Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности
  • 08.08 Представляем вашему вниманию новую версию Единого Аккаунта Начала!
  • 07.08 Техадмин Тесва готовит важное обновление игрового функционала! Обязательно загляните в тему "Определение авторства старых игровых сообщений"!
  • 02.08 Приглашаем принять участие в важном опросе по поводу введения в игру новых эффектов болевого шока и заражения крови!
  • 24.06 Обновление игровой карты! Произошли некоторые изменения в дизайне и функционале.
  • 09.04 Наступило игровое утро. Были открыты ранее закрытые из-за извержения локации подфорума "Килиманджаро", исправлены описания некоторых локаций. Извержение и пожары официально закончились.
  • 05.04 Отредактировано описание лота "Талисман лекаря", добавлен новый лот "Талисман поиска".
  • 01.03 Список обитателей саванны почищен от неактивных персонажей! Пожалуйста, проверьте наличие всех ваших активных персонажей в списке и в случае их отсутствия заполните заявку до 15.03. В противном случае будет наложен штраф в размере 5000 баллов.
  • 22.02 Поприветствуйте нового со-администратора форума - Такиту!
  • 03.01 Мастерская специальных лотов обновилась! Администрация ищет смельчака на должность штатного художника для создания иконок для лотов. Работа будет оплачиваться.

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: день (начало июля — конец сентября 2019 года)

Земли Гордости Небо все еще затянуто тучами, туман рассеивается очень медленно. Земли Гордости будто подернуты легкой белесой дымкой, особенно густой в низинах.

Килиманджаро Воздух заполнен густым и навязчивым запахом гари. Дождь продолжает капать.

Предгорья Небо очистилось от туч, и теперь на нем лишь легкие перистые облака. Низины по-прежнему затоплены, а ручьи и реки – полноводны, но на холмах и в лесу стало заметно суше. День обещает быть жарким.

Внешние земли Дождь продолжает лить, превращая растрескавшуюся почву пустошей в непривлекательную грязную жижу.

Кладбище слонов Кладбище подернуто легкой дымкой, через которую светит солнце.

Западное королевство День обещает быть жарким. На небе ни облачка.

Восточная низина Утренняя гроза закончилась, воздух еще напоен влагой и пахнет озоном. Небо постепенно очищается от туч, уходящих в сторону морского побережья.

Непроходимые Дебри Переменная облачность. В лесу влажно и тихо.

Побережье океана Со стороны материка пришли низкие серые тучи, лишь далеко от берега можно увидеть полосу чистого неба. Начинает накрапывать дождь. Ветер порывистый, прохладный.

Небесное плато Туман рассеялся. Солнце поднялось высоко. День будет жарким.

Северные владения Небо затянуто облаками, сквозь которые пробиваются солнечные лучи.

Морийский хребет Переменная облачность, довольно прохладно.

Края вечной зимы Прохладный и ясный день, на небе ни облачка.

Великая пустыня Жарко и ветрено. Близ устья Лузангвы и у морского побережья небо затянули тучи, но дождь идет стороной, проливаясь восточнее.

Южный кряж Теплый и ясный день, тучи видны лишь на горизонте.

Таинственный оазис День будет ясным и теплым, на небе ни облачка.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластияFables of Ainhoa

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Морийский хребет » Великая горная цепь


Великая горная цепь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s019.radikal.ru/i632/1701/bf/6fee7587fac3.png

К северу от Троп мёртвых начинается плато, переходящее в отроги высоких, заснеженных гор. Здесь есть и горные пики, и тропы и ущелья, по которым, если захотеть и сильно постараться, можно пройти по горам и ущельям от долины реки Кагера до окрестностей Одинокой горы.


Местные скалы и горы считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз; также возможны оползни и обвалы (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

0

2

Начало игры

Долгие годы он учился у шаманов и воинов, и это обучение в итоге сделало из него то, что сделало. И вот он вернулся в окрестности Прайдленда. Когда он покидал их подростком - королем был еще Муфаса, да и правление Ахади еще не было тогда далеким прошлым - тогда оно было еще прошлым совсем недавним. И та картина, которую он застал по-приходе - с гиеньими патрулями и прочим - ему сильно не понравилась. Благо - у него тогда хватило ума не заявлятся открыто на свою бывшую родину, а таясь около границ, сделать несколько вылазок. В ходе этих нескольких незаметных вылазок в земли прайда Скара Сотеру удалось выяснить главное - представителей дома Арридеидов на этих землях уже не было - из последнего поколения рода Митридат и Лаодика - умерли, а последний глава рода - Птолемей - исчез в неизвестном направлении. Сотер помнил своего дальнего родича Леми еще с тех пор, как они оба были подростками и виделись в последний раз. Не без оснований Сотер полагал, что зашуганному и слабому Леми наверняка понадобится его помощь - да и должность стратига велит ему служить. И вот, Сотер отправился на поиски. Конечно, Сотер не знал, куда именно судьба занесла Леми - но определенные догадки у него были. Наиболее вероятным был вариант, что его родич двинулся в сторону своих законных владений - а значит, имело смысл искать его прежде всего там. От первоначальной мысли идти напрямик, Сотер достаточно быстро отказался - поскольку, судя по пограничным меткам, земли к западу от реки Зимбабве принадлежали какому-то прайду. А Сотер был не намерен лезть в пограничные конфликты. Поэтому он выбрал долгий, кружной путь - по краю чужих владений, не заходя в эти самые владения. Поскольку он двигался тайно, скрытно, урывками, отсиживаясь в убежищах - продвигался к своей цели он крайне медленно. Вот уже позади оказались и пустощи (в которых он обнаружил явные следы чьего-то пребывания, но, по счастью, избежал непосредственного знакомства с теми, кто их оставил, кем бы они ни были), позади оказались и заваленные сползшими с гор снегами серерные земли. И вот, впереди у Сотера оставался один участок пути - но при этом один из самых трудных - Морийские горы. С одной стороны - здесь-то он мог идти уже открыто, не таясь. С другой - в плане проходимости местности этот путь был самым трудным. И вот, то спускаясь в темные, мрачные ущелья, прорезанные ледяными водами безымянных ручьев и речушек, то поднимаясь на заснеженные плато, продуваемые безжалостными ветрами, он упрямо двигался в сторону своей цели. Понятно, что за один, и, даже, за несколько дней, эту местность ему было не преодолеть, и вот, когда уже основательно стемнело, он нашел в одном из ущелий небольшую пещеру, где и решил остановиться на ночлег. Снаружи журчали воды очередной безымянной речушки, и под эти звуки усталый и измотанный Сотер наконец уснул. Ему нужно было набраться сил для дальнейшего пути.

0

3

Начало игры

И вновь разум Филиппа был поглощен Тьмой. Контроль давался особенно тяжело, и сейчас лев скорее действовал за счет инстинктов, вынуждая свою настоящую личность отступить на задний план и давая волю этой... Сущности. Так Филипп назвал Духа, которого видел, хотя тот и представился ему собственным именем - Отец Охоты. У Отца было множество голосов, и некоторые из них скорее напоминали Мать, хотя сам Филипп особого внимания на звучание не обращал. Его больше волновала суть высказывания этого Духа, который почему-то обращался к самцу на равных - как к Призраку. Что, конечно, не добавляло уважения к этой злой Сущности, но противостоять ей Оджомо просто не мог. Он был слишком слаб, а она слишком сильна и хитра.

В один из вечеров Филипп забрел на очередные неведомые ему территории, и, как оказалось, все это было совершенно не случайностью. Дух привел его на ту поляну намеренно, чтобы пробудить нужный триггер, щелчок в голове ослабевшего разума Филиппа. И если поначалу все было относительно спокойно и даже безобидно, то в конечном счете Филипп оказался здесь, посреди холодных угрюмых скал, ведомый запахом крови недоброжелателя и жаждой его кончины, жестокой и кровавой, но определенно справедливой.

То был вечер, немного дождливый и прохладный - идеальная погода, чтобы выйти на открытую местность. Филипп очень не любил свет, тот его в последнее время будто обжигал, поэтому деревья, леса и пещеры оставались у него в предпочтении, в то время как открытые склоны и равнины зачастую оказались нетронуты присутствием Оджомо. И лишь в подобные моменты прохлады и сумерек самец позволял себе выходить на открытую местность. Ему очень не нравилось это чувство незащищенности, а погода и время суток хоть как-то гарантировали ему безопасность.

Филипп брел как всегда в своем темпе и стиле - медленно передвигал лапы, практически не поднимая их, будто скользил по траве. Его внимание привлек шорох кустов неподалеку, и тогда самец предпочел затаиться. Наблюдение издалека - стиль жизни, к которому Филипп привык и который преобладал в его существовании уже на протяжении более трех лет. То была самка, небольшая львица, чья светлая голова показалась из-за кустов. В ее пасти была кипа травы, которую Филиппу разглядеть не удалось, зато удалось рассмотреть ее расслабленный взгляд. Самка направлялась куда-то, практически не оглядываясь по сторонам и таким образом позволяя Филиппу спокойно проследить за ней. Но, как оказалось, Филипп был не единственным, кто решил воспользоваться невнимательностью бедняжки.

Когда это случилось, Филипп был слишком далеко, чтобы непосредственно помешать нападению. Небольшой лев появился будто из ниоткуда и ему хватило пары ударов и укусов, чтобы повалить юную травницу на землю, вызывая в воздухе слабоватый запах крови, который практически уже и не достигал ноздрей Филиппа. Оджомо застыл на месте в приступе паники. Его мозг, все еще слабый и уставший, не мог осознать картину происходящего, и, кажется, пробудился, только когда зверские мужские стоны стали перекрывать звук стукающих капель дождя.

Он?! Он её?..

«Ты тоже это видишь, мой дорогой? Какой же кошмар»

Голос Отца стал небольшой неожиданностью для Филиппа, и тот будто очнулся из транса - его тело задрожало, а голова в панике завертелась, будто пытаясь найти источник звука неподалеку с собой.

«Посмотри, как ему это нравится. Как он кричит, как он ее толкает, забирает с собой последние частички ее жизни. А все ради чего? Хочешь, я расскажу тебе немного об этой львице?»

Филипп ничего не ответил, он лишь нервно сглотнул остатки слюны в его пересохшей пасти. Нет, он абсолютно не хотел знать каких-либо подробностей происходящего вдалеке, но он был слишком поражен, чтобы хоть как-то противостоять напору Духа, который явно упивался ситуацией, и будь Оджомо спокоен и расслаблен, он быстро бы уловил елейность в его голосе.

«Здесь много валерьяны. Наверное, твой друг Азаров уже поведал тебе о прекрасных свойствах сей травы. Она не только успокаивает боли, но и сводит зверей с ума...»

Филипп сделал один шаг, второй. Медленно его тело двигалось по направлению убийцы, в то время как глаза его остекленели. Каждое слово, размеренно сказанное Духом, будто гипнотизировало его, вызывало неконтролируемое желание сделать хоть какое-то действие. Сковывающий ужас уступил место бездумному подчинению, Филипп весь был поглощен рассказом Отца Охоты, и от того никак не мог противостоять приближению.

«Каково это - убить живое существо ради очередной дозы? Ради выгоды. Ты бы так не поступил, правда Филипп? Ты не убивал тех леопардов ради себя, нет. Это делал Азаров, как делает и этот лев.»

В мутной голове Филиппа краткими вспышками мелькали картины прошлого. Пачка травы. Кусок мяса. Пятнистое полотно. Черная морда Азарова. Все тело Оджомо напряглось, пульсировало, дыхание участилось, в то время как слова Отца просачивались и ржавели под коркой мозга.

«Но одно дело убить и взять свое. Нет, этот решил забрать большее - ее честь. Осквернил ее, пометил убийство. И он выйдет победителем из этого всего. Он продолжит жить и надругается над чьим-то еще телом. Возможно, ребенком, которого эта травница и хотела спасти.»

- Несправедливо... - тихим рыком вырвалось из груди Филиппа. Он дышал сквозь зубы быстро и отрывисто, тело практически припало к земле, а расстояние между ним и убийцей сократилось настолько, что насильник вполне мог бы его заметить, если бы не был слишком увлечен своим делом.

«Ты прав, мой Призрак. Ты как никогда прав. Ты ведь не оставишь этой вопиющей несправедливости и шанса, не правда ли?»

Ответ Филиппа был слишком очевиден, и даже слова были не нужны, чтобы выразить его - самец оттолкнулся от земли и в пару прыжков нагнал противника, впиваясь тому в область шеи. Эффект неожиданности сработал, но ненадолго - уже совсем скоро насильник смог вырваться и побежал прочь в сторону горного хребта, а Филипп, раззадоренный охотой и желанием мести, последовал за ним.

Так, вечер перерос в ночь, но Призрак не чувствовал себя уставшим. Жажда мести была слишком велика, а Сущность подгоняла его, наставляла на верный путь. Да и не сказать, что выслеживать этого идиота было такой уж непосильной задачей - он сам завел себя в тупик, пустившись в сторону Морийского хребта. Здесь-то он и найдет свою смерть в лице Призрака. Он следил за ним: то с возвышенностей, мастерски сливаясь с камнями, то сквозь скалы, где его хоть и высокую, но тонкую фигуру было практически незаметно. Ветер благоволил ему, меняя направление вместе с передвижением жертвы, благодаря чему запах Филиппа было невероятно сложно уловить, в то время как зловоние крови насильника было отличным следом для самого Оджомо.

«Здесь, за углом.»

И действительно, стоило Филиппу завернуть за угол, как он увидел столь знакомую и столь отвратительную ему фигуру льва, который изо всех сил пытался забраться по скале, но лишь в очередной раз упал. Черные глаза Филиппа блестели в темноте, а где-то над ними был слышен не только свист ветра, но и одинокое, тоскливое пение птицы, которое прекратилось, стоило Филиппу произнести спокойно, но вместе с тем угрожающее:

- Динь-дон...

В одно мгновение Филипп набросился на врага, целясь тому когтистой лапой по морде и надеясь на очень мощный и успешный удар, который если не отбросит льва головой на камень, то хотя бы дезориентирует его.

+2

4

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Пост написан от лица НПС, участвовавшего также в отыгрыше на Вершине плато. После событий той игры прошло некоторое время.


Его гнал вперед страх. Какой-то неосознанный, почти эфемерный, но от того не мене реальный страх. Он скребся с внутренней стороны черепа, холодил шкуру на спине, заставлял шугаться буквально каждого шороха и, тем более, резкого звука.
Прошло ведь уже столько времени, несколько часов точно, неужели этот странный зверь до сих пор мог идти по его пятам?..

Луке было тяжело без Сохатого. После последнего их грабежа минуло уже черт те сколько, разжиженные наркотой мозги льва и не помнили точно. В одиночку, без остальной банды желтогривый чувствовал себя неуютно... беззащитно даже.
А ведь это все тот проклятый обвал. Если бы Лука остался с остальными внутри пещеры, когда вход в нее завалило, ему было бы даже легче. Сейчас же, отрезанный от тех, с кем он путешествовал несколько месяцев, самец отчетливо ощущал на себе непривычно и тяжелое одиночество, что особенно сильно сгущалось в моменты ломки.

У Сохатого всегда была дурь для него. Возможно из-за этого он и был так предан главарю, так безотказно выполнял все приказы, признавал его силу и значимость. Без своего покровителя же Лука теперь был не более чем потерявшимся, едва ли уже не обезумевшим наркошей, только и думающим о том, как добыть себе вожделенного яда.

Именно поэтому он напал на ту львицу. Именно потому, что среди связки трав, что она несла, он отчетливо чувствовал запах желанной валерьяны. Только стоило этому запаху коснутся его носа, как любые колебания, любая жалость изжила себя, заменяясь одержимостью.
Он убил ее не думая. Совершенно не размышляя о правильности этого поступка, тем более не сомневаясь в его необходимости. А тогда же, когда по жилам потекла лишающая рассудка отрава, наружу полезли самые темные инстинкты и желания.

Сейчас, когда дурь слегка выветрилась и он отрезвел, он едва ли помнил, что вообще произошло. Только вкус крови, предсмертные хрипы целительницы и собственные стоны, болезненно вспарывающие память в месте с ощущением липкой похоти. Надругался ли он над львице пока та еще была жива? Или довольствовался уже ее едва теплым телом?..

Но что было более страшным, гораздо более врезающимся в память, а от части и отрезвившим его тогда, так это размытый и пугающий силуэт напавшего на него. Лука не понял под кайфом тогда, кто именно это был, лев или другой хищник, но челюсти у него были действительно цепкие. Он чудом только смог вырваться из смертельной хватки, таким же чудом оставив на своей шее после этой встречи только несколько уже переставших кровоточить царапин.

Твою же... мать... — он кряхтел и исходил бранью, пытаясь забраться на отвесную каменную стену. Лука старался путать следы, настолько, насколько умел это вообще делать, и в его понимании для этого стоило постоянно менять высоту прокладываемого пути. Он то спускался в низины плато, то забирался в его возвышенности. Но на этот раз ничего совершено не получалось. — Какого же хрена это... так... тяжело...

В очередной раз упав со скалы, он поднялся на лапы и попытался отдышаться. Тишина, царившая вокруг, только давила на него еще больше, раз за разом заставляя размытые воспоминания в памяти обрастать все более жуткими подробностями. К тому же такая тишина заставляла постоянно ждать. Казалось, что вот-вот и что-то случится. А возможно еще мгновение и снова заорет эта идиотская птица.

И да... действительно. Так и оказалось.

Да заткнись ты уже! — Лука вновь огляделся, пытаясь найти пернатый источник звука, но так ничего этим и не добился. Птица все это время, пока он удирал и пытался потеряться для своего преследователя — коль тот действительно был — назойливо пела и только больше нагоняла жути. Пела тоскливо, однообразно, каждый раз соблюдая точный промежуток между трелями, щебетом этим впиваясь прямо в душу.

Лев и так боялся, боялся до периодической дрожи в коленках. Постоянно озирался вокруг, все думая, что за ним следят и до сих пор гонятся. Хотя, казалось бы, почему уже давно не догнали и не набросились...

А эта птица... эта птица. Тьфу! Как же она его достала!

— Завали свое клювало! — нервы желтогривого предательски сдавали, заставляя срываться даже на невидимого ему неприятеля. Вообще кричать в его положении было плохой затеей... даже опасной.

Да, опасной.

Он понял это в момент, когда птица действительно заткнулась, но сразу после этого посреди вновь возникшей на мгновение тяжелой тишины раздалось:

Динь-дон...

БМ

https://pp.userapi.com/c852136/v852136914/d0e7c/yM0_5FRgTd4.jpg

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFmXHUwNDQwXHUwNDM4XHUwNDM3XHUwNDQwXHUwNDMwXHUwNDNhIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFmXHUwNDQwXHUwNDM4XHUwNDM3XHUwNDQwXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDMwIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MWJcdTA0NDNcdTA0M2FcdTA0MzAiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MWJcdTA0NDNcdTA0M2FcdTA0NDMiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjE1LCJkYW1hZ2VfZGljZSI6NSwibW9kaWZpZXIiOjIsImJvbnVzZXMiOltdLCJib251c2VzU3VtIjowLCJyZXN1bHQiOnsiYXR0YWNrX3JhdyI6MTUsImF0dGFja19ib251cyI6MCwiYXR0YWNrX21vZGlmaWVyIjoyLCJhdHRhY2tfY2hhbmdlIjoyLCJhdHRhY2tfcmVzdWx0IjoxNywiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoiZ29vZCIsInNlbGZoYXJtIjpmYWxzZSwiZGFtYWdlX3JhdyI6NSwiZGFtYWdlX21vZGlmaWVyIjoxLCJkYW1hZ2VfcmVzdWx0Ijo2LCJkYW1hZ2Vfc3RhdGUiOiJoYXJkIn19

Призрак попадает точно в цель, на радость ведущего его духа: его тяжелая лапа бьет Луку по морде, с силой откидывая в сторону ближайших камней. Жертва по приземлению попадает головой прямо на них, едва тут же не теряя сознание. У молодого льва все признаки сотрясение головного мозга: головокружение, потеря координации и, кажется, на подступе уже рвота.

Лука получает постоянный антибонус "-2" и до потери сознания ему остается всего два поста.
[/formatgic]

Он опять не понял что произошло. Так же, как и не понял кто именно на него напал. Всего какое-то мгновение после того, как Лука обернулся на этот странный звук со стороны, и вот он уже получает по морде с такой силой, что отлетает на камни. Острая боль тут же раздается в голове, следуя тяжелой волной по всему телу.

Казалось, что вокруг стало еще темнее, и вот еще немного и он точно потеряет сознание. Лука вскрикнул, сжимаясь от боли и страха, сжался буквально в беспомощный комок и слепо жмурил глаза.

Кто это и за что он его так?..

Когда из глаз наконец-то прыснули слезы боли он всхлипнул, судорожно хватая пастью воздух, но то ровно до того момента, пока к горлу не подступил ком. А после тот вылился из него бурой смесью чужой непереварившейся крови и листьев той самой злосчастной валерьяны.

— Отстань от меня! Отстань! — он, не смотря на невыносимую боль, попытался встать на лапы. Серое пятно, еще более размытое после удара о камни, пугающими пустыми белыми глазами смотрело прямо на него. Слезы снова полились из глаз Луки, но на этот раз уже от страха и паники. —  Демон! Демон! При... Призрак!

Он загомонил, громко крича, при этом будучи едва в состоянии вообще шевелить языком. Слезы, так позорно не желающие останавливаться, мешали обзору еще больше, но отчаявшемуся Луке ничего больше не оставалось, как хотя бы попытаться атаковать.
И он попытался. Попытался неуклюже, гораздо более неувереннее, нежели несколько часов назад с львицей. Бросился вперед, в надежде вцепиться клыками в чужую шею.

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFiXHUwNDQzXHUwNDNhXHUwNDMwIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFiXHUwNDQzXHUwNDNhXHUwNDQzIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MjFcdTA0M2VcdTA0NDJcdTA0NDBcdTA0NGZcdTA0NDFcdTA0MzVcdTA0M2RcdTA0MzhcdTA0MzUgIiwidmFsdWUiOiItMiIsImFjdGl2ZSI6Im9uIn1dLCJzcGVjaWFscyI6IiJ9LCJkZWZlbmRlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFmXHUwNDQwXHUwNDM4XHUwNDM3XHUwNDQwXHUwNDMwXHUwNDNhIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFmXHUwNDQwXHUwNDM4XHUwNDM3XHUwNDQwXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDMwIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImFjdGlvbiI6Ilx1MDQzMFx1MDQ0Mlx1MDQzMFx1MDQzYVx1MDQ0M1x1MDQzNVx1MDQ0MiIsImF0dGFja19kaWNlIjoxMSwiZGFtYWdlX2RpY2UiOjUsIm1vZGlmaWVyIjowLCJib251c2VzIjpbeyJ0aXRsZSI6Ilx1MDQyMVx1MDQzZVx1MDQ0Mlx1MDQ0MFx1MDQ0Zlx1MDQ0MVx1MDQzNVx1MDQzZFx1MDQzOFx1MDQzNSAiLCJ2YWx1ZSI6Ii0yIn1dLCJib251c2VzU3VtIjotMiwicmVzdWx0Ijp7ImF0dGFja19yYXciOjExLCJhdHRhY2tfYm9udXMiOi0yLCJhdHRhY2tfbW9kaWZpZXIiOjAsImF0dGFja19jaGFuZ2UiOi0yLCJhdHRhY2tfcmVzdWx0Ijo5LCJhdHRhY2tfc3RhdGUiOiJ3ZWFrIiwic2VsZmhhcm0iOmZhbHNlLCJkYW1hZ2VfcmF3Ijo1LCJkYW1hZ2VfbW9kaWZpZXIiOi0xLCJkYW1hZ2VfcmVzdWx0Ijo0LCJkYW1hZ2Vfc3RhdGUiOiJlYXN5In19

Сотрясение дало о себе знать: лапы Луки заплетаются, не давая ему нормально кинуться вперед. Он не впивается в чужую глотку со всей силы, но оставляет пару кровоточащих царапин, так же, как сам Призрак на нем ранее (постоянный антибонус "-1"). Сам желтогривый лев остается "вцепленным" зубами в шкуру противника, стоя к тому вплотную.

Призрак из-за этого не может атаковать зубами или уйти из захвата, но остальные варианты более чем доступны.
[/formatgic]

Сводка боя

Призрак

Стоит на своих четверых крепко, на шее висит Лука, не может увеличить дистанцию и атаковать челюстями; легкое кровотечение, постоянный антибонус "-1".

Лука

Вцепился в шею Призрака, стоит вплотную к нему; сотрясение мозга, постоянны антибонус "-2", потеря сознания через 2 поста.

+1

5

Сущность вела Филиппа, вновь превращая Охоту в кровавое зрелище. Под ее властью даже далеко не самый сильный лев был способен на относительно быстрое и эффективное убийство, хотя сам Филипп был иного мнения. Злодей, так трусливо пытавшийся сбежать из-под носа, заслуживал большего, чем просто быстрое убийство, и здесь взгляды Оджомо и его Духа разнились. Впрочем, он не препятствовал действиям Призрака - и доказательством тому было его томное молчание.

Филипп не торопился. Его безразлично-холодный взгляд излучал некоторую долю любопытства, когда эти две бледные точки сфокусировались на ослабленном окровавленном теле насильника.  В этом, наверно, и заключался ужас, который Филипп вселял в своих оппонентов - во время убийства его выражение морды сохраняло нотки спокойствия и безучастности, будто перед ними явилось нечто сверхъестественное, оболочка некогда живого существа, поглощенная неведомыми злыми силами. И ведь от части так оно и было.

Филипп сделал пару неуверенных шагов в сторону льва. Его тело корчилось и изворачивалось, пронизанное страхом и болью, его язык что-то щебетал, лишь отдельные слова доносились до ушей Филиппа. И, неясно к несчастью или же нет, прямо перед своей неуклюжей атакой жертва обратилась к нему:

- Демон! Демон! При... Призрак!

Филипп словно пробудился. На его морде вновь появились морщины, особенно в области переносицы и бровей, черные губы зашевелились, неторопливо оголяя острые клыки и демонстрируя озлобленную гримасу, а стеклянные глаза,казалось, приобрели рыжеватый оттенок из-за огоньков, взыгравших в них.

Ответное нападение было несколько неожиданным, из-за чего Филипп схлопотал и свою дозу боли, что подтверждал хриплый грудной рев, эхом отталкивающийся от многочисленных скал и глыб округи.  Противник повис на нем, из взгляды пересеклись, и если во взгляде Филиппа можно было с легкостью разглядеть лишь злобу и гнев, пришедшие на смену стеклянной пустоте, то вот на морде насильника он все еще видел трусость и отчаяние. Нет слаще воды, чем слезы врага, однако в Оджомо они вызывали еще больше злости. Еще больше желания наказать злодея. Ах, как сильно он напоминал ему ублюдка Азарова.

Издав очередной гневный рев, Филипп повалился вперед на вцепившегося в его горло льва, прижимая того к одной из скал и таким образом обездвиживая его. Взгляд Призрака плотно прилип к морде врага, будто это именно он был той опорной силой, что сковывала противника.

ГМу

Применяю умение "Обездвиживание" и прижимаю грудью Луку к скале, продолжая сверлить того взглядом

0

6

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Призрак прибивает Луку к скале

Призрак успешно применяет способность Обездвиживание и прижимает противника к скалистой стене! Теперь оба оппонента не могут атаковать друг-друга до тех пор, пока Призрак не отпустит Луку или последний не вырвется из захвата.

Из-за кружившейся головы Луке показалось, что прыжок длился вечность. Он не чувствовал куда именно в пространстве движется, к тому же закрыл глаза, но наделся только на то, что удача все-таки не отвернется от него и быть может у него получится убить это страшное пугающее нечто. Сознание вот-вот грозилось покинуть его, атакуемое страхом, паникой и болью, что никак не могла утихнуть в черепе.
В итоге ему повезло: он нашел опору, которой оказалась шея врага. Зверь, атаковавший его, все же оказался материальным, из плоти и крови, которая несколькими каплями стекла на язык льва. К горлу вновь подступил рвотный ком, но Лука сдержался, постаравшись сильнее сжать челюсти. Только так он мог хотя бы попытаться не упасть без сил совсем, цепляясь за чужое горло так же, как он изо всех сил сейчас цеплялся за свою жизнь.

"О... боже мой".

Но лучше бы он в этой ситуации не открывал глаза.

Он увидел его взгляд. Вплотную, морда к морде. Страшный, нет... ужасающий. Он не выражал почти эмоций, но от того было только еще пугающий. Безразличный, мертвецки спокойный. Он не чувствовал совершенно ничего из того, что бушевало в душе Луки: ни страха, ни боли, не злости, которая питала бы его, словно топливо.
Но то, как стало ясно, только по началу.

Жертве показалось, что глаза демона загорелись. Загорелись самым настоящим пламенем, дыханием самой преисподней. И то ровно пред тем, как их владелец инфернально заверел и кинулся с ним не шее вперед так, словно бы желтогривый не весил ровным счетом ничего.
Лопатки льва отдались болью, когда впечатались в жесткую скалу за ним. Из сомкнутой пасти вырвался сдавленный вздох, символизировавший ни то наваливающуюся все сильнее усталость, ни то накрывающее так же стремительно осознание неизбежного.

А эта тварь все продолжала смотреть на него. Прямо в душу, своими абсолютно черными белками и бледными радужками что совсем не двигались с места. Из под этого взгляда хотелось как можно быстрее уйти, даже не смотря на то, что под чужим весом дыхание совсем сперло.
Лука разомкнул челюсти, отпуская схваченную шею, но вместе с тем попытался со всем силой оттолкнуть его от себя, таким образом откидывая и высвобождаясь.

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFiXHUwNDQzXHUwNDNhXHUwNDMwIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFiXHUwNDQzXHUwNDNhXHUwNDQzIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MjFcdTA0M2VcdTA0NDJcdTA0NDBcdTA0NGZcdTA0NDFcdTA0MzVcdTA0M2RcdTA0MzhcdTA0MzUiLCJ2YWx1ZSI6Ii0yIiwiYWN0aXZlIjoib24ifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MWZcdTA0NDBcdTA0MzhcdTA0MzdcdTA0NDBcdTA0MzBcdTA0M2EiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MWZcdTA0NDBcdTA0MzhcdTA0MzdcdTA0NDBcdTA0MzBcdTA0M2FcdTA0MzAiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjUsImRhbWFnZV9kaWNlIjoyLCJtb2RpZmllciI6MCwiYm9udXNlcyI6W3sidGl0bGUiOiJcdTA0MjFcdTA0M2VcdTA0NDJcdTA0NDBcdTA0NGZcdTA0NDFcdTA0MzVcdTA0M2RcdTA0MzhcdTA0MzUiLCJ2YWx1ZSI6Ii0yIn1dLCJib251c2VzU3VtIjotMiwicmVzdWx0Ijp7ImF0dGFja19yYXciOjUsImF0dGFja19ib251cyI6LTIsImF0dGFja19tb2RpZmllciI6MCwiYXR0YWNrX2NoYW5nZSI6LTIsImF0dGFja19yZXN1bHQiOjMsImF0dGFja19zdGF0ZSI6InNlbGZoYXJtIiwic2VsZmhhcm0iOnRydWUsInNlbGZoYXJtX3R5cGUiOiJzY3JhdGNoIn19

Бросок не на атаку, а на попытку вырваться!

Нет, увы, вырваться у Луки не получается. Вместо этого, попытавшись оттолкнуть Призрака от себя, он несильно бьет лапу об острый край скалы и получает небольшую царапину.

Следующий пост для Луки на попытку вырваться или атаковать будет последним, после него НПС потеряет сознание.
[/formatgic]

Сводка боя

Призрак

Все еще прижимает Луку всем весом к скале; легкое кровотечение, постоянный антибонус "-1".

Лука

Отпустил шею Призрака, в попытке оттолкнуть его от себя, но все так же остался прижатым к скале; сотрясение мозга, царапина на лапе, постоянны антибонус "-2", потеря сознания через 1 пост.

+1

7

Когда тело насильника оказалось зажато между Филиппом и скалой, Призрак почувствовал облегчение в области шеи. Неудивительно, ведь с каждой секундой пребывания в этой темной горной местности, с каждым его движением, даже дыханием враг становился слабее, а Филипп лишь сильнее. Он больше не удерживал Филиппа своими кривыми желтоватыми клыками, а сам Оджомо все равно не сводил пугающего взгляда с жертвы. Гнев Филиппа более не был столь агрессивным и походившим на огонь, сейчас он прищурил глаза с презрением.  Ему так многое хотелось сказать этому ублюдку, столько выговорить, так унизить. Но гордость ему не позволяла. Филипп молчал, сохраняя достоинство и лицо молчаливого убийцы, таким образом еще сильнее подкрепляя свой призрачный статус. Все, чем мог одарить Луку Филипп - презрительная тишина, перебивающаяся редкими хрипами и рыком.

Он все еще пытался вырваться. Обычно наивность умиляла Оджомо, но сейчас была совершенно не обычная ситуация. Жалкие попытки противника вырваться из крепкой обездвиживающей хватки Филиппа могли бы даже позабавить, не будь Призрак настолько поглощен ненавистью. А когда тот так и не смог оказаться на свободе, Филипп решил помочь ему. Правда, по-своему.

Самец с силой толкнул врага в сторону, повалив того животом на твердую неровную землю, при этом надеясь усугубить его и без того смертельное сотрясение. Тело насильника было податливое и мягкое, вполне возможно прям как тело той львицы, которую он осквернил. И теперь, когда Филипп был над бандитом, а тот практически бездыханно распластался под ним, роли окончательно переменились. Только вот Филипп не был безмозглым зверем и монстром, он был гуманным. Он в это верил. Это то, о чем ему говорила Сущность. И то, из-за чего он забывал, что не бывает гуманных убийств. Об этом ему придется задуматься уже после того, как азарт сойдет на нет.

Филипп не спеша поднял правую лапу и уложил ее на голову самцу. Вся масса тела Филиппа мгновенно переместилась именно на эту лапу, а его когти постепенно стали впиваться в его лоб, в надежде принести как можно больше страданий. Пусть именно эта боль будет последним, что помнил этот лев, пока еще находился в сознании.

ГМу

Применяю лот "Земной покровитель", чтобы стопроцентно повалить Луку на землю, после чего он с силой давит ему на череп, параллельно с этим выпустив когти и применяя умение "Острые клыки и когти"

0

8

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/u72","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u72 HeathyWolf

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFmXHUwNDQwXHUwNDM4XHUwNDM3XHUwNDQwXHUwNDMwXHUwNDNhIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFmXHUwNDQwXHUwNDM4XHUwNDM3XHUwNDQwXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDMwIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6Ii0xIn1dLCJzcGVjaWFscyI6IiJ9LCJkZWZlbmRlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFiXHUwNDQzXHUwNDNhXHUwNDMwIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFiXHUwNDQzXHUwNDNhXHUwNDQzIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImFjdGlvbiI6Ilx1MDQzMFx1MDQ0Mlx1MDQzMFx1MDQzYVx1MDQ0M1x1MDQzNVx1MDQ0MiIsImF0dGFja19kaWNlIjoxMiwiZGFtYWdlX2RpY2UiOjQsIm1vZGlmaWVyIjoyLCJib251c2VzIjpbXSwiYm9udXNlc1N1bSI6MCwicmVzdWx0Ijp7ImF0dGFja19yYXciOjEyLCJhdHRhY2tfYm9udXMiOjAsImF0dGFja19tb2RpZmllciI6MiwiYXR0YWNrX2NoYW5nZSI6MiwiYXR0YWNrX3Jlc3VsdCI6MTQsImF0dGFja19zdGF0ZSI6Im5vcm1hbCIsInNlbGZoYXJtIjpmYWxzZSwiZGFtYWdlX3JhdyI6NCwiZGFtYWdlX21vZGlmaWVyIjowLCJkYW1hZ2VfcmVzdWx0Ijo0LCJkYW1hZ2Vfc3RhdGUiOiJlYXN5In19

Я не добавил бонус с Острых когтей и клыков и забыл поставить галочку в помогаторе на антибонусе. Так что пересчитал со всем этим: бросок на атаку 15, а это все еще обычная атака, так что значения броска на урон не меняется.
Ждем и молимся, когда Тесва добавит возможность редактировать кубики.

Умение Острые клыки и когти успешно применено! Откат: 3 поста.
Лот "Земной покровитель" успешно применен и списан с профиля Филиппа!

Призрак встает ровно на голову своего противника, перенося на нее свой вес и впиваясь в нее когтями. Голове Луке становится очень не очень, учитывая, что у него уже и так сотрясение. Физически Призрак наносит противнику только несколько болезненных кровоточащих царапин, т.е. слабое кровотечение, это еще один антибонус ("-1"), который суммируясь с предыдущим добивает значение антибонуса до максимального "-3".

Ментальное же он пугает своего соперника еще больше.
[/formatgic]

Ничего не получалось. Ни-че-го.

Лапа с глухим хлопком впечаталась в скалу рядом, отдаваясь совсем уж незначительной болью на фоне той, что сейчас гуляла по телу Луки. Паника, едва ли сдерживаема до этого, пробивалась к нему еще настойчивее, накрывала постепенно остатки разума. Едва ли способный дышать под чужим весом лев, потерпев провал в попытке вырваться, в конце-концов уже по-настоящему зарыдал, а не просто плакал, пусть и делал это беззвучно из-за спертого дыхания. Его морду перекосила гримаса страха и отчаяния, столь отвратительно выглядящая на его исчерченном наркоманскими морщинами лице.

Страх, страх, страх. Только это он сейчас чувствовал, мелко дрожа в лапах нависшего на ним демона.

Очередная вспышка боли вернула его в реальность, из которой он то и дело проваливался волнами. В ушах буквально зазвенело после встречи с землей, но Лука, вырванный из марева бессознательности, куда он провалился на мгновение, тут же очнулся и попытался сбежать... Точнее просто отползти от своего мучителя. Так далеко, как он хотя бы сможет.

Но его планам не было суждено сбыться: на его череп навалилась тяжела лапа призрака, после еще и впиваясь когтями в шкуру на голове. Тут уже Лука наконец-то зарыдал, громко, не сдерживаемый более чужим весом на груди. Слезы лились ручьем и так, до тех самых пор, пока он не закашлялся и после кашля не взвыл от боли. Когти раздирали его кожу, смешивая соленую воду из глаз с соленой кровью из ран.

— П... поща... ди-и-и... — глупая попытка. Но Лука не понимал уже ничего из того, что происходило. Рыдания все еще сотрясали его тело, вырываясь из впечатываемых в землю челюстей сдавленно, но от того совсем не тихо.

А потом постепенно его начала накрывать тьма...

Игроку

Характер непися не предполагает битву до самого конца, так что он ревет и мотает сопли на ближайшие камни.
Он теряет сознание и все силы, так что в следующем посте игрок персонажа Филлип может описывать с НПС любые манипуляции. Со мной подобное обговорено.

+1

9

Филипп чувствовал это давление. Знакомое ощущение, которое он когда-то уже испытал - чужая голова под его лапой, кровь, сочащаяся по когтям, и мерзкие всхлипывания добычи, что эхом отражались в сознании. Лев корчился, извивался как червь, коим он и был, молил о пощаде и пытался воззвать к милосердию… Но все, что он вызывал в Филиппе - жалость. Не та добрая страдальческая жалость, а снисходительная жалость омерзения. Он был жалок до тошноты. Буквально, потому что именно в этот момент Филипп почувствовал рвотный позыв, на который впоследствии он закрыл глаза. Сейчас было не до того.

Когда самец уже, наконец, перестал бессмысленно пытаться цепляться за жизнь, а тело его обмякло в бессилии, Филипп расслабил лапу. Его пустой взгляд все так же изучал тело жертвы, будто примерялся к тому, как бы поступить дальше. И ведь правда примерялся. Недолго думая, Оджомо дернул правую лапу на себя, задирая голову жертвы, чтобы еще раз повнимательнее осмотреть того. Шерсть на морде, чей цвет так сильно напоминал шкуру самого Призрака, была особенно потрепана и грязна, впитав в себя грязь и кровь не только сегодняшней ночи, но и бессчетного количества других ночей, когда на месте убийцы был он. Веки его были опущены, и Филиппу так и не удалось напомнить уроду перед отключкой, кто являлся его Жнецом. Однако он прекрасно помнил взгляд бандита доселе: по-наркомански безумный, полный страха и отчаяния взгляд грязно-болотных глаз, что так сильно разлился с холодным, спокойным, темным взглядом Филиппа.

Призрак еще какое-то время осматривал морду самца под собой, пытаясь навсегда выжечь в своем сознании образ бесславного ублюдка и подлеца, насильника, настолько прогнувшимся под низшие прихоти и похоть, что готов был опуститься до совокупления с неживым существом. Вот он, настоящий образ мерзавца. Он был такой же как Азаров. Мелкий и жалкий, готовый на все, лишь бы спасти свою шкуру. Злость кипела в Филиппе, и воспоминания о самом ненавистном ему на свете звере лишь подкинули дров в этом пламя. Призрак сначала негромко зарычал, после чего его лапа взмыла в воздух, и удар, один за другим, был нанесен по голове, спине и бокам полуживого существа под ним. Филипп даже почувствовал его позвоночник, и внутри все сжалось от жуткого желания разодрать спину до ошметков, вынуть то, что некогда было опорой этого мерзавца, лишить его этой привилегии. Но этого сделать так и не удалось.

На этот раз Филиппу не удалось сдержать рвотный порыв. В эту же секунду белая пенистая масса вырвалась из его пасти, приводя Оджомо в сознание и будто бы возвращая в реальность, из которой он вышел в тот момент, когда в нем проснулось желание убивать. Резкая слабость опалила его, и Призрак сделал несколько шагов в сторону от трупа, пока его тело все еще пыталось справиться с подступившей тошнотой. В носу забился запах крови, а в животе, казалось, сейчас все вывернет настолько, что он начнет блевать собственными кишками.

Филипп чувствовал, как его лапы напряглись и дрожали. Он был на пределе, и понимал, что вот-вот завалится рядом с окровавленным телом, предаваясь объятиям Морфея. Голод, жажда и усталость одолели льва, к тому же он лишь сейчас заметил, как истекает кровью. Мозг даже не сразу обработал эту информацию, а еще какое-то время бездвижно наблюдал за сочащейся красной жидкостью на его шерсти, после чего Филипп не выдержал и упал. В то же время над ним раздался громкий пронзительный птичий свист.

Небольшой темный птенчик сел на камень неподалеку и таким же пустым взглядом наблюдал за ослабленным телом Филиппа. Самец, чьи веки еще не до конца опустились, наблюдал в ответ. Правда, совсем недолго - еще пара мгновений, и птица испарилась, чтобы вернуться спустя где-то минут десять, на этот раз не с пустым клювом.

Странная птица уселась на нос Оджомо и многозначительно заглядывала в его ослабленные глаза. Ни звука ни раздалось с обеих сторон, но на каком-то духовном уровне произошло понимание. Когда рот Призрака несильно раскрылся, птица аккуратно уложила цветок ему на язык. С превеликой радостью лев был готов сходу проглотить лепестки, пусть это была не та еда, которая ему требовалась, но будучи еще в сознании, травник знал, как сильно ему сейчас пригодится маи-шаса. И хоть в процессе пережевывания частичного проглатывания было не избежать, кое-что птице удалось собрать, и этого вполне хватило, чтобы остановить кровотечение. Когда-то давно Азаров сказал ему, что слюна зверя, перемешанная с с соком ярко-красных лепестков маи-шаса, поспособствует заживлению ран. Да и благо сами царапины, оставленные его жертвой, не были столь серьезными.

Птица работала быстро и четко, будто всю жизнь только и занималась, что лекарственной помощью таким как он. Филипп чувствовал, как раны впитывают эту странную мазь, от того его зубы невольно скрипели - неприятное щипание было вполне себе обычным побочным эффектом. В то же время самец думал и проникался этой птицей. Вот уж откуда, а помощи с небес он точно не ожидал - слишком уж безжизненными казались местные скалы и утесы, пригодные лишь для утомительного выслеживания и умерщвления такого как тот насильник. Кладбище для уродов. И Филипп вполне находил это место подходящим и для себя.

Но Птица так почему-то не считала. Еще какое-то время лев пробыл в сознании, полузакрытыми глазами рассматривая своего неказистого спасителя. Обычная черная птица, не как ворон и уж точно не похожая на кого-то хищного вроде сокола или орла. Но что-то подсказывало льву, что все было не просто так. Глаза птицы, на первый взгляд такие же пустые как у Филиппа, были глубокими и точно также рассматривали Призрака в ответ, явно приходя к собственным умозаключениям где-то там в голове. Она не могла улыбаться и не издавала ни звука, лишь изредка моргала и крутила головой. Так и наблюдали друг за другом два создания, молча. Пока один из них не сдался: вскоре Филипп почувствовал, как усталость накатывает очередной волной, и в этот раз он не мог уже ей что-либо противопоставить, предпочитая уплыть за этим валом в страну грез. Тут-то и раздался последний птичий звон…

***

At Rest At Last

***

Когда глаза Филиппа распахнулись, в его голове отчетливо звенела лишь одна мысль: он наконец-то выспался. В кои-то веки после сна он пробудился не разбитым корытом, а вполне себе бодрым и даже полным энергии зверем. Единственное “но” - он все еще был голоден, и жалобливый стон желудка лишь напомнил об этом. Да и под ложечкой все еще сосало, а от того Филипп бросил неуверенный взгляд на разорванный неподалеку труп. От столь неприятной картины к горлу вновь подступил комок, а из-за голода тошнота ощущалась еще сильнее и противнее. Но оторвать взгляда от столь ужасной картины Оджомо не мог.

Он прекрасно понимал, что это его лап дело. Филипп знал, что он убийца и знал, что его жертва это заслужила, и от этого становилось только капельку легче. Однако в то же время он понимал кое-что еще, нечто не менее важное: Отец его отпустил.

По крайней мере пока что.

Он более не слышал его голоса и речей, Призраку даже показалось, будто он забыл его звучание. Что определенно странно, учитывая то, что его шепот уже на протяжение полутора недель преследовал и не отпускал, нагружая голову тревожными мыслями и нежелательными воспоминаниями, которые могли выстрелить буквально в любую секунду. Но сейчас Филипп мог вздохнуть полной грудью и в кои-то веки насладиться жизнью.

Он был уже готов покинуть проклятые горы, если бы его не прервала птичья трель. Та самая, что звенела предсмертным колоколом над Лукой и под которую так сладко уснул сам Призрак.

Лев обернулся. Черная птица сидела на трупе насильника и тем же пронзительным взглядом, что и ранее, смотрела на самца в ответ. Настойчиво, даже жутковато. Филипп недоуменно приподнял бровь.

- Вам что-то надо?

Любая другая птица наверняка была бы обескуражена столь по-наивному искренним вопросом, причем обращенным с такой вежливой формулировкой какой-то там птице. Но не эта. Она не моргала, продолжая сверлить самца взглядом, от чего Филипп невольно почувствовал, как по спине пробежали мурашки. Возможно, виной тому был все-таки холод горного ветра, но и без ужаса не обошлось.

Спустя еще какое-то время молчания и томных взглядов, Филипп догадался подойти к птице ближе, чем и спровоцировал её движение. Маленькое существо принялось активно и шустро вытворять какие-то непонятные операции с трупом. То она его клевала, то будто пыталась поднять, то лапку о него вытирала. И что Филипп должен был понять из этого всего?

- Вы хотите, чтобы я?..

На это потребовалось минимум полчаса и бессчетное количество попыток осознать, что же требовала от него птица. Пока в конечном счете эти двое не пришли к тому, что из шкуры и кожи некогда живого льва пришлось соорудить своеобразный мешок, который пополнился его же кровью, кусочками тела и даже клыком. Филипп не до конца осознавал, зачем и почему, но кажется, птица была довольна. Никогда бы Филипп не стал заниматься ничем подобным, если бы она ему не помогла ранее. Теперь, когда птица была довольна, она молча взмыла вверх и отправилась куда-то вдаль. Впрочем, она так и не пропала из его виду, то и дело останавливаясь посреди скал, чтобы Оджомо мог ее догнать. Поняв, что его новая спутница явно знала путь наружу, самец осторожно проследовал за ней, огибая камни и горы ровно до тех пор, пока не показался спуск.

→ Мертвые заросли

Прим.

Фамильяр введен в игру. Использован лот маи-шаса

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Морийский хребет » Великая горная цепь