Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы


Холмы

Сообщений 151 страница 180 из 209

1

http://sg.uploads.ru/L8cjS.png

Один из широких рукавов Зимбабве поворачивает на восток и почти скрывается между холмов, поросших густой желтой травой и деревьями. Река не слишком глубока, и ее можно перейти вброд. В этих местах некогда можно было встретить огромные стада слонов и бегемотов, неторопливо принимающих ванны или пасущихся в тени акаций, но сейчас здесь довольно пусто. Холмистая местность уходит куда-то вдаль, к горизонту, туда, где вздымаются пики невысоких гор.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Цикорий, Шалфей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

*ссылка на предыдущую тему — Холмы

0

151

- Конечно же повалил, о могучий воин! - проговорил лев, наблюдая за потугами львенка удержаться на его мощной груди. Вообще, мелкий уже был достаточно тяжелым, что бы доставить некоторый дискомфорт Рагнара, но еще не достаточно сильный, что-бы обижаться на него и гнать. Вообще, темный лев не слишком то и любил обижаться, он, как правило, сразу сжирал... Зачем тратить время и нервы на обидки то? Затем, когда львенок пообещал показать ему "ну вот тот самый удар" лев, игриво зажмурившись и на всякий случай прикрыв нос лапой, приготовился притворится, что ему больно, но тут... Но тут вредная Мисава притащила еду. Не, ну вот не могла попозже то прийти, не дает старику поиграться с мелочью... Северин, естественно, спрыгнул с груди Рагнара и побежал к маме, ну а сам лев, не спеша встав на лапы, уселся обратной на свой любимый валун.
- Я... В общем, я поел, - сказал Рагнарек, особо не вдаваясь в подробности о том, чем он питался - хотя, зная самку, он мог предположить, что его несколько помятый внешний вид и откровенной пованивание чужой кровью вполне тонко намекает о том, что именно он ел. Вот только львенку знать об этом точно не следовало, ровно как и всему прайду ту странную причину, по которой вся гвардия, и иногда и конунг, отказываются от еды. Подумав, лев решил немного сменить тему разговора, тем более что он чувствовал некоторую потребность в болтливости.
- А ты, я смотрю, не теряешь хватки... Если ты и в бою осталась прежней, то я жутко рад, что ты с нами.
Лев смачно зевнул, потянулся а потом неожиданно дотронулся раной до острого края камня, что свело его могучее тело судорогой боли и он смачно шваркнулся с валуну, почти к передним лапам Мисавы, едва не снеся ее... Вместе с тушей. Смешно махнув лапищами, лев снова зевнул и, посматривая на самку снизу вверх, добавил: - В общем, не хрена мы не меняемся. Я все еще не мыслю жизни без драк, да и ты осталась той же, что я помню. Ну если только пара седых клоков появилось на мне, ты, похоже, точно нашла где то молодильный ручеек
Лев ухмылялся, лев веселился - все, что он сделал, было просчитано заранее и он точно знал, как и куда упадет - просто ему было интересно, впалит матерая самка его ребячество или нет?

+1

152

офф

пардон, меня тоже придавило работой

Худо-бедно, но разговор все-таки завязался, заставив леопарда окончательно заскучать. Если прежде ему было интересно доставать белошкурого вопросами о нем, о его жизни, о Хазире, в конце концов... — то появление Элвина смешало все планы. К облегчению, кажется, всех присутствующих здесь (в том числе, и самого Шанго), пятнистый, улучив момент, шмыгнул куда-то в сторонку, за куст, откуда спустя минуту раздался пронзительный писк придавленной мыши и торжествующее рычание, означавшее, что леопард настиг свою добычу.
— Возьму, отчего же нет, — легко согласился Урс.
Сразу же, не медля, он кивнул Элвину, давая знак понемногу двигаться в путь. Солнце уже успело вскарабкаться повыше, просушивая влажные низины и разгоняя туман. Для белошкурого льва это не было особой проблемой, он чувствовал себя вполне комфортно даже на солнцепеке; даже то, что его силуэт, будто сияющий в лучах солнца, был виден издалека. Пусть так, это даже лучше — авось все возможные нарушители его увидят и поймут, что им нечего делать на территории прайда.
— Ты быстрый и ловкий, — отметил самец, будто между делом; он все же немного покривил душой, в конце концов, вряд ли можно назвать ловкачом юнца, который только что встретился с камнем в попытке поймать грызуна; но уж быстрым-то он был, это точно, во всяком случае, куда быстрее тяжелого и массивного взрослого самца, — поэтому если мы встретим чужаков, особенно, если они недружелюбно настроены, мне потребуется твоя помощь — добежать до пещеры и поднять тревогу.
Вот когда пожалеешь о том, что у тебя нет в помощниках хищной птицы — сокола или орла. Даже гепарду не сравниться с ними в скорости — птица может пролететь напрямик над джунглями и принести вести куда быстрее, чем любое другое живое существо.
Отметив несколько удивленным кивком сообщение об окапи — в возрасте Элвина Урс довольствовался даманами и подобными некрупными существами, — лев повернул севернее, к базальтовым террасам, проходя вдоль их границы с каменистой пустошью, где заканчивалась территория Фаера. Мягко шагая по сухой почве, белогривый отметил появление чужих меток поблизости от знакомых ему запахов прайда.
— На пустоши кто-то поселился, — проговорил он вслух, привлекая к этому факту внимание Элвина, — и, судя по всему, не одиночка, а сразу несколько. Может быть, целый прайд. Странно, что кого-то привлекают столь неплодородные земли.
Он особо внимательно изучил участок, где границы соприкасались, пометив его довольно щедро и обильно. Затем повернул южнее, вдоль речушки, вытекавшей из Птичьей долины. Взгляд на горы невольно заставил его снова вспомнить Хазиру. Они не виделись всего несколько часов, но Урс, кажется, уже успел по ней соскучиться, и теперь с нетерпением ждал новой встречи.
Однако до этого момента еще далеко. Лапы немного ныли, но усталость пока еще была приятной.
— Очень немногое, — вопрос был неожиданным, и белый ответил не сразу, так что между вопросом и ответом прошло чуть ли не двадцать минут, в течение которых, перемещаясь вдоль границы, самец увлеченно вынюхивал метки, время от времени обновляя их, — когда-то мои родители жили на его территории, но, насколько мне известно, предпочитали одиночную жизнь. А сам я почти не помню этого, они погибли, когда я был совсем мал, и моя приемная мать почти сразу увела меня оттуда. Все, что мне известно — то, что там кишмя кишат гиены. Когда идешь вдоль реки, которая граничит с землями Скара, запах оттуда несется весьма... характерный.
----→ Высохшее русло

+1

153

Долго ли, коротко ли…
Тьфу ты.
В общем, Мисава тащила тушу к Рагнару, задрав голову, чтобы копыта не мешались под лапами – не хватало еще позорно хлопнуться к ногам собственной жертвы. Не то, чтобы она задирала нос по поводу своей удачной охоты, но, тем не менее, посматривала этак свысока, мол, видал, хрен старый? Есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах.
Вкус свежей крови на губах и полный восхищения взгляд сына были лучшей наградой. Скоро пройдет то время, когда Северин заглядывает ей в глаза, затаив дыхание. Повзрослеет — глазом не успеешь моргнуть, и тогда уже состарившаяся и будто уменьшившаяся в размерах мать не будет для него авторитетом.
Хотя, возможно, им будет Рагнар. Матерая наградила темношкурого долгим пристальным взглядом, размышляя, какого черта он затевает. Первые месяцы, пока она была в прайде, они общались крайне мало: Мисава почти сразу же разродилась, ну а стоило этому произойти, как она превратилась в бешеную наседку, не подпускавшую к своему гнезду никого, кроме Пат и Хазиры. Если другие львы и удостаивались чего, то это в лучшем случае был зад матерой, которым она красноречиво поворачивалась ко всему остальному миру, возвещая: я занята. В ближайшие три месяца я сдохла для всего мира.
И вот, мир как-то пережил это, детишки подросли, и им уже даже не три месяца, а — сколько? сколько-сколько? — уже как бы не девятый пошел, а Рагнар все чаще, будто невзначай, обнаруживается рядом с бурошкурой; то заводит с ней беседу, то просто сидит рядом, как будто так и должно быть.
А теперь вот вдруг вздумал даже выспрашивать, с чего это она покинула Север. Пока самка охотилась, она была сосредоточена на том, чтобы не упустить жертву, но теперь, пока она медленно рысила обратно, зажав клыками горло безвольно болтавшейся жертвы, у нее была пара минут, чтобы над этим поразмыслить. И в самом деле, что ли, пень старый обратно к ней лыжи вострит? Не то, чтобы матерая была против: внимание Рагнара льстило ей, да и, что греха таить, он был пусть не единственным в ее жизни львом, с которым ей было комфортно, но он был первым, кто показал ей, что такое бывает, и если уж кого Мисава вспоминала долгими одинокими ночами, то это...
Нет, не его. Размечтались, черти романтичные. Еще не хватало кого-то по ночам вспоминать, чтобы совсем не спалось, что ли?
И все же... Да, с ним жилось хорошо. Может, стоит и повторить.

Итак, львица окинула Рагнара снисходительным взглядом, а затем еще одним, еще более снисходительным, потому что самец в буквальном смысле сполз к ее лапам, да так и остался. Старый пень, ничуть не солиднеет с возрастом. Перешагнув Северина, вившегося у ног, матерая швырнула тушу рядом с лежащим самцом и потрепала сына по макушке.
— Надеюсь, что не теряю, — львица ухмыльнулась, продемонстрировав сломанный клык на нижней челюсти, — хотя порой теряю зубы и шерсть. Но противники теряют больше.
Она, конечно, бесстыже приукрашивала. Не таким уж хорошим бойцом она была. Свирепым, страшным, но не особо умелым, зато сообразительным: знала, когда лучше вообще в драку не влезать, а когда влезть в чужую, и чью сторону при этом принять.
— Ешь, Сев, — наконец, проговорила она.

Отредактировано Meesawa (15 Мар 2017 11:22:43)

+2

154

Леопард быстро покинул львов, шмыгнув в кусты. И судя по внезапному писку и рычанию, пятнистый сумел изловить добычу, за которой юный хищник охотился.
Новый знакомый легко согласился взять подростка с собой, чему юнец был несказанно рад. Оно и понятно, Элвин ещё никогда не был на обходе границ, а Урс предоставил ему такую возможность. Без всякого сомнения, каждый подобный обход грозит внезапным нападением чужаков, но песочный все же решил рискнуть, двигаясь вслед за белогривым. Будь сейчас рядом сестра Элвина, она посчитала бы глупой затеей, взять его с собой. Это же ходячий сборник проблем и неприятностей, он их словно магнитом притягивает к себе. Остается надеяться, что в этот раз все обойдется. По мнению Урса, малой был быстрым и ловким, но судя по неудачной погоне за зверьком и столкновением с камнем, это больше походило на лесть. Юнец внимательно выслушал белого, как ему следует поступить при встрече с чужаками. К счастью, быстро бегать он умеет. Не гепард конечно, однако, длинные лапы позволяют набирать весьма неплохую скорость.

- А что будет, если нарушителей границ будет много? - этот вопрос скорее всего задал самому себе. Он ведь может не успеть привести подмогу. Некоторое время самец шел молча, погрузившись в собственные мысли. Его отвлек разговор Урса, он подтвердил догадки подростка о нескольких чужаках, а вскоре и сам почувствовал посторонние запахи. Элвин напрягся, далеко не каждая подобная встреча заканчивается хорошо. Чаще всего приходится вступать в схватку, а силы могут оказаться неравны. На вопрос о прайде Скара, белогривый молчал довольно долго. Всё это время подросток наблюдал, как хищник метил едва ли не каждый сантиметр. Но закончив свое дело, он немногое рассказал о загадочном прайде.
-Все, что мне известно — то, что там кишмя кишат гиены. Когда идешь вдоль реки, которая граничит с землями Скара, запах оттуда несется весьма... характерный.

- Зато не прогадаешь, когда дойдешь до границ. Сразу поймешь на какие земли ты забрел.. - юнец поморщился, представив тот самый характерный запах. Элвин никогда там не был, и после услышанного вряд ли захочет побывать в таком месте.

-----------------→ Высохшее русло

0

155

Северин с восторгом скакал вокруг матери и путался у той под ногами, щебеча при этом что-то не совсем вразумительное, но что-то с явным упоением, и все это пока они шли в сторону Рагнара. Причем мешался он так навязчиво, что Мисава рисковала либо раздавить непоседливого сына, либо шваркнуться прямо с дичью и опять таки раздавить, но уже под весом двойных туш. Но мать стоически терпела выходки любимого сыначки и ничего не говорила, то ли отдавая должное детскому восторгу от охоты, то ли просто напросто не желая выпускать дичь из пасти, что было более предполагаемым. Как бы там ни было, а Сева продолжал вертеться у огромной кошки меж лап, пару раз он даже умудрился подпрыгнуть на ходу, чтобы играючи коснуться лапкой болтающихся в воздухе копытц, да проскочить под животом матери, словно сквозь какое-то опасное препятствие.

Только игра с ножками будущей еды (ну и матери тоже) успела поднадоесть Северину, как они уже оказались возле Рагнара и внимание львенка переместилось на темношкурого льва, который понравился Севе (а это уже был успех, ведь львенку очень мало кто нравился в принципе). Тот, по мнению котика, очень смешно дернулся и не менее забавно скатился к ним навстречу. Это настолько понравилось бурому котику, что тот весело зарычал и  припал животом к земле неуклюже оттопырив при этом задок и поставив хвост с прорастающей на нем черной кисточкой торчком. Вот, он, прекрасный охотник охочущийся на свою добычу, сейчас поймает ее, как Мисава. Вот только львенок не учел, что суперклассных охотников мамы тоже теребят по макушке.

- Ма-а-ам, - недовольно протянул Сева, делая вид что хочет увернуться и сохранить свою и так прекрасно уложенную челку и растущую гриву в первозданном состоянии. Хотя аккуратностью ни челка, ни пучок волос на макушке совсем не блистали.

Но какой бы возмущенный вид Северин не делал, а ему нравилось любое внимание матери. Поэтому попытки его были слабоватые, скорее показушные, и Мисаве таки удалось взлохматить макушку своего сына.

Оправившись после такого, львенок зафырчал, сдувая упавшую на глаза челку и продолжил задуманное, ведь Рагнар и не думал подниматься, все еще о чем-то болтая с Мисавой из того же положения. Качнув попой, Сева игриво заворчал и ме-е-едленно, незаметный как тень (по его мнению), пошел вокруг льва, подкрадываясь к его тылу. Там желтые щелки глаз сосредоточились на том, что осталось от хвоста Ранара, и Северин с детским рыком прыгнул ...

Посадочка вышла не очень мягкой для Северина, потому что приземлился львенок аккурат мордой в бедро. Ну, промазал чутка, с кем не бывает. Великие тоже ошибаются. Поэтому ни капли не огорчившись, котик быстрее отлип от черной шерсти и все таки поймал хвост льва зубами со второйпопытки.

- Шдавайся подлий штрус!!! - для пущего эффекта он помотал головой и покрепче уперся лапками в земле.

— Ешь, Сев.

Дважды повторять не пришлось. Львенок тут же выпустил бедный хвост Рагнара, мигом потеряв к нему интерес, и ринулся к свежей добыче. Только сначала он пару секунд ходил вокруг нее кругами, никак не решаясь с местом откуда начать трапезу. Наконец он облюбовал себе шею, предварительно потыкав в нее лапой, и впился в нее маленькими зубками. Увы, зрелищно оторвать себе кусок он не смог, да и не стремился к этому. Сева давно понял, не с первого раза, конечно, что пока еще мал, чтобы вот так же с размаху отрывать себе куски как взрослые. А поэтому тактика поедания мяса у него была своя. Сначала долго-долго мусолить, перемалывая и по чуть-чуть отрывая мышечные волокна от общей туши и только затем глотать. Измазавшись при этом в крови всей своей мордашкой до самых ушей. Такой вкусной еды лвьенок еще не ел, все таки вкус свежей, только что убитой дичи было не сравнить с уже охладевшим трупом, который обычно им приносили в пещеру. Да и на свежем воздухе обычное мясо казалось самым лучшим на свете. Неудивительно что Сева уминал его только так за обе щеки.

Наевшись до предела, львенок икнул и отлип от туши. От набитого живота по телу разлилось приятное тепло и котика заклонило в сон. И не мудрено, Северин еще не привык столько ходить и воспринимать так много новой информации. Глаза его сонно жмурились и он неуверенной походкой прошлепал в сторону взрослых, где не церемонясь уткнулся носом в бок черношкурого, свернулся калачиком и, сладко зевнув, уснул с довольной лыбой на всю мордаху.

+1

156

- О, как больно, отпусти меня, - простонал Рагнар, с искорками веселья наблюдая за тем, как котенка пытается уцепиться за хвост взрослого льва. Ну, технически, у него получилось - и Рагнар в который раз удивился тому, что вечно все пытаются сожрать его хвостик - и так уже кисточки нет, так нет же, надо, блин, до конца все сожрать. Впрочем, сейчас льву больно не было, да и забавно все таки наблюдать за тем, как играется ребенок. А вот то, что сделал Сева после того, как поел, удивило льва еще сильнее - мелкий притопал к нему, привалился к теплому боку Рагнара и, сладко зевнув, свернулся калачиком и вырубился. Почти на Рагнаре. Лев вообще не очень привык к таким вещам, поэтом он некоторое время шокировано рассматривал парня - последний, кто так спал у его бока, был Ред, будучи еще очень маленьким. Котята в прайде обычно сторанились хёвдинга, и старались не оказываться рядом с ним без своих родителей. Впрочем, это было вполне себе понятно - как ни как, старший воин прайда, да еще и самый свирепый из всех Нидхёгговцев, сам Фаер опасается его! Куда уж тут котятам...
— Надеюсь, что не теряю, — львица ухмыльнулась, продемонстрировав сломанный клык на нижней челюсти, — хотя порой теряю зубы и шерсть. Но противники теряют больше.
- Тебя и раньше было не просто завалить на лопатки, думаю, теперь ты стала еще сильнее. Ну или опытнее, - тихо сказал лев, стараясь не шевелиться, что бы не разбудить малыша, - славный малыш. Давно я с детьми не возился, Ред уже давно вырос, а сыновья... Мелькнули на горизонте и ушли оба в неизвестность, хотя, у Билла есть дети.
Лев, снова посмотрев на Севу, сам зевнул во всю свою зубастую пасть и, положив голову на могучие передние лапы, лег чуть по удобнее, но при этом опять постаравшись не задеть ребенка, и, немного помолчав, тихо сказал, обращаясь к матерой самке: - Давно интересно было, не ходит ли про моих гвардейцев слухов в прайде? Ты то все же ближе к обычным львам, чем я, при мне многие разговоры стихают. А то мы же редко едим в прайде, вот и думаю, неужели никто еще не понял, что мы едим не... Не только антилоп?
Замолчав, лев прикрыл глаза и, выровняв дыхание, казалось бы начал засыпать - хотя если самка хорошо помнила поведение своего бывшего мужа, она вполне могла понять, что это просто одна из его привычек - на самом деле, лев даже и не дремал, он просто валялся, отдыхая и обдумывая те вещи, которые беспокоили его - при этом Рагнар ухитрялся поддерживать разговор с окружающими его львами и реагировать на изменения в ситуациях - все таки на его жизни хорошо сказывался опыт и привычки, вбитые в голову льва  годы назад.

Отредактировано Рагнарек (1 Май 2017 02:12:48)

+2

157

Все было в порядке: Северин ел, торопливо упихивая в себя еду, Мисава снисходительно любовалась этой вдохновляющей картиной. Детеныши и без того растут быстро, но когда они переходят на мясную диету, то, кажется, их рост ускоряется еще раза в два. А Северин и без того был крупный малый. Пожалуй, самый крупный из ее детенышей.
Рагнар тем временем бесстыже льстил ей, насколько это вообще у него получалось. Матерая слушала его с той же снисходительностью, с которой взирала и на впившегося в свежее мясо детеныша: пусть себе щебечет, слушать приятно, но оба они знают правду. Может, Мисава и крепкий орешек, да только годы уже не те, еще три-четыре сезона — и, глядишь, седина на морде появится; странно, что до сих пор не появилась. А охотиться в одиночку стало уже не так просто, как прежде, и порой львица с затаенным ужасом признавала, что остается в прайде уже не из-за детенышей, которым нужна компания сверстников, а из-за того, чтобы иметь опору в случае чего.
Это вот "в случае чего" не давало ей покоя уже достаточное количество дней. Прежде львица бросалась в одиночные путешествия, как в воды океана, не особо заботясь о последствиях и не переживая о неудачах. Как могла, берегла собственную жизнь, порой ценой чьей-то чужой, и не задумываясь, бежала себе дальше. И все же с годами — лишь только тогда, когда почуяла возраст на собственной шкуре, когда суставы стали двигаться со скрипом, а поясница напоминала о себе все чаще, — стала осознавать, что прежде презираемый ею прайд вовсе не обуза, а поддержка. А самцы, которых она прежде терпела рядом лишь временно, могут защитить ее.
Впрочем, кто из нас в молодости не заблуждается. Говорить о своих ошибках вслух, впрочем, Мисава все равно не желала, и попробуйте-ка ее заставить.
— А больше детей не завел, что ли? — довольно бесцеремонно осведомилась львица, наблюдая, с каким умилением, будто на собственного, Рагнар взирает на облизывавшегося после сытной трапезы Северина.
Она-то сама не медлила, с момента, когда они с Рагнаром разошлись, как два волосатых корабля в море саванны, у нее было еще несколько самцов, и два помета, считая нынешний. Не так уж много, если задуматься. Но она все-таки самка, ей требуется время, чтобы выносить и вырастить свое потомство. Самцу куда проще: сунул, вынул — и можешь окучивать следующую. Конечно, Рагнар никогда не стремился заполонить саванну своими черношкурыми потомками, и тем не менее, матерая полагала, что уж одну-двух самочек после ее ухода он вполне мог бы завести.
Видимо, не срослось. Мысленно пожав плечами, — да ну и черт с ним, — львица сменила тему, благо Рагнар сам подкинул новую.
— Ты что, лохматый, — она фыркнула с оттенком презрения, — думаешь, я слухи по прайду собираю? Заняться мне больше нечем.
В общем-то, это было правдой: Мисава терпеть не могла пустословья, да и в прайде почти со всеми львицами установила ровные отношения, не более чем на уровне "здрасьте-до свидания", и если не считать Пат, к которой матерая относилась почти как к собственной дочери, и Хазиры, которую невозможно было оттащить от пятнистой, а потому пришлось ее терпеть, подруг у нее считай и не было.
— И давно ли это стало тебя беспокоить? — сварливо осведомилась львица, — если это кому не нравится — так пусть гуляет на все четыре стороны... а те, кто знает тебя и Фаера, могут и закрыть глаза на ваши милые семейные обычаи.

0

158

- Это не мои семейный обычаи с Фаером, это признак моего рода... Ну, хотя ты то знаешь, что мне тебе рассказывать, - лев неожиданно как то устало посмотрел на самку и добавил, - черт, оказывается, жить в прайде сложно. Сложнее чем одному, мы теперь отвечаем за всех. Давно я столько не убивал, как за последнее время - на границах совсем недавно стало относительно спокойно...
Лев тихо вздохнул, посмотрел на львенка и, ухмыльнувшись, так же тихо спросил Мисаву: - А где его отец? Как обычно, сделал дело и ушел, или ты его прогнала? Или еще что? Ну, в смысле, он не объявится как снег на голову, да?
Как не странно, матерому самца нравились дети, он любил с ними возиться и играть, часто учил многим вещам... Наверное, он был бы хорошим отцом, если бы Боги позволили ему воспитать хотя бы одного ребенка. Но Северные Боги были суровы к сыну Нидхёгга, волей случае он всегда был вынужден уйти - хотя это и должно было привести к спасению детей, да и проводило, в общем то, но осадок на душе оставался у всех - и это печалило темного льва. Подумав, он вытянул лапу, осторожно обнял мелкого и, еще помолчав, тихо сказал: - Может, отнесем его в пещеру? Мне, по хорошему, давно пора туда зайти - боюсь, Фаер переживает. Да и всегда не помешает проверить, что происходит в мое отсутствие среди воинов прайда...
Лев с ухмылкой посмотрел на бурую, а потом, тихо уркнув, вдруг ткнулся в нее мокрым носом, благо они были достаточно близко. Движение было быстрым, касание продлилось всего миг, но те, кто знал темного льва, понимали - это для него почти предел передачи чувств, северный воин никогда не был особо ласковым.

+1

159

Неожиданно Рагнарек разразился тирадой, в общем-то, ему не свойственной. Они все, черношкурые, не были особо болтливы: говорили немного и по делу. Матерая, впрочем, встретила неожиданную откровенность вполне стоически — в смысле, не рассмеялась Рагнару в морду, не покрутила лапой у виска и даже умудрилась сохранить какое-никакое спокойствие. Хотя удивил, да. Если не откровенностью, то количеством слов.
Резкая смена темы не пришлась ей по вкусу. Конечно, львица никому, — и в первую очередь самой себе, — не признается, что Грей умудрился-таки растопить ее ледяное сердце и заставил поверить в то, что в жизни есть что-то кроме бесконечного круговорота охота-сон.
Тем больнее было, когда его не стало. Матерая как-то лениво, будто нехотя, приподняла верхнюю губу, продемонстрировав черношкурому здоровенные желтые клыки.
— Не объявится, — наконец, коротко откликнулась она, привстав и вновь усаживаясь на место.
Спокойное, размеренное движение, будто мышцы затекли; однако же воспоминания заставили самку разволноваться, хотя, казалось бы, дело прошлое, и Грей давно уже забыт и померк в ее памяти. А поди ж ты, оказывается, можно еще вызвать его призрак к жизни и в полной мере ощутить укол суки-ностальгии.
Подумав, она хотела было объясниться — как-никак, старые отношения с Рагнаром значили для нее немало (хотя матерая, опять же, не признавалась в этом даже себе), — но все же промолчала. Ворошить старое не хотелось. Лишний раз вспоминать все это... Самцов у нее было немало. Вернее, они пытались. Но, будучи крупной и массивной, Мисава не сдавалась вот так запросто, и поскольку желающих покалечиться самому или покалечить ее было мало, они просто отступали, провожаемые ее презрительным рычанием.
Иногда ей казалось, что это она должна охранять границы. И, будучи свирепым бойцом, она сделает это получше, чем многие из прайда. Вот только бы несколько годиков скинуть, чтобы лапы шевелились поживее.
— Да, давай отнесем. Я понесу, а ты возьми козу, — прежде, чем Рагнар успел уточнить что-то по этому поводу, проговорилальвица.
И замерла на месте, скосив глаза на уткнувшегося в нее носом льва. Как давно он этого не делал, кажется, целую вечность — и сейчас этот почти незаметный жест всколыхнул в душе самки целую эмоциональную бурю.
Стара ты становишься, бурая. Стара и сентиментальна. Как это еще слезки на глаза не навернулись от всего этого.
Некоторое время они смотрели друг на друга: Рагнар — с непривычным для него теплом во взгляде; Мисава — в полном офигении. Затем, протянув лапу, матерая легонько ткнула льва в плечо: не ласка, но, возможно, ее обещание.
Но и о делах забывать не следовало. Окинув темношкурого долгим внимательным взглядом, львица осторожно сгребла задремавшего юнца, сонно пошевелившегося и обмякшего в ее пасти. Тяжел уже становится для того, чтобы таскать его подобным образом, но мать его, конечно, никому этого не расскажет. Пару лет назад она бы просто ткнула его в бок, чтобы проснулся и шел своими ногами, но... то ли и впрямь старость пришла, то ли общение с Рагнаром делало ее мягче и деликатнее.
----→ Пещера за водопадом

+1

160

Сева так удобненько и мягонько устроился у лохматого бока грозного льва их прайда Рагнара, что нырнул в крепкий детский сон сразу же и с головой. Еще бы, после плотного и очешуительно вкусного ужина в дрему клонит только так, особенно детишек. Вот и бурый котик не был исключением. Завернувшись в запах самца, холодный, напоминающий ранее-ранее утро, когда дневная жара еще не успела сменить ночную прохладу - Северин как-то раз ощутил это на себе, проснувшись пока все спали и улизнув ко входу в их пещеру - а еще отдающий какими-то резкими нотками, узнать которые львенок еще не мог, но они были чем-то похожи на те, которыми пахла добыча, только ... немного другие. Запах Рагнара совсем не походил на Мисавин: такой теплый, уютный, домашний и родной. Однако Северин все равно испытывал интерес к столь грозному самцу, он тянулся ко льву, наверное даже хотел бы походить на него - быть таким же уважаемым и устрашающим. Но Сева вряд ли когда-то будет уважаемым, взрослея он все меньше и меньше стремился к этому, а в янтарных озерках на морде все чаще плавали лукавство и хитрость. Это только пока, в силу детского возраста, котик еще ставил себе в кумиры "крутых и брутальных".

В общем бок пепельногривого очень приглянулся львенку и он его по-свойски оприходовал для сна. Что там дальше взрослые делали и о чем болтали - Севе было по барабану, главное чтобы такой тепленький бок не очень сильно шевелился под ним, а на остальное - апчихи , раза три. Но котика особо и не тревожили, поэтому он сладко дрых, лишь изредка дергая лапой, хвостом или ухом. Да еще пару раз всхрапнув, когда перевернулся пузом к верху.

А снилось Северину ... ох, чего только не снилось ... И яркие сочные луга с холмами, подобные этим, и какие-то другие, все в белом непонятном одеянии, и стада антилоп, и Мисава, и Рагнар. И все это так чудно и забавно переплеталось в еще детском и наивном сознании ребенка, что взрослый, оказавшись в его сне, наверное ни черта бы не понял. А вот для Северина все было очевидно. И очень даже ничего. Больше всего ему понравился сон, где он катался верхом на Рагнаре, а потом прыгал то с его спины на Мисавину, то обратно.

И вдруг, как раз в тот момент, когда он летел на родненькую площадку для приземления в виде  мамкиной шерсти на ее спине, что-то бесцеременно ухватило мелкого шкодника за загривок и потянуло вверх, отчего у Северина с неожиданности все органы чуть ли не в глотке застряли.

-Мяяяуррр, -  сонно пискнул львенок, разлепив один глаз.

Однако тут же запоздало понял, что это всего навсего Мисава потащила своего сыночка куда-то. А куда … да и не важно. Северину было достаточно знать что он рядом с мамой, так что котик обмяк сонной тушкой в пасти матери и снова задремал.

>>>> c Мисавой

0

161

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

162

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

163

:Джунгли

Ранним утром так и хочется вместо охоты завернуться в траву куколкой и спать.
Но, вылупляешься мрачной, злобной гусеницей и ползешь на охоту.
Орешь.

Утро выдалось... Да не выдалось утро! Обычно, в это время Хазира обычно возлежала на одном из холмов, лениво поглядывая с него вниз и выслеживая какую-нибудь вкуснятину для своего ненаглядного, который в последнее время только и делал что ходил в патруль. в свободное от ее домогательств время.

«Милый, сделай мне венок из цветов».

Венок!!! Как?! Как такая дичь могла только прийти к ней в голову! И надо же было это еще и ляпнуть. Впрочем, ради того, чтоб поглядеть как вытянется его морда, да, стоило. Венок не получился, да и цветов они не насобирали – кончилось как всегда тем, что она пахала грудью траву, пока Урс пыхтел у нее за спиной, ухватив за загривок. Вроде получилось ново, но все равно от этой игры тоже весьма явно несло нафталином. Хазира в какой-то момент решила, что им будет полезно проводить время в некотором отдалении друг от друга – ей растрясти жир на охотах, а ему с самцами в патрулях. Все бы ничего, но с погодой в последнее время стало творится что-то странное. Еще до наступления утра землю слегка так тряхнуло. Кошка не могла не заметить это, потому что в этот момент она как раз стояла на холме и  пялилась на Килиманджаро с которой происходило что-то странное. Из нее как будто бы дым повалил. Бред конечно – ну как это из горы мог идти дым? Откуда он там? И молнии. Много странных молний. Красиво, конечно, но как-то пугающе странно. Пока она стояла пытаясь успокоить себя и самой себе вразумить, что нечего бежать и орать всем что якобы наступил конец света и прибыл антихрист, погода окончательно испортилась. Налетел ветер и пошел дождь, подстегнув львицу к действиям.

       Надо было все же собраться и поймать добычу. А то как так? Она, Хазира, придет в пещеру без добычи? Нет, такому не бывать. Однако уже час спустя она жалась к деревьям на краю холмов, как раз там, где берут свое начало джунгли, жалея о своем решении. И чего такого? Ну, пришла бы назад, пересидела в пещере. А теперь... Перед ней были потемневшие холмы, похожие на опущенные головы буйволов с длинными белесыми волосами, на которых дождь и ветер плетью высекали темные проплешины земли. И не ясно что было лучше – этот ад, творившийся там, или то что было у нее за спиной – черная пасть леса, готовая поглотить, завалить стонущими от напора стихии деревьями, которые тянули в сторону руки ветки, не то в попытке удержаться, хватаясь друг за друга, не то в надежде схватить комок пушистой, живой, еще теплой плоти. И лучше даже не задумываться, зачем...

      Дерево, под которым она нашла поначалу приют, еще держалось. Его ствол ныл и стонал, а сверху на львицу то и дело падали мелкие веточки, заставляя ее вздрагивать, если только несчастной конечности древесного гиганта удавалось при падении коснуться ее шерсти. Хазира-Хазира, где же вся твоя смелость? Увы, всю ее как зебра языком слизала. В очередной раз обернувшись назад и вглядываясь во тьму джунглей, она прошептала:
- Совсем не страшно. Сейчас просто пойду и отыщу тропу к пещере. вода, наверно. не высоко поднялась, так что я пройду.
   
Однако, стоило только ей сделать пару шагов, как небольшое деревцо находящееся перед ней в десяти шагах с треском не выдержало напора стихии и стало обрушиваться во мрак, казавшейся непроходимой, чащи. Львица, взвизгнув, отскочила обратно, под защиту своего надежного деревянного друга, который пока еще держался. 
- Да что за хрень! – крикнула она во тьму, а затем поглядела на холмы. наверняка там кто-то тоже есть, не могла же она одна оказаться на холмах во время непогоды. Надо было пойти и кого-нибудь найти, вдвоем как-то спокойнее. Да и Урс наверняка начнет беспокоится. Должен же ее муженек когда-нибудь проснуться! Ну, хотя бы для патруля. Заметит, какая непогода снаружи и пойдет ее искать. По крайней мере она на это очень надеялась.

0

164

---→ Джунгли

Дождавшись одобрения от конунга, лев, наконец, с облегчением покинул собравшийся на узкой полянке, гомонящий от перевозбуждения и усталости прайд, оставив его позади. Его окружил лес — притихший после землетрясения, замерший до поры. Единственный шум, который слышал самец, пробиравшийся по уже знакомой тропе — это шорох дождевых капель где-то наверху, на много метров выше его головы. Порой к этим звукам присоединялись другие — шорохи сбегающей по мощным стволам воды, журчание маленького ручья, утихающий грохот далекого вулкана. Ни пения птиц, ни писка грызунов... Мир, знакомый Урсу, затих в ужасе, не зная, чего ожидать дальше.

Сказать по правде, белый тоже изрядно перетрухнул. Но не мог же он обнаружить свой страх в присутствии старших львов! Хотя самца и бросило в жар, и страх наверняка теперь вплетался в его запах острой пощипывающей ноздри струей, — он смог подавить панику и поддержать остальных. Теперь, когда он был в одиночестве, держаться стало куда сложнее. Но все же он старался, хоть и вздрагивал порой нервно, заслышав какой-нибудь громкий звук.

Негромкий хруст предупредил его о приближении другого хищника... Белый вскинулся, оскалившись, и тут же осекся, пряча клыки. Это был всего лишь его приятель-леопард. Шанго выглядел растрепанным, но невозмутимым. Он спрыгнул с поваленного бревна на тропу, дерзко ухмыляясь прямо в львиную морду, нависавшую над ним.

— Что, страшно? — в своей обычной манере хмыкнул пятнистый; он потрусил перед Урсом, то и дело оглядываясь на белого, будто хотел убедиться, что тот еще не потерял терпения и не собирается поддеть его когтистой лапищей, — все уже позади.

Он снова хмыкнул.
— Я видел, что случилось. Забрался на дерево, чтобы посмотреть. Нам это точно не страшно, это всего лишь старик Килиманджаро буянит. Там, за рекой.

Урс недоверчиво вскинул бровь. О том, что все заканчивается, он мог догадаться и сам: грохот раздавался все реже, земля перестала вздрагивать. Только дождь и остался, будто само небо пыталось сгладить последствия случившегося. Белый не мог представить себе масштабов случившегося — хотя и осознавал, что если уж тряхнуло даже их, за много километров от вулкана, то тем, кто находится в непосредственной близости от Килиманджаро пришлось ой как несладко. И все же объяснение Шанго, усиленно делавшего вид, что его ничего не пугает, — хотя и от его шкурки исходил островатый душок страха, — заставило Урса чувствовать себя спокойнее. Он был крупнее, взрослее, опытнее. Уж если какой-то леопард не впадает в панику, то и он не станет.

— Я разыскиваю Хазиру, —
наконец, отозвался самец, когда они, наконец, выбежали на холмы и остановились на опушке леса, оглядываясь и неприязненно фыркая на струи дождя, — не видел ее?
Ливень почти сразу же промочил шкуру льва; мокрая грива облепила его шею. Больше всего Урсу хотелось вернуться обратно к прайду, под сень деревьев, в сухость и покой. Но разве он мог спокойно отдыхать, когда его подруга находилась неизвестно где?

— Ее — нет, — помедлив, отозвался пятнистый, шагнув обратно под деревья, — другую видел. Бурую.
Лев склонил голову набок, гадая, о ком может идти речь. Но это было не так важно... Решившись, он, наконец, двинулся вдоль кромки леса, принюхиваясь и надеясь, что ливень не успел смыть все следы. Поколебавшись, леопард медленно потрусил следом за ним.

+1

165

Время шло. Путалось под лапами неспешными секундами вместе с шагами Хазиры, которая трусила вдоль полосы деревьев и кустов, за которыми находилась темная чаща. То, во что в одно мгновенье превратился ее дом. Никогда до этого львица не думала, что ее собственный дом может быть таким страшным. Казалось, что могло быть хуже набегов бандитов, которые похитили ее тогда, и вот теперь, когда она уже прижалась и свыклась со всеми странностями этого места, новая напасть... Холодно и страшно. Ливень буквально пробирал до костей. Казалось, она шкурой ощущала как лупят по ее спине крупные капли. Неужели, когда-то в сезон засухи она мечтала о чем-то подобном? Подумать только... Давненько ей не было так плохо, и золотошкурая, не смотря на весь свой, казалось бы несгибаемый характер, и способность держаться до конца, вздрогнула и всхлипнула. Женщине, знаете ли, даже самой сильной и смелой, иногда нужно сильное плечо. Но, сильное плечо пока что где-то бегало, а значит, надо было как-то выживать самой.

Помощи пока нет, но вы держитесь.

Хлесткий, как удар плети, порыв ветра кинул ей в морду очередную порцию похожей на мелкую дробь, воды. Наверно, будь она девушкой, обязательно сравнила бы нынешнюю погоду с садистом сторожем яблоневого сада, что стреляет солью мальчишкам и девчонкам, ворующим с его территории яблоки, не в зад, а прямо в лицо. Но, как-то сложилось так, что подобного опыта в ее жизненной практике не было. Хазира шмыгнула носом и сплюнула в сторону. Сейчас бы в пещеру, в тепло, сгрести в охапку Урса, и забиться в самый темный и дальний угол, и там сначала вылизаться, согнать из шерсти всю лишнюю воду, а потому уже прильнуть к влажному, но теплому боку льва и вздремнуть. Что ж, похоже, ее желание о быстром перемещении в пещеру можно было отнести в разряд небольшой мечты. Вдруг, сбудется? Опустив голову львица пошлепала по воде к ближайшему холму. Молния вроде не била, а вот в низине стало опасно находиться – вода доставала ей в некоторых местах до середины лап. Того и гляди, живот замочит. Хотя, он и так был мокрый, так что особо переживать по этому поводу не стоило.

Когда она взбиралась на склон, то случайно уловила знакомый запах. Мисава? Точно... Она была тут, но ушла. Хазира замерла, покрутила головой, осматриваясь. Вдруг, львица все еще бродит где-то тут? Увы и ах, от бурой здесь остался только запах, который вот-вот и вода смоет. Немного побродив в этом месте, львица наткнулась на след, который еще не слишком сильно размыло, и в котором угадывались терпкие ароматы матерой самки. Совершенно бестолковая находка. По такому следу даже гиена не пройдет, а уж она и подавно. Заплутает в темноте джунглей вот и все.

- Черт! Что же мне, сдохнуть теперь на этом холме от холода? – мрачно сказала она сама себе, углядев в низине светлую спину.
«Да ладно!» - чуть не гаркнула она. Газпром – мечты сбываются. Но... нет. Это была не Мисава и не Урс, и даже не кто-то из патруля, увы и ах. Это всего лишь газель. Нет, не та крыса улиц и гроза пешеходов, чьи многочисленные собраться колесят по Питеру и Москве. Это была самая обыкновенная, отбившаяся от стада молодая самка, со сравнительно небольшими рогами и абсолютно тупой мордой, тихо и мирно офигевающая в низине, и так же как и львица совершенно не представляющая, куда теперь ей податься.

- Ахею, ты издеваешься? Я совсем не этого хотела... – львица инстинктивно припала к земле, облизнувшись и тряхнув мордой, чтоб хоть ненадолго избавить себя от потоков стекающей по морде воды. Хазира была на холме, а газель внизу и вроде бы ее не заметила. Пялилась по сторонам, иногда опуская голову к траве, но, так ничего и не решаясь сорвать и сожрать. Видимо, она тоже пребывала в некой прострации, и сейчас придавалась слезам и соплям по поводу своей печальной судьбы. Это она зря, ведь вскоре все в ее жизни может стать куда более хреново.
- М... Та-а-ак. Весело тебе, значит? – шмыгнув носом и взбодрившись шепнула Хазира, выпуская когти и пробуя, насколько то что сейчас находилось под ее лапами, пригодно для быстрого старта и бега по пересеченной местности:
- Сейчас ты будешь страдать! – пробормотала она и выбрав момент когда самка снова отвлеклась на что-то в стороне джунглей, бросилась вниз по склону, прямо на нее...

0

166

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Хазира атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+5

Бросок
Бонус

Итог

2 + 5 = 7
1

8

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

Кажется, нужно смотреть под лапы лучше — Хазире попадается торчащий корешок древа и она, запнувшись, кубарем летит с холма, немного повреждая лапу.   Тем не менее, этого здорово напрягает и без того паникующую газельку, которая получает разовый -1 от страха.

Газели было очень грустно и печально. Она совершенно недавно отбилась от стада, где мама так о ней заботилась, и самка, стоя под проливным дождём и трясясь от холода, нервно оглядывалась. Дождь затмевал все запахи, а зрение у неё и так было не очень, да и слышно было крайне плохо. Она беспокойно переступала с ноги на ногу, совершенно не зная, что делать и как себя вести — её тому не учили. И даже подозрительный шорох и, кажется, сдавленные матюкания не вызвали н ей хоть какого-нибудь инстинкта самосохранения, что призывал бы бежать.

Заинтересованная, она лишь повернула морду в сторону звука, но не пошевелилась — мало ли, кто это может быть! Ведь не хищник же. Хищник так не делает, хищник тихо подбирается и нападает. А это наверняка какой-то кабанчик или дикобраз неудачно свалился. И неудивительно — в такую-то темень и слякоть! Тем не менее, сама газелька всё-таки отодвинулась — на два шага. Ей не хотелось, чтобы существо, так неудачно упавшее, потом выместило свой гнев на ней. Тем более, что она и без того не знала, как поступать.

0

167

Видели бы охотницы прайда Фаера Хазиру, в этот момент, когда она неслась по склону как лавина, сметающая все на своем пути, не могущая поменять направление своего бега, наверно, сделали бы дружный фейспам. По началу, ну а если быть точнее, то только в самом начале все пошло хорошо, и кошка, взяв нужное направление стала набирать скорость. впрочем, набрать то толком она ее не успела и через три прыжка о что-то споткнулась.

- Бл... – кувырнувшись, и вкусив вместо ароматного мяса мокрой травы с землей вперемешку, львица снова оказалась на лапах, сделав почти идеальный кувырок: - ...ять! – а затем, распластавшись проехала еще метров пять, пока небольшие кустики не остановили ее, со сравнительно громким хрустом.

- Вот же... – прошипела она, поднимаясь на лапы, и тут же обнаружила, что правая левая теперь болит, когда на нее наступаешь. И как тут, простите, охотится теперь?
«Да и хрен с ней! С этой газелью. Убежала наверно уже, пока я по склону катилась». – подумала она и осторожно выглянула из-за кустика. Каково же было удивление Хазиры, когда она обнаружила то, что газель еще здесь. Ну, да, какая еще дура кроме Хазиры будет охотится в такую погоду. Ахею похоже и правда решил испытать ее, давая второй шанс, но... Как же лапа? С такой лапой она не сможет догнать газель, если сейчас еще раз ошибется. Хуже того, она могла повредить лапу еще больше и тогда в прайд придется вернуться ни с чем. Какой позор... Мало того что ничего не поймает, так придется еще и придумывать то, почему она хромает! Но... Если все же ей удастся добыть эту газель, то будет чем похвастать.

Львица прикрыла глаза, представляя картину: смерчи вырывают огромные деревья с корнем, в землю бьют молнии, саванна горит, мимо бегают полыхающие носороги и гиены, а она как ни в чем ни бывало , приходит в пещеру с добычей. А, пустяки! Погодка только чего-то разгулялась... Гордость и желание прославится взяли верх и Хазира проползла на животе с пяток метров, дождалась пока газель от нее отвернется, а потом вскочила, стараясь стартовать с передней правой лапы, а левую пускать в ходу уже потом. От этого старт у нее вышел не спешный, каким-то странным аллюром, да и остальные прыжки были короче – львице приходилось поджимать больную лапу, прежде чем одним длинным и последним прыжком, наконец-то обрушиться на круп жертве, намереваясь разодрать ее окорока и сбить с ног, с громким криком: - Сюрприз!

0

168

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Хазира атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+3

Бросок
Бонус

Итог

5 + 3 = 8
+1

9

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

Кажется, упс Хазиры всё ещё продолжается. Она цепляется когтями за газель, раня её кожу, но не настолько, чтобы мгновенно обездвижить — однако же пугающее БУ сбивает газель с толку, дезориентируя на 1 пост (разовый -1)

О, предки! Как же страшно! Звуки то здесь, то там с каждой секундой становились всё чудовищнее и злее. Мечась на месте, газель не понимала, что ей делать и куда бежать — куда ни глянь, всюду шевелится трава, шуршит и змеится. А стоило тому звуку сзади повториться, как газельку сковал самый настоящий первобытный непонятный ужас, отчего она на миг окаменела. И зря — острые когти проехались по её крупу, чудовищное слово пробасило в ухе и сердце совершило своё невероятно громкое ТЫДЫХ — и газелька поняла, что пора бежать или делать хоть что-то, что могло бы быть похоже на спасение собственной молодой шкурки!

Газель пытается сбежать от Хазиры

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+4

Бросок
Бонус

Итог

2 + 4 = 6
-1

5

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Ох, какая досадная неудача! Вместо того, чтобы сбежать, газель путается в собственных ногах и падает прямо перед Хазирой.

О нет-нет-нет! Эта нога не сюда, а эта сюда! Испуганная и запутавшаяся (во всех смыслах), газель и вовсе потеряла управление собственным телом, поставив ногу не туда, чтобы пойти прямо. Из-за этого она попросту рухнула, в странных чудных изгибах оставив торчать вверху свои тонкие ножки, которые попеременно вздрагивали в тщетной попытке освободиться. Травядное шлёпало себя ушами, фыркало, но всё никак не высвобождалась из своей же цепкой хватки.

0

169

В прошлый раз корень, в этот раз газель. Картина практически повторилась с точностью да наоборот, превратив место действия в выступление завсегдатаев больницы Степана Скворцова. Началось оно, как и следовало ожидать с прыжка Хазиры, которая, буквально слетев со склона, заорала: Сюрприз!
Жаль, охотница так и не уточнила, для кого, в конце концов, он предназначался. Для газели, или она сама для себя приберегла его? Впрочем, не столь важно - досталось всем. Передние лапы практически не попали на спину газели, шаркнув по ней подушечками и не причиняя никакого вреда. От этого ласкового прикосновения туши в несколько центнеров, бедное животное выкатило глаза и окончательно потеряло связь с реальностью. В голове рогатой что-то замкнуло и ноги ее стали путаться и заплетаться, не то как свежая булка-плетенка, не то как коса красны девицы. Не суть.

Исполнительница главной роли в лице Хазиры, оставляя на крупе несколько царапин когтями задних лап, пролетела мимо, соскользнув со спины жертвы и шлепнувшись на свою задницу в мокрую траву, под разочарованное, громогласное: «Бл...», разбрызгав ту немногую воду что скопилась среди корней и окончательно вымазав свою пятую точку в зеленый цвет на манер орангутанга. Только у больших обезьян она красная, а у Хазиры теперь была зеленая.Тыдых, короче, как уже и было сказано.

Вот тут казалось бы и сказочке конец, но не тут-то было. Сложно точно сказать, кто был в родне Хазиры – бараноподобный лев или львоподобный баран, но дело свое она решила довести до конца, даже если оно, это самое дело, уже превратилось в задницу, стремительно удаляющуюся от нее, под громкие вопли о том, что дескать, совсем уже львы одурели, видать там в джунглях только и делают что корни валерианы жрут. Однако вместо этого Хазира, совершенно неожиданно для себя обнаружила, что теперь в палате безумных их двое: А именно, хромая львица и абсолютно контуженная на все части тела газель, причем с первого взгляда и не скажешь что было сильнее повреждено: внутренняя часть или наружная. Ноги заплетены между собой, а глазах отражение скукужевшегося до размеров арахисового орешка мозг и полное непонимание того, что вообще происходит.

- Да не может быть! – радостно рявкнула несостоявшаяся пока охотница, глядя на свою жертву, однако не спеша на нее бросаться – ноги газели торчали во все стороны и схватить копытцем в нос или глаз, было весьма некстати. А потом кошка сделала пару быстрых и неряшливых шагов в сторону головы, так чтоб заодно не попасть под удар ног своего будущего... завтрака, наверно? И что было силы, ударила газель лапой, прямо в нос, намереваясь этим движением еще больше ее дезориентировать и прижать к земле ее голову, после чего уже совершенно спокойно придушить или тупо свернуть шею. Тут уж как пойдет. Пожалуй, кошка бы не удивилась, если бы вдруг обнаружила, что именно у этой газели голова вращается как у Пинокиио на все триста шестьдесят градусов. Ну или эта зверюга может бегать без головы, как курица. Ну как представьте себе... самое вкусное в лице тушки, растопырив крылья, стремительно убегает к ближайшему баобабу, даром что не кукарекая, только для того чтоб со всей дури врубиться в него, и продолжить корчиться там, обильно поливая все свежей кровью, а вас оставляя с несуразной, все медленнее шлепающей клювом головой, печально вращающей глазами...

0

170

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Хазира атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+1

Бросок
Бонусы

Итог

4 + 1 = 5
1 + 1 = 2

7

Промах. Никто не получает никаких травм.

Ауч. Ноги газели всё-таки слишком быстро и сильно дёргаются, отчего дёргается и голова травоядного. И, наверно, потому же Хазира промахивается мимо головы, попадая лишь по траве возле.

Аааа! Оно... оно нападает, оно бьёт! У газели случилась самая настоящая истерика. А как же ещё, если прямо возе тебя находится существо, магистральной целью которого является твоё убийство? То, что кошка пришла убивать, сомнений не было и всё встало на места: шорохи, крики, ругань, удары и раны. Всё стало очевидным, а оттого и куда более пугающим. Когда львица приблизилась, газель затрепетала в судорожной попытке встать, а когда лапа просвистела в считаных сантиметрах от головы молодой газельки, та и вовсе на миг замерла в попытках скосить глаза на то место, где стояло грозное оружие самки. И чуть позже заверещала, словно раненая антилопа (коей почти и являлась) и вновь постаралась встать ногами вниз, а не вверх. В своих попытках освободиться она пыталась не только просто встать, но и иногда косилась на охотницу, без задней мысли пытаясь попасть той по мордам. Ведь если не можешь убежать, надо драться! Правда, о драках газелька имела крайне приблизительное, но тут и думать не надо — лупи куда лупится!

Газель атакует Хазиру

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+6

Бросок

Итог

2 + 6 = 8

8

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

Дёргаться тоже надо уметь! Так или иначе, но газелька таки заезжает Хазире копытцем в лоб правда, не очень сильно. Временное охреневание даёт -1 к следующей атаке Хазиры.

Газель пытается встать

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Персонаж относительно успешно справляется со своей задачей.

Газель наконец-то справляется со своими ногами и встаёт.

Да-да-да-да! Она смогла, она встала, она даже ударила львицу! Правда, как-то не очень заметно и ощутимо, но касание было, это точно! Воодушевлённая, травоядная скотинка едва ли не забыла о своей главной цели — сбежать! Посему она ещё некоторое время постояла, лупая ресницами. Правда, всё же опомнилась и постаралась сбежать.

Газель пытается сбежать

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

А вот сбежать ей не удаётся, потому что ножки дрожат и не держат. Охваченная страхом, она стоит на месте, дрожа.

0

171

- Да чтоб тебя! – выругалась львица, когда ее лапа впустую хлопнула по мокрой траве, поднимая тучу мелкой водяной пыли. Кошка нагнулась было к ней, чтоб ухватить за шею и придушить уже наконец, но тут произошло то его она боялась. Тюк! И в лоб кошки впечаталось копытце. Да так впечаталось, что у Хазиры даже в глазах потемнело от этого удара, и она невольно отпрянула, мотнув головой и собирая мысли и мозги, разлетевшиеся внутри нее от такого освежающего удара, в кучу.

Нет, ну это реально уже в какой-то фарс превращалось. Такой провальной охоты у нее давно уже не было. Раньше все как-то проще получалось и не доходило до валяния в мокрой траве со своей добычей, кстати не такой уж большой и грозной. просто небольшая газель, которых раньше Хазира укладывала пачками, иногда просто так, из любопытства и спортивного интереса. приходилось даже таскать их на границу и скармливать патрульным, чтоб король не дал по шее за такое жуткое расточительство. А сейчас что?
"Может, бросить это грешное дело?" - ненароком подумала она в какой то момент, но ее остановил вопль газели.

Тварь еще и верещала. Золотошкурая ненавидела когда добыча подолгу и громко вопит, при этом не в силах ни сдохнуть ни убежать. А сейчас была именно такая ситуация и виной всему этому была именно она. Неизвестно, как бы конечно, вела себя в такой ситуации сама Хазира, но вроде бы в прошлый раз когда ее похитили и даже попытались убить, она дралась. Газель правда, тоже это пробовала делать и увы, весьма успешно – пока что львица только зад ей слегка оцарапала. Если так и дальше пойдет, то еще не известно, кто кем обедать будет, или завтракать, что там у нас на пороге?  Ну помимо конца света, который явно собралась устроить природа. Порывы шквального ветра здесь хоть и были послабее, но ливень все еще не перестала хлестать их обеих как плетью.
- Да заткнись ты! - с обидой в голосе рыкнула она, подобравшись и озлобленно буркнув себе под нос: - Ладно, хотя бы согреюсь! – а затем сделав нелепый прыжок к газели (ага, передняя лапа то еще болела), что было дури ударила лапой по ее тонким ножкам, намереваясь подкосить их одним ударом (если не сломать) и снова сбить ее с ног: - Лежать!!!

0

172

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Хазира атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+2

Бросок
Бонусы

Итог

1 + 2 = 3
-1 + 1 = 0

3

Персонаж мало того, что промахивается, но еще и получает легкую травму (антибонус "-1" на все последующие действия в охоте/поединке).

Как бы это так помягче выразиться... Хазира явно пьяна. А если не пьяна, то иначе объяснить её не самые удачные атаки я не могу.

Лапа, так неудачно ударенная в самом начале охоты, дала о себе знать, и прямо во время замаха подкосилась и уронила Хазиру на землю. И, да, кажется, этот сильный ушиб будет беспокоить львицу до конца охоты.

Крики, рыки — и газель, на мгновение поняв, что произносимые охотницей фразы она понимает, послушно заткнулась, лупая глазами. Во все зенки глядя на львицу, газель с искренностью, присущей всем не особо одарённым интеллектом телам, и недоумением пыталась понять, что же она делает не так, за что на неё охотятся и вообще — что она сделала плохого? Она ведь так неопытна, так юна, так свежа и чиста! А её... сожрать хотят. Как какую-нибудь старую каргу, вечно бухтящую на легкомысленную молодёжь! Почему же сейчас когти оставляют раны на её, молодой, спине?

Замешательство газели усилилось после того, как кошка рухнула ей в ноги, распластавшись. Жуткая ругань, и до того пугающая травоядное, только усилилась, и та, столь беспомощно стоящая возле чертыхающейся охотницы, продолжала ждать у моря погоды, а вернее у небес знамения, сигнала к новому действию. Она понимала, что надо бежать, но жуткая дрожь только мешала ей сосредоточиться. И всё же, решив, что кошка долго просто лежать не будет, газелька, последний (надеюсь!) раз взглянула на охотницу и припустила, что есть духу, в даль холмов.

Газель пытается бежать

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

И вновь неудача-то! Плохо слушающиеся ноги спотыкаются о какой-то камешек, и газель, кувыркнувшись, не сильно далеко уходит.

Ауч! Ау-ау-ау! Кувыркнувшись, задрав ноги сперва к небу, а затем вернув их обратно, газель теряет драгоценные секунды, минуты и метры. В общем, не сильно далеко свалить получилось, придётся вновь и вновь стараться.

0

173

«Что вам мешает жить хорошо? То одно, то другое».
Ну вот наверно примерно так и выглядела вся эта ситуация с газелью. В этот раз вмазать по ее тушке львице не удалось – дала о себе знать лапа, которую она повредила в самом начале охоты. Казалось бы что могло быть проще чем просто, тупо придушить не самую большую в своей жизни добычу? Но нет! Острая боль пронзила лапу и Хазира, громко ойкнув от неожиданности, завалилась в траву, давая возможность своей будущей еде встать и побежать! Нет, ну а вы что думали, она будет лежать и дожидаться пока Хазира ее прикончит? Нет... Это вообще самая глупая мысль которая только могла прийти в голову и случись так, львица наверно крепко задумалась бы на тему того, а не отравлена ли эта самая газель?

В итоге, возможно, она и махнула бы на все это предприятие лапой, вопреки своему упертому характеру. Все таки, шел сильный дождь, и она промокла, устала и вымоталась. Ее великолепная шерсть больше не поблескивала и отдавала золотом, а липла к телу и покрылась темно-зелеными полосами от травы и пятнами грязи, особенно на животе и крупе. Вся она была мокрой и стоило хоть на миг прекратить борьбу как ее пробирал холод. К тому же каждое движение давалось теперь ей все сложнее. и это не смотря на многочисленные ушибы и боль в лапе от которой хотелось выть как гиена на луну. Все, чего ей сейчас хотелось это в тепло, под бок к любимому. Даже есть вроде бы не так уж и сильно хотелось. И если бы газель убежала, то наверно Хазира бы пробубнила что-то из разряда: «Лучше бы не ввязывалась во все это», и попыталась забыть эту охоту как страшный сон. Но нет.

У Газели тоже день не задался и вместо того чтоб спокойно убежать, бормоча что-то вроде: "Вот, понаражают в прайде контуженных", она кувырнувшись в траву, словно решила изобразить из себя раненую птицу и манила кошку за собой, отводя от... "гнезда". Глухо зарычав от гнева, который перерастал в настоящую ненависть к копытному, Хазира вскочила на лапы и похромала к своей добыче. Не дохромав пару шагов, прыгнула на нее намереваясь завалить на бок (правый или левый, какая разница) и впиться клыками в шею, а уж потом оторвать от нее кусок! Если получится, то посмотрим, как она будет бегать. Без куска шеи то!

0

174

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Хазира атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+4

Бросок
Бонусы

Итог

2 + 4 = 6
-1 + 1 = 0

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

Мда. Травка-то мокрая, лапки-то больные. Хазира шмякается на землю прямо возле задних газельих ног. Упс.

Громкое БУЛЬК привлекло внимание газели только после того, как та в очередной раз не справилась с ногами от слова совсем. Путаясь не то в траве, не то в собственном умении ходить прямо, самочка обращала на львицу второстепенное внимание, как-то попривыкнув, что та лишь бегает где-то рядом, нецензурно ругается и пытается её задеть. Ключевое слово, конечно же, пытается, иначе газелька бы сейчас уже не стояла, а лежала не совсем живая.

Впрочем, это самое последнее БУЛЬК, с которым львица вновь опустилась на землю, уже не пугало настолько, как раньше, но напрягало здорово. Оглядываясь не хуже совы, газелька скосила взгляд на лежащую кошку и... постаралась дать дёру, попутно совершенно не задумываясь целилас снова по львицыной голове. Ну бывает же, что прилетает в головушку, почему бы ещё раз не прилететь?

Газель пытается сбежать

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок
Бонус

Итог

4
1

5

Персонаж относительно успешно справляется со своей задачей.

Кажется... Ура! Газель наконец-то срывается с места, попутно размахивая ногами...

Газель атакует Хазиру

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+5

Бросок

Итог

3 + 5 = 8

8

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

И не просто вырывается, а ещё и всё-таки попадает ногой в лобешник Хазире! Снова. Опять. И голова опять болит. Правда, удар не слишком сильный, да и пришёлся почти по касательной, едва не лишив газельку равновесия.

Наконец-то её ноги снова начали слушаться! Не веря самой себе, самочка и не заметила, что из-за удара крутанулась, и теперь она убегала не от львицы прямо, а сильно вбок. Ну что же, наверно, можно и сюда?

У Хазиры есть 2 попытки догнать газель, прежде чем она полностью сбежит.

0

175

Все это было бы наверно смешно, если бы не было так больно. Как бы это не прозвучало странно, но Хазира снова поскользнулась и растянулась аккурат около своей добычи. Наверно, погляди она со стороны на подобное действо, расхохоталась бы, брякнувшись на спину и дергая в воздухе лапами от смеха, причитая при этом: «Ой прекратите цирк, помру же!» Но, была одна маленькая проблемка: сейчас в роли неумехи была она сама. Раненая лапа дико болела после очередной неудачной попытки достичь своей жертвы.
Почему-то вспомнилась превая охота на которой она опозорилась. Тогда еще молодая львица просто не знала как можно все исправить , и зарыдав отправилась в ближайшие кусты, зализывать раны под хохот подружек. Не знала она, что бороться надо до конца, пока добыча не пропадет на горизонте, и только тогда уже можно будет сказать что охота провалена. Но не когда жертва нелепо сучит своими ногами в траве, и все-то только и надо что нанести точный, сосредоточенный удар. Кстати о ногах. Словно в издевательство в лоб опять врезалось что-то твердое. Благо кость спереди была толстой, а то могла бы проломить череп, и это была бы самая нелепая смерть на охоте. Впору «Премию Рафики» давать.
Бум!
Голова от этого удара разболелась еще больше и вскочившая помятая львица, вдруг, неожиданно для себя ощутила тягу, не просто охотится на добычу, ради еды, а убивать. Просто так, чтоб подобных тварей на земле было тупо поменьше. К счастью или нет, но подобное желание сгинуло как наваждение, стоило только львице броситься в погоню. Ну, как броситься? Довольно шустро похромать за газелью, благо та пока еще не понимала куда бежит, а Хазира из-за упрямства и ярости еще вполне могла бегать, причем сравнительно шустро. Уж на сто шагов ее хватит. И львица «рванула» в погоню, намереваясь подбить задние лапы чертовки ударом передней и когда та упадет в траву, попытаться отомстить ей за все...

0

176

Ливень не утихал. После относительной тишины и спокойствия, царивших под сенью деревьев, происходящее на холмах заставляло самца снова и снова задумываться, а стоило ли вообще вылезать из джунглей.

Конечно, ради Хазиры — стоило. Вот только найти ее сейчас было едва ли не легче, чем иголку в стоге сена. Пока лев брел вдоль кромки леса, дождь еще усилился, вода лила с неба холодная, враз промочившая мигом потяжелевшую гриву. Белый быстро продрог до костей и перешел на нервную рысь, одновременно пытаясь и согреться, и ускорить поиски. Леопард какое-то время трусил следом, но, оглянувшись в очередной раз, Урс обнаружил себя в одиночестве. Пятнистой кошке не по нраву были дождь и ветер; он быстрее своего покровителя убедился в том, что поиски в такую погоду просто бессмысленны, и принял решение, как всегда это делал: быстро, решительно, никого не ставя в известность.

В общем-то, на его помощь Урс и не рассчитывал. Сейчас можно было рассчитывать только на удачу — и еще на знание привычек Хазиры.
Поэтому в первую очередь лев принялся обходить те места, где обычно они бывали. Наверняка львица не станет терпеть проливной дождь на холмах и постарается пробраться поближе к лесу, туда же, где сейчас находится Урс.

Он двигался рысью, не слишком размашистой, чтобы не поскользнуться ненароком — в такую погоду это грозило падением в лужу грязи; а если что-то подобное случится на склоне, то и скатыванием с оного — костей не соберешь. Ливень холодил кожу, но в целом белогривый привык к непогоде, тем более, что сейчас были дела поважнее, чем киснуть, жалуясь на дождь.

Наконец, он ее увидел. На чутье полагаться было бесполезно. Порывы ветра были сильные и беспорядочные, а дождь размывал запахи. Сперва, завидев две возившиеся в грязи фигуры, Урс и предположить не смел, что одна из них и есть его Хазира. Издалека было видно лишь силуэты, один маленький и щуплый, второй — массивный и тяжелый, принадлежавший, без сомнения, хищнику.

Ну тут уж можно было каким-то образом сложить два и два и сообразить, что это может быть либо Хазира, либо Мисава, потому что все прочие львицы похожих габаритов, вроде бы, были вместе с остальным прайдом в джунглях. Белогривый перешел на бег, чуть было не растянувшись и чудом избежав падения. По мере приближения стало видно, что это была именно Хазира.

Сейчас она преследовала какую-то некрупную тварь, вроде газели. Сложно было сказать точно, потому что обе противницы извалялись в грязи и были мокрые до ушей, а кое-кто — еще и до копыт. Несмотря на то, что и у газели, и у львицы явно лапы подгибались от усталости, сдаваться они пока что не собирались. И, несмотря на все беспокойство, Урс ощутил нечто вроде гордости. Да, в этом была вся Хазира. Где-то на горизонте взорвался вулкан, землетрясение чуть было не разрушило логово прайда, стада животных в панике и ужасе, а она? Она как ни в чем не бывало охотится.

Газель (а это была именно она, как теперь стало видно самцу) как раз попыталась дать деру, направляясь аккурат туда, откуда приближался Урс. И он, конечно, не мог этим не воспользоваться, перегородив ей путь и занеся лапу для мощного удара, способного свалить ее наземл.

+1

177

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Хазира атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+1

Бросок
Бонусы

Итог

1 + 1 = 2
1 - 1 - 1= -1

2

Персонаж мало того, что промахивается, но еще и получает антибонус "-2" на все последующие действия в охоте/поединке.

Тудумц.
Увы, Хазира, поразить Урса своей элегантной охотой не получилось. Ушибленная лапа неудачно встала и так же неудачно повернулась. Вывих. А это больно и неудобно, а ещё и -2 даёт до конца охоты. И потом лечить придётся, такое само не заживёт.

Урс атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+4

Бросок
Бонус

Итог

4 + 4 = 8
1

9

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

Не, ну тут, конечно, немного удачнее. Пока Хазира отдыхает на травке, Урс почти прицельно бьёт по газели. Почти — это потому что удар приходится слегка по касательной. Животное он с ног не сбил, но изменил её направление бега и замедлил. Шок даёт газели временный антибонус -1.

Если бы можно было ржать над противником, газель бы заржала. Но, для начала, она не лошадь, а, во-вторых, у неё не хватило бы знаний жизни, чтобы понять, что она чудесным образом только что спаслась от смерти в лапах львицы. И всё же всё не было таким простым — белое пятно, возникшее перед самочкой, здорово её напугало, и она, не успев затормозить, неслась прямо на него. Оно оказалось ещё большей кошкой, и единственное, что изменило траекторию умирающей от страха травоядной — удар льва. Он попал ей куда-то по плечу, и она, вереща, повернулась, пытаясь вновь в вновь собрать в кучу свои ноги. Её шокировало столь грубое и опасное с ней обращение, и теперь газелька поняла, что придётся бежать от двух хищников сразу.

Паника, обуявшая молодую газельку, заставила её задрожать (хотя куда уж сильнее) и напрячься, в почти тщетных попытках осознанно выбрать себе путь. Направа, налево, прямо? Её ото всюду, казалось, атаковали львы, и ей некуда было бежать... Или есть куда? Или таки есть выход? Она всё-таки бежала прямо, надеясь избежать участи быть завтраком.

Газель пытается сбежать

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2

Бросок
Бонус

Итог

2
-1

1

Полный провал действия (возможно, даже с негативными последствиями для персонажа).

И всё-таки мандраж заставляет её вновь перестать контролировать свои ноги и свалится на землю.

0

178

«Любопытство сгубило кошку». Вполне себе рабочая фраза, но только если не говорить о Хазире. Тут наверно была бы уместна поговорка буйволов: Его упрямство так же велико, как его рога. Рогов у львицы пока что не было, а вот упрямства, хоть отбавляй. Некоторые из представителей рогатых обзавидовались бы. Многие из них наверняка бы спасовали в той ситуации, в которой оказалась она. кое как все же настигнув свою жертву, она нанесла удар лапой по ее задним ногам. Ну, как нанесло? Ударила, но вот только выбрала для удара Хазира здоровую лапу, а опереться ей пришлось на раненную, со всего маха. И естественно, секунду спустя она полетела в грязь от острой боли, которая пронзила ее конечность.

Тут бы отступить ,пока сама себя окончательно не сломала, но... Дело в том что на горизонте появился лев. Он появился как раз в тот момент когда она настигала газель и кинулся к ней на встречу, на помощь. Не нужно было иметь семя пядей во лбу, чтоб понять что этот мокрый лев с белой шкурой не кто иной как ее ненаглядный. Хазиру раздирали противоречивые чувства. Причем не два, а целых три. Первое это радость от того что любимый нашел ее, второе это негодование по поводу того что она очередной раз валяется на земле а не грызет шею треклятой газели и третье. Это была боль. Боль, от которой в глазах потемнело. кошка чуть не заорала в голос. стиснув зубы и зажмурившись – благо Урс видеть это мог весьма плохо. он как раз был занят газелью. Хазира и не знала до этого что боль может быть такой. Однако, пару секунд спустя, она уже стояла на трех лапах, хватая пастью воздух и выпучив слезящиеся глаза, слегка сгорбившись от того что ее тело перегибало после болезненного укола, который прошелся по всей лапе аж до ее плеча.

Шлеп! Лапа Урса врезается куда-то в бок не вовремя очухавшейся газели и ее крутит на месте пару раз, словно карусель, но на землю эта сучка не валится. Хазира взвыла. Натурально взвыла, как раненый зверь, а потом крикнула:
- Урс! Нам надо обязательно ее поймать! – а затем поковыляла за ней, на трех лапах. Львица неожиданно обнаружила, что не может больше опираться на свою левую переднюю лапу. В другой ситуации, она наверно села бы, дождалась Урса, сказала что что-то лапку повредила и как-то подготовила своего самца к тому что травмирована. Но не сейчас. Добыча, контуженная не меньше чем она, сейчас уходила и львица просто не могла себе этого позволить. особенно тогда, когда рядом был самец со свежими силами.
- Наперерез! – и так и замерла с открытой пастью. Газель упала. Просто задрожала, как от сильного холода и шлепнулась на землю. Кошка покосилась на своего возлюбленного с немым вопросом на морде: «Ее вообще стоит трогать? Может дьявол неудач охоты в образе газели?» Но... Все же упрямства в ней иногда было больше, чем здравого смысла и львица бросилась к жертве, намереваясь тупо вцепиться ей в очередной раз в шею клыками, и если повезет, разодрать там какую-нибудь артерию, со словами:
- Ну ты умрешь уже наконец, или нет?

0

179

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Хазира атакует газель

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+2

Бросок
Бонусы

Итог

2 + 2 = 4
1 - 2 = -1

3

Персонаж мало того, что промахивается, но еще и получает легкую травму (антибонус "-1" на все последующие действия в охоте/поединке).

Не лучшее решение бежать, когда у тебя лапа... "вертолётом". Хазира спотыкается и, кувыркаясь на ходу, прикладывается головой о землю. В итоге её оглушает, вместо газели лежат аж три сразу, в ушах звенит... В общем, -1 прилагается.

0

180

Джунгли-------→>>
Ну, ладно-ладно, стоит ли говорить, что Эйкен расплылся в довольной наивной детской улыбке от слов Сигрид? Похвала старших львят Фаера или самого Фаера дорого стоили для малыша. Конечно, он умеет сильно кусаться! Он бесстрашный воин! Он смерть! Он рёв! Он КУСЬ! ОЧЕНЬ СИЛЬНЫЙ И БОЛЮЧИЙ КУСЬ!

Эйкен аж надулся от важности, выпятил грудь и задрал головёшку, да повыше! Правда, как уже и говорилось выше, не осмелился прикоснуться к невиданному детенышу. Он ведь спит, ему и так, наверно, грустно, а тут еще он будет его лапками тыкать. Если бы его тыкали, то ему бы определенно не понравился такой поворот событий.
В лапах сестры лежать было безопасно. Она рассказала, что мама ее и ее братьев уже давно пропала и ее очень давно не видели. От этих слов Эйкену стало невероятно грустно: если бы пропала его мама, то ему казалось, что без нее он бы плакал все время! Он не представлял, каково это – жить без матери, потому что в ней была заключена вся нежность и вся любовь, которая, казалось, существовала в мире. Конечно, у львенка еще был отец, но, как правило, отцы выполняли иную функцию; они не могли дать того, что могла бы дать мать, как если бы львица, воспитавшая львят без отца. Оба они дополняли и продолжали друг друга, поэтому, когда у ребенка отсутствует кто-то из родителей – это всегда плохо.

Он хотел было что-то ответить сестре, но не успел. Она опустила голову к его уху и предложила пойти и поискать ее. Эйкену, конечно, эта идея пришлась по душе, но на пути у них стояла одна большая проблема – тетя Исгерд.
Тогда-то и пригодилась смекалка сестры и ее хромой на крылышко фамильяр! Когда Каспар отвлек внимание взрослых, то львята тут же унесли лапы подальше от надзора, намереваясь погулять до той поры, пока взрослые не засобираются возвращаться обратно домой.

Путь их лежал, в первую очередь, на холмы. Эта была просторная территория клана Фаера, где ранее можно было встретить большое количество различных пасущихся животных. Сказать по правде, но Эйкен знал об этом только из рассказов взрослых львов, потому что сам того не застал. Он был одним из самых маленьких жителей прайда, что его несколько расстраивало.

Эйкен старался не отставать от старшей сестры, быстро семеня лапками. Когда оба они уже достаточно отошли от джунглей, малыш присел на травку, чтобы перевести дыхание, а затем уже спокойно направился за Сигрид.
- Ты гений! – восхищенно сказал львенок, когда было понятно, что взрослые вроде бы как не торопились за ними, а значит, не заметили, что львята ушли гулять достаточно далеко.

Отредактировано Эйкен (21 Апр 2018 08:55:42)

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы