Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы


Холмы

Сообщений 151 страница 162 из 162

1

http://s1.uploads.ru/i/2/w/U/2wUHZ.png

Один из широких рукавов Зимбабве поворачивает на восток и почти скрывается между холмов, поросших густой желтой травой и деревьями. Река не слишком глубока, и ее можно перейти вброд. В этих местах некогда можно было встретить огромные стада слонов и бегемотов, неторопливо принимающих ванны или пасущихся в тени акаций, но сейчас здесь довольно пусто. Холмистая местность уходит куда-то вдаль, к горизонту, туда, где вздымаются пики невысоких гор.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Цикорий, Шалфей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

*ссылка на предыдущую тему — Холмы

0

151

- Конечно же повалил, о могучий воин! - проговорил лев, наблюдая за потугами львенка удержаться на его мощной груди. Вообще, мелкий уже был достаточно тяжелым, что бы доставить некоторый дискомфорт Рагнара, но еще не достаточно сильный, что-бы обижаться на него и гнать. Вообще, темный лев не слишком то и любил обижаться, он, как правило, сразу сжирал... Зачем тратить время и нервы на обидки то? Затем, когда львенок пообещал показать ему "ну вот тот самый удар" лев, игриво зажмурившись и на всякий случай прикрыв нос лапой, приготовился притворится, что ему больно, но тут... Но тут вредная Мисава притащила еду. Не, ну вот не могла попозже то прийти, не дает старику поиграться с мелочью... Северин, естественно, спрыгнул с груди Рагнара и побежал к маме, ну а сам лев, не спеша встав на лапы, уселся обратной на свой любимый валун.
- Я... В общем, я поел, - сказал Рагнарек, особо не вдаваясь в подробности о том, чем он питался - хотя, зная самку, он мог предположить, что его несколько помятый внешний вид и откровенной пованивание чужой кровью вполне тонко намекает о том, что именно он ел. Вот только львенку знать об этом точно не следовало, ровно как и всему прайду ту странную причину, по которой вся гвардия, и иногда и конунг, отказываются от еды. Подумав, лев решил немного сменить тему разговора, тем более что он чувствовал некоторую потребность в болтливости.
- А ты, я смотрю, не теряешь хватки... Если ты и в бою осталась прежней, то я жутко рад, что ты с нами.
Лев смачно зевнул, потянулся а потом неожиданно дотронулся раной до острого края камня, что свело его могучее тело судорогой боли и он смачно шваркнулся с валуну, почти к передним лапам Мисавы, едва не снеся ее... Вместе с тушей. Смешно махнув лапищами, лев снова зевнул и, посматривая на самку снизу вверх, добавил: - В общем, не хрена мы не меняемся. Я все еще не мыслю жизни без драк, да и ты осталась той же, что я помню. Ну если только пара седых клоков появилось на мне, ты, похоже, точно нашла где то молодильный ручеек
Лев ухмылялся, лев веселился - все, что он сделал, было просчитано заранее и он точно знал, как и куда упадет - просто ему было интересно, впалит матерая самка его ребячество или нет?

+1

152

офф

пардон, меня тоже придавило работой

Худо-бедно, но разговор все-таки завязался, заставив леопарда окончательно заскучать. Если прежде ему было интересно доставать белошкурого вопросами о нем, о его жизни, о Хазире, в конце концов... — то появление Элвина смешало все планы. К облегчению, кажется, всех присутствующих здесь (в том числе, и самого Шанго), пятнистый, улучив момент, шмыгнул куда-то в сторонку, за куст, откуда спустя минуту раздался пронзительный писк придавленной мыши и торжествующее рычание, означавшее, что леопард настиг свою добычу.
— Возьму, отчего же нет, — легко согласился Урс.
Сразу же, не медля, он кивнул Элвину, давая знак понемногу двигаться в путь. Солнце уже успело вскарабкаться повыше, просушивая влажные низины и разгоняя туман. Для белошкурого льва это не было особой проблемой, он чувствовал себя вполне комфортно даже на солнцепеке; даже то, что его силуэт, будто сияющий в лучах солнца, был виден издалека. Пусть так, это даже лучше — авось все возможные нарушители его увидят и поймут, что им нечего делать на территории прайда.
— Ты быстрый и ловкий, — отметил самец, будто между делом; он все же немного покривил душой, в конце концов, вряд ли можно назвать ловкачом юнца, который только что встретился с камнем в попытке поймать грызуна; но уж быстрым-то он был, это точно, во всяком случае, куда быстрее тяжелого и массивного взрослого самца, — поэтому если мы встретим чужаков, особенно, если они недружелюбно настроены, мне потребуется твоя помощь — добежать до пещеры и поднять тревогу.
Вот когда пожалеешь о том, что у тебя нет в помощниках хищной птицы — сокола или орла. Даже гепарду не сравниться с ними в скорости — птица может пролететь напрямик над джунглями и принести вести куда быстрее, чем любое другое живое существо.
Отметив несколько удивленным кивком сообщение об окапи — в возрасте Элвина Урс довольствовался даманами и подобными некрупными существами, — лев повернул севернее, к базальтовым террасам, проходя вдоль их границы с каменистой пустошью, где заканчивалась территория Фаера. Мягко шагая по сухой почве, белогривый отметил появление чужих меток поблизости от знакомых ему запахов прайда.
— На пустоши кто-то поселился, — проговорил он вслух, привлекая к этому факту внимание Элвина, — и, судя по всему, не одиночка, а сразу несколько. Может быть, целый прайд. Странно, что кого-то привлекают столь неплодородные земли.
Он особо внимательно изучил участок, где границы соприкасались, пометив его довольно щедро и обильно. Затем повернул южнее, вдоль речушки, вытекавшей из Птичьей долины. Взгляд на горы невольно заставил его снова вспомнить Хазиру. Они не виделись всего несколько часов, но Урс, кажется, уже успел по ней соскучиться, и теперь с нетерпением ждал новой встречи.
Однако до этого момента еще далеко. Лапы немного ныли, но усталость пока еще была приятной.
— Очень немногое, — вопрос был неожиданным, и белый ответил не сразу, так что между вопросом и ответом прошло чуть ли не двадцать минут, в течение которых, перемещаясь вдоль границы, самец увлеченно вынюхивал метки, время от времени обновляя их, — когда-то мои родители жили на его территории, но, насколько мне известно, предпочитали одиночную жизнь. А сам я почти не помню этого, они погибли, когда я был совсем мал, и моя приемная мать почти сразу увела меня оттуда. Все, что мне известно — то, что там кишмя кишат гиены. Когда идешь вдоль реки, которая граничит с землями Скара, запах оттуда несется весьма... характерный.
----→ Высохшее русло

+1

153

Долго ли, коротко ли…
Тьфу ты.
В общем, Мисава тащила тушу к Рагнару, задрав голову, чтобы копыта не мешались под лапами – не хватало еще позорно хлопнуться к ногам собственной жертвы. Не то, чтобы она задирала нос по поводу своей удачной охоты, но, тем не менее, посматривала этак свысока, мол, видал, хрен старый? Есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах.
Вкус свежей крови на губах и полный восхищения взгляд сына были лучшей наградой. Скоро пройдет то время, когда Северин заглядывает ей в глаза, затаив дыхание. Повзрослеет — глазом не успеешь моргнуть, и тогда уже состарившаяся и будто уменьшившаяся в размерах мать не будет для него авторитетом.
Хотя, возможно, им будет Рагнар. Матерая наградила темношкурого долгим пристальным взглядом, размышляя, какого черта он затевает. Первые месяцы, пока она была в прайде, они общались крайне мало: Мисава почти сразу же разродилась, ну а стоило этому произойти, как она превратилась в бешеную наседку, не подпускавшую к своему гнезду никого, кроме Пат и Хазиры. Если другие львы и удостаивались чего, то это в лучшем случае был зад матерой, которым она красноречиво поворачивалась ко всему остальному миру, возвещая: я занята. В ближайшие три месяца я сдохла для всего мира.
И вот, мир как-то пережил это, детишки подросли, и им уже даже не три месяца, а — сколько? сколько-сколько? — уже как бы не девятый пошел, а Рагнар все чаще, будто невзначай, обнаруживается рядом с бурошкурой; то заводит с ней беседу, то просто сидит рядом, как будто так и должно быть.
А теперь вот вдруг вздумал даже выспрашивать, с чего это она покинула Север. Пока самка охотилась, она была сосредоточена на том, чтобы не упустить жертву, но теперь, пока она медленно рысила обратно, зажав клыками горло безвольно болтавшейся жертвы, у нее была пара минут, чтобы над этим поразмыслить. И в самом деле, что ли, пень старый обратно к ней лыжи вострит? Не то, чтобы матерая была против: внимание Рагнара льстило ей, да и, что греха таить, он был пусть не единственным в ее жизни львом, с которым ей было комфортно, но он был первым, кто показал ей, что такое бывает, и если уж кого Мисава вспоминала долгими одинокими ночами, то это...
Нет, не его. Размечтались, черти романтичные. Еще не хватало кого-то по ночам вспоминать, чтобы совсем не спалось, что ли?
И все же... Да, с ним жилось хорошо. Может, стоит и повторить.

Итак, львица окинула Рагнара снисходительным взглядом, а затем еще одним, еще более снисходительным, потому что самец в буквальном смысле сполз к ее лапам, да так и остался. Старый пень, ничуть не солиднеет с возрастом. Перешагнув Северина, вившегося у ног, матерая швырнула тушу рядом с лежащим самцом и потрепала сына по макушке.
— Надеюсь, что не теряю, — львица ухмыльнулась, продемонстрировав сломанный клык на нижней челюсти, — хотя порой теряю зубы и шерсть. Но противники теряют больше.
Она, конечно, бесстыже приукрашивала. Не таким уж хорошим бойцом она была. Свирепым, страшным, но не особо умелым, зато сообразительным: знала, когда лучше вообще в драку не влезать, а когда влезть в чужую, и чью сторону при этом принять.
— Ешь, Сев, — наконец, проговорила она.

Отредактировано Meesawa (15 Мар 2017 11:22:43)

+2

154

Леопард быстро покинул львов, шмыгнув в кусты. И судя по внезапному писку и рычанию, пятнистый сумел изловить добычу, за которой юный хищник охотился.
Новый знакомый легко согласился взять подростка с собой, чему юнец был несказанно рад. Оно и понятно, Элвин ещё никогда не был на обходе границ, а Урс предоставил ему такую возможность. Без всякого сомнения, каждый подобный обход грозит внезапным нападением чужаков, но песочный все же решил рискнуть, двигаясь вслед за белогривым. Будь сейчас рядом сестра Элвина, она посчитала бы глупой затеей, взять его с собой. Это же ходячий сборник проблем и неприятностей, он их словно магнитом притягивает к себе. Остается надеяться, что в этот раз все обойдется. По мнению Урса, малой был быстрым и ловким, но судя по неудачной погоне за зверьком и столкновением с камнем, это больше походило на лесть. Юнец внимательно выслушал белого, как ему следует поступить при встрече с чужаками. К счастью, быстро бегать он умеет. Не гепард конечно, однако, длинные лапы позволяют набирать весьма неплохую скорость.

- А что будет, если нарушителей границ будет много? - этот вопрос скорее всего задал самому себе. Он ведь может не успеть привести подмогу. Некоторое время самец шел молча, погрузившись в собственные мысли. Его отвлек разговор Урса, он подтвердил догадки подростка о нескольких чужаках, а вскоре и сам почувствовал посторонние запахи. Элвин напрягся, далеко не каждая подобная встреча заканчивается хорошо. Чаще всего приходится вступать в схватку, а силы могут оказаться неравны. На вопрос о прайде Скара, белогривый молчал довольно долго. Всё это время подросток наблюдал, как хищник метил едва ли не каждый сантиметр. Но закончив свое дело, он немногое рассказал о загадочном прайде.
-Все, что мне известно — то, что там кишмя кишат гиены. Когда идешь вдоль реки, которая граничит с землями Скара, запах оттуда несется весьма... характерный.

- Зато не прогадаешь, когда дойдешь до границ. Сразу поймешь на какие земли ты забрел.. - юнец поморщился, представив тот самый характерный запах. Элвин никогда там не был, и после услышанного вряд ли захочет побывать в таком месте.

-----------------→ Высохшее русло

0

155

Северин с восторгом скакал вокруг матери и путался у той под ногами, щебеча при этом что-то не совсем вразумительное, но что-то с явным упоением, и все это пока они шли в сторону Рагнара. Причем мешался он так навязчиво, что Мисава рисковала либо раздавить непоседливого сына, либо шваркнуться прямо с дичью и опять таки раздавить, но уже под весом двойных туш. Но мать стоически терпела выходки любимого сыначки и ничего не говорила, то ли отдавая должное детскому восторгу от охоты, то ли просто напросто не желая выпускать дичь из пасти, что было более предполагаемым. Как бы там ни было, а Сева продолжал вертеться у огромной кошки меж лап, пару раз он даже умудрился подпрыгнуть на ходу, чтобы играючи коснуться лапкой болтающихся в воздухе копытц, да проскочить под животом матери, словно сквозь какое-то опасное препятствие.

Только игра с ножками будущей еды (ну и матери тоже) успела поднадоесть Северину, как они уже оказались возле Рагнара и внимание львенка переместилось на темношкурого льва, который понравился Севе (а это уже был успех, ведь львенку очень мало кто нравился в принципе). Тот, по мнению котика, очень смешно дернулся и не менее забавно скатился к ним навстречу. Это настолько понравилось бурому котику, что тот весело зарычал и  припал животом к земле неуклюже оттопырив при этом задок и поставив хвост с прорастающей на нем черной кисточкой торчком. Вот, он, прекрасный охотник охочущийся на свою добычу, сейчас поймает ее, как Мисава. Вот только львенок не учел, что суперклассных охотников мамы тоже теребят по макушке.

- Ма-а-ам, - недовольно протянул Сева, делая вид что хочет увернуться и сохранить свою и так прекрасно уложенную челку и растущую гриву в первозданном состоянии. Хотя аккуратностью ни челка, ни пучок волос на макушке совсем не блистали.

Но какой бы возмущенный вид Северин не делал, а ему нравилось любое внимание матери. Поэтому попытки его были слабоватые, скорее показушные, и Мисаве таки удалось взлохматить макушку своего сына.

Оправившись после такого, львенок зафырчал, сдувая упавшую на глаза челку и продолжил задуманное, ведь Рагнар и не думал подниматься, все еще о чем-то болтая с Мисавой из того же положения. Качнув попой, Сева игриво заворчал и ме-е-едленно, незаметный как тень (по его мнению), пошел вокруг льва, подкрадываясь к его тылу. Там желтые щелки глаз сосредоточились на том, что осталось от хвоста Ранара, и Северин с детским рыком прыгнул ...

Посадочка вышла не очень мягкой для Северина, потому что приземлился львенок аккурат мордой в бедро. Ну, промазал чутка, с кем не бывает. Великие тоже ошибаются. Поэтому ни капли не огорчившись, котик быстрее отлип от черной шерсти и все таки поймал хвост льва зубами со второйпопытки.

- Шдавайся подлий штрус!!! - для пущего эффекта он помотал головой и покрепче уперся лапками в земле.

— Ешь, Сев.

Дважды повторять не пришлось. Львенок тут же выпустил бедный хвост Рагнара, мигом потеряв к нему интерес, и ринулся к свежей добыче. Только сначала он пару секунд ходил вокруг нее кругами, никак не решаясь с местом откуда начать трапезу. Наконец он облюбовал себе шею, предварительно потыкав в нее лапой, и впился в нее маленькими зубками. Увы, зрелищно оторвать себе кусок он не смог, да и не стремился к этому. Сева давно понял, не с первого раза, конечно, что пока еще мал, чтобы вот так же с размаху отрывать себе куски как взрослые. А поэтому тактика поедания мяса у него была своя. Сначала долго-долго мусолить, перемалывая и по чуть-чуть отрывая мышечные волокна от общей туши и только затем глотать. Измазавшись при этом в крови всей своей мордашкой до самых ушей. Такой вкусной еды лвьенок еще не ел, все таки вкус свежей, только что убитой дичи было не сравнить с уже охладевшим трупом, который обычно им приносили в пещеру. Да и на свежем воздухе обычное мясо казалось самым лучшим на свете. Неудивительно что Сева уминал его только так за обе щеки.

Наевшись до предела, львенок икнул и отлип от туши. От набитого живота по телу разлилось приятное тепло и котика заклонило в сон. И не мудрено, Северин еще не привык столько ходить и воспринимать так много новой информации. Глаза его сонно жмурились и он неуверенной походкой прошлепал в сторону взрослых, где не церемонясь уткнулся носом в бок черношкурого, свернулся калачиком и, сладко зевнув, уснул с довольной лыбой на всю мордаху.

+1

156

- О, как больно, отпусти меня, - простонал Рагнар, с искорками веселья наблюдая за тем, как котенка пытается уцепиться за хвост взрослого льва. Ну, технически, у него получилось - и Рагнар в который раз удивился тому, что вечно все пытаются сожрать его хвостик - и так уже кисточки нет, так нет же, надо, блин, до конца все сожрать. Впрочем, сейчас льву больно не было, да и забавно все таки наблюдать за тем, как играется ребенок. А вот то, что сделал Сева после того, как поел, удивило льва еще сильнее - мелкий притопал к нему, привалился к теплому боку Рагнара и, сладко зевнув, свернулся калачиком и вырубился. Почти на Рагнаре. Лев вообще не очень привык к таким вещам, поэтом он некоторое время шокировано рассматривал парня - последний, кто так спал у его бока, был Ред, будучи еще очень маленьким. Котята в прайде обычно сторанились хёвдинга, и старались не оказываться рядом с ним без своих родителей. Впрочем, это было вполне себе понятно - как ни как, старший воин прайда, да еще и самый свирепый из всех Нидхёгговцев, сам Фаер опасается его! Куда уж тут котятам...
— Надеюсь, что не теряю, — львица ухмыльнулась, продемонстрировав сломанный клык на нижней челюсти, — хотя порой теряю зубы и шерсть. Но противники теряют больше.
- Тебя и раньше было не просто завалить на лопатки, думаю, теперь ты стала еще сильнее. Ну или опытнее, - тихо сказал лев, стараясь не шевелиться, что бы не разбудить малыша, - славный малыш. Давно я с детьми не возился, Ред уже давно вырос, а сыновья... Мелькнули на горизонте и ушли оба в неизвестность, хотя, у Билла есть дети.
Лев, снова посмотрев на Севу, сам зевнул во всю свою зубастую пасть и, положив голову на могучие передние лапы, лег чуть по удобнее, но при этом опять постаравшись не задеть ребенка, и, немного помолчав, тихо сказал, обращаясь к матерой самке: - Давно интересно было, не ходит ли про моих гвардейцев слухов в прайде? Ты то все же ближе к обычным львам, чем я, при мне многие разговоры стихают. А то мы же редко едим в прайде, вот и думаю, неужели никто еще не понял, что мы едим не... Не только антилоп?
Замолчав, лев прикрыл глаза и, выровняв дыхание, казалось бы начал засыпать - хотя если самка хорошо помнила поведение своего бывшего мужа, она вполне могла понять, что это просто одна из его привычек - на самом деле, лев даже и не дремал, он просто валялся, отдыхая и обдумывая те вещи, которые беспокоили его - при этом Рагнар ухитрялся поддерживать разговор с окружающими его львами и реагировать на изменения в ситуациях - все таки на его жизни хорошо сказывался опыт и привычки, вбитые в голову льва  годы назад.

Отредактировано Рагнарек (1 Май 2017 02:12:48)

+2

157

Все было в порядке: Северин ел, торопливо упихивая в себя еду, Мисава снисходительно любовалась этой вдохновляющей картиной. Детеныши и без того растут быстро, но когда они переходят на мясную диету, то, кажется, их рост ускоряется еще раза в два. А Северин и без того был крупный малый. Пожалуй, самый крупный из ее детенышей.
Рагнар тем временем бесстыже льстил ей, насколько это вообще у него получалось. Матерая слушала его с той же снисходительностью, с которой взирала и на впившегося в свежее мясо детеныша: пусть себе щебечет, слушать приятно, но оба они знают правду. Может, Мисава и крепкий орешек, да только годы уже не те, еще три-четыре сезона — и, глядишь, седина на морде появится; странно, что до сих пор не появилась. А охотиться в одиночку стало уже не так просто, как прежде, и порой львица с затаенным ужасом признавала, что остается в прайде уже не из-за детенышей, которым нужна компания сверстников, а из-за того, чтобы иметь опору в случае чего.
Это вот "в случае чего" не давало ей покоя уже достаточное количество дней. Прежде львица бросалась в одиночные путешествия, как в воды океана, не особо заботясь о последствиях и не переживая о неудачах. Как могла, берегла собственную жизнь, порой ценой чьей-то чужой, и не задумываясь, бежала себе дальше. И все же с годами — лишь только тогда, когда почуяла возраст на собственной шкуре, когда суставы стали двигаться со скрипом, а поясница напоминала о себе все чаще, — стала осознавать, что прежде презираемый ею прайд вовсе не обуза, а поддержка. А самцы, которых она прежде терпела рядом лишь временно, могут защитить ее.
Впрочем, кто из нас в молодости не заблуждается. Говорить о своих ошибках вслух, впрочем, Мисава все равно не желала, и попробуйте-ка ее заставить.
— А больше детей не завел, что ли? — довольно бесцеремонно осведомилась львица, наблюдая, с каким умилением, будто на собственного, Рагнар взирает на облизывавшегося после сытной трапезы Северина.
Она-то сама не медлила, с момента, когда они с Рагнаром разошлись, как два волосатых корабля в море саванны, у нее было еще несколько самцов, и два помета, считая нынешний. Не так уж много, если задуматься. Но она все-таки самка, ей требуется время, чтобы выносить и вырастить свое потомство. Самцу куда проще: сунул, вынул — и можешь окучивать следующую. Конечно, Рагнар никогда не стремился заполонить саванну своими черношкурыми потомками, и тем не менее, матерая полагала, что уж одну-двух самочек после ее ухода он вполне мог бы завести.
Видимо, не срослось. Мысленно пожав плечами, — да ну и черт с ним, — львица сменила тему, благо Рагнар сам подкинул новую.
— Ты что, лохматый, — она фыркнула с оттенком презрения, — думаешь, я слухи по прайду собираю? Заняться мне больше нечем.
В общем-то, это было правдой: Мисава терпеть не могла пустословья, да и в прайде почти со всеми львицами установила ровные отношения, не более чем на уровне "здрасьте-до свидания", и если не считать Пат, к которой матерая относилась почти как к собственной дочери, и Хазиры, которую невозможно было оттащить от пятнистой, а потому пришлось ее терпеть, подруг у нее считай и не было.
— И давно ли это стало тебя беспокоить? — сварливо осведомилась львица, — если это кому не нравится — так пусть гуляет на все четыре стороны... а те, кто знает тебя и Фаера, могут и закрыть глаза на ваши милые семейные обычаи.

0

158

- Это не мои семейный обычаи с Фаером, это признак моего рода... Ну, хотя ты то знаешь, что мне тебе рассказывать, - лев неожиданно как то устало посмотрел на самку и добавил, - черт, оказывается, жить в прайде сложно. Сложнее чем одному, мы теперь отвечаем за всех. Давно я столько не убивал, как за последнее время - на границах совсем недавно стало относительно спокойно...
Лев тихо вздохнул, посмотрел на львенка и, ухмыльнувшись, так же тихо спросил Мисаву: - А где его отец? Как обычно, сделал дело и ушел, или ты его прогнала? Или еще что? Ну, в смысле, он не объявится как снег на голову, да?
Как не странно, матерому самца нравились дети, он любил с ними возиться и играть, часто учил многим вещам... Наверное, он был бы хорошим отцом, если бы Боги позволили ему воспитать хотя бы одного ребенка. Но Северные Боги были суровы к сыну Нидхёгга, волей случае он всегда был вынужден уйти - хотя это и должно было привести к спасению детей, да и проводило, в общем то, но осадок на душе оставался у всех - и это печалило темного льва. Подумав, он вытянул лапу, осторожно обнял мелкого и, еще помолчав, тихо сказал: - Может, отнесем его в пещеру? Мне, по хорошему, давно пора туда зайти - боюсь, Фаер переживает. Да и всегда не помешает проверить, что происходит в мое отсутствие среди воинов прайда...
Лев с ухмылкой посмотрел на бурую, а потом, тихо уркнув, вдруг ткнулся в нее мокрым носом, благо они были достаточно близко. Движение было быстрым, касание продлилось всего миг, но те, кто знал темного льва, понимали - это для него почти предел передачи чувств, северный воин никогда не был особо ласковым.

+1

159

Неожиданно Рагнарек разразился тирадой, в общем-то, ему не свойственной. Они все, черношкурые, не были особо болтливы: говорили немного и по делу. Матерая, впрочем, встретила неожиданную откровенность вполне стоически — в смысле, не рассмеялась Рагнару в морду, не покрутила лапой у виска и даже умудрилась сохранить какое-никакое спокойствие. Хотя удивил, да. Если не откровенностью, то количеством слов.
Резкая смена темы не пришлась ей по вкусу. Конечно, львица никому, — и в первую очередь самой себе, — не признается, что Грей умудрился-таки растопить ее ледяное сердце и заставил поверить в то, что в жизни есть что-то кроме бесконечного круговорота охота-сон.
Тем больнее было, когда его не стало. Матерая как-то лениво, будто нехотя, приподняла верхнюю губу, продемонстрировав черношкурому здоровенные желтые клыки.
— Не объявится, — наконец, коротко откликнулась она, привстав и вновь усаживаясь на место.
Спокойное, размеренное движение, будто мышцы затекли; однако же воспоминания заставили самку разволноваться, хотя, казалось бы, дело прошлое, и Грей давно уже забыт и померк в ее памяти. А поди ж ты, оказывается, можно еще вызвать его призрак к жизни и в полной мере ощутить укол суки-ностальгии.
Подумав, она хотела было объясниться — как-никак, старые отношения с Рагнаром значили для нее немало (хотя матерая, опять же, не признавалась в этом даже себе), — но все же промолчала. Ворошить старое не хотелось. Лишний раз вспоминать все это... Самцов у нее было немало. Вернее, они пытались. Но, будучи крупной и массивной, Мисава не сдавалась вот так запросто, и поскольку желающих покалечиться самому или покалечить ее было мало, они просто отступали, провожаемые ее презрительным рычанием.
Иногда ей казалось, что это она должна охранять границы. И, будучи свирепым бойцом, она сделает это получше, чем многие из прайда. Вот только бы несколько годиков скинуть, чтобы лапы шевелились поживее.
— Да, давай отнесем. Я понесу, а ты возьми козу, — прежде, чем Рагнар успел уточнить что-то по этому поводу, проговорилальвица.
И замерла на месте, скосив глаза на уткнувшегося в нее носом льва. Как давно он этого не делал, кажется, целую вечность — и сейчас этот почти незаметный жест всколыхнул в душе самки целую эмоциональную бурю.
Стара ты становишься, бурая. Стара и сентиментальна. Как это еще слезки на глаза не навернулись от всего этого.
Некоторое время они смотрели друг на друга: Рагнар — с непривычным для него теплом во взгляде; Мисава — в полном офигении. Затем, протянув лапу, матерая легонько ткнула льва в плечо: не ласка, но, возможно, ее обещание.
Но и о делах забывать не следовало. Окинув темношкурого долгим внимательным взглядом, львица осторожно сгребла задремавшего юнца, сонно пошевелившегося и обмякшего в ее пасти. Тяжел уже становится для того, чтобы таскать его подобным образом, но мать его, конечно, никому этого не расскажет. Пару лет назад она бы просто ткнула его в бок, чтобы проснулся и шел своими ногами, но... то ли и впрямь старость пришла, то ли общение с Рагнаром делало ее мягче и деликатнее.
----→ Пещера за водопадом

+1

160

Сева так удобненько и мягонько устроился у лохматого бока грозного льва их прайда Рагнара, что нырнул в крепкий детский сон сразу же и с головой. Еще бы, после плотного и очешуительно вкусного ужина в дрему клонит только так, особенно детишек. Вот и бурый котик не был исключением. Завернувшись в запах самца, холодный, напоминающий ранее-ранее утро, когда дневная жара еще не успела сменить ночную прохладу - Северин как-то раз ощутил это на себе, проснувшись пока все спали и улизнув ко входу в их пещеру - а еще отдающий какими-то резкими нотками, узнать которые львенок еще не мог, но они были чем-то похожи на те, которыми пахла добыча, только ... немного другие. Запах Рагнара совсем не походил на Мисавин: такой теплый, уютный, домашний и родной. Однако Северин все равно испытывал интерес к столь грозному самцу, он тянулся ко льву, наверное даже хотел бы походить на него - быть таким же уважаемым и устрашающим. Но Сева вряд ли когда-то будет уважаемым, взрослея он все меньше и меньше стремился к этому, а в янтарных озерках на морде все чаще плавали лукавство и хитрость. Это только пока, в силу детского возраста, котик еще ставил себе в кумиры "крутых и брутальных".

В общем бок пепельногривого очень приглянулся львенку и он его по-свойски оприходовал для сна. Что там дальше взрослые делали и о чем болтали - Севе было по барабану, главное чтобы такой тепленький бок не очень сильно шевелился под ним, а на остальное - апчихи , раза три. Но котика особо и не тревожили, поэтому он сладко дрых, лишь изредка дергая лапой, хвостом или ухом. Да еще пару раз всхрапнув, когда перевернулся пузом к верху.

А снилось Северину ... ох, чего только не снилось ... И яркие сочные луга с холмами, подобные этим, и какие-то другие, все в белом непонятном одеянии, и стада антилоп, и Мисава, и Рагнар. И все это так чудно и забавно переплеталось в еще детском и наивном сознании ребенка, что взрослый, оказавшись в его сне, наверное ни черта бы не понял. А вот для Северина все было очевидно. И очень даже ничего. Больше всего ему понравился сон, где он катался верхом на Рагнаре, а потом прыгал то с его спины на Мисавину, то обратно.

И вдруг, как раз в тот момент, когда он летел на родненькую площадку для приземления в виде  мамкиной шерсти на ее спине, что-то бесцеременно ухватило мелкого шкодника за загривок и потянуло вверх, отчего у Северина с неожиданности все органы чуть ли не в глотке застряли.

-Мяяяуррр, -  сонно пискнул львенок, разлепив один глаз.

Однако тут же запоздало понял, что это всего навсего Мисава потащила своего сыночка куда-то. А куда … да и не важно. Северину было достаточно знать что он рядом с мамой, так что котик обмяк сонной тушкой в пасти матери и снова задремал.

>>>> c Мисавой

0

161

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

162

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Холмы