Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы


Холмы

Сообщений 61 страница 90 из 217

1

http://sg.uploads.ru/L8cjS.png

Один из широких рукавов Зимбабве поворачивает на восток и почти скрывается между холмов, поросших густой желтой травой и деревьями. Река не слишком глубока, и ее можно перейти вброд. В этих местах некогда можно было встретить огромные стада слонов и бегемотов, неторопливо принимающих ванны или пасущихся в тени акаций, но сейчас здесь довольно пусто. Холмистая местность уходит куда-то вдаль, к горизонту, туда, где вздымаются пики невысоких гор.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Цикорий, Шалфей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

*ссылка на предыдущую тему — Холмы

0

61

Надежда. В голубых глазах львицы, в таких наивных и чистых, словно небо, когда оно без единого облака, в таких светлых и ярких - в них, этих глазах, отражалась огромная надежда. Она видела сейчас в Люциане не просто льва, она видела в нем самого сильного и смелого самца, в лапах которого держался чуть ли не весь мир.
Но от него сейчас зависела жизнь всего лишь маленькой обезьянки. А кроме того - спокойствие через чур разволновавшейся львицы. Песочная с каждым днем чувствовала себя очень беспокойно, ей хотелось то рыдать, то прыгать от счастья. Она, казалось бы, понимала от чего ее поведение было таким, но на деле не могла скрыть своего волнения и трепета сердца. Пузо прибавляло хлопот все больше...
- Ладно, - щенячьи глазки и слезы Элики Люц не выдержал. А все это, наверно, во благо его малышей. Стал бы он так унижаться, лезть наверх, ради того, чтобы она была счастлива? Или ради того, чтобы сохранить жизнь мартышке, до которых львам обычно нет дела, кроме случаев, когда им совершенно нечем закусить. Элика полагала, что все эти пункты о которых она думала, ужасно незначительны. Он действует только лишь ради того, чтобы песочная по глупости своей, не навредила львятам. И пока молодая самка преспокойно рассуждала об этом, ее Люциан-герой-всех-мартышек, решился-таки вспомнить мастерство лазанья по деревьям. Не сказать, чтобы лев ловко перебирался по веткам, но львица оценила его порывы поскорее освободить мартышку. С замиранием сердца она стояла на земле, не сводя глаз с отца ее будущих детей, волнительно перебирала лапами и перебегала с одного места на другое. Благо, что волновалась и суетилась она молча, считая, что ее самец сам прекрасно справиться с подсунутой ему задачей.
Тем временем маленькая мартышка, заприметив, что к ней в гости решился наведаться лев, подняла истерику. Впрочем, ее дрыганья руками и ногами не помешало Люциану дотянуться до нее, не получив в морду при этом. Он с легкостью перекусил одну лиану, желая поскорее дотянуться до второй. Не смотря на то, что лев, который пытается языком ухватить прочные веревки, обнимая при этом ствол дерева, словно самку, что вот-вот захочет оседлать - выглядит странно, как минимум, Элика его таковым не считала - она с замиранием сердца смотрела на его работу и молилась, чтобы он не сорвался и не покалечился.
Все-таки сорвался.
Бабах!
Песочная подскочила к Люциану, ошарашено осматривая его.
- Ты в порядке? Ты не ушибся? - Она чувствовала себя совсем виноватой за то, что заставила его лезть наверх, а с другой стороны была очень горда тем, что выбрала именно его. Теперь она была абсолютно уверена в том, что малыши с таким папашкой точно выживут.
Элика головой уперлась в шею льва, когда убедилась, что все в порядке. Она благодарила его за смелость, поддерживая таким образом и помогая встать на лапы. Ей жутко хотелось, чтобы он знал, как смело он себя повел, но не могла подобрать ни нужных слов, ни действий.
- Пойдем в логово. Если что-то будет болеть, то обязательно скажи мне, - только это Элика лишь произнесла в итоге, опуская голову вниз. На сегодня им приключений хватит. Самцу просто необходимо полежать, потому что будет не удивительно, если его спина заноет после такого смачного удара об землю.
А тут еще живот снова кольнуло. В который раз, опять. Будущая мать повернула голову вбок, осматривая свой живот. В ее глазах нарастало беспокойство.
"Уже близко" - взволновано думала она, при этом стараясь вести себя спокойно. Ей не хотелось волновать Люциана хотя бы раньше времени.

А пока львица крутилась возле самца, проворная мартышка тем временем юркнула в первые попавшиеся кусты. Впрочем, львы не могли заметить, что через каких-то пару минут, глаза этой же обезьянки с любопытством потом наблюдали за ними.

-------→>>Джунгли

+1

62

Горе древолаз предпочёл немного полежать перед тем, как предпринять попытку встать. От удара воздух выбило из легких, и он не успел порадоваться тому, что: а) он успел вовремя вернуть язык на место, чтобы смачно его себе не прикусить; б) злополучная мартышка не свалилась на него сверху, как манна небесная. Но и при таком раскладе он видел один сплошной минус без положительных просветов.
Не ушибся ли я?
Люциан бросил на самку скептический взгляд. Несомненно, он влез не на такое уж и высокое дерево и пробрался не так далеко, как истинный бананоед, но спрашивать, не ушибся ли он, когда он на её глазах полетел, нет, не словно птица, а мешок непонятно с чем, несколько… если не издевательски, то странно. Вопреки желанию что-то эдакое сказать в ответ, серый воздержался и, почувствовав помощь самки, начал подниматься на лапы. Не всё настолько плохо, как ему показалось изначально. Он осмотрелся в поисках виновницы своего падения. Нет, не Элики, а непутёвой представительницы древолазов. Как она вообще запуталась в лианах?!
- Эй! – окликнул он мартышку, которая смоталась быстрее, чем он успел сообразить, что поцеловался поутру с землёй. – А «спасибо» сказать? – самец хмыкнул. Он не ожидал хвалебных отзывов в свой адрес, но и молчаливого побега тоже. Одно слово – женщины. Спасаешь их, свершаешь ради них незабываемые подвиги, а они тебе даже «спасибо» не скажут. Повезёт, если за своё геройский поступок ещё и не огреют чем-то, мол я такая сильная и независима и сама со всем справлюсь, а ты всё испортил.
Из всей истории с печальным древолазаньем Люциан смог получить то, что хотел изначально, - вернуть самку в логово. Приписка «без приключений» отвалилась.
- Пошли, - бросил он и направился в сторону логова, надеясь, что по пути где-нибудь снова не окажется мартышка, которой срочно нужна помощь, или птица, угодившая в пасть крокодилу, – вот уж лезть в пасть зелёному ящеру он точно не собирался. Хватит с него и на сегодня неудачных суперльвиных полётов.
Отвлекаясь на ноющую спину, одиночка не обратил должного внимания на Элику, поэтому её встревоженные поглядывания на округлый живот упустил, к своему счастью, конечно. А иначе бы пришлось бегать, прыгать и скакать вокруг неё, в панике решая, что с ней делать, пока не свершилось. Он уже раз так загнул Кальмирен, когда вякнул что-то в духе: «А ты не можешь подождать?». Элика, конечно, навряд ли бы отвесила ему за это добротный подзатыльник, но обжечься второй раз при имеющемся не единичном опыте, в его исполнении было бы глупо.
Я уже столько глупостей наделал. За утро, которое только началось.

-------→>>Джунгли

+1

63

Слезы быстро кончились. Все-таки, как бы он не был морально травмирован, Шин был уже не маленьким львенком, а взрослым львом. Самцы ведь не плачут, верно? По крайней мере, молодой лев был в этом убежден. И ему было очень стыдно за то, что расплакался прямо на глазах у Рагнарека. Это было некрасиво, неправильно. Он отвернулся, закрыв морду длинной прядкой гривы и закрыл глаза. К большой радости Шина, его наставник решил уйти в прайд, оставив их с матерью одних.
— Он еще юн, глуп и наивен - Ред в его возрасте был намного правильнее, — услышал он от черногривого самца, прежде, чем тот ушел.
Ох, если бы львы умели краснеть, этот обязательно бы превратился как минимум в помидорину. Но покраснел бы Шин не от стыда, нет. От злости. Он дружил с Редом, даже считал его почти за брата, но эта вот повсеместная городость за него уже осточертела. Как будто бы он сам не достоин гордости, как будто Ред у них самый замечательный. По крайней мере у Рагнара. Почему-то его гордость заслужить тоже хотелось.
— Ред то, Ред это. Задолбал! — громко воскликнул рыжий и вскочил.
Ну, попытался вскочить. Слабость ему не дала этого сделать, поэтому он просто встал на полусогнутых и рухнул обратно. Он стукнул лапой по земле в ярости, так, что несколько камушков вылетело из-под нее. Почему Шин был таким сейчас? Возможно, действовал побочный эффект травы, что дала ему мама, а, возможно, именно ее присутствие дало толчок этому молодому льву высказать все, что накопилось за время ее отсутствия. Ему было стыдно за такую вспыльчивость, но что сказано, того не вернешь.
— Когда ждете львяток? — спросила Джани, подлетев к Акере. То ли, чтобы разрядить обстановку, то ли просто из природного любопытства.
Рыжегривый выпучил глаза и уставился на маму. И тут понял, что было совершенно отчетливо видно, что Акера беременна. Причем уже на большом сроке, на таком, когда уже положено рожать в ближайшую неделю. Шин видел такие большие животы уже несколько раз, будь то Пат или бывшая пассия его отца, Нимейли. Он глуповато улыбнулся, смотря на нее. Рыжий был очень рад тому, что у него появятся сводные братья или сестры, самец был очень рад за маму.
— Прости, мам. Я не заметил, — виновато улыбнулся он. — Я рад за тебя, очень рад. Тебе стоит пойти в прайд, туда, где безопаснее. Я немного полежу тут и обязательно приду. Джани и Дживу проследят за тем, чтобы я никуда не делся.
Шину не хотелось оставаться одному, но здоровье мамы было важнее его страхов. Ему хотелось, чтобы Акера родила львят там, где ей будет безопасней. Рядом с отцом, который защитит ее, вне зависимости от того, чьи это львята. Шин был абсолютно уверен, что детеныши в животе мамы были не от конунга. Ведь у Фаера была жена, Нимейли, которая родила ему львят. От кого родит его мама, лев понятия не имел.

+1

64

Ей не понравилось, как Рагнарек отсчитал её сына. Никто не давал ему права это делать, тем более, в такой форме. Сравнивать его с кем-то, это, как минимум, унизительно и больно. Даже если это так – это не повод говорить подобным образом. Акера нахмурилась, провожая самца недовольным взглядом, в пору было поворчать или огрызнуться, попросив мягко и в своей манере закрыть рот и не делать ещё хуже, но она смолчала. Плевать на льва – у неё под боком сын, который нуждался в её внимании куда больше.
- Не слушай его, - самка говорила мягко и постаралась ненавязчиво заглянуть в морду сыну, чтобы отвлечь его внимание ото льва. – Все допускают ошибки. На них учатся. Идеальных нет. И Ред не исключение, даже если Рагнар его восхваляет.
Это могла быть и грубая мера подначивания. Мол, смотри какой он крутой, тебе до такого ещё расти и расти. Хорошо, если от этого проснётся азарт и банальное желание доказать обратное, а если он наоборот замкнётся в себе и уже не захочет стараться, потому что будет убеждён в том, что в ответ не услышит ничего, кроме похвалы в чужой адрес? Львица покачала головой. Ей определённо не нравилась такая мера воспитания.
Акера хотела помочь своему сыну и отвлечь его. Она всё смотрела на него и обдумывала свои последующие слова, когда вдруг отвлеклась на голос:
Когда ждете львяток?
Вот тебе и шанс перевести тему разговора. Львица посмотрела на неразлучников, что устроились рядом с её сыном, а затем на копию её первой любви. Отчего-то она почувствовала себя неловко, несмотря на то, что один раз ей уже довелось прохаживать с пузом мимо её тогда ещё подрастающего, но уже смышленого и любопытного сына. Они так давно не виделись, а тут явилась, да ещё и беременная. Нет ну, забеременела она уже после возвращения, но предположила, что ей сын мог подумать иначе. Это Шантэ была рядом с ней последние месяцы и прекрасно знала, что и как, потому что у кого-то вот слишком был длинный язык. Но на том сроке объяснить всё было куда проще, на этом же…
- Думаю, что уже совсем скоро, - самка тёпло улыбнулась и, выдавая своё волнение, вильнула хвостом. Может, сейчас и не самое подходящее время для пополнения в семействе, но если дивные занятия без последствий не обходятся, то что грустить. Детей она любила. Вот только не подумала, какая орава ждёт её в ближайшем будущем и причём не из всех своих. – Тебе не за что извиняться. Скорее, это я должна просить у тебя прощения за то, что меня не было рядом. И я никуда не пойду, - улыбнулась львица в очередной раз, с теплотой посмотрев на сына. Наличие пуза ещё не предлог бежать неизвестно куда, когда она может провести время со своим мальчиком. – Ущелье затоплено после дождя, так что я в любом случае туда не попаду. Ты уж мать не гони, - тихо посмеялась самка. – Я себя и тут, с тобой, вполне себя чувствую в безопасности.
Акера только открыла пасть, чтобы вновь отшутиться или затянуть разговор по душам, как почувствовала тянущую боль в животе. Самке, у которой это был уже не первый её выводок, гадать не надо, чтобы понять причину. Она почти выходила свой срок, а эмоциональная нагрузка добавила и приблизила час рождения малышей. Она бросила взгляд на вздымающийся округлый живот, по которому прошла лёгкая волна спазма.
- Видимо, мне всё же придётся тебя оставить… - негромко пробормотала львица, но сын мог её прекрасно расслышать. Она ничуть не паниковала и выглядела довольно спокойно, если не считать чуть задумчиво нахмуренных бровей. Кира решала, куда ей лучше всего отправиться, пока схватки не усилились и она ещё в состоянии выбрать подходящее место для рождения детёнышей. В прайд она вернуться не может, а оставаться рядом с сыном и вынуждать его смотреть – она ещё не выжила из ума. Выход был только один. – Я пойду в джунгли. Если увидишь Фаера, скажи, что я буду там.
Она не желала беспокоить сына, а потому, перед уходом, ласково лизнула его в щеку, тихо проурчав. Самка поднялась и, не торопясь, направилась по холмам в нужную сторону. Пора ей снова стать матерью для нового выводка и надеяться на то, что всё пройдёт благополучно для них всех.

------ Джунгли

+2

65

Начало-→
Это было обычное, ничем не примечательное  утро. После ночной охоты, Шанни удалилась подальше от глаз, что бы спокойно отдохнуть в тишине.
В голове львицы снова кружились грустные мысли и воспоминания. В последнее время они зачастили с визитами и не давали Шанни покоя. Синеглазая старалась отвлечься, но тогда на нее нападала тоска. Львица впадала в депрессию  и  старалась скрыться от посторонних глаз. Шанни становилась более молчаливой и замкнутой.
Сейчас львица скрывалась среди кустарников и деревьев, росших на холмах небольшими группами. В одной из таких было несколько разросшихся густых кустарников, там Шанни без труда нашла себе укрытие. Львица сошла с тропы и устроилась за густым зеленым кустарником, на котором росли цветы нежно- фиолетового цвета. Шанни очень любила аромат этих цветов. Будучи подростком, львица любила срывать эти цветы и закалывать их себе за ушко.
Вдыхая приятный аромат цветов, Шанни понемногу успокоилась и положила голову на лапы.
Вокруг пели птицы, и слышалось, как ветер треплет макушки кустарников и деревьев. С верхних веток с любопытством на львицу смотрели птицы. Как только пернатые удостоверились в безопасности, их жизнь вернулась в прежнее русло.
Шанни лежала, положив морду на лапы и без интереса наблюдала за мелкими букашками, пробегавших рядом с ее лапами.
Через какое-то время голубоглазая задремала.

Отредактировано Shanni (5 Янв 2016 18:15:25)

0

66

Начало игры
Данат шел размеренным шагом в направлении холмов. По пути он встретил нескольких львов из прайда. Так как Дан был новичком в прайде, он старался не упускать возможности поприветствовать соплеменников, ну или хотя бы помахать им лапой.  Обменявшись парой слов с львами, он пошел дальше.
Вчера Данат уже был в  этих местах, где получил по голове фруктом от противной мартышки. Сегодня Дан возвращался сюда,  дабы поквитаться с обидчиком. Вчера он был в обществе львиц, которым помогал тащить тушу зебры, и ему пришлось скрыть злость от удара и отшутиться. Но всю ночь у льва чесались лапы. – Обезьянья шкурка нынче пользуется спросом. Лев ехидно улыбнулся, заметив на нижней ветке близлежащего дерева проклятую мартышку.
В свою очередь макака узнала льва и поприветствовала его негромким криком. Дан поднял лапой с земли камень, да только  докинуть его до ветки не смог. Мартышка тотчас ответила, запустив в льва кожурой банана, которую, видимо, специально приберегла для льва. Данат не успел увернуться и словил банановую кожуру мордой. – Ах ты, проклятущая тварь…
Мартышка чуть не лопнула от смеха и спрыгнула с ветки на землю.
Поле выходки макаки, Данат словно очумел, он забыл про все манеры и побежал за мартышкой. Хорошо, что поблизости никого не было, иначе, решение о принятии чокнутого льва в прайд было бы пересмотрено на внеочередном собрании.
Мартышка бежала впереди сохраняя дистанцию примерно в два львиных прыжка. Данат преследовал обезьяну, на его морде сеяла улыбка. Он сейчас словно в детство вернулся.
Так мартышка и лев пару минут бегали от одного дерева к другому.
Неожиданно перед мартышкой предстал густой кустарник, и она прыгнула на первую попавшуюся ветку рядом растущего дерева, затем перепрыгнула кустарник. Данат же был вынужден идти на таран, да бы не потерять мартышку из виду, ему некогда было оббегать кустарник.
Пробив ветки кустарника, Дан оказался на другой стороне. Закрыв глаза, дабы не пораниться о мелкие ветки,  Дан, завершая прыжок, наткнулся на что-то мягкое и шерстяное.
- Ну я тебе сейчас банан затолкаю в зад… Дан обхватил лапами пойманного и парочка кубарем покатилась по траве.
Очутившись на земле, и держа в лапах добычу, Дан, тяжело дыша, открыл глаза и с ужасом осознал, что в его лапах далеко не мартышка.
- Ой, я дико извиняюсь. Затараторил самец и отпустил львицу из объятий.
Дан поднялся на лапы и отступил. Лев узнал львицу из прайда. Дан хотел было приветливо улыбнуться, но тут же виновато посмотрел на львицу.
- Я, надеюсь, вас не поранил?
Дан пришел ужас. Что скажут в прайде, когда узнают, что он калечит охотниц? Лев виновато посмотрел на кошку.
Данат и раньше видел эту самку, но никогда с ней не говорил. Так что, он даже предположить не мог,  как поведет себя львица.

+1

67

Львицу посетил беспокойный, полный тревоги сон. Шанни скалилась во сне и дергала кончиком хвоста, ее во сне преследовали гиены. Резко дернув лапами, львица быстро подняла голову, так что пред глазами на пару мгновений потемнело. Сердце Шанни бешено колотилось, по спине пробежала неприятная дрожь. Потребовалось время, что бы львица пришла в себя и сердце успокоилось.
- Всего лишь сон…-
Шанни тяжело вздохнула и села. Ей все еще хотелось спать, но засыпать она боялась. В голове еще ярко всплывали фрагменты из ее кошмара.
Неожиданно над головой послышался треск ветки, и Шанни заметила как через куст, за которым она укрылась, перелетела мартышка. Львица не успела моргнуть, как со спины на нее напали. Кто-то крепко обхватил ее лапами и по инерции оба покатилась кубарем.
-А-а-а-а-а!-
Шанни завизжала как резаная, она до смерти испугалась. Самое страшное было то, что в момент падения она была не в силах освободиться из чьих-то лап.
Шанни зажмурилась, когда ее придавил нападавший и падение прекратилось. Неужели ее сон оказался вещим, а она не придала этому должного значения и сейчас поплатится жизнью за свою оплошность...
- Ой, я дико извиняюсь.
Львица услышала эти слова и почувствовала, как ее выпустили из объятий. Она быстро открыла глаза и поднялась с земли. Шанни тяжело дышала, ее заметно трясло от испуга. Она посмотрела на нападавшего, им оказался лев Данат, ее соплеменник.
- Я, надеюсь, вас не поранил?
Шанни не способная что-либо сказать, отрицательно покачала головой. Ее сердце колотилось с бешеной силой, так и норовило выскочить из груди.
- Данат, зачем вы напали на меня?-
Шанни произнесла эти слова тихо, едва переводя дух, в ее голосе чувствовалась обида. Львице стало жутко обидно от такой выходки. Разве она похожа на антилопу, или она чем-то сильно провинилась? Синие глаза львицы наполнились слезами. А может это кто-то из прайда подговорил Даната так подшутить над замкнутой тихоней?
Шанни обиженно отвернула морду, что бы скрыть свои слезы.

0

68

Данат, зачем вы напали на меня?
Дан остолбенел. – Я не…Это была случайность, я… Дан пытался подобрать себе оправдание. Но как нарочно язык запинался,  и нужных слов лев подобрать не мог. Заметив слезы в глазах львицы, Данат захотел сквозь землю провалиться от стыда. Лев подошел к самке, что бы ее утешить, но с ужасом осознал, что не знает ее имени. Он так не успел познакомиться с этой львицей, так как она постоянно скрывалась. И это, по мнению льва, еще больше усугубляло его положение.
Данат стоял как вкопанный рядом с обиженной самкой. Оправдываться дальше не было смысла, львица словно не слушала его. – Прошу меня простить, я виноват. Как я могу загладить свою вину? Данат виновато склонил голову перед львицей. -  Я не знаю вашего имени, извините… Дан обошел кошку, дабы увидеть ее мордочку и посмотреть в ее красивые глаза.
Мартышка за которой Дан гнался, видимо, была уже далеко. Хотя, разве может мартышка чем-то помочь льву в такой ситуации? Конечно же нет, Дан это прекрасно понимал. И сваливать все на мелкое создание не было никакого смыла, львица врят ли поверит.
- Клянусь, я не думал, что так получится. Данат осторожно коснулся лапой плеча собеседницы и стряхнул с ее шерстки прилипший лист. Хотя сам был весь усыпан мелкими листьями и веточками, застрявшими в его гриве, после прыжка сквозь кустарник.

Отредактировано Данат (6 Янв 2016 18:52:38)

0

69

– Я не…Это была случайность, я…
Шанни недоверчиво посмотрела на льва, затем  всем телом демонстративно отвернулась от него.  Она не верила его словам, тем более это были не слова, а жалкие обрывки фраз, которые вылетали из пасти льва.
– Прошу меня простить, я виноват. Как я могу загладить свою вину?
Шанни молчала. В ее душе еще бушевало чувство обиды, и придумать достойного наказания для льва за его проступок, она пока не могла.
- Можешь спрыгнуть со скалы.- Эта мысль засела в голове Шанни, но она не осмелилась ее озвучить. Все это было глупо, львица научилась сдерживать порывы гнева и обиды и молча смотрела в никуда.
-  Я не знаю вашего имени, извините.
- Меня зовут Шанни.-
Не поворачивая головы, тихо сказала львица и провела лапкой по мордочке, стирая предательски проскочившие слезы.
Краем глаза Шанни заметила, как Данат обошел ее и теперь оказался напротив ее мордочки.
- Клянусь, я не думал, что так получится.
Лев рассыпался в извинениях, и Шанни понимала, что ей нужно поскорее придумать, что ему ответить. Но внезапное и осторожное прикосновение лапы льва заставило Шанни вздрогнуть.
Львица посмотрела на льва широко открытыми и удивленными глазами. Данат всего лишь стряхнул с нее шерсти прилипший мусор, но его прикосновение смутило львицу. Шанни почувствовала, как краснеет.  Львица редко подпускала к себе львов, а полученные комплименты вгоняли ее в краску. Но от одного прикосновения Даната еще щеки зажгло и сердце забилось чаще.
Смущенно опустив взгляд себе на лапы, Шанни тихо сказала:
-Раз нечаянно, тогда все в порядке. Я не ушиблась.-
Смущенная львица не решилась поднять взгляд на Даната. Саму Шанни сейчас встревожило чувство смущения. Данат был виноват перед ней, а Шанни покраснела, словно сама только что выпрыгнула на льва из-за кустарника.
Шанни прижала ушки и посмотрела на Даната. Сейчас она могла разглядеть его получше. Лев оказался весьма крепкого телосложения. Шанни слегка удивилась тому, что он будучи одиночкой смог прокормиться. Львица осматривала льва пока не столкнулась с ним взглядом, почувствовав неловкость, Шанни опустила взгляд на землю.

+1

70

Несмотря на то, что львица затаила обиду на Дана, она все ж назвала свое имя. Льва такое поведение Шанни забавляло и притягивало. Какая-то эта львица была странная, даже чудная.
Данат заметил, как переменилась Шанни после того, как он  коснулся ее плеча. Лев сразу все понял, и на его морде нарисовалась небольшая довольная улыбка. Смущенная львица отвела взгляд, а Данат наоборот сверлил ее взглядом. Лев сам удивился, что одним прикосновением вызвал такое смущение, будто только что предложил едва знакомой львице уединиться.
Услышав следующую реплику Шанни, Данат отбросил все сомнения. Перед ним была скромная и замкнутая самка, не знавшая теплых объятий и ласк, так сказать "мышонок". Данат едва сдержал улыбку, когда сумел поймать взгляд львицы, в тот момент, когда Шанни с интересом смотрела на него. Данат в очередной раз сам на себя удивился, что одним взглядом смог вогнать львицу в краску.
Мысленно Дан поставил себе цель разузнать о львице побольше и разгадать эту, несомненно, загадочную особу.
Дан сделал обеспокоенное выражение морды и пододвинулся поближе к львице. - Шанни, может ты поранилась на охоте? Я недавно видел других охотниц, они шли в пещеру, а ты почему-то здесь… Данат коснулся лапой плеча кошки, как бы по-дружески подбадривая. - Эм, ничего если мы с тобой выбросим всякие официальности из нашего разговора? Поинтересовался Данат, но, не дождавшись согласия львицы, продолжил. - Почему ты тут одна? Даннат решил докопаться до кошки. - Тебя обидели? Лев придвинулся к самке вплотную и чуть приобнял ее лапой. - Скажи, кто обидчик и я из него меховой коврик сделаю. Данат напряг лапу и выпустил когти, демонстрируя свой серьезный настрой. - В таких красивых глазах не место грусти и слезам. Данат чуть улыбнулся, и с интересом  посмотрел на собеседницу в ожидании ее реакции, хотя Данант предполагал, что уже засмущал кошку до предела.

0

71

Как хотелось Шанни прочитать мысли льва. Он смотрел на нее так, словно хотел протереть дыру на светлой шкуре. Львица чувствовала себя неловко, Данат сидел совсем рядом, она чувствовала тепло его тела.
Шанни, может ты поранилась на охоте? Я недавно видел других охотниц, они шли в пещеру…
Сердце львицы екнуло, когда лев коснулся ее плеча. Шанни растерянно подняла взгляд на льва. Львица придумала, что ответить льву на вопрос, но не успела и слова сказать.
Эм, ничего если мы с тобой выбросим всякие официальности из нашего разговора?
Данат, по-видимому, решил львицу забросать вопросами. Не дав ответить на предыдущий вопрос, львица услышала следующий и  снова не успела дать на него ответ. У Шанни сложилось впечатление, что льва не интересует ее мнение. И через минуту Шанни поняла, что не ошиблась.
Почему ты тут одна?
Тебя обидели?

Вопросы, вопросы, одни сплошные вопросы. Лев прикрывался болтовней. Он задавал Шанни вопросы, все ближе и ближе пододвигаясь к ней. И сейчас Данат обнаглел на столько, что позволил себе приобнять львицу.
Шанни напряглась и засмущалась еще сильнее. Внимание и забота льва были приятны, но пугала некая напористость и торопливость.
Скажи, кто обидчик и я из него меховой коврик сделаю.
В таких красивых глазах не место грусти и слезам

Если бы Данат не нарушил границы личного пространства, то Шанни растаяла бы от таких комплиментов, заботы и внимания. Но, когда едва знакомый лев сидит так близко, комплименты воспринимаются иначе. Шанни недовольно сдвинула брови и навострила ушки.
- Твоя шкура на коврик не сгодится – грубовато сказала Шанни, встав на лапки, она отстранилась от Даната, покинув его объятия.
- Ты в пустую тратишь свое время.- Сказала львица серьезным тоном, повернувшись ко льву мордочкой и гордо подняв голову.
- Поищи в округе доступных львиц. Или как львы таких называют… подстилку.- Резковато отрезала Шанни и нахмурилась еще сильнее.
Действия льва ее оскорбили.
- Да как он мог меня за лохушку принять? У меня на лбу что ли написано «тупая и доступная»?

Шанни села, гордо выпрямив спину.
- Ты в прайде совсем недавно, верно? Дак мой тебе совет, веди себя поскромнее. Лапы чешутся тебя по морде огреть, но приличное воспитание не позволяет – Выпалила львица.
Шанни на саму себя поразилась. Всегда тихая и спокойная, и тут так резко отвечает льву. Львица давно не чувствовала такого прилива злости. Она глубоко вздохнула, что бы немного успокоится.
Данат не первый наглец, которого она повстречала на своем пути. До этого Шанни таких львов к себе не подпускала, и сейчас Данат не стал исключением.
Возможно львица была через чур критична по отношению к Данату. Пошлость и секс давно правили миром, и не было в этом ничего постыдного. Но Шанни такое поведение было чуждо, она боялась стать для львов обычным развлечением на одну ночь. Шанни одна из немногих, верившая в искренность и чувства, она не гналась за модой  - жаждой плотских утех.
Львица строго посмотрела на льва, как нянька на нашкодившего львенка. Вероятнее всего, Данат на пару со своими пошлыми помыслами сейчас уйдет и через пару часов львица заметит его обхаживающего других львиц.
- Наверное именно по этой причине он  вступил в прайд. Решил повысить уровень рождаемости у львиц. Только ко мне не по адресу обратился. Дурак, пф!-

Отредактировано Shanni (12 Янв 2016 19:40:10)

+1

72

-----→ Пустошь

Лежа в своем неуютном укрытии, шакалиха мысленно перебирала в памяти ближайшие источники воды. Вернее, их отсутствие. Она не слишком хорошо знала эти места... и водой тут даже не пахло. Будь поблизости хоть один ручей, она могла бы напиться и промыть раны. Черт, как же все это некстати, невовремя. Если бы не обезвоживание, Бруфа бы заплакала, но получилось только тихое скуление, почти сразу же утихшее.
А время шло. Кажется, целая вечность прошла.
Тело было таким горячим... Бруфа негромко застонала, стараясь, впрочем, чтобы ее не было слышно. Ей это удалось: опухшее и пересохшее горло все равно не могло издать ни звука. Сейчас, кажется, она даже не смогла бы подняться. Находясь в полузабытьи, она смутно слышала чьи-то голоса, но у нее не было сил на них среагировать. Это могли быть стервятники. Те, что ее ранили. Ну и что?.. Все равно она была слишком слаба, чтобы сопротивляться. Пусть уж закончат то, что начали — по крайней мере не будет больше боли и этого беспомощного состояния.
Тем не менее, ощутив прикосновение шершавого языка, Бруфа дернулась, не то отбиваясь, не то пытаясь уползти подальше от боли. Сил у нее совсем не осталось, и потому не вышло ровным счетом ничего.
— Оставьте меня в покое. Не трогайте. Мне больно, — пыталась кричать она, но голос тоже ей не повиновался, поэтому все, что могла сделать шакалиха — это сопеть. К счастью, дышала она пока еще ровно, несмотря на жар и воспаленные раны.
К тому моменту, как крокут поднял ее за шкирку, Бруфа благополучно потеряла сознание.

бросок кубика на применение неизвестной травы

3
+2 бонус фамильяра
+ 2 умение "Знаток трав"
= 6

Персонажу становится гораздо лучше (количество постов на восстановление сокращается в два раза)

.

0

73

Пустоши ---→
- Леопольд, аккуратнее! Она же тебе не зебриная тушка! - с возмущением прошептал Кеша, пытаясь контролировать движения висящей самки. С усилиями, но ему удавалось не позволять ей раскачиваться, что было замечательным. Действие трав пока не проявилось, но Кеша был почти полностью уверен, что кровоточащие раны пока не побеспокоят ни его, ни самку.
- Вот тут, осторожно, - кивнул он на небольшой участок более-менее не жёсткой травы, - Где-то тут есть река, я её, по крайней мере, слышу. Раздобудь воды...Эм...Неси в пасти, как сможешь. Просто тогда несколько заходов сделаешь, хорошо? - вроде бы задал вопрос гиена, хотя шакал понял, что это просто завуалированный почти приказ. Хотя Леопольд и сам понимал, что Кеша уже достаточно освоился в стезе лекаря, чтобы указывать ему как помощнику. Что же, вода - так вода!
В это время сам гиена ещё раз осмотрел раны.
- Всё будет хорошо, я тебе помогаю, - прошептал он даже не для потерявшей сознание самки, а для самого себя. То, что шакалиха лишилась чувств, Иннокентий увидел ещё по дороге, а поэтому быстро нашёл подходящую травку. Знакомые плоды сердцедея, однажды спасшие жизнь и самому Кеше,  и сейчас были первым средством. Первая ягодка оказалась под языком шакалихи. Она придёт в чувство очень скоро, но вряд ли сможет реализовать неизвестно откуда появившуюся энергию. Раны обеззаразятся, а базилик Лот "Базилик" применён будет скормлен самке как только та придёт в сознание.
Чтобы ей было удобнее пить принесённую воду, Кеша начал копать небольшую ямку, но достаточной глубины. Сверху легли листья и трава, росшая вокруг, чтобы хоть насколько-то сохранить чистоту воды. В тот момент крокут пожалел, что не имеет рук или чего-то, в чём можно было бы носить воду. Ну да ладно, с этим разберёмся.
Очень вовремя вернулся Леопольд, который, довольно оперативно сообразив и вылив воду из пасти (насколько бы странно это не звучало), сбежал за следующей порцией. Первой же водой Кеша побрызгал на морду шакалихи, чтобы той было проще и легче возвращаться из бессознанки. Шакал времени даром не терял, почему вырытая лунка довольно быстро заполнилась водой. Причём, стоит сказать, довольно чистой. Но всё же Кеша решил не рисковать. Не так давно он нашёл одну классную траву, цветки которой работали как антисептик. Вот и сейчас, тщательно размяв пару цветков солнечного цветка (так Кеша назвал ромашку), он закинул в воду получившуюся кашицу и осторожно помешал палочкой.
Теперь можно было спокойно ждать, пока подействует сердцедей.

Отредактировано Иннокентий (2 Фев 2016 00:52:28)

0

74

Бросок кубиков на применение неизвестной травы

5
+2 бонус фамильяра
+ 2 умение "Знаток трав"
= 6
Скукотища Х)

Сама дорога, к счастью, осталась незамеченной. Бруфа благополучно была без сознания все то время, пока ее несли на холмы. Изредка выныривая из забытья, когда ее вдруг встряхивали, шакалиха сразу же, не успев даже осознать, что происходит, снова проваливалась куда-то в черноту.
Кажется, это длилось целую вечность. Темнота и тишина.
Но постепенно она начала различать что-то. Звуки. Запахи. Боль. Боли было даже чересчур много. Еще полностью не придя в себя, Бруфа ощутила под языком что-то противное, круглое, невкусное. В пасти между тем было сухо, и сил не оставалось даже на то, чтобы выплюнуть или проглотить странную штуку. Лучше, конечно, выплюнуть — зачем она там?
Некоторое время самка лежала неподвижно; создавалось ощущение, что трава совсем не подействовала. Но вдруг — откуда только взялись силы? — она рывком подняла голову, отчего полуразжеванная ягода сердцедея выкатилась из ее пасти, оставляя за собой ниточку тягучего сока, окрасившего губы. Заметив Иннокентия, Бруфа оскалилась, медленно поднимаясь на лапы. Трава привела ее в чувство и придала сил, но это ощущение было обманчиво: шакалиха чувствовала, что надолго ее не хватит. Теперь нужно было решить — бежать прямо сейчас, или попробовать отпугнуть гиену?

0

75

Увидев реакцию самки, Кеша чуть ли не отпрыгнул от неё.
- Это не то, что ты подумала! - выпалил он первым делом. Переведя дух, он продолжил, - Я совсем не желаю тебе зла! Правда! Меня зовут Иннокентий и я... лекарь. Ну, учусь быть лекарем. Я нашёл тебя возле пустыни, ты была совсем без сил. Я не мог тебя бросить! Эта трава, что ты только что ела - она...вернула тебе сознание. Ещё я обеззаразил твои раны, они скоро заживут. Есть ещё один листик, ты можешь его съесть и боль пройдёт. И вот, - он указал на своеобразное самодельное озерко, - я и мой друг добыли тебе воды, чтобы ты могла напиться и восстановить силы. Пожалуйста, - он посмотрел своими большими глазами на самку, - Поверь мне! Тебе станет легче.
В нём где-то внутри зарождалась паника. Он впервые видел того, кто так бы агрессивно реагировал на лечение. А потом до него дошло. Первое - он гиена. Гиен никто не любит, что бы там не говорил Ахейю-Рагнарёк. Второе - с какого перепугу ему можно доверять? Он же падальщик, есть всех и вся...
- Нет нужды ему не верить, сестра, - вмешался Леопольд, - Этот гиена и вправду ничего не сделает тебе плохого. Я за него ручаюсь.
Отчаяние перестало бить через край. Всё хорошо. Всё будет хорошо. Когда ему, наконец, станут доверять!
Кеше захотелось впервые в жизни сесть и завыть-захихикать, как это делали его предки со стороны матери, пятнистые гиены. Мерзко, жутко и истерично зароготать, не давая литься слезам.

0

76

Почему-то события развернулись совсем не так, как ожидалось. Уставшая, потерявшая много сил, израненная шакалиха уже практически приготовилась к смерти в зубах гиены. Убежать все равно не хватит сил, а гиена, может быть, хотя бы убьет быстро.
Вместо этого крокут разразился речью, из которой Бруфа поняла, в общем-то, только одно: убивать ее не будут. Точно не будут. Зверь явно не лгал: судя по привкусу лекарств в пасти, он и впрямь пытался ее вылечить. А зачем, спрашивается, помогать тому, кого будешь убивать?
Хотя поверить в это все равно было нелегко. Бруфа с трудом села, морщась от боли, пробивавшейся даже через окутывавший ее легкий дурман. Ощущение такое, что ее располосовали вдоль и поперек, а ведь это всего несколько глубоких царапин, не более того. Ну хорошо, это несколько царапин и еще прибавившееся к ним загрязнение и воспаление.
Вмешавшийся в разговор шакал тоже поспешил заверить раненую, что ее не обидят. Хотя самка настороженно направила в сторону чепрачного самца уши, она все же заинтересованно склонила голову. Ей впервые встретилась такая странная компания.
— Ладно, я поняла, — наконец, хрипло пробормотала Бруфа, склоняя голову и умиротворяюще прижимая уши, — извините, если я вас обидела... Меня впервые пытаются спасти. Обычно все время только съесть хотят или прогнать, — она хмыкнула, изображая что-то вроде пожатия плечами.

отыгрыш закончен

Отредактировано Мастер Игры (29 Фев 2016 10:39:40)

0

77

- Я привык к тому, что ко мне относятся... Странно, - ответил Кеша, улыбнувшись.
Самке нужен был покой. И долечивание, конечно. Ещё раз указав последовательность трав, которые надо-таки съесть ("Базилик, он снимет боль."), и махнув в сторону импровизированного "водопоя", гиена продолжил:
- Тебе надо восстановить силы. Я поохраняю тебя пока что, хорошо?
В общем-то, ответа или разрешение Иннокентию не требовалось, он и так бы не отошёл от Бруфы, не дав ранам хотя бы минимально затянуться. Он хотел было ещё предложить ей в помощь поохотиться, но как-то не решился. Ещё подумает, что Кеша её ни в грош не ставит. А ещё сзади подошёл Леопольд и движением плеча отодвинул подростка - дескать, иди побегай, молодёжь, без тебя справимся.
Хмыкнув, Иннокентий отправился добывать отсутствующие травы - вот их уж точно лучше собирать без Леопольда, который в последнее время стал слишком много бояться. Да, какие-то травы  Кеша испытывал на себе, но как без этого? Конечно, он сперва наблюдает, вдруг кто её ел до гиены. Но иногда совсем нет времени ждать чьей-нибудь смелости!
Ну, вот солнечный цветок оказался совсем не опасным, а очень даже полезным. Конечно, ему на самом деле повезло, но как-то же надо узнавать новое! Не всё же ему расскажет шаманка из сна.
Кстати о сне:
- Леопольд, ты там не уснул? - окликнул он друга, - Нам пора, я думаю. Удачи тебе! - пожелал он шакалихе, заметив, что той стало немного лучше.
Теперь он направлялся... Он сам не знал куда. Просто шёл. По зову сердца ли, на запах ли еды, на поиск ли новых приключений или для открытия новых, никому ещё неизвестных трав?
Но сперва он должен был предупредить приютивший его прайд. Не о чуме, о том, что Рафики услышал загадки снов и... не совсем все решил. И что надо собирать отряд, который сможет отправиться в пустыню и найти-таки то загадочное растение, опасное своими колючками и так необходимое для спасения.
- Всем наверняка найдётся
Место под этим солнцем.
- запел тихонько гиена.
--→ Джунгли.

Отредактировано Иннокентий (26 Июн 2016 22:47:46)

0

78

----→ Река Руфиджи

Урс был готов помчаться бегом — так хотелось ему поскорее добраться до родных мест. Только сейчас, кажется, он осознал, насколько дорог ему прайд. А ведь долгое время после присоединения к нему белогривый чувствовал себя чужим, одиноким, даже несмотря на то, что каждый день его окружала целая толпа соплеменников самых разных возрастов. И лишь недавно — и не в последнюю очередь благодаря Хазире, — он начал понимать, как это здорово, когда у тебя есть территории, которые ты можешь назвать своими; как хорошо просыпаться, чувствуя рядом с собой теплый львиный бок... Это было его место — и теперь самец торопился туда вернуться.
Но мчаться во весь дух, конечно, не получалось. Рагнарек, хоть и сохранял невозмутимый вид, порой прихрамывал, а потому белый вежливо подстраивался под его скорость, делая вид, что и сам очень устал. Это и впрямь было так, но после драки лев все еще был достаточно взбудоражен, чтобы на остатках адреналина промчаться еще несколько километров. А там уж можно и замертво рухнуть.
Процессия растянулась на много метров, благо никто их теперь не торопил. След Урса, идущего первым, в траве был отчетливо заметен. Следои тащилась Хазира, вокруг которой продолжал увиваться, неизвестно на что надеясь, леопард. Пятнистый не был назойлив: более чем прозрачного намека от самки хватило, чтобы он приотстал на почтительное расстояние. Но и окончательно уходить он, кажется, не собирался. Оглядываясь, Урс всякий раз замечал то пятнистый хвост, победоносно торчащий из травы, то ушастую голову, с любопытством оглядывавшую задницу Хазиры.
Это, конечно, раздражало. Самец недовольно отворачивался, глухо рыча себе под нос. Ну да, пятнистый неплохо помог, но кто же сказал, что теперь в благодарность его будут кормить и поить всю оставшуюся жизнь?
Наконец, впереди показался милый сердцу ландшафт — пологие холмы, на которых даже издалека угадывались стада пасущихся животных. Полоска реки у самого горизонта была похожа на огненную ленту, сверкая под солнечными лучами. Хотя небо все еще было наполовину затянуто облаками, они уже не несли в себе той угрозы, что прежде. Буря закончилась; оставалось лишь дождаться, когда подсохнет грязь в низинах.
Залюбовавшись пейзажем, Урс даже не сразу осознал, что его тянут за гриву, так что машинально сделал несколько шагов, сойдя с намеченного пути, и добрался до раскидистого куста.
Здесь он остановился, с недоумением и удивлением оглядывая заискивавшую перед ним львицу. Зрелище, несомненно, стоило того, чтобы тащиться невесть куда на выручку, а потом месить врагов, пока те не сдохнут. Во всяком случае, смотреть на это было куда приятнее, чем на Хазиру во время их прошлой встречи — когда она рвала и метала от ярости. Тогда было "не подходи ко мне больше", теперь же, после того, как он ее спас, все радикально поменялось — теперь она была "его львица", и судя по тому, с какой страстью она обхватывала его лапы, будто ожидая, что он оттолкнет ее или ударит, говорила это вполне искренне. На миг в голове самца мелькнула мстительная мыслишка на тему того, что вот, мол, не ценила его — а он ее спас! — но тут же он решительно ее отверг. Да, он был опустошен после их ссоры, был растерян и порой всерьез зол на львицу, но не до такой степени, чтобы мучить ее ожиданием и играть с ее чувствами.
Урс легонько лизнул самку в лоб и осторожно высвободил лапы. Ему было немного неловко, что следующие за ними Рагнар и Исгерд застанут Хазиру в таком состоянии. Впрочем, после того, что они уже успели увидеть, скорее всего, у них хватит великодушия ничего этого не замечать. Но все равно. Белый склонился над львицей, обнимая ее лапой (хотя и подмывало схватить ее за шкирку и хорошенько встряхнуть, чтобы пришла в чувство — но что-то подсказывало ему, что после всего пережитого лишних острых ощущений ей не нужно).
— Конечно, я пришел за тобой, — шепнул он в отчаянно прижатое ухо, — разве ты думала, что я оставлю тебя в беде? Никогда.
После этого было впору умиленно зарыдать самому. Урс, впрочем, промолчал, лишь от души стиснув Хазиру теперь уже обеими передними лапами, так что оставалось удивляться, как это она не захрипела от такого сомнительного счастья.
Дальнейшие слова так и застряли в глотке: слишком уж их было много. Белому хотелось сказать, что он скучал без нее, и рассказать, как он беспокоился, когда узнал, куда она пропала... и о том, как он мчался на выручку, один, взяв с собой лишь случайного знакомого, не зная еще, пойдет ли за ним кто-то из прайда, но готовый, если потребуется, в одиночку сразиться со всеми врагами. И еще о том, что он чертовски устал и на самом деле напуган не меньше, чем она — ведь это было его первое убийство, и далось оно вовсе не так легко, как могло показаться со стороны. А еще на его шерсти засыхала кровь противника, и это было с одной стороны лестно, но с другой — кровь есть кровь, и нужно было смыть ее с шерсти как можно скорее. И он чертовски устал, хотя не чувствует этого, но скоро начнут ныть лапы, и желудок напомнит о себе — ведь в последний раз он ел, кажется, несколько дней назад.
Поперхнувшись всем этим, белый снова лизнул Хазиру, теперь уже в нос, заодно прихватив и соленую щеку.
— Пойдем со мной, — наконец, резюмировал он все невысказанное и потянул самку за собой — обратно на тропу, ведущую к землям прайда.

+1

79

Река Руфиджи.

В молчании она проследовала за ним, буквально дыша в спину, и как только Река осталась далеко позади, а впереди показались знакомые холмы, Хазира решительно настигла белого льва и ухватив зубами за гриву, оттащила к ближайшему кусту, тяжело дыша.
- Урс… - она посмотрела ему в глаза, чувствуя как дрожит ее нижняя губа, пытаясь найти в них понимание, хоть искорку прежнего чувства, как надежду на прощение: - Урс, что же произошло? Разве ты пришел не за мной? – с дрожью в голосе прошептала она, а затем, не дожидаясь его ответа, бросилась ему под передние лапы, крепко обнимая их и уткнувшись в них лбом, поджимая уши: - Прости меня, прости, я не должна была так с тобой поступать… - по щекам золотистой уже не в первый раз за день катились слезы: - но я же просто львица. Твоя львица...

Потянулись секунды, длинные, как шея у жирафа, в течении которых, она прислушивалась к его дыханию, обнимая его лапы, такие сильные, родные, думала о том, что же испытывает он сейчас по отношению к ней и каково было ему на душе тогда. когда она позволила себе вольность наорать на него и бросится на утек, наивно думая, что и этот лев побежит за ней, вывалив язык и умоляя о прощении. Какая глупость была с ее стороны, наговорить ему гадостей и убежать, тогда! потому что как в сказке произошло то, что и должно было произойти – она влюбилась, да и сама этого не заметила как глупая самка, наивно думая, что эти все чувства так легко контролировать и играть с ними. А, нет, ее сердце само сыграло злую шутку, заставив страдать, жалеть о содеянном, и искать его по лесу. Рваться к нему, пусть даже через полчища незнакомых львов, перегораживающих ей путь. Как же хотелось Хазире вскочить и все это ему рассказать, поведать о том, сколько всего поняла, пока была там, одна, в джунглях. Сколько пережила в плену, не ведая, спасут ли ее вообще, но зная о том, что он все же придет за ней. Когда-нибудь придет. Сказать, что, похоже, она полюбила его, этого странного, молодого, белого самца, что как-то раз согласился помочь ей в охоте и как она, глупая, думала, был для нее просто игрушкой. А вот теперь, игрушкой стала она сама, и не знала сейчас, как его к себе привязать.
Неожиданно для нее, он осторожно и мягко высвободился из ее объятий, так что она хотела было, ухватить его снова, чтоб прикоснуться, пусть даже не к его телу, так, к лапам всего лишь, чтоб ощутить его тепло, запах, снова, даже если это будет последний раз. Те несколько секунд, что она лежала на траве перед ним, показались Хазире вечностью. Вставать и открывать глаза не хотелось – пусть уж лучше она заснет и ее сон длится вечность, чем узнать, что он просто молча ушел, растеряв из-за ее мимолетной глупости все чувства. Ну как же так?! ей хотелось зарыдать от отчаяния. Однако, совершенно для нее неожиданно, она почувствовала на своем теле его объятия и обмякла в них, словно в неге, желая, чтоб они длились еще и еще. Как его тихие слова, дарующие прощение и говорящие «да» на все ее вопросы.
«Конечно он пришел за ней! Конечно! Пришел! За! Ней!»
Хазире захотелось вскочить и бегать, скакать вокруг него, громко крича эти слова на весь мир, чтоб все знали, что он пришел за ней! Рагнар, та черная львица, приставучий леопард, в общем, все-все-все! Но… лапа болела, да и навалившийся сверху, страстно обнявший ее, Урс, как бы не способствовали этому. Однако львица не роптала, она лишь довольно улыбалась, норовя, не то приобнять его из такого положения, не то перевалиться на спину и увлечь его за собой, в траву, прямо здесь. Этого, к счастью, Урса, а может быть и Рагнара с Исгерд, не произошло, и лев, отстранившись и лизнув ее, позволил встать на лапы, позвав за собой на тропу. И Хазира тут же вскочила, не смотря на ноющую лапу, на которую до сих пор прихрамывала. С радостной улыбкой, становясь рядом с ним, бок о бок, как и раньше, не сдержавшись, в радостном порыве, стряхнув слезинки с уголков глаз, скользнула перед ним, касаясь макушкой своей головы его подбородка и проходя мимо него, потираясь всем телом о его грудь.
- Я… скучала. – сказала она робко, когда описав вокруг него круг, снова встала справа от него, касаясь своим плечом, его плеча: - Когда все поняла, побежала тебя искать – Хазира не стала уточнять, что это самое все. Надо было ему сказать, что она, похоже втрескалась в него по самые уши, но она от чего то смущалась как полуторогодовалая львичка: - хорошо что не нашла. – она ткнулась в его гриву носом, прочертив им полосу до его уха, слегка прихватив его губами, прошептала: - Не представляю, что было бы, встреть мы их вдвоем. Мы дрались бы друг за друга и нас убили бы. наверно. А это ни хрена не романтично. - золотистая слегка пихнула его, усмехнувшись и вспомнив про пойманную ими добычу, вздохнула: - Черт, добычу то поди сперли… – она махнула здоровой лапой и чуть не кувырнулась в траву, когда перенесла всю нагрузку на больную, но даже виду не подала, что с ней что-то не так: - А! Поймаю тебе еще. Или поймаем вместе? Хочешь?
Они шли к прайду знакомой дорогой, а позади, шагах в двадцати, шли наконец-то настигшие парочку Рагнарек и Исгерд, которые только и могли что наслаждаться пейзажем родных мест, спинами идущих вплотную, чуть ли не в обнимку Хазиры да Урса и иногда мелькающего среди травы леопарда. Ну еще Джексона, но его никто не видел, потому что это Джексон, и всем пятерым было достаточно просто знать, что он тут, где-то рядом.

+1

80

Лев только теперь — быстро, правда? — осознал, что Хазира, как и положено настоящей женщине, умудрилась передумать много невеселых мыслей, пока его не было. Впрочем, обстановка располагала. Конечно, она испугалась, когда чуть не утонула в реке; но все равно рвать из-за этого отношения было поспешно и глупо. Наверно, она пожалела о своем решении сразу же, как только остыла и успокоилась.
Ну а уж будучи в плену... тут что только не подумаешь. Льву-то было не до мыслей: он помчался на выручку сразу же, как только узнал о случившемся, и тут уж было не до того, чтобы размышлять, отвергнет она его или примет. Да черт с ним, пусть бы даже плюнула ему в морду, лишь бы осталась жива! А у самки, которую эти изверги все это время держали при себе, было достаточно времени, чтобы поразмышлять. Например, о том, что единственного самца в прайде, которому она дорога, она запретила даже приближаться к себе, не говоря уже о чем-то большем, и при таком раскладе он вполне может пожать плечами и найти себе другую подругу, поспокойнее, не такую строптивую.
Нет. Нужно совсем не знать Урса, чтобы подумать о таком. Даже незнакомца он не оставил бы в такой ситуации, что уж говорить о Хазире, которая за то время, что они провели вместе, стала Урсу дороже всего остального мира? Конечно, львица не могла так подумать — она надеялась и верила, что он придет. И все равно непрошенные неприятные мысли наверняка лезли в голову, отравляя и без того невеселое пребывание в плену.
Надо же... а ведь самец, хоть и не женщина, тоже напридумывал себе всякого. Решил после их ссоры, что все теперь — будут жить бок о бок в прайде и делать вид, что ничего этого и не было, и не было никакой совместной охоты, и продолжения в джунглях, и спаривания на подстилке из влажной листвы, и прогулки через лес с тяжеленной тушей куду...

Самка подскочила так, словно в ее лапах были пружины. Она совершенно не была похожа на ту львицу, которой была пару минут назад — робкую, забитую, с потухшим взглядом, готовую выслушать любой приговор — будто Урс мог ответить ей что-то другое. Теперь хищница буквально светилась от счастья, будто бы не было всего того, что ей пришлось пережить в последние дни. Потираясь о его гриву и шкуру, самка описала вокруг льва круг и, наконец, немного угомонилась, хотя вела себя немного суетливо, видимо, от распиравшего ее желания повторить это еще раз двадцать, пока у нее, — или у него, — не закружится голова.
Белый мягко усмехнулся. Сейчас он почему-то чувствовал себя куда старше ее. Хазира не была матерой; ей было от силы полгода или год больше, но прежде все было не так. Хищница вела себя более... независимо. И, хотя всегда показывала, что компания Урса ей приятна, время от времени всем своим поведением она будто бы подчеркивала — я взрослая, самодостаточная, характер у меня еще тот — не всякий сладит. Теперь она, казалось, не сомневалась — еще как сладит. Более того, самец тоже в этом не сомневался.
Оставалось лишь надеяться, что эти ублюдки не заделали ей львят. Самец чуть притормозил, дав львице возможность опередить его на пару шагов, и потерся мордой о ее круп, приоткрыв пасть и вдыхая ее аромат, знакомый до боли, уже ставший для него родным, наслаждаясь им, — а заодно и проверяя, не пахнет ли от самки чем-нибудь чужеродным. Нет, запахов на ней было предостаточно, как, впрочем, и на нем. Трава, кровь, незнакомые земли, еще какая-то дрянь... но запаха мужского семени Урс не уловил, а потому успокоенно прижал уши. Хотя бы этого она избежала.
— Нет, не дрались бы, — поразмыслив и решив, что говорит как тупой мужиковатый идиот, откликнулся белый на слова львицы, — я знаю, что ты сладишь с любым противником, но если такое вдруг случится снова — беги.
Они шли теперь бок о бок; самка то и дело доверчиво прижималась к его боку, отчего в животе льва разливалось приятное тепло.
— Я не имею в виду, что ты должна бросить меня на произвол судьбы, пока я защищаю нас обоих, — тут же уточнил самец, — но ты уж точно проворнее меня, так что успеешь добежать до логова и поднять прайд.

Прайд поднять, ага. После всего, что случилось, Урс был намерен лично, в компании еще нескольких самцов, прошерстить территорию на предмет нарушителей. И, если таковые найдутся, придать им должного ускорения, направив в сторону границ.
— Хочу, — снова заговорил он спустя несколько секунд, когда Хазира, сменив тему, заговорила о еде.
Сказать по правде, воспоминания о вкусе львиного мяса были еще слишком сильны, но белый, к счастью, так и не проглотил тот обмусоленный кусок, тайком сплюнув его в траву... и желудок его был пуст. Каким бы сильным ни было отвращение от этих воспоминаний, белогривый был уверен, что антилопа или зебра придутся ему по вкусу. Более того, если он немедленно не сожрет что-нибудь травоядное, без когтей и острых клыков, то, пожалуй, взбесится еще похлеще Исгерд в бою.
— Если только ты сможешь сейчас охотиться, — осторожно добавил он, приметив, что Хазира вдруг как-то странно припала на одну из лап, старательно делая вид, что ничего такого не случилось.
Может и лапу подвернула... но льву сейчас хотелось уберечь ее от всего. Взять на ручки, унести в пещеру... хотя нет, к черту пещеру — там слишком много свидетелей. Самец невольно оглянулся, будто проверяя, следуют ли за ними Рагнар с Исгерд. Тем двоим, кажется, тоже многое нужно было обсудить, так что им было не до влюбленной парочки.

+1

81

Ну вот, все и кончилось. Хазира сама не могла сказать, чего в итоге испугалась больше, во всем этом огромном приключении, длившемся всего то пол дня. и волшебным образом поставившим все на свои места: «Дракон умирает пронзенный копьем, принцесса идет под венец».
Пожалуй, самым страшным в итоге, было, сначала не увидеть белого льва, что встретился ей на парапете у водопада, буквально день (или два?) назад. Потом – увидеть как с ним случится что-нибудь страшное, ну и в последний момент, когда все уже закончилось и она была на свободе, а страшный пир после побоища отгремел, бежать за ним, чувствуя как сердце рвется из груди, только от мысли о том, что она может не получить прощение. Но он думал о ней, шел за ней, дрался за нее! Не это ли судьба?!

А Урс, тем временем притормозил, пропуская ее вперед и Хазира, сделав пяток шагов, недоуменно оглянулась, чтоб поглядеть, что же он там такое задумал, и не без удовольствия отметила, что льва интересует не только ее присутствие рядом с ним. Для чего тот совершил странный маневр, она поняла сразу же, без всяких подсказок и намеков. Хотя, как поняла? Мыслей о том, что Урс просто проверял, не побывал ли за время плена в его кошке ( а теперь уже, после всего случившегося и сказанного, Урс мог полноправно заявить в прайде, что она его самка), даже не возникло в ее голове. Стоило только, Урсу уткнутся ноздрями в ее окорочка, как львица, словно арканом, обвила хвостом его могучую шею, слегка пошлёпывая кисточкой по его гриве и весьма красноречиво улыбаясь. Для нее не надо было никаких объяснений – ее герой хочет «награду», и, возможно, прямо сейчас. Правда, не смотря на все ее предположения, Урс не рыкнул игриво, и не потащил ее за загривок в ближайший куст,  который находился от них шагах в пятнадцати, и медленно уползал куда-то за спины, по мере их движения вперед. Отнюдь. Белый осторожно выбрался из этой мягкой петли, и пристроился сбоку от нее, а затем продолжил разговор, как ни в чем не бывало, хотя она уже приготовилась к иному развитию событий, слегка опустив голову и чуть отвернув ее в сторону, чтоб ему было удобнее схватиться, но… нет. Хотя, Хазире показалось, что в его глазах блеснул огонек не то, азарта, не то голода.
Золотистая не обиделась и не удивилась. Подумала, что Урс просто хочет заняться своей наградой в условиях, когда им уж точно никто не помешает и вскинув голову, хотела было уже сказануть на его слова: «Да щаз! Убегу я от него…» Но, благоразумно промолчала, подумав, что сейчас спорить со своим мужчиной, не стоит. Да и вообще, какой в этом был смысл? Он, конечно, будет стараться уберечь ее от всего, но разве ему не ясно, что и она закроет его собой, случись Хазире выбирать между его и собственной жизнью. Ведь в итоге она все равно по-другому сделает, не так как он велит, а так как сердце ей подскажет. И не от того, что не любила, когда ей командуют, а потому что родилась такой, своевольной и ветреной и приручить ее до конца, разве что Ахею дано будет. Но, тогда это будет уже не Хазира, а в этом случае, кому какой прок от такой львицы, когда у нее ни воли, ни желаний, ни судьбы нет? Разве что тем похитителям, чьи кости украшали теперь берега реки, названия которой она и не знала даже.

А он оказывается, проголодался! Хотя, почему она и сама не додумалась до этого, было не понятно – это она ехала на спине у одного из львов, а вот Урсу пришлось проделать пусть самому. Да еще и драться с таким амбалом, что не приведи господь еще когда-нибудь пытаться повторить этот подвиг! Святые бананы! Ей до сих пор было не ясно, как ее льву удалось обмануть этого увальня? Неужто и правда он был так не сдержан, и так же безгранично туп? О, теперь она этого никогда не узнает. Хазира слегка напрягла мозги, но даже имен их теперь вспомнить не могла. В голове крутилось только одно – Урс. Ну и ее лапа, которая на каждом шаге отдалась болью, особенно, когда она забывала про нее и наступала как обычно, с привычным усилием.
- Хорошо, милый. – в итоге, с улыбкой, негромко отозвалась она, и выждав момент, обернулась и увидела, что они на некоторое расстояние оторвались от парочки черных львов, которые, похоже, после долгой разлуки были заняты собой, после чего добавила: - Мне просто нужно будет немного отдохнуть.
Немножко! Она бросила быстрый взгляд на лапу, в мыслях поблагодарив Ахею, что та не распухла и выглядела как обычно. «Значит, ушибла просто» – подумала она. Ей стало стыдно. Причем стыдно до невыразимости, потому что мало того что ее самцу пришлось ввязаться в такую авантюру из-за нее, так теперь она и накормить его не может! А еще Пат в пещере ждет. Хазире захотелось взвыть. Ну, зачем она, такая бесполезная львица? Что еще можно теперь с ней делать? Ответ пришел сам собой. Подойдя к Урсу вплотную, шепнула ему на ухо: - Ну, где будем охотится? Там… - она кивнула на небольшую низину между холмов, где звеня в траве, крался узкий как молодая кобра, ручеек, поблескивая между камней и прячась в больших, словно огромные шары для гольфа, только зеленого цвета, кустах: - Или в джунгли пойдем?
В джунглях, конечно, поймать что-то было весьма проблематично, за то «охотится» было куда приятнее.

0

82

Львица согласилась так быстро, была такой покладистой и смирной, что Урс насторожился. Такой он Хазиру видел редко. Они и знакомы-то были всего ничего... а поди ж ты, уже умудрились встрескаться друг в друга по уши. И если торопливого соития в джунглях было недостаточно для того, чтобы между ними вспыхнули чувства, то последовавшей за этим разлуки и смертельной опасности хватило с лихвой.
Нежность в самце боролась с желанием схватить самку за загривок и немедленно уволочь в ближайшие кусты. Он поймал ее удивленный взгляд: как же так, почему до сих пор не уволок? Запах ее разгоряченного тела все еще опалял ноздри льва; самка красноречиво покачивала бедрами, демонстрируя всю свою красу.
Сзади, однако же, все еще следовали Исгерд с Рагнаром. Урс был готов забыть о их присутствии, тем более, что они наверняка все понимали. После всего пережитого им с Хазирой нужно побыть вдвоем. Но все же не здесь. Не рядом с тропой.
Выскочивший из травы леопард жизнерадостно глянул на парочку, помрачнел, увидев, как льнет Хазира к своему спасителю, и, развернувшись, вновь скрылся из виду. Уходить окончательно он, похоже, не желал: рядом с львами, особенно такими крутыми, как те двое черненьких, было куда безопаснее, чем одному. Правда, самым дружелюбным из них выглядел все-таки белый; к тому же, пятнистому явно нравилась Хазира, а она тоже крутила с беленьким. В общем, Шанго следовал за ними как приклеенный, хотя надежда на секс в благодарность растаяла бесследно. Если кому сегодня и дадут, то точно не Шанго. Что ж, других львиц в округе наверняка полно. Философски пожав плечами, мелкий кошак изловил мышь и некоторое время самозабвенно забавлялся с ней, отпуская ее от себя не больше, чем на метр, и всякий раз ударом когтистой лапы направляя ее бег к себе.

— Мне просто нужно будет немного отдохнуть, — заверила Хазира льва, хотя тот ни на секунду в это не поверил.
Немного, как же. Сам Урс чувствовал, что, когда у него будет возможность поспать, он, пожалуй, будет дрыхнуть не меньше суток, чтобы в полной мере восстановить силы. Когда-то вырастившая его гепардица Зука говорила о том, что существуют специальные травы для восстановления сил, и даже парочку таких показывала, только вот незадача — было это давненько. И Урс в ту пору был твердолобым молодым юнцом, у которого в одно ухо влетает, а в другое благополучно вылетает, не задержавшись ни на миг. Словом, не помнил ровным счетом ничего — ни названия, ни запаха, ни внешнего вида.
Оно, может, и к лучшему. Лучшая травка для восстановления сил называется "свежеубитая антилопа".
Львица кивнула на ближайшую низину, густо заросшую кустами. Место вполне подходило для охоты. Вот и ручей поблизости, а к нему наверняка приходят травоядные. В жаркий полдень в тени кустов наверняка можно найти какую-нибудь дичь.
Белый решительно сошел с тропки, направляясь туда.
— Окажи милость, скажи Рагнару, пусть дальше идут без нас, — проговорил он, обращаясь к леопарду, который только-только показал морду из травы, уже более довольный чем прежде, перемазанный кровью и с парой налипших на мордашку перьев.
Недовольно фыркнув, Шанго, тем не менее, помчался выполнять задание.
— Нет, в джунгли не пойдем, — на ходу обратился Урс уже к львице, которая наверняка и так уже это поняла, — слишком далеко, да и не с моей гривой там продираться. Попытаем счастья здесь. Там и ручей есть... Мне нужно отмыться.
Частично он уже успел вылизаться во время нескольких коротких остановок, которые они сделали. Но все равно на гриве самца оставались широкие бурые полосы; такие же были на щеках и плечах. Ощущение было такое, будто он искупался в крови — а ведь всего-то придушил одного мерзавца.
А вот, наконец, и вожделенный ручей. Белый принюхался, но не уловил запаха травоядных. Остановившись, он пропустил Хазиру вперед, предоставляя ей спуститься в низину первой. Ее хвост приглашающе шлепнул самца по боку, когда самка проходила мимо.
Какое все-таки это было чарующее зрелище... Хвост львицы мерно покачивался из стороны в сторону в такт движениям бедер. Засмотревшись, Урс так и остался стоять на месте, наблюдая, как Хазира проходит дальше, в густую зеленоватую тень.
Он позволил ей сделать еще несколько шагов, а затем, внезапно для самого себя, пулей сорвался с места, стараясь не срываться на суетливую трусцу, прыжками пересек низину и, низко, глухо рыча, поравнялся с самко, сильно и крепко хватая ее за загривок.
Поохотиться. Как же.

+1

83

Размышлял он не долго, тут же направившись в сторону низины и львица покорно направилась за ним. Ну, как, покорно? Хазира следовала за Урсом как приклеенная, слегка прихрамывая, чувствуя как у нее чаще начинает биться сердце. Осознание того факта, что он хочет заполучить ее немедленно, заставляло ее идти слегка нетвердой походкой, слегка касаясь его своим боком во время движения и предвкушая предстоящее удовольствие, которое на нее скоро свалится. Свалится и воткнется. Она даже и не знала, что лучше? Ощущения вины и бесполезности у нее больше не было - их как лапой сняло. в голове нарезала круги одинокая, безумная, свойственная совсем молоденьким львицам, мысль: "Он хочет меня! Круто!!!"

«Интересно, как это будет на этот раз?» - неожиданно подумала она, остановившись на склоне, когда Урс попросил Шанго сказать Исгред и Рагнару, чтоб не ждали их. Урс в ее глазах сильно изменился за время этого опасного происшествия. Теперь перед ней был не юнец, а лев чуть ли не матерый по характеру и поступкам, решительный и властный. Тот, который точно знает, что ему нужно и стесняться, а уж тем более ждать чего-то не будет. Эти мысли распаляли в ней желание побыстрее спуститься в низину и наконец-то остаться с ним наедине, услышать его страстные речи, ощутить его хватку на загривке, которая заставляла ее в сладостной истоме неметь под ним, отгибая хвост так, будто он должен был быть полностью прижат к ее спине, пусть даже для этого его придется сломать.
Она обернулась на Шанго, но того уже и след простыл, видимо, он побежал выполнять просьбу Урса. Или приказ? Не то чтобы это еще больше подняло белого льва в ее глазах, выше то было по сути уже некуда, но Хазира неожиданно ощутила в себе желание быть взятой, причем без промедления, хотя на этом склоне. Мысль была совершенно безумной, но сознание молодой по сути львицы будоражило безумно, заставляя вилять бедрами еще сильнее, дразня его. Только вот, зачем? Она и сама не могла ответить на этот вопрос, приближаясь к ручью и зарослям комбертума – густого кустарника, примерно два метра в высоту и метра четыре в ширину, имеющего шарообразную форму. Таких кустов у ручья росло не мало и львица собиралась укрыться за ними, среди высокой травы, достающей ей почти до брюха.
Урс слегка отстал, и она сделав буквально два шага обернулась, увидев, как он принюхивается, очевидно, проверяя, не побывал ли тут кто-то еще до них. Нет, не похоже. Судя по запахам, это место не приглядели и травоядные, а значит, тут им никто не помешает. Урс остался позади, похоже, предоставив ей возможность выбирать место для уединения и она, игривой походкой направилась к кустам. Однако, стоило ей поравняться с одним из раскидистых растений, скрывшись таким образом от посторонних глаз, как топот лап сообщил ей о приближении любимого, который скажем, так, превзошел на этот раз все ее возможные ожидания.

Пламенные речи? Да, как же!

Урс не стал что-либо спрашивать или же чего то стесняться и секунду спустя одним сильным прыжком оказался рядом с ней, схватив за загривок и бесцеремонно прижимая к земле. Хазира даже возразить не успела, оказавшись упертой мордой в траву, чувствуя как он наваливаясь, прижимает к земле ее грудь, передние лапы, не давая никаких шансов… Шансов на что? В пасти кошки пересохло, сердце бешено забилось, так, словно собиралось пробить грудную клетку и отправиться куда-то, погулять, пока парочка не закончит со своими делами. Ну, точнее, пока Урс не закончит.
В голове у Хазиры стало пусто и все ее мысли мигом превратились в один огненный комок, который покатился по телу кошки, подчиняя страсти все ее конечности, и заставляя саму золотистую сильнее вжаться мордой в траву, сипло хрипя возбужденное: - Да, да… -  пока ее гибкий хвост, словно плеть стегал ее по спине, открывая льву все самое откровенное, что в ней только было, передние лапы стали ватными, слегка подрагивающими против ее воли и хотя он всего лишь придавил их к земле своими, но боже, сколько удовольствия ей это доставляло, пока Урс взбирался на ее разгоряченное тело, каждый раз словно обжигая ее прикосновениями своего напряженного желания.
- Да, да… - стонала она, предчувствуя то что сейчас должно произойти и стараясь подстегнуть его к более резким, быть может даже грубым действиям, которых никому, никогда с собой не позволяла. А с ним хотелось этого. Чего? Хазира и сама не могла сказать, но подсознательно чувствовала, что лев может угадать ее желания и сделать то, чего она хочет, но о чем сама еще не может сказать, только намекнуть:
- Накажи меня за все мои глупости, любимый… - едва не удавившись травой и слюной простонала она, уже не выдерживая и понимая, что если ее милый сейчас хорошенечко не займется ей, то она сама вскочит и займется им. А еще неизвестно, что может быть хуже неудовлетворенной, распаленной самки.

+1

84

Уже когда челюсти льва мертвой хваткой сомкнулись на загривке львицы, заставив ту пошатнуться и обессиленно ткнуться грудью в землю, в голову Урса вдруг пришла непрошенная мысль о том, что он мог напугать ее этим. В самом деле... только что пережив нападение, которое наверняка было подлым — ведь врагов было несколько, и им пришлось окружить ее, чтобы справиться с отчаянно отбивающейся хищницей, — Хазира теперь могла воспринять любое покушение на собственную шкуру как угрозу.
Но разве она сама не виляла только что задницей, не водила перед его носом кисточкой хвоста, явно намекая на то, что не против подобного обращения?
К счастью, мысль действительно была мимолетной. В любом случае, белый вряд ли мог удержаться. Запах самки, уже ставший знакомым и родным, ударил в ноздри, действуя похлеще, чем красная тряпка на быка. Привкус крови — ее крови, и крови врагов, и крови самого Урса, — на шерсти только добавлял к этому аромату некую изысканную изюминку, заставляя самца утробно рычать от нахлынувшей на него страсти. Не успела светлошкурая мявкнуть, как лев бесцеремонно и весьма уверенно, вернее сказать, нагло, — и куда только делась робость, которая одолевала его в их прошлое соитие? — ткнул ее мордой в мягкую траву и навалился сверху, прижимая ее тело к земле. Клыки сжались сильнее, кое-где проколов кожу, отчего запах крови стал гуще и еще головокружительнее... Урс даже поймал себя на мысли, что ему хочется укусить ее со всей силы, грубо, болезненно, впиваясь в плоть. Рыкнув в ее шерсть, он навалился сильнее, лишая самку всякой возможности двигаться и протестовать — если бы, конечно, она собралась протестовать, — удерживая ее передние лапы своими. Это ему нравилось. Нравилось то, как она себя вела, совершенно по-новому, оставаясь все той же сильной и уверенной в себе самкой, но признавая, что он, ее самец, сильнее, что он может поступать с ней так, как захочет. Это знание опьяняло, кружило голову, заставляя льва утробно урчать, нависая над лежащей самкой.
И, несмотря на грубое обращение, львица явно заявляла, что ее все устраивает. Нет, не все — ей явно нужно было, чтобы он наконец уже овладел ею. Ее стоны приглушались травой, но все равно были слышны, а зад она оттопыривала совершенно бесстыжим образом... впрочем, это как раз было хорошо.
— Накажи меня за все мои глупости, любимый… — наконец, из последних сил простонала хищница, подрагивая от нетерпения.
Случись это на трезвую голову, Урс мог и не удержаться от смеха, настолько дикой могла показаться эта фраза... Но сейчас она лишь распалила его еще сильнее, если это вообще было возможно. Он и так был на пределе в последние часы, в ярости от того, что самка ушла от него, в гневе на посмевших посягнуть на нее чужаков... Непрошенная злоба вновь нахлынула на него горячей волной.
Глупости? Зря она это сказала. Да, белый простил подругу, но обида-то осталась, и слова самки будто повернули какой-то рычаг, превратив спокойного и выдержанного льва в ревущую бестию. Таким он не был даже в смертельном бою.
— Я с тебя шкуру спущу! — утробно проревел самец, наконец, вторгаясь напряженной плотью в тело львицы и принимаясь двигаться с таким жаром, будто действительно собирался это сделать. Когти передних лап, выпущенные до предела, к счастью, царапали не ее шкуру, а землю. Ярость заставляла льва снова и снова рычать, то и дело до боли сдавливая клыками ее загривок, по которому вскоре заструилась кровь.
Она! Посмела! Так! С ним! Поступить!
Растерзать мерзавку!
Лев двинул бедрами еще раз, на миг отпустив истерзанную шкуру партнерши, поднимая морду к небу и беззвучно рыча. Наслаждение было острым и совершенно непохожим на то, что Урс испытывал когда-либо прежде. На миг отстранившись, самец несколько раз лизнул выступившую на загривке Хазиры кровь... а затем перехватил поудобнее, на сей раз сбоку, ближе к горлу, практически так же, как обычно охотницы хватают антилопу, прежде чем задушить ее. Одного раза ему было явно мало. Не прошло и нескольких секунд после окончания первого соития, а белый уже вновь приник к львице, двигаясь и на сей раз не менее быстро и жадно.

+1

85

- Я с тебя шкуру спущу! – прорычал он, овладев ею наконец, одним резким и грубым движением, которое с болью принесло и несказанную волну удовольствия, заставляя самку под львом в буквальном смысле плавится словно масло под солнцем, сгорая от гремучей смеси боли и наслаждения, которые превращались для нее в истинное удовольствие. Переварить весь тот поток эмоций за раз было невозможно, да и не нужно – Хазира впервые в своей жизни получила то, о чем мечтала всегда, наверно с момента своего рождения, но только не догадывалась об этом. Сопротивляться? Что за бред? Хотя, она бы показала всю свою прыть, стоило ему только попросить.
Приказать…
От чего только мысль об этом вводила ее в дикий экстаз, словно катализатор только ускоряя приближение оргазма, которого она так жаждала. Глупый Урс, не понимал, как она им умело управляла, хотя… тут все двусмысленно. Потому что управляя им, она заставляла его подчинить ее, себе, чтоб потом он мог приказывать ей... Бред, конечно, но сколько же она не была в его лапах, не чувствовала его прикус на загривке, горячую плоть внутри себя? Хотя, такого урса она еще не знала, хотя, подсознательно радовалась всем его изменениям, понимая, что именно о токам льве и мечтала всю жизнь, который придет и подчинит, возьмет ее. Даже. как бы грешно это не звучало, изнасилует. Хотя. можно ли назвать насилием применение силы тем, от кого жаждешь подобного, ждешь днями, неделями, месяцами. Она уже и не могла сказать, чувствуя, как на нее накатывают волны удовольствия. И тут, неожиданно, остановка. Ее любимый, отпустив загривок, мощными толчками излился в нее, а вот она не успела. Не хватило буквально пары сильных, резких движений.
- Еще… - почти плача, умоляющее, простонала она, и словно услышав ее, в следующую секунду он грубо схватил ее, совершенно по другому, чуть с боку, за горло, слегка придушившая, снова так же безжалостно и резко погрузившись в нее, так что его прикосновений к загривку языком она даже и не заметила. Золотошкурая мигом взлетела на самую вершину удовольствий, закричав, не в силах сдерживать крик, мелко дрожа под львом в сильном оргазме, полностью затопившем ее разум. Если бы не клыки Урса, стискивающее ее горло, то наверно, крик услышали бы Фаер с Исгред, а так получилось довольно тихо. Загривок опалило жаром, и где-то на краю сознания скользнула мысль о том, что наверно, Урс прихватил ее до крови. Но сейчас ее это интересовало меньше всего, потому что он, продолжал двигаться в ней, грубо прижимая к земле и лишая кислорода, и, что самое потрясающее, Хазире нравилось. Пройдет совсем немного времени, и, она будет молча и с удивлением вспоминать о том, что произошло, и не верить себе. Не верить в то, что это была она, в то что позволила ему совершить такое, не в силах поверить, насколько ей было хорошо. И обнимая своего нежного и ласкового льва, планировать, как снова заставить его грубо овладеть ею безо всякого предупреждения.
Планировать, если конечно, она останется в живых. Приближаясь к новому оргазму, не менее яркому чем прошлый, она стала задыхаться. Но не в силах вырваться из под сильного льва и вдохнуть воздуха она только и могла что хрипло стонать, подчиняясь его воле и сильным, быстрым движениям. Вот только что случиться раньше, она задохнется или кончит? Мысль о смерти во время оргазма, переполнила чашу, и Хазира захрипев и закатывая глаза, забилась под Урсом в новом сильном оргазме, резко распрямляя задние лапы и позволяя льву «засадить» ей еще сильнее, так сказать, на полную катушку. Контролировать себя она уже не могла, и из пасти ее вырывались только бессвязные хрипы, отдаленно похожие на слова, а все тело напряглось так, что можно было прощупать каждую мышцу, словно вся она на миг стала из твердой резины. Еще миг и львица обмякла, мешком шлепнувшись под лапы льва не в силах ни на что более, закрывая глаза и тяжело дыша.
Хазире было хорошо как никогда...

0

86

Вместо того, чтобы вырываться из ставшей уже болезненной хватки, Хазира лишь изогнулась, почти скуля и прося еще.
Покорность львицы, распластавшейся по земле, только подстегивала Урса, заставляя двигаться еще более жестко, стискивать ее глотку еще сильнее, так, что в какой-то момент Хазира захрипела, ловя пастью воздух. Впрочем, ей это, кажется, даже нравилось... Белый чуть ослабил хватку, позволив львице глубоко и свободно вздохнуть. Злость, недавно переполнявшая его, постепенно уходила, оставляя чувство опустошения — скорее приятное.
Впрочем... он все еще не собирался останавливаться. Львица обмякла, дохлой тушкой расплывшись по земле; ее горячее дыхание с хрипом вырывалось из приоткрытой пасти; весь вид ее говорил о том, что и похищение, и последовавшие за ним события в этот момент не имеют ровно никакого значения. Забыты, забиты другими, более свежими и куда более волнующими впечатлениями.
Самец разжал хватку, отметив — впрочем, без сожаления; он чувствовал, что она не имеет ничего против, — что и на горле львицы осталось несколько неглубоких, но уже налившихся кровью царапин. Выпрямившись, он свысока оглядел распластавшуюся на траве Хазиру. Зрелище было крайне привлекательное. Даже сейчас, измотанная, встрепанная, грязная, покрытая следами от травяного сока, она казалась ему красивее всех львиц, что он видел за всю свою жизнь. Пахло от нее потрясающе; их запахи смешивались в безумный коктейль такой силы, что, кажется, на много миль окрест все животные были осведомлены о происходящем. А если они не глухие — то еще и слышали их безумное рычание, бессловное, но такое дикое, будто они не спаривались, а сошлись в смертельной схватке.
Аккуратно и почти нежно лев провел подушечками передней лапы по чуть влажному боку самки.
А затем, склонившись, вновь ухватил ее за загривок, бесцеремонно встряхнул и приподнял, проникая в нее в очередной раз. Что для льва какая-то жалкая пара соитий? Он был готов спариваться с ней сутки напролет — пока и сам не ляжет рядышком точно такой же безвольной тушкой.
Ну, сутки, конечно — это он загнул. Сказывалась и долгая дорога, отнявшая немало сил, и драка, тоже не прошедшая без последствий. Еще несколько безумных минут — и самец, глухо рыча, несколько раз конвульсивно дернулся, чувствуя, что силы покидают его. Приподнявшись, он отстранился от Хазиры и улегся рядом, соприкасаясь с ней боками. Шкура его была горячей и чуть влажной; сердце билось как сумасшедшее, в горле пересохло.
Облизнув губы, Урс попытался было заговорить, но из горла вырвалась лишь новая порция клокочущего рычания. Лапой притянув к себе самку, он принялся вылизывать ее горло и загривок, смахивая выступившую и уже начавшую сворачиваться кровь.
— Поохотимся потом, — наконец, совладал он с собственным голосом, — сперва отдохнем.
Есть, правда, хотелось до чертиков. Уже даже не есть, а жрать.
Тут, впрочем, очень вовремя появился Шанго. Морда пятнистого хищника вызывала в Урсе невольное желание запустить в наглеца чем-нибудь тяжелым, а уж то, как леопард пялился на Хазиру, и вовсе заставляло мечтать о том, как белый медленно и с расстановкой придушит мелкую тварь до полусмерти.
Но сейчас Шанго был очень даже кстати, потому что его появление сопровождалось пыхтением и шуршанием, а с собой леопард тащил тушку газели — не слишком крупной, немного погрызенной, но вполне приличной для того, чтобы послужить обедом для двух чертовски голодных львов.
— Я поесть принес, — то, как при этом леопард воззрился на Хазиру, яснее ясного говорило о том, что тушка была предназначена в дар конкретно ей; но вежливость — а Шанго не был дураком, и знал, что лучше поддерживать дружеские отношения с львом, который в случае чего мог и защитить, и прокормить; а леопард, в свою очередь, мог помочь и в бою, и в охоте, — обязывала поделиться с обоими.
Положив газель на землю почти под самым носом львов (пятнистый был изрядно напряжен, будто ожидал оплеухи), леопард резво потрусил прочь, оставляя влюбленных вдвоем с их романтическим ужином.

+1

87

Наконец-то все кончилось. Ну как, наконец-то? Хазира молча лежала перед ним, переваривая случившееся. Тело медленно остывало, и в опустошенный мозг возвращались мысли, которые наперебой твердили: «Ой, как здорово-то было! вот бы еще так! А это точно была я? Да нет, вроде не я! Как вообще такое можно было говорить? Стыдно то как…»
Она ничего не сказала ему, лишь улыбнувшись, когда лев провел по ее боку лапой. Неожиданно он снова схватил ее, заставив приподняться и грубо вошёл в ее еще не остывшее лоно. Пожалуй, если бы не было до этого яркого и горячего соития, львица завыла бы от боли. А так… Она еще не отошла от первого оргазма, а потому пропустила весь акт, лишь смущенно и довольно улыбаясь, тычась мордой в траву, потому что сопротивляться не было сил, да и не хотелось. Кошке доставляло удовольствие сам осознание того факта, что Урс желал ее, чувствовать, как он бешено двигается внутри нее, медленно разжигая огонь страсти в ее теле. Благо, в этот раз все кончилось раньше, чем Хазира начала закипать, и они оба снова рухнули в траву. Тело золотистой приятно ныло, и она не стала сопротивляться, когда Урс подтянул ее к себе и принялся вылизывать загривок и горло. Только сейчас из отдаленных уголков сознания начали поступать сигналы о том, что ее загривок и горло слегка пострадали. Горло жгло с одного бока, а  загривок так вообще пекло, будто Урс весь его разодрал. Хазире очень хотелось верить, что это не так.
- Поохотимся потом – сообщил ей возлюбленный и кошка в ответ только едва заметно мурлыкнула, нехотя поворачиваясь на бок и освобождаясь из его объятий, только для того, чтоб стиснуть в своих. Она лежала мордой к нему, своим животом к его животу, так что могла положить голову ему на грудь, обнимая правой передней лапой его тело и отмечая что раньше не обращала внимания на то, насколько он силен. Ее правая задняя лапа медленно подалась вперед, пока не уперлась коленом ему в пах, заставляя львицу улыбаться еще шире и более лукаво, чем раньше.
«Ну, вот теперь ты мой!» - могла бы сказать она, но ничего не сказала, тихо хихикнув и ткнувшись в его гриву носом.
Неожиданно ее отвлек шорох травы, доносившийся из-за ее спины. Это был Шанго. Кое-как повернувшись к нему, для чего пришлось отпустить Урса на мгновение, она увидела, что леопард притащил тушку газели. Небольшую и слегка поеденную, но свежую. Хазира только теперь заметила, как он на нее глядел, словно цербер на грешников, жадно и безотрывно. Впрочем, она не придала этому значения, с усмешкой отвернувшись и списав все на то что Шанго был просто шокирован увиденным, ведь они столько шума устроили, будто дрались. вот наверно и принес им еду, чтоб помирились. А Хазира его даже благодарностью не удостоила на этот раз. Что поделать, для Хазиры леопарды, как и другие кошки не относящиеся ко львам, а так же одиночки, были низшим сортом. Так что у Шанго был только один шанс остаться с золотошкурой – стать ее рабом. Да и то – жалким, которому не на что рассчитывать, ну разве на то, что она будет использовать его как коврик. Очень немногим полукровкам выпадала честь стать друзьями Хазиры и рассчитывать на что-то большее. А в остальном только львы. Истинные львы, вот кто должны были законно править планетой, и одним из таких львов, по ее мнению, несомненно, был он, Урс. Уткнувшись в белую шерсть и перебирая ее пальчиками правой лапы, она слегка закусывая губу, прошептала:
- Странный у тебя друг, но верный, заботливый. – она снова крепко обняла его, зарываясь в его шерсть и закрывая глаза, а коленом задней лапы снова нащупывая его достоинство: - Давай еще немного полежим вот так… не отпускай меня, ладно? – как, уточнять она не стала, и так было все понятно. За ее спиной зашуршала трава, это Шанго удалился восвояси, снова оставив их в покое. Такое поведение начинало нравиться Хазире. Отличный слуга мог бы из него получиться, умный, надежный и исполнительный. Кошка даже пожалела, что Шанго, как она думала, является другом Урса, а то она бы им покомандовала… Впрочем, эти мысли не долго занимали ее разум и вскоре снова вернулись к Урсу, а потом к еде.
- Ну, мой герой наверно, хочет есть? – хихикнула она, выпутываясь из его объятий и вставая на лапы, демонстративно потягиваясь, сначала прогибая спину и выпрямляя передние лапы, а потом вытягивая их и распрямляя задние, кокетливо отклячивая зад, а за одно и весьма красноречиво закидывая себе на спину хвост. Хазира никогда бы не позволила себе такого в обществе, но тут, перед Урсом не блеснуть всеми своими прелестями просто грех. Был еще леопард. который вполне мог подглядывать, но о нем львица как-то и не подумала...

+1

88

----→ Река Руфиджи

Рагнар не спеша ковылял, стараясь при этом не сильно отстать от Урса. Впрочем, на своих землях он позволил себе расслабиться, а вскоре и просто отпустил их вперед. Переглянувшись с сестрой, он нагло завалился на бок, посмотрел на свою лапу, тяжело вздохнул и поднял взгляд на подошедшего леопардика. Задумчиво поводив желваками, хёвдинг тихо сказал: - Я бы показал Хазиру лекарю, да и Урса тоже, если его ранили. Но, если он считают, что все хорошо, можете быть свободны. Но! Урс обязан доложиться Фаера, все таки теперь он воин - у него могут быть задачи... Передай. Темный лев улыбнулся хищнику, потом посмотрел на подошедшего Джека и сказал ему: - Черт... Позови лекаря, а? До прайда то я дойду, но нечего всем видеть глупо раненого хёвдинга... Заранее спаси... - впрочем, Джек решил особо не мелочиться, идти ему явно было тоже лень, а поэтому он просто провыл. Подумал ли он о том, что лекарь может его не понять? Скорее всего нет, либо эта наглая рожа знала, что одна симпатичная лекарша имела неосторожность пригреться на груди одного юного воина. Или патрульного? Нет, все таки воины... -   Ааааа, твою мать! НИКОГДА больше не вой у меня над ухом!
Темный лев ошарашенно затряс головой, пытаясь выбить из себя звуки воя этого мерзкого, донельзя довольного, нагло ржущего в кустах псового, осторожно пристроил лапку рядом с собой и сказал, обращаясь к сестре.
- Ну, как дела?

0

89

В общем-то, можно было обойтись и без третьего раза. Уже прошло несколько минут, а Урс все еще чувствовал, как бешено бьется в груди сердце — будто он попытался обуздать дикую птицу, заперев ее в клетке из ребер.
К счастью, поблизости был ручей. Поблизости? Да практически под их лапами! Оставалось только удивляться тому, как это они не ткнулись туда мордами в порыве страсти.
Пить хотелось нестерпимо, но Хазира цеплялась за него практически всеми четырьмя лапами, не желая отпускать. А белому, в свою очередь, было так хорошо с ней... Обняв самку в ответ, он потерся мордой о ее щеку.
— Не знаю, насколько друг, — медленно, с ленцой в голосе проговорил он негромко, — я ведь его в первый раз сегодня увидел. Не знаю, почему он за нами увязался. Наверно, ищет для себя местечко потеплее.
В голосе льва, в общем-то, не было осуждения. Вполне нормальное желание — обеспечить себе безопасность. Хорошо, когда ты большой и сильный... Урс все еще помнил времена, когда ни большим, ни тем более сильным он не был, и моменты, когда ему приходилось бросать с трудом добытую дичь и уносить ноги, тоже были свежи в его памяти. Неудивительно, что, встретив компанию, которая расправилась с превосходящими их числом противниками, Шанго предпочел перейти на их сторону.
Почему-то лев не сомневался — если бы перевес был на стороне банды, леопард без зазрения совести помог бы и им.
Наконец, Хазира поднялась. Вслед за ней и белогривый медленно, ощущая приятную боль в мышцах (а кое-где и неприятную, хотя в драке он практически не пострадал) поднялся, не упустив возможность хлопнуть самку по откляченному заду, и, пройдя всего лишь пару шагов, склонился над водой.
— Больше пить, — на ходу проговорил он, уже почти чувствуя влагу на языке, — прохладную, чистую.
Здесь на влажной земле все еще были видны отпечатки маленьких копыт и лапок. Но животных, конечно, поблизости не было, а если и были, львы давно распугали их своим рычанием и шумом. Впрочем, благодаря Шанго охотиться в ближайшее время им не придется...
Задумчивый и внимательный взгляд самца скользнул по густой зелени в том месте, где скрылся пятнистый. От белогривого не укрылось то, как жадно леопард смотрел на Хазиру. Хотя теперь, когда лев чувствовал себя полностью удовлетворенным — и боем, и последовавшим за ним спариванием, — ему это, пожалуй, даже нравилось. Хазира способна самостоятельно защитить себя; на пятнистого нахала она смотрела как на навозного жука — вроде бы и пользу приносит, но Айхею, до чего же противен! Словом, о ревности даже речи не было. А вот польза от него была — хотя в драке он скорее мешал, зато пожрать принес. Почти как тот мелкий гепард у львицы... как там ее звали? Пат. Точно, Пат. Подруга Хазиры.
Окунув в воду лапу, Урс, как мог, смыл с морды кровь. Она радовала его, когда еще не отошел боевой пыл. Теперь же это была всего лишь грязь, малоприятная и привлекающая насекомых.
Лишь после этого он вернулся к туше. Морда и грива спереди потемнели от воды и все еще оставались розоватыми, но хотя бы не багрово-черными. Зато теперь стало видно, что нос у льва припух... а еще на нем осталась знатная царапина, хотя того, как он ее заработал, Урс не помнил. Впрочем, это даже нельзя было назвать травмой. Заживет.

+1

90

Вот это было даже не ого, а огогошеньки! То, что леопард мог примазаться к ним во время боя, даже в голову не могло прийти Хазире. По ее мнению, пятнистый должен был дать деру, а не сражаться со львами и освобождать пленницу. Завязалась кутерьма – беги… Однако этот остался, и мало того, вел себя так, будто был не мало времени знаком с Урсом и всей честной компанией.
«С чего бы это вдруг? Может… Рагнарек его знает?» - подумала она, стараясь сама себе ответить на этот вопрос, который тревожил сознание самки постольку, поскольку. Для нее, как и для Урса пятнистый опасности не представлял, надо было только держаться с ним настороже, вот и все. Даже если он нападет со спины, у него не было бы шансов на победу, а значит, и боятся его, не стоило. Ну, разве что в мясо подкинет. Хазира с сомнением поглядела на тушу что притащил кот, а потом, прикинув, подумала, что во первых, травить их ему смысла нет, а во вторых, ну больно уж быстро он все сделал – времени чтоб подготовится у него явно не было. А потому, улыбнувшись и получив по своей крепкой попке шлепок от своего обожаемого мужа, коим она уже заочно считала Урса, она тоже направилась к ручью, утолять жажду.
В конце концов, Урс и правда мог быть прав – пятнистый  просто мог искать себе спокойное место, где чувствовал бы себя в безопасности. А так – помог львам, глядишь, на месте их прайда сможет спокойно охотиться и жить, не боясь, что крупные хищники будут отбирать добычу и разорять жилище. А там… Там может и подругу себе найдет. Взглядов пятнистого она на себе как-то не заметила, а если заметила бы, то сначала удивилась, а потом рассмеялась – крупновата она для леопарда. Для обычного то льва Хазира была велика, а уж о пятнистом коте и говорить не приходилось. Еще б на зебру попробовал залезть… Оторвавшись от воды, она проследила за взглядом Урса, но ничего такого, что могло бы привлечь ее внимание в высокой траве  не увидела.
Отойдя от ручья раньше Урса, который остался там, смывая с морды кровь и грязь, она принялась за тушу. Ну, как принялась? Выпустив когти, Хазира легким движением лапы вспорола шкуру животного прямо на животе, выпустив кишки, что вывалились темной массой прямо на траву. После чего, отпихнув их в сторону лапой, словно ненужную требуху. Она прижав один край огромной раны ухватилась зубами за второй и потянула вверх. Послышался треск плоти и вскоре остальное содержимое, включая печень, сердце, почки и легкие, оказалось на земле, прямо перед нет.
Отступив на шаг, она стала ждать белого, не желая без него начинать трапезу, и заодно умываясь после разделки туши.
«Да, теряю навык» - подумала она, глядя на перепачканные в крови лапы. Наверно стоило все же уделить немного времени охоте, а не тратить все оставшееся у нее свободное время на прогулки по джунглям в компании Урса. Но, с другой стороны, ну как же не тратить? Этого ей, пожалуй, хотелось еще больше, чем охотится или делать что-то еще. Ну, разве что лежать с ним в обнимку было не менее приятно, чем заниматься сексом, а потому, Хазира никак не могла сделать выбор, чего же ей хочется больше? Валяться в пещере в его объятьях или бежать в джунгли, в ближайшие кусты? то что он сделал с ней в последний раз, будоражило кровь никак не меньше хорошей охоты и львица все еще стыдилась признаться, что рассчитывает на повторение подобной игры в ближайшее время, когда все придет в норму. Быть жертвой на охоте оказалось так неожиданно приятно… 
Однако, Урс все задерживался у ручья и нетерпеливая золотошкурая сама подошла к нему, спросив:
- Ну как, привел себя в порядок?
И тут же увидела, что да. Нос! Что у него было с носом! А она то в порыве страстей и не заметила:
- Ой, Урсик… - воскликнула она, прикрыв в испуге пасть правой лапой, а потом зашарила взглядом по траве, выискивая нужную траву: - Давай попробуем обезболить, а?

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы