хозяину, но матерый лишь скрипнул клыками и продолжил сканировать местность, изучая реакцию прочих. Бабахнуло. Чтобы там не было, пиздец - самое легкое тому описание. И вспышка, а следом и грохот вдалеке сменился лишь едва заметным и почти неуловимым ароматом гари и отблеском алого в небе.

- Как думаешь, что там?

- Ничего хорошего, - коротко отвечает Хаган Сомбре, дергая мордой и опуская её на мгновение, чтобы следом поднять крайне кислый взгляд с тенью "ты серьезно?" на Тоффи. Эта конфета сейчас серьезно объявила ту яркую хрень фейерверком в честь гостьи? Если она польстится на это, то явно окажется не столь умной, как решил сперва шаман. На такое только дура может среагировать, не иначе.

- Высшие силы явно благоволят нашей встрече.

Что ты...

- Я и мои ребятки приветствуют Вас и ваших... друзей, для совместного ужина.

Мать твою...

- Честное слово, мы очень мирные и очень дружелюбные... я и мой хвост никого не обидим.

Несешь, Тоффи!?

Аура темного так и излучала весь спектр эмоций, что захлестнули его разум с желанием ударить Тоффи головой о камень и напомнить, что не всё то золото, что блестит. И если уж стал боссом банды, то и веди себя соответствующе, а не распускай свои яйца и гриву перед каждой, кто темной аурой чаще пахнет, чем самцовым запахом.

Нет, Тоффи даже могила не исправит. Этот фрукт просто невозможно проигнорировать, он сам вам в глотку залезет, заставит проглотить и сам же изнутри отравит, продолжая после свой путь через прогрызенные изнутри животы своих жертв.

+5

203

Мокрую киску заказывали? Нет? Ах, как жаль!

Асмодей поравнялась с Рыцарем Ада и встала по правую сторону от неё, как главная помощница и похотливая лапка во всех её ужасных начинаниях. Самка хоть и выглядела блондинистой несмышленой дурочкой и зачастую намеренно так вела себя, потому что обмануть противника и поселить в его мозгах мысль, что её можно не воспринимать всерьёз и относиться исключительно как к всегда готовой для развлечений, было ей на лапу. Намного проще с улыбкой и нежностью вскрыть кому-то клыками горло, пока он примеряется к твоей заднице и уже представляет себя на вершине. Больно и низко падать, увы и ах.

Львица чувствовала и видела интерес своей Предводительницы. Много не надо, чтобы понимать то, о чём думает Абаддон в нынешней ситуации. Еда, конечно, в любом виде довольно заманчива, если не попорчена гнилью, разложением и чумной заразой, но сейчас, несмотря на все витавшие в воздухе соблазнительные запахи, сладенькими были возможные новенькие. Правило Рыцаря Ада и её сторонников: или ты с нами – или ты труп. Асмодей предложила бы компании первый вариант. Тем более что он подразумевал возможность провести время со вкусом!

- Асмодей, смотри сколько кандидатов для тебя собралось.

О да, в этот раз им повезло. Прошлые самцы, которых так нахваливала Ракшас или как там её – та львица, что никак не затыкалась и которую навряд ли кто-то особо слушал, не воодушевляли львицу на подвиги. Но тут все трое, как на подбор. Подростка она в расчёт не брала, потому что тот, хотя и подавал надежды своей угрюмой и мрачной мордой на что-то-то достойное в будущем, сейчас же был хилым ребёнком, которому надо было набираться опыта и успеть порасти в определённых местах. Асмодей так и хотелось потрепать его за угрюмые пушистые щёчки. Три добротных самца – это то, что нужна. Нет, самка тоже была ничего, но в сравнении с Абаддон – пустое блёклое местечко. Асмодей нравились женщины больших масштабов, а у рыцаря Ада было, где развернуться. Она так высоко подняла планку в оценке львиц, что Падшая едва ли обратила бы внимание на львицу, если бы Абаддон не заговорила о ней.

Блуждающий по телу хвост завораживал. Асмодей чувствовала, как у неё по телу бегут возбуждённые мурашки, а сама она едва удерживалась от мурчащего наслаждения и оттопыренной к верху задницу. А ей так хотелось потереться о бок Предводительницы и влезть под её брюхо, но нельзя. За такое поведение её точно не похвалят и не наградят, а если накажут, то явно не в той форме, которую бы с утончённым удовольствием приняла бы Падшая. Она знала, зачем Абаддон это делает – не из личного желания грязно и вульгарно поиметь свою детку при всех и показать, насколько у неё крутые яйца, что под ней извивается самка, хотя, по факту, у Аба для этого чисто физиологически ничего не было, а чтобы продемонстрировать всю прелесть такой компании и перспективы сотрудничества.

- Фу, что за хрень у него с хвостом.

Асмодей отвлеклась от своих игр с Предводительницей и с любопытством посмотрела на самца с раздвоенной кисточкой. Её всегда привлекали необычные кадры, а такие в её профессии были не то что бы редкостью – в их компании навряд ли бы затесался хоть один нормальный и здоровый во всех пониманиях лев, но такое она встречала впервые и это показалось ей сладким. С одним-то хвостом можно ловко манипулировать другими, как это делала она, а тут целых два!

- Интересно, а у него только два хвоста или что-то ещё в двойном размере? – негромко хихикнула львица. Она нисколько не потешалась над особенностью льва. Наоборот! Ей стало очень-очень любопытно испытать его хвост на практике. да что там! Не только хвост, а всю эту большую и такую сладко пахнущую мужскую тушку. Тем более, что Бельфегор так не вовремя от неё убежал, оставив без сладкого. ну, ладно-ладно! Это она от него убежала, потому что увидела что-то интереснее, чем весёлые потрахушки у всех на виду. Но тут ей выпал очередной шанс развлечься, почему бы не воспользоваться?

Что ж, подведём итоги. Несмотря на проявленную лёгкость в общении и поведении со стороны льва с раздвоенных хвостом, которых назвался Тоффи, Асмодей не получила должного внимания к себе. Ничего удивительного. Она поймала лишь быстрый взгляд на себе, а потом заметила, как самец сконцентрировал всё своё внимание на Рыцаре Ада – ну, классика же. Абаддон всегда привлекала к себе внимание исходившей от неё угрозой. Игнорировать её было чревато последствиями. Словно в подтверждение этому в саванне разверзлись первые врата Ада и красным заревом озарили небо.

- Как чудовищно красиво! – львица нисколько не испугалась возможной угрозы. Её завораживал вид катастрофы, отдававший привкусом смерти. Они даже принюхалась, надеясь вдохнуть запах горящей плоти, но, увы, разочарованно вдохнула лишь кровь той туши, которую спешно жевал подросток и которую собирались сожрать они на правах гостей.

Еда самку нисколько не интересовала. У неё был голод, и она хотела его утолить. К тому же, Абаддон не возражала, а Асмодей, получив отмашку, направилась к Тоффи, нисколько не опасаясь, что кто-то из его братьев или его подружка, которую львица даже не удостоила беглым взглядом, решит напасть на неё. Это было рискованно, учитывая расстановку сил, да и какой в этом смысл? Если только никто из них не почувствовал, сокрытую в светлошкурой самке угрозу. Но никто же этого не видит, верно.

Львица оказалась рядом с Тоффи, вплотную, нисколько не стесняясь своего поведения, потёрлась боком и головой о её грудь и шею, словно ласковая кошка, которая льнула к своему любовнику и просила к себе внимания, но нет, она не просила – Падшая требовала, пока мурчащие нотки тонули к неё в глотке и слабо вибрировали отзвуками наслаждения. Она томно прикрывала глаза, обхаживая его и, хотя могла обойтись без своей силы, всё же выпустила её. Пусть и другие хотят так же, как будет хотеть он.

- Боюсь, что мне не хватит вашего угощения, чтобы утолить свой Голод, - сладко промурлыкала кошка, поднимая тёмные глаза на самца и игриво задевая его брюхо, в опасной близости к.. хвосту, щекочущей и дразнящей светлой кисточкой.

+4

204

Почему она не пошла с Сосиской?.. Потому что надо было думать сразу, а не после.

Полосатая самка медленно шла за хвостом своего главаря, то и дело оглядывая на новеньких, что шли немногим дальше. Совсем чуть-чуть, один аж пытался зыркать на Бас, но та зыркать могла не слабее, наученная Сосеухом за время их более близкого общения. Итак, что же имела полосатая из той информации, которой поделилась с ними Абаддон? Да ничерта Марбас не имела на самом деле, помимо мокрой шкуры, фыркающего рядом шакала и полного нежелания топать по этой мокрой зеленой траве, навстречу приключениям. В тепло травнице хотелось и пожрать, а то от дик диков она по глупости отказалась, теперь расплачивается ворчанием желудка и его первичными попытками пожрать самого себя.

Постепенно, шаг королевы становился медленнее, и прочие львы замедлились, понимая, что и лишнего шага вперёд босса лучше не делать, а то убьет. Серьезно. Убьет. Запахи, что доносились сквозь мелкий дождик были едва ли сытными, но густую слюну в горячей пасти травницы вызвать смогли. Возможно, лежи там брошенная туша наполовину съеденной зебры и Бас бы вперёд мамы ускакала её жрать, наплевав на последствия в виде проклятий и тяжелой лапы по заднице, но именно сейчас к аромату мяса присоединялись и запахи чужаков. Такое чувство, будто они бедную добычу прям по этому полю катали и в итоге она умерла до того, как кто-то из незнакомцев сумел нанести решающий удар. Собственно, хрен их знает, если она догадалась и там правда есть, что пожрать – это сперва придется проверить и только после сказать Абаддон, что та может взять первый кусок… С тела добычи или чужака.

И вот, хозяева тех самых мускусных ароматов. Бас скептически дернула бровью, вытягивая шею из-за спины Абы, не собираясь приближаться раньше положенного и ближе нужного. Самцы… Почти обычные самцы, которых не меньше за спиной травницы. Один огромный, черный и явно не божий одуванчик по характеру, второй больше тянул не на льва, а… змею с двумя хвостами. Возможно, Бас судила предвзято, но не улыбаются так широко чужак чужаку, только если подлянку устроить не хотят. Что третий? Ну… Марбас определенно оценила его странного вида гриву, торчащую исключительно вверх и совершенно не закрывающую шею, и плечи. Как он в драках то выживает, бедный? Но один лишь более пристальный взгляд на морду этого хмурого и травнице всё становится ясно. Количество шрамов говорит само за себя, как ни крути, а шрамы самцов украшают и полосатая позволила себе немного позалипать на незнакомца, пока остальные лупали своими зенками на черного громилу и ту говорилку с двумя хвостами.

Но даже в момент залипания от Бас не ушло движение хвоста своей королевы и то, как реагировала на это прикосновение Асмодей. Ну да, как же без этого, ну как же не взять, да не приманить этих жирных мух на вкусную и сочную... какашечку. Ничего такого, Марбас любила эту милую блондиночку своей причудливой любовью, но вот этот её так и не понятый до конца самой Бас, трюк... Ну не понятый и всё тут, а со стороны именно на то самое и смахивает. Кстати, о мухах, продуктах переваривания организма и прочем. Сама полосатая едва под саму себя не сходила, когда за её спиной сверкнуло, бабахнуло и заставило погоду сыграть в весьма жестокую с кошками игру. Ливень. Супер. Просто супер. Теперь полосатая выглядела еще более противно, ведь та шкурка, что делала её более округлой и не такой "большой", буквально облегала под тяжестью ливня каждую мышцу самки, выставляя её в крайне мужеподобном виде. Комплексы, привет.

- Тьфу, - тихо выругалась травница себе под нос, передней правой лапой смахивая с морды ручьи холодной воды; противно. - Я хочу проверить, что это мясо нормальное, Королева, дайте взгляну поближе.

Травник на то и травник, что ему нет дело до болтовни начальницы с кем-то другим, кто куда мельче её в размерах, допустим. Уже нет повода опасаться за шкуру матушки, а вот за её желудок... Да, Марбас первая оказалась у мяса, с более удобного ракурса разглядывая не только его алый цвет на фоне потоков воды, но еще и пару ранее за замеченных морд. Подросток и самка. Да, в львице аж что-то материнское проснулось и этого забитого парня захотелось не только накормить, но и по головке погладить, а самку - пожалеть. Кажется, что только слепой мог не заметить на её мордашке тень недовольства и "да какого хрена тут происходит?". Асмодей ей явно не понравилась. Скорее-всего даже из-за возможности влиять на организмы вокруг. Если бы Бас уже имела какой интимный опыт, ей бы тоже было не особо радостно рядом с подругой находиться, ну а так... Тут итак мокро, есть ли разница?

- Жрать можно, - ощупав добычу самцов, лизнув её со стороны брюха и понюхав как следует, подвела итог травница, поднимая морду к Абаддон и не особо замечая, как к неё в этот момент приближался тот черный громила.

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Западное королевство » Изумрудные луга