Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Восточный берег реки Зубери


Восточный берег реки Зубери

Сообщений 31 страница 39 из 39

1

Устаревшая информация о локации

http://i003.radikal.ru/1507/a6/d2f921f35b38.png

Река Зубери берет свое начало у Большого водопада и протекает к западу от Килиманджаро, служа естественной границей между владениями двух соседствующих прайдов. Из-за своих скромных размеров, она может быстро пересохнуть аж до самого дна, и с той же легкостью заполниться дождевой водой, буквально за несколько часов выходя из собственного русла. Ее течение гораздо сильнее и стремительнее, чем у реки Зимбабве, а берега более крутые и обрывистые, но не такие опасные, как у реки Мазове.


1. В настоящий момент, река вышла из берегов и затопила окрестные земли, размыв почву до состояния жидкого болота. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте, бою и поиску целебных трав.

2. Стремительный поток чрезвычайно опасен, и вдобавок несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п.. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

3. Обрывистые берега реки также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-1"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

4. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Сердецей, Дурман, Мелисса (требуется бросок кубика).

В настоящий момент, весь восточный берег Зубери охвачен пламенем пожара! Вода в реке также ведет себя очень неспокойно: ее сильно нагретая (но не обжигающая) поверхность бурлит от подземных толчков и падающих в нее каменных обломков, исходя густым едким паром.


Любой пришедший сюда персонаж получает антибонус "-1" к любым своим действиям, а также антибонус "-2" к попыткам пересечь реку вплавь (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик"). Кроме того, он чувствует недомогание и рискует потерять сознание уже спустя десять постов!

0

31

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Ари атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+6

Бросок

Итог

6 + 6 = 12

12

Абсолютная удача: персонаж выигрывает/выполняет миссию без единой травмы или увечья.

Наконец-то! Ари удается вцепиться в горло антилопы, тут же с силой сдавив его челюстями. Ньяла хрипит и пытается вырваться, но все ее попытки тщетны. Вскоре животное умирает. Охоту можно считать завершенной.

+1

32

Вторая в жизни настоящая охота преподнесла юной самке не только неожиданное торжество, но и болезненный урок – к полнейшему шоку той, о каком-либо печальном исходе своего броска и не помышлявшей. Самоуверенность на волне первого успеха так вышла ей боком, или же неопытный подросток допустила оплошность из-за не позволяющей связно мыслить и рассчитывать действия головокружительной спешки? Разобраться в этом она попросту не успела: вот только она в последний раз с силой толкнула задними лапами почву, готовясь на излёте высокого прыжка всадить когти в бока спасающегося бегством травоядного, совсем близкого, торопливо хромающего почти что вровень с ней… Всё вроде бы было в порядке, но сопротивляющегося тела добычи в положенный миг она под собой не ощутила. Сех только и смогла, что с круглыми глазами и непроизвольно вырвавшимся у неё рыком подготовиться к падению. Неловко бухнувшись в траву, львица пошатнулась на длинных лапах, но кое-как устояла; она и не заметила, что рядом с местом её приземления шлёпнулся кто-то ещё – а именно, невольная холоднокровная подмога. Хватанув пастью воздух, опомнившаяся хищница сообразила было развернуться к оставшимся за её спиной Номусе и антилопе, и в этот самый момент её бедро полоснуло нежданной болью.

Зеленоглазая даже не поняла, что стало причиной рези в лапе. Сипло и недоумённо полукрикнув-полувзревев, она инстинктивно сделала несколько коротких скачков прочь от ньялы, и лишь спустя пару секунд вспомнившаяся охота заставила её обернуться, болезненно кривя мордашку, и замереть на месте, как вкопанная.

Доставившая охотницам столько проблем антилопа надсадно хрипела и время от времени напрягалась в попытке найти лапами опору, чтобы снова встать. Благо, делать это в надежной хватке королевы прайда ей оставалось совсем недолго. Шансов вновь сбежать у травоядного попросту не было: помимо Ари его удерживала своим весом горделиво подмигнувшая в ответ на взгляд товарки Номуса. Но если бы вдруг, каким-то чудом, иссякающие силы и воздух и не подвели самца, прочие охотницы не дали бы ему убраться живым.

Судя по всему, помощь запыхавшейся Сех более не требовалась. Весьма смущенная как своим обидным промахом, так и раной, бурая позволила себе рассесться, чтобы изучить (и облизать) украсившую её шкуру алую полосу царапины, которая, если подумать, не так уж и болела. Параллельно сему занятию молодая кошка напрягала свой несовершенный слух, ловя малейшие звуки расправы, и едва ли не считала секунды до того мига, как цепляющаяся за жизнь антилопа окончательно утихнет. С последней судорогой рогатого зверя подошла к концу и охота, и несмотря на зудящее бедро, львица поймала себя на незнакомом прежде умиротворении. Расслабленность, ликование и довольство охватили её: сегодня вечером, а может, и завтра тоже, их огромная семья будет сыта – в том числе и благодаря её вкладу в общие усилия! Конечно, она промахнулась в конце, да еще и слегка поранилась, но… аргх, она могла проявить себя и хуже. По крайней мере, она не оказалась совершенно бесполезной, и наконец-то можно толком перевести дух перед тем, как оттащить добычу к тем, кто так её ждёт...

Воспоминание об ожидающей своей доли в одиночестве Шайене как рукой сняло с подростка и изнеможение, и эйфорию. Игнорируя протесты ноющих от усталости лап, да и всех остальных частей тела, которым теперь только бы пребывать в блаженной неподвижности, самочка подковыляла к королеве и сбивчиво обратилась к ней, склонив голову – не столько из всколыхнувшейся в ней робости, сколько от переизбытка событий, в том числе и сегодняшней охоты.

– Ар… то есть, Ваше Величество… Если это не слишком большая просьба с моей стороны – нельзя ли нам поспешить вернуться?

Едва долговязая вымолвила это, как оказалась удостоена сразу нескольких недовольных взглядов от прочих охотниц. Похоже, старшие рассчитывали на более основательную передышку перед тем, как взяться за новую работу – тащить основательно весящее травоядное к отнюдь не близким логовам… Естественно, непрошеная инициатива младшей особи их не обрадовала. Тушеваться и давать заднюю, впрочем, было поздно, и темношкурая, проглотив волнение, рискнула добавить к своей просьбе: – Если моя мать больна, то ей необходимо как следует поддерживать силы. Она наверняка голодна теперь.

+3

33

Чёртова ньяла!

Львица вложила всю свою злость, ярость и раздражение в этот укус. Желание как можно скорее прикончить никак не желающего умирать самца едва ли не переливалось через края. Суженные зрачки, прижатые уши, поднятая верхняя губа, оголяющая не только острые клыки, но даже дёсны. Будь это мультфильм, Ари пририсовали бы пар из ноздрей, как у разъярённого быка — для пущего антуража. Но главным было то, что все её действия, наконец, дали нужный эффект — острые зубы тут же проткнули красно-коричневую шерсть самца, и в пасть хлынула горячая кровь.

В пылу азарта, а заодно и чтобы с двухсотпроцентной вероятностью убедиться в том, что травоядное мертво, охотница ещё какое-то время продолжала крепко держать шею ньялы, изредка издавая рычащие звуки, но в конце концов отпустила её, хоть и с долей неохоты. Приводя дыхание в порядок, королева огляделась — двое из охотниц едва держались на лапах, а тела их от и до были покрыты пылью, поднятой с земли; ещё одна самка, навалившаяся на травоядное в конце, дышала тяжело, но, кажется, была в порядке. Всё обстояло чуточку хуже с Сехмет — та зализывала рану (или царапину?) на бедре. Проведя языком по губам, чтобы убрать хотя бы часть крови, уже капающей с подбородка на землю, Ари двинулось было в сторону молодой самки, как её окружили подошедшие сопрайдовцы, урчащие от удовольствия во всех тонах. И ведь было, чему радоваться! Они сегодня хорошо потрудились, и еды хватит на всех.

Буквально на полминуты отвлёкшись на всеобщую радость, уже совсем скоро Ари вновь обратила своё внимание на Сех. Вернее, та заставила королеву обратить внимание на себя.

Ари, — с улыбкой поправила она юную львицу. Конечно, в жизни прайда были определённые моменты, когда ситуация требовала обращения “Ваше Величество”, но охота, во время которой все были на равных, явно не относилась к этой категории. — Безусловно, — тут же добавила она, мигом посерьёзнев и не обратив внимание на недовольные взгляды старших львиц. Возможно, она не могла в полной мере понять переживания Сехмет по поводу больной матери, но отдалённо представляла чувства зеленоглазой самки. Удерживать её сейчас было бы кощунством. — Мы сейчас же отправляемся к пещерам,Несмотря на усталость,но ты можешь идти вперёд, чтобы справиться о здоровье матери.

Отдохните пару минут и несите ньялу в логово, — добавила она, переведя взгляд на охотниц. Она прекрасно понимала, сколько сил потратили львицы и почему они были так недовольны, но солнце уже стояло высоко над горизонтом, а спускаться со склонов они начали ещё ранним утром — группа давным-давно должна была вернуться с охоты, и заставлять прайд ждать пищи ещё дольше Ари не хотела. — Я вернусь за зеброй и догоню вас. Надеюсь, — конечно, тащить одной целую тушу было не в пример тяжелее, чем делать это втроём, но у королевы, похоже, сил было больше, нежели у её сопрайдовцев.

***

Чего, а вернее кого не ожидала она увидеть рядом с ранее пойманной добычей — это варана. Остановившись, Ари во все глаза глядела на рептилию, не сразу поняв, в чём тут дело, но довольно скоро “пришла в себя” и за пару шагов преодолела разделявшее их с Куфу расстояние. Только сейчас, увидев одиноко лежавшую посреди саванны зебру и начинающих парить над ней стервятников, львица осознала: оставлять пойманную добычу без присмотра было, признаемся честно, не лучшей идеей. В следующий раз надо будет всё получше обдумать, прежде чем кидаться на подмогу сопрайдовцам, не припрятав при этом свою жертву. Ведь утащи эту зебру те же гиены и не поймай львицы ньялу…

Спасибо, — с благодарностью склонила она свою голову перед Куфу. Конечно, вряд ли варан — даже такой крупный — смог бы отогнать группы гиен, шакалов, львов и других хищников, желающих подкрепиться бесплатным свежепойманным мясом, но Ари искренне приятны были внимание и забота, оказанные её другом. Да, пожалуй за эти пару встреч Куфу уже вполне можно было называть другом.

Расскажи лучше, как ты по…

Ари! АРИ!!!

Львица и варан инстинктивно обернулись на окрик — со всех лап в их сторону бежала Номуса. Глаза её были огромными от страха, и сердце бывшей одиночки невольно ушло в пятки — что-то стряслось, и это “что-то” было явно не рядовой ситуацией, а чем-то серьёзным.

Беда… Трандуил… На поляне… Змея… — задыхаясь от быстрого бега (они вообще смогут сегодня получить хотя бы капельку отдыха?), Номуса выдавала информацию порциями, и при том не связанными между собой. Во всяком случае, объятый страхом и паникой мозг Ари отказывался связывать эти слова друг с другом в какое-нибудь логическое предложение.

Номуса, успокойся, — хоть львица и старалась держать себя в руках, в её голосе явно слышалось волнение и нетерпение, желание поскорее узнать причину паники, — и расскажи всё по порядку.

Мы прошли всего несколько метров, когда увидели бегущую в нашу сторону Нихет. Она искала тебя — на поляне случилась какая-то беда. С Трандуилом. Я, я не очень поняла, — от волнения речь самки стала сбивчивой, — его то ли укусили, то ли ужалили… Но там что-то серьёзное! Они не стали бы искать вас с Нари просто так!

В этот момент земля ушла у Ари из-под лап. Голос Номусы теперь казался каким-то посторонним шумом, не несущим большого значения, а сама самка буквально застыла, глядя в одну точку отрешённым взглядом — не то пыталась переварить информацию, не то не могла поверить в сказанное. Она бы, возможно, сидела бы так ещё с минуту, а то и две, если бы не получила пинок под зад чешуйчатой лапой — переведя взгляд на такую же охваченную паникой Куфу, королева недоумённо глядела на варана.

Чего-то ты тут расселась, мать?! Беги! — поднявшись на задние лапы, передними варан упёрся в спину самки, как бы подталкивая её. — Ну же, поднимай своё чёртов зад и беги!

Это послужило хорошим толчком. Как будто вдруг внезапно всё осознав, Ари вскочила на лапы и кинула быстрый взгляд, полный страха, на Номусу:

Забери зебру. Прости, что скидываю это на тебя, — и тут же сорвалась с места, ракетой помчавшись в сторону вулкана. Она ведь отлучилась совсем ненадолго! Что за этот небольшой промежуток времени могло случиться с их сыном?!

---------------

>>> Дикие пещеры >>> Каменная поляна >>>

Отредактировано Ари (3 Июн 2017 04:29:45)

+4

34

В ожидании ответа под досадливыми взглядами старших охотниц пролетающие мгновения казались долгими-долгими. Сех, хоть и не желала падать духом раньше времени, внутренне приготовилась оказаться поставленной на место на виду у всего отряда – а разве иного следовало ожидать юной самке, решившей помешать заслуженному отдыху львиц? Однако, вместо укора её просьба совершенно внезапно была встречена тёплой улыбкой. Королева отмахнулась от своего законного титула, тем самым изрядно сконфузив Сехмет, но изумрудные глаза уставившегося на светлую кошку подростка блеснули надеждой: бурая поняла, что ей не будет отказано ещё до того, как услышала вердикт.

— Мы сейчас же отправляемся к пещерам, но ты можешь идти вперёд, чтобы справиться о здоровье матери. — Крылся ли секрет в сочувствии Ари, такой отзывчивой по натуре к чужим тревогам, или просто после вылазки супругу короля саму отчаянно влекло домой, к дожидающемуся матери потомству? Темношкурая не знала, что побудило их предводительницу рассудить именно так, как рассудила, но забивать этим голову не стала – только радостно закивала, не сумев удержаться от неправдоподобно широкой и глупой улыбки. Даже слова благодарности не сразу пришли ей в голову и на язык.

– Огромное спасибо вам! Я… завтра я буду охотиться гораздо лучше, я обещаю! – львица попросту не могла совладать с переполнявшей её благодарностью, и что ещё у неё было, чем она могла ответить на снисхождение новой королевы? Но тратить драгоценное время на то, чтобы рассыпаться в уверениях признательности было ни к чему, и Сехмет, встряхнувшись, трусцой припустила вдоль извилистого течения Зубери. Остановившись, чтобы перехватить несколько жадных глотков – Айхею, как всё-таки пересохло в горле от сегодняшних гонок с травоядными! – она начала постепенно удаляться от обрывистого края берега, заставляя сухощавые длинные лапы мельтешить настолько бойко, насколько те были согласны после коротенькой передышки. Саднящая «производственная травма» с упорно пекущим спину солнцем и вознамерившейся незаметно обернуться измождением сил усталостью какое-то время не могли заставить её сбавить темп бега, но в конце концов шумно отдувающаяся львица смирилась с необходимостью перейти на более щадящий аллюр. Впереди, возвышаясь седой макушкой над саванновым редколесьем, спешащую домой кошку готовилась встретить каменная громада родного пристанища, а с ней, если повезёт, и успокоение – всего-то и нужно, что как можно скорее достичь склонов, где мама…

Чей-то запыхавшийся оклик выдернул зеленоглазую из, пожалуй, слишком уж глубокой погружённости в собственные думы. Юная охотница плавно убавила ход и повернула голову на знакомый ей голос и приглушаемый зеленью топот, который её уши смогли различить только сейчас. Обладательница вышеозначенного голоса (и топота), взрослая самка и мама Номусы, напротив, поддала скорости и подбежала к остановившейся Сехмет. Та поприветствовала старшую львицу, растерянная и даже порядком озадаченная мрачным выражением морды обычно добродушной сопрайдовки.

– Нихет? Что с вами, вы выгля… – выразить обеспокоенность видом взмыленной и страшно, по-настоящему страшно чем-то огорчённой львицы ей не удалось. Та вперилась в неё каким-то жутким, отчаявшимся взглядом и оборвала реплику бурой требовательным и резким вопросом: – Где Ари?.. Она должна быть вместе с охотницами, где они?..

Это было что-то безотлагательное. Она поневоле попятилась на пару шагов, напуганная тем, чего не знает. Судя по тому, как захлёбывалась в попытках отдышаться чем-то разбитая душевно самка, она спешила к королеве со всех лап. "Что-то дурное случилось дома".

– Они все у реки, с добычей!.. Что случилось?! – Сбивчиво протараторила темношкурая, с каждой секундой всё более и более поддаваясь панике, будто чумой заражаясь ей от взбудораженной каким-то неясным происшествием Нихет. Но тут её пугающее неведение завершилось.

– Принца Трандуила ужалила змея!

"Змея?.." – от этих слов оцепеневшая Сех вздрогнула, словно что-то вдруг кольнуло её саму. И почему-то первая её мысль была о зелёной помощнице, без единого слова признательности позабытой там, у Зубери – только потом до неё стал доходить весь полный смысл невероятного услышанного. Да, невероятного – потому что как ты можешь сходу поверить, что стоило тебе отлучиться из прайда на одну-единственную охоту, что-то плохое, тем более опасное ранение или смерть, произойдет с одним из детей короля? Во все испуганные глаза глядя на Нихет, подросток помотала головой, как будто хотела что-то отрицать.

А этот принц ведь был сын Ари…

"Ох".

Почему-то она не сразу сообразила, что ещё означает скорбная весть: а означает она не только гибель еще одного, и совсем маленького члена прайда, но и то, что добрая и участливая, вот только что заполучившая симпатии бурой самочки королева потеряла сына. Нет-нет, ей было жаль и Нари тоже, но… за проявившую сочувствие к ней Ари Сехмет стало одновременно обидно, больно и страшно. Так, что на глаза навернулись слёзы.

Нихет смотрела в сторону, переводя дух, а затем, собравшись с силами, двинулась к реке, в ту сторону, откуда бежала Сех, теперь стоящая понурив голову и опустив круглые ушки. Как несправедливо было случившееся! Но… погодите-ка, ведь она не успела спросить, умер ли от укуса принц! Дикая надежда – может быть, малыш просто болен и сумеет с помощью лекарей преодолеть действие отравы? – встряхнула и подхлестнула почище хорошего шлепка поддавшуюся было унынию самку. А змея, ядовитая ползучая тварь, которая подобралась к детям? С ней ведь уже было покончено? Очередное пришедшее с задержкой осознание: "Это мог быть кто-то из моих братьев!!" – окатило самку новой волной липкого ужаса. Длиннолапая вскинула голову, зыркнула вслед удаляющейся львице, провожая её взглядом, и возобновила свой путь к логовам семьи заторможенными первыми шагами, быстро перешедшими в резвую опрометь.

Нечего стоять без дела. Так она точно не узнает, насколько всё плохо и что именно произошло дома. И без того её не было рядом с братьями слишком долго – день почти прошел, небо уже начинало алеть.

------→ Каменная поляна.

+4

35

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"4","avatar":"/user/avatars/user4.jpg","name":"Фалечка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user4.jpg Фалечка

...никто не заметил, когда чистое звездное небо на вулканом успело затянуться странной формы облаками — отдаленно напоминающими кучевые, насыщенного фиолетового цвета, с мелькающими тут и там голубоватыми разрядами молний. Создается впечатление, будто сама гора ожила, начав исторгать из себя внушительных размеров столб дыма... Пока что это не кажется страшным, или опасным, скорее, наоборот: зрелище ярко переливающихся грозовых туч чарует и завораживает своей необычной красотой. В то же время, откуда-то из-под земли начинает раздаваться мерный, раскатистый гул, то плавно затихающий в глубинах горной породы, то вновь незаметно усиливающийся и тяжело давящий на слух. Почва под лапами кажется непривычно нагретой, хотя, по идее, давным-давно должна была остыть; кроме того, если ненадолго замереть на одном месте, можно почувствовать своего рода вибрацию, или даже мелкую тряску. Мелкие животные все куда-то попрятались, а может, ушли. Птицы огромными встревоженными стаями поднимаются над шелестящими древесными кронами, оглашая местность своими пронзительными голосами — кажется, их что-то сильно напугало. В воздухе пахнет гарью.

0

36

----→ Саванновый лес

Надо отдать львенке должное: скорость у нее была что надо. К тому же, она получила фору: пока Нео беседовал с ее опекуншей, пока соображал, в какую сторону побежать... К тому же, не пройдя и пары сот метров по саванновому лесу, он умудрился потерять след. Вряд ли Сиара намеренно хотела ввести его в заблуждение (и совсем не его, если уж на то пошло — ведь он не был ее опекуном и не собирался тащить ее в логово и докучать ей нотациями на тему того, как должна вести себя львица ее возраста. Нео и сам терпеть не мог это слово. Соответственно. Соответственно! Как будто это что-то объясняет!), но на ее пути попался извилистый ручей, который пришлось пересечь. Если бы не следы лапок на влажной земле, черногривый мог бы долго изучать берега — запах Сиары остался и на одном берегу, и на другом, а куда именно она пошла, и не побежала ли по руслу, как порой делали хищники помельче, намереваясь сбить со следа преследователей, понять было трудно.
Но тут уж не перепутаешь. Самец затормозил, ткнулся носом в следы, изучая их. Снова пахнуло свежим и сильным запахом львенки. Это совершенно точно была она — и он с удвоенным энтузиазмом припустил за ней.
Лапки у Сиары были меньше, но перебирала ими она, похоже, довольно быстро. Пробежав метров триста, Нео перешел на размашистую рысь, экономя силы. Рано или поздно и девочка тоже устанет и будет вынуждена притормозить... но лев знал, насколько упрямым может быть обиженный и расстроенный ребенок, так что обманывать себя тем, что он вот-вот ее догонит, не стоило.
Лес поредел; деревья постепенно стали ниже, сменились кустарниками, а затем Нео, к своему удивлению, влетел в жидкую грязь. Едва заметная тропинка, по которой он бежал, пропала без следа. Впереди была Зубери, но не та река, которую он помнил из детства, а совсем другая, неприветливая, вздувшаяся и бурлящая. Впереди бушевала стихия. Бурный поток нес с собой крупные ветки и бревна, пару раз самец увидел, как с берега срываются и исчезают под водой довольно крупные камни. Подходить близко было делом небезопасным.
— Сиара! — наконец, прорычал лев.
Звук его голоса быстро утих, заглушенный шумом воды и ворчанием, доносящимся откуда-то издалека. Глянув под лапы, Нео обнаружил, что его собственные следы моментально сгладились. Жижа, по которой он ступал, была плохим подсказчиком, и теперь найти убежавшую львенку будет куда труднее.
Это если она по неосторожности не подошла к реке слишком близко. Черногривый повел носом, но ветер изменился, и все, что почувствовал лев — это запахи влаги и тины.
— Сиара! — снова завопил он, осматриваясь и решая, в какую сторону пойти.
На миг в его голове промелькнула мысль, что если ее мать пропала именно здесь, то он, кажется, даже знает, где именно. Сделав неосторожный шаг, Нео почувствовал, как почва под ним поехала куда-то вперед, в сторону реки, и, извернувшись, скакнул в сторону, забрызгавшись с головы до ног и в довершение всего этого шлепнувшись на задницу. Но, по крайней мере, он был на твердой земле. Если Шелин что-нибудь отвлекло, она могла точно так же уехать в реку и утонуть... И Нео совершенно не хотелось, чтобы Сиару постигла та же участь.
Он позвал еще несколько раз, всякий раз после зова умолкая и вслушиваясь, не услышит ли ответный крик. Ответом ему было лишь глухое урчание, казалось, прямо где-то под лапами.
Самец внимательно глянул на жижу. Та дрожала мелкой дрожью, будто живое существо. Раньше это можно было списать на распоясавшиеся нервы, но чем больше Нео смотрел, тем сильне убеждался в том, что ему не чудится. Когда после очередной порции дрожи впереди метрах в десяти с берега в воду сорвался еще один крупный камень, лев принялся поспешно отступать еще подальше.
И лишь тогда, глянув на Килиманджаро, охренел по полной программе.
Вулкан сейчас больше напоминал какую-то шаманскую вечеринку. Над ним клубились тучи, да не простые, а постоянно освещавшиеся ветвистыми молниями — в таком количестве Нео их никогда прежде не видел. Гора негромко урчала, исторгая из себя новые клубы дыма; кое-где в нем мелькали красноватые искры, вызывая в Нео воспоминания о лавовых озерах, которые он посетил однажды — те, правда, не чадили дымом и почти не искрили, если только не кинуть в них чем-нибудь.
Картина была чертовски красивой, и будь лев где-нибудь в лесу, он бы, может, даже залюбовался... Но ему не давали покоя рокот и дрожь, раскатывающиеся под его лапами, и то, что происходило с рекой. Вулкан мог быть опасен. Черногривый не знал об извержениях ровным счетом ничего, но опасался реки, бушевавшей теперь еще больше, чем прежде. Если это все вызвано вулканом, то...
То лучше держаться от него подальше.
Первым порывом самца было вернуться. Как можно скорее вернуться на поляну, чтобы предупредить остальных. От этого намерения он отказался почти сразу же: туда наверняка уже вернулся с патруля Нео, там были еще взрослые самки, и, возможно, сама королева. Они разберутся в ситуации куда лучше, чем юнец, который только-только начал отращивать гриву, и уж если решат, что находиться на Килиманджаро опасно, то сами примут решение, где укрыться до тех пор, пока вулкан не угомонится, а река не вернется в свое русло.
Ему же, Нео, следовало продолжать поиски. Сиара сама по себе не найдется, а попасть в беду — если еще не попала, — может в любую минуту.
Продолжая звать, Нео порысил по берегу вниз по течению.

+1

37

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Напряжение в вулканическом жерле достигло своего предела. Ярчайшая вспышка внезапно озаряет многокилометровое пространство вокруг Килиманджаро, отчего на несколько долгих мгновений в саванне становится светло как днем, а раздавшийся вслед за этим чудовищный грохот едва не разрывает барабанные перепонки. Мощная ударная волна прокатывается по небу, в мелкие клочья разрывая тяжелые дождевые облака, а также на огромной скорости спускается вниз по горному склону, отчего кроны деревьев пригибаются к земле, точно хрупкие травяные колосья. Земля вздрагивает с такой силой, что никому не удается удержать равновесие: особенно не повезло тем, кто стоит на возвышении — их просто с размаху сбрасывает вниз на твердую почву. Высоко в атмосферу вырывается огромный столп багрово-черного вулканического пепла, в несколько десятков раз превосходящий по размером то облако, что клубилось над горой перед взрывом, а вслед за ним из кратера вырывается целый фонтан светящихся бледно-золотых "комет" — в первые минуты, никто не понимает толком, что это такое, но затем на окрестную территорию начинают падать огромные глыбы раскаленной вулканической породы, от небольших камней до здоровенных валунов размером с буйвола, и каждый их удар порождает сильнейший взрыв, разносящий на части все, что имело несчастье оказаться на пути такого обломка. Местная растительность моментально занимается огнем, и пожар начинает с огромной скоростью распространяться по землям прайда, превращая некогда прекрасные и цветущие владения Нари в самый настоящий ад. Но и это еще не все: подземные толчки все никак не утихают, и почва на глазах покрывается жуткими дымящимися трещинами, достаточно широкими и глубокими, чтобы в них мог провалиться взрослый лев. Воздух моментально наполняется грохотом, треском, шипением и стоном, а также густым удушливым дымом.

Все находящиеся на территории прайда Нари персонажи должны немедленно обратиться в паническое бегство, иначе их ждет самая мучительная смерть — от огня, дыма, лавовых потоков, ядовитых испарений, взрывов, раскалывающейся на части горной породы и обвалов, словом, буквально все вокруг несет с собою гибель и разрушение. В настоящий момент важно оказаться как можно дальше от вулкана, пока еще не стало слишком поздно. При желании, любой игрок может обратиться в тему заказа Мастера Игры, с просьбой кинуть кубик на спасение персонажа; для всех остальных, спасение будет проходить так, как того захотят сами владельцы персонажей.

0

38

Саванновый лес←-----------------------------------------
Найти маму, найти во что бы то ни стало. “Они мне просто врут, все врут, она здесь, у реки”, — думала Сиара, пока неслась сквозь лес к реке. Ветки били ее по бокам и морде, норовя попасть в глаза, поэтому львенка бежала, в основном, с закрытыми глазами, по наитию. Поэтому совсем неудивительно, что она споткнулась и упала прямиком в ручей. Поначалу малышка испугалась, ведь плавать она никогда не пробовала. Но, открыв глаза, Сиа поняла, что вода ей была по щиколотку. Отряхнувшись от грязи, она побежала дальше, надеясь успеть к реке раньше Нео. Ведь он испортит всю спасательную операцию!
Реку Сиара представляла себе, как большой ручей. Мама так описывала ее, своими глазами такой большой поток воды львенка не видела, поэтому приходилось опираться на свое воображение. Поэтому, когда она увидела огромную, бушующую стихию, Сиа испугалась не на шутку. Серые, коричневые, местами белые потоки воды, совсем не такие радостные, как в ручье. По реке несло ветки и листья. Малышка моментально представила, как ее уносит так же, как легкую веточку. Что будет дальше — непонятно.
Сиара сделала шаг вперед, чтобы оглядеться. Под лапами было мокро и противно. Грязь львенка уже видела, но такую вязкую и скользкую — никогда. Дальше идти не хотелось, перспектива найти Шелин быстро угасала. Она поняла, какую ошибку совершила. Совесть обычно ответственной львенки вернулась к ней. “Какая я глупая”, — сокрушалась Сиа, стоя, как вкопанная перед рекой. Малышка не знала что делать, как выйти из этой ситуации. Возвращаться обратно в лес было нельзя — потеряется. Идти вперед в воду — самоубийство. Слез, как ни странно, не было. Был шок.
Львенка решила, что отойти от грязи будет лучшим решением. Она аккуратно сделала два шага назад и вошла под куст с широкими, раскидистыми листьями. Сиа тряслась от страха и холода. Была ночь, капли воды из бушующего потока попали на ее шерсть, стало зябко. Небо затянуло темными тучами, о которых малышка не подумала ничего страшного. Потому что она уже видела грозовые тучи, которые привели к дождю. Пойдет дождь, ну и ладно. Ничего хуже дождя львенка не представляла. А зря…
Очень яркий свет заполонил, казалось, все вокруг. Глаза начало резать, потекли слезы. Стало светло, как днем. Сиара прижала уши к голове и отшатнулась назад. А после произошло самое страшное событие в такой еще короткой жизни малышки. Оглушительный, невероятный грохот раздался вокруг, львенку тряхнуло так, что она не просто упала с лап. Ее бросило об землю, ударило с такой силой, что на несколько секунд стало сложно дышать. В глазах потемнело, то ли от ужаса, то ли от боли и неожиданности.
Сиа лежала в полном шоке, с широко распахнутыми глазами и открытым ртом. Она пыталась кричать, но всепоглощающий ужас застал ее врасплох. По небу полетели горящие шары, земля тряслась. Стало очень жарко, даже горячо. И тут ей словно дали пощечину, малышка вышла из оцепенения и наконец закричала. Так громко она не кричала никогда. Сиара подняла голову и увидела, что куст, под которым она лежала горит. Горящий клочок листа упал и приземлился рядом с ней, совсем близко от ее лапы.
— Сиара! — услышала она голос Нео.
Все еще разрываясь от крика, львенка подскочила и побежала в сторону, откуда слышался голос подростка. Он — ее надежда на спасение. Единственная надежда, между прочим. Сиара не понимала до конца, насколько большая опасность нависла над ней, но она точно не была дурочкой. Она понимала, что, если Нео не поможет ей сейчас, она останется здесь. Навсегда.
— НЕО! — заорала львенка, когда наконец увидела своего знакомого.
Она бросилась в сторону подростка и прижалась к его передним лапам. Ее трясло, все тело заходилось крупной дрожью. Из глаз текли слезы, это были слезы облегчения и страха. Она знала, что Нео сделает все возможное, чтобы спасти ее. Но то, что происходило вокруг, тот пылающий ад, что разверзся вокруг не убеждал ее в том, что все будет хорошо. Невероятно страшно.

+1

39

Он уже и не надеялся ее отыскать. Земля вздрагивала и ворочалась под лапами, как живое существо. Нео ощущал ее, как живое существо, уставшее от неподвижности и пытавшееся принять положение поудобнее — совсем как лев ворочается во сне. Только вот льва обычно не интересует, что случается с блошками и жуками, нашедшими приют в его шкуре...
— Сиара! — в последний раз отчаянно взвыл он.
Его голос отзвучал, и повисла тягостная тишина, прерываемая лишь плеском воды. Казалось, даже подземный гул на некоторое время утих. Не слышно было ни пения птиц — его вообще давненько не было слышно, — ни даже их криков, вообще ничего, будто весь мир затих в ожидании.
Сам черногривый не был в этом уверен, но ему показалось, что именно в этой гнетущей тишине он и увидел первую вспышку, такую яркую, что даже сквозь закрытые веки Нео видел красноватый обжигающий свет.
Нет, не обжигающий; это лишь казалось ему — но свет был такой силы, что ночь на некоторое время превратился в день, вот только это зрелище не было ни красивым, ни чарующим... и одновременно было и тем, и другим.
Тишина прервалась оглушительным грохотом, перекрывшим и шум реки, и все прочие звуки в мире. Земля потревоженной кобылой скакнула из-под лап Нео; только что он твердо стоял на ногах, и в одно мгновение вдруг оказался лежащим на земле в самой неудобной позе, не успев ни сгруппироваться, ни повернуться, ни даже сообразить, что, собственно, приосходит. Одна из лап неловко подвернулась под тело, но боли самец не чувствовал: болело все. Налетевшая ударная волна перекатила его на другой бок, но этим, к счастью, дело и обошлось.
Стало значительно теплее. Сперва это можно было сравнить с тем, как солнце припекает спину в середине дня; однако сейчас была глубокая ночь, и единственным источником света был Килиманджаро, через неравные промежутки времени выплевывавший из своих недр здоровенные багрового цвета куски породы. Там, наверху, творилось что-то невообразимое. Льву, конечно, было не до того, чтобы всматриваться; к тому же, пепел заслонял большую часть всего зрелища. Но тут уже даже дохлому станет ясно, что ноги следовало сделать еще полчаса назад, а теперь нужно не просто спасаться, а спасаться быстро и решительно.
Вот только куда бежать? Единственный путь вел к реке, а она сейчас бурлила вдвое сильнее, чем прежде. Здоровенный камень с тяжким свистом вспорол воздух, пролетев почти над самой головой самца и осыпав его искрами; к счастью, упал он гораздо дальше, за рекой.
— Сиара! — сипло проорал самец; ему показалось, что он слышал чей-то писк, хотя грохот и треск почти заглушили его.
Но это и правда была она; в ушибленную лапу ткнулась ее лобастая голова, отчего Нео, наконец, ощутив, насколько та ушиблена, сдавленно зашипел. Она была рада видеть его и больше не собиралась убегать, это прекрасно. Но убегать-то уже особо и некуда. Самец хрипло застонал; его брат, сестра, отец! Что с ними будет? Возвращаться домой сейчас было сродни самоубийству: саванновый лес уже был объят огнем; на глазах льва очередной пылающий обломок породы описал кривую дугу и рухнул прямо среди деревьев, с треском и грохотом ломая ветви. Пламя взметнулось над кронами, и даже зелень занялась огнем, дымя и потрескивая. Кажется, Нео мог расслышать этот треск в той какафонии, что творилась вокруг.
Его дома больше не было; милая, уютная гора, на склонах которой прошло его детства, больше не существовала. Эта злобная тварь, плюющаяся огнем, могла быть чем угодно — только не домом.
Склонившись над Сиарой, Нео быстро, но осторожно пригладил языком ее взлохмаченную макушку. На шерсти был привкус пепла, но кровью львенка, кажется, не пахла.
— Мы должны уйти отсюда, и быстро, — все еще хрипя от пересохшего горла, проговорил самец; прокашлявшись, он продолжил, — иди за мной и старайся не отставать.
Он развернулся было к реке, но сейчас она вела себя не лучше вулкана. С другой стороны к ним подступал огонь, раздуваемый потоками горячего воздуха, приносимыми с вершины горы. Неподалеку рухнул еще один обломок, к счастью, не слишком большой, но все же вызвавший очередное содрогание почвы под лапами.
— Ниже по течению! Ну! — почти грубо скомандовал лев, подтолкнув Сиару в нужном направлении.
Кажется, это был единственный выход. У них не было возможности переправиться через реку, а возвращение в лес означало смерть, пусть довольно быструю, но все же мучительную. Но еще оставался шанс уйти к Северному озеру, и Нео надеялся, что огонь туда не дойдет.
Как ни хотелось ему припустить во всю прыть, он заставил себя идти рысью, приноравливаясь к шагу Сиары.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Восточный берег реки Зубери