Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Каменные рощи » Общая пещера


Общая пещера

Сообщений 61 страница 90 из 117

1

*здесь будет картинка*

Центральная часть Каменных рощ, где отдыхает большая часть зверей. Именно здесь находится ниша, в которой спит королевская семья, протекает небольшой ручей, а полы и потолки украшены причудливыми сталактитами и сталагмитами. Также через отверстия в потолке, сюда попадает свет, создавая восхитительную игру света и тени.


В настоящий момент, в локации лежит туша пойманной на охоте антилопы  и зебры.

+1

61

…Но закатом маленькая львица любовалась недолго: вся идиллия была нарушена душераздирающим детским криком, который, понятное дело, доносился из пещеры.

- Братики, с вами все хорошо? – Хотела спросить Эбигейл, но от волнения и страха у нее вышел еле различимый шепот.

Это все она виновата! Она-она, точно она, потому что не нужно было выходить из безопасного дому без разрешения мамы, не нужно было подбивать на это братиков! Теперь, наверно, злое чудище и правда откуда-то вылезло, уж благо щелей в пещере хватало; нужно что-то срочно предпринять!

- МАА-А-А-А-АМА! – Закричала малышка, не придумав ничего лучше, при этом практически срываясь на плач, как вдруг из пещеры сначала появился хвостик Галатеса, потом лапки Аминты, а потом весь Аминта вместе с Котисом.

- Ой, - выдохнула Эби, удивленно рассматривая живых и здоровых братьев. Самый старший, как настоящий король, был доставлен прямиком на улицу и уложен, аки Его Величество, на землю. Причем реакция Аминты была впечатляющей: он уже начал было плакать (от обиды или от боли – Белоснежка не поняла), как вдруг разинул пасть от удивления и из нее вышло только одно единственное слово:

- Ого!

- Правда, здорово? – Восторженно спросила Эбигейл, забыв уже о том, что несколько минут назад сама была готова разразиться громким плачем, зато сразу же понимая, что именно произвело такую реакцию на Аминту.

Ах, как хотелось дотянуться до этих ярких лугов вдалеке, как хотелось потрогать на ощупь белые пушистые пятнышки на голубом просторе! Как же жаль, что она еще такая маленькая и не может без разрешения мамы отправиться туда, куда глаза глядят…

Сзади послышались шаги. Эбигейл сразу поняла, что это идет мама: поступь львицы была мягкой, тихой, но в тоже время слышимой. Чудовище бы так громко и плавно ходить точно бы не стало. Одно только смутило Белоснежку, а именно, что Асия сейчас будет очень сильно ругаться.
...но! Львица ругаться даже не пыталась. Может быть, она просто выспалась и встала с той лапы, а может быть, она просто поняла, что ее дети больше не могут сидеть взаперти и пора бы им перейти на следующий этап их жизни. Эбигейл, конечно, в этих тонкостях не разбиралась, однако, вопроса о том, кто же все-таки затеял побег, было не избежать.

- Может ты, Котис?

Малышка была честной и наивной самочкой. Она, конечно, не хотела бы быть виноватой, но еще больше она не хотела подставлять своих братьев. Малышка первая, как истинные девочки, которые всем сердцем крепче всех привязываются к матерям, выбежала к Асие, пристраиваясь к ее лапе и обнимая ее своими крохотными лапками.

- Мамочка, это я ора.. оргае… ор-га-ни-зо-ва-ла эту прогулку, - с трудом выговорила Эби новое трудное слово, но зато значение его она уловила довольно быстро, - ты только не ругай Котиса, он спал крепче всех сегодня!

Асия всегда была доброй и любящей мамой. Она, конечно, ругать своих детей не стала, но вот сочла нужным объяснить им, почему же нельзя выходить наружу, и… остановилась.

- Но ведь ты же всегда рядом, - возразила Эбигейл, - это опасности тебя боятся!

Казалось, что мама улыбнулась. Белоснежка любила, когда Асия улыбалась, потому что тогда она выглядела особенно счастливой.  Королева сгребла своих детенышей в одну кучу, посадив каждого на свое место. Они сидели так не долго, но Эбигейл, снова рассматривая закат и чувствуя тепло, идущие от Асии, больше всех, пожалуй, была сейчас вдохновлена этим моментом, что никогда не сможет забыть его.

Но нельзя было вообразить, что малышей ждало дальше! Львица поднялась на лапы, обошла их кругом, а потом направилась в сторону лугов. Кажется, их ждало невообразимое приключение!

Львенок, тем не менее, сразу понял всю серьезность ситуации. В этот раз маму нельзя было подводить, иначе она точно ограничит их от прогулок, а здесь, оказывается, куда интереснее, чем в темной и скучной пещере. Можно было бы столько всего изучить!

- Я обещаю, мамочка, - пискнула маленькая львица, делая настолько серьезное выражение мордашки, что придало ей еще более умиляющий вид; усы львенка встопорщились, мех на щечках встал, отчего Эби теперь была больше похож на меховой шарик с глазами, чем на львенка.

Она не забыла обернуться и к братикам, очень надеявшись, что они тоже пообещают маме исполнить ее просьбу, причем не просто пообещают, а будут действительно слушаться. И, конечно, сама Эби до сих пор испытывала чувство стыда за свой первый выход из пещеры без разрешения матери.

«Я больше так не буду делать», - пообещала она своей совести, отчего та поверила львенку на слово и вроде как успокоилась.

Отредактировано Эбигейл (24 Июл 2016 14:20:53)

+2

62

Галатес был очень увлечен тем, что тащил брата к выходу из пещеры, ведь сейчас он Амита был главным, а именно он. Да, он сумел настроить Котиса на помощь себе, сыграв на игривом настроении брата. Его ядовито-зеленые глаза озорно поблескивали, когда львенок тащил за хвост брата, иногда немного сильнее сжимая хвост Амиты, чтобы тот не дергался и не сопротивлялся.
Когда сам львенок уже вышел из пещеры, он услышал голос своей сестры, которая звала маму. Первой мыслью было бросить хвост брата и побежать к ней, чтобы помочь и успокоить, однако, заметив краем глаза, что Эбигейл просто испугалась за них, продолжил свое действие.
И вот свершилось, все трое львят оказались за пределами пещеры. Галатес отпустил хвост брата и ехидно улыбнулся ему, показывая свое превосходство, над будущим королем прайда. Да, львенку было приятно ощутить себя сильным. Однако, через несколько мгновений он сам отвлекся на рассмотрение окружающего мира. Оглядевшись вокруг, львенок начал медленно двигаться в сторону, ступая своей маленькой лапкой на мягкий мох. Глаза Галатеса бегали то с одного предмета на другой, внимательно изучая его.
Скорее всего, Галатес ушел бы довольно далеко, изучая окружающий мир, если бы не послышался голос матери, что должно быть была разбужена их возней и криками. Улышав голос матери, Галатес резко развернулся к ней, смотря на львицу с любовью и страхом, ведь именно он подтолкнул и дал свое согласие на авантюры своей сестры. Эбигейл всегда отличалась своей честностью, и поэтому сразу призналась в содеянном, что заставило львенка немного укорить себя в душе, ха то, что сестра осмелилась сказать правду, а он струсил. Как только Эбигейл замолчала, Галатес решил, что он должен поступить так, как настоящий лев. Сделав шаг вперед, и немного прижав ушки к себе, посмотрел на свою мать.
- Я…я подтолкнул сестру к тому, чтобы выйти из пещеры. Она боялась выходить одна, а я сказал, что пойду с ней. Амита сказал, что все расскажет тебе, и тогда я решил, что должен вытащить его, чтобы он держал язык за клыками. П..прости меня за это, мам.
Львенок сел перед ней и обвил хвостом свои передние лапы, ожидая, что скажет львица. Он был готов практически ко всему, но только не то, что она просто прижмет всех львят к себе. Ощутив теплоту ее тела, Марон прижался к ее лапе всем своим телом, начиная немного мурлыкать, ощущая, что львица не сердиться на него, а это было самое главное, в особенности для львенка, который только что напортачил.
Марон продолжал прижиматься к лапе матери, но потом немного отошел от нее, устремляя свой взгляд вдаль, явно увидев что-то интересное. Он не знал, о чем сейчас думает его мать, поэтому он просто повернул свою голову к ней, смотря ядовито-зелеными глазами и виляя хвостом с небольшой черной кисточкой, которая означала, что когда Марон вырастит, то будет обладать прекрасной черной гривой. Об этом и говорил небольшой черный хохолок на голове львенка.
Услышав львицу, Галатес чуть не подпрыгнул от восторга, так как они не просто выйдут из пещеры, но и отойдут от нее. Львенок сразу подбежал к матери и потерся всем своим телом о ее лапу, довольно улыбаясь и представляя, что сможет уже совсем скоро увидеть.
- Я согласен, мам. Я не буду далеко от тебя убегать, и сделаю все, чтобы мы смогли увидеть закат. Спасибо за это.
Галатес ощущал, что готов прыгать от счастья, но все же пытался держать себя в палках. Однако озорной блеск в глазах львенка скрыть он не мог.

+1

63

Возможно чуточку раньше Аминта и чувствовал себя побежденным, но сейчас он был никем иным как победителем. Увидеть такой прекрасный закат многого стоит, особенно в первый раз. Он победил собственные страхи любопытством и желанием узнавать новое, от того в нем не было больше той горечи и обиды, которые он ощущал до этого.
Солнце медленно заходило за горизонт, обещая самое великолепное зрелище для львят, что впервые за такое-то время выбрались наружу и увидели его. Эбигейл полностью поддерживала брата, да и по ней самой было видно, что она искренне наслаждалась этим воодушевляющим моментом. Однако, и это было вполне ожидаемо, совсем скоро их глазение оказалось прервано голосом. Но не строгим и серьезным, как думал Аминта, вовсе нет. Голос Асии как всегда был мягок и добродушен, словно она не отчитывать их вышла, а похвалить. На ее звуки Аминта тут же отозвался еще более заинтересованным взглядом, на котором также можно было бы разглядеть и нотки злорадства.
Но как же так? Мама не выглядела расстроенной или обиженной...
Как только тот самый Вопрос прозвучал из ее уст, сразу же полились оправдания. Сначала со стороны Эбигейл, затем со стороны Галатеса. Аминта бы не удивился, если бы оправдываться начал и Котис, но вот он сам - нетушки. Минта чувствовал себя настолько правым и невиновным, что надулся аки гордый павлин, выпятив грудь и сделав выражение морды настолько серьезным, насколько у него это могло бы выйти. Со стороны, конечно, это казалось той еще нелепостью.
- Мама! Они меня силой вытащили! - перебивая братьев отчеканил юный принц, но вряд ли его можно было расслышать во всем этом ребячьем галдеже, - Я им сразу сказал, что нельзя выходить наружу, а они такие: Не пойдешь с нами - мы тебя потащим!" За хвост! Мама! Маааам!
Чем дальше львенок говорил, тем сильнее повышал голос, пытаясь достучаться до матери криками. Он не сильно понимал, что так лишь делает еще хуже и скорее у Асии заболит от них всех голова (еще и спросонья), чем докажет свою точку зрения. В конце концов, все изо львят были по-своему правы. Уже в таком возрасте видно, насколько они все разные, несмотря на эту кровную связь. И все же Аминта был слегка лицемерен. Несмотря на его жалобы в сторону Котиса и Марона, он не мог бы отрицать, что он рад наконец-то оказаться на улице после долгих месяцев в четырех стенах. Ну а как может быть иначе? Будущий политик растет.
Асия, будучи взрослой львицей, была намного мудрее своих отпрысков, от того она не слишком заморачивалась жалобами Аминты и оправданиями Эбигейл и Галатеса - она лишь аккуратно сгребла каждого изо львят лапой, прижав их всем как можно ближе к себе. И все бы ничего, только вот оказаться меж двух огней - Котиса и Галатеса - причем в буквальном смысле, Аминте не доставляло особого удовольствия. От того он постоянно пихался и ныл то в сторону одного брата, то другого, то щипал их, то еще как раздражал, а они делали то же самое в ответ. Он старался не подпускать Марона ближе к матери, но тот все-таки прижался к ее лапе, тем самым отделив Аминту, а после и сам побежал куда-то вперед, чтобы, наверное, лучше вглядеться в горизонт. Кажется, лишь Эбигейл была настолько увлечена видом, что даже не моргала.
- В молодости я любила смотреть на закат. Но, вам предложу что-то получше. - мягко сказала мама. Аминта устремил свой полный любопытства взор вверх, разглядывая мягкие черты ее мордочки. Мама была определенно самая красивая львица, которую он когда-либо видел. Ну, она же и единственная. Эбигейл не считалась, она ведь Эбигейл! Еще совсем маленькая и просто сестра. А вот мама... Мама была лучшая во всем. И даже сейчас, когда она звучала интригующе, а смысл ее слов невольно пробуждал в Аминте легкое беспокойство, она все равно была самой лучшей. Красивой, доброй, заботливой и самой любимой. А все почему? Она была взрослой. Она знала, как устроен мир, и готова была поделиться этим знанием. Мамочка была самой умной львицей. Именно это в глазах Аминты и делало ее лучшей и во всех других аспектах.
- Пока солнце не село мы можем спуститься вниз и немного там погулять. - это предложение, похоже, только Аминте показалось слегка пугающим. Он, конечно, ничего поделать с желанием исследовать всю красоту, расстелившуюся под его лапами, не мог, но также он не мог и справиться с первобытным страхом перед неизвестностью. Побороть синдром утенка, который выражался в его любви к родной подстилке и пещере, оказалось необычайно сложно, но что он мог сделать против всей этой толпы малышей, которые так и жаждали чего-то нового? Аминте ничего не оставалось делать, кроме как послушно увязаться наравне с матерью и не отставать от нее ни на шаг. В конце концов, это лишь его первичное чувство. Как только Каменные рощи останутся позади, любопытство сразу же возьмет верх над любым страхом.

----→ Изумрудные луга.

офф

Я сразу пишу переход, чтобы потом не выжимать из себя малюсенький пост только ради перехода в новую локацию.

+2

64

Офф

Если что-то написал не так, то вы мне напишите в ЛС или скайп.

- Нет, не буду, конечно. – улыбнулась Асия в ответ на фразу Эбигейл: - Хорошо, что вы сознались и не стали лгать. Если бы вы солгали, Котис мог бы пострадать из-за вас.  – она подалась вперед и ласково потрепала Котиса по голове, а затем развернувшись, стала спускаться в долину, чтоб затем отправиться на луга.
«Это не самая лучшая идея!» - сказал бы наверно Фестр, если бы оказался рядом. На лугах много опасностей. Асия и сама это понимала, иногда натыкаясь на следы львов, которые не принадлежали ни к прайду Фаера, ни к прайду Скара. Хотя, откуда тем здесь взяться? Если львы из прайда Фаера еще могли сюда прийти, то львы из прайда Скара – вряд ли. Асия один раз наткнулась на старый след львов из прайда Фаера, их было много и шли они через луга куда-то прочь от долины где было логово львицы. Был там след и Хазироы, и на мгновение Асия подумала о том, что если все же их прайд станет достаточно могучим, то она точно запрет плутовку в какой-нибудь пещере на пару дней, если та покажет сюда нос. А что? Пусть посидит и подумает, как она повела себя с Птолемеем!
Начался крутой спуск, поросший ирвингиями, между которыми куртинами ютились кусты желтолозника, отвлекший ее от деспотичных мыслей, и львица остановилась, поджидая своих детей, уже собираясь схватить каждого за шкирку и перенести ниже по склону, а потом поняла, что они уже и сами могут преодолеть этот спуск.
- Дети, осторожней, не торопитесь! – предупредила она, с замиранием сердца глядя как ее милые отпрыски резво бегут вниз, по сравнительно узкой тропе, по бокам которой расстилался разноцветный ковер иксий. Только бы никто не споткнулся, не поцарапался, не… Она вдруг вспомнила как мать не хотела отпускать ее на первую охоту. Асия осталась рядом с логовом, когда все подружки ушли на пастбища, готовясь сдавать самый важный в своей жизни экзамен, а она заплаканная сидела в уголке и не понимала, почему мать так не хочет ее отпускать. Теперь она все понимала, глядя как мчится вниз по склону Эбигейл, а за ней вприпрыжку остальные, даже Аминта…
«Эбигейл, осторожней, там камень! Котис не споткнись о ветку! Аминта не отставай! Галатес, не пытайся скрыться от меня и не приставай к Аминте!!!» - все эти слова остались в голове у Асии, и ей оставалось только вздыхать, глядя на детей, которые, не страшась опасностей этого мира, о которых даже не подозревали, бежали навстречу неизвестному и удивительному.

Кстати, об удивительном. 

Стоило им спуститься в долину и пойти по тропе, которую Асия, Ксавьен и Фестр растоптали до вполне приличного пути, из-под небольшого куста желтолозника высунулась небольшая кошачья головка и радостно закричала:
- Королева, это же ваши дети! Правда?
- Да. – спокойно и с достоинством отозвалась Асия, пытаясь вспомнить, как могли звать эту гнетту. Но так и не вспомнила имени, ведь подданных было так много и все похожи друг на друга. А кошечка тем временем исчезла в кустах и оттуда донеслось приглушенное:
- Королева с семьей на прогулке, королева на прогулке! – голосок сорвался на крик, и удалился куда-то к реке, туда где катила свои воды быстрая и шумная Кагера, словно вечно сердясь на всех обитателей долины. А Асии осталось только вздохнуть, чуть было не шлепнув по морде лапой.
- Дети, это гнетты, наши друзья. – вздохнув сказала она, прекрасно понимая, что наверно сейчас они захотят познакомиться. Эбигейл уж точно: - Мы с ними попозже познакомимся.
Львица остановилась, пересчитала всех своих отпрысков, стараясь не слишком показывать им этого. Тех кто пытался сбежать или влезть в какой-нибудь куст для изучения чего-то ну очень важного и интересного, бережно, вытащила и присовокупив к общей толпе повела за собой. Изучать было что, ну хотя бы те же мастиковые деревья. которые показал ей как-то Смоллет. Под ними белесой массой лежали странные шарики, не то плоды дерева, не то что-то еще. проблема была в том. что их можно было жевать. Вкус хоть и противный, но ощущения непередаваемые, особенно когда шарики слипались в большой ком и начинали поскрипывать на зубах. Один раз попробовав эту гадость, Асия поняла, что остановиться довольно сложно, не смотря на вкус.
«Ура! День рожденья жвачки!» - крикнул почему-то Фесрт, глядя на нее тогда.
Вспоминая этот момент, львица старалась не спускать глаз с Галатеса и Котиса. За Эбигейл и Аминту она не особо беспокоилась, а вот эти двое… Рано было им пробовать эту гадость, до которой они точно доберутся. Но лучше позже, чем раньше.
«Ох, заработаю я седой шерсти раньше времени, заработаю» - подумала она, проходя мимо двух атласских кедров, которые как ворота открывали путь к извилистой тропке на крутом склоне, где тропа змейкой спускалась вниз, на луга.  Вот они и пришли. Львица остановила детей, рядом с собой, сказав:
- Посмотрите, как красиво. Ну как, хотите спуститься туда?
Конечно, они хотели, львица и не сомневалась в этом. Однако после вопроса у Асии появилось немного времени, чтоб внимательно осмотреть изумрудные луга, и убедиться в том что на лугах нет посторонних львов или еще каких-нибудь крупных хищников. Было страшно. Не за себя.
- Я ухожу во след не знавшим, что значит слово страх… - едва слышно прошептала она, глядя в даль, с бесстрастным выражение на морде, полным решимости. А затем, улыбнувшись, и слегка прикрыв глаза, так что вся эта мрачность и решимость тут же улетучилась с ее морды, сказал детям, поглядев на них:
- Ну что, готовы? Тогда идем, изумрудные луга ждут наших следов. – после чего стала медленно спускаться вниз, готовая в любой момент подхватить кого-нибудь из детей, если тот споткнется и покатится вниз по тропе или по склону.

Деревья.

Дети, вот деревья. Обратите внимание на Мастиковое дерево. Предлагаю "зажевать" на обратном пути.
http://dic.academic.ru/pictures/wiki/files/75/Konia_tree.jpg Ирвингия http://static.panoramio.com/photos/large/26076380.jpg Тамаринд http://livelonglivegreek.com/wp-content/uploads/2015/08/resin-is-running-from-the-mastic-trees-in-chios.jpghttp://www.learnaboutgreece.gr/russian/img/mastiha.jpg Мастиковое дерево http://i.roslunka.ru/u/92/a72666384311e4a5beab71bb6850bd/-/a_413_4626.jpg Желтолозник http://datcha-dom.ru/wp-content/uploads/2013/10/Rastenie-issop-2.jpg Иссоп. Иксии просто погуглите. там их слишком много разных цветов и видов...

--- Изумрудные луга.

+2

65

Все кончилось как нельзя замечательно!

А все кончилось именно так, потому что мама была самой справедливой и доброй львицей на свете! Она, конечно же, ни в коем случае не стала ругать своих дорогих отпрысков, а только похвалила их за то, что они во всем сознались.

«Если мама хвалит нас за правду, то это значит, что правду говорить очень хорошо и что ее нужно говорить всегда», - сделала вполне справедливое умозаключение Эбигейл в своей головке, поглядывая на Асию, которая уже сделала шаг в сторону нового мира. Этот, так называемый «шаг», белоснежная самочка стремилась повторить, а потому, подражая матери, так же галантно последовала по спуску в долину. Но вот не задача: стоило только услышать малышке любимую фразу взрослых: «Дети, осторожней, не торопитесь!», так вся ее женственность (точнее, ее подобие) куда-то испарилась, оставляя место самому обычному веселому и любопытному ребенку. Сию минуту же Белоснежка кинулась вперед по тропинке, радостно вдыхая свежий вечерний воздух.

- Мама, а что это? – Последовал тут же первый вопрос после того, как Эбигейл ткнулась носом в бутоны иксий. Лепестки защекотали ей нос, а малышка, не понимая, что с ней происходит, громко чихнула и отпрыгнула от растений в сторону. Не внушали они ей доверия: с виду красивые и привлекательные, а на самом деле чуть ли не духов из тебя изгоняют! Нет, Белоснежке это никак не нравится. Она предпочла более не задерживаться возле этих странных созданий, а двинуться за Асией и братьями дальше.

Пять минут ушло на то, чтобы дети смогли спокойно оказаться в долине и пойти по тропе, которая была уже достаточно вытоптана стараниями жителей этого маленького прайда. Всего каких-то пять минут! Потому что внезапно из-под кустов высунулись маленькие головки кошек, но кошек – не похожих на львов.

- Мама, а это кто? – спросила малышка, но, не дождавшись ответа Асии, твердою походкой направилась в кусты, чтобы ближе познакомиться с незнакомцем. Но и здесь возникла незадача: зверек убежал, не удосужившись даже поприветствовать принцессу.

- Мы с ними попозже познакомимся, - очевидно, королева прекрасно знала свою дочь, поэтому, поспешила сгладить это недоразумение и, возможно, на какой-то промежуток времени, приглушить обиду (за побег зверька) и любопытство к этим кошечкам.

Тем не менее, как бы ни желали этого львята, а «рассыпаться» им не удавалось. Периодически львица останавливать, чтобы пересчитать своих детенышей, сбежавших – ставила на место, и юные исследователи нового мира шли дальше. Вот впереди показалось дерево: огромное, высокое и пышно-зеленое, вокруг которого лежали какие-то странные шарики. Один, особенно маленький, Эбигейл неожиданно пнула лапкой, отчего шарик покатился куда-то в траву. У нее не возникло ни малейшего желания съесть его (она даже не предполагала, что так можно), но вот поиграть с ним в «футбол» вполне была не прочь, а потому кинулась за ним. Однако, все, что она успела – это максимум снова покатить его и загнать совсем в кусты, потому что мать решила, что  это – не игрушка для детей, подняла Эби высоко над землей и снова направила львенка туда, куда это было необходимо.

- Посмотрите, как красиво. Ну как, хотите спуститься туда? – В итоге спрашивала Асия, когда все семейство уже подошло к лугам: оставалось только спуститься вниз с холма. Конечно, львята наперебой закричали «хочу-хочу-хочу», а потом, в скором времени, уже были внизу и даже, вроде бы, без происшествий – без синяков, падений, ушибов и плача.

-------→>>Изумрудные Луга

+1

66

Да, действительно все кончилось совсем не так, как думал маленький львенок Когда он признавался, то был готов понести любое наказание, но никак не прощение со стороны матери. Когда она сказала, что не сердиться на него и сестру, то львенок облегченно вздохнул и немного вильнул своим хвостом с черной кисточкой. Однако, глубоко в душе, Галатес что-то ощущал, что-то странное и непонятное маленькому львенку. 
«Да, мама похвалила нас за правду и не наказала, однако не всегда можно признаваться. Иногда, чтобы добиться своей цели, то можно и солгать».- Именно это пронеслось в голове маленького льва, но он постарался отогнать подобные мысли, при этом встряхнув головой. Должно быть, просто волнуется перед прогулкой в большом и внешнем мире, поэтому и такие мысли и возникли. Именно так львенок и решил, и гордо пошел рядом с сестрой и матерью, внимательно изучая всю окружающую природу.
Как только вся семья покинула родную пещеру, Галатес начал внимательно разглядывать все вокруг себя, при этом немного вырываясь вперед, увлеченный изучением растений и небольших зверят, которые быстро убегали от него, львенок и не замечал, как быстро вырывался вперед. Столько новых звуков, цветов, запахов, все это просто кружит голову Марону и заставляет идти вперед, лишь иногда оглядываясь на мать и видя ее волнительный взгляд.
Львенок подошел к упавшему дереву и быстро вскарабкался на него, цепляясь маленькими когтями за кару. Оказавшись на некотором возвышении, Галатес устремил свой взгляд вперед, пытаясь увидеть и ощутить как можно большей новой информации. Да, новый и удивительный мир, все это просто замечательно. Львенок немного улыбнулся, и тут заметил в ветвях странное существо, с большим клювом и странной шерстью, которое похоже на перья. Этим странным зверем была простая птица носорог, которая решила передохнуть от перелета и никак не ожидала, что ее заметят любопытные глаза маленького льва. Сам же Галатес прижался своим маленьким телом к дереву и сделал несколько ползков вперед. смотря на странное существо. Немного рыкнув, львенок прыгнул вперед, надеясь, а точнее думая, что сможет прыгнуть высоко и напасть на странное чудище. Однако львенок слишком переоценил свои силы. Он немного пролетел вперед, но потом упал на дерево, с которого недавно прыгнул, и, потеряв равновесие, упал на землю.  Галатес упал на бок. Но потом быстро поднялся на все свои лапы,  встряхнул головой.
- Мама, а кто это? Я сумел напугать его?
Львенок посмотрел на свою маму, подойдя к ней и потеревшись всем своим телом о ее лапу, наемного мурлыкнув, и надеясь, что все сделал правильно. Дальнейший путь до лугов. Львенок шел возле матери, смотря за окружающей его живностью, иногда все так же выходя вперед, но затем снова возвращаясь ко львице.
И вот им всем осталось сделать совсем немного, только спуститься с холма и они окажутся на большом и очень красивом просторе лугов, которые уже впечатляли маленького львенка, который впервые в жизни видел подобную красоту.
-------→>>Изумрудные Луга

Отредактировано Галатес Марон II (3 Авг 2016 13:17:10)

+1

67

Котис любил своих сиблингов, но выражал все это, конечно, в своей форме. Позадирать их или начать считаться - это были неотьемлимые части его поведения и выражения братской любви. А тут еще этот Аминта вздумал стучать маме, ведь чем может закончиться такая невинная выходка, как побег на волю? Конечно же, ничем. А главное - это весело. По своей натуре Котис не был любителем нового, но выбежать ему хотелось, чтобы повеселиться на славу!
Ну почему, почему Аминта всегда так любил все портить?
И пока львенок выражал свое неудовольствие старшим братом, Галатес пошел на хитрость, повалив Аминту на землю и прижав его своим весом. На морде Котиса сразу появилось торжествующее выражение, ведь теперь он ничего не посмеет сказать!
- Значит так, я его тащу за хвост, а ты пинай его головой и подталкивай лапами. Мы его вытащим из пещеры.
Котис согласно закивал и начал помогать брату пинать другого брата. Да, именно так. И стоит отметить, что делал он это с большим удовольствием. Котис, конечно, любил Аминту, но сейчас старший брат пытался лишить его развлечений, а за это стоит наказать. Ну а еще, это просто весело!
Аминта крича что-то о том, что все поступки не правильны, и что Котис должен перестать помогать Галатесу, но разве мог он отказаться от такой потрясающей задумки?
- МРЯЯЯЯФ!!!
Львенок пытался уцепиться когтями за землю, махал лапами, но Котису было все равно. Он просто продолжал тащить брата к выходу. Но, в конце концов, он прекратил сопротивление и братья вытащили его на белый свет.
Котис отпустил своего брата и повернулся, чтобы рассмотреть на что все так таращились. Как оказалось, их заворожил вид улицы. Сначала львенка тоже поразила вся эта красота, но поразило не настолько, чтобы стоять и часами смотреть. Нет, он ведь лев действия. Раз вышли, то нечего рты разевать, пора бежать на встречу приключений. И только львенок хотел это озвучить и побежать вперед, как первооткрыватель, как его опередили.
- Ну, и кто этот проказник организовавшую эту смелую экспедицию?
Ну вот, приехали. Теперь никаких веселых приключений, ведь мама никогда не позволяла делать Котису то, что он хотел. Его всегда это расстраивало, ведь так хотелось попрыгать, побегать, но мама всегда говорила ему, чтобы он был осторожней. Но зачем? Ведь он, Котис, никогда не чувствует боли, а значит он герой: сильный и несгибаемый. Значит, он может делать все, что хочет. С ним же ничего никогда не может случиться! Но, кажется, мама всегда думала иначе.
- Может ты, Котис?
Котис хотел начать говорить, хоть как-то оправдаться, ведь, он хоть и не организовал эту экспедицию, но точно помог вытащить Аминту, а это тоже плохой поступок.
- Мамочка, это я ора.. оргае… ор-га-ни-зо-ва-ла эту прогулку.  ты только не ругай Котиса, он спал крепче всех сегодня!
На морде львенка выразилось недовольное выражение. Как так, за него заступилась какая-то девчонка! Ну ладно, не какая-то, а сестра, но все равно девчонка. Если бы не было Аминты, то Котис точно бы сказал, что от девчонок всегда одни проблемы, но у них они были чаще всего из-за старшего брата.
Галатес тоже вступился, но Котис пропустил это мимо ушей. Его переполняло возмущение из-за того, что за него заступилась девочка. Да и, вообще, из-за того, что за него заступились. Ведь он-то боль не чувствует, а они чувствуют. И это было действительно самым большим доводом во всех спорах. Если Котис был не прав, да и когда прав тоже, его главным аргументом было:"это потому что я не чувствую боли" или "я не чувствую боли, а вы...". Но это никогда не заканчивалось серьезными драками. Чаще всего это заканчивалось тем, что львенок бежал и пытался сделать какую-нибудь вещь, за которую его отругали, но заботливые глаза Асии или уставший взгляд Фестра, всегда натыкались на Котиса в такой момент и ему редко удавалось сделать что-нибудь этакое.
Но потом мама ласково потрепала львенка по голове и все его плохие мысли испарились. Он любил маму больше всего на свете, она всегда была добрая, заботливая, хоть и запрещала ему многие вещи, Котис все равно любил ее всем сердцем. И сейчас на него накатила такая волна спокойствия, но продлилось то не долго.
- Мама! Они меня силой вытащили! Я им сразу сказал, что нельзя выходить наружу, а они такие: Не пойдешь с нами - мы тебя потащим!" За хвост! Мама! Маааам!
- Фуууууу, ябеда! Фууууууу, - заорал Котис. - Никакой ты не принц! Ты - принцесса!
Львенка просто переполняло возмущение оттого, что брат так поступает. Во-первых, все было не прямо так, как сказал Аминта, а, во-вторых, ябедничать не хорошо! Вот как можно было жить с таким несносным ябедой, как Аминта? Нельзя было ничего сделать, он вечно бежал и рассказывал все маме, а ведь так хотелось повеселиться, нарушить парочку маминых запретов. Ведь запреты на то и нужны, чтобы их нарушать.
- Пока солнце не село мы можем спуститься вниз и немного там погулять.
Погулять? Это отлично! Наконец-то что-то веселое! Ура-ура-ура!
Котис радостно устремился по тропинке, желая обогнать всех и оказаться впереди.
Они спустились в долину и там произошло новое приключение. Львенок узнал о поданных, которые живут в их семействе, а ведь за все время он помнил лишь маму да Фестра.
- Дети, это гнетты, наши друзья. Мы с ними попозже познакомимся.
Честно говоря, Котису и не хотелось с ними знакомиться. Он уже попятился в куст, но тут мама бережно вытащила его и поставила рядом с собой и сиблингами, и они пошли вперед.
Львенок глазел на все, что его окружает с большим интересом. Больше всего его привлекло дерево с какими-то шариками внизу, которые так и хотелось попробовать. Но Асия пресекла его попытки к побегу, и он пошел рядом.
А потом впереди появилась тропа, спускавшаяся вниз, и Котису сразу захотелось туда. Очень, очень сильно.
Львенок не слушал, что происходит вокруг, ведь сейчас его мысли целиком и полностью занимала эта тропа, которой, казалось, не было конца.
- Ну что, готовы? Тогда идем, изумрудные луга ждут наших следов.

------→ Изумрудные луга

офф

Если где косяк - пинайте в лс)

Отредактировано Котис (27 Авг 2016 01:31:13)

+1

68

→ Верхнее течение реки Кагера

Какое счастье, что все так закончилось. И дело сделал, и с Асией пообщался, а теперь можно пойти и на заслуженную сиесту. От этого настроение льва слегка приподнялось, хотя внешне он не подавал признаков радости, скорее наоборот - усталости и некоей отстраненности.
Вокруг было тихо и спокойно, гораздо лучше, чем перед собранием и во время него. Вся эта паника, спешка, суета - жуть полная, от одни воспоминаний в дрожь бросает. Такого облегчения Ксавьен давненько не испытывал, хоть м безусловно находился в состоянии стресса, пораженный ситуацией в целом.
Общение с Асией оказалось отдушиной. Как буквально, так и метафорически, Ксавьен ощущал этот глоток свежего воздуха, которого так сильно не хватало после душного столпотворения возле реки. Когда Ксавьен удалялся от тропы, вытоптанной им и королевой, он не забывал поглядывать в стороны, издали наблюдая за остальными (привычка, выработанная еще в юности - и хрена с два ты так просто от неё отделаешься, особенно сейчас, когда действительно есть за кем понаблюдать). Мягкая улыбка озарила вялую морду Ксавьена, когда он увидел (Орлиный взор), что Асия направляется в сторону его сестры и друзей. На какое-то мгновение лев даже сам пожалел, что был не среди них, а уходил куда-то в сторону, туда, где, ка кон думал, его никто не будет беспокоить, а на деле же никого не беспокоить будет он сам.
На подходе к Каменным рощам лев замедлил шаг, да и дорога стала подниматься вверх. Самец огляделся. Эта идея возникла у него только сейчас, и пришла также внезапно, как и большинство его идей. Бум - и озарило.
- Рауль, оглядись-ка, может тут где-то есть что-нибудь от головы... - без особого энтузиазма пробормотал Ксавьен шакалу, на что Рауль ответил не с большим интересом:
- Хорошо, босс.
Кто-нибудь другой наверняка бы обиделся или не понял, насколько серьезно была сказана эта фраза, ведь в ней же не было ни капли энергии. Ни в той, ни в другой. Но, к счастью, Ксавьен и Рауль были на одной волне, и они по жизни были такими вот вялыми и не вовлеченными. Когда дело доходило до разговоров, конечно же.
Что до выполнения обязанностей... Что ж, ну тут им обоим не выполнять работу как следует мешало, пожалуй, чувство ответственности и справедливости. Оба зверя свято верили в то, что как бы утопично ни звучала фраза "с каждого по способностям - каждому по потребностям", она имела место в жизни, и необходимо было отдаваться по полной.
- Босс, смотри. Вот это похоже на базилик. - послышался из соседних кустов голос рауля, что заставило Ксавьена оторваться от своих поисков и подойти к шакалу ближе. Его изуродованная лапа, вся в шрамах и ожогах, с еле видимыми клоками шерсти, протягивала самцу невзрачный на первый взгляд листочек. Доверял ли Ксавьен Раулю как травнику? Вполне. От того он лишь пожал плечами и без особых сомнений проглотил её. В конце концов, если головная боль его и не пройдет, то хуже от пережеванной и проглоченной травинушки ему вряд ли будет.

+2

69

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Nocturne"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Nocturne

https://i.gyazo.com/3e3b371265a9d649064b8f70ef0cc2a5.png + 3 = Персонажу немного легчает (кол-во постов на восстановление сокращается в полтора раза).


Ксавьену протянули нужную травку. Она, конечно, кислит, аки слезы непонятой Асии, но головная боль вскоре пройдет. Полежать просто надо.

Отредактировано Мастер Игры (14 Фев 2017 05:40:22)

0

70

Конечно же Рауль не мог подвести. По вкусу Ксавьен так и не понял, был ли это базилик, или что-то еще - по крайней мере для привычного лекарства от головной боли трава казалась слишком уж кисловатой. От того Ксавьен не удержался и весь сморщился, будто только что вкусил очищенного лимона.
- Боги, ну и чушь! - выпалил лев и прокашлялся, хотя траву всю проглотил. Рауль лишь молча пожал плечами в ответ, глядя как лев рьяно чешет язык о зубы и морщит глаза, - Но все равно спасибо.
Голова мгновенно пройти не могла, но Ксавьен все равно поблагодарил шакала. Он ценил даже его попытку помочь, поэтому если бы в этой траве оказался какой-нибудь яд, он бы наверняка поблагодарил шакала за собственную смерть.
Однако когда Ксавьен был уже прямо у входа в пещеру, он начал ощущать первые признаки действия травы. Хотя нет, первые признаки он ощутил, пожалуй, сразу же после того как вкусил её, а сейчас он начал ощущать результат, которого они с Раулем и добивались. Немного Ксавьену да полегчало, и дело наверняка было не только в траве - на входе в пещеру ощущался приятный бриз, приятно щекотавший шерсть, что было лекарством от жары. Солнце над западными равнинами всегда будто было особенно жарким, потому что лев не припоминал из своих юношеских путешествий о том, чтобы когда-либо ему бывало так плохо от жары, как бывало со времен поселения здесь. И каменные рощи были настоящим благословением.
Внутри протекал освежающий ручей, было прохладно и сыро. А во время дождя здесь находиться было еще приятнее - капли просачивались сквозь небольшие отверстия в потолке и, попадая на разгоряченные тела зверей, лениво скатывались по их шерсти на каменный пол. Пожалуй, это сейчас Ксавьену подобное представлялось чем-то приятным, потому что когда пойдет бесконечный ливень, вряд ли он будет благодарить природу за то, что сделала в потолке эти "спасительные" отверстия.
Но несмотря ни на что Ксавьен находил это убежище весьма уютным. Не каждому, конечно же, холодные каменные стены могут показаться чем-то родным, но для этого льва все было вполне себе идеальным. Спать, правда, было не так приятно как на мягкой траве изумрудных лугов, но и это было делом поправим. Он просто все ленился себе лежанку соорудить...
Как и всегда, сейчас Ксавьену было явно не до комфорта - он едва ли не валился с лап. Те переплетались и подкашивались, а самому льву стоило добраться до привычного места отдыха, как он с шумом свалился и издал протяжный усталый стон. Рауль молча подлег рядом, оставляя между двумя зверями минимальное расстояния, но те все еще не касались друг друга. Личное пространство все равно было нерушимо.
Благодаря тому, что голова больше так не раскалывалась, и он постепенно начал расслабляться, Ксавьен уснул достаточно быстро. Обычно перед сном в голову лезли всякие тревожные мысли, но не сейчас, что удивительно, учитывая обострившуюся ситуацию с чумой. Возможно, он и вправду слишком устал. За такой короткий промежуток времени действительно произошло много событий, как хороших, так и плохих.

Персонаж спит.

+2

71

Прошло 10 месяцев.
Их родная пещера. Как же было приятно вернуться после долгой прогулке по лугам и отработке некоторых охотничьих навыков. Галатес старался поддерживаться себя в форме, чтобы пойти вместе с мамой на охоту и показать, что он уже может и самостоятельно охотиться. Да, ему был всего год, но он уже не был меленьким львенком, и мог быстро бегать и прятаться. Кроме этого, он был силен, даже, несмотря на свою худобу, а значит вынослив.
Сейчас Галатес возвращался в пещеру, чтобы хоть немного отдохнуть после тяжелой собственной тренировке. Дядя Фест говорил ему, что лично займется его подготовкой, но Галатес всегда был неугомонным и хотел показать себя, поэтому и решил лично заняться собой. Тем более, несмотря на то, что он уже не львенок, но фантазия у него была еще очень бойкая, и поэтому каждая тренировка представлялась ему как нечто очень сложное, героическое.  В такие моменты ему частенько вспоминается их игра с Котисом, когда Галатес был королем, а его брат правой лапой и главным воином. В таки моменты, они с братом были готовы пойти и совершить все что угодно, ведь вместе они были силой, противостоять которой было очень сложно.  Иногда, Галатес предлагал Котисоу сыграть в переворот, и тогда у них были веселые драки друг с другом. Эти игры помогали львам развивать свои боевые навыки и стратегию. Благодаря своей силе Котис частенько прижимал своего брата к земле, но Галатес был хитрее его, и иногда ему удавалось оказываться сверху.
Вспоминая последнюю подобную драку, Галатес немного улыбнулся, ведь  тогда он сумел перехитрить Котиса и прижать того к земле. Тогда льву казалось, что ему даже не нужны уроки от дяди Феста, который большую часть своего времени проводил с Амнитой, объясняя ему его обязанности. Это еще больше отстраняло Галатеса от своего брата, ведь с той самой ссоры, они так и не смогли помириться. Котис и Галатес стали держаться чуть в стороне от своего венценосного братца.  Им было хорошо вместе, а трусы и слюнтяи, как оба брата считали Амниту, им были не нужны, ведь в результате он спрячется за маму, а получат все шишки именно Галатес и Котис.
Встряхнув головой, отгоняя гневные мысли, от которых его зеленые глаза начинали сверкать опасным блеском, лев вошел в их пещеру. Быстро осмотрев ее и с облегчением заметив, что Амниты нету, Галатес спокойно прошел в столь родную пещеру.  Пройдя в свой темный угол, где лев предпочитал спать в последнее время, Галатес лег, сложив передние лапы крест на крест и положив на них свою голову. 
Посмотрев на выход из  пещеры, лев вспомнил тот первый раз, когда они всей семьей вышли на солнечный свет.  Столько радостных эмоций, любопытства, жажды приключений и прочего, прочего, прочего. Но вместе с этим обиды Амниты, что подставил Галатеса не осознавая его истинных мотивов. Осознав, что опять думает о том случае, лев грозно зарычал, отчего этот рык отразился от стен всей пещеры, и обнажил свои когти, царапая ими землю.
- Арр почему он постоянно занимает мои мысли и портит хорошее настроение! Что в нем такого особенного, кроме его жалкой жизни и желания прятаться за мамочку и не бороться за себя?! Как же мне выбросить его из головы? Арр до чего же это все мне опротивело.
Лев развернулся мордой к стене пещеры и закрыл глаза, тяжело вздохнув. Все так носились с Амнитой, обучали его, были с ним. Галатес ему завидовал, ведь он получал такое внимание только от Котиса, который его поддерживал, но льву хотелось ощутить хоть немного того внимания, которое уделялось его старшему брату. Еще раз вздохнув, Галатес закрыл глаза, пытаясь успокоиться, но его плечи и передние лапы были напряжены, а когти выпущены, что так же говорило о сильном напряжении.

Отредактировано Галатес Марон II (19 Апр 2017 13:04:52)

+1

72

Песня, сопровождающая тяжелое пробуждение Ксавьена

Every morning find me moanin'
(Yes, Lord)

Глаза Ксавьена медленно открылись, когда он услышал посторонний звук в пещере. Первая мысль - ну что за дерьмо?

Cause of all the trouble I see
(Yes, Lord)

Вторая мысль - Как же все болит...

Life's a loosing gamble to me
(Yes, Lord)

И третья - Когда же это все кончится.

Cares and woes have got me moanin'
(Yes, Lord)

И действительно, проснувшись, Ксавьен чувствовал себя разбитым корытом, а не полноценным живым существом.

Every evenin' find me moanin
(Yes, Lord)

Ему даже подниматься было лень, хотя продолжать лежать на твердой неровной поверхности было все также утомительно. Но лень таки была сильнее.

I'm alone and cryin' the blues
(Yes, Lord)

Да еще и уснул посредине дня, как дурак. Знает ведь, что каждый раз эти двухчасовые дневные перерывы максимально плохо сказываются на его самочувствии.

I'm so tired of payin' these dues
(Yes, Lord)

И от того он ныл. Ныл бессмысленно и беспощадно, ибо сам виноват в собственных проблемах. Уснул там где упал, а не на своем привычном месте - вот тебе и боль в теле от сна на твердой некомфортной поверхности, получите распишитесь. Уснул посреди дня после тяжелой моральной и умственной нагрузки - вот тебе еще больше головной боли, чем перед тем как ты лег спать. Да и оказался ты недалеко от входа, от того не жалуйся, что "ходят тут всякие".

Everybody knows I'm moanin'
(Yes, Lord)

Lord, I spend plenty of days and nights alone with my grief
But I pray, really and truely pray, somebody will come and make me believe.

Every morning find me moanin'
(Yes, Lord)

Ксавьен медленно повернулся с бока на живот, едва ли не придавив бедного спящего Рауля под собой, который тут же издал какой-то шипяще-крякающий звук, оповещающий о том, что "эй, вообще-то я здесь тоже сплю".

Cause of all the trouble I see
(Yes, Lord)

Ксавьен тяжело вздохнул и слегка подвинулся. Вот ведь непривычно просыпаться с самцом под боком, пусть он и гораздо меньше тебя. Все равно как-то странно и неприятно... Почему-то раньше лев не задумывался об этом. Но это еще полбеды. Пить охота.

Life's a loosing gamble to me
(Yes, Lord)

А до реки так далеко... Это ж надо как-то заставить себя подняться, выйти на солнце, а потом еще и дойти... Но это невозможно. Он чувствовал себя слоновьим поносом, а слоновий понос уж никак самостоятельно добраться до воды не сможет.

Cares and woes have got me moanin'
(Yes, Lord)

Ксавьен медленно водил головой, в попытке разлепить глаза и понять, есть ли у него шанс напиться, не выходя из пещеры. И тут он вспомнил о подземном озере, где можно было бы еще и искупаться, чтобы окончательно пробудиться. Но даже до туда дойти не было сил. О чем уж тут говорить, когда у Ксавьена не было сил даже достать языком до пробегающего мимо ручейка. Ох, как же он ненавидел просыпаться несчастной развалиной, только и делающей, что жалеющей себя и ленящейся.

Every evenin' find me moanin
(Yes, Lord)

Кажется, потихоньку, конечности льва стали шевелиться.

I'm alone and cryin' the blues
(Yes, Lord)

Однако странный хруст в них и ломота будто бы подсказывали Ксавьену прекратить столь неблагодарное дело, и вновь улечься и не двигаться. Змей-искуситель в его голове будто бы шептал: зачем ты все это делаешь? Ты ведь знаешь, что если ты сейчас поднимешься, то тебе придется делать обход, проверять, в порядке ли со-прайдовцы, или же заниматься еще какой-нибудь ответственной чушью, которую тебе поручат.

I'm so tired of payin' these dues
(Yes, Lord)

И ты такой - ну ладно, еще пять минуточек...

Everybody knows I'm moanin'
(Yes, Lord)

Lord I try, really and truely, try to find some relief
Lord I spend plenty of days and nights alone with my grief
But I pray, really and truely pray, to find some relief.

Но в один момент ты понимаешь, что все-таки надо вставать. Иначе так и будешь жалеть себя, ненавидеть других и надеяться на то, что однажды это мучительное состояние прекратится.

Ye-e-e-e-es, Lo-o-o-o-ord

Персонаж пробудился?..


Таки да, наконец-то Ксавьену удалось подняться. Стоило еще немного понежиться на земле, попытаться привыкнуть к неприятной боли в теле и дождаться той самой мотивирующей мысли в голове, которая распихивает по сторонам всю лень и кричит: ВСЁ, ХВАТИТ!
Не сказать, что он начал чувствовать себя лучше, как только смог заставить себя подняться на лапы и потянуться. Базилик, который он сожрал перед сном, видимо помог лишь с предыдущей головной болью, потому что теперь его настигла новая волна плохого самочувствия. Еще и подташнивало слегка, и пить хотелось. Все разом навалилось как-то, и от этого ощущение было еще более мерзкое. Ненавидел себя сейчас Ксавьен за то, что поддался слабости и уснул в самый разгар дня.
Как только самец более-менее взял себя в лапы и сделал один шаг вперед, он вдруг вспомнил причину своего столь внезапного пробуждения. Небольшой львенок сидел, уткнувшись в стену пещеры, и что-то там озлобленно бормотал. Судя по запаху и по виду, это был один из сыновей Асии, Не сказать, что Ксавьен многое о них знал, однако отличить Галатеса от его братьев он таки смог. Значит, еще не все потеряно.
- Эй, пацан, - зевая протянул Ксавьен, обращаясь к Галатесу, - Ты чего это тут совсем один в такой день? Чего с другими не играешь?
Не то чтобы Ксавьену было атк уж интересно, почему Галатес не играет с остальными, он скорее таким образом пытался подтолкнуть львенка нафиг из пещеры, чтобы тот оставил его здесь одного. Если общество сверстников Ксавьену еще и было приятно, то вот возиться с детьми, особенно с подростками, у которых на уме либо агрессия, либо разврат (по крайней мере так Ксавьен и считал), у него совсем никакого желания не было.

+4

73

→ Верхнее течение реки Кагера.

Дом, милый дом. Иногда пещера становилась просто невыносимо маленькой, давила со всех сторон и хотелось выбраться отсюда поскорее, а иногда, бывало, Котис просто жаждал момента, когда сможет очутиться в родной пещере. Все-таки, нет безопаснее места, чем твой родной дом. Но подросток, естественно, ни капельки не боялся. Он же не трус!
Вообще, с пещерой связано множество воспоминаний, которые для Котиса были окрашенны в серый цвет. Он не чувствовал настольгии, когда вспоминал о них, он не чувствовал никакого тепла. Вот происшествие с Аминтой он всоминал очень часто, каждый раз недоумевая, почему же Галатес не хочет разговаривать с ними. В этой ситуации Котис - тот самый парень, который ничего не понимает и просто делает то, что считает правильным и нужным. Общается с Галатесом, потому что тот берет его в свои игры, дразнит Аминту, потому что тот ябеда и зазнайка, иногда грубит и сестре. В общем, все меняется, а Котис остается прежним.

Котис бежал в пещеру довольный собой и тем, что он сделал. Ему удалось ускользнуть и побеситься в одиночку, правда, трюк с камнем был не очень хорош. Тут бы в пору сказать, что побаливала самую малость пятая точка, да только вот подросток совсем ничего не чувствовал, так что, несмотря на неудачу и хороший "бах", он был вполне доволен собой. Еще немного отработает и покажет Галатесу. Вот тот удивится, как прекрасно Котис может выполнять всякие трюки (стоит отметить, что ничего особого трюк из себя не представлял: постоять на узком камне. Потом планировалось залесть на какой-нибудь утес и провернуть это там. И вот тогда то все удивятся!). Впрочем, всем было известно, что с воображением касательно таких вот "трюков" у Котиса было плохо. Но разработать план тренировок он всегда мог. Тренировки - единственное занятие, к которому подросток чувствовал непреодолимую тягу.
Вот Котис и забежал такой весь радостный в пещеру, но услышал чьи-то злые слова, а потом:
- Эй, пацан. Ты чего это тут совсем один в такой день? Чего с другими не играешь?
Подросток увидел Галатеса, а рядом с ним большого льва, который постоянно ошивался рядом с их мамой и Фестром. Как его там зовут и кто он - Котис не помнил, да, если честно, он это прослушал, но помнил, что шишка важная, уважать надо. На "вы", вроде бы, обращаться. Или что там говорила мама, когда Котис увлекся зеленой ящерицой, что сидела на камне? Эх, ладно. Котис как-нибудь попробует поговорить с этим львом.
- Прив, Галатес. Что случилось? Все хорошо? - подросток подошел к брату, а потом только вспомнил, что забыл поздороваться, а ведь хотел показать, что он воспитан. - Привет.
Вот и показал свое уважение. Брату "прив", а важной шишке - "привет". Если мама узнает, Котису придется учить какую-нибудь скучную дисциплину, а ему так не нравилось слушать нотации, а потом повторять то, что ему пытались вдолбить. Ну не его это. Дайте воинов десяток, луг просторный, да врагов в придачу, вот тут подросток проявит себя. Ну, во всяком случае, он считал именно так, когда закрывал глаза и думал о том, что в будущем сможет сделать что-то значимое. Ну и, конечно же, получить славу, чтобы все слагали о нем легенды. Кто же не мечтает о таком?

+3

74

Галатес спокойно лежал, смотря в стену пещеры, и думал о своем, когда услышал чье-то движение у себя за спиной. Он был так увлечен своими мыслями и гневом на старшего брата, что даже не заметил сильного и взрослого льва, что спал в их общей пещере. Пожалуй, можно сказать, что подросток так и не заметил бы его, если бы тот не проснулся.
Несмотря на то, что взрослый лев начал просыпаться и подниматься на свои лапы, Галатес так и не двинулся с места. Если к нему обратятся, то он, по правилам приличия, так же поднимется и развернется к собеседнику, но до тех пор, лев не хотел даже двинуться с своего места. Мысли о том, что он становиться изгоем в своей семье, и если бы не Котис, то так оно и было, занимали голову Галатеса и вгоняли его то в тоску, то я гнев, который иногда переходил в ярость. Сейчас, это была лишь грусть, но показывать ее, Галатес не хотел и не собирался.
Шаги взрослого льва заставили Галатеса немного навострить уши и повернуть их назад, в сторону неизвестного. Точнее, он был неизвестным, пока подросток не принюхался. Запах Ксавьена был е очень узнаваем для него, так как лично с ним Галатес не общался, но подросток помнил его и замечал возле своей матери и дяди Феста. Все это говорило о том, что лев занимает не последнее место в прайде, и в личном диалоге нужно будет держать себя в лапах. И вот, взрослый лев произнес свою первую фразу, из-за чего, Галатес поднялся на лапы и развернулся к своему собеседнику, быстро осматривая сильного и взрослого льва. Сев перед ним и обвив хвостом свои передние лапы, подросток лишь немного улыбнулся, правда, скрыть некую тоску за этой улыбкой не очень получалось.
- День действительно хороший, только я недавно вернулся с тренировки и хотел немного отдохнуть. Да, и большинство моих родственников не настроены на игры со мной. Разве что Котис. Судя по всему, я вас разбудил. Прошу простите меня за это.
Галатес старался вести себя вежливо и общаться со взрослым львом как и принято в прайде. Ксавьен был старше и опытнее Галатеса, так еще и был подле его матери, а значит с ним нужно говорить с должным почтением. Вежливость и сдержанность, одна из основ будущего успеха. Вот только к какому успеху стремился Галатес? На этот вопрос, даже он сам не мог дать ответа.
Именно в этот момент в пещеру вошел Котис. Посмотрев на него, Галатес немного улыбнулся, ведь именно его брат всегда поддерживал и помогал подростку в период всех этих месяцев. Как только брат подошел к нему, то начал засыпать вопросами, почти не обратив внимание на Ксавьена, что стоял рядом с подростком. Галатес выслушал брата, после чего немного кивнул ему.
- Привет Котис, рад тебя видеть. Надеюсь, личная тренировка прошла успешно? У меня все в порядке, просто немного устал. А так, все просто прекрасно.
После этого небольшого диалога, Галатес повернул орду обратно ко взрослому льву, ожидая его дальнейшей реакции на слова, ну или же просьбы. Подросток был уверен, что взрослый лев не стал бы говорить с подростком просто так, даже если тот и был из королевской семьи.

+2

75

верхнее течение реки Кагера ----→

Пока Фестр брёл к пещере, его мысли, к соджалению, постепенно возвращались к государственным делам. Почему к сожалению? Да потому, что профессиональное выгорание никто не отменял, и оно всё больше и больше тяготило Фестра. Введенные им самим меры по профилактике уже начинали раздражать самого Фестра, но, поскольку, все эти меры всё еще действовали, поэтому сам Фестр их тоже выполнял. Иначе что это за законы, если они не распространяются на всех. Поэтому Фестр, пусть и нехотя, таки в очередной раз вывалялся в полыни и иссопе, прежде чем войти под своды пещеры. И вот она, пещера. Фестр очень надеялся, что сможет отдохнуть от государственных дел, но мысли о них по прежнему роились в его голове: "... послать Мавростачару к Фаенеру чтобы организовать встречу на Запретном Перевале дабы заключить договор о границах и добрососедстве... разобраться, наконец, с удручающей ситуацией по проницаемости западных и южных границ... особенно западных... где толком не очень до сих пор было ясно где именно кончалась территория..." - как уже было сказало, мысли эти роились в голове Фестра, хотя он явно хотел от этих самых ммыслей отдохнуть... Но пока еще Фестру надо было уладить еще кое-какие дела. Позвав верного Мавростачару, он тихо, шепотом, рассказал ему о той дипломатической миссии, которую он для него запланировал - попытаться разыскать Фаера ну, или, в крайней случае, его брата Рагнарёка, дабы договориться с ними о встрече на Запретом Перевале. Фестр планировал ппровести со своим венценосным коллегой дипломатические переговоры, касающиеся взаимоотношений между обоими прайдами. После того, как стриж получил соответствующие инстракции, он взмыл с плеча Фестра и устремился вдаль... сам же Фестр остался в пещере, надеясь хоть немного передохнуть.

(фамильяр) ----→ Затерянное ущелье
сам персонаж остаётся в локации

Отредактировано Фестр (4 Июн 2017 16:45:43)

0

76

Верхнее течение реки Кагера → /переход за обоих персонажей/

Дискета такая Дискета. Даже за вполне взрослой и зрелой королевой готова ухаживать, как за малым ребенком. Шоколадного окраса львица, бережно поддерживая Асию своим худым гибким телом, провела её в пещеру и вытянула шею, оглядев окрестности общего места сна, ища глазами наиболее мягкое место. Наконец выцепив своим внимательным взглядом красно-бурых глаз местечко с вполне чистой моховой подстилкой, Дис вежливо, как и полагается обращаться с королевой, предложила ей прилечь. Впрочем, вопрос не имел отрицательного ответа, так как особого выбора у Асии не было, в силу своего неважного состояния.

- Не беспокойся, ты всего переутомилась, - понимая всю ситуацию, которая происходит в саванне, Дискете очень хотелось верить именно в эту теорию. - Не каждый день на тебя скидывают целого слона неприятностей.

Говорила самка, как и всегда: ласково и даже приглушенно, дабы не пробудить отдыхающих рядом, например, Фестра. Эта самая приглушенность её тона добавляла в него некую охриплость, которая наоборот прибавляла чего-то загадочно успокаивающего в голос львицы. Для неё абсолютно все были как дети. Вот, к примеру, недавний знакомый по имени Спортакус. Чем не большой ребенок? Странное чувство ответственности за всех всегда заставляло Дискету обращаться с ближними так, словно она берет в лапы дорогие её сердцу хрустальные фигурки.
Дискета села рядом с Асией обвив хвост вокруг своих лап. Всё-таки просто так оставлять её тут было неправильно. Спустя несколько минут молчания Дис заметила, что в пещере находятся не только отдыхающие, но и бодрствующие. Королева, конечно, не хотела бы, чтобы её дети видели её в таком упадочном состоянии, но ничего не поделаешь, у всех бывают тёмные дни, когда начинаешь чувствовать пожирающий изнутри упадок сил. Впрочем, убедившись, что Асия устроилась удобно и примостилась как следует отдохнуть, последовав примеру Фестра, Дискета отправилась на знакомые голоса, среди которых львица действительно быстро выделила двух сыновей королевы и Ксавьена. Нашла она эту троицу довольно-таки быстро, так как зашкерились они не в самом дальнем углу пещеры.

- Добрый день, - обратилась Дискета сразу ко всем и "по-взрослому", пусть довольно мягко, но очень подчеркивающе то, что сыновья Асии стали очень большими. - Галатес, Котис, можете пока не беспокоить свою мать? Она неважно себя чувствует, - вздохнув львица обратила взгляд на Ксавьена. - Я не разбираюсь в этом так хорошо, как Рауль, но... учитывая, какая у нас ситуация, я не думаю, что это тревожный звоночек к серьезной болезни. В любом случае, она попросила дать ей отоспаться и успокоиться.

+2

77

Под эдаким покровительством Дискеты невольно начинаешь чувствовать себя маленьким ребенком. И Асию это даже не раздражало. Должно быть каждому хоть раз в жизни хотелось вновь стать малышом, ведь за ним ухаживает заботливая и теплая мать, за спиной которой чувствуешь себя, словно за каменной стеной. Никому в обиду не даст, хранит ото всех бед и невзгод, отдаст всё за то, чтобы ты вырос настоящей личностью. Очень странное чувство. Асия вроде и не поддерживала опеки со стороны кого-либо, но в данный момент это было чуть ли не необходимо. Вернее, это расценивалось, как очень эффективная поддержка. Ведь Дискета не умела любить фальшиво, она заботится о ком-то потому, что так велит ей её добрая душа.

- Ужасно. Надеюсь, скоро оправлюсь.
- Не беспокойся, ты всего переутомилась. Не каждый день на тебя скидывают целого слона неприятностей.

В эти слова действительно хотелось верить. Даже не столько потому, что они сами по себе звучали довольно убедительно, а потому, что сама Асия придерживалась этой версии, пусть её бабская головушка уже и успела придумать себе кучу страшных болячек. Как бы то ни было, довольно крепкий для столь хрупкого тела иммунитет должен будет сыграть свою роль. Должен.

- Да-да, спасибо, - кивнула Асия, когда подруга подвела её к вполне ухоженной моховой подстилке.

Королева устало опустилась на мягкое местечко в пещере. Надо же, как быстро её сморили эти внезапные усталость и недомогание. Тело предательски заломило и львица потянулась, что вызвало в её лапах эдакую приятную судорогу, от которой стало, как ни странно, чуть легче, после чего львица опустила голову на лапы, что только что притянула поближе к себе. Самка глубоко вдохнула и выдохнула, ещё раз подумав о всем, что произошло за день, который, кстати, подходил понемногу к вечеру.

Глаза закрывались и мысли Асии начали заполнять другие насущные вопросы, которые в обычной обстановке мешали ей засыпать ближе к вечеру, но на этот раз они казались настолько привычными и уже заезженными, что казалось, будто нет никакой разницы: будут они или нет. Львица тихо зевнула. Где-то в глуби пещеры звучали голоса её сыновей. И Ксавьена...

/персонаж спит/

+2

78

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Дальнейший порядок отписи: Ксавьен, Галатес, Фестр, Дискета
? Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
? Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

79

Офф

Котис пока не отписывается, с позволения Мериды можно отчасти описывать его действия и реакцию на них. Не злоупотреблять этим. Без прямой речи.

Не успел Ксавьен толком разобраться с одним из королевских отпрысков, как нагрянул еще один! Чтоб он еще раз посреди рабочего дня завалился в пещеру. Видимо, таково его наказание за столь наглый дневной сончас... успешно перелившийся в вечер, что невозможно было не заметить, судя тому, что даже в пещере стало гораздо темнее.
- День действительно хороший, только я недавно вернулся с тренировки... - в это время Галатес принялся отвечать на вопрос Ксавьена, что для самого льва звучало никак иначе, как нудное жужжание. Не подумайте, Ксавьен хорошо относился к королевским отпрыскам, и прекрасно понимал, что те тоже были достойны уважения, но, видимо, сказывается нелюбовь самца к детям. Просто он не любил ребячество, и от того зачастую ребятня вызывала у него отвращение. Даже если те вели себя достаточно взросло для своих лет. А может все дело было в паршивом настроении. А может и то, и другое.
- Привет. - услышал лев от, кажется, Котиса в свой адрес. Даже говорить ничего не хотелось, честное слово. Лев лишь вяло и незаметно кивнул, сам при этом закатив глаза и выразив свое недовольство. Прелестно. Мало того что это были дети, так похоже это еще и были самые невоспитанные из них. По крайней мере таково было первое впечатление Ксавьена, впрочем не такое уж и необоснованное. Вот бы незаметно проскользнуть мимо них, чтобы те друг на друга отвлеклись, а он выйдет наружу... Да только вот почувствовал на себе самец внимательный взгляд ярко-зеленных глаз Галатеса. Ксавьен, уже подавшийся к этому моменту вперед, чтобы уйти, вернулся на место и посмотрел на мальчика в ответ не самым радостным образом. Все эмоции, видные на морде льва, только и говорили о том, что он был раздражен.
Так бы и сидели да пялились, наверное, если бы в пещере не объявился кто-то еще. И, к счастью Ксавьена, то был не третий ребенок Асии. Хотя, тут уж как посмотреть...
Фестр молчал и выглядел так, будто он совершенно не здесь, а где-то там, в облаках, обдумывает свои королевские дела. Так оно скорее всего и было, и хоть Ксавьену наверняка этого не было известно, но наверняка быть регентом в прайде далеко не так просто.  Большинство работы по прайду сваливалось на таких как сам Ксавьен, однако это вовсе не значило, что Фестру все это время приходится балду пинать. Ксавьен уж и не помнил, когда в последний раз пересекался с ним, потому решил, что поздороваться еще раз не было бы лишним.
- Здравствуйте, - тихонько бросил лев, хотя не был уверен, что Фестр на это отреагировал. В любом случае, это уже неважно. Главное, что он сам проявил вежливость, глупая формальность, но все же.
Лев поспешил к выходу, пока дети или сам принц не навешали на него дополнительных тягот. Снаружи было свежо и приятно пахло травами, а с неба капал несильный, но очень освежающий и приятный дождик.На секунду на морде самца аж проскользнула улыбка, ведь такую погоду он любил и жаловал. Однако стоило ему увидеть приближение к пещере еще двух самок, как тут же голову вновь наполнили тревожные мысли.
Это были Асия и Дискета, и выглядели они не слишком уж радостными и бодрыми. Оно и понятно, кому в такое время захочется веселиться, скакать по лугам и хохотать на всю округу? Разве что Айку... И тому странному льву с реки, что вытворял своеобразные финты. Не понимал Ксавьен такой тип зверей, хотя, что удивительно, у самого родная сестра такая же. Кстати, а где она?
Ксавьен подвинулся в сторону, пропуская самок в пещеру и провожая их взглядом, после чего аккуратно проследовал за ними. Что-то было не так.
- Галатес, Котис, можете пока не беспокоить свою мать? Она неважно себя чувствует, - несмотря на то что эти слова Дискеты были адресованы вовсе не ему, Ксавьен все равно обеспокоился. Его уши навострились, а хвост нервно задергался. Лев поравнялся с Дис и взглянул на Асию, заглядывая через львицу. Выглядела королева действительно неважно, и это не могло не тревожить, - Я не разбираюсь в этом так хорошо, как Рауль, но... учитывая, какая у нас ситуация, я не думаю, что это тревожный звоночек к серьезной болезни.
Ксавьен опустил взволнованный взгляд на Дискету, а та в свою очередь смотрела на него, и признаться, то что он увидел его не успокоило. Возможно, лев сам на почве собственной нервозности подумал, что Дискета в своих словах не уверена, а может для этого и были основания, но поверить в ее слова он попросту не мог. Это был бы не Ксавьен, если бы в пещере сейчас не началась паника.
- А вдруг это чума, - тихо начал лев, - И что теперь делать? Нужно ведь тогда-а-а э-э-э... Изолировать её, нет?
По дрожащему и неуверенному голосу самца было ясно, насколько быстро он поверил в собственные же выдумки. Естественно никаких оснований принимать недомогание Асии за чуму не было, однако встаньте на место Ксавьена и подумайте, а не обеспокоились ли вы тем же? В такое-то время, когда все звери в полном неведении и страхе, что в любой момент жизнь может оборваться, и этого невозможно будет избежать.
Лев хотел было подойти к Асии, чтобы проверить ее, однако мгновенно пресек свои действия, и даже тихонько оттолкнул Дискету подальше от королевы. Как бы больно ему ни было, но рассудок, с такой легкостью поверивший в выдумку о чуме, разумно подсказывал, что от потенциальной больной стоило бы держаться подальше.
- Фестр! Фестр, Фестр, что делать?! - не удержался лев, и подбежал к только было расслабившемуся регенту. Не видать Фестру покоя в этой жизни, ох не видать. Особенно когда у него в помощниках такой вот паникер.

+4

80

Галатес внимательно и пристально смотрел на Ксавьена, видя его раздражение. Подросток не мог понять, что же именно вызвало такую реакцию у взрослого льва, ведь ни он, ни Котис ничего такого не сотворили, просто находились в пещере, когда лев там появился и был. Однако сейчас, лев был не очень настроен на разговор, а уж тем более на перепалку с взрослым львом он вообще не рассчитывал. С самого своего рождения Галатес предпочитал решать все словами, а не силой. Благодаря некоторым навыкам, которые он уже успел приобрести, за не очень долгую свою жизнь, лев успел научиться видеть моменты, когда стоит отступить или же наоборот настоять на своем. Вот сейчас было прекрасно видно, что взрослый и более опытный лев чем-то раздражен, поэтому, Галатес лишь немного кивнул ему и снова удалился в темный угол пещеры, чтобы побыть одному и подумать о чем-то своем.
Однако, не успел подросток отойти от Котиса и Ксавьена, как к ним подошла Дискета, что недавно привела мать в пещеру. Она попросила не тревожить ее некоторое время, а Ксавьен явно чем-то обеспокоился, так как изменилось его выражение глаз, и хвост нервно задергался. Сам Галатес тоже напрягся свеем своим телом, ведь кроме Котиса, именно родная мама была всегда для него опорой и защитой. Если ей плохо, то подростку хотелось побыть рядом с ней, помочь хоть чем-нибудь. Однако, Дискета не стала бы просить их не беспокоить ее без особой на то причины. Поэтому, подросток только посмотрел на свою мать, после чего перевел свой взгляд на Дискету.
- Я обещаю тебе, что не буду беспокоить маму некоторое время. Только скажи мне, что с ней произошло? Она же поправиться, правда? Прошу тебя, только скажи мне, что с ней все будет хорошо, и тогда я сделаю все, что ты мне поручишь. Обещаю тебе.
В такие моменты Глатаес терял всю свою уверенность и спокойствие, становясь тем самым маленьким львенком, который способен на все, лишь бы снова оказаться в теплых объятиях своей матери, ощутить ее защиту и тепло. 
Тут Ксваьен назвал какое-то странное и непонятное слово на литеру «Ч». Чу..Чума. Что такое эта «Чума»? Галатес не мог знать этого, поэтому он повернул голову ко льву, надеясь, что тот пояснит свое предположение. Когда же он отошел от них и направился к Фесту, Галатес обратил свой обеспокоенный взор к Дискете.
- Чума? Что такое Чума? Она опасна, мама же поправиться? Скажи мне, молю тебя, во имя Ахею, скажи мне, пожалуйста, что с мамой все будет хорошо.
Подросток сел напротив взрослой львицы и пристально смотрел на нее, хотя вместо холода и отстраненности, которые в последе время присутствовали, в глазах Галатеса было беспокойство и сдерживаемые слезы. Он не мог даже представить себе, как будет жить дальше, если с мамой что-то случиться.

+2

81

Только Фестр было решил отдохнуть... Фестр! Фестр, Фестр, что делать?! - как оказалось, Ксавьен переживал по поводу недомогания Асии. Асия спала. Фестр тихо подошел к ней и тихо, чтобы не разбудить, начал осматривать. Каких-либо типичных, характерных признаков грозного заболевания вроде-бы не наблюдалось, но всё-таки Асия явно была не совсем здорова. Фестр осторожно, чтобы не разбудить, потрогал лапой нос Асии. Тёплый - не слишком хорошо, значит чем-то больна, но при этом влажный, а не сухой - значит всё, скорее всего, не так плохо. Скорее всего это не чума, хотя Фестр не был в этом уверен до конца. Полностью всё-же это он исключать пока не мог - надо было еще некоторое время понаблюдать за Асией. Но в любом случае принятые на данном этапе профилактические меры должны были с большой долей вероятности защитить и его и остальных от опасности. В конце концов Фестр решил, что лучше перебдеть, чем недобдеть. Хотя и успокоить остальных тоже не мешало. Он тихо (чтобы не будить Асию) ответил Ксавьену: "Не думаю. Конечно - пока ситуация не проясниться полностью исключать я ничего не могу, но всё-же на чуму это не слишком похоже. Она явно чем-то больна, но на чуму это не очень похоже. Но чтобы быть уверенными наверняка, надо понаблюдать, прежде чем я могу сказать чем именно она больша и как её лечить - пока-что все слишком неясно. Не думаю, что нужен карантин, но всё-таки слишком тесного общения пока-что тоже следует избегать. Ибо заразиться чем-то еще тоже не очень хорошо. Но всё-таки я думаю что Асия поправится. А пока что ей в первую очередь нужен покой и сон. Думаю, спустя некоторое время я смогу точнее сказать, что с ней".

Отредактировано Фестр (23 Июн 2017 17:15:28)

0

82

Дискета отлично понимала переживания Ксавьена, ведь он помнил, какого это чувствовать горечь от утраты. В первую очередь Дис имела в виду смерть Птолемея. Хотя и причин к панике не было, но Ксав же ещё тот паникер, чего с него взять, и бурая львица его ни капли не винила в этом, потому как характер каждого формируется в зависимости от окружения и событий, которые тот пережил. Значит в жизни этого черногривого льва были те вещи, на которые он непроизвольно оглядывается в прошлое, боясь, что они настигнут его в настоящем. Дискета порой страдала тем же.

- Ничего страшного, Галатес, видишь, даже Фестр так сказал, - обратилась та к подростку.

Дис, как и Фестр, скорее склонялась к тому, что Асия хоть и явно что-то схватила, а это было мощное недомогание на почве переживаний и проблем, но это была не чума, в чем львица была уверена, хоть и не полностью. К тому же регент намного лучше разбирался в болезнях, чем все присутствующие, поэтому Дискета всецело ему доверяла и считала отличным лекарем и лидером в одном лице, на которого все-таки можно положиться и которому можно доверить и свою жизнь, и жизнь королевы, которая ему, к слову, отнюдь не чужая.
Но перестраховаться все же надо было, потому как точного мнения ни у кого не было, в том числе и у самой Дискеты. К тому же риски разного рода других болезней никто не отменял - такова цена свободой жизни в бескрайней саванне. Это тебе не только на солнышке греться да деток нянчить.
Самка вздохнула, на минуту задумавшись о том, как там её дети. Наверное, бегают где-то у водопадов, ничего не подозревая. Им знать происходящего тут и смысла-то особого не было, но должно быть так они бы понимали серьезность ситуации намного лучше. Кто знает.

офф

Блин, простите за мелкопост

+2

83

Запретный перевал →

Надо собраться с мыслями. Как бы странно то ни было, но Пиксель совершенно не переживал, оставляя своих названых сиблингов под опеку Спортакусу, что-то всё-таки было в этом льве, что заставляло беспрекословно ему доверять, до того от него несло чем-то наподобие братской любви, которой он был готов поделиться чуть ли не с любым детёнышем. На самом деле, странный тип. Но было ясно, что совершенно безобидный. Прямо таки нянька, почти как Дискета только с гривой и на передних лапах ходить умеет.

К слову о Дискете, Пиксель не ожидал увидеть её со столькими сопрайдовцами в пещере: Фестр, Галатес, Ксавьен, а на одной из моховых подстилок, кажется, дремала Асия. Судя по обрывкам разговоров, которые отталкивались от стен пещеры, все как раз хлопотали именно над ней. Королеве плохо?.. По телу подростка пробежала короткая волна неприятнейшего липокого страха. А то. С утра тебе рассказывают о том, что границы закрыты из-за чумы, а к вечеру ты обнаруживаешь, что королева свалилась от недомогания, вызванного непонятно от чего. Надо ли говорить о том, с каким треском порушились все планы Пикселя о небольшом отдыхе в тиши пещеры и скором разговоре с Ксавьеном насчет голосовых видений? Хотя не критично, такие разговоры можно и оттянуть. В конце концов, вот чем-чем, а любовью посидеть в одиночестве Ксав и Пикс были любителями, потому и застать льва одного не было бы проблемой. Ну, наверное. Рыжий без лишних слов прошел по каменному коридору и отряхнулся где-то в стороне от капель дождя, ибо пока подросток дошел до убежища, успел начаться мелкий проливной дождь. Когда паренек наконец-то зашел к остальным, то тут же поймал на себе вопросительный взгляд матери, даже обеспокоенный.

- Здравствуйте, - обратился ко всем подросток и тут же посмотрел на ожидающую объяснений мать. - Не бойся, ребята со Спортакусом. Не понимаю, почему ты всегда назначаешь меня главным, - невесело усмехнулся Пиксель, - они же меня не слушают от слова совсем. Они уперлись к Запретному Перевалу за каким-то мандрилом, который поманил их "конфетками". Если бы не Спортакус... - я бы не напоролся на свои звуковые галюны. - В общем, он пообещал занять их чем-то более полезным, чем выслушивание моих нотаций...

Экая ты ябеда, Пиксель.

- А Асии... дурно? - наконец осмелился спросить лев и тут же поймал себя на том, насколько ступил. - Извините, глупый вопрос.

Подросток присел неподалеку от Ксавьена, нервно подергивая хвостом и поглядывая то на него, то на мать, то на Асию. Выглядел Пиксель более чем обеспокоенно. Причем не только состоянием, но и обнаружением тараканов в собственной голове. Окружающие же наверняка списывали его беспокойство лишь на первое. Пацан ещё раз обратил свой кажущийся умоляющим взгляд на Ксава, на этот раз более продолжительный. Было видно, что Пикс хотел как-то наиболее завуалированно сказать, мол так и так, надо бы потолковать, а то по жутким снам и всратым видениям ты у нас ас, а я пока только начинающий, но другие бы тоже заинтересовались разговором, особенно мама. Особенно Галатес. Если подросток мог доверить своих тараканов, например, Ксавьену или Аминте, то вот его братьям ни в какую. А мать было просто жаль, её и так жизнь потрепала, не выдержит она ещё и сына-шизофреника, пусть никакой шизы у него и не было.

+3

84

Старая Расщелина →

Прохладный ветерок усиливался вместе с тем, насколько поздним становилось время, а мелкий дождь вовсю моросил, орошая травы и шкуры крокута и двух юных представителей королевской семьи. Иногда зверь с легкой улыбкой оглядывался на своих спутников, поскольку те шли примерно рядом, разговаривали о чем-то своем и явно были под впечатлением. Крокут не хотел влезать в их разговор ровно до того момента, пока они сами к нему не обратятся. Выглядели двое подростков вполне довольными временем, которое провели наедине с Энио и его сказаниями и притчами, а потому, по всей видимости, ожидали вполне спокойного окончания сие дня. Впрочем, как и сам Эн.

На подходе ко входу в главный зал пещеры, крокут заметил, как домой возвратился один из старших детей прайда, Пиксель, с коим самец словами хоть и не перекинулся, но оба кивнули друг другу в знак приветствия. Вместе они проследовали дальше, где обнаружили много других членов Западного Прайда. Тут же были и Ксавьен, и Фестр, и Галатес, и Дискета, мать того самого подростка, с которым Эн вошел в пещеру. К слову, один из спокойнейших представителей выводка Королевства, как и Аминта с Эбигейл. Хотя вот Аминту можно поставить под вопрос...
Асия спокойно дремала. Так можно было подумать, если бы не все эти разговоры вполголоса, которые все как один лепетали о том, что королеве нездоровится, а Ксавьен так и вовсе начал вплетать сюда чуму. Энио видел, что Пиксель, присев рядом с Ксавом, с которым у него, как известно, были неплохие отношения, нервничал, но держался молодцом. Однако Минта... Для Минты королева была матерью, и крокут, обернувшись на королевских отпрысков, прекрасно понял, почему ему сразу удалось разглядеть в глазах юного короля неудержимый ужас. Эби тоже это заметила.

- Аминта, - Энио спокойным низким голосом тихо окликнул его быстрее принцессы.

Но было, в любом случае, поздно. В такие моменты Аминта умеет бегать быстрее, чем сам Марлок, с которым самец гиены также был неплохо знаком. Крокут не стал гнаться за подростком, лишь тяжело вздохнул. Когда-нибудь у него это пройдет. В конце концов он даже не видел своего отца. Ни единого раза. Даже в младенчества. Детям вот так свезло родиться после кончины бати. Немудрено, что Минте страшно потерять мать. Он очень эмоциональный и чувствительный ребенок, над чем не стеснялись посмеяться и его сиблинги. А зря. Это нельзя считать за слабость. Если он чувствителен, он лучше понимает окружающих, а значит будет думать о своих подданных, об их силах и возможностях, об их переживаниях, а это качество важно для короля.

- Извините за внезапный визит, - крокут поклонился Фестру и взглянул на Асию, - Моей целью было проводить детей королевы, но, как видите, Аминта очень переживает за мать.

+3

85

→ Старая расщелина

Аминта ни капельки не устал после столь долгого общения с Энио. Все почему? Оно расслабляло. Лев уже давно понял для себя, что беседы - лучший способ скоротать время в приятной атмосфере, особенно беседы в знакомой и спокойной компании, и Энио с Эбигейл идеально под это описание подходили.
Прогулка до общей пещеры под моросящим дождем в прохладную погоду была не менее приятной. И опять же большую роль здесь играла компания. Энио и Эби были для Аминты идеальными собеседниками, с которыми можно было не просто обсудить погоду и последние сплетни на землях, а именно порассуждать, поразмыслить, удариться в философию. Уже в столь юном возрасте Минта задумывался о таких концептах, как бытие и свобода. В чем смысл жизни, и есть ли в мире добро или зло. И ко многим разным выводам зачастую он приходил, но определиться с собственными мыслями юный король никак не мог - мешала неуверенность в себе и недостаток жизненного опыта. Однако подобные разговоры и размышления в то же время и помогали бороться с этой самой неуверенностью. Благодаря им Аминта лучше понимал, чего он хочет от своего будущего правления, и потому ему становилось немного легче.

Вот и сейчас совершенно ничего не подозревающий юный монарх направлялся в родную пещеру в сопровождении своих лучших друзей, думая о том, что сейчас он покушает и приятно отдохнет у подводного озера, а потом можно будет и попросить маму на охоту сходить. Но когда вся троица оказалась в пещере, все планы Аминты в одночасье разрушились.

Во-первых, там было много народу, что уже странно, к тому же еще не успели они подойти к пещере, как можно было услышать жаркие обсуждения и перешептывания. Аминта насторожился.
Во-вторых, было очень много взрослых. Это, конечно, здорово, но с другой стороны где-то в глубине души подросток понимал, что обсуждается нечто очень серьезное.
В-третьих, здесь были Галатес и Котис... Как только Аминта слегка прошел вперед, он смог заметить братьев краем глаза, после чего демонстративно отвернулся от них, а морда его помрачнела.

В это же время поочередно можно было расслышать голоса всех присутствующих, и к несчастью дял Аминты, он появился в совершенно неподходящий момент.
- А вдруг это чума?...
- Чума? Что такое Чума?
- Она явно чем-то больна...
- А Асии... дурно?

Голова закружилась. Аминта успел лишь пропищать слово "мама" прежде чем вдалеке увидеть её лежащее тело, опечаленные или взволнованные морды других присутствующих, после чего юный король уже не мог себя контролировать.
И даже оклик Энио его не остановил, Аминта даже не слышал его. Уже мчался со всех лап вон из пещеры, вновь заливаясь слезами и предаваясь кошмарам. А ведь все так хорошо для него начиналось...

Видеть любимую маму в таком состоянии Аминта просто не мог. Он не был оптимистом, скорее старался быть реалистом, но сейчас он был слишком напуган, чтобы мыслить рационально, и от того пессимизм овладел сердцем короля. Слишком уж живыми были выражения морд у Ксавьена и Фестра, а Галатес никогда бы просто так не стал спрашивать о чуме. Глупец, чем он слушал, когда Фестр рассказывал о том, что происходило в королевстве? Разве он не почувствовал, что еды они стали получать гораздо меньше и реже? А теперь они и вовсе могут остаться без единственного родителя, и уйдут они на воспитание к Дискете, как и все сироты Западного Королевства. Сдерживать слезы от таких мыслей было невозможно.

Быстрее молнии Аминта спустился к самому подножию склона, который вел к входу в общую пещеру, и спрятался внутри полого дерева. Странно, но похоже Аминта был не единственным, кто смог найти применение этому неприметному бревну, потому что тут уже лежали чьи-то запасы - немного тухлого мяса, различные травы и причудливых форм камушки. Ну и ладно. Аминте здесь как раз самое место. Подросток постарался справиться со слезами и в конечном счете замолк, лишь периодически издавая едва различимые всхлипы, приглушаемые ударами дождевых капель. Теперь ни по звуку, ни по запаху никто его найти не сможет - спасибо дождю и разнообразным травам с мясом.
Применен лот "Водный покровитель"

Отредактировано Аминта (4 Июл 2017 16:18:21)

+3

86

Старая расщелина-------→>>

Чтобы путь не казался слишком длинным, Эбигейл шла почти бок о боком с братом, продолжая разговор на самые разные темы. Иногда они оба шутили и весело смеялись, иногда дурачились, но чаще всего просто болтали. Энио тоже периодически принимал участие в разговоре, хотя шел впереди львят, а не рядом с ними.

На улице было прохладно и моросящий дождик мочил шкуру, довольно навязчиво шлепая по голове Эби, но за разговором и довольно активным шагом, она научилась не обращать внимание на не самые радужные погодные условия. Напротив, она шла только быстрее и совсем скоро впереди показалась родная пещера, где самка и ее братья родились и выросли, где делали первые шаги. От вновь нахлынувших воспоминаний, которые были, к слову, не столь давно, юная львица улыбнулась. Она все время удивлялась как же быстро идет время, как же скоро они взрослеют и становятся сильнее.

Однако, чем ближе Эбигейл и ее друзья подходили к заветному дому, тем сильнее в них зарождалось беспокойство. Оно было аргументировано тем, что вокруг пещеры столпились почти все члены их прайда. Внутри тоже слышались приглушенные голоса. Энио вырвался вперед и поздоровался с одним из львят подростков, кажется, Пикселем. Белоснежка же, прежде чем зайти в своды пещеры, на миг остановилась возле входа, робко заглядывая внутрь, будто бы боясь увидеть там нечто страшное. По сути оно так и было.

В пещере стояли самые активные члены их прайда, включая братьев короля. Эбигейл нерешительно потопталась у входа, но, набравшись-таки смелости, вошла следом за Аминтой. Она тоже уловила некоторые разговоры между взрослыми о чуме, о болезни, о матери...

- А Асии... дурно?

"Мама", - сердце вдруг очень больно екнуло. Неужели с мамой что-то  случилось? Тяжелые лапы юной львицы еле-еле перемещались в пространстве, а тут вдруг братик сзади захныкал. Белоснежка обернулась, желая уже снова заключить его в объятия и пожалеть, но он вдруг  сорвался с места, стремясь поскорее скрыться от всех присутствующих здесь. Даже крокут не смог остановить его.

Эбигейл хотела было рвануть следом за кронпринцем, но вдруг обернулась и, сквозь толпу, разглядела светлую шерсть. Сглотнув, она двинулась вперед, но шла так медленно, словно тонула в зыбучем песке. Больше всего на свете она боялась, что увидит мать мертвой.

Она уже потеряла отца и сестру. Еще одну смерть члена своей семьи она не сможет перенести.

Но нет: Асия, кажется, спала на теплой постилке, а грудь ее вздымалась. Не так спокойно, как у здоровой особи, но вздымалась. Это значило, что мама была наверняка жива. Взрослые переговаривались между собой, решая, что делать; братец Галатес опустил голову вниз и тихо всхлипывал, очевидно, не понимая, что происходит. Аминта вовсе убежал: искать поддержку и спокойствия было неоткуда, а еще нужно было утешить братьев.

Юная самочка набрала полные легкие воздуха и тихо выдохнула. Прежде чем паниковать, необходимо узнать, что случилось с мамой. Асия была жива - это явно, но насколько тяжело она больна и можно ли ей как-то помочь? Это необходимо было узнать в первую очередь, а потом уже паниковать и плакать.

- Простите, пожалуйста, разрешите пройти, - робко пищала Эбигейл, протискиваясь между чьими-то боками. Она заметила дядю Фестра, и сейчас он был для нее единственным львом, кто мог адекватно рассказать  о состоянии матери.

- Дядя Фестр! - Вырвалось из пасти Белоснежки. Она подбежала ко льву и посмотрела на него снизу вверх испуганными глазами, ищущими надежды, - все так серьезно?

Взгляд ее невольно останавливался на Асие, но она не могла смотреть на мать, боясь, что сорвется и тоже ничего не сможет сделать. Тогда юная львица обернулась на всех членов прайда и повертела головой, стараясь в них уловить хоть капельку спокойствия и уверенности в том, что с мамочкой все в порядке, что королева будет продолжать жить, дышать и обнимать ее и братьев, помогать каждому члену прайда. Но уверенности в глазах не было. Неужели все настолько серьезно, либо дядя Фестр сам не знает, что случилось?

Тем не менее, она сильная. Она справиться и обязательно поможет маме! Отец не зря ей бы гордился.

Отредактировано Эбигейл (10 Июл 2017 09:24:20)

+4

87

---→ Верхнее течение реки Кагера ---→
Вот, не смотря на то, что Айк вновь усомнился в верности своего пути и даже хотел было покончить со всем этим раз и навсегда, он все равно предпочел не сдаваться! Айк решил теперь, что такие серьезные события лишь закалят дух и сделают его сильнее, если он не станет вешать нос. И потом, когда будет долгожданное восстановление после эпидемии, Айк будет одним из тех, кто останется сильным духом и сможет воодушевлять других. Да, наверное, оно примерно так и должно быть, как это представляет желтогривый. И сейчас, направляясь к общей пещере, лев бы и не подумал поделиться своими переживаниями с лисом - еще чего! Этот фенек будет только злорадствовать, если бы узнал, что его приятель сам начал сомневаться в себе, а там еще, не дай Ахейю, расскажет о злоключениях у водопоя кому-нибудь вроде Ксавьена и тогда Айку ой как несдобровать... Но давайте не будем говорить о печальном!
Курама же шел впереди Айка, так как все равно оказался быстрее светлошкурого льва, возможно это желание отдохнуть от всего этого шума, новостей и прочего так ускоряло его, а может и что-то другое. Но все это было сейчас совсем неважно. По сути лис вполне мог развернуться и уйти прочь отсюда, бросив все и не сказав ни слова, но нет, это в его планы не входило. Что-то держало здесь фенека, что-то не давало ему покинуть эти земли и этого глупого льва тоже. Только Курама не думал об этом, не раздували из всего этого океан рассуждений и прочей философии. Эти мысли о том, почему так, а не иначе, он считал, откровенно говоря, ненужным хламом, засоряющим мозг. Песчаный лис предпочитал если и думать, то о чем-нибудь существенном, например, что поймать на обед или, как найти укрытие для привала, убежать от врагов и тому подобное.
Другое дело Айк, зачастую вместо чего-то серьезного, он думал о чем-то незамысловатом на первый взгляд. Может поэтому он и живет с позитивным мышлением все это время. Но порой вот как влезет в голову какой-то мусор, пожирающий уверенность в себе, то приходиться бороться со всем этим. Вот прямо как в ситуации с мыслями о чуме и не только несколько мгновений назад.
Стоило наконец приблизиться к пещере, как снова раздался голос Курамы, напоминающий Айку о указе Фестра в связи с профилактикой чумы. Айк недовольным взглядом посмотрел в сторону кучи с травой, в которой было необходимо как следует вываляться. Как бы ни хотелось этого делать, все равно приходилось преодолевать себя, свое отвращение и подчиняться правилам. И это не потому, что Айк всегда был таким уж послушным и подчинялся всему, что ему скажут с первого слова, вовсе нет, просто ему самому не хотелось подцепить эту неведомую, но страшную болезнь. Закончив не очень приятную процедуру, лев вместе с фенеком переступил порог пещеры и оказался внутри этого уютного места. Колючегривый лев тоже был не прочь отдохнуть от перегруза тревожной информацией и передряг, но стоило пройти дальше, как его взору представился чуть ли не весь прайд. Не было похоже, что они собрались здесь, чтобы отдохнуть или поболтать по душам. Присмотревшись к выражениям мордашек прайдовских львов, среди которых, кстати, были и королевские дети, Айк заметил какое-то волнение у всех присутствующих здесь. Светлогривый глянул еще на Ксавьена, которого он давненько не видел вблизи, даже этот черногривый лев выглядел взволнованным. Некий холод пробежался по шкуре Айка, он и сам растерялся и начал было нервничать.
"Что же здесь такое случилось?" - задался молодой лев вполне логичным вопросом, но пока не осмелился ничего спрашивать вслух. Он еще раз осмотрелся и увидел спящую королеву и сидящую возле нее Дискету. Так, что то тут было явно не так, ведь Айк совсем недавно видел, как они собирались на прогулку. Даже такой лев как Айк смог понять, что что-то нехорошее случилось.
- А что случилось? - сделав серьезную морду, светлошкурый наконец осмелился спросить напрямую, ведь этот вопрос его все-таки интересовал. Волнение передалось и Айку тоже, а потому его было совсем несложно прочитать по его голубым глазам.
Курама же в это самое время просто наблюдал за происходящим, не желая вставлять свои пять копеек в беседу, он предположил, что львы сейчас решают что-то серьезное, а это надоедливое существо по имени Айк просто мешает своим присутствием. Но только присутствие здесь еще детей лис не учел, а потому с неодобрением посмотрел в сторону светлогривого самца, и даже было пожалел, что Курама не достаточно большой, чтобы дать хорошего пинка под львиный зад. Но, все еже, песчаный лис надеялся, что в любом случае найдется тот, кто это сделаем вместо него. А пока оставалось просто наблюдать за картиной, там все и будет видно - и что здесь произошло, и чья теория верна, и все остальное.

0

88

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Дальнейший порядок отписи: Ксавьен, Галатес, Фестр, Аргентум, Дискета, Пиксель, Энио, Эбигейл, Айк
? Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
? Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

89

Постепенно народ в пещеру подваливал, и Ксавьену становилось совсем уж не по себе. Мало того что ситуация с Асией давила на него, взывая во льве самую искреннюю тревогу, так еще и из-за большого количества зверей вокруг ему стало гораздо тяжелее на душе.

Паника нарастала. Смотреть на королеву в её состоянии было больно, и потому Ксавьен старался наблюдать то за Фестром, то за Дискетой, хотя взгляд его то и дело косился в сторону заболевшей. Да и все равно, разум-то никуда не денешь, от того что он изо всех сил старался игнорировать состояние Асии, проблема никуда не делась.

А самым ужасным в этом всем была реакция её детей. Галатес и Котис, кажется совершенно не понимали, в чем дело, а вскоре к их большой компании присоединились еще и остальные два ребенка - Эбигейл и Аминта. И если юная принцесса повела себя достаточно сильно и достойно, то вот на Аминту эта картина, похоже, произвела еще большее впечатление, чем на Ксавьен. Малыш побежал прочь, и, признаться, идти за ним не было никакого желания - все прекрасно понимали, что сейчас королю лучше побыть одному.

Ксавьен прекрасно помнил тот день, когда он хоронил их отца. Поход по тяжелой скалистой тропе в пещеру с вечной мерзлотой, когда мертвый монарх у тебя на спине - еще бы такое забыть. И не только физически тот день был утомительным, но и по эмоциям. Что чувствовали тогда Фестр, Асия, Айк и он сам описать полноценно описать было бы невозможно, особенно ощущения вдовы. А дети, к счастью или сожаленью ли, тогда еще находились в утробе матери. И хоть они сами вряд ли бы что поняли, но переживать эмоции Асии вполне могли.

Ксавьен тихонько здоровался с каждым новоприбывшим в пещеру, а сам в это время внимательно прислушивался к тому, что скажет Фестр.
- ...Но всё-таки я думаю что Асия поправится. А пока что ей в первую очередь нужен покой и сон. Думаю, спустя некоторое время я смогу точнее сказать, что с ней. - в конце концов заключил принц. Поспорить с атким выводом было бы сложно, и потому Ксавьен лишь с грустью взохнул и все же нашел в себе силы, чтобы обратить полноценный взгляд на спящую королеву.

Что станет с королевством, если она уйдет? Одна мысль о том, что в жизни Ксавьена больше может не быть этой замечательной львицы пугала. Асия стала ему как родная, а может даже чуть ближе - как мать. Он определенно любил её, и сейчас, когда судьба львицы оставалась неизвестной, он осознавал это сильнее всего. Ведь так всегда, живешь ты со зверем бок о бок, и тебе кажется, что все в порядке. но стоит с любимым что-то случиться, как начинаешь осознавать всю любовь, что где-то в закромах сердца тихонько сидела себе внутри и поддерживала баланс в душе. Сейчас, когда эта внутренняяя любовь вырывалась наружу, баланс нарушался, и от того наверное Ксавьен и испытывал столько паники. Нечто похожее он испытал, когда за столько лет он впервые увидел сестру.

- Что ж...- наконец, собравшись, Ксавьен решил озвучить то, что его беспокоило, - Значит, пока Асия... Болеет... - он сглотнул подступивший к горлу комок, - Нам, наверное, стоит распределить обязанности? Королевство-то не должно стоять.
Чувствовал себя лев максимально неловко. С одной стороны ему хотелось проявить инициативу, тем более он чувствовал, что обязан помочь Асии в нелегкий для неё час, но в то же время что-то ему мягко так подсказывало, что он отбирает хлеб у Фестра.
- Мы с Айком можем пройтись по территориям и поглядеть, все ли в порядке у местных стад. Асия ведь оыбчно этим занимается, да?

+3

90

Кажется, Котис опять совершил ошибку, потому что важная шишка не оценил приветствия. Подросток выслушал то, что сказал его брат, но было видно, что сам он погрузился в свои мысли. Нахмурив брови, Котис пытался выхватить из памяти урок по этикету. Нет, ему просто стало интересно, ведь Ксавьен сейчас выглядел очень недовольным. Надо было поклониться? Поцеловать лапу? Нет, такого он точно никогда не сделает. Даже если Аминта перестанет быть ябедой.
- Здравствуйте. - послышался тихий голос Ксавьена.
Котис проследил за его взглядом и увидел дядю Фестра. Хорошо, что тот был занят своими мыслями, а то подросток бы уже непременно получил за свою необразованность. Член королевской семьи должен быть образован и серьезен, а Котис, кажется, не уродился.
Зато теперь запомнит "здравствуйте", а то уж больно недовольно Ксавьен выглядел. Еще расскажет Асии. Опять придется слушать нотацию.
- Галатес, Котис, можете пока не беспокоить свою мать? Она неважно себя чувствует.
- Даа, - тихо пролепетал Котис. - А что с ней?
Но ответа на свой вопрос он не услышал, потому что "важная шишка" уже и без того навела здесь страха, говоря о какой-то чуме. Не стоит говорить, что, когда сообщали про чуму, Котиса там вообще не было, а если что-то и говорили ему лично, то он, опять же, пропустил мимо ушей. Но слово "чума" звучало как-то страшно. Да и Ксавьен не стал бы разводить панику на пустом месте, ведь он был достаточно серьезным львом. Сами же по себе два слога отдавались каким-то странным холодком внутри. Котис не помнил, когда последний раз испытывал нечто подобное. Тут еще и беспокойство Галатеса передалось подростку. Ну совсем невыносимо!
Фестр начал говорить, но Котис смотрел на него непонимающими глазами. Какой-то карантин, бла-бла-бла. Опять не понятно. Иногда подросток хотел спросить у него, не мог ли бы тот говорить понятнее, но тогда Котису явно пришлось бы что-нибудь изучать, да и нотаций было бы не избежать.
Тем временем вокруг королевы собиралось все больше и больше львов. Неужели происходит что-то серьезное? Нет, не может быть.
- Галатес, - шепотом обратился к брату Котис. - Что такое карантин?
Подросток спросил, чтобы знать, что это такое и можно ли как-нибудь его достать маме. Вдруг, это какое-то лекарство? Кто знает этого Фестра с его непонятными речами...

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Каменные рощи » Общая пещера