Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные альты » Последняя дорога. Сон. Асия/Птолемей.


Последняя дорога. Сон. Асия/Птолемей.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Краткое описание сна: встреча Асии и Птолемея
Краткое описание локации: Пещера как в каменных рощах, но не такая, на амфитеатр похожа. а за ней огромная площадка которая летит по небу над землями семейчства и дорожка там из желтого кирпича ;)
Краткое описание персонажей: Асия, Леми - каковы они есть

Замечание. Подробности в спецтеме.
Леми

_________

Каменные рощи.

Было тихо и тепло. Открыв глаза, Асия даже не сразу поняла, где она находится. Пещера, с виду, была все та же, хотя проснулась она не на том месте, где сомкнула глаза, да и детей с Фестром и Ксавьеном не было рядом. Ладно, эти двое вполне могли идти по своим делам, но дети? Асия торопливо села, потягиваясь и разминая лапы, а заодно оглядываясь. Взор ее быстро привык к полумраку пещеры, и вскоре она могла разглядеть даже то, что находилось у самых дальних ее стен. Она находилась в огромной подземной зале, на возвышении, что было около одной из стен, плавно загибающейся полукругом. От нее вниз, к выходу вела тропа, по ее мнению, способная вместить сразу двух львов идущих плечом к плечу, вдоль которой располагались огромные каменные ступени. Странно получалось: тропа вела от возвышения вниз, к выходу из пещеры, а ступени как раз спускались от противоположной стены к тому возвышению на котором сидела она. Получалось, что если на ступенях соберутся львы, много львов, то все будут видеть ее, и никто никому не будет загораживать обзор. Но, сейчас на ступенях было пусто, будто все куда-то ушли. 
Асия прислушалась, и встав на лапы двинулась к выходу. Оттуда доносился какой-то шум, будто множество голосов сливались в один безликий шум, который судя по интонации, возвещал о чем-то радостном. Львица не могла понять, что происходит, да и откуда здесь, в горах столько львов собралось, а потому поспешила туда, наружу, чтоб узнать, что же происходит. Пробежав по тропе, она довольно быстро добралась до выхода, откуда в глаза бил яркий свет. Здесь голоса были слышны отчетливее, и она точно могла сказать, что снаружи львы, много львов, которые явно кого-то чувствуют, чему-то радуются. Выбежав наружу и жмурясь, она тщетно пыталась разглядеть, что происходит, сразу же попав в пеструю толпу хищников, протиснуться через которую было не так уж просто. Кого тут только не было! Крупные, статные львы, с огромными гривами, развивающимися на ветру, с седыми прядями в них, или же наоборот, молодые и сильные. Небольшие и стройные, словно Птолемей, или же еще меньше, с пятнами, едва заметными, покрывающими спины и бока хищников. О таких Асия даже и не слышала, удивленно взирая на них и ловя на себе их любопытные взгляды. Однако, то, чему все радовались, явно было впереди. Но как не привставала львица на задние лапы, увидеть, чему же все так радуются, она не могла, а потому стала протискиваться вперед. Сделать это было совсем не просто, но она не сдавалась, пробираясь через ряды. Где-то осторожно расталкивая столпившихся хищников, мимо каких-то проскальзывая змеей, пока не увидела возвышение, а на нем его.
Птолемей! Там стоял живой Птолемей, а рядом с ним ее дети, Аминта, Котис, Силви, Галатес Марон. Не было только Эбигейл. И Асия беспокойно зашарила взглядом по толпе, выискивая ее, а толпа в это время колыхаясь как море, славила ее мужа, как короля…
Но как же она? Он с детьми там, а она?
- Птолемей! – крикнула Асия, пытаясь протиснуться к нему из-за спин трех могучих львов, но шум ликующих хищников заглушил ее. Она не сдавалась, обогнула этих двух громил и пробираясь через толпу молодых охотниц с венками свежих полевых цветов на головах, прокричала снова: - Птолемей!
Сейчас окружение ее не интересовало. Он должен был увидеть ее, услышать, взять с собой. Пусть даже не туда, на возвышение, но хотя бы позволить остаться быть рядом с ним, пусть даже где-то внизу. И она не жалея сил протискивалась, толкалась, снова кричала, пытаясь призвать его, обратить на себя его взор, хотя бы на секунду, чтоб он наконец увидел в толпе ее морду и помог, позвал за собой. Но тщетно. Другую бы захлестнуло отчаяние, но не Асию. Львица только злилась на толпу, на всех кто додумался устроить эту свалку, на место, что не могло вместить всех пришедших с избытком. 
- Король вернулся, слава королю! – послышался из толпы чей-то голос и кошки снова зашумели, заглушая ее, захлестывая в этом море живых тел, не позволяя ей показаться, привлечь его внимание к себе. Асия тем временем добралась до середины пути, уткнувшись в спины двум крупным львам, которые топтались, не давая пройти, и она никак не могла их обогнуть. Вставая на задние лапы, пытаясь прыгнуть, крича, пока, наконец, ее терпение не лопнуло и она, надрывая связки не закричала:
- Расступитесь!!! Я, королева Асия, Вам приказываю! – слова ее поистине были как гром с неба, потому что тут же гомон смолк и все взгляды, все живые существа обратили свои взоры на нее, расступаясь и шепча:
- Королева! Это же королева… - и толпа стала блекнуть, медленно редеть, просвечивая как легкая дымка, уносимая ветром. В конце концов, белея и пропадая, оставляя ее одну на огромной площадке, прямо на широкой тропе из желтого прямоугольного камня, ведущего к возвышению на котором стоял он. Теперь Птолемей был там уже в одиночестве, молчаливо взирая на нее, но не с негодованием, за то, что прервала невиданную церемонию, а с улыбкой, словно она сделала что-то такое, чего он ждал, но о чем забыл сказать ей. Ничего более не мешало ей подойти к нему, но Асия даже в этот миг не потеряла голову и не бросилась к нему бегом со слезами на глазах, хотя те и катились с ее глаз, падая на желтые камни, разбиваясь вдребезги. Снова стало так тихо, что казалось, она слышит, как слезы ударяются о твердую поверхность. Кап-кап. Львица молча подошла к самому подножью, гордо вскинув голову, так как и положено королеве, остановившись у первой ступени, ведущей к нему, и поклонившись, прошептала:
- Ну, вот я и пришла к тебе, мой король…
Слова не шли из горла и она ждала что ее возлюбленный позовет ее за собой, потому что сама она взойти к нему на возвышение не могла – ступени оказались призрачными, как туман поутру и просвечивали сквозь тропу из желтого камня, уводящую куда-то в вышину, в загадочную страну, наверно…

+1

2

Свернутый текст

Заранее извиняюсь за обилие прямой речи.

Да, это был Леми. Помолодевший, но всё тот-же Леми. Он пока еще не до конца привык к своему новому статусу, но тут... тут появилась Асия. Он не позвал, нет, он сам взял и тихо спустился к ней, подошел, потёрся о её шею. Он как-бы её успокаивал, мол не волнуйся, все хорошо. Потом, спустя некоторое время, Леми прошептал на ухо Асии: "Я же тебе говорил, что я всегда буду с тобой". Потом он добавил: "Хм, пожалуй, нужно чуть подкорректировать это место - чтобы оно соответствовало..." - и изменения не замедлили произойти. Нет, местность осталось абсолютно той-же, но вот небо над ней... небо осветилось светом неземных созвездий, туманностей и галактик, от чего всю местность залил чарующий, чем-то напоминающий лунный свет. Да, так гораздо лучше - подумал Леми. Потом он снова обратился к Асии: "Асия, любимая, ты уж прости меня за то, что тебе пришлось пережить. Поверь - это был не мой выбор. Ведь, еще тогда, когда мы с тобой встретились, я ведь тогда уже умер к этому времени, но - меня тогда отпустили назад, в мир живых, поскольку мой путь в нем еще был не завершен. Я понимаю - это прозвучит странно, но это так" - и Леми говорил абсолютную правду. Ведь он действительно вернулся тогда с того света, действительно пережил клиническую смерть - и не только её. Теперь он мог вспомнить, как это было, хотя тогда, по возвращении он мало что помнил. Именно тогда он впервые встретил самого Ахейю, и именно тогда услыхал его слова "еще не время, твой земной путь еще не закончен. Я отправляю тебя назад, и ты вернешься ко мне в тот день и час, который будет тебе назначен". И теперь Леми прекрасно понимал, зачем его тогда вернули в мир живых. Но вот теперь - теперь его путь завершен, хотя до сих пор он еще не привык к своему новому статусу и своим новым силам. Именно так текли мысли Леми. По небосводу пролетали нездешние созвездия, чарующий свет заливал все вокруг. Потом Леми снова, с любовью в голосе обратился к Асии: "Асия, ты уж прости, что так получилось. Это был не мой выбор, это было Его решение" - слово "Его" Леми произнес так, с такой интонацией и таким тоном, что ни у кого не могло было быть ни малейшего сомнения, о Ком именно идёт речь. А Леми продолжал: "Но поверь - я теперь всегда буду с тобой, и мы будем видеться довольно часто. Асия, любимая, мне надо поговорить с тобой об одной вещи, которая меня тревожит." - Леми запнулся. Вот так вот сразу, выкладывать, вываливать это на Асию ему очень не хотелось, но тревога за жизнь Фестра была сильней, и этот разговор не требовал отлагательств. Поэтому Леми продолжил: "Любимая, у меня к тебе будет одна очень важная просьба. Позаботься о моём бедном кузене. Хотя видение будущего для меня и закрыто, у меня есть сильные опасения за его судьбу. С одной стороны, он куда более стоек и более силен, чем может показаться, но с другой - он сейчас идет по тонкой грани на краю бездонного обрыва, и ему как никогда нужна будет поддержка и понимание. Твои поддержка и понимание. Любимая, пойми то, что он похож на тебя, в плане души и судьбы, куда больше, чем может показаться. Ведь пережил то-же самое, что сейчас пережила ты, тоже потерял свою любовь, но, в отличие от тебя, потерял навек. Я даже не знаю - сможет ли он когда-либо полюбить снова? Но сейчас не это важно. Мы были близкими друзьями, и моя смерть снова разбередила его старую рану, рану его души, которая так и не зажила." - Леми сделал паузу. То, что он намеревался сейчас сказать Асии, вполне могло было стать огромным шоком. Но ведь хотя Леми не мог видеть грядущего, он прекрасно видел уже произошедшее. Особенно, если это самое произошедшее происходило на месте его упокоения. А он должен был рассказать об этом Асии. Поэтому Леми продолжил: "Ему сейчас настолько тяжело, что он снова попытался это сделать. Снова пытался покончить с собой. Там, в пещере, после похорон, когда ты ушла. Прошу - позаботься о нём. Я не в силах это сделать - но ты, ты можешь. Ты можешь его спасти. Спасти его от самого себя." - Леми снова прижался к Асии и снова потёрся о её шею. - Любимая. Прости, что я вываливаю это на тебя при нашей первой, в этом мире, встрече, просто, прошу. Помоги мне. Не дай ему сделать непоправимую ошибку. Любимая, ты уж прости, что это я говорю тебе сейчас. Поверь - мы еще много, очень много раз увидимся. Да и наша сегодняшняя встреча не закончена. Ты уж прости, что я огорошил тебя этим. - Леми взглянул как бы сквозь твердь... - он пока тоже спит., Так что у нас еще с тобой много времени. И сегодня, и в будущем.  - Леми снова потёрся о шею Асии. Он надеялся, что остальная часть сегодняшней его встречи с Асией будет куда более приятной и больше не будет омрачена печальными и тревожными разговорами, но не сказать её то, что он сейчас сказал он просто не мог. Но теперь - теперь у него был весь сегодняшний день, а потом - а потом и вся Вечность впереди. И теперь, когда печальный и тревожный разговор остался позади, теперь в этом мире были только они вдвоём - он и Асия.

+1

3

- Я же говорил, что я буду всегда с тобой…

- Это просто… сон. Хороший сон. – простонала она, опуская голову, когда он спустился к ней, и прикоснулся, ласково прикоснувшись к ее шее, даря столь долгожданную ласку по которой она уже успела соскучится, хотя времени прошло всего ничего – не больше дня. Такой помолодевший, стройный, красивый, будто и не было никакой болезни, смерти. И вроде бы он был настоящий, и его прикосновения и голос, но вот все остальное… Это была какая-то нереальность, странная вселенная, в которую, впрочем, она была готова отправиться вместе с ним, если только он позовет, хотя и знала – путь для нее сюда пока что закрыт и все грезы развеются к утру. А грезы менялись. Небо стремительно потемнело, и на него высыпали, словно из порванного мешка мириады созвездий, среди которых величественно плыла луна, да не одна! Небесных красавицы было две: привычная желтая и менее крупная, младшая сестра, голубоватого цвета, освещая пространство вокруг них. А ее любимый между тем говорил странные вещи, вникнуть в которые Асия и не пыталась – уж больно загадочно и странно. Но вот запомнить все же попыталась: а вдруг, сон вещий!

«Не его выбор… Да какой уж тут может быть выбор, когда к тебе приходит сама костяная старуха, забирая с собой на вечную тропу…» - подумала она, пытаясь напрячь память и вспомнить не говорили ли охотницы в прайде Муфасы,о подобном перед тем как на земли пришла засуха. Да, да, Муфасы, вы не ослышались! Для Асии прайд захваченный Скаром, будет прайдом Муфасы до конца дней, что бы ни говорили! Но… как бы она не пыталась сосредоточится, а взгляд ее, все мысли, снова возвращались к нему! Ну неужели нельзя все вернуть?! Вот же он, Птолемей, стоит рядом с ней и стоит только захотеть и можно к нему прикоснуться и… Асия сделала шаг и ткнулась в его шею носом. Она оказалась никакой не призрачной, а самой настоящей, теплой, живой… И она прильнула к нему, утонув в его гриве и больше уже не слушая того что он пытался сказать, просто наслаждаясь моментом и возможностью к нему прикоснуться. К самому любимому в галактике льву.
«Вернулся в мир живых?! Что бы это могло означать…»  - отрешенно подумала она, наслаждаясь теплотой его тела, запахом, который словно любимый аромат цветов вдыхала полной грудью, пытаясь насытиться, запомнить, так, чтоб больше никогда не забыть.

- Асия, любимая, мне надо поговорить с тобой об одной вещи, которая меня тревожит. – неожиданно уловила она часть разговора, хотя до этого почти не вслушивалась в слова. Как так получилось?
- Нет, нет. не говори… - словно в пьяном бреду зашептала она: - Не хочу проблем. Не хочу ничего, я... я хочу быть с тобой. До самого утра, пока грезы не развеются, если это сон, и быть с тобой навсегда, если это явь… – она замолчала, потому что он, выдержав паузу, заговорил с ней снова, но на этот раз о своем кузене, о котором Асия почти что и забыла. Фестр… Вот уж о ком она забыла и не думала беспокоится, это Фестр. Лев казался ей странным, но она совершенно не боялась за него, и не думала о том, что с ним тоже может что-то произойти. Или же он был болен как и Птолемей и вскоре мог отправиться за ее любимым в те же края, в которых обитал ее муж? Что ж, она не лекарь и не бог, тут то она вряд ли могла бы чем-то помочь, даже если бы захотела. Однако, дело оказалось в другом.
- Говорят, время лечит… - опустив голову и медленно отойдя от него, сказала она. Асия увы, ничего не знала о любви. И вообще, эту дорогу открыл для нее он, Птолемей, буквально заставив стать самкой, сильной и гордой, готовой показать себя не только на охоте, но и среди других охотниц, а не забитой серой мышкой, которая ото всех в углу прячется. Асия смотрела вперед, туда, где шагах в двухстах от них, площадка обрывалась куда-то в пустоту. А он все говорил, заставив ее вздрогнуть.

«Так вот оно что! Фестр и правда пытался покончить с собой, там, в пещере? какой кошмар… как только ему в голову пришло? Хотя… А… я? А как же я сама? Ведь тоже хотела лечь, там, на ледяное ложе и уснуть вечным сном, и пусть бы холод забрал мою жизнь, остудив тело и превратив его в камень».  Она снова резко обернулась, и быстро подойдя к нему, коснулась его тела, встав бок о бок и потеревшиь головой о его шею, зарываясь в его гриву. Нет, он был живой, теплый и Асия только улыбнулась, промурлыкав:
- Не беспокойся милый, Фестр в надежных лапах и никуда не денется. Уж я то что-нибудь придумаю, ведь я твоя королева. – и это не было простой отговоркой или ее блажью. Хотя Асия и не сказала Птолемею, что Фестр по ее мнению только и годился чтоб на него лапки ставить, но сама для себя решила, что найдет ему сильную и волевую охотницу, которая Фестра в себя влюбит и откроет ему глаза на мир, что его окружает. Хочет он этого, или нет. Она закрыла глаза, наслаждаясь моментом близости и прикосновением, а затем, снова открыв их, отпрянула от него и огляделась. Ну, как-то неприлично было обниматься здесь, посреди огромной площадки, хотя кроме них тут никого не было.
- Леми… - прошептала она ему на ухо: - а тут нет места поуютнее? Только не веди меня в пещеру, мне там еще просыпаться с твоими, между прочим, отпрысками в обнимку. А они наверняка окажутся голодны, а потом захотят играть…

+1

4

(смена "локации" во сне... она расположена вне времени и пространства у Ахейю на куличках... географически -  где-то в Малом Магеллановом Облаке)

Слова Асии успокоили Леми. Когда же речь зашла о "месте по-уютнее", то Леми жестом показал на появившуюся ниоткуда горную тропку. Действительно ниоткуда - ибо пару секунд назад на её месте была скальная стена. Леми сказал Асии: "Пойдём. Иди за мной" - и пошел по этой тропе. Тропа поднималась все выше и выше - неба не было видно - его застилал странный туман. Странный, потому-что он был не внизу, как полагалось любому туману - а вверху, закрывая небо, но не мешая видеть все вокруг. Тропа шла всё выше и выше, то и дело поворачивая то в одну, то в другую сторону. Вот, наконец, тропа привела туда, куда шел Птолемей. Это была равнина, поросшая суховатыми дерновиными злаками и мхом, там-сям трочали поросшие мхом камни. Удивительнее всего были два обстоячтельства. Туман исчез - и открылось небо. Странное. Не голубое - нет - иссиння черное, в котором ослепительными красками играли туманности, сиреневатые "облака", а звезды - они закручивались эпичной, величественной спиралью, которую с Земли было увидеть невозможно в принципе - ибо при взгляде на эту звездую спираль у любого возникало странное чувство того, что оставшаяся позади саванна с окружающими её землями - она именно где-то там, среди этой звездной спирали - что было совершенно необъяснимо. Второй же странностью было то, что эта равнина буквально "висела" в пустоте - подойдя к её краю и взглянув вниз - наблюдатель бы увидел бы все те-же звезды и туманности. Леми очень надеялся, что это эффектное место понравится Асии - он приложил все свои силы, чтобы сцена, на которой продолжиться их свидание, была-бы наиболее эффектной.

0

5

Асия проследила за жестом любимого. Как и бывает в снах, совершенно непонятно, каким образом за ее спиной образовалась тропа, которая вела куда-то наверх. Не иначе как к небесам, ведь если задуматься, то они и так были довольно высоко в горах. Но этот факт как то не помешал тропе появиться, и извилистой змейкой стелясь по отвесному склону скалы, уползти наверх, прямо в белое марево у них над головами, которое не могло быть ничем иным как туманом. Но, в отличии от тумана, это нечто находилось довольно высоко над землей. Ну, то есть выше, чем положено обычному туману, но ниже, чем облака. Асия, еще не видевшая как ведут себя облака в горах, иногда опускающиеся на склоны, да так, что можно до них добраться и погулять в плотном, напоминающим пар из бани облаке, удивилась. Для нее такое явление было в новинку.
- Идем. – коротко и ласково отозвалась она и последовала за своим львом, ступая прочти след в след и не отставая ни на шаг. А тропа увела их прямо в эту белую муть, через которую не было видно ничего. Ни неба, ни земли, если конечно, считать землей площадку с которой они начали свой путь. Через этот самый туман, больше по своей структуре напоминавший слои пирога, Асия, вглядываясь, видела только смутные завихрения воздуха, закрутившие белесые пучки тумана в витиеватые вихри, которые словно застыли в воздухе, да так и перестали крутиться. Больше ничего. Только стену скалы справа от нее, на которой иногда попадались пучки травы, проросшей в трещинах породы. Но, любому пути приходит конец, и вскоре она увидела как облака тумана рвутся над ее головой, открывая взору львицы совершенно удивительное небо, а так же равнину, которая расстилалась под ним.
Пространство, что открылось ее взору, было почти все покрыто злаками и мхом, от чего напоминало море, почти темно-золотистого цвета. К тому же Асию не покидало чувство, что долина находится в чаше, потому что она видела то, чего видеть не должна была: реку, лес, озеро, что находились вдалеке. А за ними горы. И все это уползало в небеса пестрой простыней, терялось в облаках, которые висели там, над рекой. Ну, или если быть точным между ней и рекой, которая ползла словно змея по почти отвесной, как казалось Асии стене земли, которая во сне от чего то не закруглялась в шарик, а выгибалась, превратившись в огромную чашу, и что там за краем этой чаши… неизвестно. Зато над головой раскинулась спираль, состоящая из бессчётного количества звезд, которые словно миллиард светлячков изо всех углов сползались к сияющему белым огнем центру. Да так ярко, что когда взор отводишь, перед глазами еще какое-то время продолжали мерцать темные пятна, отпечатки этого самого пылающего ядра.
Асия обернулась и увидела, что оказывается, они и находятся на самом краю чаши. И если поглядеть вниз, подойдя к самому краю, то мрачный, темный камень, уходит куда-то туда, в безграничную, черную тьму. То же небо, но не над головой, а под лапами, обволакивающее, окружающее мир, который в нем плавал. Мир плавал в небе. Поистине невероятное, и необъяснимое явление. Просто космос. Жаль, львица не знала этого слова, а то так бы и сказала Птолемею, а так только изумленное:
- Ух ты… Какая красота!

+1

6

да, тут было и впрямь очень красиво. Поэтому в ответ на слова Асии, Леми утверждающе кивну. Затем он повторил те-же самые слова: "Поверь! Я всегда буду с тобой!". - После чего потёрся об ею шею. Звёздная спираль играла всеми цветами, которые были только возможны в этом мире, и местность эту пронизывали странные, но очень приятные запахи. Леми прошел несколько шагов до небольшой каменистой площадки посреди травы, по периметру которой росли кусты можжевельника и прилёг. - Асия - сказал он - я хочу тебе кое-что показать и рассказать. Это место, где мы сейчас находится - оно вне времени. Я не в силах и не в праве говорить о том, что грядёт, Ахейю мне этого не разрешает, но вот то, что уже было - я могу не только рассказать - но и показать. Ибо отсюда можно увидеть всё, что было - мы ведь сейчас вне времени. - Леми умолк, а потом добавил - Так что я могу рассказать и показать тебе всё, но тололько, правда, всё, касающееся либо меня, либо нашего рода. Что бы ты хотела узнать и увидеть? - Леми снова замолчал. Затем опять подошел к Асии и потёрся о её шею. Потом он снова пошел на ту площадку, кивками головы зовя Асию вслед за собой. Он очень надеялся, что она пойдёт вслед за ним. А также, он очень ждал, что она ему скажет. Для него сейчас это было очень важно. И он ждал её ответа.

0

7

После того, как он потерся об ее шею, Асия повторила его слова, но с нескрываемой тревогой в голосе:
- Всегда со мной! – она не выдержав, сначала отбежала от него на пару шагов, а затем вернулась, ткнувшись в его шею, такую теплую, мягкую, будто он и не умирал вовсе, а куда-то ушел. И весь этот холод, пещера с трупами, ее слезы и прощальная песня были просто страшным сном. Но дети… У нее же родились дети! Как такое можно было забыть или посчитать сном? И в то же время его тепло и запах, который вдыхали ее ноздри. Неужели все это странное наваждение, которое рассеется к утру? Испугавшись этой мысли Асия приобняла своего возлюбленного лапой, боясь, что рассвет уже подкрадывается к ней, прячась за каменными глыбами высоких гор, и Птолемей вскоре начнет исчезать. Таять как рассветная дымка, пока она не останется в этом странном месте одна. Да и само это место, пропадет наверно, чтоб она провалилась в темноту и открыла глаза, где-то там…
Он между тем отошел от нее, пройдя небольшую каменную площадку и улегшись рядом с кустами можжевельника. Асия вспомнила, что такие росли в прайде Фаера, в Птичьей долине. Она так и осталась на другом краю площадки, стоя в траве и глядя ему в след, слушая все то, что он говорил об этом месте, о том что оно вне времени и что она может увидеть прошлое. А затем сорвалась с места и подбежала к нему, упав в его объятья.
- Ты знаешь… - прошептала она смущенно: - у тебя родились три милых сына и одна замечательная дочка. Они еще маленькие. Но очень быстро растут. А я не знаю что им рассказать об отце, не хочу чтоб они знали что ты ушел навсегда. – она снова замолчала, задумавшись над его словами, а затем нехотя отстранилась, снова поглядев на него а затем поглядев по сторонам: - Не хочу возвращаться назад. Не хочу больше всей этой боли, страхов, ужасов. Леми… - ласково протянула она его имя, прижимаясь к нему своим боком и закрывая глаза: - Я хочу помнить только хорошее. Помнишь, как смеялся Муфаса, когда мы пошли на первую охоту, а молодые львы подглядывали за нами. А он их заметил. Признайся, ведь ты тоже тогда был там? – она хихикнула и встав, встряхнувшись, оббежала вокруг него и кустов перед которыми он лежал, круг: - А Шелин? Та, которая вечно красила свою челку разными травами? Помнишь, как она сунула голову в охру и потом не могла пол месяца охотится, потому что шерсть стала огненно-рыжей! – Асия рассмеялась, вспоминая тот момент, когда первый раз увидела львицу и отвела ее на водопой, позволив взглянуть на себя воды реки. Как тогда она запаниковала и бегала по берегу, тыкаясь макушкой головы в каждую лужу. Краска, конечно, не смылась, и молодая охотница заплакала от отчаяния, что на всю жизнь останется такой страшной и беспомощной, сидя на берегу, вся в песке и глине. Сараби, пытаясь утешить ее, сказала, что вскоре она научится охотится так хорошо. что сможет настигать добычу и с такой челкой, а с ней она выглядит еще привлекательнее. Но слез Шелин эти слова в тот день не остановили. Где она теперь? Асия ушла несколько раньше, чем покинула прайд самка с рыжей челкой, и о ее судьбе нынешней королеве оставалось только догадываться. Конечно, она была уже давно мертва, но Асия старалась об этом не думать и в мыслях говорила, что она жива и  у нее все хорошо.
Птолемей между тем снова потерся об ее шею, а затем направился на каменную площадку что была посреди травы и остановился там. Ведь он хотел что-то показать ей, что-то касающееся своего рода, а Асия, самоуверенно прервала его. Иногда даже королеве не нужно ничего сверхъестественного. Просто было достаточно того, что она может быть рядом с ним, прикасаться к нему, чувствовать его тепло, вдыхать его запах и слышать его слова. Наверно, если бы Ахею сейчас явился бы к ней и предложил весь мир взамен на Птолемея, она не согласилась бы. Королева медленно последовала за своим мужем, догнав его и поравнявшись с ним на площадке, встав справа, как и положено:
- Скажи… - она медлила: - Мы ведь не сможем изменить то, что случилось… - она кивнула за спину, как бы намекая на то, что теперь там, в пещере, она будет одна до конца своих дней. Не дожидаясь какого-то ответа, и зная, что это чудо было бы слишком невероятным, она продолжила: - Расскажи про королеву. Которая была до меня.

+2

8

Свернутый текст

Заранее извиняюсь за дофигища прямой речи - всё-таки Леми рассказывает... но я постарался сделать так, чтобы из этих 12К символов прямой речью было бы только половина

Говорить с Асией и вспоминать все светлые моменты прошлого Леми было невероятно приятно. Воспоминания о той истории с охрой его даже позабавили и заставили улыбнуться. Да, что за чудное время было… А потом Асия попросила рассказать ей о предыдущей королеве – Леми сразу понял, что речь идёт о Биссении. Но зачем – ведь её история очень грустная и трагична. Но раз Асия просит – другого выхода нет – придётся рассказать. Рассказать о той, на чью долю выпало пережить столько трагедий. Леми устроился по удобнее, снова потёрся о шею Асии и начал свой долгий рассказ: «Она была королевой задолго до меня, задолго до рождения Мохату, но так уж получилось, что именно она занимала престол до меня. Итак – это было в древние времена, за несколько поколений до рождения Мохату. Принцесса Биссения, или, как все её называли – Бисс – родилась в семье короля Гилла, правившего тогда Западным Королевством. Детство её прошло самым обычным образом, а вот молодость уже была омрачена трагедиями. У Бисс было два брата. Старший – Леофрик, и младший – Феофилакт. Леофрик, бывший наследным принцем – был любимцем короля и всего прайда. Но однажды случилась трагедия. Возвращаясь с похорон своего дядюшки, Леофрик сорвался с «птичьей тропы» и разбился насмерть. Его изуродованные останки похоронили в одном из самых дальних коридоров Троп Мёртвых. Король, совсем недавно перед этим потерявший своего младшего брата, уже не смог пережить тех мук, которые принесла ему гибель старшего сына. Вскоре после похорон Леофрика, король Гилл покончил с собой. Трон унаследовал младший из сыновей короля – Феофилакт, бывший еще львёнком, а его сестра Бисс, к тому времени бывшая молодой львицей, только-только достигшей совершеннолетия, стала принцессой-регентшей. Увы – смерть отца и старшего брата оказались далеко не единственными трагедиями в жизни Бисс. Её младший брат, король Феофилакт, отличался слабым здоровьем и умер, будучи еще подростком. И Биссения унаследовала трон своего брата. Она была так опечалена смертью родных, что до конца своих дней придерживалась траура и так и не зовела себе супруга. Это было её роковой ошибкой, ибо в трудное время её оказалось не на кого опереться. Королева Бисс была мужественной и справедливой, но она не была воином. И когда в земли Запада со стороны Врат Заката вторглись орды варваров – королева Бисс погибла в битвах с ними, а старое королевство было уничтожено захватчиками». – Леми умолк и задумался. А ведь Асия сейчас была очень похожа на Бисс. Он очень надеялся, что она не повторит её роковой ошибки, и сможет найти того, на кого она сможет опереться. Конечно, одной из таких опор может стать Фестр, но он сам явно нуждается в помощи. В помощи кого-то, кто бы мог поддержать и Асию, и его. Леми грустно вздохнул, посмотрел на Асию, и сказал: «Любимая, прошу, не надо повторять ошибку Бисс, пожалуйста, помни – я всегда буду с тобой, всегда. Но тебе нужны и те, на кого бы ты могла опереться в мире живых. Конечно, одним из них будет Фестр – его поддержка очень нужна тебе, а ему самому не менее нужна твоя поддержка. Но один лишь Фестр врят-ли сможет в одиночку изменить ситуацию – ему сейчас слишком трудно, он сам сейчас находится на грани…» - Леми умолк, и в очередной раз потёрся о шею Асии. Затем продолжил: «Прошу, попытайся найти себе опору в этом мире. Попытайся найти того льва, который бы, не претендуя на власть и влияние смог быть тебе верной поддержкой и опорой». – Слова Леми были не напрасными и не пустыми. Они были вызваны тревогой за Асию. Слишком хорошо он знал об одной особенности рода Арридеидов, особенности, которую за бессчётные века не смог избежать никто из его рода, особенности, которая в будущем могла бы нанести Асии серьёзнейший удар. И для Леми было бы очень важно, чтобы в этот трудный момент, когда он настанет (а то, что он рано или поздно будет вынужден настать – Леми не сомневался. Когда? Неизвестно? Быть может, до этого пройдёт еще годы… а может – он произойдёт уже завтра. Но, увы, еще никого из Арридеидов не миновала ЭТА судьба, а следовательно – и Асии тоже рано или поздно придётся испытать этот удар). Поэтому Леми и старался убедить Асию найти себе того, кто был бы её поддержкой в мире живых. Леми снова потёрся об Асию, а затем лизнул её. А тем временем он думал – пожалуй, надо потихоньку начать рассказывать её о прошлом рода, хотя о самом тяжелом, пожалуй, говорить не стоит раньше времени. В очередной раз потеревшись о шею Асии, Леми тихо сказал: «Любимая, я должен рассказать тебе одну легенду, которая рассказывает о том, откуда пошел наш род и, во многом, объясняет те невзгоды, которые его преследуют. И у меня будет просьба – однажды ты расскажешь нашим детям, но только не раньше того срока, когда они вырастут и станут взрослыми, ибо в этой истории много того, что не предназначено для детских ушей, того, чего львятам знать попросту не положено в силу возраста». – Леми снова ненадолго умолк, делая паузу. Пожалуй, эту паузу следует сделать подольше, ибо история эта весьма длинная, долгая… И вот, выдержав достаточно продолжительную паузу, Леми начал рассказывать эту древнюю легенду, передававшуюся в его роду много веков из поколения в поколение:
«Вначале были два брата – Ахейю и Хало, а также их сестра Скотос, порождённые Изначальной Тьмой. Первым в известный мир ушел Ахейю, бог Дня и Света, затем он призвал туда и своего брата Хало, бога Ночи. Скотос же, богиня Внешней Мглы, оставалась со своей матерью во вне известного мира дольше всех. В конце концов Скотос это надоело, и она сама заявилась в известный мир, которым повелевали её братья Ахейю и Хало. Они были так прекрасны, что в итоге Скотос влюбилась в своего старшего брата. Тот отвергал её предложения, ибо она была ему родной сестрой, но Скотос была настойчива и не собиралась сдаваться. А даже Ахейю время от времени надо спать, чем однажды его сестра и воспользовалась. И вот, к тому моменту как Ахайю проснулся, Скотос уже была от него беременна. Ахейю ужаснулся, но не решился прогнать сестру назад за пределы мира, ибо она носила в себе его, Ахейю, сына. В положенный срок сын Скотос и Ахейю родился. Он не имел облика и при этом имел тысячу форм. Сын Скотос и Ахейю мог предстать и чёрным крылатым львом с золотой гривой, и невиданным змеем с шестью ушами и шерстью, и львом, и рыбой, и гепардом, и летучей мышью, и бессчётным количеством иных созданий, многим из которых нет названия, даже туманом, если он того хотел. Он так и не получил имени, но сам обрёл тысячу имён. Их было много, но лишь одно из них определяло, кто он есть, ибо имя это было – Хаос. Своим характером Хаос пошел в свою мать. Что-же до самой Скотос, она считала своего сына столь прекрасным, что, когда он вырос, она сделала его своим мужем. Этого Ахейю уже не стерпел и лишил сыновей Хаоса и Скотос бессмертия и способности менять свой облик, навсегда оставив их львами, но, поскольку они всё же были внуками Ахейю, то, несмотря на то, что отныне они были смертны, их жизнь была невероятно долгой, в тысячу раз дольше, чем жизнь любого обычного льва. Скотос же отправилась в изгнание за пределы мира, но своего собственного сына, Хаоса, Ахейю пожалел и не стал изгонять. Хаос был зол на отца за то, что тот изгнал его мать, и в то время, как Ахейю и его брат Хало всячески наводили в мире порядок, Хаос старался этот порядок разрушить. В конце концов Ахейю это надоело. Но он не стал изгонять Хаоса вслед за его матерью, придумав ему иное наказание. Он позвал своего сына к себе, и сказал ему: «Мы с братом положили много своих сил, дабы привнести в этот мир порядок, ты же его разрушаешь. Посмотрим же, сможешь ли ты разрушать то, что будут созидать твои собственные сыновья, ибо им я поручаю восстановить в мире смертных тот порядок, который ты разрушил?». На что Хаос попытался ему возразить: «Мы то боги, а вот мои сыновья, по твоей прихоти – смертные. Как же они смогут навести порядок в мире, не будучи богами?». На что Ахейю ответил: «Да, они смертны и останутся таковыми, но, несмотря на то, что они смертны, я дарую им особую власть, которая позволит им навести порядок в мире. А поскольку они смертны - то это– будет делом всех их жизни. И посмотрим, посмеешь ли ты разрушить дело всей жизни своих собственных сыновей?». Хаосу было нечего на сей раз возразить Ахейю, и он умолк, перестав мстить отцу и уничтожать порядок в мире. Ахейю же призвал к себе сыновей Хаоса и Скотос – Магхариби, Мчангу и Мситуни, и благословил их вновь навести порядок в мире смертных, даровав им власть над остальными смертными. И Магхариби, Мчанга и Мситуни стали Первыми Королями известного мира. Род Магхариби правил на северо-западе известного мира, взяв под свою власть край суровых гор. Род Мчанги властвовал над раскалёнными песками на северо-востоке известного мира, потомкам же Мситуни достался благословенный край саванн юга…»
Леми сделал очередную долгую паузу и умолк. Продолжение этой истории рассказывать не очень хотелось – слишком оно мрачное. Ибо оно повествует о том, что приходилось пережить каждому в их роду, и что, судя по всему, уготовано и Асии. Но как-то надо сказать. Пусть и не напрямую. Хммм. Пожалуй, лучше всего будет сказать только самое необходимое – не раскрывая мрачных подробностей. И Леми продолжил: «К сожалению, сын Магхариби, король Оранос, возгордился и потребовал у Ахейю вернуть ему то бессмертие, которого тот лишил его отца. Дальше… короче… поверь, ничего хорошим это не кончилось. И последствия этого, увы, ощущаются до сих пор…» - тень боли пробежала по глазам Леми, когда он произнёс эти слова. Да, за то, что Оранос объявил себя живым богом на земле и потребовал от Ахейю бессмертие, тот проклял его и его потомков. Ослепленный безумием и жаждой власти, Оранос убил и сожрал почти всех своих сыновей, короме двоих – Крона и Гипериона. Крон убил своего отца, но повторил его участь, убив почти всех своих детей, кроме Дия, который убил его самого. При Дие и его потомках проклятие, судя по семейным легендам, предававшимся из поколения в поколение, ослабло – но, увы – не кануло в Небытие, а приобрело иную форму. «Недолжно родителям хоронить детей». Недолжно. Но, увы, не в его роду. За все века в его роду не было ни одного поколения, ни одного льва или львицы, которые бы имели детей, но при жизни хотя-бы одного из супругов не похоронили хотя бы одного своего сына или хотя-бы одну свою дочь. Ни разу, за все века. Иногда это была смерть детеныша. Иногда – они просто рождались мёртвыми, как произошло с одной из двух сестёр Фестра. Иногда, как в случае Леофрика или (Леми вздрогнул и поморщился) его, Леми, собственного брата, Митридата – проклятие настигало потомков в рассвете их сил, омрачая старость их родителей. Но не было ни одного представителя рода (если у того вообще были дети), которому бы удалось избежать этой участи. Пытаясь уйти от проклятия, многие в его роду попросту отказывались заводить детей, дабы не переживать смерть некоторых из них. Сколько Асия сказало родилось детей? Пятеро… значит до старости из них доживёт в лучшем случае четыре. Ибо в каждом из поколений проклятие, вызванное безумием и гордыней их далёкого предка Ораноса, забирало жизни. И Леми очень переживал, что, скорее всего, и Асии этой участи тоже не избежать. И именно поэтому Леми так хотел, чтобы Асия нашла того, на кого бы она смогла опереться в тот тяжкий час, когда древнее проклятие настигнет и её. Конечно, рассказывать о том, что её грозило, Леми сейчас не собирался. А поэтому просто ограничился словами: «Как видишь – вся проблема в том, что мы не просто потомки Ахейю, а в том, что мы его НЕЖЕЛАННЫЕ потомки, однажды решившие, что мы можем сравниться с породившими нас богами в своём величии и силе, и проклятыми за это до скончания времен. Мой род до сих пор вынужден расплачиваться за поступок Ораноса…». - Леми умолк, затем в очередной раз потёрся о шею Асии и сказал: «Любимая, может быть лучше сменим тему? Давай не будем о грустном… давай лучше мы вспомним что-либо еще из тех светлых воспоминаний, которые у нас были. Вроде той забавной истории с охрой и чёлкой. Ведь, в самом деле, Шелин тогда с этой своей чёлкой выглядела очень забавно. До сих пор улыбаюсь, когда вспоминаю тот случай».

+1

9

Он заговорил, а Асия, подсев к нему поближе, прижалась ко льву боком, положив ему на плечо голову и прикрыв глаза, наслаждаясь такой приятной, мнимой близостью со своим любимым. Казалось, засни она сейчас и обними его покрепче и они снова проснутся в своем удобном логове, как и раньше, в обнимку, тихо улыбаясь друг другу, слегка касаясь носами, друг дружки.
А рассказ шел своим чередом. Асия и сама неожиданно для себя заметила, как она похожа на королеву Биссению, на долю которой пришлось последнее правление удивительной страной. Хотя, нет. Начала их историй различались. Асия прожила довольно спокойную жизнь, застигнутую только в середине чередой смертей, из которой ее забрал Фаер, а вот несчастной Бисс пришлось в полной мере, от начала и до конца, пройти этот страшный путь. И ушла она, по словам Птолемея, слишком рано – только-только достигнув совершеннолетия и не познав прелести любви…
И тут Птолемей сказал то, от чего Асия дернулась. Стало дико стыдно. Мог ли он видеть ее чувства, что она иногда испытывала к Ксавьену, но все время прятала, уверяя себя, что все это от ее вынужденного одиночества, и от того, что ей нелегко пока нести крест королевы. А еще дети! Их милые, маленькие дети, которых она не могла оставить и не могла при них найти себе нового партнера. Да и как это можно найти себе нового партнера, если ее любовь теперь здесь, за чертой? Как можно полюбить кого-то еще? Но так говорил только ее разум, а сердце, порой пытаясь взломать клетку груди, кричало совершенно другое… Вот как жить при таких обстоятельствах и оставаться с своем уме и трезвой памяти?
Она уже хотела было сказать ему, что ее подданные не оставят ее, но тут Леми снова лизнул ее, заставляя забыться и потонуть в волне приятных, забытых ощущений. Он начал новый, весьма сумбурный рассказ. То есть, по началу он был сумбурным. Но чем дальше, тем больший смысл он обретал, и тем больше печалил и заставлял мрачнеть Асию. И, если в богов она не верила, то в плохую наследственность с удовольствием. А Птолемей, сколько бы она не убеждала себя, здоровым не казался, ни тогда, когда она его знала в детстве, в прайде Муфасы, ни когда они встретились в прайде Фаера, ни сейчас…
- Наши дети будут жить долго и счастливо, милый. – сказала она, нежно лизнув его в щеку, хотя, голос ее дрогнул: - Нельзя же расплачиваться вечно за чьи-то грехи. К тому же мои родители были явно не из твоих родственников, а это значит что как минимум половина грехов отпадает. А остальную я замолю…  - она замолчала, снова прижавшись к нему всем телом и наслаждаясь этим призрачным теплом, которого по сути и не было. Лежала ли она спокойно, или льнула боком к своим маленьким детям? Асия от чего то, об этом не думала.
- Ах Шелин…  как она теперь, там? – львица вздохнула, не на долго окинув взором окрестности и заметив, что край скалы тает, будто превращаясь в дымку, становясь прозрачным.
«Рассвет? Так быстро???» - мелькнула в ее голове страшная мысль и львица бросилась на любимого обняв его передними лапами и зарывшись мордой в гриву: - Нет, нет! Не пущу… - простонала Асия, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Но ситуацию это не исправило, и пару секунд спустя ее лапы провалились, будто через рыхлый снег, а серебряные крупицы слез разбились о камень, как крохи нежного хрусталя. Мираж таял у нее на лапах, и она была не в силах его удержать.
Асия подняла взгляд на Птолемея, который улыбался все той же доброй, нежной улыбкой, как и всегда, пока был жив. И она тоже попыталась улыбнуться. Но улыбка получилась вымученной, и не сдержавшись она простонала:
- Птолемей! Я тебя люблю, не уходи, пожалуйста!  – после чего не удержавшись упала на камни, прямо перед его призрачным обликом, который уже слегка приподнялся над землей, на краю площадки, той самой, что была перед их пещерой. И она, Асия, тоже была на ней, но только настоящая, не призрачная. А вот ее любимый стоял на тропе на которую она не могла сделать шаг и тропа эта искрясь белым светом.

+3

10

Но даже Нисеи не всесильны. И даже здесь, за гранбю пространства и времени, время не бесконечно. И то время, которое было отведено на эту встречу, неумолимо заканчивалось. Леми видел, что Асия страдает от неизбежности расставания, но сейчас это было было невозможно остановить. Но будут и другие встречи. И именно это и хотел сказать Асии Леми, когда в ответ на её простбу не уходить, ответил: "Не бойся! Асия, я всегда буду с тобой! И эта наша встреча далеко не последняя, поверь. Просто сейчас я должен не некоторое время уйти. Всё-таки я Нисей, и мне надо выполнить кое-какие поручения, которые мне дал сам Ахейю. Но небойся, я всегда буду с тобой. Знай, мы еще увидимся. И не один раз." - Леми потёрлся о бок Асии и посмотрел на неё взглядом полным любви и обожания. Одновременно этот-же самый взгляд успокаивал, и при этом вселял уверенность. Уверенность в том, что это конкретное расставание - не навсегда. Что это не конец. Что будут и другие встречи. И что он никогда не оставит Асию, не бросит её. Постепенно, всё вокруг становилось всё прозрачнее и прИзрачнее, постепенно становясь еле различимой дымкой. Но до того, как всё закончилось, Леми снова с обожанием посмотрел на Асию и сказал ей "До свидания! Именно до свидания, ибо я не прощаюсь. Мы еще с тобой обязательно встретимся, и не раз. Я я буду очень ждать следующей встречи, любимая." - Дымка становилась всё неосязаемее и неосячзаемее, и, вскоре, окончательно исчезла.

(Модераторское в силу того, что Асия, скорее всего, не сможет ответить в этой теме ибо Уход/отсутствие — 4 - то бужу её сам модераторским произволом)
Асия --→ проснулась
Леми дух, призрак, посему проснутся не может - это ЕГО мир. Он ТУТ живёт.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные альты » Последняя дорога. Сон. Асия/Птолемей.