Победитель конкурса "Лучшая анкета"-2015!


Вид:
Аф­ри­кан­ский лев

Имя:
Вуду.
Имя не склоняется.
Имеется прозвище "Подруга Гиен" – как-то ладилось у нее общение с этими хищницами. Они нравятся ей куда больше сородичей.

Пол:
Самка

Принадлежность:
Оди­ноч­ки

Возраст:
Матёрая

Внешность:
Тут гены и сытая жизнь не подкачали. Вуду представляет собой крупную, сильную и выносливую львицу песочной масти. В числе особых примет ее внешности узкая белая полоса, идущая вдоль хребта, начинающаяся на лбу и заканчивающаяся на крупе, близко к основанию хвоста. На морде чернеют темные, цвета горького шоколада подпалины. Шерсть короткая, гладко прилегающая к телу. Брюхо, морда, пальцы и внутренние поверхности лап светлее остальной шкуры аж до бледно-кремовой белизны. Бела и кисточка на хвосте. Исчерна-карие, полные смешливых золотистых искр, глаза львицы всегда скучающе полуприкрыты. Если приглядеться, то видно, что нижняя губа скорее темно-коричневая, чем черная, и немного толще обычного. Нос, как и подушечки лап, розовый.
У каннибалки изящная, узкая морда, а благодаря нечастым (1 штука) родам не успевшая поистаскаться фигура по сей день сохраняет притягательность для самцов. Походка этого чудовища нетороплива и размеренна, движения легки почти как у молодой самки. Портят эту красоту разве что застарелые шрамы и безбожно изжеванный загривок – кожа в том месте бугристая, изрыта рубцами, шерсть на холке по большей части отсутствует проплешинами, торчит лишь кое-где. Когда знахарку спрашивают насчет этого мелкого, но неэстетичного увечья, вместо того, чтобы поведать собеседнику морозную былину, она только мечтательно вздыхает чему-то своему.
Голос Вуду меняется в зависимости от настроения, и услышать от нее можно многое – от хабалистых насмешек и ругательств до мудрых и кучерявых речений. Будучи в добром расположении духа она не говорит – пропевает и мурлычет, но когда она в гневе, низкий, вибрирующий и неприятно трескучий, очень мужиковый рык сквозит в каждом покидающем ее глотку звуке.

Характер:
Ужасающий, ни больше и ни меньше.
Вуду своенравна, расчетлива, властолюбива, цинична, агрессивна, злоехидна, нахальна, мстительна, корыстна, лжива, горда, а еще ест детей и не дура употребить вещества. Положительные черты, конечно, у нее тоже имеются. Но, как говорится, где-то очень, очень глубоко.
К таковым можно причислить чувство юмора и периодические вспышки доброты и общительности. В такие моменты замкнутую и раздражительную Вуду даже можно назвать приятной личностью. Если вам удастся застать ее в правильном настроении, она охотно поделится опытом, советами и крутыми историями – но упаси вас котецкий бох нарушить ее уединение тогда, когда не следует.
Она весела, любит развлечения, а еще очень любит процесс изготовления львят (положительна ли эта ее черта – решать вам).
Мозгами кошатский боженька её не обделил. Каннибалка эта – львица умная и хитровыделанная, вдобавок обладающая мощной интуицией, помогающей ей ориентироваться в сложных и непонятных ситуациях. Будучи видавшей виды и проницательной особой, она без труда читает в душах, тогда как сама знатная актриска – при возникновении такой нужды держит свой характерец в узде и даже может улыбаться и махать, благодаря чего репутация у нее незапятнанная  почти везде, где бы она ни обитала какое-то время. Однако, с учетом того, что она полубезумная каннибалка, насчет мозгов утверждение все же спорно. Тем не менее, она проявила себя как неплохая мать, воспитав в одиночку двух дочерей. (Что она там навоспитывала – эт уже совсем другой вопрос).
Хотя эта каннибалка и довольно умная баба, есть у ней одна идиотская привычка. Время от времени она творит какую-то дикую (подчас опасную для жизни) хурму – и притом без каких-либо целей и причин. Чисто потому, что может. Потому, что так велит ей ее левая пятка. Ради самого процесса. Just for the hell of it. Более того, она умудрилась передать сию мозговую вавку младшей дочери.
Отношения к обычаям, законам и догмам? Puh-lease. Большую часть всего этого ренегатка вертела на хвосте, уважает и следует она лишь немногим запретам. Вуду предпочитает свои правила, сугубо практичные и играющие на пользу её шкуре. Вкратце их представляет нехитрая формула «закон - саванна, прокурор - или я, или тот, кто сильнее и умнее». Ее главное кредо – «Carpe diem» – «лови момент».
Несмотря на то, что является шаманом, Вуду атеистка и не верит в существование Айхею. Сказание о нем представляется ей откровенной глупостью, к вере гиен в Ро'Каш она немногим более снисходительна. В целом, возможности существования божества или нескольких она не исключает. В конце концов, она сама не прочь заделаться одной из них.

История:
По роду деятельности Вуду знахарка и шаман. Правда, область приложения ее талантов все реже касается того, чтоб принести окружающим что-то хорошее.
Происходит эта чудовищная женщина из старого рода, в котором нередко рождались шаманы – их обыкновенно отмечала белая полоса на спине. По этой причине вопрос «чем я хочу заниматься по жизни» перед ней сроду не стоял – ей еще в ранней юности подыскали наставника из дальней родни, который обучал и воспитывал ее. Наставником он, впрочем, оказался так себе – маленькая львица задавала множество вопросов, не на все из которых он мог найти вменяемый ответ. Вуду была неудовлетворена.
Это недовольство и стало причиной тому, что она начала поначалу втайне, а затем и не особо скрываясь якшаться с гиенами, изгоями и одиночками – а среди тех порой были шаманы, которые давали ей свои ответы, отличные от того, чему учил ее наставник, а за некоторую цену или услугу могли и научить новому. Амбициозная и предприимчивая, Вуду видела в шаманстве отнюдь не долг или призвание, а оружие, инструмент, и потому приняла для себя решение не полагаться ни на тех, ни на этих, а просто накапливать познания и использовать их для своей выгоды, единолично решая, что правильно и что дурно. Но к какой же пользе для себя ей следовало стремиться? Лечить, гадать, помогать, как любой прайдовский шаман, избрать себе льва и растить детенышей? Мелко. Скучно. Она уж точно была достойна статуса королевы – и она думала отнюдь не о том, чтобы вынашивать потомство самого главного кота на таком-то клочке земли. Она жаждала власти, поскольку сладкое ощущение могущества и превосходства манило ее несравнимо больше жизни, ждавшей всякую львицу… Но даже держать в лапах судьбы живущих в той мере, в которой это доступно для шамана, представлялось ей слишком обыденным, ничтожным жребием, который, к тому же, конечен.
Вуду хотела куда большего.
Вуду хотела властвовать над жизнью и смертью, стать госпожой собственной судьбы – ведь тогда в ее распоряжении было бы все время мира, а уж она-то сумела бы распорядиться им с предельной пользой.
И тогда она стала искать способ продлить свою жизнь. Вскорости она пришла к выводу, что здесь действует механика, схожая с поддерживающим жизнь в теле питанием… Только пожирать следует себе подобных, и в ходе ритуала, чтобы поглощать не только плоть львов, но и саму их жизнь.
Запреты не удержали ее от вступления на скользкий путь. Новое блюдо в диете пришлась Вуду по нраву, хоть дела с добычей и обстояли ох как напряжненько. Прайд пришлось покинуть, что вполне ее устраивало – молодая львица и раньше подумывала о путешествиях. Бродячая жизнь устраивала ее: ведуны и целители нужны везде и всем. Раненым и заболевшим, бездетным и чрезмерно плодовитым... Везде Вуду встречали с распростертыми объятиями, всегда она могла рассчитывать на угощение и почет.
…А еще она провожала мертвых в последний путь. Свежие даже были ей по вкусу.
…И иногда она помогала многодетным матерям не только предотвратить появление лишних ртов, но и от них избавиться (самое то).
Заблудившихся или ушедших слишком далеко от дома детенышей она полагала лишними ртами априори (надо ли вообще о столь очевидном говорить).
Со временем она заметила, что втянулась в поедание львятинки куда сильней, чем предполагала вначале, и даже стала испытывать нешутейную потребность в ней. Но в своих действиях Вуду была осторожна, очень осторожна – она ведь прекрасно понимала, что с ней сделают, если истина о ее наклонностях станет известна. В тех местах, где она задерживалась подолгу, она пользовалась почтением, зато уходя в далекие странствия превращалась в подлинный бич, пожирая молодняк, имевший невезение встретиться ей на пути без присутствия свидетелей. Мишенями ее охоты становились не только львята: в погоне за чужой жизненной силой Вуду не щадила никакую другую кошку. И все же, ей не могло везти бесконечно – однажды она попалась на горяченьком, и не просто какому-то мимокроку, а разъяренному Сэйтану, которого уже порядком огорчали ее набеги за ЖРАТ в его уютненькие земли. Как ни странно, эту встречу она пережила, отделавшись всего-навсего шрамами и ушибами (а еще изуродованным загривком, приятными впечатлениями и двумя дочерьми). Львица разумно решила больше в те места не возвращаться, а детенышей – так, для разнообразия – не вытравила на раннем сроке, сочтя, что те могут еще пригодиться в хозяйстве.
Нет, не в качестве запаса протеинов на черный день.
Скучно ей было, хотелось новизны. Та самая идиотская привычка плюс приятные воспоминания плюс инстинкт материнский по мозгам жахнул.
Эти два комочка, кровавый и золотистый, ей даже понравились, так что шаманка не жалела о сделанном выборе. Младший детеныш унаследовала ее белую полоску, старшая – дитя с кровавой шкурой – оказалась отмечена черной. В ее роду прежде такого не наблюдалось. Что это означало, Вуду так и не сумела разгадать, и вскоре загадка старшей львенки перестала ее тревожить. Благодаря долгам за многочисленные услуги, оказанные ею жителям саванны, мать-одиночка не испытывала особых материальных проблем, выкармливая двух вечно голодных девок.
Этот период ее жизни можно было бы назвать самым спокойным и приятным, если б только не неуемная жажда плоти себе подобных, которая обострилась и начала донимать львицу особенно сильно, и в конце концов расколола-таки ее маленькую семью. Под конец эта болезненная потребность стала принимать форму приступов помутнения рассудка, и однажды потерявшая контроль над собой Вуду попыталась обманом провести над своей младшей дочерью ритуал, пообещав той инициацию. Вероятно, она сожрала бы подростка, да ту спасло своевременное появление сестры. Взявшая рост от отца, юная Кримсон сумела атаковать  обезумевшую шаманку, успешно отвлекая ту от черного дела, после чего сестры сбежали куда глаза глядят от раненой Вуду, оставив маменьку-каннибала наедине с мрачным осознанием и растрепанными чувствами. Сочтя едва не содеянное ужасным грехом (да, даже у столь нечестивого создания может прорезаться намек на совесть), в дальнейшем она предпочла не заводить более потомства.
Да и квест свой – бессмертие – она в списке приоритетов поставила куда выше материнства, чо уж там.
Ошибалась ли в своих ужасающих догадках полуспятившая знахарка, была ли верна ее безумная идея – покажет время. Но, судя по неослабевающему вниманию самцов, и в свои матерые годы шаманка способна дать фору молоденькой самочке.

Цель персонажа в игре:
Достижение бессмертия – лишь первый шаг на ее пути, все последующие принадлежат отдаленному будущему. Приступы тяги к каннибализму оказались большей проблемой, чем она могла предположить, а потому неплохо бы отыскать средство, могущее вернуть ей власть над собственным поведением. И, может быть, ей хотелось бы отыскать дочерей… или нет.

Связь:
Личечка же.

[chareditor=8590dc48e9dd9b40ffe8]Не удаляйте эту строку![/chareditor]