Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Восточный берег реки Зубери


Восточный берег реки Зубери

Сообщений 31 страница 60 из 71

1

Устаревшая информация о локации

http://i003.radikal.ru/1507/a6/d2f921f35b38.png

Река Зубери берет свое начало у Большого водопада и протекает к западу от Килиманджаро, служа естественной границей между владениями двух соседствующих прайдов. Из-за своих скромных размеров, она может быстро пересохнуть аж до самого дна, и с той же легкостью заполниться дождевой водой, буквально за несколько часов выходя из собственного русла. Ее течение гораздо сильнее и стремительнее, чем у реки Зимбабве, а берега более крутые и обрывистые, но не такие опасные, как у реки Мазове.


1. В настоящий момент, река вышла из берегов и затопила окрестные земли, размыв почву до состояния жидкого болота. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте, бою и поиску целебных трав.

2. Стремительный поток чрезвычайно опасен, и вдобавок несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п.. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

3. Обрывистые берега реки также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-1"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

4. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Сердецей, Дурман, Мелисса (требуется бросок кубика).

В настоящий момент, весь восточный берег Зубери охвачен пламенем пожара! Вода в реке также ведет себя очень неспокойно: ее сильно нагретая (но не обжигающая) поверхность бурлит от подземных толчков и падающих в нее каменных обломков, исходя густым едким паром.


Любой пришедший сюда персонаж получает антибонус "-1" к любым своим действиям, а также антибонус "-2" к попыткам пересечь реку вплавь (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик"). Кроме того, он чувствует недомогание и рискует потерять сознание уже спустя десять постов!

0

31

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Ари атакует ньялу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+6

Бросок

Итог

6 + 6 = 12

12

Абсолютная удача: персонаж выигрывает/выполняет миссию без единой травмы или увечья.

Наконец-то! Ари удается вцепиться в горло антилопы, тут же с силой сдавив его челюстями. Ньяла хрипит и пытается вырваться, но все ее попытки тщетны. Вскоре животное умирает. Охоту можно считать завершенной.

+1

32

Вторая в жизни настоящая охота преподнесла юной самке не только неожиданное торжество, но и болезненный урок – к полнейшему шоку той, о каком-либо печальном исходе своего броска и не помышлявшей. Самоуверенность на волне первого успеха так вышла ей боком, или же неопытный подросток допустила оплошность из-за не позволяющей связно мыслить и рассчитывать действия головокружительной спешки? Разобраться в этом она попросту не успела: вот только она в последний раз с силой толкнула задними лапами почву, готовясь на излёте высокого прыжка всадить когти в бока спасающегося бегством травоядного, совсем близкого, торопливо хромающего почти что вровень с ней… Всё вроде бы было в порядке, но сопротивляющегося тела добычи в положенный миг она под собой не ощутила. Сех только и смогла, что с круглыми глазами и непроизвольно вырвавшимся у неё рыком подготовиться к падению. Неловко бухнувшись в траву, львица пошатнулась на длинных лапах, но кое-как устояла; она и не заметила, что рядом с местом её приземления шлёпнулся кто-то ещё – а именно, невольная холоднокровная подмога. Хватанув пастью воздух, опомнившаяся хищница сообразила было развернуться к оставшимся за её спиной Номусе и антилопе, и в этот самый момент её бедро полоснуло нежданной болью.

Зеленоглазая даже не поняла, что стало причиной рези в лапе. Сипло и недоумённо полукрикнув-полувзревев, она инстинктивно сделала несколько коротких скачков прочь от ньялы, и лишь спустя пару секунд вспомнившаяся охота заставила её обернуться, болезненно кривя мордашку, и замереть на месте, как вкопанная.

Доставившая охотницам столько проблем антилопа надсадно хрипела и время от времени напрягалась в попытке найти лапами опору, чтобы снова встать. Благо, делать это в надежной хватке королевы прайда ей оставалось совсем недолго. Шансов вновь сбежать у травоядного попросту не было: помимо Ари его удерживала своим весом горделиво подмигнувшая в ответ на взгляд товарки Номуса. Но если бы вдруг, каким-то чудом, иссякающие силы и воздух и не подвели самца, прочие охотницы не дали бы ему убраться живым.

Судя по всему, помощь запыхавшейся Сех более не требовалась. Весьма смущенная как своим обидным промахом, так и раной, бурая позволила себе рассесться, чтобы изучить (и облизать) украсившую её шкуру алую полосу царапины, которая, если подумать, не так уж и болела. Параллельно сему занятию молодая кошка напрягала свой несовершенный слух, ловя малейшие звуки расправы, и едва ли не считала секунды до того мига, как цепляющаяся за жизнь антилопа окончательно утихнет. С последней судорогой рогатого зверя подошла к концу и охота, и несмотря на зудящее бедро, львица поймала себя на незнакомом прежде умиротворении. Расслабленность, ликование и довольство охватили её: сегодня вечером, а может, и завтра тоже, их огромная семья будет сыта – в том числе и благодаря её вкладу в общие усилия! Конечно, она промахнулась в конце, да еще и слегка поранилась, но… аргх, она могла проявить себя и хуже. По крайней мере, она не оказалась совершенно бесполезной, и наконец-то можно толком перевести дух перед тем, как оттащить добычу к тем, кто так её ждёт...

Воспоминание об ожидающей своей доли в одиночестве Шайене как рукой сняло с подростка и изнеможение, и эйфорию. Игнорируя протесты ноющих от усталости лап, да и всех остальных частей тела, которым теперь только бы пребывать в блаженной неподвижности, самочка подковыляла к королеве и сбивчиво обратилась к ней, склонив голову – не столько из всколыхнувшейся в ней робости, сколько от переизбытка событий, в том числе и сегодняшней охоты.

– Ар… то есть, Ваше Величество… Если это не слишком большая просьба с моей стороны – нельзя ли нам поспешить вернуться?

Едва долговязая вымолвила это, как оказалась удостоена сразу нескольких недовольных взглядов от прочих охотниц. Похоже, старшие рассчитывали на более основательную передышку перед тем, как взяться за новую работу – тащить основательно весящее травоядное к отнюдь не близким логовам… Естественно, непрошеная инициатива младшей особи их не обрадовала. Тушеваться и давать заднюю, впрочем, было поздно, и темношкурая, проглотив волнение, рискнула добавить к своей просьбе: – Если моя мать больна, то ей необходимо как следует поддерживать силы. Она наверняка голодна теперь.

+3

33

Чёртова ньяла!

Львица вложила всю свою злость, ярость и раздражение в этот укус. Желание как можно скорее прикончить никак не желающего умирать самца едва ли не переливалось через края. Суженные зрачки, прижатые уши, поднятая верхняя губа, оголяющая не только острые клыки, но даже дёсны. Будь это мультфильм, Ари пририсовали бы пар из ноздрей, как у разъярённого быка — для пущего антуража. Но главным было то, что все её действия, наконец, дали нужный эффект — острые зубы тут же проткнули красно-коричневую шерсть самца, и в пасть хлынула горячая кровь.

В пылу азарта, а заодно и чтобы с двухсотпроцентной вероятностью убедиться в том, что травоядное мертво, охотница ещё какое-то время продолжала крепко держать шею ньялы, изредка издавая рычащие звуки, но в конце концов отпустила её, хоть и с долей неохоты. Приводя дыхание в порядок, королева огляделась — двое из охотниц едва держались на лапах, а тела их от и до были покрыты пылью, поднятой с земли; ещё одна самка, навалившаяся на травоядное в конце, дышала тяжело, но, кажется, была в порядке. Всё обстояло чуточку хуже с Сехмет — та зализывала рану (или царапину?) на бедре. Проведя языком по губам, чтобы убрать хотя бы часть крови, уже капающей с подбородка на землю, Ари двинулось было в сторону молодой самки, как её окружили подошедшие сопрайдовцы, урчащие от удовольствия во всех тонах. И ведь было, чему радоваться! Они сегодня хорошо потрудились, и еды хватит на всех.

Буквально на полминуты отвлёкшись на всеобщую радость, уже совсем скоро Ари вновь обратила своё внимание на Сех. Вернее, та заставила королеву обратить внимание на себя.

Ари, — с улыбкой поправила она юную львицу. Конечно, в жизни прайда были определённые моменты, когда ситуация требовала обращения “Ваше Величество”, но охота, во время которой все были на равных, явно не относилась к этой категории. — Безусловно, — тут же добавила она, мигом посерьёзнев и не обратив внимание на недовольные взгляды старших львиц. Возможно, она не могла в полной мере понять переживания Сехмет по поводу больной матери, но отдалённо представляла чувства зеленоглазой самки. Удерживать её сейчас было бы кощунством. — Мы сейчас же отправляемся к пещерам,Несмотря на усталость,но ты можешь идти вперёд, чтобы справиться о здоровье матери.

Отдохните пару минут и несите ньялу в логово, — добавила она, переведя взгляд на охотниц. Она прекрасно понимала, сколько сил потратили львицы и почему они были так недовольны, но солнце уже стояло высоко над горизонтом, а спускаться со склонов они начали ещё ранним утром — группа давным-давно должна была вернуться с охоты, и заставлять прайд ждать пищи ещё дольше Ари не хотела. — Я вернусь за зеброй и догоню вас. Надеюсь, — конечно, тащить одной целую тушу было не в пример тяжелее, чем делать это втроём, но у королевы, похоже, сил было больше, нежели у её сопрайдовцев.

***

Чего, а вернее кого не ожидала она увидеть рядом с ранее пойманной добычей — это варана. Остановившись, Ари во все глаза глядела на рептилию, не сразу поняв, в чём тут дело, но довольно скоро “пришла в себя” и за пару шагов преодолела разделявшее их с Куфу расстояние. Только сейчас, увидев одиноко лежавшую посреди саванны зебру и начинающих парить над ней стервятников, львица осознала: оставлять пойманную добычу без присмотра было, признаемся честно, не лучшей идеей. В следующий раз надо будет всё получше обдумать, прежде чем кидаться на подмогу сопрайдовцам, не припрятав при этом свою жертву. Ведь утащи эту зебру те же гиены и не поймай львицы ньялу…

Спасибо, — с благодарностью склонила она свою голову перед Куфу. Конечно, вряд ли варан — даже такой крупный — смог бы отогнать группы гиен, шакалов, львов и других хищников, желающих подкрепиться бесплатным свежепойманным мясом, но Ари искренне приятны были внимание и забота, оказанные её другом. Да, пожалуй за эти пару встреч Куфу уже вполне можно было называть другом.

Расскажи лучше, как ты по…

Ари! АРИ!!!

Львица и варан инстинктивно обернулись на окрик — со всех лап в их сторону бежала Номуса. Глаза её были огромными от страха, и сердце бывшей одиночки невольно ушло в пятки — что-то стряслось, и это “что-то” было явно не рядовой ситуацией, а чем-то серьёзным.

Беда… Трандуил… На поляне… Змея… — задыхаясь от быстрого бега (они вообще смогут сегодня получить хотя бы капельку отдыха?), Номуса выдавала информацию порциями, и при том не связанными между собой. Во всяком случае, объятый страхом и паникой мозг Ари отказывался связывать эти слова друг с другом в какое-нибудь логическое предложение.

Номуса, успокойся, — хоть львица и старалась держать себя в руках, в её голосе явно слышалось волнение и нетерпение, желание поскорее узнать причину паники, — и расскажи всё по порядку.

Мы прошли всего несколько метров, когда увидели бегущую в нашу сторону Нихет. Она искала тебя — на поляне случилась какая-то беда. С Трандуилом. Я, я не очень поняла, — от волнения речь самки стала сбивчивой, — его то ли укусили, то ли ужалили… Но там что-то серьёзное! Они не стали бы искать вас с Нари просто так!

В этот момент земля ушла у Ари из-под лап. Голос Номусы теперь казался каким-то посторонним шумом, не несущим большого значения, а сама самка буквально застыла, глядя в одну точку отрешённым взглядом — не то пыталась переварить информацию, не то не могла поверить в сказанное. Она бы, возможно, сидела бы так ещё с минуту, а то и две, если бы не получила пинок под зад чешуйчатой лапой — переведя взгляд на такую же охваченную паникой Куфу, королева недоумённо глядела на варана.

Чего-то ты тут расселась, мать?! Беги! — поднявшись на задние лапы, передними варан упёрся в спину самки, как бы подталкивая её. — Ну же, поднимай своё чёртов зад и беги!

Это послужило хорошим толчком. Как будто вдруг внезапно всё осознав, Ари вскочила на лапы и кинула быстрый взгляд, полный страха, на Номусу:

Забери зебру. Прости, что скидываю это на тебя, — и тут же сорвалась с места, ракетой помчавшись в сторону вулкана. Она ведь отлучилась совсем ненадолго! Что за этот небольшой промежуток времени могло случиться с их сыном?!

---------------

>>> Дикие пещеры >>> Каменная поляна >>>

Отредактировано Ари (3 Июн 2017 04:29:45)

+4

34

В ожидании ответа под досадливыми взглядами старших охотниц пролетающие мгновения казались долгими-долгими. Сех, хоть и не желала падать духом раньше времени, внутренне приготовилась оказаться поставленной на место на виду у всего отряда – а разве иного следовало ожидать юной самке, решившей помешать заслуженному отдыху львиц? Однако, вместо укора её просьба совершенно внезапно была встречена тёплой улыбкой. Королева отмахнулась от своего законного титула, тем самым изрядно сконфузив Сехмет, но изумрудные глаза уставившегося на светлую кошку подростка блеснули надеждой: бурая поняла, что ей не будет отказано ещё до того, как услышала вердикт.

— Мы сейчас же отправляемся к пещерам, но ты можешь идти вперёд, чтобы справиться о здоровье матери. — Крылся ли секрет в сочувствии Ари, такой отзывчивой по натуре к чужим тревогам, или просто после вылазки супругу короля саму отчаянно влекло домой, к дожидающемуся матери потомству? Темношкурая не знала, что побудило их предводительницу рассудить именно так, как рассудила, но забивать этим голову не стала – только радостно закивала, не сумев удержаться от неправдоподобно широкой и глупой улыбки. Даже слова благодарности не сразу пришли ей в голову и на язык.

– Огромное спасибо вам! Я… завтра я буду охотиться гораздо лучше, я обещаю! – львица попросту не могла совладать с переполнявшей её благодарностью, и что ещё у неё было, чем она могла ответить на снисхождение новой королевы? Но тратить драгоценное время на то, чтобы рассыпаться в уверениях признательности было ни к чему, и Сехмет, встряхнувшись, трусцой припустила вдоль извилистого течения Зубери. Остановившись, чтобы перехватить несколько жадных глотков – Айхею, как всё-таки пересохло в горле от сегодняшних гонок с травоядными! – она начала постепенно удаляться от обрывистого края берега, заставляя сухощавые длинные лапы мельтешить настолько бойко, насколько те были согласны после коротенькой передышки. Саднящая «производственная травма» с упорно пекущим спину солнцем и вознамерившейся незаметно обернуться измождением сил усталостью какое-то время не могли заставить её сбавить темп бега, но в конце концов шумно отдувающаяся львица смирилась с необходимостью перейти на более щадящий аллюр. Впереди, возвышаясь седой макушкой над саванновым редколесьем, спешащую домой кошку готовилась встретить каменная громада родного пристанища, а с ней, если повезёт, и успокоение – всего-то и нужно, что как можно скорее достичь склонов, где мама…

Чей-то запыхавшийся оклик выдернул зеленоглазую из, пожалуй, слишком уж глубокой погружённости в собственные думы. Юная охотница плавно убавила ход и повернула голову на знакомый ей голос и приглушаемый зеленью топот, который её уши смогли различить только сейчас. Обладательница вышеозначенного голоса (и топота), взрослая самка и мама Номусы, напротив, поддала скорости и подбежала к остановившейся Сехмет. Та поприветствовала старшую львицу, растерянная и даже порядком озадаченная мрачным выражением морды обычно добродушной сопрайдовки.

– Нихет? Что с вами, вы выгля… – выразить обеспокоенность видом взмыленной и страшно, по-настоящему страшно чем-то огорчённой львицы ей не удалось. Та вперилась в неё каким-то жутким, отчаявшимся взглядом и оборвала реплику бурой требовательным и резким вопросом: – Где Ари?.. Она должна быть вместе с охотницами, где они?..

Это было что-то безотлагательное. Она поневоле попятилась на пару шагов, напуганная тем, чего не знает. Судя по тому, как захлёбывалась в попытках отдышаться чем-то разбитая душевно самка, она спешила к королеве со всех лап. "Что-то дурное случилось дома".

– Они все у реки, с добычей!.. Что случилось?! – Сбивчиво протараторила темношкурая, с каждой секундой всё более и более поддаваясь панике, будто чумой заражаясь ей от взбудораженной каким-то неясным происшествием Нихет. Но тут её пугающее неведение завершилось.

– Принца Трандуила ужалила змея!

"Змея?.." – от этих слов оцепеневшая Сех вздрогнула, словно что-то вдруг кольнуло её саму. И почему-то первая её мысль была о зелёной помощнице, без единого слова признательности позабытой там, у Зубери – только потом до неё стал доходить весь полный смысл невероятного услышанного. Да, невероятного – потому что как ты можешь сходу поверить, что стоило тебе отлучиться из прайда на одну-единственную охоту, что-то плохое, тем более опасное ранение или смерть, произойдет с одним из детей короля? Во все испуганные глаза глядя на Нихет, подросток помотала головой, как будто хотела что-то отрицать.

А этот принц ведь был сын Ари…

"Ох".

Почему-то она не сразу сообразила, что ещё означает скорбная весть: а означает она не только гибель еще одного, и совсем маленького члена прайда, но и то, что добрая и участливая, вот только что заполучившая симпатии бурой самочки королева потеряла сына. Нет-нет, ей было жаль и Нари тоже, но… за проявившую сочувствие к ней Ари Сехмет стало одновременно обидно, больно и страшно. Так, что на глаза навернулись слёзы.

Нихет смотрела в сторону, переводя дух, а затем, собравшись с силами, двинулась к реке, в ту сторону, откуда бежала Сех, теперь стоящая понурив голову и опустив круглые ушки. Как несправедливо было случившееся! Но… погодите-ка, ведь она не успела спросить, умер ли от укуса принц! Дикая надежда – может быть, малыш просто болен и сумеет с помощью лекарей преодолеть действие отравы? – встряхнула и подхлестнула почище хорошего шлепка поддавшуюся было унынию самку. А змея, ядовитая ползучая тварь, которая подобралась к детям? С ней ведь уже было покончено? Очередное пришедшее с задержкой осознание: "Это мог быть кто-то из моих братьев!!" – окатило самку новой волной липкого ужаса. Длиннолапая вскинула голову, зыркнула вслед удаляющейся львице, провожая её взглядом, и возобновила свой путь к логовам семьи заторможенными первыми шагами, быстро перешедшими в резвую опрометь.

Нечего стоять без дела. Так она точно не узнает, насколько всё плохо и что именно произошло дома. И без того её не было рядом с братьями слишком долго – день почти прошел, небо уже начинало алеть.

------→ Каменная поляна.

+4

35

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"4","avatar":"/user/avatars/user4.jpg","name":"Фалечка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user4.jpg Фалечка

...никто не заметил, когда чистое звездное небо на вулканом успело затянуться странной формы облаками — отдаленно напоминающими кучевые, насыщенного фиолетового цвета, с мелькающими тут и там голубоватыми разрядами молний. Создается впечатление, будто сама гора ожила, начав исторгать из себя внушительных размеров столб дыма... Пока что это не кажется страшным, или опасным, скорее, наоборот: зрелище ярко переливающихся грозовых туч чарует и завораживает своей необычной красотой. В то же время, откуда-то из-под земли начинает раздаваться мерный, раскатистый гул, то плавно затихающий в глубинах горной породы, то вновь незаметно усиливающийся и тяжело давящий на слух. Почва под лапами кажется непривычно нагретой, хотя, по идее, давным-давно должна была остыть; кроме того, если ненадолго замереть на одном месте, можно почувствовать своего рода вибрацию, или даже мелкую тряску. Мелкие животные все куда-то попрятались, а может, ушли. Птицы огромными встревоженными стаями поднимаются над шелестящими древесными кронами, оглашая местность своими пронзительными голосами — кажется, их что-то сильно напугало. В воздухе пахнет гарью.

0

36

----→ Саванновый лес

Надо отдать львенке должное: скорость у нее была что надо. К тому же, она получила фору: пока Нео беседовал с ее опекуншей, пока соображал, в какую сторону побежать... К тому же, не пройдя и пары сот метров по саванновому лесу, он умудрился потерять след. Вряд ли Сиара намеренно хотела ввести его в заблуждение (и совсем не его, если уж на то пошло — ведь он не был ее опекуном и не собирался тащить ее в логово и докучать ей нотациями на тему того, как должна вести себя львица ее возраста. Нео и сам терпеть не мог это слово. Соответственно. Соответственно! Как будто это что-то объясняет!), но на ее пути попался извилистый ручей, который пришлось пересечь. Если бы не следы лапок на влажной земле, черногривый мог бы долго изучать берега — запах Сиары остался и на одном берегу, и на другом, а куда именно она пошла, и не побежала ли по руслу, как порой делали хищники помельче, намереваясь сбить со следа преследователей, понять было трудно.
Но тут уж не перепутаешь. Самец затормозил, ткнулся носом в следы, изучая их. Снова пахнуло свежим и сильным запахом львенки. Это совершенно точно была она — и он с удвоенным энтузиазмом припустил за ней.
Лапки у Сиары были меньше, но перебирала ими она, похоже, довольно быстро. Пробежав метров триста, Нео перешел на размашистую рысь, экономя силы. Рано или поздно и девочка тоже устанет и будет вынуждена притормозить... но лев знал, насколько упрямым может быть обиженный и расстроенный ребенок, так что обманывать себя тем, что он вот-вот ее догонит, не стоило.
Лес поредел; деревья постепенно стали ниже, сменились кустарниками, а затем Нео, к своему удивлению, влетел в жидкую грязь. Едва заметная тропинка, по которой он бежал, пропала без следа. Впереди была Зубери, но не та река, которую он помнил из детства, а совсем другая, неприветливая, вздувшаяся и бурлящая. Впереди бушевала стихия. Бурный поток нес с собой крупные ветки и бревна, пару раз самец увидел, как с берега срываются и исчезают под водой довольно крупные камни. Подходить близко было делом небезопасным.
— Сиара! — наконец, прорычал лев.
Звук его голоса быстро утих, заглушенный шумом воды и ворчанием, доносящимся откуда-то издалека. Глянув под лапы, Нео обнаружил, что его собственные следы моментально сгладились. Жижа, по которой он ступал, была плохим подсказчиком, и теперь найти убежавшую львенку будет куда труднее.
Это если она по неосторожности не подошла к реке слишком близко. Черногривый повел носом, но ветер изменился, и все, что почувствовал лев — это запахи влаги и тины.
— Сиара! — снова завопил он, осматриваясь и решая, в какую сторону пойти.
На миг в его голове промелькнула мысль, что если ее мать пропала именно здесь, то он, кажется, даже знает, где именно. Сделав неосторожный шаг, Нео почувствовал, как почва под ним поехала куда-то вперед, в сторону реки, и, извернувшись, скакнул в сторону, забрызгавшись с головы до ног и в довершение всего этого шлепнувшись на задницу. Но, по крайней мере, он был на твердой земле. Если Шелин что-нибудь отвлекло, она могла точно так же уехать в реку и утонуть... И Нео совершенно не хотелось, чтобы Сиару постигла та же участь.
Он позвал еще несколько раз, всякий раз после зова умолкая и вслушиваясь, не услышит ли ответный крик. Ответом ему было лишь глухое урчание, казалось, прямо где-то под лапами.
Самец внимательно глянул на жижу. Та дрожала мелкой дрожью, будто живое существо. Раньше это можно было списать на распоясавшиеся нервы, но чем больше Нео смотрел, тем сильне убеждался в том, что ему не чудится. Когда после очередной порции дрожи впереди метрах в десяти с берега в воду сорвался еще один крупный камень, лев принялся поспешно отступать еще подальше.
И лишь тогда, глянув на Килиманджаро, охренел по полной программе.
Вулкан сейчас больше напоминал какую-то шаманскую вечеринку. Над ним клубились тучи, да не простые, а постоянно освещавшиеся ветвистыми молниями — в таком количестве Нео их никогда прежде не видел. Гора негромко урчала, исторгая из себя новые клубы дыма; кое-где в нем мелькали красноватые искры, вызывая в Нео воспоминания о лавовых озерах, которые он посетил однажды — те, правда, не чадили дымом и почти не искрили, если только не кинуть в них чем-нибудь.
Картина была чертовски красивой, и будь лев где-нибудь в лесу, он бы, может, даже залюбовался... Но ему не давали покоя рокот и дрожь, раскатывающиеся под его лапами, и то, что происходило с рекой. Вулкан мог быть опасен. Черногривый не знал об извержениях ровным счетом ничего, но опасался реки, бушевавшей теперь еще больше, чем прежде. Если это все вызвано вулканом, то...
То лучше держаться от него подальше.
Первым порывом самца было вернуться. Как можно скорее вернуться на поляну, чтобы предупредить остальных. От этого намерения он отказался почти сразу же: туда наверняка уже вернулся с патруля Нео, там были еще взрослые самки, и, возможно, сама королева. Они разберутся в ситуации куда лучше, чем юнец, который только-только начал отращивать гриву, и уж если решат, что находиться на Килиманджаро опасно, то сами примут решение, где укрыться до тех пор, пока вулкан не угомонится, а река не вернется в свое русло.
Ему же, Нео, следовало продолжать поиски. Сиара сама по себе не найдется, а попасть в беду — если еще не попала, — может в любую минуту.
Продолжая звать, Нео порысил по берегу вниз по течению.

+1

37

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Напряжение в вулканическом жерле достигло своего предела. Ярчайшая вспышка внезапно озаряет многокилометровое пространство вокруг Килиманджаро, отчего на несколько долгих мгновений в саванне становится светло как днем, а раздавшийся вслед за этим чудовищный грохот едва не разрывает барабанные перепонки. Мощная ударная волна прокатывается по небу, в мелкие клочья разрывая тяжелые дождевые облака, а также на огромной скорости спускается вниз по горному склону, отчего кроны деревьев пригибаются к земле, точно хрупкие травяные колосья. Земля вздрагивает с такой силой, что никому не удается удержать равновесие: особенно не повезло тем, кто стоит на возвышении — их просто с размаху сбрасывает вниз на твердую почву. Высоко в атмосферу вырывается огромный столп багрово-черного вулканического пепла, в несколько десятков раз превосходящий по размером то облако, что клубилось над горой перед взрывом, а вслед за ним из кратера вырывается целый фонтан светящихся бледно-золотых "комет" — в первые минуты, никто не понимает толком, что это такое, но затем на окрестную территорию начинают падать огромные глыбы раскаленной вулканической породы, от небольших камней до здоровенных валунов размером с буйвола, и каждый их удар порождает сильнейший взрыв, разносящий на части все, что имело несчастье оказаться на пути такого обломка. Местная растительность моментально занимается огнем, и пожар начинает с огромной скоростью распространяться по землям прайда, превращая некогда прекрасные и цветущие владения Нари в самый настоящий ад. Но и это еще не все: подземные толчки все никак не утихают, и почва на глазах покрывается жуткими дымящимися трещинами, достаточно широкими и глубокими, чтобы в них мог провалиться взрослый лев. Воздух моментально наполняется грохотом, треском, шипением и стоном, а также густым удушливым дымом.

Все находящиеся на территории прайда Нари персонажи должны немедленно обратиться в паническое бегство, иначе их ждет самая мучительная смерть — от огня, дыма, лавовых потоков, ядовитых испарений, взрывов, раскалывающейся на части горной породы и обвалов, словом, буквально все вокруг несет с собою гибель и разрушение. В настоящий момент важно оказаться как можно дальше от вулкана, пока еще не стало слишком поздно. При желании, любой игрок может обратиться в тему заказа Мастера Игры, с просьбой кинуть кубик на спасение персонажа; для всех остальных, спасение будет проходить так, как того захотят сами владельцы персонажей.

0

38

Саванновый лес←-----------------------------------------
Найти маму, найти во что бы то ни стало. “Они мне просто врут, все врут, она здесь, у реки”, — думала Сиара, пока неслась сквозь лес к реке. Ветки били ее по бокам и морде, норовя попасть в глаза, поэтому львенка бежала, в основном, с закрытыми глазами, по наитию. Поэтому совсем неудивительно, что она споткнулась и упала прямиком в ручей. Поначалу малышка испугалась, ведь плавать она никогда не пробовала. Но, открыв глаза, Сиа поняла, что вода ей была по щиколотку. Отряхнувшись от грязи, она побежала дальше, надеясь успеть к реке раньше Нео. Ведь он испортит всю спасательную операцию!
Реку Сиара представляла себе, как большой ручей. Мама так описывала ее, своими глазами такой большой поток воды львенка не видела, поэтому приходилось опираться на свое воображение. Поэтому, когда она увидела огромную, бушующую стихию, Сиа испугалась не на шутку. Серые, коричневые, местами белые потоки воды, совсем не такие радостные, как в ручье. По реке несло ветки и листья. Малышка моментально представила, как ее уносит так же, как легкую веточку. Что будет дальше — непонятно.
Сиара сделала шаг вперед, чтобы оглядеться. Под лапами было мокро и противно. Грязь львенка уже видела, но такую вязкую и скользкую — никогда. Дальше идти не хотелось, перспектива найти Шелин быстро угасала. Она поняла, какую ошибку совершила. Совесть обычно ответственной львенки вернулась к ней. “Какая я глупая”, — сокрушалась Сиа, стоя, как вкопанная перед рекой. Малышка не знала что делать, как выйти из этой ситуации. Возвращаться обратно в лес было нельзя — потеряется. Идти вперед в воду — самоубийство. Слез, как ни странно, не было. Был шок.
Львенка решила, что отойти от грязи будет лучшим решением. Она аккуратно сделала два шага назад и вошла под куст с широкими, раскидистыми листьями. Сиа тряслась от страха и холода. Была ночь, капли воды из бушующего потока попали на ее шерсть, стало зябко. Небо затянуло темными тучами, о которых малышка не подумала ничего страшного. Потому что она уже видела грозовые тучи, которые привели к дождю. Пойдет дождь, ну и ладно. Ничего хуже дождя львенка не представляла. А зря…
Очень яркий свет заполонил, казалось, все вокруг. Глаза начало резать, потекли слезы. Стало светло, как днем. Сиара прижала уши к голове и отшатнулась назад. А после произошло самое страшное событие в такой еще короткой жизни малышки. Оглушительный, невероятный грохот раздался вокруг, львенку тряхнуло так, что она не просто упала с лап. Ее бросило об землю, ударило с такой силой, что на несколько секунд стало сложно дышать. В глазах потемнело, то ли от ужаса, то ли от боли и неожиданности.
Сиа лежала в полном шоке, с широко распахнутыми глазами и открытым ртом. Она пыталась кричать, но всепоглощающий ужас застал ее врасплох. По небу полетели горящие шары, земля тряслась. Стало очень жарко, даже горячо. И тут ей словно дали пощечину, малышка вышла из оцепенения и наконец закричала. Так громко она не кричала никогда. Сиара подняла голову и увидела, что куст, под которым она лежала горит. Горящий клочок листа упал и приземлился рядом с ней, совсем близко от ее лапы.
— Сиара! — услышала она голос Нео.
Все еще разрываясь от крика, львенка подскочила и побежала в сторону, откуда слышался голос подростка. Он — ее надежда на спасение. Единственная надежда, между прочим. Сиара не понимала до конца, насколько большая опасность нависла над ней, но она точно не была дурочкой. Она понимала, что, если Нео не поможет ей сейчас, она останется здесь. Навсегда.
— НЕО! — заорала львенка, когда наконец увидела своего знакомого.
Она бросилась в сторону подростка и прижалась к его передним лапам. Ее трясло, все тело заходилось крупной дрожью. Из глаз текли слезы, это были слезы облегчения и страха. Она знала, что Нео сделает все возможное, чтобы спасти ее. Но то, что происходило вокруг, тот пылающий ад, что разверзся вокруг не убеждал ее в том, что все будет хорошо. Невероятно страшно.

+1

39

Он уже и не надеялся ее отыскать. Земля вздрагивала и ворочалась под лапами, как живое существо. Нео ощущал ее, как живое существо, уставшее от неподвижности и пытавшееся принять положение поудобнее — совсем как лев ворочается во сне. Только вот льва обычно не интересует, что случается с блошками и жуками, нашедшими приют в его шкуре...
— Сиара! — в последний раз отчаянно взвыл он.
Его голос отзвучал, и повисла тягостная тишина, прерываемая лишь плеском воды. Казалось, даже подземный гул на некоторое время утих. Не слышно было ни пения птиц — его вообще давненько не было слышно, — ни даже их криков, вообще ничего, будто весь мир затих в ожидании.
Сам черногривый не был в этом уверен, но ему показалось, что именно в этой гнетущей тишине он и увидел первую вспышку, такую яркую, что даже сквозь закрытые веки Нео видел красноватый обжигающий свет.
Нет, не обжигающий; это лишь казалось ему — но свет был такой силы, что ночь на некоторое время превратился в день, вот только это зрелище не было ни красивым, ни чарующим... и одновременно было и тем, и другим.
Тишина прервалась оглушительным грохотом, перекрывшим и шум реки, и все прочие звуки в мире. Земля потревоженной кобылой скакнула из-под лап Нео; только что он твердо стоял на ногах, и в одно мгновение вдруг оказался лежащим на земле в самой неудобной позе, не успев ни сгруппироваться, ни повернуться, ни даже сообразить, что, собственно, приосходит. Одна из лап неловко подвернулась под тело, но боли самец не чувствовал: болело все. Налетевшая ударная волна перекатила его на другой бок, но этим, к счастью, дело и обошлось.
Стало значительно теплее. Сперва это можно было сравнить с тем, как солнце припекает спину в середине дня; однако сейчас была глубокая ночь, и единственным источником света был Килиманджаро, через неравные промежутки времени выплевывавший из своих недр здоровенные багрового цвета куски породы. Там, наверху, творилось что-то невообразимое. Льву, конечно, было не до того, чтобы всматриваться; к тому же, пепел заслонял большую часть всего зрелища. Но тут уже даже дохлому станет ясно, что ноги следовало сделать еще полчаса назад, а теперь нужно не просто спасаться, а спасаться быстро и решительно.
Вот только куда бежать? Единственный путь вел к реке, а она сейчас бурлила вдвое сильнее, чем прежде. Здоровенный камень с тяжким свистом вспорол воздух, пролетев почти над самой головой самца и осыпав его искрами; к счастью, упал он гораздо дальше, за рекой.
— Сиара! — сипло проорал самец; ему показалось, что он слышал чей-то писк, хотя грохот и треск почти заглушили его.
Но это и правда была она; в ушибленную лапу ткнулась ее лобастая голова, отчего Нео, наконец, ощутив, насколько та ушиблена, сдавленно зашипел. Она была рада видеть его и больше не собиралась убегать, это прекрасно. Но убегать-то уже особо и некуда. Самец хрипло застонал; его брат, сестра, отец! Что с ними будет? Возвращаться домой сейчас было сродни самоубийству: саванновый лес уже был объят огнем; на глазах льва очередной пылающий обломок породы описал кривую дугу и рухнул прямо среди деревьев, с треском и грохотом ломая ветви. Пламя взметнулось над кронами, и даже зелень занялась огнем, дымя и потрескивая. Кажется, Нео мог расслышать этот треск в той какафонии, что творилась вокруг.
Его дома больше не было; милая, уютная гора, на склонах которой прошло его детства, больше не существовала. Эта злобная тварь, плюющаяся огнем, могла быть чем угодно — только не домом.
Склонившись над Сиарой, Нео быстро, но осторожно пригладил языком ее взлохмаченную макушку. На шерсти был привкус пепла, но кровью львенка, кажется, не пахла.
— Мы должны уйти отсюда, и быстро, — все еще хрипя от пересохшего горла, проговорил самец; прокашлявшись, он продолжил, — иди за мной и старайся не отставать.
Он развернулся было к реке, но сейчас она вела себя не лучше вулкана. С другой стороны к ним подступал огонь, раздуваемый потоками горячего воздуха, приносимыми с вершины горы. Неподалеку рухнул еще один обломок, к счастью, не слишком большой, но все же вызвавший очередное содрогание почвы под лапами.
— Ниже по течению! Ну! — почти грубо скомандовал лев, подтолкнув Сиару в нужном направлении.
Кажется, это был единственный выход. У них не было возможности переправиться через реку, а возвращение в лес означало смерть, пусть довольно быструю, но все же мучительную. Но еще оставался шанс уйти к Северному озеру, и Нео надеялся, что огонь туда не дойдет.
Как ни хотелось ему припустить во всю прыть, он заставил себя идти рысью, приноравливаясь к шагу Сиары.

+2

40

Ощущение защищенности — главное, что нужно ребенку. Обычно его предоставляют родители, и эта защита лучшая из тех, что может быть. Но, если родителей нет, эту защиту дети начинают искать в других. И как раз в роли защитника для Сиары сейчас выступал подросток, к лапам которого она прижималась в этому аду. Нео был единственной опорой для малышки, в прямом и переносном смысле.
Поэтому, когда он застонал, Сиа не на шутку испугалась. Если взрослый, а именно в этой роли сейчас выступал подросток, неспокоен, значит дело действительно плохо. Она отпрянула и внимательно посмотрела в глаза Нео. Он напряженно вглядывался в то, что когда-то было Килиманджаро. У подножья этой горы Сиара родилась, здесь же потеряла своего приемного брата. И здесь же ее оставила Шелин. Львенка была привязана к их первому логову в саванновом лесу, к тому переплетению корней, под которыми началась ее жизнь. Голубоглазая часто возвращалась туда, сбегая от опекунши, потому что это место приносило ей то ощущение комфорта и защиты, которых так не хватало с момента исчезновения матери. Сиара даже воображала, что чувствует ее запах, ее тепло. Иногда засыпала в переплетении корней, которые ранее были ее лежанкой, заставляя львицу, которая за ней присматривала, изрядно поволноваться.
Теперь этого логова не было. Как и пещеры, где она провела последние четыре месяца своей жизни. Как и каменной поляны, на которой львенка так любила играть. Ничего этого больше нет. Такую большую мысль было сложно объять разумом шестимесячного львенка, который кроме своего дома больше ничего за жизнь и не видел. Сиа поникла, поняв, что домой она больше не вернется. Никогда.
Внезапно, отвлекшись от своих мыслей, Нео наклонил голову и провел своим шершавым языком по макушке львенки. Жест, которым успокаивают малышей, успокоил и голубоглазую. Тепло разлилось по всему ее телу. Оно отличалось от жара взорвавшегося вулкана. На секунду Сиара забыла, что творится вокруг, а ее сердце забилось быстрее. Но только на секунду.
Нео закашлялся и сказал, что им нужно уходить. Встряхнувшись, чтобы убрать пепел с шерсти и взбодриться, львенка кивнула. Она была согласна, что убираться от пылающего леса нужно было, и быстро. Но вот куда? Река бушевала, лес горел, с неба сыпались камни, оставляя за собой горящий след. Один из кусков скалы упал совсем недалеко от персонажей, заставив землю содрогнуться. В этот раз львенка устояла на лапах. Пока Сиа размышляла, подросток уже принял решение. Нео подтолкнул ее и сказал:
— Ниже по течению! Ну!
Она посмотрела на льва и пошла вниз по течению. Видно было, что лев старается сбавить скорость для того, чтобы не отстать от Сиары. Она не хотела быть обузой, потому что уже была ею. Львенка прекрасно понимала, что без нее Нео быстрее бы ушел отсюда, но ему приходится ждать. Поэтому малышка постаралась бежать как можно быстрее. Сиа прибавила скорость еще, но не рассчитала. Ее лапа поехала по скользкой грязи, львенка вскрикнула и упала на живот. К счастью, дальше ее тельце не заскользило, она не улетела в бушующую реку.
— Прости, — виновато сказала Сиа, когда лев помог ей подняться. — Я буду аккуратней.
И львенка пошла за Нео, стараясь сохранять скорость, но и следить за лапами, которые так и норовили разъехаться на скользкой поверхности.

+2

41

Лес горел.
Нет, не так.
Он горел, черт побери!
Если ближе к реке дела обстояли еще более-менее нормально, по крайней мере, можно было пробраться, то ближе к вулкану стоял сплошной гул ревущего огня. Поворачивая в ту сторону морду, Нео то и дело натыкался взглядом то на сноп искр, взлетающих к небу, когда падало очередное горящее дерево, то на языки пламени. Из вулкана тем временем то и дело прилетали все новые и новые подарочки в виде кусков раскаленной породы. Летели они далеко — и за реку тоже, так что кое-где пожар начался и там. Жар накатывал волнами. Самцу было горячо в шерстяной шкуре; сейчас он бы с удовольствием сбросил ее. Впрочем, все шансы на это у него были. Споткнувшись, черногривый чуть было не налетел на горящий сук, изрядно припалив себе бок; к счастью, шерсть полыхнула и сразу же потухла, так что кожа осталась невредимой. Лапе пришлось похуже: не разбирая дороги, лев уже несколько раз наступил на что-то горячее, не разбирая, уголь это, камень или что-то другое. Как назло, страдала все время правая передняя лапа, так что вскоре Нео начал прихрамывать.
С другой стороны от бегущих львов исходила паром река. От нее тоже несло теплом, но его было куда меньше, чем от горящего леса, хотя сунуться в бурлящую воду сейчас мог только сумасшедший. Нео бы попытался — будь только он один. Сиаре этого не выдержать. Вряд ли она была в состоянии переплыть даже спокойную реку, ну а сейчас не стоило и пытаться — если только она не собирается, как бы ни цинично это прозвучало, отправиться вслед за своей матерью.
Хорошо, что он хотя бы смог ее отыскать. Самец чертыхнулся сквозь зубы, помогая упавшей львенке подняться. Она обессилела; да и он тоже чувствовал себя не лучшим образом. Дым от горящего леса стелился вокруг них, затрудняя дыхание и мешая разглядеть окрестности. Если бы не река, служившая им ориентиром, они могли бы заплутать в этом горящем лесу.
Похоже, остановились они вовремя. Лев только и успел прихватить за загривок рванувшуюся было дальше Сиару, отдергивая ее в сторону от выскочившего из пелены дыма животного. Трудно было понять, кто это... явно кто-то с копытами и рогами, и довольно крупный. Перемазанное сажей существо, местами опаленное, местами окровавленное... Это было больше похоже на демона, вроде тех, какими детей пугают. Тварь глянула на львов дикими глазами, но будто бы и не заметила их присутствия — толкнулась копытами и в мгновение ока скрылась в бурлящей реке.
А издалека уже слышался новый топот и хруст веток. Животных в лесу было много, и теперь они тоже спешили спастись бегством. Кому-то уже не повезло: едва сделав несколько шагов по берегу, Нео вновь наткнулся на погорельца, теперь уже в буквальном смысле слова. Вернее даже, наступил на полуобугленный трупик, брезгливо подпрыгнув. В любое другое время самец бы обрадовался легкой добыче, но только не теперь... Лишь сумасшедший будет пировать в такой обстановке. Сейчас главное было унести лапы в безопасное место. Если оно, конечно, вообще есть. Лес и река тянулись и тянулись, не заканчиваясь, и пожар стремительно распространялся все дальше и дальше, не давая возможности уйти от реки.
В горле льва уже давно было сухо, как в Сахаре, и порой он пытался откашляться, но не решался подойти к воде и попить. Прямо на его глазах во время очередного подземного толчка от берега отделился здоровенный пласт почвы, унеся с собой заодно и пару мелких животных, искавших у воды спасения. Нет, к реке подходить было опасно. Хотя дрожь земли более-менее поутихла, вулкан продолжал бушевать.
Наконец, силы окончательно оставили самца. Он продолжал упрямо брести, теперь уже даже не бежать, время от времени подталкивая измученную самочку, чтобы та не останавливалась. Больше всего на свете ему хотелось лечь прямо здесь, на горячую землю, нагревавшуюся, казалось, с каждой минутой все сильнее и сильнее. Наверно, скоро придет момент, когда ее нельзя будет тронуть лапой, не обжегшись при этом... Останавливаться было нельзя — и хотя Нео давно уже дышал тяжело, с натужными всхлипами, он плелся вперед так быстро, как только мог.
------→ Северное озеро

+2

42

Дышать становилось все тяжелее. Дым валил из горящего леса, чистого воздуха вокруг оставалось все меньше и меньше. Сиара была слишком мала для таких путешествий, для такого стресса. Она очень устала, впрочем, как и Нео. Глаза слезились от пепла, постоянно забивающего глаза, ноздри, уши. Лапы устали, безумно устали. Они болели с каждым шагом, подушечки саднили от многочисленных мелких ожогов. Но львенка шла, несмотря ни на что, потому что понимала, что, если они остановятся, то просто-напросто задохнутся.
Поэтому, когда Нео поднял ее с земли, она упрямо рванула вперед. Но зубы подростка снова сомкнулись на загривке Сиары, дернув с достаточной силой, чтобы она остановилась. “Что теперь?”, — устало подумала голубоглазая и посмотрела на льва. И вдруг, как будто бы из ниоткуда, выскочило нечто и приземлилось в паре шагов от них. Малышка дернулась от страха, потому что выглядел пришелец поистине ужасно. Облезлый, с обугленной кожей и обезумевшими глазами, с него стекала кровь. Сиара так и не поняла, что это было за животное, ведь, как только оно выскочило из кустов, львенка зажмурила глаза. Она никогда не видела ничего подобного, это было слишком. Кажется, образ этого существа будет снится ей в кошмарах.
Хватка на холке разжалась, а это значило, что снова можно идти. Львенка аккуратно приоткрыла глаза, чтобы убедиться, что “монстр” ушел. Животное и правда исчезло. Задумываться, куда оно могло пропасть Сиа не стала, а просто пошла дальше. Медленнее, чем раньше, отчасти, чтобы успеть отскочить, если еще что-то появится у них на пути, отчасти потому, что безумно устала. Она шла, стараясь поспевать за Нео, но это давалось ей нелегко.
Поэтому, когда он подпрыгнул от неожиданности, Сиара не увидела, почему. Только подойдя ближе, она поняла. И пожалела, что не прошла мимо. Это был первый труп, который малышка увидела в своей жизни. До этого она видела только куски мяса, которые приносила мама. Сиа никогда не соотносила это с живыми копытными, хотя Шелин и объясняла львенке концепцию охоты. А теперь перед ней лежал труп какого-то копытного. Ужас, застывший в глазах, кровь, кожа, висящая кусками. И запах. Отвратительный запах горелой плоти. Малышка еле сдержала рвотные позывы, глаза заслезились. Она постаралась уйти оттуда как можно быстрее.
Но лапы заплетались, а голова болела. Идти становилось все сложнее и сложнее, пару раз она даже остановилась. Это было уже несознательно, Сиара просто засыпала на ходу. Каждый раз она получала нежный тычок носом от подростка. Она будет всегда, всю жизнь бесконечно благодарна Нео за эти тычки, за его поиски. За свою спасенную жизнь.
----------------------------------------------------→ Северное озеро

+3

43

----→ Пылающий саванновый лес

Забег не на жизнь, а на смерть для Игнуса и двух его спутниц все еще продолжался. Игнус старался бежать знакомым путем, которым и добрался до сюда. Главной целью было добежать хотя бы до берега: там огонь был бы не так страшен, хоть и бурлящая вода могла нанести вред, да и склоны там были крутые, что навернутся с них не составляло большого труда, особенно в нынешней ситуации. Игнус максимально сосредоточился, чтобы найти путь до него. Концентрация льва была настолько высока, что даже впадающий в истерику Пирос замолк на время, дабы не отвлекать Игнуса. Молодая голубоглазая львица постоянно подгоняла его, порываясь вперед, но так и не решаясь обгонять своего спасителя. Беленькая же просто старалась не отставать от них.

В конце концов им все же удалось добежать до непосредственно берега, где усталость взяла свое. Игнус решил воспользоваться относительной безопасностью этого места, чтобы перевести дух. Его взгляд устремился на то, что осталось от некогда красивого саванного леса. Пламя завораживало его, хоть он и понимал, что оно принесло неисчислимое количество смертей и несчастий не только для прайда, но и для травоядных обитателей этих земель.

Хех. В Круге Жизни каждый связан друг с другом, но перед лицом Огня это все становится неважным. Все становятся лишь жертвами для Него.

На фоне пламени было отчетливо видно, как звери пытались сбежать оттуда. Огонь за минуты поглотил их дома, оставив после себя лишь пепел. Игнусу было жаль их, но ничего не мог с собой поделать: пылающая саванна выглядела для него невероятно красиво, завлекая полностью его внимание.

"— А девка-то с норовом, а?" — внезапно спросил Пирос.
"— Что?
— Та голубоглазая чертовка, что ты потащил через саванну первой. Характер похоже у нее крутой.
— Не говори мне, что она тебе понравилась.
— И не скажу. Но одного у нее не отнять: у нее в голове нет жижи и она понимает, что когда вокруг огонь нужно не идти в него, а бежать как можно дальше.
— Знаешь, Пирос," — Игнус попытался отвлечь Пироса от очередных занудных нравоучений, — "Если посмотреть на все происходящее, то можно с уверенностью сказать, что Источник Вечного Огня там определенно есть.
— Вынужден с тобой согласиться. Огненный Лев явно не в духе, раз решил устроить ТАКОЕ.
— В таком случае нам нужно здесь задержаться на какое-то время, пока огонь и лава не утихнет.
— Это все хорошо, но лучше оставаться не "здесь", а в каком-нибудь более безопасном месте. Местный дым не особо пойдет на пользу твоим легким и голове."

Игнус повернул голову в сторону львиц:

— Лапы, морды целы? Надеюсь, вы передохнули, нам надо бежать дальше, пока здесь еще сильнее не заволокло все дымом.

Как только Игнус отвернулся в его голове послышался насмешливый голос Пироса:

"— Охохо, посмотрите на него, Игнус - командир.
— Что опять не так? Я вообще-то пытаюсь им жизнь спасти.
— Вот именно. А должен спасать свою.
— Может хотя бы попытаешься побыть добрым и проявить сострадание?
— Не, тогда я стану тобой, мне будет скучно и я не смогу тебя подкалывать. Давай, шевели лапами."

Игнусу ничего не оставалось, кроме как послушать совета Пироса и начать движение дальше вдоль берега.

Отредактировано Игнус (2 Дек 2017 19:51:02)

+4

44

----→ Саванный лес

Огонь явно не успел ещё захватить полностью эту часть местности возле реки. Но здесь было не лучше, а может даже намного опаснее. Едкий запах гари и пепел забивали ноздри и лёгкие, было трудно дышать. Вода в реке бурлила зловещим хлюпаньем. И трупы... Огромное количество мёртвых тел лежало вокруг. Эриса была, бесспорно, хищником,  и "еда" явно не должна была вызывать страх, но это заставляло тело покрываться крупной дрожью от макушки и до кончика хвоста.

Эриса зажмурилась, а затем попыталась отвезти взгляд и сосредоточится на спасении собственной шкуры. Погибнуть при таких обстоятельствах, явно не входило в ее планы, по крайней мере не сегодня точно.

Она изрядно запыхалась, когда они остановились у берега, ведь это был её первый забег, причём не сказать, что обычный или безопасный. Но передышка не только позволила перевести дух... Эриса почувствовал, как тело ломит от усталости.

Ей стало стыдно. Незнакомка, которая стояла практически рядом выглядела изрядно бодрее, хотя, как поняла Эриса, она была младше нее. Да и ведущий их самец не выглядел напуганным. По его морде Эриса поняла, что он чётко обдумывает их дальнейший план действия. "Маменькина дочка, перестань ныть и соберись наконец. Сколько можно себя жалеть!" - разозлился на саму себя львица. От этого морда самки стала непривычно серьезной.

Львица глубоко вздохнула, чтобы успокоится, и тут же пожалела о сделанном. Гарь и пепел заполнили глотку. "Идиотка, если бы существовали титулы, мисс "Разумность" была бы бесспорно твоей", - подумала она, заходясь в хрипоте. Как же здорово, что они не поняли "гениальный" замысел, приведший к такому.

Эриса не была глупа, причина всему крылась в её неуверенности и неопытности, ну и огромное желание не опозорится тоже играло немалую роль, и обычно становилось основной причиной таких курьезов.

Но, голубоглазая незнакомка, как показалось львице, окинула ее сочувствующим взглядом. И даже если это было не так, мысли об этом придала уверенность и позволилила успокоится.

Все еще с хрипом в голосе, Эриса попыталась ответить на вопрос про какую-то целостность лап, и они снова побежали.

Бежать вдоль берега было намного безопаснее. Огонь еще не успел подобраться, но едкий пар, который поднимался с поверхности воды, застилал глаза слезной пеленой, затрудняя обзор и мешая ориентироваться. К тому же повалившиеся деревья иногда имели привычку внезапно возникать на пути, приходилось перепрыгивать, а соответственно тратить еще больше сил.

Но к удивлению самой Эрисы, она как будто похрабрела. Нет, ей все еще было страшно находится здесь, но бежала она куда уверенней.

Лев бежал немного впереди самок, поэтому он не мог заметить того, что случилось дальше. Небольшой кусок земли треснул прямо после того, как он только пробежал по нему, и покатился с частью обломков в реку. Незнакомка бежала чуть впереди, и Эриса не знала, видела она это или нет, но к своему, а может и не только удивлению, она крикнула.

- Прыгай!

Отредактировано Эриса (13 Июн 2018 08:01:24)

+3

45

----→ Пылающий саванновый лес

Всё, что она так любила, было уничтожено, начиная от логова, где она появилась на свет и, заканчивая охотничьими угодьями, где она так усердно обучалась. Вид горящего дома был ужасен, и Сунита всеми силами старалась не оборачиваться, не смотреть на пылающий вулкан и саванновый лес, тем самым причиняя боль себе же и задерживая своих спутников. Места, по которым Сун умело ориентировалась и ночью, было не узнать, и потому ей приходилось сдерживать свой пыл, не вырываясь вперёд кареглазого самца. Дыма и огня хоть тут было поменьше, чем возле вулкана, Сун по-прежнему не была спокойна за свою жизнь (да и разве можно быть спокойной при нынешних обстоятельствах?!). Бурлящая вода и пар, который исходил от неё, напугала голубоглазку. Подросток никогда не видела, чтобы вода так себя вела, однако она не подала виду своего беспокойства, лишь сильнее сжала губы и нахмурилась. Самке не хотелось демонстрировать своим спутникам свой страх. С одной стороны тут сыграл свою роль её характер, а с другой – она прекрасно понимала, что её паника может перекинуться и на них, и тогда выбраться отсюда будет ещё сложнее.

Наконец, их «проводник из мира мёртвых» решил передохнуть. Подросток была безумно благодарна ему, ибо усталость хоть и заглушалась адреналином, всё-таки полностью не покидала обладательницу тёмной шкуры. Сунита сгорбилась, опустив свою голову ближе к земле, вспоминая, как в саванновом лесу так ей удалось растянуть время до прибытия спасителя. Львица приоткрыла пасть, чтобы сильнее чувствовать запахи, в надежде уловить запах своих соплеменников – даже сейчас надежда не покидала её. Нынешние спутники её не напрягали, по крайней мере, уже, но всё-таки ей хотелось присоединиться к своим. Однако кроме запаха гари и пепла почуять ничего она не смогла.

Самка сначала глянула на белобрысую львицу, с удивлением обнаружив, как та тяжко дышит. Сунита уже успешно утихомирила и дыхание, и своё сердце, да и лев уже успел это сделать. У Суниты сложилось такое впечатление, что её спутница никогда и не охотилась, но такое принять она просто не смогла. Как это одиночка, и живёт без охоты? Не было похоже, что она когда-то встречала того кирпичного льва, да и поблизости неё никого не было – значит, она живёт одна. Тогда Сун предположила, что эта грациозная самка – падальщик, но дальше размышлять в этом направлении не стала, еле поборов рвотный рефлекс, когда представила, как эта красавица жадно ест наравне с гиенами, шакалами и стервятниками чью-то разлагающуюся тушку. Тогда темношкурая перевела взор на самца, но его видок также не вызвал у неё положительных эмоций. Он любовался пламенем, любовался тем, как жители того места лишаются своего дома и семей, при этом в его взгляде, как показалось Суните, не было и намёка на жалость. Стоит ли говорить, как сильно это оскорбило жившую там самку?

«Сначала сам забрался в пекло, а теперь так заворожённо смотрит туда, будто бы там полчище красоток, манящих его!» – раздражённо воскликнула самка, сама не понимая, почему это так разозлило её. Но Сун продолжила утаивать свои эмоции, понимая, что только с ним она сможет остаться в живых. И потому, чтобы не пялиться на него, выжигая в нём дыру своим хмурым взглядом, подросток также перевела свой взор в сторону горящего саваннового леса. Естественно, лучше ей от этого не стало. Зрачки её стали шире, уши прижались к голове, когти же глубоко вонзились в землю. Огонёк надежды ещё раз встретить члена Нари утихал всё быстрее и быстрее.

Мой…дом… – прошептала самка, чуть дыша, глядя на тот хаос, что творился на землях прайда Нари, которого, похоже, с этого дня больше не существует. Могло показаться, что она просто удивлена тому, что творилось позади неё, пока она неслась к реке, но внутри она еле себя сдерживала, чтобы не расплакаться. И вновь она поступала непривычно для себя – так сильно на неё повлияло пережитое сегодня. Но Сунита поспешно взяла себя в лапы, как только самец задал ей и второй львице вопрос.

И куда мы идём? Долина ветров только раздует это чёртово пламя, с большого водопада мы никуда не уйдём, а до северного озера ещё топать и топать! – повысив голос, чтобы её услышали, спросила у самца Сунита, не понимая, куда же они бегут. То, что она упомянула название стольких мест, выдавало тот факт, что она тут живёт, а не бродяжничает. И если парочка когда-то слышали о здешнем прайде, то могли догадаться, что подросток является его частью.

Отставать от них Сунита не собиралась, и поэтому, не дожидаясь ответа самца, кинулась вслед за ведущим их с незнакомкой львом. Но взгляд её был прикован к саванновому лесу – Сун пыталась разглядеть там знакомые силуэты. Глупо, безответственно и совершенно не свойственно такой серьёзной самке. Правда долго так бежать ей не удалось – полоса препятствий в виде упавших деревьев и камней заставила львицу продолжать следить за дорогой. Пыхтя и еле сдерживая ругательства, Сун не без труда перепрыгивала всё это безобразие, не забывая оглядываться на бежавшую позади неё голубоглазую незнакомку, словно Ни была её матерью. Жизнь в прайде сделала своё, и попав в какую-то компанию, даже не знакомую, Сунита следила за сохранностью всех её членов.

«Айхею, что на это раз?! – гневно рявкнула про себя юная львица, пыхтя перелезая через очередное бревно. – Земля уйдёт у меня из-под…»

– Прыгай!

Сунита последовала указанию белобрысой львицы без раздумий, на автомате. На охоте старшие львицы нередко внезапно давали ей различные указания, и будущая охотница как никто знала, как важно сразу же сработать на данную кем-то команду. Порой Сун не замечала подбегающего к ней разгневанного буйвола, так как за высокой травой ей просто не было видно его, и старшие охотницы спасали свою подопечную вовремя сказанным предупреждением или командой. Такое было нередко, именно поэтому она рефлекторно сработала на крик голубоглазки. Если бы не эта незнакомка, Сунита уже бы свалилась в реку вместе с осыпавшимся бережком – это она понимала прекрасно. И потому, преодолев эту внезапно возникшую преграду, она посмотрела на самку через плечо, крикнув:

Храни тебя Айхею!

«Должок номер два», – мысленно сказала себе Сунита, отворачиваясь от самки и продолжая побег от огня. Надо бы хоть имена их спросить, когда они выберутся отсюда. И подозревая, что позже она может забыть это сделать, Сун решила не медлить:

Как вас хоть звать, команда?

Отредактировано Сунита (2 Дек 2017 19:34:14)

+4

46

Дело было все еще дрянь. С одной стороны постоянно булькала и шипела вода, с другой стороны горела саванна и дым оттуда застилал глаза и мешал дышать. Повсюду распространялся запах пережаренных трупов, горящие деревья то и дело преграждали путь, а земля периодически предательски крошилась под лапами. Игнус старался вести львиц более-менее безопасным путем, подальше от огня и совсем уж хрупких участков берега.

— И куда мы идём? Долина ветров только раздует это чёртово пламя, с большого водопада мы никуда не уйдём, а до северного озера ещё топать и топать! — крикнула на бегу молоденькая голубоглазка.
— Огонь очень сильный, но до этого вашего озера добраться еще не должен был. Так что я веду вас туда. Если не будем сильно тормозить, то доберемся туда очень быстро, — ответил Игнус.

"— Учитывая то, что ты вчера полдня потратил на то, чтобы найти его...
— Я не виноват, что тот лев плохо ориентировался в сторонах света.
— Уверен, что дело не в том, что ты решил пойти посмотреть на кормящихся антилоп?
— Ой, угомонись уже."

Бег все продолжался. Игнус задумался на счет того, как ему поступить со своими спутницами. Довести до озера и бросить их там на произвол судьбы? Или попытаться помочь им вернуться в их прайд? Хотя если на счет молоденькой голубоглазой львицы сомнений в ее принадлежности к местному прайду не возникало, то беленькая похоже была всё же одиночкой. Игнус прекрасно понимал, что его никто не желает видеть даже в остатках прайда, но и оставить неопытного подростка он тоже не мог. Как и львицу, которая больше боялась его, нежели огня. Сомнения терзали льва, ведь если он не найдет им приют, то ему придется стать для них больше, чем спасителем.

"— Пирос, что мы будем делать с ними?
— Так-так, кажется в Игнусе проявились зачатки интеллекта! Похвально. А ты не думал об этом, когда порывался их спасать?" — язвительно спросил Пирос.
"— Я не мог их просто бросить их там погибать, Пирос.
— А как же еще куча других львов, которые там вероятно остались, хм? Их же ты там бросил.
— Я сделал всё, что мог сделать. Я нашел этих двух и я стал ответственен за их жизни, которые они доверили мне. Если бы я мог бы найти других, я бы это сделал." — парировал Игнус.
"— Но ведь ты этого не сделал, так ведь?
— Мы можем спорить про это до бесконечности, Пирос, но факт останется фактом: я вытащил этих двух и я собираюсь довести их до безопасного места. Но что мне делать потом?
— Как я уже говорил: плюй на них. Если тебе твоя извращенная совесть не дала спокойно оставить умирать пару львов из целого прайда, то ладно, доведи их до этого озера, а дальше пусть решают свои проблемы сами.
— Мне кажется, что всё не будет так просто...
— Вот видишь, ты меня опять не слушаешь. Забей на..."

— Прыгай! — послышался сзади незнакомый крик.

Игнус развернулся. Этот голос принадлежал белошкурой голубоглазке, которая всё это время хранила молчание. И крик она издала очень вовремя: под лапами другой обладательницы голубых глаз начала обваливаться земля. Львица ловко отпрыгнула оттуда, не забыв поблагодарить свою спасительницу.

"— Ладно, от этой беленькой тоже есть польза. Но не настолько великая, чтобы разрешать ей таскаться с собой.
— Видишь, не только я пытаюсь здесь жизни спасать.
— Да-да, всё, что скажешь. Двигай уже, а то местный пейзаж уже начинает мне надоедать."

Группа вновь тронулась с места. Но не прошло и минуты, как тёмненькая голубоглазка подала голос:

— Как вас хоть звать, команда?

"— Что? Как она узн...
— Успокойся, она имела в виду нас и ту белую львицу.
— А, да. Постоянно забываю про нее.
— Сомневаюсь, что ты хоть на секунду про нее забывал, столько ворчишь про нее."

Пирос пропустил мимо ушей это замечание и вновь погрузился в свое привычное состояние наблюдателя.

- Меня зовут Игнус, я, как можно заметить, далеко не отсюда. А с ней, — Игнус кивнул головой в сторону беленькой, — А с ней мы не знакомы. Да и про тебя я не знаю. Как тебя зовут? И ты из местного прайда, так? - Игнус старался говорить на ходу, но дым постоянно забивал легкие, что после каждого предложения ему приходилось прерываться на пару секунд.

"— Игнус, какого хрена? "Мы"!" — Пирос недовольно воскликнул.
"— Расслабься, я сомневаюсь, что они это заметили. Да и если заметили, то вряд ли их сейчас волнует твое присутствие в моей голове."

+4

47

Во имя великому, ее слова помогли, и голубоглазая незнакомка с легкостью преодолела преграду, причем так быстро и ловко, что Эриса невольно начала ставить себя на её место, была ли способна она на такую молниеносную реакцию, возможно время покажет. Но одно становилось хорошо, она не была бесполезным грузом. Да, она неопытна, молода и, возможно, где-то избалована, но она тоже на что-то способна, и в будущем обязательно проявит себя. С этими мыслями, она припустила бег, вскоре сравнявшись с голубоглазой.

Мой…дом… - прошептала незнакомка еле слышно. Эриса на автомате повернула голову в сторону горящей саванны, туда, куда сейчас был устремлен взгляд голубоглазки. «Во имя великого Айхею», - теперь все сходилось. Когда-то мать рассказывала ей про другие крупные прайды, которые появились до её рождения. «Стоп… Вулкан, река… Так мы на границе земель гордости, а значит на границе злющего тирана всех времен, а значит эта молодая самка – член прайда Нари", - наконец картинка складывалась в её голове. Спасибо матери за то, что долгими месяцами вбивала нужную информацию в голову… Ну и помогло то, что голубоглазка, видимо, хорошо ориентировалась на местности, раз знала названия всех ближайших мест.

Когда наконец она узнала, где находится, ужас пробрал её до самых костей. Эта молодая львица, видимо, потеряла свою семью, если она находится здесь одна. Она, конечно, то же потеряла близкое ей существо меньше месяца назад, но потеря таких масштабов, казалось Эрисе вселенской. «Как она держится, она видимо невероятно стойкая", - с этими мыслями на глазах у Эрисы подступили слезы, ей было очень жаль голубоглазую, но она быстро взяла себя в лапы, к тому же причину её сентиментальности нельзя было разгадать потому, что глаза и так слезились от едкого дыма, заполнившего воздух.

Теперь она поняла ещё и то, что с их провожающим, она, как и Эриса, знакома не была. «Но какой прок ему от нас",  - подумала самка. Да, лев казался странным, он как будто с восхищением взирал на охватившую огнём местность. «Либо он очень добрый, либо со своими причудами», - пронеслось в голове, но тут же Эриса возмутилась на саму себя. «Как будто ты не странная, если вас поставить рядом, то еще неизвестно кто бы занял это место, к тому же он нас спас, какому живому существу пришла бы такая мысль, находясь он в смертельной опасности, а значит уже за это можно было быть ему благодарной, да и, кстати, он весьма недурен собой, даже несмотря на эти шрамы", - так думала эта львичка, в данной ситуации.

По правде сказать, она была безмерно рада. Она была не одна впервые за долгое время, и она очень боялась, что как только они выберутся, ей помашут лапой и пожелают долгого, доброго пути. Одиночество – злейший враг для той, которая хотела найти друзей, поэтому в тайне, она даже радовалась, что они так долго бегут к безопасному месту. Да и охотиться явно легче не одной. Она давно не ела ничего приличнее мелкой живности, от этой мысли потеплело на душе. Может это станет причиной хоть ещё немного не расставаться с ними, ведь они явно не откажутся хорошо поесть на по следок.

Как вас хоть звать, команда? – прервала её мысли незнакомка. И как же она сама не додумалась до этого, ведь это даже глупо, думать про них и не знать имен. К тому же, начав диалог, можно узнать их поближе и как минимум точно убедиться, что они не опасны. «Видишь мам, я все помню про твои уроки выживания", - язвительно сама себе ответила львица.

- Мне приятно с вами познакомится, Эриса – сказала она, после того как Игнус, теперь то имя она знала, выдержал паузу. - Я – одиночка, и только с твоих слов узнала, где нахожусь. - Она уставилась на незнакомку с вопрошающим взглядом в ожидании ответа. Лев уже успел спросить про её имя, поэтому делать это во-второй раз было бы глупо.

Отредактировано Эриса (5 Июн 2018 11:55:03)

+4

48

Идея идти до Северного Озера – границы с прайдом Скара, не очень радовала голубоглазую львицу. Постоянно находясь в компании болтливых старых самок, Сунита успела вдоволь наслышаться слухов о жестокости и хладнокровии правителя тех земель, чьи приспешники убивали любого нарушителя границ, вне зависимости от ситуации. Естественно, из-за такой славы подростку не хотелось даже приближаться к границам, вновь рискуя своей шкурой, только-только вытащенной из огня. Тем более со львами, которых она впервые встретила и не знает о них ровным счётом ничего – даже имён. Сейчас в её голову начали закрадываться догадки о происхождении этой парочки. И, учитывая её неумение думать не только о плохом, эти догадки не были светлыми и радужными. Что если этот лев спас её только потому, что он что-то хочет от неё или знает о ней того, что не знает о себе сама Суни? А вторую львицу прихватил так, чтобы не было подозрений, либо она с ним заодно. Иначе, зачем они лезли в самое пекло? Конечно, выбора у голубоглазки не было –  либо сгорать в этом аду, либо идти к врагу с незнакомцами. Паршиво, ничего не скажешь.

«Сун, попробуй хоть на минутку полностью довериться им! –  на себя же крикнула львица, стыдясь таких мыслей. –  Если бы не они, сейчас бы лежала в саванновом лесу, задыхаясь гарью. Или же грохнулась в реку и тут же захлебнулась, как беспомощный котёнок!»

Обидно было признавать, что на деле Сунита не такая величественная и бесстрашная, какой она пытается казаться. Всё её актёрское мастерство, её лёгкость в движениях и изворотливость были просто бесполезны в такой ситуации. Впервые оставшись без своих дражайших тётушек или иных соплеменников, юная львица почувствовала себя просто беспомощной. Словно она вернулась на целый год назад, когда ещё даже не училась охотничьему мастерству. Маленькая, напуганная малышка, которая не могла сделать своему обидчику ничего кроме крика и попытки разжалобить его слезами. А нынешнего противника – огня, не разжалобишь. Но она до сих пор не понимала намерений этого кареглазого самца. Сун настолько привыкла, что ничего не делается просто так, что не могла бросить свои попытки разгадать намерения этого загадочного незнакомца. Ей казалось, что даже самое доброе существо не будет рисковать своей жизнью ради парочки незнакомых самок, не способных выжить самостоятельно. Но когда самец назвал своё имя и кратко высказался об отношениях с белобрысой самкой, Сун едва улыбнулась. А после того, как и львица подала голос, подросток не сдержала пару тихих смешков, которые легко было принять за кашель. Подумай только, все её догадки оказались неверны! Сказать, что она была рада этому – ровным счётом ничего не сказать. Сунита ликовала, что эти двое не из чужих прайдов. Если бы ей кто-то раньше сказал, что она когда-нибудь так обрадуется одиночкам, Ни просто расхохоталась и послала бы на все четыре стороны. Конечно, тень сомнения осталась, но она по крайней мере теперь не так беспокоила подростка.

«Одиночки! Простые одиночки, которые даже никогда друг друга не видели, чёрт возьми! –  никак не могла нарадоваться самка. –  И почему мне всегда твердили, что все одиночки поголовно трусы, лицемеры и эгоисты?! По-моему они благороднее некоторых членов прайдов

–  Сунита, –  наконец, откинув усмешку, кратко представилась львица, –  Да, я…
Тут она ненадолго замолкла. Голубоглазка просто не знала, как правильно ответить – утверждать, что прайд цел было как-то глупо после всего увиденного ими. Но и уверенно сказать, что прайд Нари теперь не существует, она не могла. Несмотря на то, что надежда почти покинула её, всё-таки глубоко внутри она твердила, что он не мог полностью исчезнуть в один день, и кто-то обязан был выжить помимо неё. Может быть, она не одна вышла на ночную прогулку? Вдруг кто-то также решил потренироваться, поохотиться или хотя бы просто полюбоваться ночным небом. Да и в прайде много быстроногих львов, которые из-за страха должны бегать ещё быстрее. По крайней мере, это лучшее, на что она могла надеяться в такой печальной ситуации.

–  По крайней мере, была, – добавила самка. Внезапно её голос стал холодным и бесчувственным, словно ей было плевать на случившееся. Конечно, это было не так, и, увидев её задумчивый взгляд, устремлённый в пустоту, об этом несложно было догадаться. Да и вряд ли в подростковом возрасте можно было настолько очерстветь, чтобы гибель всего прайда не вызвала никаких эмоций. Сейчас Сунита боролась сама с собой. Перед ней стоял выбор: продолжить бежать с этой парочкой к Северному Озеру или остаться тут, в надежде, что кто-то из выживших также решит побежать в сторону реки. С одной стороны, одиночки не внушали страха, Эриса так вообще показалась Суните даже слабее и трусливее её самой. Но с другой, она боялась, что если сейчас уйдёт с ними, то точно не сможет убедиться, выжил ли кто-то. Что если кому-то всё же удалось спастись, но он сгорит прямо у реки, не зная, куда бежать? Что если он запаникует и сорвётся в воду, и никто не сможет вытащить его?

Впереди была очередная преграда в виде трухлявого поваленного ветром дерева. Сунита без раздумий запрыгнула на него, чтобы потом спокойно спуститься, экономя силы, но внезапно она почувствовала боль в правой лапе. Она не успела вовремя среагировать, и потому прыгнула, но что-то резко отдёрнуло её назад, и самка приземлилась на задние лапы – передними упираясь в дерево. И, посмотрев на свою лапу, она не сдержала тихого отчаянного стона. Она застряла. Лапа провалилась по запястье, видимо, Сунита «удачно» наступила в подгнивший участок. И прекрасно понимая, что огонь ждать не будет, пока она будет аккуратно высовывать лапу, у самки снова началась паника. Сунита сначала с силой несколько раз дёрнула лапу на себя, пытаясь высвободиться, но ничего кроме боли ей это не дало. Фыркнув, проклиная всё на свете, она попыталась успокоиться. Времени было мало, и потому она тут же принялась пытаться буквально выгрызть лапу. Зубами голубоглазая львица вцеплялась в торчащую кору, отрывая её от дерева, чтобы расширить отверстие, но так как она слишком торопилась и была в неудобном положении, толком ей это ничего не принесло – она сорвала кору вокруг выбитого ею отверстия, уменьшив слой.

–  Мать моя львица, ДА ЗА ЧТО МНЕ ЭТО ВСЁ?! – наконец, не выдержала Сунита. Сначала у неё хватило ума бежать к вулкану сразу же после его извержения, потом она заблудилась, не видя дальше своего носа из-за дыма, после этого чуть не свалилась в реку (слава Богам Эриса успела её предупредить), а теперь вот это. Казалось, что предки решили посмеяться над ней в этот день, напомнив, что без чужой помощи она всего лишь беспомощный подросток и ничего более.

+4

49

Игнус продолжал вести своих спутниц, чьи имена он всё-таки смог выведать, все дальше к озеру. В голове у него уже был примерный план того, что делать с Сунитой: постараться найти хоть кого-нибудь из ее прайда и передать молодую львицу им. Если еще что-то от него осталось. Вопрос с Эрисой оставался открытым: Игнус хоть и был не прочь компании, но и подвергать кого-то лишней опасности он не мог, а ведь с его любопытством они были обеспечены.

Как бы то ни было, первоочередная цель для нас: добраться до озера. А дальше видно будет.

Размышлял лев и о вулкане и Огненном Льве. Он всё пытался понять, зачем это было устраивать? Для чего нужно Ему уничтожать целый прайд с его землями? Столько погибших, как среди хищников, так среди и травоядных, и всё ради чего? Игнус привык считать, что на всё есть своя причина, что всё не делается просто так и что пути Огненного Льва не могут быть сокрыты для его взора.

Однажды мы вновь встретимся, и я спрошу Тебя об этом. И Ты мне ответишь. Я знаю.

Не могло ли это быть испытанием для живших здесь животных? Или же таким образом Огненный Лев лишь демонстрировал свою мощь, заставив покориться перед собой абсолютно всех? Игнуса терзали эти вопросы, но всё же он старался выбросить их из головы, пока не доведет львиц до безопасного места. Бежать еще было далеко, а огонь и не собирался сдаваться и захватывал всё новые участки, пожирая траву и деревья. Пару раз перед львом выскакивали травоядные, но тут уже убегали прочь. Впрочем Игнусу до них дела не было, сейчас далеко не то время, когда стоит задумываться об обеде. Впрочем, возле озера сейчас должно быть столпотворение и добыть себе пропитание не составит большого труда.

"— А если никого не найдем, то можем закусить беленькой, с нее мяса должно быть поболее, чем с другой.
— Пирос...
— Ой, да ладно, я просто пошутил."

А меж тем на пути троицы встало очередное поваленное дерево, которое уже начинало подгорать. Игнус быстро перескочил его, но через пару секунд он услышал хруст дерева и проклятия Суниты. Бедняжка застряла лапой в дереве и никак не могла вытащить ее оттуда. Игнус заметил, как в порыве паники она начала вгрызаться зубами в кору, но особо успеха это действие ей не принесло.

"— Брось. Эту. Девку!" — с неприкрытой злобой прорычал в голове Пирос.
"— Ей нужна наша помощь, сейчас я ее вытащу оттуда," — Игнус резко запрыгнул на дерево, которое уже начало потихоньку пожирать пламя.
"— Проклятье, Игнус! Сейчас огонь быстро пройдет по этому дереву и ты сгоришь вместе с ним и этой неуклюжей дурой!
— Пирос, да как ты вообще можешь предлагать такое? А если бы мы оказались в подобной ситуации?
— Мы в нее не попадем, если ты будешь слушать МЕНЯ. Ты УЖЕ в этой ситуации, просто только ты застреваешь по своей воле, а не по своей криволапости.
— Пирос, заткнись, я сейчас попытаюсь лапой вырвать этот кусок коры...
— И ты опять меня не слушаешь! Сгорит одна глупая львица, невелика потеря. А если сгоришь ты, то сгорю и я, и тогда..."
— ПИРОС, МАТЬ ТВОЮ, ЕСЛИ ТЕБЕ БЕЗРАЗЛИЧНА СУДЬБА ДРУГИХ, ТО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО Я ТАКОЙ ЖЕ! ОНА ДОВЕРИЛА МНЕ СВОЮ ЖИЗНЬ, И ДА ПОЖРЕТ МЕНЯ ОГНЕННЫЙ ЛЕВ, ЕСЛИ Я НЕ БУДУ ПЫТАТЬСЯ СПАСАТЬ ЕЕ ДО ПОСЛЕДНЕГО! А ТЕПЕРЬ, ЗАТКНИСЬ! - выпалил в сердцах Игнус.

Игнус повернул голову в сторону Эрисы:

— Эриса, быстро дери кору с другой стороны лапы! — крикнул он ей.

Теперь Игнус повернулся в сторону Суниты и посмотрел в ее испуганные, но в то же время удивленные глаза. Он знал, что огонь подступает и постарался успокоить ее, пока пытался расковырять дыру побольше:

— Не бойся огня. Если начнешь его бояться, то он настигнет тебя быстрей, как хищник свою жертву. Мы с Эрисой вытащим тебя сейчас. Главное, не паникуй. Может этот огонь и крут, но мы явно круче, раз смогли уйти от него аж до сюда, — хоть Игнус и старался сохранять хладнокровие, но ему это не совсем удавалось и по большей части эти слова он говорил для себя.

Отредактировано Игнус (5 Дек 2017 19:25:40)

+6

50

После знакомства бежать рядом с этими двумя было гораздо легче, причём во всех смыслах этого слова. С одной стороны можно не бояться за сохранность своей шкуры и не думать про всякие глупости, а с другой не было такого напряжения в общении. Наконец можно недодумывать истории их жизней, а просто спросить. Ну и последний, но не менее важный фактор - компания! В ней Эриса нуждалась больше всего!!!

Она заметила, как изменилась морда Суниты после распросов про её происхождение. Вот секунду назад она даже слегка улыбалась, а теперь её взгляд снова был холоден, а голова явно занята тяжёлыми раздумьями. "Да, не так уж проста эта жизнь", - подумала львичка. Но, честно сказать, из-за своей молодости и неопытности, а может из-за страшной жажды познать мир, эта ситуация с огнём, которая творилась вокруг них, была страшно привлекательна для неё. Это было её первое приключение, и это было хоть что-то после скучной жизни в мечтах.

Игнус, молодой лев, вёл своих спутниц дальше, к Ясному или какому-то там озеру... Из-за своих раздумий, она не расслышала название, но вода была сейчас кстати. Горло и грудь раздирало от едкой гари, и глоток чистой и освежающий воды помог бы исправить это. А потом можно передохнуть, ночь подходила к концу, и эта гонка утомила молодую самку.

От этих мыслей на душе становилось даже как-то тепло. Мечты про отдых прервал внезапный крик. –  Мать моя львица, ДА ЗА ЧТО МНЕ ЭТО ВСЁ?! – услышала она рассерженный возглас Суниты. Эриса повернулась на шум. Молодая львичка угадила лапой в бревно и застряла. Эриса увидела как голубоглазка тщетно пыталась высвободиться от заточения. Она как безумная вгрызлась в дерево, готовая как-будто при необходимости отгрызть себе лапу. И чем ближе подбирался огонь, тем сильнее становилась паника у молодой Суниты.

Эриса, быстро дери кору с другой стороны лапы! — услыша она приказ Игнуса. Но это и не нужно было говорить. Эриса уже подбежала к преграде. Она не знала, как и что она делает... Ее цель была выгрызть дыру возле лапы больше, так чтобы голубоглазка смогла выбраться.

- ПИРОС, МАТЬ ТВОЮ, ЕСЛИ ТЕБЕ БЕЗРАЗЛИЧНА СУДЬБА ДРУГИХ, ТО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО Я ТАКОЙ ЖЕ! ОНА ДОВЕРИЛА МНЕ СВОЮ ЖИЗНЬ, И ДА ПОЖРЕТ МЕНЯ ОГНЕННЫЙ ЛЕВ, ЕСЛИ Я НЕ БУДУ ПЫТАТЬСЯ СПАСАТЬ ЕЕ ДО ПОСЛЕДНЕГО! А ТЕПЕРЬ, ЗАТКНИСЬ! - вдруг услышала Эриса. "Пирос...Огненный лев... Что или кто это?" - подумала она. Её взгляд встретился с глазами Суниты, которая явно находилась в таком же замешательстве. "Может он сильно надышался гарью, ведь мы здесь одни"... - пронеслась в ее голове мысль о трезвом рассудкае их спутника.

Но времени размышлять об этом сейчас не было, и самка вновь кинула все свои силы на спасение голубоглазки

Отредактировано Эриса (5 Июн 2018 11:56:32)

+3

51

Огонь подбирался всё ближе и ближе, отчего юную обладательницу голубых глаз захлестнуло новой волной паники. От жара было тяжко дышать, от дыма глаза щипало и из-за слез, юная львица почти ничего не видела, да и дёсны начинали ныть от неосторожных попыток освободиться – прекрасный денёк, ничего не скажешь! Мысленно Сунита вновь уже перебирала всех умерших, кого знала, молила их о помощи, хотя и понимала, что её молитвы ничего не изменят. Они уже мертвы – они не смогут помочь ей выбраться. Осознание неизбежной смерти вводило подростка в ужас. В сознании начинали всплывать отрывки из её раннего детства, а именно – смерть Бинти. Львица до сих пор не может выкинуть из головы ужасный вид тела её матери, её стеклянный, безжизненный взгляд и неуместная улыбка. Но одиночки и не думали оставлять их юную спутницу, в очередной раз доказав ей, что происхождение не играет никакой роли для поступков. Они никогда не видели её раньше, не знают, кем были её родители и каких высот она достигла, но при этом они не оставляют её на произвол судьбы. Казалось, что они знакомы всю жизнь – Сунита тут же среагировала на команду более взрослой львицы, что спасло её жизнь, они не бросают друг друга, заботясь о том, чтобы шедшие сзади них не отставали. Игнус стал лидером этой небольшой команды, и львицы покорно следовали за своим командиром, не оспаривая его слова. Ха, интересно, изменятся ли отношения после нескольких месяцев разлуки? Сунита пока не знала, что произойдёт, когда они добегут до Северного Озера. Навязываться она не станет из-за своей гордости и принципов, но и отгонять от себя не будет – как бы старательно она не училась, она всё ещё подросток и первое время сможет питаться лишь мелкой дичью и объедками. Да и добычу ей защитить будет тяжко, всё-таки она совершенно не знает ничего о драках, и если её уложат на лопатки, её попытки дать отпор будут больше похожи на игру котят. Вот только её противник вряд ли окажется котёнком или хотя бы сострадательным одиночкой, добродушно уступившим ей добычу.

Крик Игнуса ввёл голубоглазку в ступор. Она, прежде гневно пытающаяся выдрать лапу, теперь застыла, как статуя и вытаращила глаза. О чём он? Какой Пирос и Огненный Лев? Самка внезапно вспомнила, как слышала, что он разговаривает с кем-то, перед тем, как она смогла увидеть его. Но рядом по-прежнему не было других самцов, да и вообще кого-либо кроме их трио и несущихся прочь травоядных. Похоже, её компания не такая уж простая, как ей показалось сначала…

«Игнус, ты меня с ума решил свести? Или решил посмеяться надо мной?» – про себя простонала голубоглазка. Сунита чуть нахмурилась, выжидающе посмотрев на самца, словно задавая немой вопрос «дядь, ты в порядке?». Но его слова хоть и шокировали подростка, по крайней мере, смогли отвлечь её, тем самым угомонив. Юная львица метнула взгляд на Эрису, котороя, видимо, была удивлена не меньше Суниты, а затем вновь на Игнуса. Утешающие слова карелазого самца вселили больше уверенности в себя. Честно говоря, по большей части из-за того что подростку показалось, будто с ней разговаривают, как с маленькой – и это сильно разозлило её. Сун ненавидела, когда её указывают на её возраст, как бы напоминая, что если она младше, то у неё меньше прав и как многие считают – мозгов. Ей это напоминало её отца, однажды унизив свою дочь, сказав, что самки не имеют прав. Сильнее нахмурившись, сморщив нос и гордо закрыв глаза, сильнее сжав губы в тонкую полосу, она чуть приподняла голову, всем своим видом утверждая – она не маленькая. И как же комично это выглядело, чёрт возьми! Грязная от копоти, с мокрыми от слёз глазами, доселе паникующая, как котёнок, она стояла с выкаченной колесом грудью, гордо приподнятой головой и оскорблённым выражением мордочки. Будто эта ученица внезапно обрела титул принцессы, если не королевы всех земель.

Однако когда её товарищи по несчастью начали старательно пытаться высвободить её, Сунита внимательно начала следить за их движениями, при этом, не двигаясь, чтобы не мешать им и они ненароком не цапнули её. Она и так сегодня настрадалась, не хватало ей ещё и укусов получить. Её взгляд был таким напряжённым и выжидающим, что могло показаться, будто она ждёт, как из той дырки выскочит какой-нибудь грызун, и она обязана его поймать. И как только Сунита почувствовала, что вылезти ей будет легче, то не стала дожидаться команды их кареглазого лидера – тут же отпрянула назад, победоносно ухмыльнувшись своим спасителям. На лапе остались небольшие ссадины от её попыток самостоятельно освободиться, но сейчас её это не особо заботило – слишком была велика радость.

Уж и не знаю, как буду благодарить вас, команда! – крикнула она, тут же прокашлявшись, – Игнус, о ком ты говорил? Ты заметил кого-то или…

Далее говорить Сунита не решилась, подумав о том, что самец мог наглотаться угарного газу и у него начинались галлюцинации. Иначе как объяснить то, что произошло?

«Ну не может же у него в голове сидеть кто-то, ей Богу!» – про себя воскликнула голубоглазка, но тут же она поставила свои слова под сомнение – теперь она уже НИ В ЧЁМ не была уверенна.

+4

52

Пылающий саванновый лес >>>


К тому моменту, когда исстрадавшееся, наполовину поредевшее семейство наконец добралось до скалистых берегов реки, не без труда отыскав их в густом и едком тумане, на сопровождающих Шайену львят уже просто нельзя было взглянуть без слез — все как на подбор чумазые, израненные, взлохмаченные, с дико сверкающими впотьмах глазами... Но все-таки живые. Бастардка и сама выглядела ничуть не лучше своего закоптившегося потомства, ну, разве что ей посчастливилось избежать каких-либо серьезных травм, в то время как ее бедные детеныши, кажется, успели ощутить на себе все "прелести" вулканической бомбардировки. Особенно крепко досталось Ракхелиму: одну сторону его болезненно насупившейся мордахи пересекал глубокий, сочащийся кровью порез, и Шай всерьез беспокоилась о том, чтобы ее сын не остался без глаза. Малыш Мьяхи заметно прихрамывал, норовя отстать от общей процессии, и львице то и дело приходилось его подгонять, а бедолага Ньек, кажется, и вовсе ковылял вперед лишь благодаря заботливой поддержке Сехмет. Хорошо, что Лайам и Дхани не так сильно пострадали, а не то бы они все точно застряли в этом треклятом лесу. Учитывая, что им и так пришлось обходить наводненную местными "беженцами" тропу, дабы не оказаться в самой гуще напуганных, а от того даже не пытающихся смотреть себе под ноги травоядных... Словом, путь и без того выдался неблизкий.

Честно говоря, темная была откровенно поражена. Ее дети не только самостоятельно выбрались из разрушенного землетрясением логова, но и сумели единой командой пересечь добрую половину объятых пламенем территорий прайда. Не разбежались в истерике, не забились в какие-то сомнительные щели между камней и деревьев, дожидаясь, пока их кто-нибудь спасет — нет! Они не растерялись и нашли друг друга в этом безумном хаосе, как-то сгруппировались и все вместе двинулись прочь от грохочущего вулкана, сознательно избегая наиболее опасных участков, где их могли бы случайно разделить или затоптать насмерть. В основном это, конечно же, была заслуга Сехмет и Ньекунду, как самых старших и ответственных членов их маленькой группы, но и младшие подростки вели себя на удивление послушно. Не плакали, не жаловались, не спорили со взрослыми... Ну, за редким исключением. Ракха в принципе сложно было вообразить милым и покорным, и он, конечно же, не преминул огрызнуться на строгие вопли своей блудной мамаши, вполне справедливо упрекнув ее в долгом отсутствии... Какой бы сейчас напуганной или сердитой не была Шайена, она прекрасно видела устремленные на нее недоверчивые, даже откровенно обиженные взгляды. Они винили ее в том, что она оставила их одних... и были совершенно правы, да только вот Шай не считала данную ситуацию хоть сколь-нибудь подходящей для трогательных семейных разборок. Потом, всё потом! У нее еще будет шанс извиниться перед своими детьми, а заодно и похвалить их за проявленную ими отвагу, но сейчас львице следовало целиком и полностью сосредоточиться на их спасении. Поэтому она не стала разражаться в ответном рычании, на ходу выясняя отношения с Ракхелимом и остальными, ограничившись парой-тройкой скупых пинков и подзатыльников — мол, нечего мне тут свой характер показывать, делайте что вам велят, покуда кости целы! А полаяться мы и потом сможем, когда окажемся в относительно спокойном и безопасном месте...

Найти бы его еще, такое место!

Сюда, — коротко рыкнула Шайена, вдруг резко сворачивая в сторону и осторожно спускаясь вниз по скалистому нагромождению. Камни под лапами неприятно горячили и без того обожженные подушечки, а с трудом различимая сквозь густой пар водяная поверхность бурлила и плескалась, принимая в себя все новые раскаленные обломки — честно говоря, у львицы не было никакого желания проверять температуру речного потока, так что она с мрачной решимостью повела своих детенышей куда-то вниз по течению, выискивая глазами более-менее подходящую переправу. К счастью, мощная подземная тряска свалила в воду немало больших деревьев и камней, так что Шай и ее родным не пришлось долго скитаться: высмотрев более-менее крепкое бревно, рухнувшее точнехонько поверх реки, самка немедленно ринулась к нему, спеша проверить надежность этого импровизированного "моста". Приподнявшись на задних лапах, Бастардка несколько раз осторожно нажала передними на основание упавшего ствола, убеждаясь в том, что то не бухнется вниз при первом же касании, а затем повернулась обратно к молча наблюдавшим за ее действиями подросткам.

Так... нам нужно на другой берег, — пояснила она, перехватив на себе взгляды шести пар тревожно поблескивающих в темноте глаз. — Я не вижу, что там на той стороне, поэтому будьте начеку: тамошние земли принадлежат чужому прайду, и нам лучше не показываться на глаза его представителям. Ньек, — она внимательно посмотрела на тяжело вздыхающего племянника, — ты тяжелее всех, будет лучше, если ты первым опробуешь это бревно. Не бойся, я тебя подстрахую, — Шай слегка потеснилась в сторонку, позволяя молодому льву со сдавленным кряхтением вскарабкаться на переправу, попутно молча выслушивая его обеспокоенный вопрос. Само собой, Ньекунду страшно переживал за свою мать... И он был готов немедленно ринуться в обратном направлении, сразу же, как только поможет Шайене и ее львятам перебраться через реку. Львица невольно нахмурилась, понимая, какой это страшный риск. Не факт, что в уничтоженном логове еще кто-нибудь остался, а носиться сломя голову по горящим владениям прайда — затея, мягко говоря, самоубийственная. Могла ли она отпустить Ньекунду, чтобы он смог вернуться обратно к вулкану и поискать родных на его пылающих склонах? Да черта с два!

Я не видела ее после того, как мы с ней разминулись в саванновом лесу, — честно ответила Шай, с мрачным и усталым видом заглядывая в широко распахнутые глаза юного самца. — Они с Мадарой направлялись в логово — провожали туда одну мою старую знакомую, — при воспоминании о бедной Сараби, сердце львицы вновь неприятно екнуло. В какой же невообразимый ад они ее привели, сами того не желая... — Если ты не встретил их на поляне, значит, они еще просто не успели туда добраться и сейчас наверняка движутся обратно к границам, как и мы, — говоря это, Шайена аккуратно подпихнула льва когтистой лапой, вынуждая его развернуться обратно к бревну. — Брось эту затею, Ньек, — рыкнула она уже чуть грубее, видя, что ее племянник все еще жаждет во что бы то ни стало отправиться на поиски, — твоя мать взрослая самостоятельная львица, и она не одна... Сейчас ты гораздо нужнее здесь, — добавила Шай куда тише, признавая то, как сильно ей сейчас требовалась его помощь. — Убедись в том, что на той стороне их никто не тронет, ладно? Я очень на тебя рассчитываю, — дождавшись ответного кивка, львица успокоенно выдохнула и вновь сосредоточилась на предстоящей им переправе. Осторожно продвигавшийся по бревну Ньекунду довольно скоро полностью исчез из виду, эдаким призраком растворившись в густой молочно-серой пелене; Шай с напряжением смотрела ему в след, беспокоясь, как бы он случайно не сорвался в воду.

Несколько долгих минут, над шумящей и клокочущей рекой царило пугающее затишье... А затем с того берега послышался ободряющий львиный рык, вне всякого сомнения, принадлежащий Ньеку. Шайена тотчас обрадованно засуетилась, поняв, что ее племянник сумел благополучно добраться до другого берега и теперь ждал их всех у противоположного конца рухнувшего ствола.

"Слава яйцам! С ним все в порядке", — обернувшись, львица немедленно принялась подталкивать к бревну младших сыновей, игнорируя опасливое бормотание Мьяхи.

Ну, вперед, не бойтесь, — успокаивающе урчала она, настойчиво пихая их носом. — У Ньека получилось — значит, и у вас тоже получится... Давайте, по одному, вот так, осторожнее... Лайам, помоги Ракху, Мьяхи, ты пойдешь сразу за ними. Дхани, ты замыкаешь группу... Ставьте лапы точно по центру ствола и покрепче цепляйтесь когтями, ясно? Не торопитесь, пожар еще нескоро сюда доберется. Сехмет! — заметив, что ее дочь с донельзя решительным видом развернулась куда-то в направлении Килиманджаро, Шайена немедленно наступила лапой ей на хвост. — Где остальные? — хрипло осведомилась она, внимательно посмотрев на обернувшуюся к ней  самочку. Само собой, Шай не забыла об остальных своих детях — она заметила их отсутствие в первые же мгновения встречи с Сех и ее младшими сиблингами, но тогда не стала ни о чем ее спрашивать, предпочтя заняться спасением тех своих детенышей, которых она уже сумела отыскать. Но теперь, когда большая часть ее потомства была спасена (по крайней мере, им уже точно не грозила смерть в пожаре), Шайтан вполне могла сосредоточиться на своих потерянных львятах. Выслушав сбивчивый ответ дочери, темная невольно приоткрыла пасть: да уж, дела обстояли куда хуже, чем она могла это представить... Мало того, что Шеру с Хофу решили сыграть в супергероев, отважно ринувшись на поиски своих друзей, так еще и неясно было, куда подевалась Юви. Кажется, впервые за все время, Шайена искренне порадовалась тому обстоятельству, что Ферал, Морох и Тод покинули прайд незадолго до извержения, а Шайви с Шарп и вовсе потерялись без вести — по-крайней мере, теперь львица хотя бы не беспокоилась за сохранность их жизней. А вот что касается оставшейся троицы...

"Я не уйду, пока не найду и их тоже", — решила Шай, упрямо сдвинув кустистые брови на переносице... а затем вдруг с рычанием ухватила дочь за лохматый загривок, молниеносно среагировав на ее последнюю реплику. А ну, врешь, не уйдешь! Если Сехмет думала, что ей удастся вот так запросто рвануть обратно в самый эпицентр стихийного бедствия, проигнорировав мнение своей родной матери, то она чертовски ошибалась!

Я тебе голову оторву, — невнятно пророкотала Бастардка сквозь крепко, почти до боли стиснутые клыки, буквально силком подтаскивая Сех к бревну. Да уж, ну и редкостную корову она вырастила на свою дурную голову! Сехмет уже давно переросла свою миниатюрную мать, и теперь упиралась с таким норовом, будто на ее месте была не молодая львица, а целая антилопа гну... И все же, зря она недооценивала силу родительской любви — равно как и мощь ее воспитательных звездюлей. Ничуть не смущаясь, Шай несколько раз крепко треснула свою не в меру упрямую дочь по искаженной в сердитом оскале морде, кажется, словив в ответку несколько не менее сочных ударов — ишь! Она еще и материлась в голос, точно какой-то охамевший подросток, только послушайте ее! Честно говоря, Шайена немало ошалела от такого бурного сопротивления, но ее изумление довольно быстро сменилось самым обычным материнским бешенством. Ах, подраться хочешь?! — Я... сказала... ЛЕЗЬ НА ЭТОТ *БУЧИЙ МОСТ!!!! — гаркнула она во всю мощь своей натренированной глотки, каким-то совсем уж титаническим рывком буквально втащив упертую самочку на бревно, попутно со всей отмаши лупя ее лапами с выпущенными наружу когтями — только клоки шерсти и летели во все стороны, точно листья на осеннем ветру! Кажется, подействовало: вопя и огрызаясь, с агрессией прижимая уши к голове и хлеща хвостом по собственным грязным бедрам, но Сехмет все же двинулась через переправу, оставляя шумно отдувающуюся мать на почерневшем берегу.

Если мы с твоими братьями и сестрой не объявимся через полчаса, уводи остальных вниз по течению, — рявкнула Шай ей вслед, не особо, впрочем, рассчитывая на вежливый ответ. — Я дождусь их здесь, а после мы все вместе вас догоним! — крикнув последние слова, Шайена, все еще тяжело дыша после непредвиденной взбучки, с тревогой обернулась на ярко горящие поодаль заросли, лихорадочно рыская взглядом по округе, в немом ожидании, что кто-нибудь из ее оставшихся детей объявится на задымленной лесной опушке.

"Ну, где же вы все, черт вас подери?!..."

Офф-топ

Все действия с персонажами других игроков заранее обговорены с их хозяевами.

+10

53

=============================)пылающий саванновый лес
К его удивлению, рядом оказалась Сехмет и подставила плечо. Ньекунду, бросив на нее быстрый, недоуменный взгляд, тем не менее, с готовностью облокотился на самочку. Он устал. Тело ныло после удара той антилопы - да, он успел потом рассмотреть, что это была антилопа - кровь на морде от жара и просто времени запеклась и превратилась в маску, стягивающую шерсть и кожу. Да еще и, кажется, он крепко ударился лапой и прихрамывал. Помощь Сехмет и ее ласковые утешения пришлись как нельзя кстати.... Просто он думал, что главное для львицы - спасти семью, и это естественно, правильно. Сам он старался спасти всех, потому что вспоминал Нарико и его уроки о том, что прайд - их семья. Они должны помогать и защищать всех. Он даже привык и относился подсознательно почти как к должному, что Сехмет прежде всего смотрит на братьев. И неизвестно, он сам не понимал, что ободрило его и подлечило больше - плечо или мягкие, утешающие слова.

Он бормотнул что-то в ответ - сил на членораздельную благодарность не было. Один раз он даже поскользнулся, не справившись с больной лапой, и Сехмет пришлось выдержать на себе вес его туши.

- Прости, - прохрипел он и покосился на львицу, силясь ухмыльнуться. - Кажется, я ударил лапу. Пройдет,
так что давай не отставать от твоей матери и братьев.

Вместе идти стало легче. Теперь он понимал, почему Лайам буквально зажал между собой и Дхани Ракхелима и Мьяхи - чтобы не только следить за тем, как бы раненые братья не споткнулись и не упали, но и для духовной поддержки. Мол, мы рядом. Вместе. Идти легче, когда знаешь, что можно опереться на кого-то. Шайена резко свернула в сторону, а с ней и толпа измученных, побитых и поцарапанных львов. Ньекунду, хоть все еще и чувствовал боль в лапе (пусть и притупленную), все равно постарался как можно меньше опираться на Сех, чтобы не упасть вместе с ней на булыжники. Очень скоро он увидел и реку, лишь подняв голову. От водяной поверхности валил пар. Ну, и как же им перебраться на другую сторону? Нет, стоп, он не может уйти! Надо еще кое-что выяснить. Но сначала - пути отхода, к которым он сможет привести мать. Вместе с Шайеной он напряженно принялся всматриваться в реку, но мелкая самка первой заметила могучее, широкое бревно, невесть откуда взявшееся и могущее сослужить переправой.

- Гляди-ка, - он мотнул туда головой и чуть улыбнулся. - Уже что-то!

Теперь им есть, куда идти. Ньекунду жадно глянул на воду, но полоскать в ней окровавленную морду сейчас явно было лишним. Подождет. Да и река нагрелась, совершенно не даруя нужного холода больной лапе. Ньекунду с досадой мотнул хвостом и дернул ушами, заслышав из уст Шайены свое имя. Он действительно забрался на бревно, крепко впиваясь когтями в дерево, чисто для того, чтобы проверить, выдержит ли оно его вес. Выдержало. Теперь самое главное. Его мать. Он резко обернулся к Шайене и уставился той в глаза отчаянно и решительно.

- Погоди, Шайена! Моя мать, ты не видела моей матери? Ее не было на каменной поляне, она могла быть где-то здесь, - он всмотрелся напряженно в помрачневшую морду Шайены, и ее выражение ему крепко не понравилось. Сначала он ощутил короткую вспышку радости, когда она призналась, что действительно видела Акасиро, но вот где видела! В саванновом лесу! В том самом, где сейчас все полыхает и трескается. Как она там? Сможет ли выбраться? Очередное дерево с хрустом свалилось на землю, вдали послышался животный крик. Принадлежал он не льву, но по шкуре Ньекунду все равно пробежала дрожь. - Я должен пойти за ней! Эй! - неожиданно огрызнулся он, чуть оскалив клыки, кажется, впервые конкретно на Шайену. Затея не самая безопасная, учитывая, что недавно он был свидетелем того, как умело она может отстаивать свою позицию. Но сейчас ему плевать. Там, в лесу, его мать, ей может быть нужна помощь, с какого он полезет в безопасность на бревно?!

Ньекунду попытался слезть и хрипло зарычал, когда лапа да и все тело отозвалось болью. Она была уже не такая сильная, притупленная, но все равно он уже не так проворен и ловок, чтобы уворачиваться от деревьев и вытаскивать Акасиро из пожара. Проклятие! Но он должен хотя бы указать ей путь к бревну, сюда.... Его разъяренные глаза встретились со взглядом Шайены, и уступать лев не собирался. Он хотел уже было зло выпалить что-то вроде "Следи-за-своим-потомством-и-спасай-свою-семью-я-хочу-сделать-то-же-самое", но протиснулась вперед Сехмет и заметила, что в таком состоянии он никуда не может пойти. Ньекунду крепко сжал челюсти и то ли фыркнул, то ли зарычал вновь, с бешенством осознавая, что львица отчасти права. Он замер на бревне, отведя взгляд и всматриваясь в воду, напряженный и злой, сознавающий, что обе львицы правы. Он слаб сейчас. Он не сможет найти Акасиро в лесу, затея глупая. К тому же, если ее не было на поляне, значит, она была в лесу, а тут шансов выжить больше, чем у тех, кто оставался на поляне, а они же выжили! И Мадара сильный и крепкий, он поможет. Мгновение-другое Ньекунду еще молчал, принимая тяжелое и непростое решение. Шевельнувшись, он окинул взглядом ватагу подростков, затем - Сехмет и, мрачно отвернувшись бросил:

- Ладно! ЛАДНО! - прорычал он сквозь сжатые зубы и, до боли вцепившись в кору когтями, повернул в сторону противоположного берега. Внутри все клокотало - от бессилия, страха и злости. Все время вспоминался Селяви, только на этот раз превращавшийся в мать, Ньекунду гнал от себя это видение, напрягая мыщцы и прилагая все усилия, чтобы не свалиться. Он не глядел вниз, только на кусок дерева. Его мать должна выжить. Пусть она выживет....

Он не заметил, как оказался на противоположном берегу - бревно оказалось достаточно широким и крепким, чтобы он чувствовал себя почти что как на земле. Кое-как спустившись и выдохнув, утомленно расслабив плечи и втянув когти, он обернулся к скрытому в белой туманной завесе другому берегу, где остались остальные. Вперив туда насупленный взгляд, Ньек сообразил, что они ведь его тоже не видят, а значит, могут знать, что он перебрался нормально. В горле пересохло, но все-таки он, запрокинув голову, умудрился рявкнуть вполне прилично. И стал ждать. Отчасти.... отчасти он надеялся, что мать появится в последнюю минуту и тоже пройдет по бревну. И он ее встретит здесь. Сердце колотилось отчаянно и быстро. Вокруг никого не было, правда, это он проверил не сразу, а только когда осознал, что находиться на другой земле. И другой территории. Ньекунду дернул ушами, стараясь не сводить глаз с бревна и одновременно проверять, не подбирается ли кто.

=========================================)западный берег реки зубери

+6

54

---Начало игры---

Угораздило же ее оказаться в веселом месте в очень веселое время. У кошки и подавно были проблемы с ориентацией (если вы понимаете, о чем я), то теперь совсем беда. Завеса темного тумана, что стояла повсюду, внушала угрозу, высокие температуры опаляли шкурку, а духота и гарь не давала вздохнуть. Сара медленно и хаотично вертела головой в разные стороны, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть. Но на зрение полагаться не приходилось. От едкого дыма глаза невероятно щипало, слезы, невольно вызванные этим явлением, закрывали собой весь обзор. Кошка отчаянно прислушивалась к окружающим звукам, раз глаза отказались быть ее союзниками. Каждые несколько неуверенных шагов останавливалась и вслушивалась, откуда идут звуки ломающейся древесины, падающих камней, и другие признаки полного апокалиптичного трындеца, чтобы в те стороны точно не ходить. Земля под лапами была рыхлой и неприятной, что уж говорить о траве да деревьях... которых тут уже почти нет.

- Провоняю этой гарью, потом неделю отмываться буду... - озабоченно пролепетала кошка, а после закашлялась, надышавшись дымом. У кого чего болит, называется. Тебе бы просто выжить для начала, дуреха! 

Никто из бедствующих животных не знал, куда держит путь. У кого-то сердца колотились от волнения за шкуры близких и свою собственную, у кого-то от чувства адреналина, а у кого-то от страха. Сара же в этом плане внешне старалась быть как можно обыденно спокойной и бесстрашной, однако душа то и дело ждала какого-то подвоха и еще более крутого поворота событий. Она всегда считала, что самыми опасными соперниками для нее будут крупные львы или же копытная добыча. А после этого катаклизма весь мир перевернулся. Как? Отчего? Отчего боги решили послать на эти земли столь жуткое наказание, хотя местные жители вряд ли могли как-либо особо сильно их разгневать?  Она не понимала. Точнее, не могла найти причины. И от этого каждая клетка в ее теле негодовала и желала узнать разгадку. Катаклизм загнал кошку в тупик понимания этого мира. И пусть ее нутро сковывал страх, она не собиралась сдаваться просто так. Судьба подарила ей возможность на то, чтобы бежать отсюда, спасти свою шкуру. Просто перебраться на ту сторону этой реки… Но почему-то Сара не особо торопилась это делать. Неужели кошка сошла с ума? Риск был крайне велик. Неужели она пожертвует собственным, простите, задом ради абсолютно незнакомых бедствующих зверей? Совсем рядом просторы других земель, она доберется до них - и гуляй, атаман...

— ...Я буду проклинать себя за это! — чуть ли не кричала на себя Сара, шепча: — Как я буду себя винить!.. – нет. Сначала она поможет.

Слегка потрепанный хвост был прижат к брюху, а уши отведены назад. Чумазая, измученная высокими температурами, но живая кошка медленно шагала по направлению к отзвукам голосов таких же несчастных зверей, полных ужаса и паники. Ситуация не давала даже быстро выдохнуть и оценить творящийся вокруг хаос. Все свершалось чересчур быстро, приходилось реагировать, особо не обдумывая свои действия. И самка понимала, что однажды ей это аукнется. Черная земля становилась все мягче и мягче - где-то начинала трескаться прямо под лапами, где-то - и вовсе проваливаться. Кто говорил, что нечто, оставшееся от земли будет прочно держаться?

В какой-то момент искавшая опору задняя лапа опустилась на воздух. Сара сорвалась вниз, увлекая за собой сыпучие камешки - благо, высота была вовсе небольшая, а позади не оказалось опасно торчащих камней, лишь бурная, накалившаяся река. Кошка отчаянно вцепилась передними лапами за обрывки берега, ни жива, ни мертва: только яркие, незастекленевшие огоньки глаз выдавали в ней живое существо. Ей потребовалось время, чтобы осознать, что она цела и невредима. Извалявшаяся в пыли и грязи шкура окрасилась в желтовато-серый грязный цвет, приоткрытая пасть сипло вдыхала прозрачный, раскаленный жарой воздух. Вечно она так цепляться не могла - течение рано или поздно унесло бы даже такую плотную тушку, коей являлась она.

- НА ПОМОЩЬ!..

Отредактировано Sara (10 Дек 2017 21:57:09)

+5

55

Совместными усилиями Эрисы и Игнуса к невероятному облегчению обоих Суниту все же удалось вытащить из дерева. Та быстро вытащила свою лапу оттуда и отскочила подальше от горящего дерева, ее же примеру последовал и сам Игнус. Тут же Сунита подала голос:

— Уж и не знаю, как буду благодарить вас, команда! Игнус, о ком ты говорил? Ты заметил кого-то или…

Игнус смутился. Он уже успел десять раз пожалеть, пока грыз кору, что при всех сорвался на Пироса. Теперь ему придется вновь пытаться объяснять, что в его голове есть некто, который мог бы быть самым обычным львом, будь у него свое тело. Или придется нагло врать, что тоже было не очень приятно. А это значит, что ему вновь придется путешествовать в одиночку, ведь кому захочется иметь дело с сумасшедшим. Тем более с огромным пристрастием к огню. Ищущим неведомого Огненного Льва.

"Они не увидят этого, они не увидят истинной цели в этом. Как и обычно. Они увидят лишь безумного льва, которому нет дела ни до чего, кроме своего безумия."

Это вновь сильно расстроило молодого льва, хоть виду он и не подал. Он поднял голову в сторону Суниты, но не решался смотреть ей в глаза:
— Это... Я... Объяснить это будет сложно и... Лучше если мы займемся этим позже, — кое-как смог выдавить из себя Игнус. — Сначала доберемся до безопасного места, а там уже решим все...

На секунду лев осекся. Он заметил прямо позади Суниты какую-то группу львов, состоящую как из и взрослых львов, так и подростков, которые поочередно пытались пересечь реку по бревнам. Оттуда можно было услышать еле понятные крики, но разобрать их было невозможно.

— Сунита, ты случайно... — начал было спрашивать Игнус.
— НА ПОМОЩЬ!.. — раздался истошный крик с противоположной стороны.

Игнус машинально повернул голову в сторону крика. Внезапно его посетила одна безумная мысль:

"Спаситель... Защитник... Огненный Лев испытывает меня!"

Это неожиданное заключение ошеломило Игнуса. Испытание. Как же просто. Его личная цель в этом огненном шторме - защитить тех, кто не может справиться с пламенем. Какой же он мог быть последователь Огненного Льва, если не может защитить кого-либо от его пламени? Конечно, Игнус понимал, что истинная цель всего этого совершенно в другом, но таких совпадений не бывает: попасть к Килиманджаро для поиска Вечного Огня в тот момент, когда началось извержение. Игнус было сорвался бежать на крик, как Сунита резко остановила его:

— Игнус, нет, — с крайне серьезным выражением лица Сунита уставилась прямо на него.
— Сунита, кому-то срочно нужна наша помощь. Мы не можем просто так кого-то бросить, даже не попытавшись спасти.
— Игнус. Нет. Нам пора уходить в безопасное место, пока мы живы, — Сунита продолжала сверлить Игнуса взглядом.

Игнус выпустил когти в горячую землю, но тут же втянул обратно, подавив небольшую вспышку злости внутри себя. Он подскочил прямо к Суните:

— Знаешь в чем разница между тобой и той львицей? — Игнус кивнул в ту сторону, откуда прозвучал крик. — Она в том, что твою жизнь я уже спас, хотя мог бы бросить тебя сгорать среди горящей травы. А ее я только собираюсь спасти, неважно от чего. Мы сейчас все в одной большой заднице, и если мы не будем помогать друг другу, то очень скоро окажемся лишь прахом, который разнесется первым же ветром. Если в вашем прайде является нормой бросать других, ради своей выгоды, что ж. — Игнус сделал пару шагов в сторону потерпевшей. — Тогда беги к ним, — Игнус махнул лапой в сторону той группы львов, что увидел ранее. — Решай сама, — с этими словами лев побежал на крик и заметил, что Эриса бежит рядом.

Бежать было трудно и опасно, земля все норовила обвалится под лапами, но к счастью для Игнуса все обошлось. В конце концов они встретили того, кто звал на помощь. И это было одно из самых странных существ, что Игнус видел в своей жизни. Внешне это был лев, ошибиться было нельзя ведь на "нем" была грива. Но вот морда явно выдавала тот факт, что перед Игнусом была именно самка, как впрочем и голос. Темная шерстка, разные побрякушки на морде - в общем было сложно понять кто же это есть на самом деле. Но времени разбираться не было, так как эта львица (или все же лев?) висела на краюшке берега, вцепившись в него своими лапами.

— Эриса, попробуй найти какую-нибудь палку и постарайся вытянуть ее оттуда, — немедленно скомандовал Игнус.

Подскочив поближе, он решил попробовать вытянуть львицу за шкирку, но безуспешно. Без посторонней помощи ему было явно не обойтись.

"Ох, ну и туша. Если я тебя не смогу вытащить, то уж прости, надо было меньше есть", — заключил про себя Игнус.

Оффтоп

Действия других персонажей были обговорены заранее, нарушений свободы воли тут нет и не ищите

Отредактировано Игнус (10 Дек 2017 16:59:37)

+7

56

"Во имя всех великих, особенно Айхею", - её новоиспеченная знакомая была спасена, напугана, но вполне невредима.

- Чёрт, получилось, - вдруг неожиданно для себя выкрикнула Эриса. - Мы и правда сделали это! - львица была настолько рада своей полезностью кому-то, что еще немного и она бы точно не устояла, начав по-детски смеяться и прыгать вокруг своих знакомых. Но это было бы слишком глупо, увидев такое, они бы явно убежали подальше, предпочтя общество даже горящей саванны. Улыбку и полные радости глаза, единственное, что выдавила из себя Эриса, посчитав такое проявление эмоций вполне уместным для данной ситуации. "В конце концов, могу же я порадоваться, они и так, наверное, думают, что я немая", - подумала Эриса.

– Уж и не знаю, как буду благодарить вас, команда!  – Игнус, о ком ты говорил? Ты заметил кого-то или... -  услышала она голос Суниты. Эриса тоже хотела что-то спросить по этому поводу, но заметив на морде льва смущение и долгую паузу, видимо которая нужна была ему, чтобы обдумать ответ, решила повременить с этим до более спокойной обстановки.

— Сунита, ты случайно... — , ответил он, глядя куда-то позади их. Самки быстро оглянулись, чтобы увидеть то, на что был устремлен взгляд Игнуса. Группа, состоящая из львов разного возраста, быстро пересекала реку, воспользовавшись упавшим бревном. Странно, почему они не заметили его когда и пробегали там. И тут все стало понятно. Видимо это остатки прайда Суниты, во всяком случае ее дергающийся от волнения хвост и широко открытые глаза подтверждали этот факт.

Эрисе стало грустно, она уже свыклась с мыслью, что они будут втроем. Сунита показалась ей немного нетерпеливой и раздраженной, но в её ситуации каждый вел бы себя примерно так же.

— НА ПОМОЩЬ!... — раздался где-то совсем поблизости крик. Это отвлекло троицу от рассматривания другой группы львов. Все посмотрели друг на друга. Игнус с Сунитой стали спорить про надобность спасения незнакомки, и после того как лев, подскочив к ним совсем близко, выразил свое желание помогать всем и везде, сомнения в том, что это действительно правильно у Эрисы не осталось.

Молодая львица понимала, почему Сунита так повела себя. Ведь, возможно, это последний шанс воссоединиться с семьей. И конечно, если бы сама Эриса была в такой ситуации, её лапы бы уже далеко сверкали отсюда. Но сейчас такого не было, и она поняла, что сейчас действительно будет полезна там, где раздался крик. Она посмотрела на Суниту грустным взглядом. - Я была рада познакомиться с тобой, и буду рада если наши пути снова пересекутся -

После, она и сама не заметила, как поравнялась с львом. Через несколько десятков секунд они были на месте. - Львица? - удивленно и неожиданно для себя выпалила Эриса. Она смутилась. "Как бестактно", - подумала она. Но чтобы убедиться в своих предположениях окончательно, она посмотрела на такую же удивленную морду Игнуса. А в прочем времени разбираться не было.

Она увидела, как Игнус подскочил к незнакомке и попытался вытянуть её за шкирку. Эриса заметила, как земля под львом покрылась небольшими трещинами. Палку, которая сможет вытащить её, не было времени искать. Единственно верным решением было так же вцепится в загривок, или куда там получится, и попытаться вытянуть ее. "Сунита была бы кстати", - пронеслось в голове. Подбежав к ним, она легла рядом со львом и вцепилось, вроде куда нужно. Она посмотрела на явно удивленного Игнуса, и показав мордой на землю, дала понять, что если в считанные секунды им не удастся вызволить её, то "горячие источники" явно могут не понравиться их компании.

- Подтягивайся, - пробубнила насколько было возможно Эриса незнакомке.

Отредактировано Эриса (5 Июн 2018 11:58:06)

+5

57

>>> Пылающий саванновый лес


Все-таки, им чертовски повезло найти Шайену в таком жутком хаосе... Или что она сама их в нем отыскала, неважно. Теперь львёнок понимал, что до прихода матери они с братьями, Ньеком и Сех могли бы еще очень долго блуждать по горящим зарослям, а тут львица едва ли не за шкирку выволокла их к речному берегу — тот, к слову, был едва различим в густом молочно-белом тумане. Спуск по высокому каменную нагромождению дался им не просто, особенно Мьяхи, у которого все еще сильно болела задняя лапа; Ракх с Ньеком тоже едва ковыляли вперед. Трем же уцелевшим членам их группы, включая самого Лайама, приходилось идти чуть ли не впритык с пострадавшими, то и дело направляя их в нужную сторону, поддерживая морально и физически, ну и, конечно же, подстраховывая от болезненного падения вниз. Худо-бедно, но львам удалось достичь реки, где они и замерли ненадолго, давая отдых уставшим лапам и молчаливо наблюдая за сосредоточенными рысканиями Шайены по берегу. Кажется, мать пыталась найти для них безопасную переправу... Вся компания потихоньку двинулась вслед за ней, не мешая поискам. Наконец, львица остановилась возле какого-то большущего древесного ствола, удачно рухнувшего точно поперек течения, и принялась трясти его обеими лапами, проверяя, выдерживает ли он вес взрослого льва. Пока Шай и подошедший к ней вплотную Ньекунду спорили о чем-то вполголоса, Лайам молчаливо вытянул шею и с осторожностью заглянул через край обрыва, рассматривая бурлящий поток: ему казалось, что вода внизу кипит. Так ли это было на самом деле?

"Надо бы постараться не шлёпнуться вниз", — он украдкой сглотнул вставший поперёк горла комок... и все также молча скосил взгляд на тихонько заскулившего Мьяхи. Само собой, никому не хотелось лезть на это дурацкое бревно, но разве у них был какой-то другой выбор?

Все будет хорошо, — негромко откликнулся Лайам на откровенно испуганную реплику младшего. — Ты ведь слышал маму, нам обязательно нужно попасть на другой берег. Просто старайся не смотреть вниз, — да уж, так себе совет, но что еще он мог ему сказать в такой ситуации? Повернув голову к остальным, львенок с напряженной мордой пронаблюдал за тем, как их кузен медленно и осторожно движется вперед по узкому (для его-то внушительных, по меркам Лайама, размеров) стволу, явно рассерженный тем, что ему не дали отправиться на поиски родных. Как только он скрылся из виду, все семейство Шайены на какое-то время с тревогой затаило дыхание... а затем дружно выдохнуло с облегчением, заслышав ободряющий рык самца с противоположного берега. — Видишь? — Лайам украдкой подпихнул братишку локтем. — С ним все в порядке. Значит, и с нами тоже будет! — не то, чтобы эти слова так уж сильно вдохновили Мьяхи на грядущие свершения, но Лайаму уже некогда было его успокаивать: Шай решительно подозвала сыновей к бревну, и те не без опаски подтянулись ближе, слушая то, что она им говорила. Итак, Лайаму предстояло пройти по мосту первым... то есть, конечно же, вторым, считая Ньека. И все равно, он чувствовал себя до крайности неуверенно при взгляде на этот старый трухлявый ствол. А вдруг снова случится землетрясение, и вся их компания дружно полетит в кипящую воду?

"Брось эти глупости", — мысленно приструнил себя Лайам. Чего он как Мьяхи, в самом-то деле! Река вовсе не кипела, а просто очень сильно нагрелась, да и падать, в общем-то, было невысоко... Другое дело, что их все равно могло утянуть на дно чересчур сильным течением, или ударить тяжелой веткой, несущейся по волнам. То же не самая приятная мысль... Лайам с опаской нажал лапой на один из сухих корней, не решаясь подняться выше. Коротко оглянулся на испуганные морды своих братьев... и внезапно для самого себя решительно нахмурился, крепче сжав и без того напряженно сомкнутые челюсти. Да что это с ним такое, в самом-то деле? Он должен подавать пример, а не трястись от ужаса, как лист акации на ветру! Вобрав в легкие побольше воздуха, львенок одним прыжком взобрался на ствол и тут же обернулся назад, наградив младших уверенной улыбкой.

Идем, Ракх, — настойчиво позвал он второго своего брата, дожидаясь, пока Шайена поможет тому вскарабкаться следом. — Вот, — он буквально ткнул ему хвостом в морду, — держись за меня... Ракх! — последний, не то из вредности, не то из страха упасть, так сильно прихватил его клыками, что Лайам едва не сам не свалился вниз. — Осторожнее!.. Уф... Ребята, — кое-как вынося эту чересчур крепкую хватку, львенок слегка повысил голос, обращаясь к оставшимся на берегу братьями, — хватайте друг друга за хвосты и не отпускайте! Помните, как мы играли в детстве? — Дхани в самом конце процессии немедленно с охотой озвучил название их любимой игры, чем вызвал невольную усмешку на морде старшего брата. "Следуй за лидером", да... Была в этом какая-то своя, особая ирония. — Все помнят ее правила? Отлично, тогда вперед, шаг за шагом... Просто повторяйте друг за другом, и держитесь крепче! — произнося это, Лайам и сам осторожно двинулся вперед, то и дело с затаенным страхом глядя себе под лапы. Одного короткого зырка мимо бревна хватило, чтобы у него вдруг резко закружилась голова от испуга. Несмотря на то, что ширины ствола с лихвой хватало для того, чтобы все четверо подростков без каких-либо приключений достигли противоположного берега, Лайам все равно опасно покачнулся из стороны в сторону, а затем судорожно припал животом к шероховатой древесной коре, неосознанно глубоко запустив в нее свои когти.

Странно... Здесь ведь было совсем невысоко, почему же он так сильно боялся?..

Все... все в порядке, — дрогнувшим голосом откликнулся Лайам на невнятное, но очень сердитое ворчание Ракхелима. Худо-бедно выпрямившись, львенок собрал отвагу в кулак и вновь потянул ребят за собой... и вдруг снова остановился как вкопанный, но теперь уже не по своей воле. Что-то мешало ему двигаться вперед, и на сей раз это был вовсе не приступ застарелой акрофобии! — Мьяхи! — коротко выругался подросток, оглянувшись на братьев через плечо. — Мьяхи, вставай! Ну же!.. Ракх, помоги мне, — и Лайам с усилием заковылял дальше, смаргивая выступающие у него на глазах слезы — уж больно сильно натягивался его хвост, от такой-то ноши! Правда, Ракхелиму приходилось еще хуже, учитывая, что Мьяхи всем весом повис на нем сзади.

Не понос, так золотуха, ей-богу...

Дхани, подтолкни его уже как-нибудь, я очень тебя прошу!.. — пропыхтел львенок сквозь зубы, эдаким паровозиком таща на себе всю злополучную троицу и уже в принципе не обращая внимания на собственную боязнь высоты.


>>> Западный берег реки Зубери

Офф-топ

Фактически все семейство уже перешло через бревно, Шайена на берегу одна. Остальным игрокам просто нужно описать сам переход, а так — новенькие, рядом с Шай уже никого нет, можете спокойно подходить)

Отредактировано Лайам (10 Дек 2017 23:46:00)

+7

58

Смущение Игнуса насторожило львицу, как и его нежелание смотреть ей в глаза. Обычно такой жест она расценивала, как намерение солгать ей, и из-за этого она уже недоверчиво и предвзято отнеслась к его словам. Ей ещё предстоит узнать, с кем сегодня она повстречалась – а пока для неё это просто незнакомец со своими причудами, либо лев, который провёл в этом хаосе слишком долго и от недостатка кислорода начал потихоньку сходить с ума.

«Ладно, не до этого сейчас» — отрезала про себя львица, чувствуя, как с каждой минутой дышать становится всё тяжелее. Фыркнув, чтобы сдуть с носа пепел, она сделала пару шагов вперёд, намекая, что нет времени разбираться. Его реплику она не восприняла всерьёз, считая, что лев просто пытается сменить тему и отвлечь её, придумывая, либо это всё-таки проделки дыма над его бедным сознанием. Темношкурая самка уже раскрыла пасть и демонстративно закатила глаза, успев лишь выпалить имя льва. Она хотела сказать что-то на подобие «Игнус, я поняла, потом об этом поговорим», но просто не успела – позади послышался знакомый крик. Тут же голубоглазка обернулась на него, с волнением и вспыхнувшей в глазах надеждой начав вглядываться в дым и пар, пытаясь различить там хоть что-нибудь. Или она начала сходить с ума, как Игнус, или это и впрямь был голос Шайены – одной из львиц прайда Нари, чья семья занимала практически половину всего прайда. Сморгнув набежавшие от дыма слёзы, Сунита всё-таки смогла разглядеть худой силуэт своей небольшой сожительницы. Она и не подозревала, что когда-нибудь настолько будет рада ей! Но насладиться своим счастьем или сделать хоть что-то кроме восхищённого вздоха она не успела – сделав шаг навстречу знакомой львице, в той стороне, куда собирались бежать их компания, послышался вопль о помощи.

«Нет…нет, нет, нет, НЕТ! Только не сейчас!» — взвыла про себя юная львица, не сдержав тихого стона. Сунита была абсолютно уверена, что Игнус ринется на крик без раздумий, плюя на свою жизнь и совершенно забывая, что спасая очередную жизнь, он подвергает опасности тех, кого уже спас. Там, возле Шайены,  их спасение, возможно, последний шанс выжить, и Сун не собирается вот так легко расставаться со своим билетом из этого Ада. Но она не может допустить, чтобы другие, неспособные думать о себе, совершили это чистой воды самоубийство. Неизвестно сколько они ещё смогут дышать этой копотью, так зачем проверять? Других уже всё равно не спасти, а жертвовать своей шкурой ради какого-то незнакомца или незнакомки было вершиной глупости для Суниты, привыкшей беспокоиться лишь о себе и о тех, кто ей дорог. 

Игнус, нет, – серьёзно сказала самка, смотря на льва исподлобья. Странно было наблюдать, как подросток, который доставал Игнусу примерно по плечи, так яростно испепеляет взглядом стоящего напротив льва, конечно. Однако Сунита пока и не думала отступать от затеянного. За ней должок – он уже дважды спас её жизнь, так почему бы ей хотя бы не попытаться спасти его? Однако её слова и серьёзный тон, видимо, слабо подействовали на кареглазого спасителя (или не подействовали вовсе).

Игнус. Нет, — чуть повысив голос, выделила каждое слово и еле сдерживая утробное рычание, протянула она, — Нам пора уходить в безопасное место, пока мы живы.

Тут она сделал уверенный шаг вперёд, и от напряжения её и без того лохматый загривок встал дыбом, а по хребту прошла волна мурашек. Однако голубоглазой львице тут же пришлось сделать шаг назад, отступив – внезапно самец подскочил к ней, выпустив при этом когти. И хоть такого хода она явно не ожидала, тем более от добряка-Игнуса, который мчался всех спасать, но на её серьёзной мордочке не промелькнула и искорка страха, хоть внутри она давно начала паниковать. Сунита так и продолжала бесстрашно смотреть ему в глаза, как бы говоря «так просто не сломаюсь». Вот только на сей раз она медленно и гордо приподняла подбородок, готовясь выслушать целый вагон оскорблений в свой адрес. Как ей показалось, на секунду Игнус был в слепой ярости, и потому она также выпустила свои коготки, готовясь хотя бы попытаться дать отпор внезапно вспылившему самцу. Учитывая то, на какие «ласковые» словечки был горазд её папаша, она привыкла к руганям с ней или с другими львами, и почти всегда держалась вполне величественно для своего возраста точно. Умело держа себя под контролем, она не позволяла себе так же отвечать, лишь терпеливо выслушивала чужое мнение на свой счёт, пока её обидчик не зайдёт слишком далеко. Почти всю его реплику Сунита выслушивала с тем же невозмутимым видом – голубые глаза с ноткой грозности и неоткуда взявшимся презрением глядят в его глаза, бровки нахмурены, отчего на лбу появилась маленькая складочка. Но на последних его словах на носу «заиграли» складочки от того, что Сун чуть оскалилась, едва приоткрывая свои клыки – фраза про прайд явно задела её. Естественно, далеко не все жители прайда были в хороших отношениях с ней, но такое обобщение было всё-таки неприятным. Самка по-прежнему не позволяла себе дать по морде наглецу за такие слова, однако когти так и не убрала.

Одиночка… — сухо фыркнула она с явной неприязнью, когда лев уже развернулся к ней спиной. Терять драгоценное время Сунита не хотела, боясь, что потом просто не сможет добраться до Шайены из-за огня или из-за того, что потеряет сознание, надышавшись дымом – ей уже было тяжко дышать, и голова кружилась. Но просто так отпустить его она не могла, не наградив парочкой слов.

Безумец! Ты сгоришь в этом чёртовом пламени вместе со своим никому не нужным героизмом! – напоследок крикнула она, после чего начала захлёбываться кашлем. Эти слова были сказаны скорее от накопившихся эмоций, чем от ненависти – всё-таки они так мало взаимодействовали, что она просто не могла успеть невзлюбить его, тем более возненавидеть. Самка не знала, сказал это Игнус из желания взять её на «слабо» или это и впрямь это его мнение, но времени размышлять у неё просто не было, им нужно с Эрисой как можно быстрее уйти к Шайене, пока львице не надоело ждать их. Повернув голову к белошкурой львице, Сун хотела уже поторопить её, но увидев грусть в голубых глазах, умолкла. Неужели и она туда же?! С чего это одиночке так беспокоиться о чужой заднице? Сунита просто не знала, что ответить Эрисе, да и та не стала дожидаться её прощальных слов. Проводив взглядом убегающую львицу, подросток неуверенно сделала шаг вперёд, поддавшись эмоциям, но внутренний разум всё-таки победил – она развернулась и ринулась к Шайене. Пока она бежала, внутри была целая война. Она просто не понимала, почему у неё была такая секундная слабость, что она готова была ринуться в пекло за незнакомцами. С чего это ей беспокоиться об одиночках, к которым она обычно относится с презрением?

Увидеть Шайену живой было настоящим чудом. Честно говоря, Сунита уже смирилась с мыслью, что больше никогда не увидит эту львицу. Но терять время на поздравления, по крайней мере, сейчас, подросток не собиралась, дорожа своей жизнью и жизнью ворчливой самки. Взглянув в зелёные «огоньки» взрослой львицы и убедившись, что та пропустит её, Сунита поспешно забралась на бревно. Тут же взглядом она «вцепилась» в это бревно, чтобы ненароком не угодить в воду. Она слишком устала, и скорее всего, захлебнётся через несколько мгновений, даже не успев попытаться выбраться – эта мысль не давала ей покоя. Невольно она изучала его, рассматривая по дороге царапины от чьих-то когтей, но когда на половине пути она поняла, что Шайена не следует за ней, то резко остановилась. Это бревно вроде бы могло без проблем выдержать их вместе, учитывая то, что Сунита – подросток, а её очередная спасительница похвастаться большими габаритами явно не может. Они примерно одинакового роста, да и то, Шай более стройная.

Шайена, -  неуверенно, но достаточно громко окликнула она львицу. И увидев выражение её, Сунита тут же догадалась, чьих когтей это следы – детей Шайены. И видимо, мать нашла ещё не всех своих отпрысков, вот и дожидается их. Но тут её мотив был хотя бы понятен голубоглазке, всё-таки если бы у неё самой были львята, она бы не думая осталась их ждать по примеру этой львицы. И поэтому она просто кивнула Шайене, продолжив свой путь к другому берегу, мысленно молясь, что хотя бы там сможет отдышаться, наконец избавившись от неприятного комка в горле.

«Айхею, дай мне сил пережить это!» —  мысленно взмолилась львица, уже видя клочок земли впереди себя. Что ж, она боялась и около границы шастать, а тут придётся заходить прямо на земли Скара. «Весёлое» приключение, ничего не скажешь!

→ Западный берег реки Зубери

Отредактировано Сунита (11 Дек 2017 19:09:23)

+6

59

«Оооох!» - пели внутренние голоса, звенели бубны и медные трубы завыли. Кошка в жизни не видала ни того, ни другого, но звук, что рождался внутри сознания, стал невыносим. «Аааа!» - тонкие, тонкие крики, взвизги на высоких нотах, обращавшие в панику все существо. Львица в ужасе зажмурилась: вода уже жадно поглощала задние лапы, а из-под передних комками сыпалась земля. Внутренние голоса все еще что-то кричали, но их звуки начали смешиваться в голове в одно сплошное эхо. Все крики и бульканье воды уже были далеко-далеко, а в ушах стоял покой, такой отрешенный, спокойный, манящий. Хотелось просто взять и без обязательств отдаться этому зову. Такого умиротворения трудно было найти в реальном мире, оно всегда тихонько хранилось где-то в душе, ждало, когда же вылетит наружу.

Сара медленно открыла глаза. Сквозь пыль и туман виднелись силуэты львов, но и они расплывались, уносились от кошки. И тут ежевичка открыла совершенно простой вывод, который даже привел в замешательство. Скоро она погибнет. Это слишком просто. Так, вот была и нету. То самое мгновение, когда ты еще жив, очень короткое, но львице оно показалось вечным. Сара уже полностью приготовилась расслабить лапы и упасть туда. В бурлящий поток, что бы потом просто исчезнуть под каким-нибудь беззаботно проплывающим бревнышком.

- Подтягивайся.

Этот голос вдруг привёл все в обычный режим. Бурлящая вода под лапами, спасающая «береговая охрана» наверху…  Все заново обрело  краски и ритм. Туман, который застилал голову, исчез, как не бывало. Завелись легендарные часики с напоминанием, громко тикающие в голове, и торжественный голос заявил: начинается борьба за жизнь. Верно, кошке заведомо неизвестно, хватит ли ей сил на подтяжку, как много сделает лихорадочных  вдохов, и на каком из них желание сдаться, отдаваясь в распоряжение стихии, пересилит жажду жизни и любовь к ней. А еще есть такая тема, что земля тут осыпется и вместо одного утопающего будет трое, а так подставлять добрых зверей ежевичке совершенно не хотелось. Она собрала все свои оставшиеся силы и, находясь под страховкой спасителей, подтянулась крепкими передними лапами. Земля посыпалась в воду, она начала просто глобально осыпаться. Сара подумала, что просто-напросто сейчас вместе с этой землей улетит вниз, прихватив заодно и двух героев. Кошка панически заскребла лапами, ежевичка зарычала от досады и из последних капелек сил подтянулась снова…

Вшшхх! Минус одна проблема, радость-веселье. Попав всеми лапами на скользкое грязевое месиво, что едва не стало причиной размена кошку из воды на кошку, а то и нескольких, в воду. Что-то более предсказуемое в последствиях, вплоть до сражений и смерти, не вызывало подобных чувств, способных лишить логики поступки львицы. И почему ее посещает это противное чувство? Словно бы она - обуза для всех здесь собравшихся. Хотела помочь сама, а пришлось помогать ей… С одной стороны, ну не готова она была к такому казусу, Сара привыкла к отсутствию всяких вулканов, катаклизмов и все такое, а тут... как аллергия, разгрызающая тело пополам прямо на глазах у всех. Нашли же они все момент прийти сюда, чтобы надышаться этой гарью, да вляпаться в приключения.

– Все хорошо, я… я в порядке, – голос, однако, был сиплым от дыма и сильнейшего пережитого стресса.

Львица, наконец, обвела быстрым оценивающим беглым взглядом все, что происходит вокруг. Перспективы омрачались все сильнее обваливающимся берегом. И вулканом. И вообще боги решили устроить веселую жизнь с этими полупадениями, тревожными знаками, климатом. И вот два сюрприза, которым Сара была теперь обязана жизнью, да славятся вечно их светлые души и инстинкты внутри черепа! Значит, ее время еще не пришло.

«Як бы не пидорахнуться… снова», - чем больше туша, тем больнее падать? Не? Не так говорят? А и ладно.

– Скорее, уходим отсюда! – дрожащим голосом выпалила кошка, опасаясь, что две добрые души вот-вот повторят судьбу ее самой. Потому что она снова проломит своей многострадальной тушей землю. Галочка. Пункт второй, часть первая - транспортировка в более безопасное место.

Когда они оказались подальше от опасного места, из глотки вырвался вздох облегчения, хотя бы потому что уже было физически невозможно выражать еще большее волнение. Мысли путались, гоняясь за всеми фразами сразу, которые стоило бы сказать спасителям, но она все-таки нашла слова:

- Простите… не знаю, как вас зовут, но вы осознаете, что сейчас фактически отдали меня себе в рабство? – находится в полной заднице, а шутки шутит как известный комик. Кошка действительно сияла благодарной, вежливой улыбкой. Спасители же в свою очередь представились и назвались одиночками, которым тоже, как и ей, не повезло с местом путешествия.

- Спасибо вам, - от всего сердца поблагодарила она. - За все, - как то туманно попыталась объяснить масштабность этого «все», но не нашла слов, слишком многое было в одном этом слове. – И пусть удача вечно будет на вашей стороне, Игнус и Эриса.

Львица все еще старалась говорить на ходу, периодически закашливаясь и делая паузы в предложениях, чтобы перевести дух. Вдыхая гарь, обессиленно опустила голову, которая сама клонилась все ближе к земле. Говорить становилось все труднее, дурное самочувствие все накатывало.

– Я Сара, такая же бродячая одиночка. Шла на голоса где-то вдали, полагая, что кому-то не помешала бы помощь, а в итоге… вышло как вышло, - выпалить все на одном дыхании и почувствовать себя легче. Не легче на нынешний момент, не легче на эту неделю, а глобально так «ууух», вот, ни дать, ни взять, вытащили тебя из помойной ямы, в которой сидела последнее время, вкушая благоухания местного гниения. Почему-то с этими зверьми она ощущала себя на редкость комфортно.

Мутный взгляд сделал над собой усилие и сосредоточился, если только можно себе представить делающие усилия взгляды. Впереди есть львица и переправа на другой, более безопасный берег. Львица выглядела подростком, либо молодой особью, и почему-то не собиралась пользоваться услугами спасительного бревна. Может, она просто находилась в оцепенении от страха?

–  Почему… ты не спасаешься? – Сара кивнула в сторону бревна. Удивление одно мгновение лишь удерживалось на морде, выражаясь в округленных глазах и приоткрывшейся пасти, но потом вся основная реакция была спрятана внутрь, а внешний вид преобразился, как то подобает решительному зверю. – Ты из местного прайда? - громко задала вопрос ежевичка, для которой, впрочем, выглядели эти земли, как отданные во владения лишь ветрам и огненному дыханию.

«Может, она потеряла родных в огне и не может справиться с шоком?»

–  Тех, кто считает себя одиночками, здесь даже больше, чем надо полагать, и мы – из их числа. Но всех одиночек можно отнести к одной общине, с некоторыми понятиями о взаимопомощи, - Сара выговорила последнее слово тише всех остальных. Она пыталась быть максимально осторожной в словах - как знать, не заденет ли львицу вполне реалистичное замечание, что она нуждается в помощи. Как лекарь, Сара могла бы принести пользу погоревшему прайду и всем нуждающимся.

Офф

Действие других, кратко описываемое тут, оговорено

Отредактировано Sara (14 Дек 2017 04:04:33)

+4

60

Поднимать на рушащийся берег тяжеленную незнакомку оказалось делом крайне непростым. Совместных усилий Эрисы и Игнуса было явно недостаточно, чтобы затащить ее на берег, благо она все же начала шевелиться и втаскивать свою тушу на сушу.

— Все хорошо, я… я в порядке, — пролепетала незнакомая львица.

"— АХАХАХА!"— дикий смех Пироса прозвучал в голове Игнуса. — "Игнус, прости, я не мог сдерживаться больше. Ради всего святого, посмотри на это чудо еще раз.
— Что?" — спросил Игнус, метнув взгляд на темношкурую.
"— УХОХОХО, Я НЕ МОГУ!.." — Пирос задыхался в собственном смехе. — "Я даже не буду журить тебя по поводу того, что ты это спас. Такой выкидыш природы надо сохра... АХАХАХАХАХА!
— Пирос...
— ААААА, ты только взгляни на нее? ГРИВА! У ЛЬВИЦЫ! Проверь нет ли у нее чего-нибудь еще между задними лапами, АХАХАХАХАХАХА!
— Как же я рад, что другие тебя не слышат.
— Ооох..." — Пирос глубоко выдохнул, немного успокоившись. — "Игнус, не будь таким занудой, такую забавную хрень не каждый день увидишь.
— Не вижу ничего смешного. Я слышал о том, что львицы могут иметь самую настоящую гриву и...
— Ладно, ладно, угомонись. Посмотрим, будет ли от нее польза, кроме как быть для меня смешной."

Тем временем Игнус, Эриса и "ежевичная" незнакомка бежали прочь от непрочного берега, который буквально рушился под их лапами. В основном это происходило по вине крупной львицы, но Игнус не стал выказывать своего неудовольствия по этому поводу, тем более, что он сам отправился спасать ее из этой передряги. В конце концов они добрались до более-менее крепкой поверхности и все трое начали откашливаться от дыма.

— Простите… не знаю, как вас зовут, но вы осознаете, что сейчас фактически отдали меня себе в рабство? — первой нарушила молчание крупная львица.

"— Ооо... Игнус, забирай ее, нам определенно нужны рабы-шуты."

— Меня зовут Игнус, я не из здешних земель, — ответил лев, прочищая горло от гари. — Не беспокойся, я себе прайд не собираю, так что в мое личное рабство ты не попадешь.

После представилась и Эриса. А за ней уже и незнакомка:

— Спасибо вам. И пусть удача вечно будет на вашей стороне, Игнус и Эриса. Я Сара, такая же бродячая одиночка. Шла на голоса где-то вдали, полагая, что кому-то не помешала бы помощь, а в итоге… вышло как вышло.

"— Ой, Игнус, давай без твоего гундежа на тему того, что ты не один всех спасаешь, меня уже тошнит от этого.
— И не собирался."

— Давайте выбираться отсюда. Кажется, что по тем бревнам можно перебраться на тот берег, — Игнус махнул лапой в ту сторону, в которую убежала Сунита.

Но Суниты там уже и подавно не было. Но одна львица все еще находилась там и явно не собиралась перебираться на другую сторону. Игнус по смутным очертаниям узнал ее: она переводила группу других львов на бревна, чтобы они перебрались на другой берег.

"Видимо она все же из местного прайда... И теперь дожидается остальных."

Группа подошла к ней. Сара начала издалека расспрашивать львицу, аккуратно выбирая фразы, пока Игнус пытался рассмотреть ее.

"— До чего же она... Маленькая по сравнению с этой Сарой", — несколько удивленно произнес Пирос.
"— Что ж ты над ней не ржешь?
— Потому что это не смешно, очевидно. Ты себя-то когда в последний раз видел?"

Игнус решил промолчать. Он более внимательно осмотрел львицу. И было вполне очевидно, что эта дамочка явно повидала разного дерьма. Парочка шрамов, какой-то хмурый взгляд... Но как же это контрастировало на фоне крохотного телосложения, будто у подростка. Но сомнений быть не могло - перед ним была довольно взрослая (уж явно старше Игнуса) львица. Игнус аккуратно шепнул Саре:

— Я сомневаюсь, что она собирается куда-то уходить. Она ждет кого-то здесь и явно не нас.

В итоге Игнус решил внести и свое слово:

— Мы не кусаемся. По крайней мере я. И я не меньше остальных хочу выбраться из этого ада. Но если все же я могу чем-то помочь...

"— Во имя Огненного Льва, Игнус, какую ахинею ты несешь..." — Пирос не смог сдержать своего недовольства.

— ...то я постараюсь это сделать. Если это поможет нам ВСЕМ в итоге убраться отсюда, — завершил Игнус.

Отредактировано Игнус (16 Дек 2017 20:03:20)

+6


Вы здесь » Король Лев. Начало » Килиманджаро » Восточный берег реки Зубери