Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Западные берега реки Зимбабве


Западные берега реки Зимбабве

Сообщений 61 страница 85 из 85

1

http://s9.uploads.ru/PejhU.png

Река Зимбабве — важная водная "артерия", протекающая к востоку от Предгорий и служащая природной границей между владениями двух крупных львиных прайдов. Даже в самую жестокую засуху эта река остается широкой и полноводной, несмотря на то, что в некоторых местах ее можно с легкостью перейти вброд. В сезон дождей, Зимбабве обильно разливается в разные стороны, затопляя песчаные берега и близ лежащие заросли. Также, здесь в изобилии водятся крокодилы и крупные травоядные вроде гиппопотамов.


1. В настоящий момент, река вышла из берегов и затопила окрестные земли, размыв почву до состояния жидкого болота. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте, бою и поиску целебных трав.

2. Река полна оголодавших крокодилов! Это означает, что ГМ может описать их нападение, а также будет кидать кубик на любую попытку перебраться вплавь на противоположный берег, при этом у персонажей будет действовать антибонус "-1" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Одуванчик (требуется бросок кубика).

*ссылка на старую тему с той же локацией: Река Зимбабве

+1

61

Выбрать новое имя… Нашла себе Сури задачку. Она, когда своим первенцам раздавала имена, сильно заморочилась, пытаясь понять, кому и какое подойдёт больше всего, а вот чтобы угадать, какое имя при рождении дали этой самке… Она сомневалась, что хоть одну букву из него угадает, не говоря уже о том, чтобы выбрать что-то похожее на её родное имя или же то, что могло бы натолкнуть на мысли о нём. Львица присматривалась к новой знакомой. Многие матери дают имена своим детёнышам, исходя из его внешних особенностей. Сури не была уверена в том, что именно так подобрали имя светлой самке, но стоило попытаться. Вот только… Сколько бы она её не рассматривала, пытаясь найти что-то особенное во внешности, чтобы подобрать ей стоящее и подходящее имя, всё никак не клеилось. В конечном счёте Сурия просто сдалась. Она шумно выдохнула, признавая, что так дело не пойдёт. Слишком уж сложный путь она выбрала. Для начала подойдёт и что-то попроще.
Львица задумчиво нахмурилась, прикидывая парочку более логичных на её взгляд имён.
- Как тебе имя Атаро? Оно означает «загадка», а ты сейчас для меня, да и для себя в том числе, самая большая загадка во всём мире, - улыбнулась Сури, смотря на львицу. У неё были и другие варианты, более… банальные. Но давить сразу очевидностью не хотелось. – Можно ещё Алала… оно означает «потерянная» или Саманья… «неизвестная».
Предоставив незнакомке возможность отчасти самой выбрать себе имя, самка отвлеклась на старого знакомого, полагая, что на какое-то время она заняла синеглазую делом. Такое ощущение, словно общается с ребёнком - сунула того в импровизированные лиановые ясли и вручила поиграть с кокосом, лишь бы дитятя не мешала родителям говорить. От такого сравнения Сурии захотелось отфейспалмиться.
- «С каждым могло такое случиться».
Никто не застрахован от проблем. Кто знает, что именно произошло в жизни этой львицы. Возможно, ей повезло, что она натолкнулась именно на их группу, а не на гиен из прайда Скара, которые бы точно не стали с ней возиться, или и того хуже.. на каннибалов. Хотя.. что хуже: сторонники Скара или каннибалы – вопрос ещё.
- Хорошая идея, - львица улыбнулась, принимая предложение Люциана, и одобрительно качнула головой своей семье, приглашая Эвальда с детьми принять участие в разговоре. Раз уж они все здесь собрались и какое-то время планируют оставаться, то почему бы не дать детям возможность немного поразвлечься? Тем более, Сури прекрасно знала, что её дети уже успели заскучать за время их путешествия, а идти ещё предстоит очень долго. Возможно, в новой компании им будет веселее.
О том, что её сыновья-сорванцы могут выкинуть какую-то проказу, она как-то не подумала. Точнее как… она прекрасно знала, чего ожидать от своих детей и была просто уверена в том, что предотвратить какую-то шалость своих мальчишек не сможет при всём своём желании. Но рядом с ними был Эвальд и пока на него возлагалась необходимость присматривать за тем, чтобы детские шалости не вылились в проблемы для взрослых.
- Прости, - Сури почувствовала себя неловко от того, что затронула больную тему. Она ничего не знала о судьбе прайда, в котором оказалась случайно и пробыла совсем немного. Успела обзавестись новыми знакомствами за то время, пока восстанавливалась после травмы, но никогда не интересовалась тем, что случилось с прайдлендовцами после. Прошло много времени и то, что случилось, было по-своему ужасным. И всё же… жизнь не стоит на месте и наличие нового семейства у Люциана тому в подтверждение. – Я рада, что ты смог найти своё счастье, - без лукавства и прикрас тепло улыбнулась львица. Она никогда не теряла возлюбленного, не теряла детей и потому не могла в полной мере понять, какую боль довелось испытать этому льву, но даже сама мысль о том, что она может потерять кого-то из своей семьи, казалась ей ужасной и оттого где-то в груди ныло от печали и грусти.
Тема довольно быстро сменилась и Сури охотно подхватила эту перемену. Она по Люциану видела, что ему тяжело даётся разговор о прошлом, да и сама не хотела тревожить старые раны. Пусть наслаждается настоящим, как и все они здесь.
- Север? – удивилась самка. – Надо же, - она вдруг широко заулыбалась. – Мы с Эвальдом и детьми тоже отправляемся туда. Точнее.. мы там жили какое-то время, - смешливо фыркнув, она вдруг вдалась в воспоминания. Хорошо, что не стала озвучивать всё, что в голове всплывало эпизодами из их совместной жизни там. – Потом путешествовали какое-то время, и вот с детьми решили вернуться на родину Эвальда.
- Добрый день.
Сурия отвлеклась на появление песочной львицы. Что ж.. Теперь она имела прекрасную возможность лично познакомиться со второй женой Люциана и… успела отметить, что эта избранница была значительно моложе, чем Кальмирен. И не имела с ней ничего общего, что, наверное, хорошо. Хорошо слаженная, милая и открытая львица, не лишённая чего-то притягательного.
- Добрый, - приветливо заулыбалась львица. – Приятно познакомиться, Элика. Меня зовут Сури. А это мой супруг, Эвальд. И наши дети, - она кивнула на льва, который пока что оставался немного в стороне, и детёнышей рядом с ним. Только она хотела представить им своих детей, как услышала радостный вопль одного из сыновей.. – Килли… - устало вздохнула Сури, тут же почувствовав неловкость за поведение сына перед другими львами. Одно дело, когда он шалит на глазах у своих родителей, и совершенно другое – когда перед другими семьями с детьми. Она тут же повернула назад и направилась к детёнышам, чтобы снять сына с перепуганного малыша. При этом она оставила светлую львицу на Люциана и его супругу, лишь взглядом показав той, что ей нечего бояться. – Простите..  – бросила она виновато, поглядывая через плечо на Элику с Люцианом. - Он у нас хоть и самый старшенький, но любит находить себе занятия.
Быстро подоспев к детёнышам, Сурия без особых церемоний взяла сына за холку и сняла только с несчастного перепуганного детёныша. Сына она усадила сбоку от себя, чтобы у того не было снова соблазна досадить малышам.
- Ты как, малыш? – она чуть наклонилась, чтобы оказаться ближе к перепуганному детёнышу, и тепло улыбнулась тому. – Не бойся. Киллиан тебя не обидит. Он раньше никогда не видел других детёнышей, а ты ему настолько понравился, что он не сдержался и захотел с тобой поиграть, - она примирительно лизнула светлого детёныша в щеку, смахивая проступившие слёзы, чтобы как-то загладить свою вину, и вдруг у неё появилась, как ей показалось, отличная идея. Конечно.. в свете последних событий, может, и не такая хорошая, но что ты сделаешь с детьми.
Она отвлеклась от детёныша и перевела взгляд на других львов.
- Хм… Слушайте.. Раз уж мы все собрались идти на Север, то… почему бы нам не объединиться? Детям веселее будет, да и нам проще охотиться и присматривать за ними? – Сури глянула на супруга, как бы спрашивая, что он сам думает по этому поводу, а потом на Люциана и Элику. О светлой самке, которой они пытались подобрать имя, она тоже не забыла. – Ты тоже можешь пойти с нами, если хочешь, - обратилась она к ней, улыбнувшись. Оставлять её одну Сурии не хотелось. Всё же она чувствовала некую ответственность за эту самку.

+4

62

Не обошлось, разумеется, без родительского напутствия. Мама в подробностях рассказала малышам о том, как им следует вести себя с группой незнакомых львов. Особенно с другими детёнышами.
- Мама, так они же старше! Конечно, никто и не подумает с ними драться.  Дядя Гарет, пойдём скорее знакомиться с другими ребятами…и со взрослыми тоже.
Сверстники серошёрстной  сейчас были явно куда интереснее. Все они казались ей потенциальными товарищами и верными компаньонами по играм ещё на долгое-долгое время. Разве можно  упустить возможность как можно скорее с ними познакомиться и завоевать доверие будущих друзей? Да ни за что на свете!
- Во только захотят ли те детёныши играть со мной? Я сказала, что они похожи на нас, но они всё равно немного другие. Это немного смущает.
- Мирай, знаешь, что? Давай не бояться вместе? Мне папа сказал, что ты становишься храбрым, когда… когда встречаешься лицом к лицу со своими страхами. Вот. Но ты будь рядом все равно, дядя Гарет. Хорошо?- словно в опережение хода мыслей Мирай сказал Луис.
Эти, казалось бы, правильные слова несколько озадачили львенку. В её голове давно закрепилась мысль, что храбрым можно стать только проявив много усилий, заставить себя перешагнуть через своё «не хочу». А это ведь не просто взять с лёгкой головы и встретиться со своими страхами! Во взгляде беглых подвижных глазок Мирай сейчас читался явный скептицизм. Критичный подход к словам всемогущего авторитетного папы, впрочем, не помешал львичке ответить брату со свойственной ей в таких вопросах вежливой обходительностью.
- Это правильно, Луис. Вот только иногда мало просто заглянуть страху в глаза. Нужно его ещё и побороть. Это всегда очень непросто! Но ты обязательно справишься. К этому делу всегда нужен умный подход, а соображать ты умеешь.
Пусть это немного странно, но младшая сестрёнка частенько выступала в роли наставницы для старшего братика. И первой это очень даже нравилось. Да и вообще маленькой принцесске нравилось читать нравоучения всем без исключения. Но вот видеть просветленный внимательный взгляд Луиса было ей милее всего. Братца серошерстная считала своим самым благодарным слушателем. 
- Мам, а можно я покажу им червяков? А они не съедят нас, они большие такие… Мам, а можно я буду валять в грязи самого маленького, а то Мирай мне не разрешает себя валять?..
Вот тебе и на! Другой её старший брат намеревается в очередной раз найти приключения на свою лимонную головушку!  Мирай, замедлив шаг, медленно развернулась к Луриану и наградила его сердитым взглядом исподлобья. А потом с максимально строгим и в то же время невозмутимым тоном сделала короткий выговор.
- Никто и никогда не должен обижать маленьких, Луриан. Особенно незнакомых.
Высоко задрав носик, явно в подражание младшей сестре, она направилась к группе тех самых интересных загадочных львов, стараясь не отставать от Гарри и Луиса. На вопрос брата она лишь уверенно кивнула, стараясь не выдать своего волнения. Когда они наконец приблизилась к своим будущим спутникам, то Мирай широко улыбнулась новым знакомым и поприветствовала взрослых заметно дрожавшим голоском. 
- Добрый день, тёти и дядя! Очень приятно познакомиться! Меня зовут…
Фшууух!
Рядом с оглушительным криком пронеслось какое-то серо-каштановое пятно. Повернув голову в сторону, серошерстная малютка увидела незнакомого львёнка, зачем-то свалившего её братика с лап.  Намерения у её нового потенциального товарища были явно самые дружественные, но Луис казался ошеломленным и сбитым с толка.
- Вот видишь, Луис! Другие львята нас очень даже тепло поприветствовали. Мы обязательно подружимся,- произнесла Мирай, не сдержав тоненького смешка. До того забавным ей показалась эта сцена. Такого на её короткой памяти точно ещё не было!
Похоже, что незнакомец близнецов ещё никогда не видел. Ничего, ведь рядом по чистой случайности оказался зверь, который всё разъяснит и объяснит!
- Они просто от рождения очень похожи. Тут на самом деле нет никакой магии. Но знаешь,- голубоглазая львичка понизила голос до полушепота, дабы только собеседник смог её услышать,- когда Луриан рядом, то жуки, червяки и комки грязи чудесным образом лишаются силы притяжения и отправляются в полёт до чьей-то макушки. Волшебство, да? Осторожнее с этим кудесником.
– Килли… Простите. Он у нас хоть и самый старшенький, но любит находить себе занятия.- произнесла взрослая тётя, снимая кареглазого львёнка с братишки Мирай.
- О! Так тебя Килли зовут? А я Мирай! Очень рада знакомству… очень рада знакомству со всеми вами. Вот!- представилась львёнка, чуть наклонив голову набок, с интересом изучая мордочку Киллиана. Она у него была необычной и оттого очень интересной. Немножко хмурая, конечно, и даже грустненькая. Странно, ведь сам львёнок был явной заводилой!
- Так кто же ты, летун? Отважный авиатор или сердитая наседка?- почему-то мимолётно пронеслось у маленькой принцесски в голове.
- Привет. Я – Иллиар.- представился другой львёнок, широко и приветливо улыбавшийся им с Маргери.
- Иллиар? Будем знакомы! Моё имя ты уже слышал. Слышал же? Ой, а ты на свою маму похож! Ну… в хорошем смысле. Не пойми меня не правильно, я имела в виду, что ты тоже красивый, а не то, что похож на девочку. Ты ведь меня правильно понял, верно?
Иногда знакомство начинается с очень страной ноты.

Отредактировано Мирай (4 Май 2016 16:01:36)

+5

63

Услышав разрешение от отца Лини тут же перестала слышать его и развернулась... и о чёрт, там уже были её братья, и всё интересное уже началось! Со скоростью, которой позавидует гепард, Лини помчалась к остальным. Киллиан уже успел испортить впечатление, налетев на одного из бедняг, Иллиар же вроде вёл себя спокойно. И, что самое ужасное, единственным собеседником остался похожий на своего брата несколько напуганный львёнок. Общаться с тем, кто был смят Киллианом было как-то неудобно, а Иллиар уже подошёл к девочкам, так что выбора особого-то и не было: либо прервать Иллиара, что не покажет Лини с лучшей стороны, или общаться с единственным львёнком, которого вниманием обделили. Как раз тот самый львёнок, который якобы раздвоился и теперь одна его копия была под лапами Киллиана, а другая стояла несколько поодаль. Быстро кивнув в знак приветствия, Лини добралась до своего братца. И первым делом, несомненно, презрительно пояснила ему то, что он уже, наверно, понял и ему уже разъяснили:
- Это два разных, - и задрав нос так, что можно было бы достать до облаков, повернула голову к близнецу. Первым делом следует познакомиться, верно? А потом уже можно воротить нос и кидаться грязью, в зависимости от ситуации. Поживём-увидим!
- Привет. Я Селини, но если будет удобнее, Лини, - внезапно слова будто выпали из памяти, поэтому фраза получилась не совсем такой, как хотелось бы, но пусть. Лини ещё успеет наверстать упущенное. Хотя бы разговором об братце. - А это Киллиан. Он ведь не представился, да? Это он может. Он вообще-то хороший, только... как бы сказать-то... чудной, да, точно, чудной.
Мать уже успела снять старшего и поставить рядом с собой, утешая придавленного тушкой Киллиана малыша. Тот, кажется, от испуга даже пустил слезу, но Лини не решилась об этом сообщать или насмехаться. Это не в духе Лини, насмехаться. Разве что над братцами, но сейчас главное показать себя как следует. Не превратиться из лунной принцессы в грязную крестьянку. Вокруг шумели разговоры: и первое имя, что Селини расслышала, было Мирай. Принадлежало оно львичке, похожей на Лини: серой, с голубыми глазами, правда, пятна и цвет шерсти несколько не совпадали, но всё равно Лини была удивлена настолько похожей на неё малышкой.
- О, Мирай, а ты на меня похожа! А я на тебя, получается... - Лини тут же переключилась на другого львёнка, кажется, подзабыв про того, с которым разговаривала до этого. Правда, сама Мирай теперь уже общалась с её братцем, который нацепил улыбку до ушей. И да, она сказала ему, что он похож на маму. Пытаясь исправить странноватую ситуацию, львичка быстро залепетала, что имела в виду. Лини слегка усмехнулась: да уж, это звучит просто гениально! Краем глаза Лини следила за реакцией пока безымянного для неё львёнка, чтобы вовремя ответить ему, но взор серой был устремлён на двух сестриц и братца самой Лини. Дабы успеть ответить и им. Как бы только желание ответить всем не вылилось в какую-нибудь глупую историю. А если они вдруг ответят одновременно? А если сначала ответит один, а потом заговорит другой?.. надо было лучше думать, но теперь будь что будет.

+1

64

- Атаро-о-о… - протянула Шелин, словно пробуя слово на вкус, после чего наконец-то изрекла, потратив некоторое время на раздумья и выбор нового имени: - Мне нравится. – она не на долго замолчала, позволяя Сурии отвлечься от нее и приступить к разговору с Люцианом, который для львицы был куда более приятным и позитивным, чем болтовня с какой-то незнакомой самкой, которая ну правда – как львенок! Быть неизвестной или потерянной Шелин ну никак не хотелось. Само по себе слово «потерянная» нагоняло на львицу тоску. А так, загадка, вполне себе хорошее имя. Может, кто-то ее когда-нибудь разгадает? Хотя сейчас Шелин не слишком думала об этом, и вообще, возвращение «домой» представлялось ей какой-то призрачным, странным заданием. Домой вроде как надо попасть. Ну, вдруг там ее кто-то ждет, волнуется. Но… что если нет? А тут – добрая Сури, и, судя по всему, не менее добрые львы с ней, они не обидят. Не будут пытаться съесть или избить. Или прогнать.   
- Я буду Атаро. – тихо и скромно ответила, наконец, Шелин: - Не хочу быть потерянной, или… - она осеклась, и замолчала, заметив, что Сурия уже переключилась на своего собеседника и почти не обращает на нее внимания. Львица попыталась понять, о чем они говорят, но то, что они говорили, было так странно и так непонятно. Так много разных слов: дети, север, семья. Все непонятное! Хотя, нет, слово семья почему-то затронуло в сердце и мозгу новоиспеченной Шелин-Атаро потаенные нотки, заставившие ее заерзать на месте. Однако, перебивать разговор Сурии и Люциана чтобы спросить по поводу ттого, что такое семья, она не решилась. Сделать это она смогла только когда на горизонте появилась Элика и ее львята, да и то, не в том ключе. Нужно было знакомится, но теперь у Шелин-Атаро был козырь! У нее было имя и она конечно же горела желанием всем рассказать о том, что ее зовут Атаро. Теперь она не какая-то там безымянная, потерянная кошка, а Атаро – загадка… 
Элика Шелин тоже понравилась. Миниатюрная львица с шерстью песочного цвета, и по детски наивным, доверчивым взглядом голубых, как и у Шелин, глаз, была чем-то на нее похожа. Наверно, все же, доверчивостью и наивностью во взгляде, которые тоже вроде бы были не наигранные, и казалось, что Элика может поверить любому слову, любой истории, как и Шелин, которая как сухая губка готовая впитать любую влагу, с жадностью улавливала и запоминала все что говорили вокруг. 
- Привет Элика! Привет Луриан, Люис, Магери и Мирай. Очень приятно познакомится. А я - Атаро. – радостно проинформировала она всех вокруг, и уже даже приподняла правую лапу, чтоб помахать им, но детям похоже, было не до того. Они тут же устроили кавардак, попутно умудряясь знакомится между собой и Шелин-Атаро, как это не казалось странно, легко запоминала их имена. С улыбкой и радостью наблюдая за играми малышни, которые своей возней вызывали в ее душе только теплые чувства и добродушную улыбку, заставляя придвинуться несколько ближе и наблюдать за ними, будто бы она уже когда-то…
Шлеп!
Львенок с серой шерстью, которого. Как в последствии, оказалось, звали Киллиан, сбил с лап другого, со светлой шерстью и очень удивился тому, что рядом стоял такой же львенок. Как две капли воды похожий на того что лежал под ним. Шелин-Атаро конечно, тоже удивилась тому, что тут были два одинаковых львенка. Она тут же задумалась о том. а что, если  в мире есть еще одна Атаро? Ну, не Атаро, конечно, а какая-то другая… Хотя, если предположить что ту Атаро тоже нашла добрая Сурия, то… Мысли спутались, и Шелин-Атаро снова вернулась к наблюдению за львятами.
- Сури мне казалось… - Шелин-Атаро потянула было лапу к Сури, но та отвлеклась на своего, судя по всему, сына, Киллиана, который все еще не хотел слезать со своей «добычи». Шелин же это показалось нормальным – дети просто играют и нет ничего страшного, если даже в грязи изваляются, ведь потом всегда можно отмыть, вылизать. Лишь бы только не было слез и обид. Она добродушно улыбнулась, проводив Сурию взглядом, но ничего не сказала по поводу своего мнения о детских играх. Она была уверена, что когда-то уже была в обществе множества львят и даже зачем то следила за ними, но почему и когда это было, а так же, как это получилось, она ответить не могла. Мозг усердно отказывался выдавать хоть какую-либо информацию про это. Между тем, пока Шелин-Атаро раздумывала над таким сложным вопросом, откуда же у нее могло быть много львят и зачем она за ними наблюдала, и вообще, откуда они берутся, львята эти, Сурия выдала идею, которая, наверно, должна была понравится всем. Ну, по крайней мере, Шелин она привела в восторг! Львица предложила двинутся на север, всем вместе. И даже ее не забыла.
- Правда?! – радостно отреагировала она, будто бы и не было разочарования и страха из-за потери имени, прайда, да и вообще, всего-всего, что когда то было в ее памяти: - А… там будет новый, уютный и красивый дом, да? – по детски, наивно спросила она глядя Сурии в глаза, и даже не сомневаясь, что та скажет: Да! Ну, а как еще могло быть по-другому?

+5

65

- Всё в порядке, - Люц улыбнулся, понимая неловкость давней знакомой. Сурия отличалась жизнерадостностью с первого дня их знакомства. Затронуть больную тему никто не был рад, но серый свыкся с этой частью своей биографии. В этом он пытался себя переубедить каждый день. На этом этапе ему казалось, что так оно и есть.
Малышня с двух сторон ринулась друг к другу, как войска народов, сцепившихся в сражении за одну территорию. Казалось, что при их столкновении случится что-то непоправимое, но это дети. Пока никто никому не пытался проломить череп камнем или со словами: «давай сделаем из тебя одноглазого пирата» не лез когтями зрачок «почесать», всё в порядке. Он к выходкам детёнышей привык ещё с рождения Гилдероя. Его сын никогда не сидел на месте и постоянно находил приключения себе и родителям. На посту его с радостью сменил Луриан, с остальными детьми из их с Эликой выводка значительно проще.
После вопроса Сурии о Севере, лев предположил, что она не разделит его точку зрения и всячески начнёт отговаривать от затеи идти гиена знает куда через пол саванны с детьми, но к его удивлению не только он с Эликой шёл в заснеженные дали, подальше от дома. Им посчастливилось встретить на своём пути двух проводников, которые в отличие от него прекрасно знали дорогу и могли их провести по безопасному пути с наименьшей угрозой для семейства. Решение казалось очевидным. Озвучить его Люциан не успел – к их разговору присоединилась Элика вместе с детьми. Серый перевёл на них взгляд.
Наставлений матери и окружения незнакомых взрослых оказалось недостаточно для мелкоты. Те ломанулись при первой возможности к детям Эвальда и Сурии, избегая необходимости демонстрировать своё воспитание перед взрослыми. За исключением Мирай. Эта малышка всегда выделялась из сиблингов собранностью, сознательностью и детской мудростью. Он помнил её совсем крохотной и слабой телом. И он, и Элика посчитали, что малышка не выживет, но Мирай оказалась борцом. Айхею наградил её при рождении другими достоинствами, и это вызывало у серого неподдельную гордость за подрастающую дочь. Следом к знакомству присоединилась светлая самка, назвавшаяся Атаро. Она не представляла никакой опасности для его семьи и выглядела вполне открытой и жизнерадостной, как ребёнок, запертый во взрослом теле.
Люц усмехнулся, наблюдая со стороны за Лурианом, резво побежавшим к незнакомым детёнышам. Он ожидал, что его сын натворит какую-то шалость с первой секунды знакомства, но затушевался сходу в окружении старших, чем удивил отца. Люциану всегда казалось, что для этого детёныша не существует стоп-крана. Оказалось, что есть.
Удар по малолетним войскам Люциана и Элики прилетел из лагеря Эвальда и Сурии с такой скоростью, что взрослые успели отреагировать непосредственно на последствия вылетевшего «кокосового ядра» в лице Киллиана. Жертвой сокрушительного столкновения оказался его сын. Луиса сбили с лап, как кегли шаром для боулинга и придавили сверху маленькой тушкой другого детёныша. Отпрыск Сурии не замечал ни страха в глазах пойманного львёнка, ни слёз. Он с детским азартом и восхищением без умолку тараторил, надеясь на взаимное веселье, но вместо этого переполошил весь «львиный лагерь».
Люциан прекрасно понимал, как в этой ситуации чувствует себя Сури, но не собирался её осуждать или сетовать на детей. На то они и дети, чтобы играть друг с другом, не видя границ. У них своё видение мира и лезть в него, будучи уже взрослым, - переломать себе все лапы и в дополнение свернуть шею.
Лев подошёл ближе к сыну и собравшейся возле него компании.
- Всё хорошо, Луис?
Переход с самого начала был сложным для малыша. Люциан осознавал, что по пути им придётся столкнуться со многими трудностями. Тяжелее всего будет его младшему сыну. Он не успел окрепнуть духом и с рождения отличался трусоватостью и стеснительностью. Это пройдёт, с возрастом – так убеждал себя лев, а на этом этапе всячески пытался поддержать сына. В меру.
Сури без его помощи отлично справлялась с попыткой сгладить «конфликт» и вернуть его сыну хорошее настроение своей добротой и заботой. Она самка, а Люц всегда считал, что у них с этим дела обстоят лучше. Эту часть работы он всецело доверил ей, не беспокоясь о том, что его сын не примет помощь чужой львицы. Луис должен почувствовать, что ему ничего не угрожает от источника страха, а не наблюдателя со стороны.
- Читаешь мысли, - это лев адресовал Сури. Её предложение объединиться и пойти вместе пришлось кстати. Он сам этого хотел. Такую возможность он рассматривал, как наиболее разумную и выгодную их семьям. Вместе всегда легче.

У них получилась довольно внушительная группа из взрослых и детёнышей. Два семейства и Атаро, которую они взяли под свою опеку. Львица радовалась возможности пойти с ними, а у них было слишком доброе сердце (по крайней мере, у Сурии и Элики), чтобы оставить беднягу в одиночестве со своим беспамятством. Люциан разделял их желания и относился к малознакомой львице, как к ещё одному детёнышу. Она и вопросы задавала такие.. по-детски чудные. Львятам свойственно познавать мир самостоятельно или через взрослых, поскольку всё, что их окружает, им незнакомо. Атаро вела себя в этом отношении абсолютно так же, как будто прожила в этом мире не больше, чем его дети. К ней он относился по-отцовски снисходительно.
Вопрос остро стоял с Эвальдом, как ещё одним главой семейства. Люциан с вторичным появлением в его жизни Элики с довеском не общался ни с кем из прайдовских, включая львов. Взять того же Фаера, с которым у него отношения не сложились как надо. Не факт, что подобное случится с Эвальдом, но от чисто мужской компании Люц успел отвыкнуть. Вопреки этому лев считал, что самкам проще найти общий язык друг с другом и будет о чём поговорить и без него, шагающего рядом. Их достаточно продолжительная остановка плавно перетекла в необходимость выдвигаться дальше. В маршруте Люциан полагался на Сурию и Эвальда, не внося свои коррективы. Местность за пределами прайда он знал плохо. Южанину нечего командовать на севере.

------ Дальние пастбища (через Гнилую реку)

+3

66

Глаза просто разбегаются! Да, точно, очень сильно разбегаются. Когда в последний раз Элика видела такое большое количество львов в одном месте? Кажется, несколько месяцев назад, а может быть даже больше, когда она в последний раз сидела в пещере скалы прайда и наблюдала за местными охотницами, что с тоскою глядели в стену. Воспоминания эти невольно заставили львицу поежиться: дни в прайде тянулись, как вечность, особенно, после смерти молодого короля.
Здесь она чувствовала другую атмосферу. Здесь она чувствовала запах жизни, а жизнь включала в себя и молодость с ее бешеной энергией, и будущее, которое строиться благодаря этой самой энергии. Здесь была ее семья, были львы и львята с желанием жить, с хорошим и добрым настроением, чего она никак не могла почувствовать, будучи жительницей прайда Скара. А теперь, находясь рядом с Люцианом и их общими детьми, она иногда вспоминала себя в детстве, хотя отец ее и не был похож на супруга, но она чувствовала, что у нее есть семья, которая делает ее счастливее… как когда-то, в детстве.
Обе самки ее дружелюбно приветствовали. Элика на секунду растерялась: кажется, кому-то снова придется заново привыкать к другим львам, поскольку несколько месяцев самка жила одна, а потом только лишь с Люцианом и детьми, почти не встречая других представителей своего вида. Впрочем, она быстро скоординировалась, улыбнулась и скосила взгляд на своих львят: она ждала, что они последуют ее наставлениям, но дети были детьми, и только маленькая Мирай не забыла не забыла о чем учила ее мама. Элика же покачала головой, но не могла злиться на детей – пустяк это был, на самом деле и это понимала не только она.
Кстати, о детях. Песочной было интересно наблюдать за тем, как они знакомятся со старшими львятами. И все они, даже неугомонный Луриан, явно их стеснялись. Самка прекрасно понимала причину: они были младше и единственные живые существа, кроме родителей, с кем им приходилось общаться – были жуки, пауки и Гарри. Кстати, последний последовал за Мирай до самого конца и стоял около нее до тех пор, пока к ним не подошел Иллиар. Дальше он понял, что у серой малышки не будет проблем нахождения общего языка с львятами, а потому мартышка поспешил ретироваться и проверить, все ли хорошо у других львят. К сожалению, сделать этого он не успел, потому что в тот самый момент, когда гривет хотел подойти к близнецам, у бедняги Луиса пролетела вся жизнь перед глазами, когда один из сыновей Сурии решил поиграть с ним. Элика заволновалась, потому что слезы родного чада для любой хорошей матери являются этаким сигналом тревоги, красной кнопочкой. Львица поспешила следом за Сурией, но самка опередила молодую мать, утешив бедного близнеца, причем успевая попутно попросить прощения за слишком активного сына.
- Ничего-ничего, - тихо поспешила ее утешить песочная, - это же дети.
Впрочем, больше инцидентов не произошло. Испуганного малыша успокоили, а другие львята были относительно смирные, поэтому все пока что обошлось разговором без слез и обид.
Видимо, такая обстановка понравилась новым знакомым. Сури предложила львам отправиться на север вместе. Эту идею Люциан быстро одобрил, а Элика и не стала спорить с ним – самцу виднее, что и как делать, а тем более, если он уже встречал эту самку и доверял ей.
Вместе с семьями в путь согласилась идти еще одна львица – Атаро. Кошка, слишком переживающая за своего сына, не сразу заметила эту странную самку, но чем-то похожую на саму Элику. Атаро восхищенно приняла предложение; она сейчас была похожа на маленькую Мирай, которая так же, воодушевленно и с какой-то толикой мечтательности спрашивала о новой жизни на Севере, о том, как там – красиво ли?  Элика по-доброму улыбнулась странной самке, а затем перевела взгляд на Сури. Хотелось узнать у нее, что произошло с кошкой, потому что такое поведение было несвойственно для взрослых львиц, но сейчас этого делать было неприлично. Как-нибудь потом.
Отвечать на вопрос Атаро львица не стала: все-таки, самка спрашивала у Сури. Но Элика тянулась к ней, будто бы чувствуя, что потерянной так же нужна опека, как нужна она была ее малышам. И поэтому, когда все львиное семейство наконец-то двинулась вперед, кошка старалась идти недалеко от третьей львицы, при этом успевая приглядывать за всеми детьми. Впрочем, в этом ей помогал Гарри, который должен был незаметно следить за состоянием хрупкой Мирай. Элика всегда уделяла больше внимание ей при передвижении, но не потому что любила ее больше всех, а потому что иначе бы малышка вряд ли смогла выжить.
Путь предстоял долгий, но песочная искренне надеялась, что они справятся. А когда все устроится, она обязательно вернется сюда, чтобы завершить то, что хотела. Элика оглянулась назад: на горизонте белел кончик Скалы Прайда. Там, когда-то давно, жил ее отец. Наверное.

------→>>Дальние Пастбища (через гнилую реку)

+2

67

Эвальд был готов даже похвалить Киллиана за его пакость. Нет, конечно, не поощрение плохих поступков, но похвала за то, что заставил своего отца поднять зад с земли и даже сделать пару шагов, потому что столько времени лежать без сна было ужасно скучно, даже для такого терпеливого льва, как Эвальд. Так что именно за это можно было сказать «спасибо» старшему сыну.
Но никто, конечно, этого делать не собирался, иначе Килли совсем вздернет нос и будет проказничать еще больше. Этого только не хватало, и так вечно шило в заднице.
Глава семейства был уверен, что ему сейчас влетит за поведение Киллиана не только от Элики, но и от Люца, да еще, может быть, от Сурии, потому что «сына не смог на месте удержать». Конечно, не смог. Никто бы не стал удерживать детей, когда рядом есть такие же сорванцы, с которыми можно поиграть и повеселиться. Иначе родителей сочтут за бесчувственных тиранов, которые делают из детей интровертов-шизофреников-одиночек. Но нет, Эвальд с Сури такими не были, слава Айхею.
Поэтому его сын и рванул «поиграть»... Только вместо игры получилось немного другое, более болезненное.
Но, как ни странно, никто из них не сделал выговора ни Эвальду, ни Сури, оправдывая такое поведение фразой «ну, они же дети». Да, дети. Но некоторые из них чересчур активные и буйные.
– Фух. Ну ладно. Главное, что все целы. Надеюсь... – заключил про себя самец, осматривая дружную компанию львят, которые уже начали активно знакомиться друг с другом.
На помощь бедному львенку Луису поспешили сразу все взрослые: и Сури, и Люциан, и Элика. Жена даже извинилась за Киллиана (сам бы он этого никогда не стал делать, потому что а зачем) и слизала слёзы с глаз трусишки. Как мило.
Но всё, слава Айхею, обошлось, и никто не пострадал. Ограничились только сильным испугом маленького Луиса.
Наконец, когда разговор был окончен (собственно, поэтому взрослые и пошли к детям), Эвальд спросил:
– Ну что? Какие итоги? Мы идем на Север всей нашей дружной компанией, если я не ослышался? И Атаро вместе с нами? – спросил он, излагая очень краткое содержание услышанного, и улыбнулся, вновь осматривая всех собравшихся здесь.
Север. Одно слово, а сколько воспоминаний... Сначала детство, потом юность, взрослая жизнь, новые дела и заботы. Встреча с Сури. Ведь именно там, на Севере, они впервые встретились. Конечно, их львята родились не там же, где и их отец, но это не беда. Все равно всё то, что пережил Вальд, было незабываемо. А детишки (все сразу) совсем скоро и сами увидят это дивное место и сами сложат о нем впечатления.
Вся жизнь Эвальда была наполнена холодом, снегом (хоть его и было немного) и весельем. Ну, ясное дело, а кому же зима не нравится? И скоро, уже совсем скоро серый ступит лапами на свою северную родину.
– Детишки, пойдем. В дороге успеете обо всём поговорить. А сейчас нам всем – Вальд специально выделил это слово, дабы подчеркнуть, что каждый из них очень важен и нужен всем в этом дружном кругу львов, – …пора на Северные Земли.
И Эвальд небыстро направился вперед, чтобы львята могли идти в своем темпе и при этом не отставали от взрослых.
– Холод и снег, мы идем! – мысленно порадовался Эвальд, потому что и правда соскучился за это время по своему дому, а с детьми всё равно не пойдешь, даже если отец просто захотел снова побыть у себя дома. А теперь у них хотя бы появился повод.
– И всё-таки я скучал по родной земле... Но ничего. Скоро встретимся. – Вновь улыбнувшись, серый оглянулся на идущих сзади и вдруг понял, насколько он себя прекрасно чувствует. А всё потому, что их было много. Они были едины, все вместе. И сейчас здесь каждый друг за друга. Эвальд знал, что Сури будет защищать детей Элики и Люциана, как и он, если понадобится; что Люциан с Эликой без колебаний встанут на защиту не только своих детей, но и его львят тоже.
Их объединяла одна дорога. Их объединяли дети. Их объединяла Атаро, за которую – Эвальд в этом ничуть не сомневался – они все несли ответственность и готовы были защищать так же, как и своих родных детей.
И именно то, что все они были вместе, рядом с Эвальдом, грело льву душу.

------→>> Дальние Пастбища (через Гнилую реку)

+3

68

Её Величество Маргери (точнее, пока ещё Высочество) до последнего надеялась, что холопы сами сообразят подойти к ней и представиться, но воля самопровозглашенного монарха осталась невыполненной. Тяжко вздохнув, малышка поднялась, принимая это тяжкое бремя на себя. Венценосная особа изволила пожаловать к своему народу сама, аки Моисей раздвигая лапами траву вместо вод Красного моря. И низверглись в пучины земли все её враги – черви и жуки, разбегаясь и падая ниц, дабы не ниспослала на них Маргери свой праведный гнев Чистоплотности и Брезгливости.
Гордо следуя вровень с матерью, малышка дошла до взрослых. Она собиралась элегантно присесть рядом с ними, деловито обвить хвост лапами, не забыв при этом горделиво вскинуть нос. Первой вежливо поздороваться, как учила матушка? Да что там! Венценосная воображала только демонстративно покашляла, привлекая к себе внимание взрослых. Мол, извольте сначала поприветствовать царевну и, быть может, она снизойдёт до скромного кивка головой в ответ на ваши лобызания.
Луриан, как повелось с самого рождения, всегда и всюду был первым, но не там, где надо. По мнению Маргери он позорил всё семейство своими вечными выходками. Хорошо, что мать успела его вымыть до того, как они повстречались с этой группой львов, а то пришлось бы юной принцессе придумывать план по устранению грязнули. Как вариант, конечно, толкнуть бедром в воду. Не сожрут крокодилы, так хоть вымоется.
Вежливым приветствием, не позабыв о наставлениях матери, отличилась разве что Мирай, которая приветливо всем улыбалась и явно располагала к себе больше, чем та же Маргери. Но светлая малышка будто бы и не замечала того. Теряя терпение (а у самокоронованных особ оно поразительно короткое), малышка снова кашлянула, надеясь, что остальные додумаются её поприветствовать первыми. И о, чудо! Голос подавали один за другим, приветствуя, путь и не её, а вообще всю компанию и в большей степени Элику, Маргери видела свой звёздный час. Она гордо чуть выпятила грудь, набрала в лёгкие воздуха и с лёгкой неохотой на выдохе собиралась поприветствовать остальных. Кульминационный момент испортили развесёлым визгом.
Маргери тот час изменилась в мордочке. Из брезгливой принцесски она превратилась в разъярённую фурию и Зевса в одном флаконе, грозясь вот-вот зарядить кому-то молнией в зад, страждущий приключение. О, Айхею! каким же было её удивление, когда вместо ожидаемого Луриана в роли главного нарушителя спокойствия она заметила незнакомого детёныша.
- Гадкий мальчишка! Ты всё испортил! – сетовала на него малышка, хмурясь, как грозовые тучи перед бурей. Она тяжёлым шагом и совсем не милой и покачивающейся походкой направилась к нему, собираясь учинить самые настоящие разборки, не забыв отсчитать этого негодяя, как надо. Будь у неё личная стража, непременно бы приказала его лишить головы или отправить на съедение крокодилам.
Но Маргери не имела такой привилегии. И всё, чем могла довольствоваться, это собственным горлом и голосовыми связками, которые её пока ещё не подводили (сказывался постоянный опыт с нотациями в адрес Луриана. Прокачал умение). Увы, большое скопление взрослых помешало малышке учинить скандал и настоящие детские разборки, а она бы долго тыкала лапой в грудак этому мальчишке, обвиняя его в хамстве по отношению к ней.
Ей пришлось быстро взять себя в лапы. Глубоко вдохнуть и выдохнуть, чтобы немного успокоиться. Она должна была исправить ситуацию и сложить о себе хорошее впечатление у львят, к которым так поспешно вышла. Мирай вон уже во всю налаживала мосты. А что она? Так можно и всю публику растерять!
- Простите мне мою грубость. Сегодня выдался тяжёлый день, - буднично увещевала малышка, одним лёгким движением головы откидывая чёлку на бок с глаз. Теперь малышка не выглядела такой злой и взлохмаченной, как раньше, но внутри всё ещё клокотали угольки затухающей злости. – Меня зовут Маргери, - малышка позволила себе мягкую улыбку, будто пыталась из фурии превратиться в комочек персикового очарования и расположить к себе абсолютно всех в радиусе пяти метров. Она, наконец, окинула взглядом всю аудиторию. Взрослые её волновали мало, а вот сверстники…
В компании Киллиана, испортившего ей весь незабываемый выход, малышка приметила серую самочку. Догадайтесь, что ей с ходу не понравилось в этой особе, чьего имени она ещё не успела услышать?
- Очень… приятно… - с неохотой протянула Маргери, оценивающим взглядом окидывая Селини с лап до головы.
В этот момент ей казалось, что всё знакомство безнадёжно испорчено. Один из детёнышей копия её брата Луриана, второй.. вообще девчонка, которая ещё и ведётся себя практически так же, как сама Маргери! Малышка привыкла к обществу сестры, которую никогда не считала конкуренткой своей красоте. А тут на тебе! Ещё одна! Наплодили тут дочерей! Лучше бы ещё одного сына подкинули и…
Будто бы Айхею услышал её мольбы, и ниспослал ей Иллиара. Да.. Этого обаятельного мачо ясель звали именно так. Маргери сразу запомнила его имя, но старалась не подавать виду. Она украдкой лишь обвела его взглядом, отдавая ему предпочтение из всей троицы Сури и Эвальда. Не судьба, конечно… Может, и не совсем принц на белом ягуаре, но… весьма-весьма!
- Рада познакомиться, - уже более приветливо обратилась она к Иллиару, подарив ему такую милую и очаровательную улыбку ангела, на которую только была способна, - Иллиар…
Маргери пусть и не корчила из себя недотрогу и всю из себя такую коронованную после встречи с этим мальчишкой, но пыталась выглядеть эдакой девчонкой, чьё внимание ещё надо бы заслужить. Помани да отвадь, как говорится. И уж откуда она только такого набралась, неизвестно, но после продолжительной остановки на берегах реки перед отправлением следом за отцом и другими, Маргери будто бы случайно вскользь задела кисточкой хвоста подбородок Иллиара и следом легко этой же кисточкой во второе движение «хлопнула» того по щеке, удаляясь. Видел бы папаша эту подрастающую принцессу распутницу, точно бы запер где-то в пальмовом гнезде, пока у неё кисточка хвоста не отрастёт, чтобы ту вниз сбросить горе-принцу, не отрастившему даже клочочка гривы.

------ Дальние пастбища (через Гнилую реку)

+5

69

Вы только подумайте — Луриан и стесняется. Ну до чего забавное зрелище. Перед девчонкой, да? Хе. Хотя, нет, это, скорее, от того, что прежде он никогда не видел других львят и ни с кем не знакомился, так что сейчас попросту боялся, стеснялся, волновался и всё в этом духе. Каждый на его месте заволновался бы, ибо, как говорится, — первый блин комом.
Львиному взору сейчас предстали Селини и двое серых львят, один из которых явно спал. Хотя… нет. Двое из них спали. Или делали вид?.. Неважно. Луриану не разобраться в таком юном возрасте, спит ли сородич или притворяется.
Ну и как прикажите знакомиться со спящими детенышами, а? Разбудить их что ли...
Только Луриан подумал о том, что сейчас снова совершит пакость (а именно разбудит спящих незнакомцев), как тут же мимо него промчался со скоростью бешеной черепахи один из «спящих» серых комков. Луриан даже понять ничего не успел, настолько быстро пролетел Киллиан мимо него. Обернувшись, львенок увидел, что его старшего брата повалили на землю, причем тот самый серый незнакомец, к которому он хотел подойти.
— Я поймал тебя! — гордо выпалил тот, прижимая к земле младшего брата.
— Ты тоже любишь  веселиться?! — радостно крикнул серому Луриан, явно после его поступка понимая, что, да, и Киллиан не меньшее хулиганьё, чем он. Ну не будет же он озвучивать истинное слово «хулиганить». Никакого хулиганства, всё это — чистое веселье!
Когда он увидел, каков Киллиан в деле, вся взволнованность и стеснительность куда-то в никуда ушла, в заднице загорелось желание поискать приключений, и он стал собой — мелким засранцем, любителем пакостей, королем жуков и червяков. Как хотите, так и называйте, ибо всё это — одна львиная мордочка с лимонным хохолком. Наглая такая морда. Очень наглая.
— Ух, ты! И там тоже ты! — восхищённо произнёс Килли.
Луриан решил разыграть его. Пошутить. А вдруг получится? Килли ведь ещё не знает, что он и тот, кто сейчас под ним, являются родными братьями-близнецами.
— Ага, — важно так заявил Луриан, подходя к серому и вставая рядом. Он хитро улыбался, незаметно смотря на чуть не плачущего (хотя нет, он уже успел пустить слезу) брата.
— Хватит реветь, трус! Ты же сейчас мне весь план испортишь! — недовольно рыкнул про себя старший, замахав хвостом туда-сюда. Ведь одна промашка, и всё! Розыгрышу конец.
— Какой-то я получился не такой… — как бы задумчиво произнес светлый, смотря на испуганного Луиса.
Нормальные львы бы Киллиана стали отчитывать и встали на сторону семейных уз, но Луриан был не из тех, кто меняет веселье на какие-то родственные отношения. То есть, да, они важны и всё такое, но чтобы упустить момент и не повеселиться? Нет, этого Луриан допустить не мог.
— Ты же — это я! А я — это ты! Мы одинаковы! Будь, как я! — чуть ли не приказывал младшему брату Луриан.
Ну а что он слюни-сопли разводит по пустякам, ну правда? Мужик вообще или что?
Но брат не реагировал, как надо, и вместо того, чтобы подыграть, чуть истерику не устроил. Вместо веселья вышло это:
Пришла Сури, убрала с Луиса сына и стала успокаивать плаксу.
— Ну нет! Мне же сейчас…
— Они просто от рождения очень похожи. Тут на самом деле нет никакой магии…
— Мира-а-ай!!! — Луриан состроил такую гримасу, будто уже две недели ставил домино очень красивыми узорами, а она пришла и всё сломала. Ощущаете всю эту боль, да?
— Вот, кому надо червяка на голову посадить! Да такого, чтобы пожирнее был! Уф!.. — недовольно и быстро придумывал план мести львёнок.
А что она всё испортила, а? Такой шикарный план продумал, как себя в лучшем свете перед еще одним пакостником показать, а эта… эта… этот «борец за справедливость» всё испортил! Вот, кто тут пакостник!
Луриан даже фыркнул от обиды.
И, главное, все к Луису бросились, помогать-успокаивать. Все тут слишком серьезные. Юмористы наоборот, блин.
Луриан заметил второго серого мальчишку — Иллиара. Но он был какой-то скучный и сразу к девчонкам пошел. Нет, тут только один нормальный львёнок, который по-настоящему умеет веселиться. Именно он и заинтересовал Луриана больше всех из-за своей любви к хулиганству. Именно с ним светлый хотел обсудить по дороге все хитроумные планы, потому что, без сомнений, Киллиан их поддержит и, может быть, даже модернизирует до уровня «Суперпакость».
Пора было двигать на Север. И Луриану предстояли долгие разговоры с Киллианом на тему «какую пакость совершить и как её усовершенствовать».

-------→>> Дальние Пастбища (через Гнилую реку)

+2

70

— Ничего, Мирай, не бойся, мы с дядей Гарри…
«Рядом с тобой, и всё будет хорошо» хотел закончить Луис, но не смог, потому что его сбило серое пятно. Пригвоздило к земле просто-напросто.
Всё произошло так быстро, что Луис заплакал. Больше от неожиданности, чем от страха, ведь он ну никак не думал, что Киллиан (да и вообще кто-либо из львят) набросится на такого безобидного, как он.
Сейчас Луи было откровенно плевать на то, что мальчишки видят его слёзы. Что будут обзывать трусом, слабаком, девчонкой. Пф. Сейчас его волновало не это, а то, что его напугали. Теперь он будет (первое время точно) шугаться Киллиана да и вообще прилипнет к родителям и не отойдет от них ни на шаг, пока рядом находится Килли.
Спасибо, Умелец-Шокировать-Маленьких-Луисов, напугал ребёнка, молодец. Теперь его начинающий потихоньку-потихоньку уходить из характера страх вернется обратно и ещё больше укоренится. И еще дольше не выйдет из организма, потому что кое-кто «любит пошалить». Спасибо, Киллиан, ты мастер своего дела.
Ещё и старший брат решил подшутить над и так испуганным младшим братом.
— Ух, ты! И там тоже ты! — удивлению и восхищению Килли не было предела.
— Ага, — к ним подошел Луриан и как ни в чём не бывало проговорил это, хитро зыркнув на брата, мол, давай, подыгрывай мне, раз я затеял это дело. И мне все равно, что ты об этом думаешь, я ведь тут самый главный хулиган.
Мало того, что и так трусишку-Луиса напугали до смерти, так теперь ещё и старший брат поиздеваться решил. Видит же, в каком состоянии его брат, а ведь насмехается, засранец.
Но сопротивляться Луис не мог. Он словно окаменел от страха. Он чувствовал эту «силу главаря», которую сейчас включил Луриан.
— Ты же — это я! А я — это ты! Мы одинаковы! Будь, как я! — Луриан таким тоном произнёс это, что Луис невольно подчинился… бы, если б это было не в такой обстановке, как сейчас.
Ну давай, ещё надави, продолжай свое «красноречие» толкать, когда твой младший брат и так вот-вот разревётся.
Вообще, после того, как на беднягу накинулись, он просто лежал и молчал, испуганно наблюдая за остальными, боясь слово вымолвить. Иначе бы светлый точно разревелся, прямо сразу после сказанной фразы или просто слова.
Но долго это, слава Айхею, не продолжалось. На помощь поспешила не только Сури, но и Элика с Люцианом.
— Ты как, малыш?
От страха и слез он дрожал и нервно всхлипывал, а потому не мог ничего сейчас сказать, хоть и Сурия была дружелюбной, улыбнулась ему как можно теплее и даже слизала его слезы.
— Не бойся. Киллиан тебя не обидит. Он раньше никогда не видел других детёнышей, а ты ему настолько понравился, что он не сдержался и захотел с тобой поиграть.
Это он так играет, да? Вот круто. Хорошие у него игры. Такие же пакостные, как и он сам.
А вот и папа подошел. Вот. Вот! Смотри и учись, Луриан, как в таких ситуациях себя вести надо.
— Всё хорошо, Луис?
Как только львица отвернулась, Луи пулей выскочил и с новой порцией слез и истерики рванул к отцу и уткнулся ему в лапу, начиная плакать. Снова.
Сейчас он хотел только и сделать, что уткнуться в родительское что-нибудь и вдоволь поплакать, да не просто, а чтоб его ещё и успокаивали. Ну, так и успокоиться быстрей можно будет. Да и вообще, это всё приятно, когда рядом есть кто-то, кто утешает. И по головке гладит, да.
На брата Луис обиделся на полную катушку. Львёнок с ним решил не разговаривать до следующего привала. Ну, или до тех пор, пока не отвлечется на что-нибудь интересное и не забудет о том, как старший брат на него давил, заставляя подчиниться, чтобы Киллиану показать, что Лури тоже мастер пакостей.
Дальше Луис пешком не пойдет. И даже не заставляйте. Пока у Киллиана свободны лапы, и он на земле, ходит, как ни в чем не бывало, Луи на траву и хвоста не спустит. Ни-ни. А то еще по-новой устроят свои дурацкие шуточки с играми. Вот уж чего Луису не хватало, так это повторной дозы страха до смерти.
Обойдетесь.
Если бы сейчас светлый не заикался при попытке что-либо сказать, то сразу же попросил отца дать ему забраться на свою спину и провести на ней весь оставшийся путь.
Если не всю оставшуюся жизнь.

-----------→>> Дальние Пастбища (через Гнилую реку)

Отредактировано Луис (14 Май 2016 20:51:45)

+1

71

Сурию не мог не порадовать тот факт, что её новая знакомая, не знающая своего прошлого, смогла найти хоть какую-то ниточку для себя, чтобы за неё крепко ухватиться. Даже если эта ниточка – имя. С чего-то же нужно начать. Если Айхею будет милостив к ним, то со временем они смогут помочь львице вспомнить и что-то ещё о себе, а то и помогут создать ей новую историю своего будущего, не прикрытого ни загадками, ни тайнами. Уж в этом-то они точно должны преуспеть! Для Сури, которая всегда смотрела на мир позитивным взглядом, не могло быть иначе.
С радостью на сердце наблюдая за тем, как Атаро пытается влиться в их общую компанию, Сурия наблюдала за детёнышами. Выходка Киллиана не осталась незамеченной, но вопреки ожиданиям родителей сорванца не превратила радостное знакомство в разборки и поучения в адрес друг друга. Это не могло не радовать. Все понимали, что это дети и им свойственно играться и резвиться в своей манере. Опасения Сурии остались позади, когда к Луису подоспели его родители, чтобы проверить, всё ли с ним в порядке. Тут столпилась и детвора. Особенно Сури порадовала серая малышка, похожая на своего отца, Мирай. Она разбавляла обстановку и охотно дружилась со всеми. Детёныш для своего возраста оказался смышлёным, несмотря на то, что телом был хрупким. Обычно такие малыши выживают редко, но эти двое смогли подарить малышке настоящую жизнь и не бросили её, чтобы прокормить более крепкое потомство, подающее больше шансов на выживание в жестоком и суровом мире. Это заслуживало уважения.
Львица сожалела о том, что её сын так сильно напугал малыша Луиса, но сделал всё возможное, что было в её силах. Чужой матери, может, и понятны страдания другого детёныша, но утешить его по-настоящему способны лишь его настоящие родители. И хорошо, что Луис нашёл утешение в своём отце. Сури могла лишь уповать на то, что всё образумится и малыш сможет перебороть свой страх. Она же собиралась сделать всё возможное, чтобы её сын не напакостил снова.
- Все, - улыбнулась львица, давая ответ на вопрос супруга. Кажется, Эвальд и сам был за такую возможность. Это не могло не радовать. Вместе веселее, это уж точно! Странно слышать подобное от одиночки, но когда-то для Сури странным было и создание семьи, но теперь землю саванны топтали маленькие ножки её с Эвальдом детей.
Львица дала детям возможность резвиться и общаться вместе, однако постоянно за ними приглядывала, чтобы никто из её сыновей не выкинул очередной номер. Сама же она предпочла идти рядом с Эликой и Атаро, чтобы дать мужчинам возможность сдружиться и немного отдохнуть от компании жён. Она вот была очень рада познакомиться поближе с Эликой и по возможности помочь Атаро вспомнить окружающий её мир и её прошлое. Никто не должен чувствовать себя одиноким и, тем более, потерянным. Только теперь Сури понимала свою ошибку в предложенных львице именах. Но она рада, что Атаро смогла определиться и теперь шла вместе с ними на Север. В новый дом для их большой семьи.
- И пусть нам сопутствует удача!

------→>> Дальние Пастбища (через Гнилую реку)

+2

72

Это было так здорово, собираться большой компанией в дальнюю дорогу! Однако, пока «взрослые» разбирались между собой, обсуждая, куда и как идти, Шелин-атаро слегка заскучала. подойти и поиграть с детьми, которые как всегда устроили кутерьму, она не решалась, стесняясь. Почему как всегда? Ну, потому что детям положено устраивать кутерьму, на то они и дети, чтоб веселиться и играть, словно силы их бесконечны. К тому же два львенка кажется, нашли друг друга. Луриан и Киллиан были как браться, похожи своими шебутными характерами, в отличии от Льюиса, который заплакав побежал к своему отцу. Шелин-Атаро было искренне  его жаль, и она даже порывалась тоже помочь, успокоить львенка, но не знала как и к тому же боялась этого странного чувства ответственности и материнства, что время от времени рвалось у нее наружу откуда-то изнутри. С чего бы вдруг? Она же, такая же, как львята. Ну в смысле, характером похожа, только размером получилась больше. А так все то же, так же легко расстраивается и радуется каждой мелочи. Ну, к примеру, тому, как легко сейчас все запоминает, а прошлого не помнит. Хотя, сейчас, ее не волновала такая ерунда как какое-то туманное прошлое, которое, несомненно, еще настигнет ее в том или ином виде. 
«Наверно, я родилась от какого-то очень большого животного» - подумала Шелин-Атаро, наблюдая за большим жуком с черной спинкой, который карабкался по стеблю травы. Заинтересовавшись им львица и не заметила, как вся компания медленно и верно двинулась на север, вдоль реки, туда, к переправе, которая вела к слиянию течений Гнилой реки и Зимбабве, и дальше, к озеру, на самый север. Впрочем, Шелин-Атаро не долго развлекалась с жуком и вскоре заметила, что ее новые друзья удаляются. Перестав скакать по траве, вслед за отчаявшимся скрыться от крупного хищника, насекомым, она легко придавила его лапой к земле, с удивлением отметив, как просто дался ей этот трюк, а затем закричала:
- Сури! Сури! Смотри, что я поймала! – но Сури удалялась, следя за детьми, которые куда проворнее и быстрее тысячи жуков. Ну, а теперь их еще и стало вдвое больше и хотя и львиц, что приглядывали за ними тоже стало вдвое больше. Но все равно, проблем прибавилось. Новые знакомства, союзы, обиды и игры. Попробуй за всем этим сразу же уследи. А тут еще и Атаро, тоже в каком-то смысле большой ребенок, который не ясно чего может выкинуть и куда влезть. Вроде как и сама может о себе позаботится, а вроде бы и нет. Шелин-Атаро убрала лапу и подхватила жука в пасть, бросившись за львицами. Спустя несколько мгновений быстрыми размашистыми прыжками она настигла Сури и Элику и резко остановившись, прижимая жука языком к небу (поганец пытался сбежать, и искал дорогу наружу между зубов!) сказала:
- Шури, шмотри што я… ой! – какая неудача! Львица неосторожно сглотнула и жук отправился в темные глубины ее пищевода, навсегда покинув это тир. Ну, почти навсегда. Выйдет скоро. Впрочем, львица все равно пришла сначала в отчаяние, а затем в расстройство: - Ой-ой-ой! Проглотила! – испуганно проговорила она, а затем с жаром пустилась в объяснения, используя те термины, которые были ей доступны: - Там был такой, небольшой, черный, с шестью лапками! Он прыгал от меня по траве и иногда отращивал маленькие крылышки. – она вздохнула, тихо всхлипнув: - то спинка черная, гладкая. А то раз… крылышки. А я... его… - кошка шмыгнула носом, повесив голову. Ну, со стороны поглядишь – вот вот расплачется из-за какого-то жука, и не ясно, то ли от того, что проглотила его и теперь эта гадость в желудке, то ли то от, того что ей его было просто жаль. Впрочем, Шелин-Атаро вскоре дала подсказку:
- Как же он там теперь? Надеюсь, не умрет от одиночества и темноты. – все таки доброты было в ней больше, и даже не смотря на потерю памяти она проявлялась в ее характере.
И так львы шли чуть впереди, за ними пестрая толпа львят, ну и замыкала процессию троица львиц. Путешествие началось.
- И пусть нам сопутствует удача! - сопроводила Сури, словами, начало долгого, общего пути.
- Да! – с улыбкой ответила Шелин-Атаро, быстро забывшая про жука в ее животе. Ну, не бабочки, и слава богу!

Дальние пастбища (через Гнилую реку).

Отредактировано Шелин (14 Июн 2016 02:29:30)

+3

73

Дальние пастбища

- Так или иначе, скоро узнаем. – усмехнулся Такэда, неспешно шагая по берегу и прикидывая, как же ему действовать дальше. Манга, которому, очевидно, надоело идти сзади одному, слегка сократил расстояние и теперь плелся шагах в десяти за их спинами. Слышать что говорят, наверняка не слышал, но, то, что львы болтают между собой, понимал и поэтому подходить ближе не решался: а вдруг о чем-то важном идет разговор? Но разговор не клеился и вскоре вообще прекратился. Такэда устал, и переставлять лапы с нужной скоростью ему было непросто. Да, вот сейчас бы отдохнуть, полежать, поспать. А потом поесть…
Не то чтобы Такэде надоела жизнь одиночки и полная свобода, но иногда, особенно в такие моменты, ему хотелось забиться куда-нибудь в безопасный, уютный угол и немного там полежать, с какой-нибудь симпатичной львицей под боком, не думая о том, куда дальше бежать и что делать. В такие моменты как сейчас, хотелось какой-нибудь стабильности, предсказуемости. А какая может быть предсказуемость с Мисавой и ее дочкой, да еще и Мангой на хвосте. Который, (дело просто неслыханное для леопардов рода Мелефары!) дал клятву следовать за ним до самой его смерти и помогать ему в его делах.
«Кстати, он не сказал, во всех ли делах будет помогать мне» - подумал Такэда, слегка нахмурившись, и хотел уже было позвать пятнистого к себе поближе, но впереди показалась река и знакомая переправа.
- Ну вот, почти пришли. – оповестил он Ишу, когда троица подошла к воде и лев поглядел по сторонам, осматривая берега на предмет отдыхающих крокодилов или сумасшедших львиц вместе с их супругами. Нет, ни того, ни другого, поблизости не было, а в воде здесь рептилии долго находиться не могли – течение было быстрое и не способствовало их нахождению на одном месте – сносило вниз, туда где отмель кончалась и дно уходило вниз, образуя глубокий омут.
- Да уж, в твоей компании недостаток острых ощущений нам не грозит. – буркнул из-за их спин леопард, осматривая реку, а затем, форсируя события, в два прыжка обогнул их и бросился в воду, на мелководье: - О, водичка-то тепленькая! – позвал он львов, отдалившись от берега шагов на десять, стоя по грудь в воде и поминутно оглядываясь. Такэда только хмыкнул в ответ и двинулся вслед за Мангой, иногда поглядывая по сторонам, не плывет ли по реке какое-нибудь подозрительное бревно. Но бревен в обозримом пространстве не наблюдалось.
- Иша, идем! – позвал он за собой «тыквенную» и больше не оглядываясь спокойно пересек реку, остановившись в воде у самой кромки песка, на который накатывали волны, осматривая местную растительность. Теперь надо было придумать как сделать так, чтоб не оставить следов, однако, ничего такого на примете не было.
«Надо будет зайти на холмы, и там поискать чистотел или что-то из цитрусовых» - подумал он, слегка хмурясь от того, что придется все же заходить на охотничьи угодья прайда. Это повышало шанс встретить кого-нибудь из патрульных и влипнуть по полной, но Такэда как всегда надеялся отмазаться, представившись путешественником или на крайний случай, другом Урса. Очень хотелось верить, что самец не погиб и все же освободил самку. Тогда можно будет попробовать воспользоваться его именем и если повезет – поддержкой. Хотя, признаться, Такэда не хотел бы и с ним встречаться, ведь он оставил в итоге льва, не оказав ему помощи, и оставив это на лапы его сопрайдовцев. Благо, о тех шли слухи по саванне как о непревзойденных бойцах.
- Ну, знакомые места? – без особой надежды спросил черный, вбираясь на берег и поморщившись от боли. Спина неожиданно дала о себе знать: - вот же… - рыкнул он, зажмурившись и поведя плечами: - Манга, слушай, я тут на днях спину повредил, можешь глянуть? 
Леопард, который к этому времени уже заприметил дерево и успел на него вскарабкаться, обозревая окрестности, нехотя спустился вниз и поспешил к другу, на ходу дав указания:
- Давай к кустам шуруй и ложись на живот.
Такэда подчинился настолько быстро, насколько ему позволяли боли в спине, виновато поглядев на Ишу: «Мол, прости, технические проблемы». И вскоре разлегся под надежным прикрытием куста на берегу реки, прямо на травке. А леопард, вздохнув, поставил ему на спину передние лапы и стал пальцами перебирать шкуру, с силой зажимая ее и оттягивая, а иногда разминая: - Ну, давай посмотрим. – и практически сразу же заявив:
- Батенька! Да вы головой носорога таранили?! – Манга усмехнулся, но тут же стих и голос его стал серьёзным: - Така, ты хорошо приложился головой, не знаю, где. Но, еще чуть-чуть и мы бы тут с тобой не болтали. Переломы шеи не лечатся, а спина у тебя цела. 
Такэда не слышал. Уронив голову на лапы, он закрыл глаза, едва слышно постанывая от удовольствия, да так чуть и не уснул под сопения леопарда, разминавшего ему спину. А Манга с сосредоточенной мордой прошелся лапами вдоль позвоночника, затем чуть ниже и ближе к ребрам, по началу осторожно ощупывая мышцы, а уже потом начиная их разминать и иногда поглядывая на Ишу.
- Согласен, странный способ лечения. – в какой-то момент сказал леопард львице, заметив, что за кайфовавший Такэда уже даже не пытается поднять головы: - Меня в дебрях один мудрец научил. – он наконец, шлепнул Таку лапой по спине и убрав с него лапы на землю, отошел от льва в сторону: - Вставай, герой. Пора бы уже двигаться, пока нас патрульные не нашли и не доломали тебе спину окончательно.
- М… - блаженно простонал Такэда, открыв один глаз и поглядев на леопарда, а затем, поднимаясь на лапы и отряхиваясь: - Манга, от чего ты не львица.
- Вот еще! – стушевался леопард: - Сам бы потом жалел, лапы были бы у меня не такие сильные. Да и… я бы был сварливой львицей. – и побежал вперед, очевидно, разведывать дорогу. А такэда рассмеялся, глядя ему в след и покачав головой повернулся к Ише: - Ну, готова узнать свою судьбу? Тогда не отставай. – и двинулся в сторону холмов? уже куда бодрее, чем ковылял до этого вдоль реки.

--- Холмы.

0

74

---→ дальние пастбища

Постепенно они приблизились к реке. Здесь Ише понравилось. В прошлый раз она переправлялась через Зимбабве под проливным дождем, что само по себе было удовольствием весьма сомнительным, а уж в комплекте с возможностью пропустить приближение крокодила в мутной воде — двойне.
Впрочем, чертовы рептилии умудряются подобраться вплотную даже там, где, казалось бы, дно на много шагов просматривается. К счастью для Иши — или наоборот, к несчастью? — она практически не имела дела с крокодилами до тех пор, пока не выросла. Теоретически, конечно, знала о них, и, тем не менее, первая встреча была бурной и пугающей. И интересной одновременно — потому что в тот раз пострадала не хищница, а зазевавшееся травоядное, которое она выбрала своей добычей. Откуда же бурой было знать, что раньше нее на газель решит поохотиться крупный матерый крокодил? Вода казалась такой тихой и чистой, просматривалась на много шагов в глубину, и появление здоровенной буро-зеленой твари заставило львицу не только отшатнуться, но и во весь дух заорать от страха. И это она, заметим, была в нескольких шагах от кромки воды.
А газель ничего не сказала, только брызги взбила копытцами в последний раз.
В общем, опыт был шокирующим и запомнившимся достаточно, чтобы бурая начала нервничать, стоило ей понять, что пересекать реку придется не по мосту, пусть даже ненадежному, а прямо так, вплавь. Напоследок она особенно щедро пометила крупный камень на берегу, так что даже обоссаться от ужаса не получится.
— Нельзя было, что ли, поискать местечко помельче, — под нос себе пробурчала самка, но в воду пошла, не желая показаться трусихой в глазах Такэды.
Как часто именно с этого начинаются неприятности... Вода была чиста у берега, но дальше, на глубине, она была мутно-зеленоватой, и Иша не видела даже собственных лап — а это нервировало вдвойне. Хотя Манга плыл с явным удовольствием, а лев не проявлял никакого беспокойства, львица не разделяла энтузиазма своих спутников, так что на берег выбралась чуть ли не раньше Такэды — так торопилась.
Зато шерсть наконец-то стала почище. Почти на середине реки бурую с головой захлестнула небольшая волна, так что на противоположном берегу она оказалась промокшей насквозь, зато наконец-то по-настоящему бурой, а не коричнево-кровавой. Хорошенько встряхнувшись, львица демонстративно проверила наличие всех четырех конечностей.
— Ну, знакомые места? — воодушевленно, будто Мисава валялась где-нибудь под ближайшим кустом, осведомился черногривый.
— Нет, — буркнула в ответ Иша, оглядываясь.
Очертания холмов казались совершенно одинаковыми. Где-то тут они в прошлый раз были с Керу... А может быть, не тут, а на десяток километров выше или ниже по течению. В голову самки пришло, что если они вдруг снова наткнутся на патруль, можно будет выспросить про Мисаву у них. По крайней мере, будет повод завязать беседу, а там и слинять под шумок, если уж не удастся поладить.
Потираясь шеей и головой о дерево, на которое уже вскарабкался Манга — будто за время пути соскучился по возможности полазать, — Иша пропустила момент, когда леопард возвысился над Такэдой, разминая его спину лапами.
— Вашу ж мать, — от неожиданности буркнула хищница, когда, повернув голову, узрела, чем они занимаются. В глазах изумленной самки это было нечто практически сродни спариванию, так что смутилась бурая изрядно.
— Согласен, странный способ лечения, — видимо, заметив выражение морды самки, пока та не скрыла его под маской безразличия, проговорил леопард. — Меня в дебрях один мудрец научил.
— Голову ему еще полечи, — беззлобно посоветовала ему Иша.
----→ Холмы

+1

75

Ох уж эти взрослые! И чего так переполошились из-за безобидного приветствия? Киллиану было невдомёк, что кого-то его стремление радостно поприветствовать возможного нового друга и компаньона по шалостям может напугать. Всё могло бы сложиться иначе, если бы он направил свои действия на другого близнеца, но Луису не повезло попасть под тушку тёмного мальца.
Повёлся, как дурак, - это про Килли. Он-то раньше никогда близнецов не видел. И помыслить не мог, что на свете могут быть абсолютно одинаковые львы (ну так ему казалось, что эти двое идеально похожи друг на друга без погрешностей). Он-то и других детёнышей, не считая сестру и брата, не видел, а тут такое! Ну как не отреагировать? То, что его брат с сестрой оказались более… сообразительными в этом вопросе – дело уже другое. Зато это сыграло на лапу Луриану, который непременно решил его разыграть, пользуясь такой прекрасной возможностью. Вышло вот не очень качественно, а всё плакса Луис.
Ты тоже любишь  веселиться?! – услышал он от пока ещё мало знакомого львёнка.
- Пф-ф, - горделиво-пафосно выдохнул Киллиан и самодовольно ухмыльнулся, посмотрев на Луриана. – Да я просто спец по вопросам веселья, кид.
Если бы физиология ему позволяла, то Килли непременно бы куда-то пристроил локоть и задние лапы попутно скрестил, чтобы занять более вальяжную позу эдакого бывалого льва, который на деле нигде не бывал, зато на словах… Ай, молодэц!
- Гадкий мальчишка! Ты всё испортил! – донеслось с другой стороны поляны, и Киллиан на время позабыл о фокусе с раздвоением личности. Не сказать, что данная характеристика его оскорбляла… в некотором роде даже льстила, но оставить её без комментария Кид не мог.
- А? – он с непониманием посмотрел на источник шума, и к своему разочарованию заметил там недовольную девчонку. – Спокойнее, леди, - всё так же самоуверенно распевался мальчишка, самодовольно улыбаясь. – У меня всё под контролем.
Вот что он назвал «контролем» – ещё вопрос, но в его понимании всё складывалось прекрасно. Только народу что-то стало вокруг них слишком много.
- Они просто от рождения очень похожи. Тут на самом деле нет никакой магии.
Ещё один девичий голосочек с другой стороны. Оп-па! Да тут пожаловало целое кагало леди. Киллиан окинул взглядом серую самочку. Он сразу забыл о том, что его пару секунд назад интересовал фокус с раздвоением. Детёныш быстро потерял всякий интерес к Луриану и шалостям. Собрался уже слезть с Луиса самостоятельно, хотя этому и способствовало вмешательство разозлённого отца. Сурия схватила его за шкирку и вынужденно оттянула от пострадавшего.
Киллиана не занимала реакция его сиблингов на детский проступок, но вот родителей игнорировать получалось едва ли. В особенности отца, от которого в раз можно было получить щедрый нагоняй за шалости. Вот совсем не хотелось позорно и при всех получать по шее. Он же плохого не хотел! Ну как не хотел… Он просто не считал это чем-то плохим. Кто же думал, что от этого другой мелкий расплачется, как девчонка?
- Не дадут повеселиться спокойно, - с сожалением вздохнул детёныш, когда мать перетаскивала его с места на место.
Вновь почувствовав землю под лапами, совершенно не думая о возможном наказании (а за что собственно?), он переключился на серую малышку, оставленную без должного внимания. Вальяжной походкой он направился к львичке, но не успел исполнить задуманного – вмешалась сестрица, отвесившая ему характеристику.
- Сама ты.. – он бросил взгляд на Селини через плечо и выдержал короткую паузу перед последним словом, чтобы выделить то интонацией и кривлянием: - чудная.
После этого Киллиан удовлетворённо хмыкнул, отвернулся от сестры и вернул всё своё внимание серой малышке. Мальчишка деловито прошёл мимо распинавшейся Маргери.
- Да-да, - хмыкнул он на её извинения и оправдания, показывая, что ему нет до неё ни малейшего дела. Другое дело – вторая дочурка Люциана. О-о… она явно привлекала этого мелкого хулигана, которому так и зудело склонить её маленькую.. хрупкую.. и до дрожи в лапах очаровательную на свою сторону пакостей и выходок.
Обойдя малышку по кругу, не стесняясь при этом её рассматривать, он остановился напротив, довольно близко к её мордочке.
- Так тебя, значит, Мирай зовут, да?
Он прекрасно расслышал её имя и не нуждался в представлении, но отчего-то решил, что стоит повторить своё имя тоже.
- Меня зовут Киллиан, но для друзей можно просто Килли.
В планы маленькой серой занозы в заднице Сурии и Эвальда входил ряд запланированных пакостей, но с появлением в его жизни Мирай, мелкого хулигана впервые занимало что-то помимо шалостей. Ну как занимало… Сейчас он видел соблазнительную пакость в лице возможности склонить на сторону зла приглянувшуюся ему девчонку и разбавить чисто мужскую компанию такой же, но всё-таки девочкой. Конечно же, он не мог вот так сразу предлагать открыто, не продемонстрировав при этом всё, что может получить Мирай в том случае, если выберет дружбу с ним, поэтому Киллиан вырвался вперёд, когда родители и другие взрослые сказали, что пора выдвигаться, и породнился с Лурианом, полагая, что он поможет ему и Иллиару провернуть самую грандиозную шалость.
На кону стояло сердце серой принцессы!

------→>> Дальние Пастбища (через Гнилую реку)

+3

76

Штейн, последовав примеру брата, вцепился в обмякшее в воде тело и потащил его на землю, где два голодных льва и набросились на него, будто не ели перед этим целую вечность. Мясо бегемотёнка исчезало в бездонных желудках братьев так быстро, словно таяло в руках фокусника. Оставив изрядно обглоданный скелет, лев довольно уркнул и, потерев лапой тугой как барабан живот, по старой привычке оторвал бедренную кость животного и посмотрел на Дино. Сытый, довольный, как никогда свежий и здоровый, его брат уже не нуждался в опеке.

  Костолом осознавал это и раньше, но сейчас озарение пришло особенно ярко, в лице оформившегося Дино, в его точных и резких движениях на охоте, в его уверенности. Пришла пора оторваться не только от родительского, но и от братского гнезда, дать ему совершать свои ошибки. Он ведь не умер за те несколько месяцев, что Штейн провел с Рико. Рико... Лев невольно сглотнул, крепко зажмурившись, чтобы не дать накатывающим на него эмоциям дать волю. Он, казалось бы, никогда больше не сможет произнести это имя, даже подумать о нем, не вызвав при этом поток неконтролируемых слез. Как девчонка, корил себя он, ревешь как девчонка. А что оставалось делать, если его всегда учили, что львы не могут плакать. Львы сильные и ответственные. Но львы не влюбляются в львов, поэтому все установки в голове Штейна порушились, оставив ему лишь гулкую пустоту на том месте, где когда-то было сердце. Хотелось сказать что-то на прощание, но Дино был настолько увлечен своей добычей, своим триумфом, что вряд ли бы заметил отсутствия брата. Столь желанного отсутствия брата.

  Вот Костолом и промолчал, подхватывая оторванную кость с парой шматков мяса на ней, по привычке крепко сжал её зубами и побрёл прочь, загребая лапами землю. Нужно было найти Нат и валить отсюда подальше, пока его решение крепко так же, как кость в его зубах. Леопард говорила о том, что предпочитает открыто не появляться на территориях, которые принадлежат каким-то прайдам или группировкам. А значит искать её следовало только в одном месте неподалёку, которое можно было бы считать свободным - в пустыне.

Штейн устало вздохнув, отогнал от себя непрошенные воспоминания. В саму песчаную пустыню он точно не полезет, а вот через пустошь неподалеку можно было легко перейти на зеленые западные луга, где он еще ни разу не был. Где наверняка можно начать новую жизнь...

[Пустошь]

+2

77

О, кажется, Киллиан заметил Мирай, уже успевшую им заинтересоваться. И, судя по всему, львёнок тоже не остался равнодушным к новой знакомой. Серая львичка мгновенно уловила во взгляде маленького спеца по вопросам веселья искорку любопытства. А потом и явную симпатию.
- Мы непременно подружимся,- мелькнула в детской головке радостная мысль. 
Мирай сейчас даже не думала о том, чтобы кокетничать с симпатичным сверстником, в то время как последний намеревался блеснуть неповторимым шармом перед самочкой.   Голубоглазая львёнка, так и не разглядев к себе особой благосклонности,  охотно подалась навстречу к Киллиану, рассчитывая на долгий-предолгий диалог. Ей показалось, что будущему товарищу безумно хотелось поведать о чём-то интересном, раз он так внимательно на неё смотрел.
Что же такого важного новый знакомый решился ей доверить? Почему не говорит сейчас? Обдумывает слова или ждёт чего-то? Во всяком случае, Мирай решила терпеливо подождать, пока тот не начнёт первым.
- Это два разных. Привет. Я Селини, но если будет удобнее, Лини.  А это Киллиан. Он ведь не представился, да? Это он может. Он вообще-то хороший, только... как бы сказать-то... чудной, да, точно, чудной,- представился третий детёныш из семейства Эвальда и Сурии.
Мирай тут же подумала о явном сходстве Селини и Маргери. Интересно, а во всех ли семьях есть парочка не ладящих друг с другом деток, постоянно строящих друг другу козни? Так и есть, наверное. Хитро прищурив ясные глазки, малютка быстрым движением лапы пригладила короткую шерстку на макушке. Так похожая на неё львёнка располагала к себе. И, что самое главное, внушала доверие, без него никуда.
- Хи-хи, вы с Килианом соперничаете, да? И какой сейчас счёт, если не секрет? Не в его ли пользу?  Луриан, вот, пока что выигрывает у Гери. Но она сейчас готовится взять реванш. На это будет интересно посмотреть, ты только не прогляди! И мне расскажи, если заметишь первой, договорились? – весело подхватила серошёрстная, стараясь при этом не уязвить самолюбие Килли. А то ведь он так и не расскажет ей то, что собирался!
- Чудной?
Нет, он просто сам по себе зверь-загадка! Её надо только правильно разгадать, чем и стоит заняться в ближайшее время.
- Так тебя, значит, Мирай зовут, да? Меня зовут Киллиан, но для друзей можно просто Килли,- наконец обратился к ней безгривый ребус всея саванны.
- Друзей? Как здорово это звучит! Договорились, Килли,- незамедлительно ответила Мирай, на чьей мордочке сама собой расплылась широкая улыбка.
Взрослые очень скоро решили продолжить путь. Что же, пусть только оставшаяся часть маршрута будет не такой утомительной. Не хочется показаться неженкой перед мальчишкой, который недавно предложил ей дружбу.
Высоко подняв голову, серошерстная львичка с максимально возможной для себя грацией вышагивала рядом с Киллианом. Это был тот редкий случай, когда походка Мирай была ровной и размеренной. Лапами она передвигала не так уж и шустро, но от друга она не отставала ни на сантиметр. 
Позади ещё одна взрослая львица, ошибочно принятая голубоглазой за очень долговязого подростка, резвилась с каким-то жучком. Радостные восклицания Атаро привлекли внимание детёныша, в упор не понимающего бурной экспрессии взрослого.  Мирай приостановилась и озадаченно уставилась на Шелин.
- А разве местные жучки могут отращивать крылья за несколько мгновений? Именно поэтому они, наверное, и не умирают внутри живота, правильно я поняла? Очень интересно!
Последняя фраза была произнесена тоном  бывалого естествоиспытателя, наблюдавшего за истекающим «Спрайтом» Килиманджаро. Удивительного в настолько живучем насекомом было… достаточно.
Спустя пару минут совместной прогулки, у крохи назрел очередной вопрос, на этот раз весьма дельный. Повернув голову к Киллиану, она пристально посмотрела в его тёмные блестящие глаза и почти заговорщеским тоном спросила о наболевшем.
- Я знаю, ты ждешь от меня только один вопрос, чтобы рассказать кое-что. Ты назвал себя спецом по веселью, помнишь? Ну, так как же ты обычно развлекаешься? Как-то по-особенному?
О возможном ответе оставалось только строить догадки. Удивлять внезапными идеями маленький хулиган умел, в этом не сомневалась даже едва знакомая с ним львичка. От того ей и было безумно интересно.
--- Дальние пастбища (через Гнилую реку).

+4

78

–  Гадкий мальчишка! Ты всё испортил! – донеслись до ушей Иллиара слова, принадлежащие юной деве. И львёнок не смог сдержать тихого смешка, осознавая, что эта многообещающая реплика была адресована его брату-проказнику. Взглянув же на саму деву, серый не смог не отметить её привлекательности и, несмотря на хмурый и угрожающий вид, она показалась Илиру милой. Она и дальше будет милой, пока угрозу составляет не для него. Но львичка неожиданно быстро успокоилась, а значит, не будет никакого зрелища.
Ответ Киллиана также вызвал усмешку зеленоглазого. И что же интересно у него под контролем? Этот расплакавшийся мальчик? Но, признаться честно, Килли мастерски умеет обращать на себя внимание толпы, что ничуть не удивляло Иллиара. Однако от таких вот поступков у той самой толпы может сложиться не лучшее впечатление о "спеце в вопросах веселья". Луис же своей реакцией на то, что его уложили на обе лопатки, весьма озадачил Илира. «Разве может мужчина плакать?» - негодовал львёнок. Он-то со своей вспыльчивостью и бойкой натурой предпочёл бы отомстить обидчику. Но слёзы Луиса не вызвали презрения со стороны серого, скорее жалость. Иллиар бы даже извинился за своего брата, если бы Луиса не стал утешать отец.
Оказалось, что полностью одинаковые внешне львята совершенно разные характерами. В отличие от Луиса, Луриан оценил шалость Килли, а это могло означать только одно – он такой же сорванец. А справятся ли взрослые, если сразу трое мальчишек будут действовать им на нервы своими забавами?.. Но пока что Иллиар строил из себя приличного львёнка, взяв на заметку, что нужно будет подружиться с Лурианом.
– Иллиар? Будем знакомы! Моё имя ты уже слышал. Слышал же? Ой, а ты на свою маму похож! – последние слова Мирай Илир успел счесть за оскорбление и готовился бурчать, что он не похож на девчонок. Но не успел самец открыть, как львица пояснила – Ну… в хорошем смысле. Не пойми меня не правильно, я имела в виду, что ты тоже красивый, а не то, что похож на девочку. Ты ведь меня правильно понял, верно?
Ага,  конечно, верно… – к счастью, конфуза не случилось, и Мирай отвлеклась на его братца.
Родители тем временем пришли к совместному решению объединить свои семьи, дабы облегчить путь на Север. Никто и не был бы против, львятам вместе будет веселей, а взрослым проще уследить за малышнёй.
– Рада познакомиться, Иллиар… – произнесла Маргери, успевшая представиться. А от её очаровательной улыбки сердце Илира окончательно расстаяло. Он поставил перед собой задачу обязательно добиться расположения прекрасной леди. Но куда уж ему там, хотя бы клочок гривы для начала отрастил, а не с самками флиртовал.
Он лишь ухмыльнулся, когда Гери сначала кокетливо невзначай провела ещё до конца не сформировавшейся кисточкой хвоста по подбородку зеленоглазого, а затем несильно хлопнула ей же по щеке. Добиваться её расположения долго не придётся, ведь она и так уже симпатизирует Илиру. Львёнок двинулся вслед за всеми.
А ты красивая... – поравнявшись с той, что так быстро покорила его сердце, сказал Иллиар. Конечно, он прекрасно понимал, что она сама знает о своей красоте. Но ведь женщинам приятно слышать это от ухажеров, верно?

------→>> Дальние Пастбища (через Гнилую реку)

+3

79

Что касается внимания... к скромной особе лунной принцессы его было, пожалуй, достаточно. "Чудную" от братца не засчитываем. Едкое "очень приятно"... отчего эта львичка выразилась в сторону Лини не так, как хотелось лунной? Что она не так сказала? Или это было чисто из вредности ко всем существам, носящих женский пол?.. Поди разбери, но больше всего внимания и как раз нужных, как воздух, вопросов, задала Мирай. Приятная особа, дружелюбная и, так сказать, простая. К ней не нужно искать сложный ключик. Главное - не обидеть словами, и всё пройдёт идеально.
- Хи-хи, вы с Килианом соперничаете, да? И какой сейчас счёт, если не секрет? Не в его ли пользу?  Луриан, вот, пока что выигрывает у Гери. Но она сейчас готовится взять реванш. На это будет интересно посмотреть, ты только не прогляди! И мне расскажи, если заметишь первой, договорились? - отличный ворох вопросов, на которые Лини сейчас примется отвечать. Пока - с холодом в голосе, а там поглядим.
- Ну, да. Пожалуй, да, это можно назвать и так. Но мы не ведём счёт, может, поровну. Наверно... - да, не так уж супер-пупер ответ, однако с чего-то ведь надо начать. Лунная не остановится и преступит к второй части вороха, - О, да, я вижу. Жаркая словесная перепалка, это будет интересно. Надеюсь, что не упущу. И, конечно, я скажу, Мирай.
Последняя фраза оказалось тёплой, доброй и выдала в принцессе любительницу заводить новую знакомства. Даже с червяками, вдруг те окажутся знатными представителями своего рода?.. Так, отвлеклись от темы... Лини улыбнулась - слегка, но по-настоящему. Эта улыбка не была натянутой и наигранной.
Взрослые решили двинуть огромной компанией на этот таинственный Север. Север... Север... Это слово казалось одновременно и тепло-ласковым, и жёстко-холодным. Север, это, наверное, что-то тёплое на самом деле, но с виду холодное. Лунная впала в странный транс, раздумывая о том, что же всё такое - Север. И о крокодилах, какие они. И есть ли они на Севере?.. А там они тоже зелёные, или, может... синие, как небо? Или серые, как камень. Или белые. Белые... это какие?.. Ворох мыслей, странных и никак между собой не связанных, кружился в голове, но произнести вслух Лини догадки не решалась. Может, эти крокодилы просто выдумка, страшная сказка?.. много вопросов, мало ответов. Лини наконец вернулась в реальность и заметила, что все засобирались вперёд.» В несколько прыжков лунная догнала своих и теперь шагала, пытаясь одновременно следить за дорогой и за ходом своих мыслей, которые от Севера резко переместились к крокодилам. И обратно, только медленнее. «Северные крокодилы, я иду!»
---Дальние пастбища (через Гнилую реку)-→

0

80

Начало игры.

День было довольно томительным и нудным. По крайней мере, так казалось. Исполнив очередную материнскую прихоть в виде принесённых ей зачем-то палок, Сиана откланялась и решила немного прогуляться по прайдовым угодьям. Нет, она ничего не имела против очередной беременности родительницы, просто отчего-то все хлопоты, связанные с этим событием, отчего-то валились именно на молодую львицу. Отец ещё засветло подался на охоту, поэтому тёмная оторва была предоставлена сама себе. Вывихнутая лапа болела уже гораздо меньше. Прогноз был более менее утешительным, но всё же... Как бы то ни было, а охотится очень даже хотелось. Прямо здесь и прямо сейчас. Во всяком случае... Это лучше, чем притаскивать матери сухие коряги, которые непонятно зачем ей нужны.
Взяв курс к реке, львица не спеша двигалась по тёплой земле, загребая песчаную почву когтями от удовольствия. Солнце щедро одаривало тёмную шкуру теплом, подгоняя негодницу ближе к воде. Там хотя бы было где спрятаться... Главной задачей было сейчас не попасться кому-нибудь из своих на глаза, ибо душа буквально ревела, требуя хотя бы несколько часов побыть наедине сама с собой.
В последние дни Сиана сильно уставала... И дело было даже не в травмированной лапе или капризах родителей, нет. Усталость была именно моральной. В её жизни был сейчас, довольно-таки напряжённый период, дающий свои неутешительные плоды. Ранние подъемы, бессонница, раздражительность местами. Всё ясно говорило о том, что нужно в корне менять свой ритм жизни. Лапа существенно тормозила процесс, задевая не только стыдливые чувства, относительно своей нынешней бесполезности, но и самолюбие, возможно, даже гордыню...
Что-то недовольно буркнув себе под нос, Сиана выступила из зарослей, что росли на побережье Зимбабве. Красота... Как же ей нравилось это место... Начиная от образа, заканчивая звуками и запахами. Здесь всё уже стало настолько привычным и родным, несмотря на позднее присоединение к прайду.
Шуршание сухой травы ласкало уши, лёгкий плеск, о пологий берег, коричневатой и взбалмошной воды был просто бальзамом на душу. Затаившись в тени, Сиана внимательно оглядела окрестности, на сколько хватало обзора, и прислушалась. Тёмные уши не уловили ни единого постороннего запаха, а посему молодая девушка решила, что пусть абсолютно свободен.
Медленно покинув своё тенистое убежище, где было хоть немного прохладнее, Сиана вновь ступила на разжаренную солнцем землю. Видимо, вода притягивала и отражала больше солнечных лучшей, так как здесь было просто пекло. Окрашенные песком волночки резво бежали вдоль русла по течению, заставляя в буквальном смысле залипать на них. Пить не хотелось, купаться - тоже, поэтому, двинув чуть левее вдоль берега, большая кошка нашла для себя подходящее местечко под небольшим, но раскидистым сухостойким растением, решив, что это и будет пункт привала. Лизнув лапу, львица пригладила шерсть за ухом и закрутилась, в поисках удобного места для себя. Камушки щедро нацеплялись на брюхе, отчего вызвали недовольное фырканье. Довольно длительное время топтавшись под кустиком, младшая наконец-то нашла для себя более менее удобное положение, при котором хорошо просматривалась тропинка,  а так же были видны залипательные волночки. Глубоко и тяжело вздохнув, словно столетняя бабка, Си слегка прикрыла глаза, положив голову на лапы.

0

81

офф

как ты и говорила, пишу сразу в эту локацию; и извиняюсь за задержку

----→ Высохшее русло

Юный лев неизменно следовал за белогривым спутником, всё время обсуждая различные темы. Последнее предложение о обучении, похоже сбило с толку самца. Она рассказал о своём маленьком опыте в драках, что несколько огорчило подростка, но Урс хотя бы сказал правду, а не расхваливал какой он опытный боец. В общем, не получится песочному отточить навыки.
Увлекшись разговором, юнец особо не разглядывал местность, а потому заметил реку только тогда, когда лапами влез в воду. Пожалуй это заставило его резко затормозить и обратить внимание на происходящее. Уже придумав следующий вопрос, Элвин успел издать только один звук, после чего остался стоять с разинутой пастью.

- Эм.. Урс, а ты уверен, что хотел именно сюда идти? - испуганно спросил малой, не сводя глаз с рептилий, коих в воде был заполнен едва ли не каждый сантиметр. Видимо дождь не прекращался длительное время, ибо река переполнена и большие участки земли просто затопило, превратив их в болото. Для крокодилов это настоящий рай, а для случайных прохожих самый настоящий ад. Съежившись, подросток медленно попятился назад, не желая стать жертвой голодных тварей. Издалека он однажды наблюдал, как такая здоровенная туша схватила маленькую антилопу и затащило её воду, где остальные рептилии стали рвать на части ещё живую жертву. Не хотел бы песочный оказать на месте травоядного. 

- Кажется, я достаточно увидел. Может пойдем обратно в прайд? - пропищал юнец. Он никогда себя трусом не считал, однако, в подобных ситуациях ему не доводилось находиться. Элвин готов был драпать отсюда, пока хищникам не взбрело в голову кинуться на молодых львов. Вот только бегать по размякшей от воды почве будет ох как непросто. Но чего не сделаешь, ради спасения собственной шкуры.

0

82

Вы же понимаете, что берег реки в то время, когда она разливается – не самое удачное место для прогулки?
Вот и Урс понял. Правда, не сразу. Они с Элвином довольно долгое время шли вдоль высохшего русла: понятное дело, что там никакой воды не было, дорога была вполне знакомой, и беды ничего не предвещало. Некоторое время даже у реки все шло нормально, и самец как-то пропустил момент, когда почва под его лапами из твердой и надежной превратилась в хлюпающее нечто.
Они остановились почти одновременно, обменявшись взглядами, в которых читалось недоумение и нежелание продолжать лезть глубже.
— Таааааак, — довольно безрадостно и совершенно без энтузиазма (с чего бы это вдруг?) протянул белогривый, рассматривая все это безобразие.
На самом деле, картина открылась великолепная. Хотя большую часть неба уже закрыли облака, кое-где через них пробивался солнечный свет, а ветер создавал на воде рябь, и мириады солнечных зайчиков плясали вокруг львов, освещая их путь, а заодно и подсвечивая несколько недружелюбно настроенных крокодилов, заинтересованно повернувшихся в сторону кошек.
Урс и прежде любил любоваться рекой. Но, пожалуй, сейчас это лучше делать с вершины ближайшего холма. Самец попятился, брезгливо поднимая лапы и встряхивая каждую из них, прежде чем поставить на землю. Можно подумать, это хоть как-то им поможет.
Как бы ущелье снова не затопило, — подумалось ему; лев хорошо помнил, как бурный поток воды отрезал его и Хазиру от возможности попасть в логово, а тех, кто остался внутри — соответственно, от возможности выйти. К счастью, вода схлынула быстро, но с тех пор белогривый подозрительно осматривал водопад всякий раз, когда шел к пещере. Мало ли, что там опять приключится. Вода приносила в ущелье множество веток и бревен, а пару раз туда упало даже дерево; в общем, это место нуждалось в присмотре и периодической чистке, насколько это вообще могли сделать львы. Конечно, сдвинуть здоровенное бревно им не под силу, но растащить ветки, чтобы вода сама промыла себе путь, они могли.
— Да, знаешь, пойдем-ка в пещеру, — не отрывая взгляда от крокодилов, самец попятился еще дальше и, споткнувшись о камень, незамеченный в траве и залившей ее жиже, наконец, развернулся и в несколько прыжков вернулся на относительно сухое место, — пожалуй, нужно доложить Фаеру о том, что здесь происходит, если только никто не успел сделать это до нас.
Он поднял голову, принюхиваясь. Ветер с холмов нес привычные домашние запахи, лев уловил приглушенные звуки движения стада — кажется, кто-то из львиц охотился перед наступлением темноты. Это точно была не Хазира. При мысли о самке белый нервно сглотнул, переступив с лапы на лапу. Последние несколько суток они почти не расставались, и теперь Урс чувствовал себя все равно что голым. Патрулирование отвлекло его ненадолго, но чем ближе к ночи, тем беспокойнее он становился. Тем более, что и обстановочка к этому располагает. Можно хоть сотню раз сказать себе, что Хазира уже опытная охотница, к тому же, она старше, чем самец, и как-то умудрялась выжить до встречи с ним... но это не помогало.
— Сюда, я знаю короткий путь, — наконец, лев перешел на нервную, торопливую рысь — этому способствовало крокодилье шипение за спиной и плеск воды.
-----→ Пещера за водопадом

0

83

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

84

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

85

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Мавулана был всего семи месяцев от роду, и в теории, вполне мог бы испытать на себе всю боль жизни львёнка-сиротинушки. Однако же ему повезло, и сейчас его семья была как никогда большой. Два брата-близнеца, сестричка, брат и сестра чуть постарше, ещё сестра, и ещё, и совсем взрослые сёстры и братья! И вот такой большой семьёй, под чётким надзором тётушки Мерилли, они все разом ужинали вполне себе здоровой антилопой и остатками утренней зебры, когда внезапный ветер всполошил их всех. Расторопная матёрая самка мгновенно сориентировалась, призывая всех своих приёмных (вот только так никто не считал) детей укрыться в ближайшей пещере — её напугали грозные тучи и громовые раскаты. Но Мавулана как-то отвлёкся, и когда очередной грозный порыв воздуха едва не сбил его с лап, а грохот грома и вулкана перекрыл все остальные звуки, львёнок запаниковал и бросился бежать. В темноте он видел лишь яркое пятно пожара на Килиманджаро, и инстинктивно бежал туда, где темно. Увы, именно поэтому он не заметил, как земля под лапами, под воздействием продолжительного дождя, размякла. Не удержавшись, он упал, лапы его подкосились, и он на пузе продолжал скользить по странно прямой, будто кем-то заранее проложенной грязевой тропе. Малыш успел только сдавленно мяукнуть в попытке позвать на помощь, когда он на зависть любым пловцам влетел в воду разлившейся Зимбабве. Не умея плавать, Мавулана начал судорожно перебирать лапами, когда чудом нащупал под собой какую-то кочку.

На его несчастье, этой кочкой был вполне себе голодный крокодил Томас. Это именно он не так давно полз к реке, и именно его пузо вычертило дорожку, по которой Мавулана съехал. Волею судеб львёнок приземлился точнёхонько на спину к Томми, который был бы не прочь дополнить свой достаточно сытный ужин десертной львятинкой.

Котёнок затрясся, когда понял, на чём стоит. Его лапы будто одеревенели. Он не был далеко от берега, на самом деле крокодил лежал там, где начиналась глубоководная часть, а до этого просто была грязь вкусе с водой по пальцы взрослому льву. Но для Мавуланы это было непреодолимое расстояние. Он почти забыл, как дышать, судорожно повторяя в мыслях что-то вроде молитвы, где просил Мерилли его спасти. Ну, или хоть кого-нибудь его спасти!

А Томас медлил, прикидывая, в какую сторону скинуть котика, чтобы побыстрее порвать на части — в право, чтобы сразу в воду, или в лево, чтобы тот был не очень мокрый, но немного солёный от грязи? Говорят, песочек на зубах очень прикольно хрустит, когда является приправой для молодой жертвы.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Западные берега реки Зимбабве