Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные альты » Remember, who you are. Hardcore Edition. (Эльвейти)


Remember, who you are. Hardcore Edition. (Эльвейти)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://66.media.tumblr.com/cc92e8d54a4dfdce5fd006af088907df/tumblr_nrxx13Sfh11s3mwhto1_500.gif
We've been fighting too long
both as sharp as razorblades
No more separation
We'll a unite and break the gates


Краткое описание сна: Надышавшись парами серы во сне, Эльвейти впадает в бредовый сон, который постепенно открывает ей её собственную сущность. Кровавые боги в роли собеседника. А может и просто бессознательное.
Краткое описание локации: Глубокая холодная ночь в бескрайней пустыне.
Краткое описание персонажей: Эльвейти и черная тень.

0

2

Близилась ночь, оседая на окружающий мир темной холодной пеленой. Открыв глаза, Эльвейти сразу поняла, что исчез резкий запах серы в носу и можно было вдохнуть полной грудью. Но попытка глубоко вдохнуть не увенчалась успехом, словно ребра были клеткой для легких, сжимали их, не давая получить больше кислорода, чем хватало для минимального выживания. Львица огляделась. Не было рядом ничего. Ни Шенью, ни снега, ни расщелин, откуда валил густой серный дым. Ни даже неба над головой, бескрайняя темнота. И песок под лапами, обжигающий своим холодом. Песчинки забивались между подушечек пальцев, будто жили своей собственной жизнью, обволакивая Эльвейти.

Паника отдавалась гулким боем в висках. Одна. Совершенно одна. Никого рядом. Запертая в песках. Опять. Снова.

Гулко рыкнув, целительница резко подалась вверх, вскакивая с места. На удивление, это далось ей легко, словно песок, на котором она лежала, мягкой волной поднимал её над землей, позволяя встать на ноги. А затем отступил, возвращаясь в исходный вид нетронутого следами бархана. Львица неуверенно сделала шаг вперед, следом поднимая лапу. Песок разглаживался и от отпечатка лапы не оставалось и следа. В этот момент уже стоило понять, что все происходящее вокруг — дурной сон, из которого нужно выбраться как можно скорее. Но обычные способы проснуться здесь не помогут. Да и необычные тоже: привычный ей способ убийства бесполезен, потому что некого убивать.

Хлопнув лапой по песку, львица подошла к краю бархана, осторожно соскальзывая с него вниз. Песчинки маленькими стеклянными крошками продолжали впиваться в подушечки лап, причиняя боль при каждом движении. Давно забытую боль одинокой, брошенной в песках девчонки. Внизу картина не изменилась. Совершенно пустое, без запахов и наполнения место, где все, что тебя окружает — бесконечный песок и всепоглощающая чернота неба. Ни единого источника света. Ни луны, ни звезды. Только песчинки, источающее легкое, фосфорное сияние служили единственным ориентиром.

Идеи роились в голове одна за одной, нужно было что-то делать, куда-то двигаться. Стоять на месте ночью в пустыне — значит умереть. Усвоившая эту истину давным давно, львица двинулась вперед. Или назад. Как еще сказать о движении в месте без единого направления? Эльвейти отчаянно вглядывалась вперед, но даже будь у неё нормальное зрение, она ничего бы не разглядела.

Некуда идти, — глубокий голос раздался прямо в её голове. Золотошкурая резко рыкнула, вновь потеряв приличное количество драгоценного воздуха, и подскочила на месте, оборачиваясь. Ни души. В этом месте не падают даже тени.

КТО ЗДЕСЬ? — отчаянно захрипела целительница, продолжая топтаться на месте в поисках источника звука.

Ты, — все так же спокойно ответил незнакомый голос в её голове. Она сходит с ума? Вполне возможно. Такое случается, — Успокаивай себя, девчонка, успокаивай. Разговаривай со своим собственным рассудком, с проекциями собственных кошмаров. Убеждай себя, что все это сон, а не реальность.  Откуда тебе знать, что бесконечная темнота и столь ненавистный тебе песок — не единственная настоящая вещь в этом мире? Откуда тебе знать, что ты вообще существуешь, что ты кому-то нужна? С чего ты решила, что твои посредственные силы нужны кому-то в этом мире, если мира вообще не существует. Ты придумала себе жизнь, придумала цель, придумала средства. Ты добилась этой цели. Ты потеряла жизнь. Чего тебе еще желать? Спокойной старости? Не смеши мои древние кости, ты не умеешь быть спокойной.

ЗАМОЛЧИ! — львица сорвалась на крик, но собственный голос предал её. Она осипла.

Не мешай, — продолжил незнакомец. Или незнакомка. Сотни голосов, мужских, женских, старых и детских, львиных, слоновьих, медвежьих смешались в этом звуке. Голова была готова взорваться, — Послушай меня. Ты вернула свой дом. Место, которое ты называешь домом. Ты и впрямь хочешь успокоиться и осесть? Ты провела всю свою сознательную жизнь в дороге. Твои лапы крепче камня, ты вынослива, словно древний баобаб. Ты хочешь потерять все это, сидя на холодном клочке земли, леча подагру и понос, воспитывая чужой выводок потому, что никогда не сможешь иметь своего? Обдумай, дитя. И ответь.

Все оборвалось. В один момент нестихаемый гул голосов оставил её, поселив в голове лишь пустоту собственных заторможенных мыслей. То, о чем оно говорило. Забралось в самую душу, вывернуло все наизнанку. Откуда ему это знать. С чего оно вообще решило, что оно право.

Но каждая мысль, что оседала в мозгу, как пыль после бури, оставляла странное послевкусие. Оно было право. Львица не знает покоя, не хочет его знать. Госпожа удача —  её любовница, а ветер свободы — верный супруг. Север стоил всего того, что она сделала. Но Север — это конец всего, к чему она привыкла. После конца всегда будет новое начало, но перспектива, открывшаяся благодаря голосам в голове её совсем не радовала. Бродяжка без рода и племени, воспитываемая в чужом клане, заслужившая доверие вожака, привязавшаяся к его сыну как к собственному отцу, которого у неё толком и не было... Кем она стала теперь? Даже забывая о том, что она не приходится славному роду отца никем по крови, Эльвейти стала первой наследницей. Умна, рассудительна и ответственна. Это вообще про неё? Быть может, характер меняется. Но никогда не изменится то, что она не понесет дитя, не продолжит свой род. С точки зрения прайда она бесполезная калека, оказавшаяся при власти только потому, что состоит в тесных отношениях с королем. В какой-то момент львице даже стало противно от самой себя. Угрязнуть в том, над чем всегда насмехалась. Большей иронии она и не знала...

***
Сколько прошло времени, прежде чем Эльвейти собралась с мыслями? Неизвестно. Быть может, пять минут, а может и вечность. Время здесь текло не так, как в реальной жизни. Времени здесь не было точно так же, как не было света. Только жалкая пародия, что позволяет ей двигаться, менять положение, размышлять.

Покажись! — прохрипела она в пустоту, оглядываясь. Может теперь её собеседник соизволит общаться с ней, как положено, а не прятаться в тенях бесконечной пустоты.

Как скажешь, — раздался вполне себе зычный мужской голос перед ней. Но разглядеть самка никого так и не смогла. Незнакомец перед ней был тьмой. Если ей до этого казалось, что весь окружающий мир - всепоглощающая тьма, то сейчас она столкнулась с чем-то более глубоким, чем можно было представить живому существу. Ей невольно захотелось тронуть собеседника, почувствовать его. Эльвейти с трудом сдержала этот порыв, лишь с интересом разглядывая черное пятно перед собой.

Кто ты?

Пустота. Хаос. Тьма. Пустыня. Твое подсознание. Можешь называть меня как угодно. Возможно, имя Кровавого бога о чем-то тебе скажет, — задумчиво произнес Пустота и подняла лапу, мягко касаясь подбородка подопечной, поднимая её морду к своим глазам. Ощущение было... странным. Не только потому, что когда тебя касается бездна, первое ощущение — это спокойствие. А потому, что в этом темном пятне она прекрасно различала его глаза. Алые угольки в глубине черной, движущейся, словно языки пламени гриве, — ты столько лет бежала прочь. Столько лет приносила мне подаяния, начисто забывая о том, кто ты такая.

Я не приносила кровавых жертв! — Эльвейти естественно возмутилась. Она не хотела ничего больше общего иметь с теми, кто бросил её умирать. Не хотела иметь ничего общего с теми жестокими богами, которые требовали кровавую жертву в их славу.

Ты думаешь, случай берег тебя каждый раз, когда ты оказывалась в беде? Ты думаешь, случай вывел тебя из пустыни к воде, думаешь, случай спас твой крохотный мозг от медвежьих когтей, пронеся их лишь по твоей симпатичной мордашке? Думаешь, твои танцы с врагами — дело твоего боевого опыта? Каждая капля крови, пролитая тобой во сне и наяву, все это — твое подаяние мне. Ты не изменишь того, кто ты, кем являешься. Твое рождение было кровавым подношением твоей матери. Твои сестры стали кровавым подношением ради твоей жизни. Твоё зрение было кровавым подношением мне. Глупо это отрицать.

В пустыне вновь наступила тишина. Только было слышно, как судорожно крутились шестеренки в голове львицы. Её удача — не дело случая, а промысел кровавого бога, от причастия к которому она бежала всю свою сознательную жизнь? Какая злая ирония.

Ты воздала мне молитву, когда пела последнюю колыбельную медведю. Но ты забыла, кто ты такая. Забыла свой язык, забыла, о чем была твоя колдовская молитва. Но я напомню тебе это, девочка. Это была хорошая жертва, — довольно протянул Пустота, вспоминая распластанное в воде тело медведя, и подошел ближе, обходя самку по кругу, оценивающе оглядывая её своими глазами-угольками, — Я хочу вернуть тебя в свое лоно. Я дам тебе все, что ты пожелаешь. Я верну твое зрение. Я дам тебе способность понести дитя. Я сделаю тебя умелой шаманкой. Твои молитвы будут вознаграждены.

Ты забрался ко мне в голову, но ты меня не знаешь, — осмелевшая львица распрямилась и, махнув хвостом, сделала шаг в сторону Пустоты, толкая его лапой в грудь, — я та, кто я есть. И ненавижу тебя именно за попытки вылепить из своих последователей тех, кого ты хочешь в них видеть, кровожадных уродов, которые головы посягнуть на слабого в свою пользу. Ненавижу. Тебя. Всю свою родню, что поступила так со мной. Тебе придется найти другие аргументы, чтобы я вновь начала тебя слушать.

Пустота замолчал и замер. Двигалась лишь его грива, похожая на бесконечно черные дымящие языки пламени. Он стоял, оценивающе оглядывая самку перед собой. Её глаза засверкали, отражая жалкий свет песка и глаз собеседника. Пустота захохотал. Его громкий, раскатистый, басовитый смех легким землетрясением промчался по пустыне и песок вокруг Эльвейти зашевелился, образовывая легкую воронку. Он обволакивал тело самки, приподнимал над землей, притягивая ближе к морде черного божества.

Нейлин. Своенравное дитя. Барханы текут в твоей крови, палящая жара в твоей горячей голове, вот что делает тебя тобой...

Что ты сказал? — недоверчиво сощурилась Эльвейти, пробуя новое слово на вкус. Нейлин. Мягкое, текучее, как песок, но при этом жесткое, как стержень внутри самой целительницы. Пустота пригнулся к ней, носом касаясь её лба, где кончалась темная шерсть полосы. Глаза у львицы начали невольно закрываться. Она еще пыталась держаться, но влияние темноты было сильнее.

Твое имя. Нейлин. Ты станешь моим кровавым подношением этому миру. Я дарую тебе Прикосновение Пустоты. Ты лекарь. Распорядись им правильно...

Голос Пустоты стихал до шепота, а затем и вовсе исчез из головы самки. Песок опустил её на землю, обволакивая, делая частью себя. Резкая боль пронзила лопатки львицы и она изогнулась в страшном крике, впиваясь когтями в ускользающий из под лап песок. Пустота исчез, оставив её наедине с возникшим из ниоткуда оазисом. Эльвейти двинулась вперед. Каждый шаг давался ей с трудом. Но она достигла черной глади воды и заглянула в неё. Оттуда на неё привычно смотрели два лазурных глаза. Ничего не изменилась. Лишь по плечам стекала кровь, смешиваясь с водой и окрашивая оазис в алый цвет.

Ты слишком долго бежала от самой себя, — проговорило отражение в кровавой луже, — обними меня, Нейлин.

Шаг. Другой. По воде разбегаются круги. И львица припадает к кровавой глади оазиса, погружаясь в него с головой, чувствуя объятия, по которым она так скучала...

● Пробуждение ●

Отредактировано Эльвейти (5 Июл 2016 17:05:04)

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные альты » Remember, who you are. Hardcore Edition. (Эльвейти)