Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Doubt & Trust [Нала, Чумви, Керу, Иша]


Doubt & Trust [Нала, Чумви, Керу, Иша]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия: Сразу после событий в ущелье
Место действий: Великое ущелье и потихоньку продвигаемся по ходу дела за пределы Земель Гордости к Реке в пустыне
Время суток и погода: Все еще дождит, все пасмурно и мрачно
Обстоятельства встречи: Атмосфера в Великом ущелье буквально искрится от напряжения, межличностных терок, неразрешенных вопросов, раскрывающихся тайн, впопыхах неудачно сказанных словах. Львам предстоит разобраться кто они друг другу прежде, чем они перейдут границу знакомых им земель и выйдут в беспощадную пустыню, где нет места недомолвкам, колебаниям и подозрениям.
Цель отыгрыша: Выяснить отношения, разрядить атмосферу, познакомиться c Ишей, которая должна подойти и присоединиться к компании.

Отредактировано Нала (4 Ноя 2016 20:06:34)

0

2

Угнетающая тишина повисла над идущими путниками, так нежданно оказавшимися повязанными одной нитью судьбы. Львы размашисто шагали, постепенно отдаляясь от родных территорий и скрывающихся в них опасностей. Лично Нале такой сценарий даже в самом страшном сне не мог привидеться. Чем дальше они уходили, тем абсурднее казалась вся ситуация. Уйти из дома, чтобы спасти его. Так только в сказках и легендах бывает. Хотя, кто может доподлинно сказать, что сказки и легенды не строятся на основе таких же реальных событий, с такими же реальными личностями в качестве героев? Львице на секунду представилось, как развалившиеся на камнях мамаши рассказывают своим львяткам о страшном злодее Скаре, его прихвостнях – гиенах и о нескольких бравых воинах без страха и упрека, спасших их земли от окончательного упадка одной эпичной битвой. Край рта дернулся в неком подобии улыбочки.

Жаль, что Нала вообще не чувствовала в себе ни бравости, ни воинственности.

«О чем я вообще думала? Нам бы самим выжить, чего уж говорить о том, чтобы кого-то спасать?» Пессимистичные мысли сновали у нее в голове, контрастируя с еще совсем недавней пламенной речью. Словно две разные личности боролись за право сидеть у руля. Одна - преисполненная веры и надежды, другая – сомнений и отчаяния.

Остекленевшими глазами Нала смотрела то себе под лапы, делая автоматические движения, о которых она даже не задумывалась, то прямо перед собой, то на своих спутников. Просто, чтобы напомнить себе, что она здесь не одна. К лучшему это или к худшему – вопрос открытый.

Чумви. Ох, Ахейю, что же ей делать? Им нужно поговорить. Желательно тет-а-тет. Не смогут же они продолжить жить будто ничего из прошлого разговора их вообще не затронуло? Или, может, смогут? Это звучит так соблазнительно: просто взять и забыть обо всем. Не было никакого разговора и ни чьи чувства не были задеты. Все встало на свои места, все счастливы, можно петь, танцевать и пировать. И про Скара забыть, и про столь близкую смерть в ущелье, и вообще про все. Отмотать время назад, в былые, счастливые времена. Ах, если бы, если бы, если бы…

Если бы да кабы, выросли бы грибы. Время вспять не повернуть, сделанное не отменить, а сказанного не воротить. Все что остается – это сделать что должно, постараться сделать это правильно – как? Как преобразовать мысли, чувства, всю эту абстрактную массу в слова? – и надеяться на лучшее.

Нала украдкой взглянула на своего друга детства и тут же отвела взгляд. Она не сможет долго тянуть с этим разговором, атмосфера нерешенности не оставит ее в покое, пока они не разберутся во всем. Пока она не разберется во всем, в конце концов, не факт, что Чумви вообще захочет что-то обсуждать, может, для него все решено. Может, ей вообще все кажется, и она зря себя накручивает. Но одно Нала знает точно: сейчас она понятия не имеет что ему сказать.

Львица снова оторвала взгляд от земли и теперь уже смотрела на их самого неожиданного спутника. Керу. Для нее этот лев – чистый лист. Один большой знак вопроса. Кто? Что? Откуда? Зачем? Нала не знает про него буквально-таки ничего, кроме того, что он одиночка и, судя по его словам ранее, друг ее мамы.

Один только вопрос: с каких пор ее мать водится с одиночками? Тем более сейчас, когда путь сюда им заказан.

Нала слегка прищурилась, пытаясь рассмотреть в плавно движущемся льве что-нибудь знакомое, но мозг отказывался что-либо подсказывать. Проще будет спросить.

- Керу, - слегка охрипший голос когтем прорезал тишину, и Нала прочистила горло. Она снова бросила беглый взгляд на Чумви, как бы сигналя ему, чтобы он страховал ее. Вслушивался в слова одиночки в поисках фальши. Потому что Нала уже не была уверена в своих способностях отличить ложь от правды.

- Пока мы идем, не могли бы вы рассказать нам какими судьбами вас сюда занесло, - аккуратно продолжила она. У нее было неприятное чувство, будто этот лев знает о ней больше, чем она о нем, хотя Нала уверена, что они никогда не виделись. Львица напряженно пыталась вспомнить хоть какое-то упоминание о нем, но ничего не выходило. И от этого у нее зудели лопатки. – И откуда вы знаете мою маму?

Нала пристально смотрела на их спутника, не зная, что ей следует ждать. Но одно она знала точно: какой угодно ответ будет лучше, чем дальше идти в этой удушающей тишине.

Отредактировано Нала (8 Дек 2016 22:34:28)

+3

3

Я отставал от своих спутников, потому что бег по сырой почве, которая после дождя смешалась в одну хлюпкую какофонию тростинок, травы, палок, семян, давался мне с трудом. Я знал, что в моих жилах еще оставалось много энергии: я был не настолько стар, но волнение захлестнуло меня и оттого тело не хотело слушаться. Я, наконец, постепенно начал осознавать, что передо мной моя дочь, которую я оставил вместе с матерью и предпочел их дому. В итоге я потерял все.

Я часто думал о том, будет ли у меня возможность исправить все ошибки, которые мне удалось совершить по своей молодости. И не для того ли рождены мы, чтобы делать глупости, а в возрасте почтенном исправлять их? В конце концов через столько лет Айхею дал мне шанс, показав путь сначала к песочной самке, с которой мы расстались, а затем ко львице, которая, пожалуй, пережила немало горя, как и ее мать. Но не смотря на это, я видел в ее глазах силу, жизненный огонь, который не смел потухать даже не смотря на все несчастья, свалившиеся на ее плечи. Впрочем, я могу только догадываться, что на самом деле случилось с ней до того, как я прибежал к ущелью.

И все-таки мысли путались. Во время бега особенно думать тяжело, а если учитывать вой и визг гиен, раздававшиеся где-то позади, то это, в принципе, невозможно. Этот молодой самец, Нала, которая вечно кидала на меня обеспокоенный взгляд, мысли о том, что я ушел с назначенного мною места, не дождавшись Ишу - все приводило меня в обеспокоенное и довольно-таки нервное состояние. Мне оставалось только надеется, что моя маленькая подруга сможет найти меня по следу (но здесь возникало еще большее беспокойство, что она может напороться на гиен). Если захочет, конечно.

Но совсем скоро ущелье было далеко позади, а пятнистые больше не гнались за нами. Можно было расслабить булки и перейти к основной части нашей программы: близкому знакомству и выяснению отношений. Дочь у меня родилась, однако, смекалистой, а потому непосредственно и перешла к этому делу, видимо, почувствовав, что сейчас уже может быть самое время.

Я замедлил бег, постепенно переходя на шаг. Сейчас торопиться было ни к чему, к тому же, я не хотел отбегать слишком далеко, потому что во мне еще теплилась маленькая надежда на возвращение бурой. Хотя с другой стороны я понимал, что чужая львица вызовет новый всплеск подозрительности и недовольства. Но, впрочем, все ведь решаемо, не так ли?

Хриплый голос львицы моментально заставил меня поднять на нее взгляд, снова вглядываясь в ее черты и пытаясь найти хоть что-то, что хотя бы тенью напоминало меня. Но тщетно. Я упорно видел в ней Сарафину, но только года на четыре моложе.

Её вопрос и ее взгляд давили на меня. Я не мог сказать ей, кем являюсь на самом деле, потому что она все равно не поверит. Это признание возбудит в ней только больше подозрительности.

- Ну, - я теперь окончательно понимал, что Сарафина умолчала о факте моего существования, а это показалось мне довольно обидным. Неужели малышка не интересовалась, почему у одних семей есть львы, а у нее отца нет? - Мы с твоей мамой друзья уже очень давно, - не сказать, чтобы я лгал Нале, но пока что приходилось старательно утаивать тот факт, что я люблю Фину, - я приходил на Земли Гордости еще тогда, когда ваш король Муфаса был молод. И жив, - я нахмурился, переводя взгляд на молодого льва, а затем снова на самку. - К сожалению, до твоего рождения я был вынужден уйти на свои земли, - я ступил на мягкую почву, опустив голову вниз, - то, что произошло там - другая история, но суть в том, что спустя долгие годы скитаний, я решил проверить, как у вас дела. И обнаружил, что не очень-то все радужно. Твоя мама рассказала мне все, что случилось за время моего отсутствия и рассказала мне о тебе. Она просила, что я уберег тебя и присматривал на тот случай, если ее не будет рядом.

Я сделал паузу, давая молодым львам переварить информацию.

- На самом деле странно, что она тебе ничего обо мне не рассказывала, - как бы между делом добавил и теперь уже окончательно замолчал..

Отредактировано Керу (18 Дек 2016 17:33:16)

+2

4

Чумви был тем, кто чувствовал себя не слишком угнетающе в тяжелой, повисшей в воздухе тишине, (ибо угнетающе себя должен был чувствовать только Керу, одиночка, о котором они ничего не знают и который нежданно к ним прибился. Это он был для них чужаком, а не наоборот) и смотрел на Керу не менее тяжелым взглядом. Пусть знает, что они ему еще не до конца доверяют, пусть не думает, что, коль они согласились шагать с ним рядышком, покуда обстоятельства грызли за бока, они будут и весело щебетать с ним о разных глупостях. Поэтому бурогривый шагал молча, взирая на незнакомца горящими угольками глаз, в которых светился вопрос - что же тебе нужно?
Поначалу все были заняты тем, чтобы поскорее убраться с земель прайда. Чумви беспрестанно оглядывался и шевелил ушами, чтобы уловить звуки приближающейся погони. Сколько времени займет у Куоритча добраться до Скалы и отправить вслед за ними патруль гиен? Ему даже не нужно будет докладывать Скару о произошедшем - чтобы не тратить время. У них самих времени маловато, Чумви чувствовал, как оно утекает сквозь когти и ускорял шаг. А еще он злился. Уж не думал он никогда, что ему придется покидать родные земли, как преступнику, тайком, бежать!
Еще приходилось присматривать за Керу, но, поскольку лев не предлагал никаких особых путей отхода (в конце которых могла бы таиться засада), а молча следовал за ними, держась на расстоянии, чтобы, наверное, не мозолить глаза, Чумви постепенно перестал обращать на него внимания. Время от времени он встряхивал густой, косматой гривой, спадавшей на глаза. Дождь принес с собой новые запахи, унося опостылевшую вонь засухи и сухой, выжженной земли. Чумви неожиданно осознал, как же им повезло. Бежать в засуху, под палящим солнцем было бы куда сложнее.
Но вот ущелье осталось позади, а погоня, если она и была, исчезла. Чумви перевел дух - и мысленно, и внешне. И замедлил шаг. Повернув голову к Нале, он собирался было сказать, что, кажется, оторвались, но оторопел, наткнувшись на ее странный взгляд. Проглотив слова, Чумви отвернулся сам, чувствуя странную неловкость и стыд.
Нельзя было ей рассказывать всего. Особенно ту часть, в которой он признается, как ее любил. Вдруг в этом ее странном новом взгляде есть жалость?.. Чумви встряхнул головой, хмыкнул, кашлянул и так же молча продолжил путь. Кажется, теперь тишина стала угнетающе действовать и на него.
Нала первой нарушила молчание. Чумви невольно кинул на нее взгляд, но на этот раз в ее глазах сверкало четкое послание. Он с облегчением кивнул и, собравшись, перевел взгляд на Керу. Тот неторопливо, явно подбирая слова, начал рассказывать. Чумви нахмурил брови и задумчиво хмыкнул. Друг? Просто друг, который так интересовался львицей? Ладно, допустим. Но почему Сарафина попросила именно его приглядеть за Налой?
- Да ладно, - подал голос Чумви, но, несмотря на резкие слова, в его тоне грубости не было. Лишь напряжение. - Нала... почему это твоя мама могла попросить его, именно его за тобой приглядеть?
Теперь его взгляд уткнулся в Керу.
- Ты что, кто-то вроде потерянного дяди? Или... - он не закончил. Вообще это не его дело. Вот совсем. Важно то, что скажет Нала, а не он. И даже если Керу и впрямь близкий родственник Сарафины... или что-то в этом роде, он, Чумви, лезть в это не должен. Выходит слишком неловко.
- Я, пожалуй, буду лучше присматривать, что да как впереди, - вздохнул он. - Судя по всему, дело у него только к тебе, Нала. Так что встревать не буду.

+3

5

В отличие от остальной компании, идущей дружной кучкой (ну пусть пока еще не очень дружной), Иша довольно сильно отстала. Да, она успела отдохнуть, выспаться, найти приключений на свою задницу, разыскать собственную мать, которую не видела больше полугода, обрадоваться встрече, распрощаться и с легким сердцем смотаться в дальнейшие странствия.
Ой, с легким ли?.. Пока под лапы рыжешкурой самки стелилась холмистая равнина, она то и дело одергивала себя, чтобы не оглядываться. О нет, разумеется, Мисава без нее не пропадет. Как-то же она жила первые несколько лет своей жизни, значит, и сейчас справится. И все же... Иша искала ее неделями, месяцами, мучаясь чувством вины, одновременно желая ее найти — и опасаясь, что первым делом мать набросится на нее с упреками. Как же, ведь сбежала, поставила все семейство на уши, потеряла Кейону. Словом, дел наворотила столько, что впору три шкуры с нее спустить.
Но встреча оказалась совсем не такой, как представляла себе молодая самка. Радость от встречи перевесила все остальное; кроме того, матерая была мудра и понимала, что за время, проведенное в одиночестве, дочь наказала себя не хуже, чем это сделала бы тяжелая материнская лапа.
Да и поздно уже лупить, выросла дочурка. Уходила мелкой (ну хорошо, не очень мелкой — габариты у нее уже тогда были внушительные) писклей, не умеющей за себя постоять. А вернулась красавица-львица, впору отгонять стада женихов.
Но мысли Иши все равно разрывались между матерью и Керу. Как сладко было бы вернуться обратно под крыло к Мисаве, ощутить себя маленькой девочкой, наслаждаться материнским уходом и заботой, возиться с львятами... Но как же тогда Керу? За то время, что они провели вместе, рыжая привязалась к самцу почти как к родному отцу, и теперь, когда ему требовалась помощь, она не могла оставаться в стороне.
А мама... мама поймет. Уже поняла — и сама практически поджопником отправила дочь в дорогу.

На холмах было хорошо, почти сухо, солнышко показывалось. Но по мере того, как самка удалялась от территории Фаера, погода портилась, как и ее настроение. Моросящий дождь не мешал бежать, но все равно раздражал, и львица то и дело раздраженно отфыркивалась, с негодованием косясь на небо: а чего оно?
Счастье еще, что не ливень, иначе следы бы размыло. И так пришлось повозиться. Еще в ущелье Иша умудрилась его потерять, и если бы не случайно не наткнулась на него снова, потеряла бы уйму времени. Тут уж она бросилась бегом, притормаживая лишь для того, чтобы принюхаться. К счастью, львов было несколько: рядом с запахом Керу угадывались еще два, один из которых принадлежал самцу и был достаточно четким, чтобы его можно было проследить.
Наконец, след вывел ее из ущелья, и хищница вздохнула с облегчением. Ей не нравились высокие стены, поднимающиеся по обе стороны от нее; к тому же, путешествие в самом сердце территории вражеского прайда — это совсем не то времяпрепровождение, которого бы ей хотелось. Чем скорее она отсюда уберется, тем лучше: ведь сейчас даже Керу рядом с ней нет, и в случае чего придется отбиваться в одиночку.
Обнаружив еще свежий отпечаток лапы на влажной почве, рыжая приободрилась. К этому моменту она уже успела подустать и шла тяжелой медленной рысью, но тут ускорила шаг и вскоре, к своей радости, увидела впереди знакомую фигуру самца в окружении других львов.
— Керу! — хотелось бы окликнуть самца нежным голоском, но Иша была дочерью Мисавы, а потому машинально гаркнула так, что с ближайших деревьев снялись птицы.
Зато он точно услышал ее даже на таком расстоянии.
Она торопливо приблизилась, уже не пытаясь скрываться и топоча лапами по влажной земле. Самец рядом с Керу оказался Ише незнаком, и львица с любопытством, хоть и бегло, изучила его. Самку же она сперва приняла за Сарафину, а потому та удостоилась более долгого — зато и более неприязненного — взгляда. С чего бы это неженке-самочке менять свое мнение и покидать территорию прайда, который она так страстно любит? Разве что эти двое тащили ее силком; однако же судя по скорости передвижения и тому, как мирно все трое переговаривались, это было не так.
В общем-то, уже не переговаривались: своим появлением Иша привлекла всеобщее внимание.
В следующий момент она все-таки поняла, что львица вовсе не Сарафина, хотя и очень похожа не нее. Светлошкурые, — хищница едва заметно передернула плечами, — все на одно лицо что ли в этом прайде? Однако взгляд ее смягчился и она, помедлив, кивнула Нале довольно вежливо.
— Я немного задержалась, — выдохнула самка, подстраиваясь под скорость остальных, — привет, — как ни в чем не бывало поздоровалась она со всеми, предоставив Керу возможность объяснять еще и то, кто она и откуда взялась.

+2

6

Нала нахмурилась, силясь вспомнить рассказывала ли ей мать что-нибудь когда-нибудь про этого льва, но память отказывалась сотрудничать. Да, и вполне возможно, что Сарафина и правда никогда его не упоминала. Львица никогда не отличалась любовью травить байки о былых временах, или просто Нала, если уж совсем откровенно, никогда особо не интересовалась личной жизнью своей мамы.  Как-то не до расспросов было. Когда ты маленький, ты даже и не задумываешься о том, что взрослые имеют какую-то жизнь помимо того, чтобы следить чтобы ты и другие такие же шилопопы были сыты и здоровы. А когда ты взрослеешь, начинают появляться свои проблемы. Даже в Землях Гордости, в их райском уголке, жизнь нельзя было объективно назвать «спокойной». Гулящие львята, мимопроходящие одиночки, отравленные водопои, конфликты между львами и львами, травоядными и травоядными, хищниками и травоядными, да разве что только насекомые ни с кем не цапаются. Так или иначе, это все отражается на жизни всех членах прайда. А на долю их поколения выпали еще и другие, куда более страшные события. Когда уж тут слушать рассказы родителей о том, как они жили раньше. Самому бы выжить, когда мир рушится вокруг твоих ушей.

- Я честно не припоминаю, чтобы она когда-либо вас упоминала, - покачивая головой наконец ответила Нала. На предположение Чумви о «потерянном родственнике» львица лишь задумчиво хмыкнула. Это навряд ли. Уж о таком-то Сарафина бы не умолчала, так ведь?

Но сухой остаток первой серии вопросов был крайне скуден: ничего нового, что могло бы склонить чашу весов в сторону или доверия, или подозрительности, она не выяснила. А значит надо придумать что-нибудь еще.

- А почему, - начала было Нала но громогласный оклик оборвал ее на полуслове так, что львица слегка подпрыгнула от неожиданности. Самка встрепенулась и напряглась, ругая себя за то, что она опять расслабилась. Наверное, в этом нет ничего удивительного, учитывая все обстоятельства. Однако ситуация сейчас не та, в которой можно просто взять и позволить себе раскиснуть.

Нала быстро переводила взгляд с приближающейся бурой на Керу и обратно. Час от часу не легче, еще одиночка. Крупная самка. Да чего уж мелочиться. Чертовски крупная бабища. Да еще и похоже преисполненная сил и энтузиазма. Если вдруг окажется, что все это дружеское отношение – игра на публику… Впрочем, Нала уже настолько измоталась, что заранее планировать драку, которой, вполне вероятно, и не будет, у нее просто нету моральных сил.

С небольшим прищуром она наблюдала за приближающейся незнакомкой и явная неприязнь, читавшаяся поначалу на морде самки ее удивила. Они совершенно точно не знакомы, когда Нала успела насолить темношкурой? Разве что это какая-нибудь ревнивая подруга их спутника, и она решила, что Нала к нему клеится. Или наоборот - он к Нале. Если так, то пусть забирает с потрохами, еще чего ей не хватало - влезать в чужие личные разборки, когда своих и так слишком много.

Однако неприязнь во взгляде бурой вскоре смягчилась, приветственный кивок был вполне цивилен, а последующие слова и действия были даже дружелюбны, хоть и несказанно наглые. Эта резкая перемена еще сильнее сбила львицу с толку. У Налы было ощущение будто ей начали рассказывать сказку на ночь сразу с середины, забыв представить героев и рассказать кто и как и с кем связан. Чувство крайне неприятное и вызванное им раздражение вполне явственно проявлялось на морде львицы, как бы сигналя мирозданию: «не смешно»

- Привет, - сдержанно ответила Нала безуспешно пытаясь скрыть свое недовольство всей этой ситуацией. – Ты, надо понимать, еще один «старый друг» моей мамы? – не без нотки сарказма произнесла львица, делая упор на слова «старый друг». Ахейю видит, если сейчас из-под земли вылезет ее почивший папенька, Нала уже и этому не удивится.

+1

7

Единственное, что я понял за долгие семь лет своей насыщенной приключенческой жизни, так это то, что я мастерски умею впутываться в дерьмо, а потом по-дурацки из него выкарабкиваться. Сказанные мною слова не внушили даже половины того доверия, на которое я рассчитывал, но все же несколько смягчили обстановку. Правда, молодой самец, что был спутником моей дочери, явно не поверил в мои слова, поспешив тут же выразить свое отношение по этому поводу. Нужно отдать ему должное: с этим шоколадным мохнатым мачо, моя Нала была в куда большей безопасности, нежели бы если сейчас она стояла здесь одна. Все-таки многие самки по своей природе очень доверчивые создания и готовы развесить уши, если им "от души" сказать что-нибудь красивое.

- Потому что именно я оказался по чистой случайности ее близким, - не без нотки недовольства ответил я, хотя свое раздражение пытался скрыть. Все-таки этот самец мне мешает!

Дальнейшие его слова заставили меня одновременно и напрячься, и расслабиться, хотя Нала им не придала никакого значения. Первое - потому что я никак не хотел, чтобы песочная даже догадывалась о том, что я могу быть ее отцом, а второе же - потому что мне бы не пришлось потом себя оправдывать за умолчание такого важного факта, да и потому что я все-таки хотел, чтобы она узнала обо мне все. Но лев не договорил то, что хотел сказать, замолчал, все-таки сделав вывод, что не в свое дело ему лучше не лезть. Я же вздохнул спокойно: меня уже не расценивали как врага.

- Жаль, - искренне расстроившись, откликнулся я, поглядев на дочь. Наверное, ей и самой было от этого грустно, потому что в такие минуты хочется рядом увидеть действительно друга, которому можно довериться. Но она во мне не видела такого существа.

Я вздохнул. Тишина снова повисла на несколько минут в воздухе, потому что это все, что я мог сказать Нале, а для нее это не было полной информацией, благодаря которой можно сделать хоть какой-нибудь вывод. Она задумалась - я тоже, потому что не знал, чтобы еще можно было сказать ей, как вдруг уловил чьи-то приближающиеся шаги позади нас.

- А почему, - начала была Нала, но звук ее голоса оборвал другой голос: знакомый, свежий, очень смахивающий на мальчишечий голос, нежели на девчачий, и которому я был несказанно рад.

Она пришла!

Я остановился и обернулся, уже зная, кто бежал по нашим следам. Рыжая самка была здоровой, спокойной и радостной. А это еще значило, что она не встретила гиен, не привела хвост за собой, что тоже было очень важно сейчас! Я счастливо вздохнул и широко улыбнулся, сделав шаг ей навстречу.

Я немного задержалась, - переводя дыхание, сказала Иша, - привет.

- Я очень рад тебя видеть, - честно признался я. Конечно, никаких лабызаний и обнимашек не последовало, потому что Иша была Ишей, но нам не нужны были никакие подобные действия, ведь мы и так оба знали, что соскучились друг по-другу.

Ты, надо понимать, еще один «старый друг» моей мамы? - Послышался голос дочери. Нет, я не забыл о ней даже на радостях, но совершенно забыл о том, что теперь придется выкручиваться и доказывать еще и то, что Иша также не является врагом ни для песочной самки, ни для ее товарища.

- Нет, Нала, это мой "старый друг", - ляпнул я, а потом только понял, что сморозил чепуху и сейчас запутаю всех еще сильнее. Я решил поправить себя, продолжив, - она моя приемная дочь - Иша, - я почему-то подумал, что так будет выглядеть правдоподобнее, чем все есть на самом деле. 

Я повернул морду в сторону Иши и, слегка прижав уши, виновато улыбнулся. Хоть бы она подыграла мне!

- Иша, познакомься: это Нала и ее друг... - я сделал паузу и посмотрел на "шоколадного мачо", имя которого, кажется, немного прошло мимо меня, - ...Нала - дочь знакомой тебе уже Сарафины, - я сглотнул, - я тебе потом все объясню подробнее, ладно?

Я себя ощущал так неловко, словно меня поймала собственная супруга в гостях у подруги-любовницы, да еще у которой болтался живот благодаря моим стараниям. Это было странное сравнение, но мне было ничуть сейчас не легче, чем бедолаге-льву, который бы действительно попал в подобную пренеприятнейшую ситуацию. Иша пришла очень вовремя, потому что иначе бы она уже не смогла нас найти, но, Айхею, как же теперь они поверят мне, что мы вовсе никакие не шпионы и не враги?!

Отредактировано Керу (31 Янв 2017 12:01:05)

+1

8

Лев начал раздажаться. Чумви ответил ему быстрым взглядом, хмыкнул и повел плечами - он привык не доверять незнакомцам. А лев, несмотря на то, что представился другом Сарафины и не желал вроде зла Нале и ему самому, все равно был незнакомцем. И в его истории, в его мотивах было что-то странное. Скользкое. Неопасное, впрочем, вряд ли он шпион, шпионы так себя не ведут - теперь, оказавшись вдали от смертельной опасности, когда всех, кроме друзей и хорошо знакомых львов считаешь подозрительными, Чумви поразмыслил надо всем спокойнее, с трезвостью ума. Керу ничего не мог у них с Налой выведать, поскольку они ничего не знали. Скар бы не отпустил из с земель прайда, будь у него такая возможность и, если бы и послал кого на поиски, так это не шпиона, а хорошо натренированный отряд, чтобы притащить обратно или убить.
Нала скептически хмыкнула на его предположение. Чумви повел ушами и попытался объяснить - негромко, приблизив морду к кремовой львице:
- Ну ты сама подумай. Кто еще потащится, бросив свои дела спасать и оберегать незнакомую львицу, которую ни разу в жизни не видел по просьбе другой львицы, которую тоже не видел много лет? Сарафина ведь никогда его не упомянала, и сам Керу, насколько я знаю, никогда не был на землях Прайда. При Муфасе Прайд был куда дружелюбнее к одиночкам, значит, он мог проведать подругу. Значит, он мог с ней встречаться только до нашего рождения, то есть, точно не пару месяцев назад. Что такого между ними произошло, что даже спустя несколько лет он бежит выполнять ее просьбу? - он вскинул голову и посмотрел на горизонт, прищурив глаза. До границы оставалось уже не так далеко. А дальше... Дальше посмотрим.
- Я не знаю, может, сделка какая-то была... Не знаю. Просто мне кажется, он что-то скрывает. Никто не пойдет охранять незнакомую, по сути, львицу, а ты его не знаешь. И он тебя тоже.
На такие вещи может погнать, например, кровь. Родственные узы, которые порой крепче камня. А порой наоборот, обрываются, как паутинка от легкого прикосновения когтя.
Его оборвал другой звук - громкий львиный крик. Чумви остановился, чуть не споткнувшись от неожиданности, встревоженно обводя взглядом окрестность. Он увидел львицу, спешившую к ним со всех лап - ярко-рыжую львицу с мощными лапами, широкоплечую и крупную. Первые секунды он ошеломленно разглядывал незнакомку - не так часто приходилось видеть таких крупных, высоких львиц. Она бежала к ним, как к приятелям, с которыми договаривалась встретиться. Что это еще такое?.. Она по-свойски поздоровалась с Керу, наградила его самого любопытным взглядом, но имени спрашивать не стала. И сама представляться тоже.
Вместо ее заговорил Керу - явно занервничавший.
- Чумви, - коротко сказал Чумви. - Эм... Привет.
Керу представил ее, как свою приемную дочь Ишу. От Чумви не укрылась сбивчивость в голосе самца, когда тот заговорил о Сарафине, да и то, что Керу обеспокоился, было ясно.
- Эм... Что за... - он переводил взгляд с Керу на Ишу, а затем на Налу. - То бишь, нас будет четверо? Мммм...
Странностей и запутанностей становилось больше. Во взгляде Чумви, впрочем, не полыхал гнев или новые всполохи подозрения. Когда подошла Иша, просто он наткнулся на один крайне важный вопрос, который они с Налой должны были задать сразу после того, как Керу представился.
- Что вам обоим нужно? - спросил он. Без напора или нажима. Без грубостей и рыка. Просто спросил - с искренним удивлением и толикой хмурости. - Иша... то бишь, Керу сказал, где будет и попросил тебя подойти туда? Ясно... Но вот чего я не вполне понимаю. Куда вы-то идете? Чего хотите? Мы с Налой... мы ушли не просто так. У нас есть дело. - он бросил взгляд на подругу.
Отыскать Симбу. Всего-то делов! Найти его черт знает где, привести домой, сунуть под нос Скару и отправить того кормиться куда подальше. И вернуть порядок в родной дом. Но эти двое-то чего хотят? Ладно, может, Керу и впрямь нужно защищать Налу - насчет мотивов Чумви уверен не был, но лев казался искренним, а это главное - но он еще и дочку с собой тащит. Иша-то вряд ли горит желанием защищать Налу?
- Керу, как ты видишь, Нале не нужна защита, будто малому львенку. А вы даже не знаете, куда мы идем, но вроде бы направляетесь с нами. Зачем? У нас ведь наверняка разные дороги и желания....
Или он просто неправильно понял, почему-то решив, что, раз Керу топает с ними до границы, он непременно захочет вместе с Ишей пойти дальше.

+1

9

Никому, кроме Керу, она здесь особо не понравилась. Это сразу понятно по тому, какими взглядами ее удостоили. Светлошкурую так и вовсе перекосило, хотя, надо отметить, она старалась держать себя в руках и не проявлять своих чувств уж слишком сильно.
Сопровождавший ее самец (Иша с любопытством принюхалась и присмотрелась — друг? Возлюбленный? Братом, кажется, он быть не мог — во всяком случае, они совсем не были похожи, хотя запахи их были схожи, выдавая принадлежность к тому же прайду, к которому принадлежала и Сарафина) тоже смотрел настороженно.
Зато Керу засиял как начищенный... ох, ни к чему эти сравнения. Вот кого было по-настоящему приятно видеть, так что Иша улыбнулась ему в ответ, — и улыбнулась снова, еще шире, когда он назвал ее своей дочерью.
Конечно, они были знакомы не настолько давно, и он ее не воспитывал, но... Это все-таки было чертовски приятно, и спорить львица не стала. Быть дочерью Керу было куда приятнее, чем другом матери... стоп, что?
Ах вооот оно что! Самка с легкой укоризной взглянула на льва; тот улыбался виновато, — дескать, ситуация запутанная, ничего не поделаешь. Сейчас еще окажется, что она дочь Керу, будет совсем прекрасно. Вот почему издалека Иша приняла светлошкурую за Сарафину — сходство ей не почудилось, они действительно были очень похожи. Правда, в отличие от матери, Нала, кажется, была более решительной. Во всяком случае, они уже практически вышли за границы прайда, и никто не собирался кричать о том, как это ужасно, и нужно срочно вернуться.
Последняя пара фраз прозвучала в голове Иши до того натурально, практически голосом Сарафины, что рыжая невольно прижала уши, тайком оглядываясь, — а ну как эта мымра желтошкурая вот-вот выскочит из-за угла?
Мымра. Желтошкурая. Львица повторила про себя эти слова с особым кайфом. Ну не нравилась ей подруга Керу, что поделать? Вслух, конечно, Иша никогда бы не сказала ничего подобного, щадя чувства самца. Он и так очень страдал от разлуки, хоть и делал вид, что ничего особенного не происходит. Сердцу не прикажешь, вот это все романтичное, во что рыжая не верит просто потому, что никогда такого не видела.
Интересно, кто-нибудь мог бы вот так найти ее через годы?.. Почему-то представлялся Такэда, хотя представить, что он будет годами сохнуть по ней, было невозможно. Скорее, Иша могла вообразить его лениво развалившимся на солнышке, возможно, в компании какой-нибудь другой самки — да мало ли на свете сговорчивых львиц? А черношкурый вовсе не казался ей тем, кто будет трогательно годами хранить кому-либо верность.
Тут размышления естественным образом зашли в тупик: больше близко знакомых самцов у Иши не было, а Керу, конечно же, не в счет. Его она воспринимала... да, практически, как отца. Уж лучше бы она называла отцом его, а не Брена.
Наконец, все перезнакомились и заверили друг друга в том, что им очень приятно. Удивительно, как легко порой произносится ложь.
— Ты не представляешь, сколько всего я должна тебе рассказать, — с чувством, но негромко, стараясь не привлекать к себе дополнительного внимания (хотя, куда уж больше!), проговорила самка.
Не договорив, она замолчала, повернув морду к Чумви и слушая его с непроницаемым выражением — точная копия Мисавы, разве что заметно моложе.
— Да, мы договорились встретиться, — спокойно отозвалась она, — а насчет всего остального — не знаю.
Она вопросительно взглянула на Керу, гадая, что вообще занесло их в ущелье. Они ведь собирались встретиться с Сарафиной, так что же произошло, что самец оказался тут в компании ее дочери и какого-то левого хмыря?
— Так куда и зачем мы идем?
Вопрос, в общем-то, был лишним. Теперь, когда Иша отыскала мать и знала, что та жива, здорова и находится под присмотром (достаточно было только увидеть, как на нее смотрит тот темношкурый самец, которого они встретили на холмах, чтобы понять — в ближайшие месяцы, а то и годы, матерая одна не останется), ничто не держало ее на месте. И если Керу нужна ее помощь — что ж, она помчится куда угодно, хоть на дно морское.

+3

10

Честно говоря, Нала слушала Чумви вполуха и была куда сильнее занята тем, что приглядывалась к динамике между их новыми знакомыми. Оба были явно рады тому, что нашли друг друга, хотя ни Керу, ни Иша похоже не были склонны к открытым проявлениям нежности. Да, им и не нужно было, все по мордам и без того видно. Нала почувствовала слабый укол зависти. Как же это хорошо, когда есть кто-то – не важно родной или нет – с кем, у есть такая связь и взаимопонимание. Отца у Налы никогда не было ни приемного, ни настоящего. С Мхиту, пожалуй, у них было что-то похожее, пока тот не стал отдаляться от львицы, пытаясь произвести впечатление на своего папеньку. Самое близкое к тому, что она видела у Керу с Ишей было у нее с мамой. Но мама сейчас далеко и Ахейю только знает, когда они встретятся в следующий раз. Если вообще встретятся.

При этой мысли сердце Налы ухнуло в пятки. На землях прайда беснуются голод, чума и гиены, а смерть ходит за ними по пятам, кося всех подряд. В любой момент – абсолютно любой – кто-то из ее близких может угодить под эту жатву. Один раз ей уже повезло, что дорогие ее сердцу львы выжили, несмотря ни на что. Но сколько раз можно дернуть фортуну за хвост перед тем, как она ударит тебя по голове? Мысль, что любой момент промедления может стать последним для ее матери парализовала. И она же гнала львицу вперед.

Потому что каков бы ни был риск, лучше пойти на него, нежели в страхе трястись и стоять на месте в ожидании чуда.

— Так куда и зачем мы идем? 

- В пустыню, - ответила за всех Нала, обведя собравшихся взглядом. – За тем, кому престол Земель Гордости принадлежит по праву.

Львица только сейчас осознала, что Керу, хоть все это время и шел с ними и отвечал на их вопросы, ни разу не задал ни одного своего. А их у льва наверняка ни меньше, чем у самой Налы. Львице стало немного стыдно, что их «беседа» на самом деле оказалась вежливой формой допроса. Нала лишь вытаскивала изо льва информацию, не давая ничего взамен. Что ж, пора раздать всем зебрам по полоскам и разобраться кто с кем и куда дальше идет.

- Если вкратце, Скар дал мне времени до вечера, чтобы убраться с Земель Гордости в изгнание, - начала Нала, обходя стороной причину королевского решения. Последнее, что ей хотелось обсуждать с незнакомцами – это всю сложившуюся со Скаром и Зирой ситуацию. – А затем приказал своему лакею отправиться за мной следом и убить меня.

Слова были произнесены на диву спокойно, словно львица говорила о чем угодно, кроме покушения на ее жизнь. И Нала действительно не чувствовала уже никаких особых эмоций по поводу своей потасовки с Куоритчем. На фоне всех тех тайн, которые ей открылись лишь некоторое время назад, погоня в ущелье казалось мелочью. Разве что плавать она добровольно еще не скоро полезет. Попытка убийства? Удивительно, что Скар раньше не натравил на нее кого-нибудь. Нала никогда не отличалась послушанием, когда дело касалось чужих указаний. Она чтила закон королевства и Круг Жизни, но это нечто выше, чем распоряжения правящего монарха, ведь даже король должен им подчиняться. Львица в любой момент могла пойти в ущелье и раскопать правду.

Но она не сделала этого. Почему? Потому что таков приказ короля.

Нала вдруг осознала насколько именно все – включая ее – боятся Скара. Это поразительно, на самом деле. Он щуплый, как сухая ветка, но орда гиен повинуется по одному взмаху его хвоста. Он творит и попустительствует немыслимым вещам - никто из известных ей из легенд и сказок королей себе такого не позволял, опасаясь последствий - но никто не восстает, предпочитая закутаться в свой собственный маленький мир, сотканный из фраз вроде «может быть», «еще чуть-чуть», «ну а вдруг» и «все как-нибудь пройдет».

Но «все» «как-нибудь» не «пройдет». Нале потребовалась жуткая эмоциональная встряска, чтобы вырваться из своего мирка. Да, она сопротивлялась тирании Скара. Но она так же была поглощена мыслями о том, что «вот еще немного и все станет лучше. Может, со следующим сезоном нам повезет больше». И она так же, как и остальные боялась рушить сложившееся статус-кво.

Пока Скар сам его не разрушил. И тогда-то Нала наконец увидела.

Это осознание заняло у нее буквально пару секунд. Но теперь она точно знала, что ей надо делать

- Уходя с земель, я пришла к Великому Ущелью, где в свое время, по словам Скара, одиночки напали на сыновей Муфасы и настоящих наследников престола – Симбу и Рико. По словам Скара, их всех завалило оползнем. Тел никто не видел и подходить к месту трагедии было строго запрещено. Я решила найти это место и раскопать тела своих друзей. Я нашла место оползня. Только тел там не было. Ни Симбы, ни Рико, ни кого-либо еще. Как раз после этого посланный за мной убийца и решил напасть. Я смогла отбиться от него, а Чумви помог мне выбраться из ущелья, как следствие он теперь так же в изгнании вместе со мной.

Нала ненадолго остановилась, чтобы перевести дух и придумать что именно следует упомянуть из всего, что последовало за этим. Она не хотела делится с ними их разговором с Чумви – это их личные отношения и чужим львам там нечего делать. Но свидетельство Чумви – самое мощное из имеющихся у нее аргументов в пользу похода. И его она не может раскрыть, потому что тогда придется объяснять почему все это не всплыло раньше. Нет, слишком долго, слишком запутанно и только еще больше накалит обстановку. Придется изворачиваться.

- Шаман Рафики – ты его, кажется, знаешь, Керу, - как бы невзначай упомянула Нала, посмотрев на льва, – нашел нас вскоре после этого и сказал, что великие предки подали ему знак, что принцы живы и находятся там, за пустыней. Поэтому именно туда мы и направляемся.

Львица еще раз осмотрела своих спутников. Ее хвост, словно живя отдельной жизнью, возбужденно колотил свою хозяйку по бокам.

- Да, кому-то подобная зацепка может показаться абсурдной. Но Рафики лучший шаман в саванне и еще никогда - никогда! – подчеркнула львица, - не ошибался. Признаю, шансы не так уж велики. Перейти пустыню – предприятие опасное. Но я никогда не сидела на попе сложа лапы и не собираюсь начинать теперь, когда мой дом и моя семья – мать, брат, друзья - разве что только синем пламенем не охвачены. Поэтому я собираюсь найти Симбу и с его помощью отнять свой дом у гиен и чумы, у голода и смерти, и вернуть его тем, кому он принадлежит по праву.

Хвост еще сильнее бил Налу по бокам, но в пылу своей тирады она перестала вообще что-либо замечать кроме этого тугого пучка волнения, нетерпения и чуть ли не воинственного ража, собравшегося у нее в груди.

- Я приму любую помощь, - наконец сказала она пристально заглядывая в глаза всем троим. Чумви уже ни раз сказал, что пойдет с ней до конца. Но все же она дала ему этот последний шанс развернуться и уйти, если он вдруг передумает. Потому что обратного пути нет. – Но и заставлять кого-либо идти в опасное путешествие ради спасения чужого дома, - на этих словах она, покачав головой задержала взгляд на Керу и Ише, - я не буду.

Технически, ни у Керу, ни у Иши нет никаких причин ей помогать. Кроме этого странного обещания Сарафине, о котором говорил лев, их ничего не связывает. Но Нала ждала их ответа затаив дыхание. Вдруг. Вдруг они все же, вопреки всякой логике, согласятся?

А если нет… Что ж, так тому и быть.

Отредактировано Нала (8 Фев 2017 19:38:02)

+2

11

Ты не представляешь, сколько всего я должна тебе рассказать, - Иша смотрела на меня так, словно случилось что-то очень-очень важное. Я думаю, что на деле так оно и было. Я считал... хотя не так: я всем своим сердцем верил, что Иша встретила своих родных, целых и невредимых, а потому была так рада и потому на её морде была нарисована такая улыбка. Но с другой стороны у меня вдруг закралось некоторое чувство вины. Она же, получается, из-за меня прибежала сюда, снова расставшись со своей семьёй, которую искала так долго?

Я нахмурился, но не стал выражать своё неудовольствие по этому поводу. Она была уже взрослой львицей и сама решала, как и с кем ей жить. Да и потом, в ней я видел маленькую частичку себя, а именно, тягу к приключениям. Видимо, Ише было проще обойти всю саванну и повидать множество историй, чем греть попу на одном месте.

Но было ли это правильным? Теперь, когда я побывал почти в каждом уголке саванны, это принесло мне и опыт и воспоминания, но забрало дом, где я мог бы остановиться в старости. У меня ничего и никого не было, кроме разочаровавшейся от жизни возлюбленной, с которой слишком много воды утекло и от которой у меня осталась дочь, но и она смотрела на меня, как на чужого. Нет, я бы не хотел, чтобы Иша повторила моих ошибок, хотя самкам в этом плане было проще.

А я понял, что все-таки о своих странствиях не жалел. И она не должна пожалеть, чтобы из этого не вышло.

- Керу, как ты видишь, Нале не нужна защита, будто малому львенку, - отвлек меня от размышлений Чумви, что я даже не успел ничего ответить своему другу. Я угрюмо перевел на него взгляд.

- Это потому что у неё есть ты? - Моим глазам всё было понятно. И как Чумви смотрел на Налу, и как беспокоился за неё. Я усмехнулся, но потом покачал головой и продолжил со всей своей серьезностью, - если она собралась бежать, то не всегда ты сможешь защитить её. Почти на каждой отдельной территории есть прайд или, чего хуже, банда, где всегда есть патрульные и нередко они очень агрессивно настроены. Сможешь ты один уберечь её? Да и посуди сам: если бы у меня было другое желание, я бы не остался сейчас здесь и не отстаивал бы так яростно свои мирные намерения.

Я закончил свою речь после которой Иша задала вполне себе логичный вопрос. И вот тут моя дочь, наконец, будто бы очнулась, сказав такую речь, что возразить ей или засомневаться было бы глупо. Тем более, если поиск этих принцев того стоит; я всем сердцем желал, чтобы обе львицы, мать и дочь, жили в безопасном и пригодном для жизни месте. Пусть ради этого и стоит постараться.

- Лучше делать что-то, чем совсем ничего: чем сидеть, сложа лапы, - сказал я на последние слова Налы, а потом, вскинув голову, сделал шаг вперед, - я пойду с вами.

Я перевёл взгляд на Ишу. Я искренне полагал, что она понимала и сама то, что я не настаивал отправляться за пустыню, но если она уже решила идти со мной, то она будет идти до самого конца. Я посмотрел на неё, в ожидании того, что она скажет, а потом обратился ко всем:

- Я примерно помню, как дойти до оазиса. Один раз в своей жизни я пересекал пустыню. Это нелегко, но если мы будем держаться вместе, помогать и хотя бы не ругаться друг с другом, то мы справимся.

+2

12

- Вовсе нет! - ощетинился Чумви, уязвленный, что Керу напомнил о том сжигающем чувстве, во многом служившем причиной его предательства Симбы и Рико. Но бурый был искренен - от того влечения почти не осталось следа, иначе он бы не смог сказать о своей любви самой Нале. Но теперь сказал спокойно и твердо, стыдясь только того, на что она его толкнула. И слова Керу разбередили эту рану. Впрочем, тот не имел в намерениях ничего дурного, и грива на загривке Чумви сразу улеглась, а в глазах промелькнуло извинение.
Но имел в виду он то, что имел. Защита нужна слабым, а Нала таковой не была. Она взрослая львица, умеющая охотиться и принесшая в прайд добычу. Львы-самцы, разумеется, себя защищают лучше, но умная львица знает, как избежать ненужных драк с чужаками и выжить даже в одиночку. Тем более, что она не одна, и вдвоем они могли  бы отогнать чужака.
- Я имел в виду, что Нала - сама по себе - не беспомощна, - ответил он. - А немногие взрослые львы согласятся присматривать за взрослой львицей.
Но насчет банд и прочих неприятностей Керу, как ни не хотелось Чумви этого признавать, был прав. Они с Налой не покидали земель прайда и не имели опыта общения с другими прайдами, и мало знали о законах и правилах, царивших на других территориях. Их было всего двое - двое против целого мира. Быть может, Керу знал, через территории каких прайдов можно пройти напрямик, не опасаясь вызвать недовольства обитателей, а которые лучше обогнуть. Знал пути и переходы, по которым это сделать быстрее.
Словом, когда Чумви об этом задумался, то начинал смотреть на нежданного путника чутоку доброжательнее.
Нала выступила вперед. Ее голос дрожал от возбуждения и охватившего ее воодушевления, а Чумви молчал, не в силах вставить и малой фразы в ее горячий поток слов.
Он испытывал и гордость, и зависть. Гордость, потому что Нала смогла отыскать слова, чтобы выразить их верность прайду и необходимость отыскать короля. Зависть, потому что она смотрела на Симбу, как на защитника и благодетеля, способного взмахом лапы покарать Скара и вернуть все как было. Он был сияющим золотым львом, окруженным величием и благородством. Чумви был лишен этих мыслей. Его терзали, как мухи, вопросы. Почему Симба так долго не идет? Что он думает? Когда Чумви услышал, что Симба с Рико за пустыней, то несказанно удивился и изумился. Зачем им идти так далеко от родных земель, когда можно обосноваться неподалеку от границ? Гиены и львы носа не суют за границы прайда и, поскольку Скар считал наследников мертвыми, им нечего было опасаться, что за ними пуститься погоня.
Так зачем им было уходить?
Вступил он лишь однажды - когда Нала объясняла, почему и он оказался изгнанником.
- Не совсем так, - ухмыльнулся он рычащим смешком. - Куоритч приказал мне ее убить. Я отказался и, надеюсь, оставил на его физиономии царапины. Назад мне, как понимаете, путь заказан.
Но потом Чумви поморщился и ощутил нежданный, непонятный укол обиды. Нала вела себя так, словно это путешествие - ее личное, а он просто ее помощник, ведомый именно ее целями. Разве он не стоит рядом с ней, потому что тоже понимает необходимость вернуть Симбу? Разве его тоже не раздирает желание вернуть Скале Предков былое благоденствие и славу? Ну да ладно, может, Нала, говоря только за себя, еще не поняла, что его влекут те же желания. Вернуть дом, спасти своих. Эта легкая, мимолетная обида (как будто она одна печется о благополучии дома, а он отправился лишь затем, чтобы ее защищать и быть ее спутником!) быстро прошла. Но появилась другая.
Почему вдруг она одна решила, что может решать, кому идти с ней, а кому нет?
- Я иду с тобой, Нала, - негромко пророкотал он. - У меня там осталась сестра и друзья. Уверен, если бы Тоджо или остальные узнали о том, что знаем мы, они тоже не пожалели бы спины, чтобы найти наследников престола. Мы идем вместе. И узнаем, в чем дело.
Если Нала шла к Симбе, как к спасителю и защитнику, то Чумви требовал ответов и боялся их. Вдруг Симба уже не тот, кем был?
Керу почти сразу изъявил желание идти с ними, а когда упомянул, что знает о том, как перейти пустыню и найти оазис, Чумви смотрел на него уже совсем по-другому. Даже доброжелательно.
- Что ж, выходит.... - ему было нелегко это сказать. - Нам и впрямь нужна твоя помощь. Я.... спасибо за то, что согласился нам помочь.

+2

13

Нала прожгла собравшихся таким взглядом, что Ише уже показалось: сейчас пошлет всех к чертям собачьим.
Сарафина: версия 2.0. Как ни странно, эта львица была куда поприятнее своей измученной жизнью и черт еще разберет чем матери. Глаза горят, хвост рассекает воздух — боец, самый настоящий. Удивительно, как это она так долго тянула с тем, чтобы свалить из этого чертова прайда. Удивительно, что они все там тянут, а не разбежались до сих пор, как тараканы.
Ну да, конечно. Трудно что-то менять в таком возрасте и в сяком возрасте, бла-бла-бла. Иша понятия не имела, как на самом деле обстоят дела в прайде Скара, а потому уход оттуда ей представлялся чем-то легким и простым, вроде как ты на прогулку вышла. У нее-то дома почти что и не было: не питать же нежную привязанность к Термитнику, который расположен в самом сердце довольно недружелюбных и неплодородных земель. Конечно, она до сих пор вспоминала о нем с легкой приятной ностальгией, и даже вернулась туда как-то однажды... Но без матери Термитник будто бы умер, опустел, и ничего того, что прежде привлекало Ишу, там не осталось. Она ушла без сожалений — и, если честно, больше почти не вспоминала о том месте, где провела большую часть своей жизни.
По мере того, как Нала рассказывала, что привело ее сюда, бурая смотрела на нее все с большей симпатией. Да, она была сильной, эта светлошкурая. Не побояться раскапывать оползень, чтобы, возможно, обнаружить там полуразложившееся тело своего друга детства... брр. Как назло, воображение Иши в красках подсказало ей, какая картина могла бы открыться, будь тела львов там, где сказал Скар.
Вот только в великих предков львица не верила. Ее мать никогда не была суеверна, так что и дочь переняла от нее довольно скептическое отношение ко всей этой мистической чуши. Если бы только не тот сон, который она увидела — и который заставил ее если уж не поверить в существование сверхъестественных сил, то хотя бы приблизиться к пониманию того, что они все же вмешиваются в нашу жизнь. Когда ты искренне веришь в то, что твоя сестра вовсе не умерла, а жива и даже может сообщить тебе об этом, прислав вещий сон, как-то странно отрицать все остальное.
Но вслух Иша ничего этого не сказала, понятное дело. Только головой тряхнула, соглашаясь. Ладно. Пусть будет Рафики. Раз вы все ему верите, наверно, в этом и в самом деле есть какой-то смысл.
И конечно, все были согласны с тем, что их пока еще не теплая, но все же компания дружно топает в оазис — разыскивать пропавших принцев. Если те, конечно, еще живы.
Обнаружив, что все уже высказались и явно ожидают ее ответа, Иша с энтузиазмом тряхнула головой. Всего за несколько минут с момента знакомства с Налой она успела испытать всю гамму чувств — от раздражения до искренней симпатии, и теперь склонялась к последнему. Ну, может быть, жизнь за светлошкурую она не отдаст, но вместе пойдет — потому, что идет Керу и потому, что никогда не была в оазисе. А что может быть интереснее, чем долгое и опасное путешествие через пустыню в самый разгар дня?
Чумви тоже ничего так мужик. Симпатичный даже, — бурая хитренько и быстро взглянула на самца, прежде чем притворно скромно отвести взгляд (кокетничает! подумать только, чему только не научишься в этой жизни). То, что он отказался убивать Налу, вряд ли можно было считать геройским поступком, и все же его смелость заслуживала определенного уважения.
— Я с вами, — решительно проговорила она, — обузой не буду, а помочь, надеюсь, смогу.
Она скептически глянула на небо.
— Наверно, нужно поторопиться. Дело к вечеру, а в пустыне жарко. Чем больше пройдем за ночь, тем лучше.

+3

14

Нала посмотрела на своих спутников совершенно не скрывая благодарности, которую ощущала. Тугой узел напряжения, который словно повязал львицу в ожидание ответа, расправился, и она заметно расслабилась, а на морде расцвела улыбка.

- Спасибо.

Она была искренне рада всем им, хоть никто из них и не обязан был идти с ней. Конечно, у Чумви были свои причины хотеть найти Симбу и помочь королевству вновь встать на лапы – это его дом так же, как и ее - но есть много способов помочь их близким, которые не включают в себя смертельно опасное паломничество через пустыню в неизвестно какие края. Путь на Скалу ему заказан, но, как показывает практика, гиены не такая уж и бдительная стража их границ. Он мог бы, если бы захотел, пытаться помочь извне. Даже если бы его и заметили, уж Чумви-то никакие гиены не страшны. Это было бы не менее полезно, чем их путешествие.

Однако его окончательное подтверждение намерений идти с ней до конца было, словно бальзам на душу. Керу и Иша, хоть и не враги, но все же чужие ей львы. А шоколадный самец - ее друг детства, пусть их отношения сейчас и находится в некотором неопределенном состоянии.

Известие о том, что Керу мало того, что уже имел опыт подобного похода, знает о неком оазисе, нескончаемо обрадовало Налу. Теперь у них есть кто-то, кто знает секреты выживания в таких суровых условиях, которые им могут быть неизвестны. Плюс ко всему, у них появилась конкретная точка назначения. Возможно там и укрылся Симба, кто знает? Даже, если и нет, в таком случае этот оазис можно будет использовать как местечко для отдыха и восстановления сил после изнурительного путешествия. Как ни поверни – сплошные плюсы.

- Действительно, чем скорее выдвинемся, тем быстрее вернемся, - кивнула она в ответ на слова Иши. Бурая не очень много говорила, но всегда четко, по делу и с явной долей решительности, что очень понравилось Нале. Пусть первое впечатление было не самым удачным, в силу различных внешних обстоятельств, но это быстро изменилось и львице думается, что они неплохо сработаются.

- Керу, раз тебе известна дорога к этому оазису, будешь указывать нам путь. Я же пока пойду сзади и буду прикрывать нам спины и следить, чтобы никто не застал нас врасплох, - сказала Нала еще раз осматривая своих спутников и размышляя как более эффективно распределить роли в их маленькой команде. Хотя, если она будет с собой абсолютно честна, Нала настолько выбилась из сил после всего произошедшего, что просто не уверена, что у нее сейчас хватит выносливости, чтобы идти в авангарде. Сколько времени она уже не спала? Сутки? Кажется, что гораздо-гораздо больше. Давешняя клятая охота с Зирой на фоне всего произошедшего казалась событием давно минувших лет. А когда, кстати говоря, в последний раз у нее была возможность нормально поесть? Слишком давно. Но на то, чтобы идти сзади и прикрывать их компанию, пока они не найдут место и время для отдыха ее хватит. Должно хватить.

Собравшись Нала кинула последний взгляд на виднеющуюся в дали Скалу. Где-то в области груди Нала чувствовала щемящую боль от одной мысли, что нужно покидать ее дом, ее семью. Но где-то там же теплилась надежда, что покинув его, Нала сможет вернуться с новыми силами. А вместе с собой вернуть и былое величие и, самое главное, безопасность своему дому и семье. Именно эта надежда и помогла ей отвести взгляд от Скалы и решительно пойти вперед, в неизвестность. Пришел ее черед смеяться в лицо опасности.

Флешбек закрыт, переходим в пустыню

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Doubt & Trust [Нала, Чумви, Керу, Иша]