Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог


Великий чертог

Сообщений 271 страница 276 из 276

1

http://sg.uploads.ru/LUxf3.png

Вход в логово надёжно скрыт с глаз посторонних острыми скалами – они щёрятся будто пики, встречая нежеланных гостей. Чтобы попасть внутрь, необходимо пройти по узкому каменному намосту, возвышающемуся над расщелиной. Узкий проход, рассчитанный на одного взрослого льва, ведёт вниз. Широкие ступени, созданные природой в недрах горы, спускаются в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могут расположиться львиные семьи. Солнечные лучи пробиваются в трещины в потолке и большой проем в одной из стен, разрезая темноту светом и переломляясь в разбросанных тут и там небесно-голубых кристаллах.


Ближайшие локации

Каменистое подножье


Первый пост в локации
Пометка для всех, кто в локации

Эльтэре и Луна находятся в другой части пещеры, поэтому наши группы пока что никак не взаимодействуют друг с другом (наша группа зашла с другого входа). Если кто-то изъявит желание изменить ситуацию – свяжитесь, дабы не возникло недоразумений.

<<< Каменистое подножье

Пещера под горой могла растянуться на мили, петляя узкими коридорами и лабиринтами. Узкий проход, рассчитанный на одного льва, вёл вниз. Спускаясь по ступенькам, созданным природой в недрах горы, Кову придирчиво осматривался и прислушивался. Он слышал шаги Люциана и Эвальда, но никакого другого шума не было. Логово казалось мрачным и неприветливым изнутри, оно щёрилось отрогами, как клыками страшного зверя, и поглощало их без надежды вернуться. Неприветливое место будто намеренно пыталось запугать львов и развернуть их назад – чужакам здесь не рады.
Одиночка стоял на своём. Он остановился недалеко от спуска в пещеру, не закрывая собой прохода, чтобы Люциан и Эвальд смогли спокойно поравняться с ним и осмотреться. Внутри было сухо и, что не менее важно, - отсутствовал снег. Место казалось вполне пригодным для жизни или временного пристанища. Лучи восходящего солнца пробивались в трещины на стенах, разрезая темноту светом. Мрачное подземелье превратилось в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могли расположиться семьи. Их труды были оправданы – Айвор не подвёл его. Груз ответственности на плечах Траина стал легче, а его опасения отступали под натиском облегчения и радости. Они дома.
- Главное, чтобы этот дом не оказался с другими жителями, - подумал лев, продвигаясь дальше. Им наверняка не хватит и дня, чтобы изучить все ходы и пещеры, но основная – была свободна, как и закоулки рядом с ней.
Убедившись в том, что внутри никого нет и тени не скрывают недоброжелателей, Кову повернулся к выходу из пещеры, подал сигнал львицам снаружи, приглашая их с детьми войти. Они получили желанную возможность отдохнуть, согреться, не страдая от холода и колких объятий снега. Первостепенная задача была выполнена, но оставались другие. Мысли о том, что поблизости могут находиться другие львы или иные хищники – не давала одиночке покоя. Он был в ответственности за этих львов и должен был предпринять все меры предосторожности. Чужаки, чума, холод и голод – всё это наваливалось одно за другим, требуя к себе внимания. Пока основная масса их братства будет отдыхать в пещере, давая отдых телам, необходимо позаботиться о безопасности и пище.
- Я пойду, осмотрюсь снаружи. Заодно проверю, как далеко находятся стада животных, и есть ли что-то поблизости, - обратился он к старшим. – Полагаю, что лавина могла спугнуть травоядных, но будем надеяться на лучшее.
Это вполне обоснованное опасение. Как бы ни хотелось это признавать, но лютый холод, непривычным жителям тёплой или жгучей саванны, - причина, которая погонит стада дальше от источника опасности. Нетронутыми оставались плато со склоном и восточное подножье, через которые пролегал путь их братства. Возможно, что некоторые из травоядных спрятались переждать непредсказуемую стихию именно там. Стоило всё тщательно перепроверить, чтобы после выстраивать план действий и продумать все варианты.
- Вы пока отдыхайте. Айвор останется здесь. Он будет следить за входом и предупредит об опасности, если увидит чужаков поблизости.
Кову не хотел тянуть за собой других львов и львиц – все они устали. Измываться над самками и детьми – высшая степень наглости и его несостоятельности как лидера. Тянуть с собой самцов – подвергать опасности остальных. Их не так много, чтобы оставлять самок одних на попечительство тетеревятника, а Люциану и Эвальду нужны силы на тот случай, если эти земли окажутся не столь доброжелательны, как и их обитатели.
Один измотанный лев – лучше, чем трое. В особенности на тот случай, если им действительно понадобится защищать своих от чужаков. Кову не мог присоединиться к остальным и терпеливо ждать, когда тело перестанет ныть от продолжительного перехода и сумасшедшей гонки со снегом. Мысли не дадут покоя ни голове, ни лапам. Это лучший способ не тратить время на пустое и нагло дрыхнуть в пещере, когда хватает забот и проблем.
Предпринять все меры предосторожности и озаботиться пищей, а потом уже отдыхать. Выстроив для себя список первостепенных дел, Кову направился к выходу из пещеры, надеясь на то, что за время его отсутствия ничего не произойдёт.

>>> Долина горячих сердец

[formatgic=sidewindow]
Первая очередь:

Мериад
Дент
Хэмиш
Шантэ

Вторая очередь:

Лани
Мария
Сверр
Мастер Игры
Дэннис

Третья очередь:

Астрид
Ло
Хлоя
Хью
Малихар

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Также в локации:

Иккинг/Йап,
Арон/Федор, Мунлайт, Фредерик, Октавиан (спит), Ридеваль, Улла (NPC)
[/formatgic]

Отредактировано Кову (29 Ноя 2016 14:33:34)

+5

271

Долина горячих сердец >>>


Великий чертог и впрямь бы неописуемо красив — настолько, что, едва оказавшись под его темными, роскошными сводами, вся их крохотная группа, включая детенышей, завороженно примолкла на какое-то время, просто молчаливо любуясь открывшейся их взорам картиной. Даже полноценным пейзажем, учитывая исполинские размеры пещеры! Сколько же здесь было пространства и воздуха... Еще ни разу в своей жизни (довольно насыщенной, стоило признать) Хэмиш не видел такого большого и великолепного подземелья, как это. Само собой, лев был приятно впечатлен увиденным — честно говоря, еще только подходя к Одинокой скале, этой огромной и до невозможности суровой на вид глыбине, что столь агрессивно щерилась в адрес незваных гостей, будто клык какого-то мифического каменного гиганта, Хэм тщетно пытался представить, каким будет логово местного прайда. Наверняка ведь таким же мрачным, холодным, отталкивающим... и потому совершенно не годящимся для проживания молодой львиной семьи. Особенно сильны эти подозрения стали во время прохождения узкого черного "моста" на входе в Чертог, учитывая глубину пропасти, через которую они были вынуждены перебраться. Но, к счастью, реальность оказалась совершенно противоположна его серым фантазиям. Хэм аж на время позабыл следить за детьми, запрокинув усатую морду к терявшемуся во мраке потолку, с широко раскрытыми глазами изучая каскады причудливых сталактитов, мысленно ломая голову над тем, как они не срываются вниз под собственным весом... но быстро спохватился, вновь опустив голову к земле и в очередной раз пробежавшись взглядом по крохотным ушастым макушкам: а ну-ка, все ли на месте? никто не потерялся? Было не так-то просто их пересчитать, учитывая, что Мериад этакой здоровенной курицей-наседкой согнала всех малышей под свое брюхо, явно сильнее всех беспокоясь за их сохранность. Глядя на это со стороны, Хэм невольно призадумался, что, пожалуй, им всем нужно повнимательнее приглядывать за львятами в будущем: уж очень много здесь было камней и возвышений, откуда можно было случайно шлепнуться или скатиться в порыве игрового азарта, заработав таким образом досадную травму, а то и вовсе свернув себе шею. А уж в том, что их ребятишки немедля ринуться исследовать новую для них территорию, Хэмиш ни капли не сомневался — в конце концов, он поступил бы точно также на их месте! Но пока что все их семейство, включая Дента с дочерьми, благоразумно держалось одной скучкованной, напряженно жмущейся друг к другу группой, не решаясь сделать лишнего шага в сторону, дабы не испытывать терпения сопровождавшего их боевого патруля. И не только: едва очутившись внутри, Хэм практически сразу же обратил внимание на большое количество львов, находившихся в данный момент в пещере, в том числе и самок с детенышами.

А прайд-то оказался под стать своему логову — такой же многочисленный. Тяжело, наверное, было управляться таким, особенно без сильного и уверенного в своих силах самца во главе. Так какой же должна была быть из себя вдовствующая королева Шантэ, что в одиночку тащила на себе такую ответственность?

Ответ на этот вопрос нашелся практически сразу: уже спустя минуту троица чужаков оказалась прямо перед небольшой группкой местных львиц, одной из которых, вне всяких сомнений, и была Шантэ — правда, какой именно, Хэм понять не успел. Он просто не успел ничего сказать или сделать, даже банально собраться с мыслями перед грядущим знакомством, как вперед уже решительно высунулся громила-Дент. Высунулся — и тут же всунулся, простите, обратно, знатно опростоволосившись пред лицом Ее Величества; как бы ни старался Хэмиш побороть свой добрый, снисходительный смешок, он так и не смог этого сделать, лишь в последний миг замаскировав его гулким, словно бы прочищающим горло кашлем. Ну... прости, старина! Он ведь не со зла. Можете назвать Хэма чересчур легкомысленным или неосторожным, раз не придал серьезного значения случившемуся и не напряг украдкой свои крепкие мохнатые ягодицы, опасаясь справедливого гнева Шантэ — но он в принципе не был таким уж серьезным, каким мог казаться со стороны, этот суровый, статный и накаченный вояка с хромой лапой и великолепными "гусарскими" усищами над верхней губой. В принципе, они... точнее, Дент, не сказали и не сделали ничего такого уж обидного, чтобы всерьез обозлить местную правительницу, верно? Рассуждая таким образом, Хэмиш все же (на всякий пожарный, а то мало ли!) немного подвинулся вперед, вставая таким образом, чтобы и на глаза королеве показаться, мол, вот он я, упомянутый боец и целитель, и не упустить местных стражей из поля своего зрения, готовый в первую же секунду броситься им наперехват в случае возможной атаки, если вдруг эта... как уж ее там, Шантэ, решит проявить норов и отдать им соответствующий приказ. Таким образом, Хэм оказался, фактически, единственным из троицы, кто не стал подавать голоса и вообще предпочел скромно держаться в стороне от переговоров, справедливо рассудив, что Мериад и так неплохо удавалось держать речь. И Денту, в принципе, тоже, даже несмотря на его досадную промашку. С кем ни бывает, правда? Любой может ошибиться.

Астрид! — лишь только шепотом окликнул он одну из малышек, что, на его взгляд, отошла слишком далеко от троицы взволнованных "родителей", как родного, так и приемных. — Иди к нам, — мягко, но строго позвал Хэм чересчур заигравшегося, по его мнению, львенка, хотя едва ли Астрид вообще когда-нибудь планировала начать его слушаться. И все же, к его облегчению, Астрид тут же вернулась обратно, усевшись рядом с остальными детенышами и невозмутимо поведя ушами: судя по ее виду, она ничуть не смущалась огромного количества незнакомых морд вокруг, да и вообще... Была готова немедленно распаковать чемоданы и начать обживать новое для нее местечко, чем поневоле вызвала одобрительную улыбку на морде Хэмиша. Так держать! Наклонив к малышам свою огромную усатую морду, лев тихо пояснил любопытно озирающимся малышам, стараясь не сильно мешать разговорам Мериад, Дента и королевы Шантэ: — Если повезет и нам разрешат здесь остаться. А для этого нам нужно понравиться их лидеру, — и Хэм украдкой кивнул в сторону сероглазой самки, намекая, что она и есть лидер местного прайда. — Так что, постарайтесь вести себя прилично, договорились? От этого сейчас очень многое зависит.

+3

272

Ну, слава Одину... или кто там был верховным божеством у северян, мама была здесь — как всегда большая, сильная и надежная, как Скала, что их окружала. Малютка Икк буквально влетел носом в ее пушистую лапу, крепко зажмурившись и обхватив ее собственными, увы, пока что очень маленькими и хрупкими лапками, тонкими, как у настоящего лягушонка. Да, кто б сказал по его виду, что однажды это мелкое недоразумение станет новым главой Северного Братства! Даже несмотря на то, что внешне Иккинг был почти идентичной копией своего отца, Траина, он отличался от него столь же сильно, как закат отличается от рассвета, как ночь ото дня, как деревья от облаков, черт возьми! Дрожа всем своим крохотным и тщедушным тельцем, львенок так тесно вжался в густой материнский мех, что едва не утонул в нем целиком — сердечко его все еще бешено колотилось от испуга, но в присутствии Шантэ этот страх испарялся куда быстрее, чем можно было ожидать, и уже пару-тройку мгновений Карасик нехотя приоткрыл глаза, реагируя на звучание ее голоса. К счастью, львица не сердилась... ну, или делала вид, что не сердилась, вполне ласково обращаясь к своему не в меру пугливому сыночку, спрашивая, что же стало причиной столь бурной реакции. Даже с готовностью обняла Иккинга в ответ, чем окончательно его успокоила; тогда-то львенок, наконец, решился с опаской выглянуть наружу из-за ее плеча, отыскав взглядом Лани и ее родительницу. Ну... теперь-то, с безопасного расстояния, они обе казались совсем не страшными, да и выглядели порядком удивленными, явно не ожидав, что юный наследник престола вдруг с пронзительным ором бросится наутек, даже не поздоровавшись. Ну правда, что в них было такого ужасного? Вон и остальные львята как ни в чем не бывало подходили к Лани, приглашая новенькую поиграть с ними, ни капли не смущаясь присутствия взрослой львицы. Осознав, как его поступок выглядел со стороны, как ОН САМ выглядел в тот момент, Икк тотчас сник и стыдливо прижал уши к черепу,  еще больше прижавшись щекой к теплому материнскому животу. Ну вот... такой шанс упустил познакомиться! Может, тогда бы ему удалось показать окружающим (и в первую очередь братьям с сестрой), что он вовсе не такой пугливый, каким они привыкли его видеть... Но увы, теперь Иккинг, наоборот, еще больше опозорился, и не только перед сиблингами с Шантэ, но также перед всеми остальными членами их прайда, что находились сейчас в Чертоге и наблюдали за его паническим бегством. От этой мысли Иккинг весь съежился и плаксиво скривил мордочку, чувствуя, как ему на глаза в очередной раз наворачиваются слезы — такие горячие, что аж невыносимо жгло и щипало! Но в этот раз он каким-то чудом сдержался и не заревел, молча проглотив свое огорчение. Сам виноват...

А? — он немного запоздало вскинул свою ушастую головенку, реагируя на слова матери: та как раз знакомила его с новым (откуда ж Икку было знать, что вовсе даже не новым) членом Братства, Фредериком. Переведя взгляд на зеленоглазую морду подростка, Иккинг стеснительно задвинулся поглубже в объятия королевы: что поделать, он все еще привыкал к новому для себя окружению, не решаясь вот так с ходу поздороваться с кем-то... Но ведь не зря же Шантэ назвала его другом, правильно? Раз мама ему доверяла, то и Икку стоило бы. Коротко шмыгнув носом, кажется, уже мысленно смиряясь со своей прошлой неудачей, малыш в конечном итоге осторожно выдвинулся вперед, то и дело вопросительно косясь на маму снизу вверх, словно бы желая убедиться, что он все делает правильно... а затем все-таки сделал крохотный шажок навстречу Фреду, даже мордочкой к нему потянулся, с любопытством распушив коротенькие белые усишки, старательно запоминая чужие запах и внешность. — Здравствуйте, — тихо поприветствовал он юного целителя, глядя на того своими большими зеленовато-карими глазами. У Фредерика были почти такие же, только еще зеленее, и внешне он казался похожим на самого Иккинга.

А что, он тоже когда-нибудь вырастит таким же большим и уверенным в себе? Правда?

Икк уже хотел было спросить об этом вслух, с чисто детской непосредственностью, но так и не решился прерывать разговора взрослых — тем более, что Шантэ вдруг заговорила о его отце. Икк мало что знал и слышал о Траине... а потому немедля насторожился, с внутренним трепетом вслушиваясь в слова матери, жадно выуживая из них крупицы столь ценной для него информации. Так... выходит, его папа... пропал без вести? Куда же он мог исчезнуть? Икки озадаченно склонил голову набок, по-прежнему не решаясь вмешиваться, но уже мысленно вовсю обмозговывая что-то... До тех пор, пока Шантэ не встала со своего места, решительным (как всегда) шагом двинувшись прочь, по каким-то своим, взрослым делам. Иккинг невольно посеменил следом за мамой, но почти сразу же остановился: ему показалось вдруг, что со стороны это выглядит очень... как бы сказать... так, будто он без Шантэ и шагу самостоятельно ступить не может, вот! Конечно, в одиночку он чувствовал себя страшно неуверенным, но с этим нужно было как-то бороться, если он хотел, чтобы другие львята прекратили над ним смеяться. Усевшись с озадаченным видом посреди Чертога, Икк украдкой повернул голову в сторону разыгравшихся Марии, Сверра и Дэнниса: те уже вовсю охотились на какого-то мелкого жучка в обществе Лани и, судя по их виду, отлично проводили время! Иккинг невольно сник и тихонько вздохнул, припоминая свой недавний позор — примут ли они его в игру после такого, не станут ли дразниться? Да вроде бы нет, не должны. Это ведь его сиблинги! Да и Лани вовсе не казалась ему какой-то там вредной и нестерпимой девчонкой, наоборот, она выглядела вполне дружелюбной. Может, и зря он так плохо о них думал, может, они вообще уже сто раз забыли о его дурацком побеге! Набравшись духу, Икк поднялся было на лапки, готовясь вернуться обратно... да так и замер, пугливо уставясь еще на двух незнакомых ему львиц, вошедших в пещеру в компании друг друга.

Да, помнится, Шантэ сказала, что все находящиеся здесь львы — их друзья и союзники, но... Иккингу все равно было тяжеловато вот так с ходу ко всему привыкнуть. Да, он был тот еще стесняшка, что поделать! Робкий и социально неловкий, такой слишком много думает, прежде, чем что-нибудь сказать или сделать, ежесекундно перебарывая врожденную нерешительность. Вполне возможно, что это пройдет с возрастом, но пока что... пока что Иккинг еще только учился премудростям общения со сверстниками. И со взрослыми членами прайда — тоже! Да, особенно со взрослыми, ведь они все были такими большими и... грозными. Даже самки.

Суровые африканские "викинги", что с них взять!

Пока Иккинг напряженно размышлял, что ему делать — обойти незнакомок стороной или смело пройтись прямо у них под лапами, дабы присоединиться к озорному преследованию жука-навозника, — те уже сами "разрулили" сей нелегкий вопрос, предложив сопровождавшему их детенышу (честно говоря, Карасик даже не сразу его заметил) первым подойти к жмущемуся в гордом одиночестве королевскому наследничку... что он и сделал, кажется, с очень большой на то охотой, живо потопав навстречу опешившему с такой бурной инициативы Иккингу. Львенок аж рот приоткрыл, с искренним удивлением воззрившись на маленького смельчака — ух ты, как легко он это сделал! просто взял и спокойно подошел к кому-то, ничуть не робея и не смущаясь! а что, так можно было?

Аам... — до крайности растерянно протянул Икки, даже не сразу найдясь, что ответить на целую череду столь же жизнерадостных, сколь и беспардонных вопросов. Йап — а именно так звали малыша, что с ним заговорил — вел себя так весело и непринужденно, что Иккинга невольно брала зависть. Эх, хотел бы он научиться также! Но для начала, пожалуй, следовало познакомиться. — Привет, — кое-как вклинился львенок в поток неугомонной болтовни, что уже было для него великим прогрессом. Маленький шаг для человечества, простите, львечества... и огромный для самого Карасика! — Меня зовут Иккинг. Я... — он уже хотел было поочередно ответить на каждый вопрос Йапа, дабы не дай бог не обидеть этого добродушного толстячка, да только банально не успел вымолвить и слова. Резко захлопнув варежку, Икки вот такенными глазами уставился теперь уже на невесть откуда взявшуюся рядом Астрид, мысленно удивившись ее появлению: и откуда она только выскочила, буквально только что рядом никого не было! Прежде, чем принц успел хоть что-нибудь понять, как деловито настроенная самочка уже откатилась прочь от Йапа и буквально уперлась в подзависшего с непривычки (и пресловутой робости) Иккинга, натурально, "поцеловавшись" с бедолагой носами. Больно не было, скорее, просто ужасно неожиданно. — Ой, — тихо, как-то чересчур тоненьким и растерянным голоском пискнул Икк, всем корпусом отклонившись назад и едва не громыхнувшись спиной на камни. Да так и остался сидеть в этой откровенно неудобной позе, глазами-блюдцами уставясь в попу, простите, спину решительно отвернувшейся от него незнакомки. Вот уж сама невозмутимость, черт подери! Не Иккинг, конечно же, а Астрид. А он-то, дурачок, думал, что это Йап здесь самый смелый!

Какая... какая она... удивительная.

Ух ты, — не удержавшись, тихонько мяукнул Иккинг вслед юной "валькирии", проводив ее откровенно завороженным взглядом. Как бы ему хотелось быть таким же спокойным и уверенным в себе, как Йап или эта странная львенка! Ничего ведь не стеснялись, даже взрослых. Коих, к слову, стало ну очень много. Иккинг не без опаски воззрился на пришлых чужаков, с которыми в данный момент разговаривала его мать, отметив про себя, что среди них также находилось несколько детенышей его возраста. Новенькие? Интересно, а эти львы тоже их друзья? — Вон моя мама, — запоздало спохватившись, Икк указал Йапу лапой на Шантэ. — Она королева... А кто эти чужаки я не знаю. Наверное, нам потом скажут... Хочешь, пойдем и познакомимся с теми львятами? — он аж сам удивился своему необыкновенно смелому предложению. Но, с другой стороны... почему нет? Почему бы хоть раз в жизни не попытаться завести новое знакомство самому? Тем более, в компании Йапа было не так страшно. Ну... разве что самую капельку. — Может, они тоже захотят с нами поиграть...

+3

273

Веки леди севера тяжело сомкнулись, стоило только ей положить голову на вытянутые передние лапы. Приглушенный гул в чертоге действовал на львицу успокаивающе: она вполуха слушала разговоры самок, между которыми лежала, слушала веселые урчания и мявканье котят, и именно сейчас ей казалось, что прошел уже десяток лет с образования Братства. Шантэ было нестерпимо тяжело на душе, мысли душили, и она чувствовала себя старой матерой самкой, которая пытается выдумать хоть какой-то план по спасению своего прайда, наслаждаясь последними тихими месяцами перед чем-то по-настоящему опасным.

Она помнила легенды, которые рассказывал ей Фаер: «иные придут и принесут с собой долгую зиму. Небо затянет белым полотном, закутывая в вечную мерзлоту солнце. Вьюга прилетит на спокойную и теплую саванну. Снега заметут живые цветы и травы. Животные уйдут. На землю глыбой льда обрушиться холод, и придет ледяная смерть. А после…».

«Рагнарёк», — шепчет одними губами львица и вырывается из снежного марева. Она чувствует тепло самок, чувствует их вздымающиеся бока, но не может согреться: ей кажется, что холод захватил ее изнутри.

Леди Шантэ…

Сколько самка спала, что Мунлайт уже успел вернуться? Львица кивнула ему и приподнялась со своего места, опираясь на передние лапы (не особо-то учтиво с ее стороны лежать, когда с ней говорят). Лев не выглядел встревоженным, но известие, которое он принес, было важным.

«Еще одни странники, значит», — размышляла Шантэ по мере того, как получала новую информацию. Она смутно помнила, как однажды вскользь Траин упомянул о паре львов, самце и самке, которым он позволил остаться на землях Братства, однако она не была уверена, что это были именно эти чужаки: в докладе воина фигурировало три имени, а о львятах леди севера вовсе не знала. Либо самка успела родить за это время (почему патрульные не обнаружили их?), либо они пришли сюда совсем недавно и ищут безопасное место. «Здесь они его не найдут», — заключила Шантэ, напомнив самой себе, как ушла из Северного Братства Элика, поспешно уводя своих детей. Конечно, самка не осуждала ее за это, потому что прекрасно знала, что теперь северные земли не могут быть обиталищем для семей, которые просто хотят жить спокойно и без потрясений. Уже давно ее прайд превращается в некую гору, которая создана для того, чтобы сдерживать натиск Иных, но даже несмотря на большое количество самцов, достаточно сильных и умелых воинов, они ничто по сравнению с белыми ходоками.

Шантэ не хочет принимать в прайд эту группу львов: ей жаль самку и ее детенышей, она боится, что они не смогут пережить грядущую зиму. Но если она их прогонит, даже не взглянув, хорошей ли правительницей она будет? Оправдает ли она ожидания своего возлюбленного? Ведь Северное Братство было создано для тех, кто ищет кров и безопасность, для тех, кому нужна помощь и кто пришел с миром. Если она прогонит мать и ее детей, то они могут погибнуть в поисках другого дома. Именно поэтому Леди севера заключила, что она должна хотя бы поговорить с гостями, а не разворачивать их прямо у порога.

Проси, — задумчиво сказала она Мунлайту.

Первой в чертог вошла львица, и в тени едва пробивающихся лучей утреннего солнца, она казалась абсолютно белой словно Иная. Шантэ едва заметно напряглась, но стоило только самке подойти ещё чуть ближе, в отблеске сталактитов она оказалась очень красивой львицей, не похожей на белых ходоков: все её естество выражало спокойствие и безмятежность. Небольшого размера, с серебристой шерсткой цвета горной воды, она подталкивала вперед крошечных львят, которые точно были одного возраста с детенышами самой королевы. Это еще больше напоминало Шантэ о том, что нельзя этих несчастных зверей бросать на произвол судьбы и разворачивать в ту сторону, откуда они пришли.

Лелль шепнул самке, кто из четырех львиц, лежавших прямо перед гостями, является леди Шантэ, а затем отошел в сторону, но гостья не спешила представляться, ожидая, когда ее спутники тоже покажутся перед хранительницей севера.

Следом за мамой и ее детьми в пещеру вошел крупный самец. Сначала львица обратила внимание на его двуцветную гриву, — черную и белую, — но невольно вспомнила о Траине, который также мог похвастаться белыми подпалинами в шоколадной шерсти. Однако стоило только льву показать и свою вторую сторону, как львица едва ли сдержала удивление при виде увечий, которые занимали почти всю половину тела самца. Она не припомнила, чтобы видела зверей, исполосованных настолько, что едва ли можно было разглядеть хоть одно живое место среди такого количества шрамов. Что же случилось с ним, и как он умудрился выжить после такого?

Было тяжело смотреть куда-то еще, кроме как на его изуродованную часть морды льва, однако приходилось найти в себе усилия переключить свое внимание на последнего гостя. То был типичный представитель «южан» — светло-песочный самец с рыжей гривой, однако отличавшийся даже от львов Братства идеальной выправкой. Шантэ невольно вспомнила о гвардейцах Фаера, которые могли похвастаться своей дисциплинированностью, но даже до Хэмиша им было далеко, а он сочетал в себе еще и признаки галантности и воспитанности. Впрочем, от взгляда львицы не могло ускользнуть наличие у самца хорошей физической формы, и даже хромота не делала его слабее в глазах других зверей.

Многочисленная детвора вилась вокруг взрослых, с удивлением разглядывая Великий чертог и его обитателей, но было довольно трудно понять даже по запаху, кто из самцов был отцом для малышей. Шантэ редко встречала такие странные компании: обычно льва сопровождало несколько самок, а здесь была львица в окружении двух здоровых самцов.

Первым заговорил самец с двуцветной гривой, однако крепко «промахнулся», чем обескуражил скорее не Шантэ, а лежавшую возле нее Игритт, которая виновато прижала уши и замотала головой, мол, что вы, что вы — это я-то леди севера? Естественно, самец очень смутился своей ошибки и поспешил «ретироваться», а если быть точнее — переложить дипломатические бремя в лапы женщины.

Шантэ не обижалась на эту ошибку. Да и она сама виновата, поскольку до сих пор не удосужилась слезть с постилки, где отдыхала в присутствии других самок. Кошка поднялась со своего места и сделала шаг вперед, оказавшись, тем самым, на одном уровне с Мериад. Так было гораздо удобнее вести диалог и так их новоиспеченные гости теперь точно могли понять, кто здесь Леди севера.

Добро пожаловать в Северное Братство, — сказала львица перед тем, как самка начала свой рассказ, — мое имя Шантэ. Думаю, патрули уже оповестили вас о том, кем я здесь являюсь.
Значит, именно об этой львице и говорил Траин. Шантэ внимательно слушала Мериад, и чем дольше гостья говорила, тем тяжелее самке становилось. Она начала осознавать, что у хищницы зеркальная хранительнице севера судьба: обе они овдовели, обе — остались одинокими мамочками, вынужденными самостоятельно выживать в непростых условиях. Разница была лишь в том, что у Леди севера был прайд, а у этих скитальцев своего дома не оказалось.

Шантэ понимала, что Мериад пыталась надавить на ее чувства: ясно было то, что львы знали о закрытых границах и понимали, что на то была причина, но все равно пришли сюда и едва ли не слезно просили позволить им остаться. И они были правы, потому что у них были слишком маленькие львята, которые не смогут пройти трудный и долгий путь. «Хотя бы своды чертога смогут их защитить», — подумала кошка и перевела взгляд на Дента, — «уже трое родителей оказались обречены на одиночество. Всеотец, надеюсь, это не Иные…».

Именно в этот момент заговорил лев, подтвердив слова самки. Похвально, что отец оставался отцом и не бросил малышей на произвол судьбы. Шантэ опустила взгляд на маленькую шебутную Астрид и проследила, как она со всех лап пустилась к ее сыну Иккингу, с каким восхищением котенок смотрел на новенькую львицу. Самка вздохнула и прикрыла глаза, обдумывая только что сказанное. Она не скрывала своего сочувствия, но по ее тяжелому взгляду было видно, что Шантэ что-то очень сильно тревожит.

Я понимаю, — наконец, промолвила она, — Северное Братство было создано для таких, как вы. Мой супруг всегда помогал каждому, кто нуждался в доме и безопасности. — Она знала, что каждый здесь готов был вступиться за нее и за чертог, если будет необходимость. Ее семья не боялась чужаков, но боялась нечто другого… — но сейчас для нас настали тяжелые времена.

Шантэ уже знала: она не сможет прогнать этих львов, но считала, что обязана рассказать о том, что происходит на землях прайда. Они должны решить сами, стоит ли им оставаться здесь или уходить. Даже с учетом того, что Дент — опытный боец, а Хэмиш — целитель, даже с учетом того, что новая львица — это дополнительная охотница и няня, без надлежащей подготовки они не смогут противостоять ходокам. Никто не сможет.

Вы слышали о Белых ходоках? Об Иных, как еще называют их? До недавнего времени это была лишь легенда, которой пугают на севере непослушных львят. Теперь это правда. Полгода назад на территорию Братства спускался белый медведь: мы смогли победить его, однако лишились двух самок. Поздним вечером мои патрульные привели раненого льва и сообщили, что его спутник был зверски убит и освежеван. Они видели этих зверей: белые гиганты, холодные и расчетливые, говорящие на северном языке. Именно поэтому я была вынуждена закрыть границы, потому что не хочу подвергать опасности любых чужаков, которые придут на наши земли. Есть мнение, что лорд Траин погиб от лап Белых Ходоков, как и еще один самец с сыном из моего прайда, хотя тел мы до сих пор не отыскали.

Шантэ замолчала, переводя дыхание, а затем продолжила.

Я готова предоставить вам дом: нам нужны охотницы, воины и целители; я не смогу себе простить, если прогоню вас, и львята не переживут переход. Однако я также боюсь, что никто не сможет пережить грядущую долгую зиму. Пока мы держимся и верим в собственные силы, но я не намерена втягивать в это других львов, тем более, детенышей. Вы можете пока что остаться, отдохнуть и подумать над моими словами. Имейте ввиду, что рано или поздно Иные спустятся с гор и тогда начнется война.

Тут львица впервые в жизни задумалась, почему она не ушла сама и не предоставила такой возможности всему прайду. Дело было не только в том, что земли, на самом деле, были достаточно хороши для жизни: здесь есть еда, хоть и не в изобилии, но проблем с ней не было; логово надежно скрыто от вражеских глаз и представляло собой такую крепость, которую не возьмет ни один даже самый сильный лев; температура — ниже, чем во всей саванне, но от этого страдали не все львы, а некоторым даже нравилось. Было бы проблематично уходить отсюда и вновь скитаться в поисках такого же комфортного дома, рискуя погибнуть: может быть, поэтому большая часть членов прайда оставались рядом с леди севера. Но сама Шантэ не уходила отсюда, потому что, во-первых, пообещала самой себе и своему супругу защитить Северное Братство во чтобы то не стало, а во-вторых, являясь дочерью рода Гарм, считала своей кровной обязанностью принять вызов Иных, как когда-то сделали ее предки.

+3

274

Львица с напряжением развернула косматые уши, когда Дент подал голос, не особо учтиво обращаясь к правительнице на "ты", да и вообще не слишком почтительно поставив королеву "в известность", что если она им не поможет он сам себе поможет... так или иначе. Но хорошо, что гордая речь самца к концу таки стала более...просящей что ли. Все же они должны стараться быть как-то более... осторожными что ли, по отношению к местной королеве, потому что та довольно легко могла бы выставить всю эту толпу за порог, если ей что-то не понравится. Обернувшись на закончившего свой достаточно суровый монолог "двуликого", Мериад молча смерила его внимательным и не совсем понятным взглядом, отметив про себя, что наверное все же стоит позже провести небольшие ээээ... воспитательные работы, по поводу того, как следует обращаться к титулованным особам, благо у самой Меры опыта в этом было предостаточно. Но это все потом.

Целительница вновь вернула свое внимание к Шантэ, глядя на нее внимательно и капельку тревожно - ответ королевы Севера ей отнюдь не понравился, и хотя та вовсе не стала отказывать пришлым в крове, но вести она донесла до ни о чем не подозревающей семьи весьма... весьма тревожные.

Ходоки?

Мер вновь на секунду обернулась к Хэмишу, словно бы молчаливо спрашивая у него, что он думает насчет этого всего, а затем пристально, очень серьезно заглянула в серые глаза самки. Да, этот разговор был достаточно... жестким, и невольно такая всегда скромная и тихая, даже стеснительная Мериад эдак сурово нахмурилась, выразительно покачав головой. - Очень грустно слышать такое, моя королева. Тем не менее я и мои спутники безмерно благодарны вам, за ваше радушие. Я понимаю ваше беспокойство, как и понимаю причины, по которым вы закрыли границы для скитальцев, но... Почему бы не воспользоваться чужой помощью, когда ее предлагают, верно? Особенно на взаимовыгодных условиях. Ужасно звучит, что ваши львы пострадали, но я и мой нынешний супруг, - она указала коротким кивком на притихшего позади Хэмиша. - ... лекари, и поможем вашим патрульным, и всем, кто ранен. К тому же и Хэмиш и Дент оба прекрасные бойцы, и не дадут спуску врагу, я больше чем в этом уверена.

Мера немного помолчала, разглядывая донельзя усталую и даже немного грустную морду правительницы,чувствуя в глубине души смутную тревогу насчет этих самых... Иных, все же она никак не была готова оказаться в центре развернутых военных действий, но в то же время Мериад твердо верила в такие вещи как семейная сплоченность, самопожертвование, отвага... стремление защитить друг друга, порой любовь к родным, к своей семье творила самые настоящие чудеса и никакое зло не могло этого уничтожить, стереть с лица земли.

- Главное не отчаиваться, как мне кажется, - она старательно, довольно мило и эдак стеснительно, точно подросток, но никак не взрослая, кормящая львица-мать, мягко улыбнулась Шантэ, тем самым пытаясь ее... приободрить что ли, ну хоть чуточку. - Иногда жизнь нам преподносит невозможные трудности, но... - взгляд Мериад скользнул по серой шкуре ныне соратницы. - Есть ведь и какие-то до невозможности замечательные в ней моменты, верно? - она осмотрелась. - Так где ваш раненный? Мы его осмотрим с Хэмишем. Верно, милый? Надеюсь ничего страшного, если львята просто поиграют здесь, моя королева? Они у меня послушные. С ними не должно быть особых проблем.

Получив от Шантэ ее дозволение (и царское благословение), Мера решила незамедлительно приступить к делу. Вернувшись к своим спутникам, Маджи сначала повернула голову к Денту, зависнув над сбившимися в кучку львятами. - Присмотришь за ними на всякий случай, хорошо? Мы будем недалеко. Возможно нам еще придется выйти за травами, - она вопросительно глянула на усатую мордаху добродушного пухлика-Хэма. Ну правильно, они же не знают, насколько плох один из пострадавших в нападении "белого" неприятеля. Она быстро наклонила голову к копошащимся у ее лап пушистым комочкам. - Хью остается за старшего. Не бедокурить, слушаться Дента, пока мы с папой отойдем. Не расстраивайте меня, договорились? Кто тут у нас любит маму, м? - проворковала с нежным выражением светлошкурая, явно довольная тем, что ее детки, наконец, в безопасности и от души поласкавшись со всей своей хвостатой компанией, одарив каждого крепким материнским поцелуем, прежде чем вновь выпрямиться.

Ну что? Пошли играть в докторов, родной?

+3

275

Западное подножье >>> Долина горячих сердец >>>


Сказать, что малышка была до глубин души потрясена открывшимся ее глазам "пейзажем" — значит ничего не сказать!  Ло была просто в немом восторге от увиденного, от этой здоровенной, как целый отдельный мир (как целая, блин, галактика!) пещеры; вон, и на стенах с потолком мерцали какие-то загадочные искорки — не то иней, не то дрожащие капельки воды, но в воображении львенка это были настоящие звезды, цепко приставшие к камням на какой-то поистине недосягаемой высоте. Широко разинув пасть и до отказа запрокинув свою круглую ушастую головенку, Ло шагала так некоторое время, то и дело больно запинаясь лапками, но ни разу не опустила взгляд обратно к земле, буквально загипнотизированная местными красотами. Она даже не сразу заметила, когда взрослые остановились; на автомате пройдясь чуть дальше, малышка, в конечном итоге, неловко впечаталась грудью и подбородком в заднюю лапу Мериад и только тогда опомнилась, спешно переключив свое внимание на происходящее вокруг. Только сейчас белошкурая увидела, как много незнакомых львов собралось в этой огромной, ээ, "норе". И ожидаемо притихла, на всякий пожарный отступив поглубже в толпу сиблингов — как родных, так и сводных — тем не менее, продолжая с огромным любопытством лупить свои экзотичные глазенки на королеву Шантэ и ее свиту. В силу возраста, Ло пока еще очень смутно понимала, о чем они вообще толкуют, и к чему такие официозные представления; наверное, так это было заведено у взрослых львов? Усевшись, детеныш еще минуту-две прилежно вслушивался в чужие разговоры, но быстро заскучал и даже широко, с чувством зевнула, даже не задумываясь о том, насколько это было невежливо по отношению к местной правительнице. Что поделать, она была еще слишком мала, и вообще не отличалась большой усидчивостью. Да и... чего еще можно было ожидать от отпрыска закостенелого одиночки? Уж коли сам Дент то и дело ошибался, подбирая неправильные слова или проявляя легкое неуважение к Шантэ (само собой, тоже ненарочно, безо всякого злого умысла), то что уж говорить о его маленьких дочерях... Вон, Астрид так вообще бессовестно почапала куда-то по своим делам, деловито покачивая коротким "топориком" хвоста, кажется, вообще ни секунды не задумываясь о том, как к этому поступку отнесутся Мериад и остальные. Ло заметила это далеко не сразу, послушно переступив лапками вперед и назад, повинуясь осторожным тычкам Дента, а когда все-таки заметила — тотчас с самым живым интересом уставилась, простите, в задницу сестре, втайне немного обидившись ее поступку. И куда, спрашивается, ушла, не позвав Ло с собой! Ей, может, тоже хотелось прогуляться по этой странной, большущей пещере и хорошенько тут все обнюхать! Впрочем, Ло пока что не умела всерьез на кого-либо обижаться. Она даже бодро вскочила со своего места, намереваясь вприпрыжку двинуться за старшей львенкой, но увы, Хэмиш не дал ей такой возможности: едва заслышав над головой его тихий, но строгий голос, как Ло тотчас резко ударила по тормозам и вновь неуклюже шлепнулась на свою кругленькую пушистую жопку, подняв вопросительный взгляд на лекаря. Что, ей тоже нельзя далеко отходить, да? А почему? А они смогут сделать это позже?

Что ж... похоже, что все-таки смогут, судя по тихим, терпеливым разъяснениям Хэма. И эта новость довольно-таки сильно обрадовала юную самочку, заставив ее аж возбужденно подпрыгнуть на своем месте, улыбаясь во все 32 молочные жемчужинки... или сколько там было зубов у больших кошек? Неважно! Важно, что они правда собирались остаться здесь жить! В этом чудесном, дивно красивом и таком оживленном месте! Ло уже реально не терпелось броситься знакомиться с местными обитателями. Тем более, что вон Астрид уже успела с кем-то поболтать и даже попихаться. Младшенькая с легкой завистью покосилась на сестру... и вдруг весело пихнула ее круглым лбом в плечо, как-то даже не задумываясь о том, что устраивать оживленную детскую возню пред оком местной королевы — это, мягко говоря, не самая удачная затея. Ей просто, ну... хотелось отпраздновать их новоселье! Хотя, пристальный взгляд Хэмиша (ктооо только что говорил "ведите себя прилично"? вот-вот!) моментально заставил ее уняться; Ло даже нарочито приосанилась и состроила максимально серьезную мину, эдак грозно нахмурившись: в ее понимании, чем скучнее и строже ты себя ведешь, тем более приличной львицей кажешься со стороны. Но долго держать "пафосную" рожу Ло все равно не смогла. Малютку хватило максимум на полторы минуты, и стоило лишь Мериад отойти прочь, уведя за собой Хэмиша, как желтоглазая перевозбужденным кузнечиком запрыгала вокруг Астрид и друзей, несколько раз обежав их кругом. Да, разумеется, они проделали очень долгий и изнурительный путь, и все львята без исключения чувствовали себя невообразимо уставшими, но... Ло не была бы самой собой, если бы даже в таком утомленном состоянии не нашла силенок на то, чтобы активно выразить свой детский восторг этим коротким, но до ужаса забавным "тыгыдыгом".

Мы остаемся здесь! Мы остаемся здесь! УРА! — несколько раз восхищенно проскандировала малышка, в конечном итоге, радостным прыжком опрокинув немо хлопавшего своими небесно-голубыми глазенками Хью на бок. — Так здорово! Давайте осмотримся! Папа, папа, можно, мы осмотримся?? Ну пожа-аалуйста! — все также прижимая старшего львенка обеими лапками к земле, Ло подняла откровенно просящий взгляд на оставшегося рядом Дента, состроив самую умилительную мордашку из всех возможных.

+4

276

Где-то в глубине самых укромных уголков души Дента внезапно дернулось нечто, давно забытое и доселе ото всех тщательно скрытое. Его прошлая жизнь… настолько дальняя и беззаботная, на самой заре юности, что даже не удостоилась хоть какой-то части в последующем становлении характера одиночки. Наоборот, он с особым усердием отмахивался от своих детских воспоминаний, предпочтя целиком "пересобраться" заново, в совершенно иную личность, ничем не связанную с его родовым гнездом.

"Моя мать… она ведь тоже старалась всем помогать, - не отводя своего пристального взгляда от королевы, Дент выжидающе вслушивался в ее слова, вместе с этим так некстати вспомнив собственную родительницу. Она недолго пробыла в жизни сына, слишком рано покинув их маленький, но весьма воинственный прайд, однако после отец не удосужился даже разыскать убийц и отомстить за ее смерть. Он вообще считал свою партнершу слабой и никчёмной, недостойной настоящего воина. А малыш Денти еще мечтал стать таким же, как его папа, могущественный и жестокий… Леди Шантэ, сама того не ведая, неожиданно сумела разбередить старую, пусть и довольно ассоциативную рану, отчего двуликий самец заметно помрачнел, сделавшись еще страшнее и уродливей. Хотел бы он попросить миледи перестать копаться в его душе… да хотя бы просто перестать быть похожей на его мать! - О, боги, я так долго пытался забыть свой дом… Но нет… Неужели, мне никогда теперь не избавиться от его призраков?”

И все же, стоило отбросить в сторону свои детские комплексы ради будущего львят, которые, к слову, проявили недюжинное любопытство к незнакомой для них обстановке. Вопреки голоду, усталости и естественному страху тех, кто еще только открывает для себя огромный, неизведанный мир, девчонки бодро заковыляли по королевской пещере, то и дело сталкиваясь с ее обитателями. Не сказать, что Дента сильно беспокоило столь наплевательское отношение детей к властительнице (“онижедети!”) - как-никак, он и сам здорово опростоволосился несколькими минутами ранее, - однако на этот раз бродяга все-таки рискнул негромко цыкнуть на изрядно разгулявшуюся Астрид: - А ну, утихомирься, моя валькирия! Не стоит демонстрировать свою силу при первом же выпаде, - “Вот кто бы говорил, да-да,” - перехватив многозначительную ухмылку Хэмиша, седогривый самец и сам не сдержал насмешки над самим собой. Как обычно… родитель учит детей не наступать на его же собственные грабли, а искать свои. Вновь переключившись на Шантэ, бродяга уселся поближе к небольшой, но достаточно теплой скалистой россыпи и напряг подранные уши. Итак, Ходоки… Грозная сила северных владений, которые отличаются особыми размерами и садизмом. Разумеется, льву, что забился с беременной женушкой в самую сердцевину терновника и вылезал оттуда через раз, ради быстрой охоты, еще не доводилось слышать о белых гигантах, отчего на страшной морде Дента застыла недоуменная, даже несколько содрогнувшаяся мина. Неудивительно, что королева пыталась хоть как-то обезопасить свой прайд от горных убийц, приказав наглухо закрыть все границы вдоль принадлежащей ей территорий, даже от простых, не несущих с собой злого умысла львов. Да и в принципе, судя по словам леди Севера, их ожидали тяжелые времена... в войне и долгой, холодной зиме. Словом, попадос, спасайся, кто может.

Задумчиво облизнув темные, изрядно разлинованные губы, Дент кивнул, соглашаясь с трогательными рассуждениями Мериад, которая первой взяла ответное слово, едва только леди Севера окончила свой безрадостный монолог. На этот раз седогривый одиночка решил не отсвечивать своими топорными способностями в дипломатии, полностью доверившись красноречию серебристой кормилицы. Даже с учетом новой поступившей информации, решительность Дента ничуть не поколебалась. Он  по-прежнему был готов в любой момент бросится на защиту прайда леди Шантэ, лишь бы его дочерям жилось сыто и безопасно в нем.

- Я хорошо знаю, каково это - сражаться за жизнь, когда все в мире настроено против тебя, - приподнявшись с места, Дент сделал шаг к царственной львице, таким образом выражая желание все-таки взять свое, пусть и небольшое заключительное слово. - Нужно уметь искать силы, даже если это кажется невозможным. Иначе можно ослабеть настолько, что любой сумеет сожрать тебя, не подавившись, - самец на мгновение замолчал, прикрыв свой единственно целый глаз, словно бы собираясь с тяжелыми для него мыслями. - Плохо, когда нет надежды, леди Шантэ… но еще хуже, когда ты сам в нее не веришь… Извини меня, - внезапно Дент поймал себя на мысли, что слишком уж расфилософствовался, купившись на неуловимый шлейф своих воспоминаний. К тому же, королева вовсе не выглядела, как заламывающая лапы дива, смертельно уставшая от собственного существования. Легонько тряхнув лохматой головой , настраивая себя на более нейтральный лад, седогривый бродяга вновь устремил свой взгляд на статную фигуру правительницы, в ожидании еще каких-нибудь пояснений. - В общем, я полностью в твоем распоряжении, королева. Патруль, охота, защита - что только прикажешь. Только изволь немного вздремнуть, устал немного с дороги…

Отойдя в самый дальний угол пещеры, Дент грузно повалился на бок, скрестив все четыре лапы и буквально уронив башку на небольшую возвышенность. Это было непередаваемое удовольствие вновь ощущать твердую, довольно теплую землю, когда, наконец, треклятый снег не холодил нос; конечности не дубели от каждого шага; и шкуру не колола трескучая горная вьюга. Вот оно, счастье-то!

- Осмотритесь, только никого здесь не обижайте, - разрешил Дент, краем глаза провожая уходящую за травами парочку друзей. Лениво ухмыльнувшись всем кувыркающимся неподалеку львятам, одиночка (или, кажется, уже нет?) широко и смачно зевнул, отчетливо чувствуя, как тело нещадно ломит от огромной такой усталости - и физической, и моральной. Надо же… А он даже не подозревал, насколько близко успел подойти к грани своего же эмоционального уничтожения…- Астрид, следи за всеми в оба глаза, лады? Если что-то пойдет не так, разбудишь Кейси. Папе срочно нужно поспать.

Персонаж спит

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог