Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Without each others help there ain't no hope for us [Иннокентий, Элис]


Without each others help there ain't no hope for us [Иннокентий, Элис]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: два месяца назад
Место действий: где-то на территориях прайда Фаера
Время суток и погода: вечер, смеркается
Обстоятельства встречи: Элис сильно отравилась несвежими фруктами. Ни она, ни ее фамильяр уже не могут справиться с ее обезвоживанием и рвотой. На помощь приходит еще один юный лекарь.
Цель отыгрыша: прокачать лекарство

Отредактировано Котаго (12 Дек 2017 02:04:39)

0

2

— Подожди! — негромко сказала Элис, пытаясь догнать своего фамильяра.
Смешно. Большая львица не может догнать маленького генету. Но на это была причина. Доа скакал, как обычно, а вот самой целительнице было очень нехорошо. Недавно она попробовала новый фрукт. По правде говоря, фрукты она пробовала лишь несколько раз в своей жизни, так как, все-таки, предпочитала мясо. Но любопытство убедило ее попробовать тот странный желтый плод какого-то дерева. Он был отвратительным на вкус, но пару кусочков львица все-таки проглотила. И этого было достаточно.
Снова замутило. Глаза заслезились, Эли отошла к высокой траве, и ее вырвало. Рвало уже пеной, странной и непонятной. Было все хуже и хуже, голова кружилась, а лапы подкашивались. Становилось страшно. Львица отошла от кустов и просто плюхнулась на бок. Она уже ничего не соображала от раздирающей боли в желудке и горле. И от начинающейся головной боли. Дело было очень плохо.
— Эли, вставай, ты чего? Эли? — обеспокоенно причитал Доа, тыкая носом в нос своей подруги.
Генета хорошо знал травы, но вылечить самостоятельно такого рода отравление ему было не под силу. Тем более, он боялся сделать хуже. В общем, было плохо. Очень. До боялся, что это отравление может быть смертельно опасным для его подруги. А других целителей он не знал. Была еще одна шаманка в прайде, Фрея, но как ее найти сейчас? Оставлять Элис одну валяться в кустах и страдать — не вариант. Ее взгляд помутнился от боли, львица явно не могла уже ничего сказать, тем более, выбрать траву для собственного лечения.
— Принеси мне воды, Доа, — выдала львица хрипловатым голосом. — И позови. Кого-нибудь. Мне страшно.
Элис посмотрела, как ее фамильяр убегает, в поисках достаточно глубокого листа. Он сам чуть не плакал, глядя на нее. Да и самой целительнице было очень паршиво и страшно. Она редко выказывала свой страх кому-то, даже своему лучшему другу. Но теперь, когда этот фрукт заставил ее практически выплевывать свои внутренности, быть героиней уже просто не было смысла.
Генета вернулся достаточно быстро. Он взял большой глубокий лист и налил туда воды из ближайшего ручья. Львица с трудом подняла голову, чтобы попить. Она жадно вылакала всю воду и легла обратно. Лучше не стало, стало намного хуже. Вода никак не хотела удерживаться в желудке, поэтому вышла сразу же. Эли чувствовала себя отвратительно, ей стало действительно страшно. Она заплакала.
Доа перепугался не на шутку. Он пробормотал что-то вроде “жди здесь”, как будто бы целительница куда-то могла уйти, и побежал. Генета прислушивался и принюхивался, пытаясь найти хоть кого-то. И нашел. Буквально в десяти метрах от его подруги шла странная парочка. Шакал и молодой гиен. Они выглядели друзьями, и генета задумался, где он их раньше видел. А потом вспомнил. Это был Иннокентий, гиененок, которого притащил в прайд Рагнар. Доа помнил каждого обитателя прайда, так как много наблюдал за всеми в общей пещере. Кеша был целителем, начинающим, но целителем. И, пускай к гиенам Доа относился неоднозначно, сейчас выбирать не стоило.
— Стойте! — крикнул он, задыхаясь от бега. — Пожалуйста, помогите. Моя подруга отравилась, я не знаю, что делать, она умирает. Вы же знаете травы, вы же знаете. Моя подруга — Элис, она целитель, но она уже даже не может себе назначить лекарство. Я… я… Помогите!
Доа развернулся и пошел в ту сторону, где лежала Элис. Надеясь, что они последуют за ним. По его щекам текли слезы. Молодой генета был просто в отчаянии.

+1

3

Иннокентий неспешно гулял с Леопольдом, ведя настолько задушевную беседу, какой она могла быть между воинственным подростком и его не в меру нетерпеливым наставником. Хотя чем старше становился гиен, тем чаще шакал называл себя не "наставником", а "старшим товарищем" - он понимал, что в лекарском деле метис соображал теперь куда больше. Но это не отменяло факта, что Леопольд был старше и, чёрт возьми, требовал к себе хоть какого-то уважения!
Нет, Кеша не грубил шакалу, и вообще обращался довольно вежливо, но в его речи так и слышались нотки этакого...снисхождения, что ли? Леопольда это подбешивало - он позволял такое "покровительство" только себе, а не надо собой. В общем, прогулка была весёлой и информативной для любителей ругаться, не применяя ругательных слов.  Иннокентий, упорно ведя за собой всё ещё прихрамывающего соратника, с тактичностью пропускал мимо своих локаторов-ушей его недовольное бурчание, перебирая в уме известные ему приёмы траволечения. Многие из трав он уже использовал, причём, к счастью, удачно. Крокут куда уверенней и оперативней отыскивал и применял необходимые ингредиенты, никому не отказывая в помощи. В прайде, конечно, кроме него были и другие лекари, причём куда более опытные, но на то он был ещё подростком, чтобы учиться. К "коллегам" Кеша не обращался и вообще  не жаждал приставать - его и так не особо жаловали, а что уж было говорить о львах, которых с профессиональной стези решил сместить какой-то пятнисто-полосатый крокут. В случае конфликта даже покровительство Рагнарёка вряд ли бы спасло подростка от как минимум претензий до как максимум смерти в их когтях или клыках. Поэтому единственное, что знал парень о лекарях прайда - это их имена и примерную внешность. 
От мыслей о целителях Кеша перешёл к мыслям о будущем, когда что-то привлекло его внимание. Порой гиен считал, что он, как говорил однажды Леопольд шепотом сам себе, "жопой страдальцев чует", хотя сам Кеня предпочитал обзывать это явление "интуицией". И дело даже не в том, что он не мог бы никому отказать в помощи, будь то разъярённый слон или флегматичнейший питон (да даже крокодилам, из-за который он едва не погиб, он бы помог, будь оно необходимо), а в том, что ни один такой пострадавший сам к Иннокентию не пришёл. Да, всех своих пациентов гиен находил сам, фактически набредая на них в походе или просто так. С каждой такой встречей Кеша углублял свои знания, всё больше верил в свои силы и всё чаще действовал самостоятельно. В голову метису уже начали приходить мысли о паломничестве к таинственной горе шаманов, о которой ходило столько слухов и легенд. Кеша не знал никого, кто бы вернулся из такого путешествия, а, значит, готовится к нему надо было очень упорно и долго.
Наверно, он приступил бы прямо сейчас, собирая походный набор трав, если бы то самое чувство тревоги за пострадавшего не щёлкнуло у него в мозгу. Какой-то особый будто запах повёл Иннокентия вбок. Уже привыкший к таким резким разворотам Леопольд хотел было уточнить направление, как перед парочкой возникло паникующее до смерти существо, которого неслось навстречу. Едва генета успел закончить свой тревожный рассказ, как Кеша сам рванул к целительнице, перепрыгнув её фамильяра не хуже самого заправского льва. Крохи информации, что сообщил генета, помогли гиене тут же вытащить из своих запасов жизненно необходимый столетник...
На секунду Кеша решил, что опоздал. Глаза львицы были закрыты, дыхания не было слышно, да и вообще каких-либо признаков жизни она не подавала. Прильнув ухом к её рту, не беспокоясь о возможности измазаться в чём-либо, крокут с облегчением услышал тоненькие попытки вдохнуть. Столетник был отложен до лучших времён, а Иннокентий, на мгновение вновь заглянув в сумку, вытащил оттуда сердецей. Прикинув, что обморок Элис не должен был быть слишком глубоким, метис решил использовать не самый большой плод. Разжимать челюсти почти не пришлось - пара ловких и уверенных движений - и красная спасительная ягода уже оказалась под языком у Элис.
- Принесите ещё воды, - властно скомандовал Кеша обоим фамильярам, готовясь растирать листы столетника. Помощники лекарей на удивление расторопно притащили ещё воды. По одному взгляду на Кешу Леопольд понял, что от него требовалось и один из листов был согнут таким образом, чтобы вода как можно лучше держалась. Гиена решил, что всего пары небольших частей растения хватит, чтобы помочь львице. Разбавив сок в нужном количестве воды, крокут приготовился к трудностям, связанным с применением сердецея -  Элис могла с лёгкостью перевозбудиться и вместо лечения начать бегать или, что ещё хуже, паниковать и пытаться помочь себе сама. Тут сил лишь двух хищников явно не хватило бы.
- Можешь помочь? - обратился он с генете без всякой твёрдости, - Если она начнёт сопротивляться, сможешь её удержать?
Не дожидаясь положительного ответа - каждая секунда на счету - Кеша копнул землю, чтобы поставить в получившееся углубление "чашу" с лекарством. А затем, немного отойдя и позволив Доя сделать всё возможное для предупреждения неожиданных решений самки, произнёс:
- Выпей это, тебе станет куда лучше, я ручаюсь!
Кеня надеялся, что ему снова поверят, что он вновь сможет кому-то помочь, что его помощь не отвергнет более опытная целительница...

Лот 38 и 36, Сердецей и Столетник применены.

+1

4

Сознание шелковой лентой то ускользало, то возвращалось к Элис. Она не понимала, что происходит, сколько времени прошло, и сколько ей осталось. Да, целительница не сомневалась в том, что умирает. Ее голова уже плохо соображала, мысли были мутными, как озеро, в котором песок поднялся со дна. Никаких сформированных фраз уже не получалось. Только обрывки слов и эмоций, только пульсирующая боль в голове и разрывающая в животе. Когда Элис была в сознании, она тихо стонала. Когда уходила в забытье — затихала.

Спустя какое-то время, которое показалось львице вечностью, в ее рот кто-то вложил круглую ягоду. Сделав невероятное усилие, Эли приказала своим челюстям сомкнуться, чтобы плод ароспьеры не выпал. Она узнала вкус этого растения как только начала приходить в сознание. Это растение действовало довольно быстро, буквально минута, и самка уже открыла свои янтарные глаза. Львица увидела перед собой три обеспокоенные морды: Доа, который, кажется, был близок к истерике, взрослого шакала и гиены-подростка. Необычная компания, это уж точно.

Увидев, что его подруга проснулась, генета подскочил, как ошпаренный и прижался к ее щеке, нервно бормоча что-то неслышное. Элис поморщилась от боли в голове, чем заставила Доа резко отпрянуть.

— Прости, Эли, — виновато потупился он и встал в сторонке.

Перед мордой львицы оказался глубокий лист с какой-то жижей внутри. Гиена убеждал ее, что это поможет. Элис доверяла незнакомцу, ведь он смог привести ее в чувства ароспьерой. Но ее целительский нюх оживился даже в таком состоянии, даже когда ее все еще тошнило. Львица втянула воздух и почувствовала запах столетника. Этот сладковатый запах она могла узнать когда угодно.

Эли выпила все до капли и вылизала лист. Для этого она перевернулась с бока на живот и вытянула шею. Закончив со столетником, львица положила голову на лапы и прикрыла глаза на пару секунд, чтобы дать лекарству подействовать. Тошнота и боль в животе потихоньку уходили. Голова еще болела, но уже не так сильно.

— Спасибо, — хриплым голосом проговорила Элис, открыв глаза и подняв их на своего спасителя. — Отличный подбор лекарств!

И правда, лучше не придумаешь. Самка оценила действия гиены и поняла, что поступила бы так же. Ароспьера, чтобы привести пациента в чувства. Если бы он начал вливать ей раствор столетника сразу, то половина бы пролилась мимо. И была бы вероятность подавиться. Сам раствор был приготовлен идеально, ведь передозировка столетником может привести к очень плохим последствиям.

— Меня зовут Элис, а это Доа, — отозвалась она, когда тошнота совсем улеглась. — Я — целительница прайда Фаера. Очень глупая целительница, как оказалось. Не отличить спелый плод Аки от неспелого. Хорошо, что ты был рядом. Я не знаю, как тебя отблагодарить за мое спасение.

Окончательно успокоившийся Доа аккуратно подошел к подруге и, получив разрешение, устроился между лапами Элис и принялся аккуратно вылизывать ей грудку. Его слегка потряхивало от пережитого стресса. Генета не мог себе позволить потерять свою лучшую подругу. Это было слишком близко, слишком страшно.

+2

5

Когда львица начала приходить в себя, гиена едва не начал танцевать от радости — всё получилось как нельзя удачно. Очевидно, что хорошего исхода происшествия ожидали все, но не все верили в его возможность. Так или иначе, но генета, который и позвал Кешу на помощь, тревожно шнырял между хищниками, но после, кажется, не менее тревожный, приблизился к своей хозяйке. Точно так же неосознанно поступил и Леопольд, подойдя к своему младшему товарищу после всех его манипуляций, опасаясь за начинающего врачевателя. Но всё обошлось, и причём с наименьшими потерями для всех тут присутствующих. Слушая львицу, Иннокентий улыбнулся (как умеет только он, обаятельно-мило, а не как все иные гиены, улыбка которых скорее напоминала оскал), и не смог удержаться, чтобы ей не ответить:

Я Иннокентий. Моего друга звать Леопольд. А я тебя знаю, — несколько удивлённо сказал метис, приглядываясь. — Мне про тебя...рассказывали, — гиена немного стушевался, ибо о многих членах прайда знал лишь понаслышке (вполне логично опасаясь, что за желание познакомиться поближе его могут немного так покалечить), но продолжил разговор. — Твой друг очень вовремя меня заметил, поэтому благодари его в том числе.

Закончив с первой мыслью, подросток не мог не уточнить:

Плоды Аки? Это... — он замялся, вспоминая, но на помощь пришёл всезнающий (который, правда, после очередного спасения начал в этом сомневаться Леопольд):

Большое дерево, яркие плоды и столь же очаровательный запах, сколько и опасный яд. Ты уже его пробовал. Тоже. — каждое последующее слово шакала отдавало чем-то вроде укора, причём обоим целителям сразу, этакое "что же вы за врачи, раз сами себя гробите". Ах, да, и очень-очень выразительное закатывание глаз добавьте и увидите Леопольда во всей его обвиняющей красе сейчас.

Если бы гиены могли краснеть, Кеша бы покраснел. Потом побелел. В эту секунду ему хотелось накинуться на своего ментора, который попросту опозорил его перед другим лекарем. Пришлось оправдываться.

Я тоже пробовал его, как ты понимаешь, — несколько виновато улыбнулся он Элис, — Тоже ароспьерой откармливался потом, дурак. Но ладно, давай... Поправляйся. Приди в себя. Думаю... Думаю, теперь мы с тобой оба нескоро решим пробовать что-то на себе, верно?

Взмахнув своими локаторами-ушами, гиена уселся прямо перед львицей, продолжая следить, чтобы ей не стало хуже, и попутно рассматривая те два странных пера в её хвосте. Ну, пытался рассматривать, пытаясь убедиться, не врут ли ему глаза.

Эпизод окончен.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Without each others help there ain't no hope for us [Иннокентий, Элис]