Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог


Великий чертог

Сообщений 31 страница 50 из 50

1

http://i.imgur.com/cOGuyVN.png

Вход в логово надёжно скрыт с глаз посторонних острыми скалами – они щёрятся будто пики, встречая нежеланных гостей. Чтобы попасть внутрь, необходимо пройти по узкому каменному намосту, возвышающемуся над расщелиной. Узкий проход, рассчитанный на одного взрослого льва, ведёт вниз. Широкие ступени, созданные природой в недрах горы, спускаются в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могут расположиться львиные семьи. Солнечные лучи пробиваются в трещины на стенах, разрезая темноту светом.


Ближайшие локации

Каменистое подножье



Пометка для всех, кто в локации

Эльтэре и Луна находятся в другой части пещеры, поэтому наши группы пока что никак не взаимодействуют друг с другом (наша группа зашла с другого входа). Если кто-то изъявит желание изменить ситуацию – свяжитесь, дабы не возникло недоразумений.

<<< Каменистое подножье

Пещера под горой могла растянуться на мили, петляя узкими коридорами и лабиринтами. Узкий проход, рассчитанный на одного льва, вёл вниз. Спускаясь по ступенькам, созданным природой в недрах горы, Кову придирчиво осматривался и прислушивался. Он слышал шаги Люциана и Эвальда, но никакого другого шума не было. Логово казалось мрачным и неприветливым изнутри, оно щёрилось отрогами, как клыками страшного зверя, и поглощало их без надежды вернуться. Неприветливое место будто намеренно пыталось запугать львов и развернуть их назад – чужакам здесь не рады.
Одиночка стоял на своём. Он остановился недалеко от спуска в пещеру, не закрывая собой прохода, чтобы Люциан и Эвальд смогли спокойно поравняться с ним и осмотреться. Внутри было сухо и, что не менее важно, - отсутствовал снег. Место казалось вполне пригодным для жизни или временного пристанища. Лучи восходящего солнца пробивались в трещины на стенах, разрезая темноту светом. Мрачное подземелье превратилось в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могли расположиться семьи. Их труды были оправданы – Айвор не подвёл его. Груз ответственности на плечах Траина стал легче, а его опасения отступали под натиском облегчения и радости. Они дома.
- Главное, чтобы этот дом не оказался с другими жителями, - подумал лев, продвигаясь дальше. Им наверняка не хватит и дня, чтобы изучить все ходы и пещеры, но основная – была свободна, как и закоулки рядом с ней.
Убедившись в том, что внутри никого нет и тени не скрывают недоброжелателей, Кову повернулся к выходу из пещеры, подал сигнал львицам снаружи, приглашая их с детьми войти. Они получили желанную возможность отдохнуть, согреться, не страдая от холода и колких объятий снега. Первостепенная задача была выполнена, но оставались другие. Мысли о том, что поблизости могут находиться другие львы или иные хищники – не давала одиночке покоя. Он был в ответственности за этих львов и должен был предпринять все меры предосторожности. Чужаки, чума, холод и голод – всё это наваливалось одно за другим, требуя к себе внимания. Пока основная масса их братства будет отдыхать в пещере, давая отдых телам, необходимо позаботиться о безопасности и пище.
- Я пойду, осмотрюсь снаружи. Заодно проверю, как далеко находятся стада животных, и есть ли что-то поблизости, - обратился он к старшим. – Полагаю, что лавина могла спугнуть травоядных, но будем надеяться на лучшее.
Это вполне обоснованное опасение. Как бы ни хотелось это признавать, но лютый холод, непривычным жителям тёплой или жгучей саванны, - причина, которая погонит стада дальше от источника опасности. Нетронутыми оставались плато со склоном и восточное подножье, через которые пролегал путь их братства. Возможно, что некоторые из травоядных спрятались переждать непредсказуемую стихию именно там. Стоило всё тщательно перепроверить, чтобы после выстраивать план действий и продумать все варианты.
- Вы пока отдыхайте. Айвор останется здесь. Он будет следить за входом и предупредит об опасности, если увидит чужаков поблизости.
Кову не хотел тянуть за собой других львов и львиц – все они устали. Измываться над самками и детьми – высшая степень наглости и его несостоятельности как лидера. Тянуть с собой самцов – подвергать опасности остальных. Их не так много, чтобы оставлять самок одних на попечительство тетеревятника, а Люциану и Эвальду нужны силы на тот случай, если эти земли окажутся не столь доброжелательны, как и их обитатели.
Один измотанный лев – лучше, чем трое. В особенности на тот случай, если им действительно понадобится защищать своих от чужаков. Кову не мог присоединиться к остальным и терпеливо ждать, когда тело перестанет ныть от продолжительного перехода и сумасшедшей гонки со снегом. Мысли не дадут покоя ни голове, ни лапам. Это лучший способ не тратить время на пустое и нагло дрыхнуть в пещере, когда хватает забот и проблем.
Предпринять все меры предосторожности и озаботиться пищей, а потом уже отдыхать. Выстроив для себя список первостепенных дел, Кову направился к выходу из пещеры, надеясь на то, что за время его отсутствия ничего не произойдёт.

>>> Долина горячих сердец

Отредактировано Кову (29 Ноя 2016 14:33:34)

+4

31

Сморённая усталостью от работы за день, Сури не заметила, как, устроившись подремать всего на часок, крепко заснула. Прошло несколько месяцев с тех пор, как они обосновались на Севере. Львице привыкать к нынешним условиям жизни было чуть легче, чем львам, которые провели всю свою сознательную жизнь на юге. Её-то судьба забросила сюда раньше, а Эвальд помог ей освоиться. Благо раньше они тут какое-то время жили, а Эвальд так и вовсе был северянином. Пожалуй, единственным из всех них – чистокровным. Впрочем, Сури успела за это время более тесно познакомиться с остальными львами их тогда ещё немногочисленно семьи, и узнать, что в некоторых из них течёт и южная, и северная кровь. Хоть какое это имеет значение? Теперь это один большой дом для всех них и тех, кто время от времени заходит на территории их владения и изъявляет желание присоединиться.

Заняв место охотницы, какое-то время приходилось трудно. Львов, способных охотиться, было мало, а за пищей из-за лавины приходилось ходить далеко. Со временем их группа разрослась от пришлых львов, увеличившись до масштабов небольшого прайда. Теперь появилось время на сон и отдых. Сыновья подросли и уже не грозили вляпаться в приключения без родительского присмотра. Хотя кого она обманывала? Это же Киллиан и Иллиар – эти двое всегда находили приключения на пятую точку. Сури всё боялась, что в какой-то момент у короля с королевой лопнет терпение сносить выходки двух оболтусов. Впрочем, у Элики с Люцианом в выводке тоже был один гиперактивный сын. Луриан как раз успел подружиться с её сыновьями и наверняка в это время, пока она отдыхала, замышляли очередную пакость.

Отоспавшись, Сури сонно разлепила глаза и осмотрелась. Незадолго после пробуждения она осознала, что к своему удивлению успела выспаться, а это значит, что проспала она дольше, чем планировала изначально. Вздохнув, самка не стала корить себя. Кажется, ничего страшного за это время не произошло. Разве что её сыновья вновь покинули пещеру и отправились на поиски проблем. Самка подумывала выйти следом за ними, чтобы посмотреть, что в этот раз замышляют их юные затейники, но не успела – в логово вошёл Траин и, что странно, нёс он в зубах крохотный комочек. Новорожденного.

Самка недоумённо смотрела на предводителя, но не успела задать вопрос – самец направился к ней, положил подле неё детёныша, а сам пояснил ситуацию.

- Вот как.. – задумчиво протянула львица. Смотря на детёныша. Конечно, она не могла предположить, что детёныша принесла Шантэ – никто её беременной не видел. Радовало то, что этот малыш не был сиротой и у него есть мать, а значит – с голоду он не погибнет. Впрочем, в их прайде было две кормящие самки, так что кормилицу они бы смогли ему найти. Вот только откуда здесь взялась львица в положении? Да ещё и без мужа?

Не любовницу же завёл их молодой лорд – такая мысль даже в голову к ней не закрадывалась. Многие львы создавали себе гарем, который являлся обыденной частью жизни короля прайда, но ничего подобного за Траином замечено не было. Чем гиена не шутит, конечно…

Сури не стала приставать к самцу с расспросами, видя, что он и без того торопится, а потом осторожно переложила детёныша умелым движением поближе к своему животу, чтобы согреть его своим теплом – север не щадит никого, а новорожденные слишком хрупкие и беззащитные.

- Всё будет хорошо. Ступай.

Проводив самца и сопровождающих его самок взглядом, Сурия посмотрела на детёныша. Желание посмотреть, как там её сыновья, придётся пока отложить.

+2

32

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Первая очередь: Траин, Шантэ, Джесси, Мунаш, Сури
Вторая очередь: Харт, Йен, Соня, Мелло, Девил
Третья очередь: Эния, Ательстан, Анника, Маиша,

Отписи персонажа из очередей ждем не дольше трех суток.
Персонажи, не указанные в очередях, отписываются свободно.
Указанные очереди не зависят друг от друга.
Локация временно закрыта из-за большого количества игроков!

+1

33

Восточное подножье

Перенос с одного места до другого был довольно пугающим, мягко говоря. Еще крохотное сердце билось с такой силой, что могло показаться, что оно пробьет те же еще хрупкие ребра. Сжавшись как можно плотнее песочный не издавал ни звука, инстинктивно пытаясь не привлекать к себе внимание после первых пары троек попыток.

Путь может и не был слишком долгим для взрослого льва, но не для того, кто еще абсолютно слеп, глух и во времени явно не ориентируется. Так что за тот промежуток времени, что прошел от расставания со знакомым теплом до того как котенка опустили на землю, последний даже немного попривык к запаху чужака. Поэтому оказавшись на твердой поверхности пятнистый, сам того не особо осознавая, потыкался носом в лапу незнакомца, тем самым убедившись, что его не оставили. Также после этого по телу новорожденного прошлось не только теплое дыхание, но и похожее на прежнее ощущение влажного и шершавого языка, которое до конца заставили котенка расслабиться. Вскоре его снова подняли, но на этот раз песочный чувствовал себя достаточно в безопасности, чтобы не запищать на всю округу сообщая о себе.

Когда пятнистого снова опустили на землю, вокруг было слишком много новых запахов, и если его на пару мгновений успокоило повторное прикосновение носом, то затем резкое исчезновение знакомого незнакомца рядом, заставило съежиться и тихо пискнуть.

Все это было определенно слишком много для еще только появившегося на свет львенка, так что не смотря на страх, незнакомую обстановку и небольшой голод, песочный довольно быстро уснул, уткнувшись в приятное тепло.

Отредактировано Heart (2 Июл 2017 22:31:30)

+3

34

Восточное подножье

Дорога до Чертогов вышла по ощущению длиннее, чем в прошлый раз, когда он нёс в зубах первого детёныша. Новорожденных было много, а их мать – довольно молода, чтобы сойти за опытную львицу, для которой спешные поиски защищённого места для потомства – былое дело. Траин намеренно притормаживал группу, когда видел, что Мунаш начинала тяжелее ступать на лапы или с беспокойством смотрела на своих детей. Всех её детёнышей разобрали, не оставив ей ни одного, но самец намеренно шёл рядом с ней, чтобы в случае чего оказать ей поддержку. Так медленным шагом и с остановками они добрались до логова Братства. Впереди их ждало ещё много работы, но основную часть они сделали – доставили детёнышей и их мать в целости и сохранности.

Показав львице на её сына, первого, унесено от матери, он положил рядом с ним другого новорожденного, которого до этого нёс в пасти. Траин надеялся, что так сможет унять возможное беспокойство львицы за судьбу её детей. В конце концов, они могли бросить Мунаш по дороге и разбежаться с новорожденными в разные стороны, путая следы, если бы оказались последними гадами. Чистоту своих намерений самец, как ему казалось, уже доказал оказанной самке и её детям помощью. В его понимании, пока что, недостаточной, чтобы гордо развалиться в чертогах и спать до утра.

Повернувшись мордой к Мунаш, он заговорил:

- В Чертоге множество ответвлений-пещер. Ты можешь устроиться с детьми в любом свободном из приглянувшихся. Никто тебя не побеспокоит. Отдыхай после дороги и набирайся сил. Я пришлю к вам лекаря, как и обещал, чтобы он вас осмотрел. Вскоре должны вернуться охотницы, я распоряжусь, чтобы тебе принесли пищу. Не беспокойся. Здесь ты в безопасности, - пройдясь по основным моментам, Траин перевёл взгляд на Джесси, которая всё же приняла решение пойти с ними. – Ты также можешь выбрать себе место и отдохнуть с дороги. Если нужна будет какая-то помощь, обращайтесь к любому из членов прайда.

В его понимании леопард не нуждалась в помощи лекаря. Пищу она тоже могла добыть себе сама, но их прайд отличался гостеприимством по отношению к чужакам, поэтому, несмотря на положение дел, вполне мог поделиться пищей. Введя коротко в курс дела, Траин мысленно прикинул: всё ли он сказал, а следом оглянулся в поисках нужного льва. Он обещал львице помощь лекаря, и она её получит.

- Айвор, - получив отклик от тетеревятника, севшего на холодный камень перед львом, самец изложил причину своего обращения: - Где сейчас Фредерик?

- Спит, - ястреб указал направление. Проследив за его взглядом, Траин кивнул. – Разбудить?

- Нет. Не стоит. Пусть спит.

Дело не было срочным, поэтому крайней необходимости в том, чтобы прерывать сон подростка, он не видел. К тому же в их Братстве Фредерик – не единственный лекарь. К ним незадолго после прихода на северные земли присоединился ещё один лев, обладающий необходимыми навыками. Осмотревшись в поисках второго льва, который мог бы оказать Мунаш и её детям необходимую услугу, он вскоре заметил молодого самца.

- Мак, - окликнув льва, Траин прошёл к нему. – Мы на подножии подобрали львицу с новорожденными. Осмотри их, пожалуйста. Айвор покажет тебе, где они устроились, - самец всегда говорил учтиво и вежливо, опуская тот момент, что мог, ссылаясь на своё положение, отдавать приказы. В них нет смысла, если поддерживать дружественные отношения со всеми членами прайда – такого мнения придерживался Траин. – Дис, - следом он обратился к самке, которая принимала участие в переносе детёнышей, - когда группа охотниц вернётся, скажи им, чтобы часть добычи отнесли Мунаш. Ей нужно набираться сил.

Получив утвердительный кивок в ответ, Траин ещё раз окинул взглядом логово, проверяя, ничего ли он не забыл сделать по возвращению.

- Что-нибудь произошло в наше отсутствие?

- Элика принесла потомство, - отчитался Айвор, разминая крылья. – Крепкие и здоровые детёныши. Четверо.

- Я рад, - Траин улыбнулся хорошей новости. – Где они сейчас?

- Отдыхают в глубине пещеры. Я могу провести к ним.

- Не нужно, - самец мотнул головой. - Пусть отдыхают. Я поздравлю их позже.

В этом не было острой необходимости. Траин радовался за своего наставника и его жену. Раз с ними всеми всё в порядке, то можно отложить поздравления на потом. Ему там делать нечего. Матери нужен покой, а отцу – переварить новость, что он уже в который раз стал отцом. Траин не знал, что в это время чувствует уже не молодой отец со стажем, но предполагал, что сейчас лишние участники могут лишь помешать. Раз больше ничего существенного в их отсутствие не произошло, то можно дать лапам отдохнуть после многократного перехода. Солнце уже клонилось к горизонту и толсто намекало на то, что давно пора отдохнуть и выспаться.

- Я буду там. Если что-то потребуется – буди, - оповестив Айвора, Траин направился в место, которое они вместе с Шантэ облюбовали ещё в первый раз, как заночевали в холодном Чертоге. Вытянув лапы, он понял, насколько успел устать от прогулок по долине и её окрестностям, но в последнее время у него было слишком много забот, чтобы бросить всё и завалиться спать в любое желанное время. Едва положив голову на передние лапы и закрыв глаза, самец не заметил, как уснул.

• персонаж спит •

+3

35

Дело шло к вечеру, все приличные львы спали. А вот Эни надоело валяться без дела, ей вообще было трудно усидеть на месте дольше пяти секунд. Ну, это исключая те ситуации, когда ей было грустно. Мать с отцом спали, брат и сестры тоже. Одним словом, отстой. Она всегда просыпалась самой первой, по жопе получала в числе первых, а вот ложилась позднее. Вот, до последнего сидела в углу и пинала камушки, пока мать не возьмет ее за шкирку и не потащит к остальным.

Пробуждение сопровождалось широким зевком и сонным причмокиванием. У львят был вечерний сон? Она позабыла, когда мать их укладывала, а валяться больше не хотелось, вот львичка и встала, потягиваясь. Рядом с Эликой похрапывал Люциан – папка выглядел таким большим, и грива у него была такой пушистой! Малышке аж захотелось в ней покопошиться. А что? Все спят, ей скучно. И вот она понеслась к отцу с грозным мявканьем, чтобы непременно прыгнуть в его гриву и поваляться в ней.

Но вот незадача, львичка остановилась на полпути, присевши на жопку. Ей в голову вновь ударили эти картинки из сна. Будем откровенны, она мало чего в них понимала, для нее это было просто увлекательным зрелищем, однако тот грозный лев был очень грустным, а продолжения Эни не увидела, поэтому пыталась понять, кто же он такой и почему ей снится вообще. Вдобавок ко всему этому, она частенько слышала странный голос в своей голове. Он звучал не так громко и четко, чтобы она могла разобрать, кому он принадлежит.

В такие моменты ей хотелось с кем-нибудь поговорить о своих снах, но все спали, а ее любимая подруга Девил находилась в другой стороне логова, да и тревожить ее не хотелось. И в сфере недавних событий львичка предположила, что родители не пустят ее дальше их пещерки. А все потому, что у кое-кого сиблингов язык без костей! Как же ей все-таки было обидно, когда она придумала такую гениальную игру, но надо же было кому-то ее испортить. Эни хмыкнула: ей стоит подумать над тем, кому вообще можно доверять из родственников, а то скажешь что-нибудь не то, а они все родителям разболтают.

А грусть все накатывала и накатывала на плечи малышки. Песочную все никак не хотел отпустить недавний кошмар. Она все видела перед глазами, как будто сама принимала участие в тамошних событиях.

Вот она стоит на скале и смотрит на многочисленные мертвые тела маленьких львят и подростков, среди них были даже взрослые львы. Она чувствует, что не хотела этого делать, но выбора не оставалось. Все было ради благой цели. Ради Нее.

Сцены сменяют одна другую: она получает удар в спину от того, кому верила все это время. Этот поджарый лев хочет ее убить, но она не может этого допустить.

Она пала. Не смогла уберечь Ее.

Эни «выскочила» из воспоминаний и всхлипнула. Ей было очень больно, словно это случилось вчера. Но как это могло произойти? Разве маленький львенок может натворить столько плохих деяний?

По пухлым щекам малышки покатились слезы, одна за другой. Она не ревела как остальные дети, всегда беззвучно и молча.

В приступе грусти и боли она все-таки направилась к отцу, чтобы лечь к нему под бок и спрятать свою мокрую моську.

Вот она ложится возле его морды и тихо шепчет, чтобы никто не слышал. Какой оторвой бы мелочь не была, она не хотела, чтобы кто-нибудь из-за нее страдал. Она любила свою семью.

- Паааап, мне снова приснился тот грустный лев, - с этой фразы обычно начинается каждый день, простите, вечер.

+3

36

Восточное подножье--------→>>

Все это время Шантэ почти замыкала их небольшую группу львов и львиц, что неспешно двигались в сторону логова. Она следила за тем, чтобы все они были в сохранности и не оказались жертвами не только чужаков (что, в  принципе, было достаточно нереальным, ибо границы патрулировались), но и каких-то других опасных зверей, которых полным полно не только на юге. Она также успевала следить за Джесси, которая по-прежнему не внушала доверия, хотя ее пыл несколько поубавился и шла она гораздо спокойнее, чем до сего времени. Периодически останавливалась Мунаш: ей было тяжело передвигаться после родов, каждый член прайда это понимал, а  посему терпеливо ждал пока львица передохнет и снова отправиться в путь. Лорд северных земель лично помогал юной роженице преодолеть его.

Вскоре на горизонте показалась скала. Медленно, но верно, их группа достигла цели. В чертоге, благо, все было спокойно: многие львы уже готовились к ночному отдыху. Шантэ подошла к самому первому унесенному детенышу, положив рядом с ним его братика или сестричку (львица пока не вдавалась в подробности половой принадлежности ребенка). Затем она выпрямилась и оглядела пещеру, слушая вполуха о том, что Траин говорит новоприбывшей. Когда лев закончил и последовал заниматься дальнейшими указаниями, леди севера повернулась к медной, тепло ей улыбнувшись.

- Я понимаю, ты, наверно, растерянна? Давай я помогу тебе определиться, куда лучше пойти со львятами?

Шантэ получила от Мунаш положительный ответ, а затем на несколько минут задумалась. Она уже не раз обходила длинные и извилистые проходы чертога. Их было довольно много на разный вкус и цвет: какие-то ответвления были в нем теплые и солнечные, какие-то же - холодные и сырые. Шантэ понимала, что Мунаш нужно именно теплое и сухое помещение для того, чтобы ее детки росли здоровыми. Самка помнила одну из таких пещер.

- Пойдем со мной. Я отведу тебя в подходящую, - и когда львица готова была выдвигаться, Шантэ снова подхватила одного из львят и отправилась с Мунаш в одну из комнат чертога. Так она и еще одна львица из их прайда помогли медной перенести львят, а затем пожелали той доброй ночи и пообещали, что скоро ее навестит лекарь, которого отправил к новоприбывшей Траин. Сама серая вернулась в общую пещеру и первым делом взгляд ее пал на Джесси.

- Ты можешь быть нашей гостьей сколько пожелаешь. Ты можешь навещать свою подругу, если она не будет против, - обратилась Шантэ к леопарду, - но не рекомендую тебе делать глупостей.

Самка сощурила глаза, мол, я за тобой слежу, а затем направилась к постилке, предназначенной для нее и лорда севера, предварительно окликнув Дис.

- По мере возможности наблюдай за новоприбывшими. Если что, докладывай мне, - под новоприбывшими она подразумевала скорее леопарда, чем измотанную родами самку, но выделять не стоило. Впрочем, Шантэ это сказала достаточно тихо, чтобы ее не услышал кто-то иной.

Получив утвердительный кивок от сестры по прайду, Шантэ устало отправилась дальше к Траину. Ее возлюбленный уже давно спал на мягкой постилке, сделанной из трав и шкур убитых животных. Леди севера зевнула и улеглась с ним рядом, уткнувшись носом в его мохнатую мягкую шею. Какое-то неимоверное спокойствие и облегчение накрыли львицу с лап до самой макушки, отчего та уснула быстро и легко, видя такие же солнечные сны.

●Персонаж спит●

+2

37

Каменистое подножье-----→>>

Посторонитесь, идут два могучих льва! Пусть все в округе слышат об этом!

На самом деле это было бы куда брутальнее, если бы Луриан и Луис действительно шли бок о бок, оповещая всех грозным рыком о своем присутствии. На деле все было гораздо проще: Луис верещал и плакал на весь коридор, а Луриан ворчал и тянул того за хвост, обливаясь потом в три ручья. Не смотря на то, что его брат был немного меньше его по комплекции – он был совсем не легче. 

- Пусти! Там съедят меня! Пусти! – Хныкал и плакал львенок уже нисколько от холода и боли, сколько от элементарного страха попасть в какую-нибудь передрягу. Он однажды слышал краем уха, что кто-то из взрослых говорил о большом и кровожадном медведе, что обитал в этих землях и съедал маленьких детей (на самом деле о маленьких детях там не было сказано и слова, но Луису казалось именно так).

Луриан не отпускал и упорно тащил дальше. Вот это настоящий брат! Правда, в данный момент времени второй лимонный хохолок этого не понимал, потому что считал, что его тянут на верную гибель.

- Не хочу! Там темно! помогите! – Эхо повторяло следом за голосом Луиса, придавая последнему оттенки мрачности и злобы.

Внезапно близнец выплюнул хвост брата и скептически поглядел на него. Он резонно заметил, что мать с отцом ни за что бы не повели своих детей в пасти к кровожадным монстрам, что все это глупости и что надо слушать родителей, потому что они лучше знают, где им будет теплее и сытнее. Луис внимательно выслушал слова брата, посчитав, что вообще-то он прав. К тому же, помимо Элики и Люциана в пещеру направлялись и Сури с Эвальдом, у которых были дети, и этот Траин с подружкой, хотя у них детей не было и им вообще должно было быть абсолютно все равно.

Тогда Луис вздохнул и поднялся на лапы. Поврежденная конечность болела, но он вполне мог на нее наступать. Хромая, правда, но львенок отправился следом за братом, периодически вздрагивая от какого-нибудь шума или эха, да прижимая уши к голове.

Страшно-то как!

Совсем скоро юные братья выбрались в просторную, сухую и относительно светлую пещеру. Луриан обрадовался и весело запрыгал  вокруг матери, а Луис же, прижав ушки, незамедлительно последовал за Эликой, не имея желания здесь бегать и все разнюхивать. Он очень устал и хотел спать. Он очень хотел прижаться сейчас к маминой шерсти, зарыться в нее носом и просто согреть свои многострадальные лапы.

Именно этим детеныш занялся, как только Элика прилегла. Малыш незамедлительно лег с ней рядом, сладко зевнув и положив голову на мамкин бок. Удивительно, но даже лапы после сего действия стали меньше болеть. Луис, как только тело его начало согреваться, почти незамедлительно уснул, хотя сны снились ему беспокойные.

***

Прошло не так много времени с тех самых пор, как львы обосновались в северных землях. Луис все это время спал, ел, отходил от всех этих страшных приключений и ждал, пока его лапы заживут. На самом деле у него не было ничего серьезного, но львенок любил раздувать из мухи слона. Об этом ему не раз говорил Киллиан, который был не особо в восторге от близнеца своего друга. Луриан тоже предпочитал компании Луиса компанию Кили, а потому парни часто убегали гулять без второго близнеца. Сначала малышу было обидно, но потом он привык и стал больше времени проводить с сестрами или родителями.

Но каждый из нас растет. Луис не стал исключением, превратившись за пару месяцев из запуганного трусливого львенка в довольно серьезного и осторожного подростка. Его панический страх на все и вся не ушел до конца, но сменился довольно серьезной паранойей и осторожностью, из-за чего подросток очень редко патрулировал границы и больше наблюдал за Фредом и Маргери, которые ударились в навыки лекарства и зельеваренья. Луис хотел стать бравым воином, но что-то пошло не так, а посему интерес его медленно начал угасать не только к навыкам силы и упорства, но и вообще ко всему.

Подросток проснулся уже тогда, когда солнце начало медленно клонится к закату, оповещая всех вокруг о том, что пора бы готовиться ко сну, пока злые духи не вышли из своих покоев. Луис почти перестал верить в сказки: он верил в хищников.

Оглянувшись, львенок не увидел ни отца, ни мать, ни брата с сестрой. Мирай только спала, а остальных не было. Помимо этого их дом сейчас был больше похож на улей, чем на обитель львов, а все потому, что Лорд и Леди севера привели к ним новенькую самку с совсем еще крошечными львятами, да какого-то странного льва с пятнами.

Луис рад бы был узнать, что происходит, но желания встревать в чужие дела не было. Точнее, он не имел привычки этого делать. Гарри, как ни странно, тоже не оказалось рядом: узнать, где отец с матерью было не у кого, а потому подросток лениво поднялся со своего места, потянулся, а потом решил прогуляться, чтобы разыскать кого-нибудь из родных и узнать последние новости. Первым делом его нос уловил слабый запах Луриана и Киллиана, который вел к выходу из чертога. Очевидно парни отправились патрулировать границы.

«Фр, так поздно», - повел ухом Луис, водя носом дальше.

Он уловил слабый запах Маргери и, кажется, еще одного льва, прибывшего в прайд недавно. С сестрой у него тоже не было особого желания общаться, но даже с ней у Луиса были отношения куда лучше, чем у Кили. А если Луриан со своим другом, то брат ему становится ненужным (во всяком случае, так думал сам Луис).

Юного самца удивило, что его сестра отправилась гулять в столь поздний час. Пожав плечами, львенок отправился по следам Маргери, чтобы узнать как она и чтобы спросить о последних новостях в прайде. Мифическое исчезновение родителей больше всего беспокоили подростка, не смотря на то, что запах обоих витал в пещере.

------→>>Дымная впадина

+2

38

Восточное подножье->
Как жаль, что львята не появляются в мир зрячими и слышащими, и не встают на лапы чуть ли не сразу после рождения, как это делают те, кого в будущем эти львята будут есть. Это несколько упростило бы жизнь матери-львице или тому, кому придётся следить за беззащитными комками шерсти пару месяцев и слушать их мявки. Зато в следующий раз подумают и, возможно, заместо котёнка заведут рыбку в свой «природный аквариум».

Сони ещё пищала какое-то время, но где-то на полпути перестала. Во-первых, потому что устала. Во-вторых, поняла, насколько это возможно, что шум и быть шумной ей явно не по душе, и хорошо, что в таком никаком возрасте она ещё не может ловко выворачиваться и выпускать когти, а то вполне могла открыть в себе борца и полюбить давать всяким зубастым личностям по губам. В таком случае это был бы уже совсем другой львёнок... Оставшийся путь львёнок провисел почти молча, только пару раз тихонько пискнув, но что поделать, новорождённые редко молчаливые попадаются.
Не могла Сони увидеть, как одна местность сменяет другую, полюбоваться здешними красотами, но смену климата, кажется, на шкуре своей слегка ощутила, несмотря на тепло, исходившее из чужой жуткой пасти – тельце занесли в пещеру. Отпустили, и Сони ощутила под собой совершенно новую поверхность, к жизни на которой она совсем скоро привыкнет.
Она подняла голову, повернула её в одну сторону, в другую. Искала запахи? звуки? Нашла братьев или сестёр, совсем не хотелось разбираться да и как сейчас понять. Знакомое тепло успокоило медную девчушку, дрожь пошла на спад, и организм, устав, уснул.

Отредактировано Сонендимаан (17 Июл 2017 13:20:58)

+1

39

За прошедшие два месяца мир меньше не стал. Для двухмесячного львёнка он остался прежних размеров. Такой же огромный, неизведанный, непонятный. Ательстан, в силу своего характера, получал информацию, когда отец или мать отвечали на вопросы его сестёр. На место первого детёныша у родительского бока Тел никогда не претендовал, ни до рождения, ни после него. Его вполне устраивало почётное место второго, которым он пользовался без особой охоты.
Пользуясь случаем отсутствия отца и усталостью, сморившей мать, он отправлялся в самоволку по изучению сетей пещер. Каждый раз он, по вполне понятным причинам, натыкал в своих исканиях на льва или львицу из прайда. История заканчивалась одинаково. Детёнышу говорили, что ему надо к родителям, он послушно кивал и шагал за дяденькой или тётенькой, не думая, что этот хищник мог оказаться чужаком, желающим ему зла. Детёныш, который соглашался с каждым родительским словом, кивал, но не слушал.
Помимо них в логове поселилась львица с другими детёнышами – сомнительного происхождения. Тётя Мунаш говорила, что отец детей далеко-далеко отсюда и никогда не вернётся, а некоторые из её детей, в частности сын, называл отцом короля их прайда. Странненько. Непонятненько. Но Ательстану всегда было слишком лень спросить у родителей, что в этой истории не так, откуда здесь столько малышей и вообще откуда они все взялись. Почему он с сёстрами мамин и папин, а не этой львицы. Почему её дети – её дети, если у них даже папы нет. И вообще как так нет папы?
Обычные будни Ательстана нисколько не отличались от будней других детей. С разницей в его нежелание знакомиться с другими и провоцировать на игры. Он сторонился всего столько, сколько мог, испытывая определённый дискомфорт в общении с остальными. Ему проще подпереть задом бок матери или отца и со стороны наблюдать, как другие детёныши Братства набивают себе шишки на заднице.
Он спал под боком матери, потому что Элика почти всегда занимала почётное место под боком у отца. Жаться к спине Люциана и утопать в его гриве Ательстан почему-то не любил. Положение поближе к еде его не расстраивало – наоборот. В большой семье клювом не щёлкают. В то время, когда бойкостью, твердолобостью и тройным шилом в заду отличаются мальчики, это почётное место пропеллера семьи Люциана и Элики заняла его старшая сестра – Эния. С остальными дела обстояли нормально.
Ательстан мирно спал. Почти ангел и идеальный ребёнок. В логове, рассчитанном на большое количество львов, под вечер становилось шумно. Вечерние патрули, охота. Взрослые львы, выполняющие свои обязанности, то уходили, то приходили. Дети шумели. Сиблинги возились под боком. Весь мир раздражал и мешал спать. Ательстан предпринимал несколько попыток зарыться носом в шерсть матери. Настолько упорно, что, хвати ему сил, влез бы под Элику. Втиснув свою голову под лапу матери, оставив всем на обозрение куцый хвост со скудной кисточкой, он тяжко вздохнул, не разлепляя глаз, и попытался снова крепко заснуть. Всем своим видом он пытался показать, что «Я в домике. Не кантовать», но когда это кого-то останавливало?

+1

40

офф

извините за задержку, прошляпила пост Шантэ

Восточное подножье->
Раз десять Джесси успела пожалеть о том, что отправилась со львами неизвестно куда. Эти писки, у-э-э-э-и... Однако, когда они прекратились, леопард перестала жалеть о своём решении, к тому же вспомнила о ветре, а там, куда направляется этот отряд, должно быть теплее. А может быть даже вкуснее. Однако...
Пологий зелёный склон, дышащий жизнью, сменился вдруг сплошными скалы. Голые, острые и холодные, чёрные и серые, от них так и веяло смертельной опасностью! Ой, тьфу ты, какой ещё опасностью, ну какой ещё смертельной? Да, неприветливое местечко, по крайней мере на первый взгляд так кажется, и именно таким оно показалось сейчас Джесси. Странное место для постоянного проживания, и какое-то подозрительное. Джес подумала:
А может, ну его?
Немного притормозила, обернулась, и в тот же миг словила на себе тот взгляд Шантэ, который уже улавливала, только теперь, на фоне неприятной атмосферы, какую распространяют скалы, он показался ещё и жутким. Распахнув глаза, Джесси резко вернула голову в исходное положение, и прибавила ходу.
Куда я попала?
Так, а теперь, видимо, по одному. Очень уж не хотелось пятнистой подставлять спину той бдюнье, а то мало ли.
Ой, ну хватит, расфантазировалась!
И ведь действительно, ничего страшного и противозаконного не случилось. Джесси даже стала привыкать к местной архитектуре, рассматривая неровные потолки и стены, изрезанные трещинами, будто ранами, из которых внутрь проливается белый свет. Готика, да? Нет? А-а, скалика. Весьма, весьма.
Пока леопардица приобщалась к прекрасному, здешние главари всё по полочкам разложили. Правда, обращались они в основном к Мунаш. Вот пещерка на любой вкус, вот услуги частного доктора бесплатно, а вот и овсянка, сэр. Это почему так? Ах, ну да, родишь – поймёшь. О, а вот и ещё одной гостье отдохнуть предложили. Даже позвать кого-нибудь можно будет, если что. Наверняка в этом есть какой-то подвох... Впрочем, ладно. Отдохнуть действительно не помешало бы, и Джесси успела поблагодарить Траина до того, пока тот не переключился на раздачу поручений, приказов, как оно у них тут называется.
– Ты можешь быть нашей гостьей сколько пожелаешь.
Джес аж слегка вздрогнула от неожиданности, ну зачем же так подкрадываться.
– ...но не рекомендую тебе делать глупостей.
И опять этот взгляд. Или немного другой? Ой, да не важно, всё равно неприятно.
– Жуткая особа, – буркнула под нос Джесси, отправившись на поиски гостевой комнаты. Несмотря на довольно большое количество львов, что здесь обитало, красношкурая быстро нашла себе свободное местечко недалеко от выхода. Вроде постояльцами не пахнет, а значит, тут свободно. Леопард устроилась поудобнее и так, чтобы видеть общую пещеру и выход, навострила уши и прикрыла глаза. Спать она здесь не станет, вдруг ещё надзиратель страшный приснится, серый такой.

+2

41

>>> Новая стезя [Фредерик] >>>

Фредерик резко открыл глаза и ошалелым взглядом оглядел пещеру. Его падение во сне было настолько реалистичным, что подросток, казалось, всё ещё чувствовал, как у него болит нос, которым он приложился о землю, и все лапы, а в особенности плечи, на которые пришёлся основной удар. Дыхание было частым и глубоким, пасть приоткрыта, сердце бешено стучало. После ярко освещённой дневным светилом территории и переливающейся в лучах солнца зелени темнота пещеры казалась особенно беспроглядной, однако довольно скоро подросток привык ко мраку и сумел разглядеть глаза своего товарища, в которых в буквальном смысле огоньком плясало беспокойство.

Просто страшный сон, — поспешил Фредерик утешить своего друга-фенека. Он положил голову на лапы и бездумным взглядом уставился в темноту пещеры. И… что ему теперь делать? Если это и правда был настоящий сон, а не плод его фантазии, вызванный огромной усталостью и голодом, которые успели накопиться за время его странствий. Как он достанет какой-то клык? Подойдёт к хищнику и скажет “Простите, пожалуйста, но не могли бы вы оторвать свой коготь или клык и отдать его мне”? А как он проколет себе ухо? У него, конечно, уже появилась одна идея, но как морально подготовиться к боли? И согласится ли Чака это сделать? А что если он занесёт какую-нибудь инфекцию? Так много вопросов и так мало ответов!

Тяжёлый вздох, изданный Фредериком, не укрылся от ушей-локаторов фенека.

Ты уверен, что это был просто страшный сон? — с беспокойством поинтересовался он, стараясь заглянуть прямо в глаза шоколадному и сделав упор на последние три слова. В ответ на это Фредерик лишь поджал губы и отвёл глаза, затягивая с ответом и стараясь от него увильнуть.

Мне снился дядя, — наконец произнёс он после относительно долгой паузы. На морде Чаки появилось искреннее удивление — фенек знал, почему и ради кого Фредерик ушёл из дома, и потому был также удивлён этому факту, как и сам лев-подросток.

Но он же не…

Нет-нет, не умер, — поспешно прибавил шоколадный, тут же успокоив фенека. — Но у нас был… интересный разговор, — пристальный взгляд Чаки вкупе с чуть наклонённой набок головой говорил сам за себя. Фенеку не надо было озвучивать свой вопрос, Фредерик и так его понял. — Он сказал… — подросток тяжело вздохнул и произнёс фразу будто с нежеланием, сделав в конце паузу. — Он рассказал мне о… традициях нашей семьи, — шоколадный был бы доволен одним этим объяснением, но взгляд Чаки так прожигал его, что он был вынужден продолжить. — Львы в нашем роду должны… показывать, что они лекари. Отмечать на себе каждого вылеченного больного.

Рисунками?

Если бы… Дядя Вебстер сказал, что мы… должны прокалывать уши.

А если ты за свою жизнь вылечишь сотни больных? У тебя не то, что места не хватит, — Чака не удержался и захихикал, — твои уши просто исчезнут! Я буду звать тебя “костяной башкой”.

Я не вылечу столько больных, — улыбнулся Фредерик в ответ, — да и что-нибудь другое можно придумать. Пойдём, — подросток поднял с земли и потянулся, — пока что надо разобраться с Луисом. Ну, с тем фактом, что я ему помог. У меня есть одна идея.

***

Друзья сильно удивились, когда вышли в Чертог из той ответвлённой пещеры, в которой остановились на ночлег. Пока они спали, их группа пополнилась, наверное, раз в десять — повсюду снова львята (они-то когда успели появиться? Фредерик и Чака спали несколько месяцев, что ли?!), было много незнакомых морд и — вот уж какого было его удивление! — среди них подросток заметил даже леопарда.

Пробыв в некотором шоке несколько секунд, шоколадный, наконец, двинулся вперёд, изредка шепча “Простите, извините, прошу прощения”, когда был вынужден аккуратно толкнуть кого-то плечом, чтобы пройти дальше. Разыскав, наконец, того, кто был ему нужен, Фредерик подошёл к небольшой обезьянке, что часто видел рядом с Эликой:

Привет, Гарри, — он дружелюбно улыбнулся, — ты ведь Гарри, да? Слушай… — Фредерик чуть замялся, не зная, как попросить гривета об услуге. — Нам с Чакой, — лёгкий кивок головы в сторону фенека, — нужна твоя помощь. Мы всё расскажем тебе по дороге, хорошо?

Дождавшись кивка мартышки, Фредерик с радостным “Отлично!” и в сопровождении фенека и обезьянки направился в сторону выхода.

>>> Северные владения >>> Долина горячих сердец >>>

+1

42

●Пробуждение●

Сон был гладок и мягок, словно шелк. Наконец-то, впервые за те долги дни, что Шантэ и Траин путешествовали вместе, львица смогла в полной мере почувствовать невообразимое спокойствие. И дело было даже не в том, что в их пещере было тихо и не было слышно разговоров львиц или писк маленьких львят. Нет! Просто Серая знала, что теперь она дома, что она в безопасности и окружена дорогими ей существами.

Жаль было одно: отца и матери не были рядом. Шантэ часто вспоминала о них, но у нее не было возможности послать им весточку. Айвор постоянно был занят, поскольку являлся мажордомом прайда, а просить больше было и не у кого.

Львица не знала, сколько она спала, поскольку солнце закатилось не так далеко, как могло бы. Может быть прошел час, а может и больше. Кто там знает? Шантэ сладко зевнула и лениво потянулась, а затем обняла передней лапой спящего возлюбленного. Она с глубоким вниманием разглядывала морду Лорда севера: каждую морщинку, каждую веснушку, каждую волосинку в его гриве. Иногда она аккуратно подсовывала морду к носу любимого, легко целуя его то в щеку, то в губы, а иногда даже ласковой кошечкой терлась щекой о его щеку. Делала она это настолько мягко и аккуратно, что даже умудрилась не разбудить Траина. А может быть, он просто настолько устал, что его сейчас слоновьем криком не поднимешь?

Даже рядом с теплым боком любимого льва, самая стервозная, самая грубая львица может стать покладистой ласковой кошечкой. Такой сейчас была Шантэ: ласкаясь к спящему льву, она получала неимоверное удовольствие. Она бы возжелала его разбудить и повторить их утренние игры, но подсознательно чувствовала и понимала, что ее самец устал и ему необходим хороший отдых.

Они ведь столько всего еще не сделали!

Шантэ вздохнула и перекатилась на спину, откинув голову назад и уставившись в потолок. Со временем, когда их небольшая группа переросла в побольше, появился смысл окрестить ее прайдом и взять под власть какой-то кусочек некоторых территорий. Сначала Шантэ видела Люциана замечательным лидером: она прекрасно знала историю своего родного прайда, в котором родилась и выросла. Она знала, что до Фаера прайд принадлежал Люциану. Львица не знала по какой причине самец отстранился от дел, но потом, когда она понаблюдала за ним, то поняла, что жизнь короля не совсем ему подходит. Люциан, кажется, посвящал свои силы семье, поэтому, следить за порядком, скорее всего, он бы не захотел. Тоже самое касалось и Эвальда, который был занят воспитанием своих сыновей.

Прайд дышал молодостью и амбициями. Это могли ему дать только Шантэ и Траин. И они дали, незаметно став лидерами в их группе. Когда информация о прайде вовсе вышла за его пределы, то к ним начали заглядывать и другие львы, решившие с превеликим удовольствием остаться. Отношение же к самой Шантэ тоже изменилось: сначала она снова почувствовала себя принцессой. У Фаера она просто носила этот титул, потому что была дочерью короля и королевы. Затем она была простой охотницей - совершенно ничем не примечательной. Сейчас же ее стали называть Леди севера, а с этим к ней прибавилось очень много ответственности и каких-то очень важных и нужных дел. Сначала львице это давалось тяжело и хотелось все бросить, но со временем, благодаря поддержки друзей, она смогла освоиться и понять, что к чему, а потому без особых проблем брала на себя вожжи правления. Пусть Кову и Шантэ были королем и королевой без официальной коронации (хотя в южных краях это мероприятие было жизненно важным), фактически каждый зверь на северных землях уже признавал в них лидеров львов.

Порассуждав немного о былом, львица все-таки поднялась со своего належанного места. Она снова сладко потянулась, но теперь уже стоя, вытянув передние лапы вперед и широко-широко разинув пасть. Кошка собиралась прогуляться, возможно, сходить на охоту и узнать, что случилось нового за то время, пока она сладко спала. Перед уходом самка обернулась, взглянув на спящую груду шерсти, забавно шевелящую носом и сопя. Львица улыбнулась, но только с другой стороны было видно, что эта улыбка была полна любви и нежности к самцу, которому она была обращена.

Львица вышла в общую пещеру, где уже стало сравнительно тихо, чем было прежде. Кто-то пустился в патруль, кто-то отправился на вечернюю прогулку, а кто-то вовсе предпочел выйти на охоту. Тем не менее, к Шантэ подошла Алия: юная львица и, надо сказать, весьма смекалистая. Они были примерно одного возраста с серой, поэтому обе легко смогли поладить друг с другом и найти общий язык.

- Шантэ, - Алия явно смутилась, прижала ушки к голове и уже громче снова заговорила, - Леди севера, недавно здесь была одна из наших охотниц. Она сказала, что молодые патрульные - Киллиан и Луриан - наткнулись на двух чужаков в долине. Пока что львы не представляют опасности, но, быть может, стоить перестраховаться?

- Хорошо, я посмотрю, - с улыбкой кивнула Шантэ, - спасибо, что сказала.

Вот такая жизнь бывает у королевы прайда. Не успела проснуться, а для тебя уже есть работа. Нередко даже патрульных и охотниц не хватает, поэтому приходится помогать львам в их деле. Впрочем, львица с детства привыкла к простому общению с другими львами и к выполнению самых обычных поручений.

Убедившись еще раз, что в логове все спокойно (а на случай, если-таки что-то произойдет, в пещере спит сам Лорд), Шантэ направилась в сторону выхода. Вечерняя прогулка ей не помешает, заодно она последит за тем, как справляются Луриан и Киллиан. Выдавать себя она раньше времени не собиралась, но хотела понаблюдать за сорванцами.

------→>>Долина горячих сердец

Отредактировано Шантэ (31 Июл 2017 13:08:34)

0

43

офф

извиняюсь за задержку, и за написанный бред, я разучилась писать посты

Время течет с невероятной скоростью, и вот четверо львят, казалось совсем недавно они появились на свет, а уже открыли глазки, каждый день их словарный запас пополняется новыми словами. Если раньше сиблинги выглядели как шерстяные шарики, то теперь они твердо стоят на лапах. Не завидую родителям, ибо уследить за малышней стало тяжелее. Они перестают проводить всё время возле теплого материнского бока, вместо этого львята активно исследуют пещеру, а также их обитателей. К слову о жителях, буквально на днях здесь поселили молодую самку медного оттенка с её дитятками. Ещё одной новенькой оказалась странная хищница, мордой похожая на львицу, но на её теле черные пятна. Для маленькой Анники всё в новинку, и потому она аккуратно пыталась дотронуться до леопардицы.
Малышке не особо интересно сидеть в душной пещере, тут изучать в принципе нечего, сплошные голые стены. От скуки светлошкурая доставала братца, тиская за хвост и пытаясь всячески его разозлить. На радость родителям, их сына крайне сложно вывести из себя, он постоянно крутился возле Элики. Вскоре Нике надоело провоцировать серого, ушла донимать сестру. Эния не так спокойно относится к приставаниям, поэтому родителям приходилось разнимать сиблингов, и так каждый день. Пока малая не умела говорить, она была ангелочком. Кто же знал, что милый пушистый колобок, со временем превратится в львенка с очень упрямым характером. Ей бесполезно вдалбливать в головушку нравоучения, она всё равно сделает по своему.
Сегодняшний вечер выдался на редкость тихим, отец спал, а мать похоже чем-то обеспокоена. Анника пользуясь таким моментом, тихо спустилась с небольшого выступа. Незаметно (вернее она так думала) проскользнула мимо Элики, самка уверенной походкой направилась к выходу из темного убежища. Она не собиралась далеко отходить от него, но хотя бы почувствовать свежий воздух, вдохнуть глоток свободы. Если мамка увидит её, можно конечно отхватить по полной, только когда это останавливало львенку?

0

44

-----→ Восточное подножье

Переход был не слишком долгим, однако очень изматывающим для молодой матери. Самка отдала последние силы, чтобы добраться до пещеры, и теперь её одолевало лишь одно желание - поспать. Медянка вполуха слушала льва, раздававшего указы собравшимся жителям. Траин отправил самца за целителем, позаботился также о пропитании для роженицы. Правители относились к молодой матери с уважением и пониманием, чего не часто встретишь в саванне. Если бы не они, медянка больше недели едва ли протянет.

- Ещё раз спасибо вам.. - прошелестела Мунаш, обращаясь прежде всего к двум спасителям, которые не смогли пройти мимо чужой беды, и спасли несколько жизней от неминуемой гибели; и только потом эта благодарность была для львиц, что помогали перетащить новорожденных.

Медянка перевела уставший взгляд на пищащих львят, четверых опустили рядом с ней, но где Харт? Впрочем, вскоре она заметила львицу, а в её лапах сопел детеныш Мунаш. Самка кивнула няне, что всё это время присматривала за ним, после чего подошла ближе. Она мягко коснулась влажным носом первенца, стараясь его не разбудить, а затем вновь вернулась к Шантэ.

- Я понимаю, ты, наверно, растерянна? Давай я помогу тебе определиться, куда лучше пойти со львятами?
Молодая мать сразу согласилась на такое предложение, сама она запутается в такой большой пещере, блуждать в поисках хорошего места совсем не хочется. Медянка подхватила самого темного львенка, и отправилась за львицей. Вскоре, уединенное гнездышко было найдено, оно оказалось весьма приличных размеров, есть где развернуться. Ещё раз поблагодарив Шантэ, роженица опустилась на пол. Вылизав каждого львенка, зеленоглазая особа наконец могла расслабиться, она в безопасности. Для неё самое важное, что у малышни есть надежная крыша над головой и постоянное наличие еды. И всё же немного обидно, детеныши будут расти без отца, а Мунаш явно не последняя такая вот мать-одиночка. Самка прижала уши к затылку, прикрыв глаза. Стараясь не вспоминать о Бэрри, она положила голову на лапы, и вскоре провалилась в глубокий сон.

                                                         

Персонаж спит

Отредактировано Мунаш (31 Июл 2017 23:23:22)

+1

45

>Восточное подножье
Увы и ах, но Йену не удалось осуществить свой план мести, а ведь он был таким идеальным. Малыш планировал, хоть и не совсем намеренно, начать довольно громко орать, дабы у тех, кто находился вокруг уши отложило. Пускай Йену и не было известно, кто там именно, это не меняло сути дела. Но, когда котенок собирался залиться ором с новой силой, то понял, что этих самых сил у него-то и не осталось. И Йен недоумевал от того, почему так происходит. Ведь только совсем недавно львенок мог спокойно себе пищать, а сейчас уже не получается. Очередная не справедливость! И Йен всячески пытался о ней сообщить, но всё что выходило из его пасти, тихий приглушенный писк, который не доходил до тех, кому он пытался донести мысль. Более того котенок ощутил довольно странное чувство. Только не знал, как именно оно называется и с чем его едят. Но, если бы он был чутка побольше и умел разговаривать, то спросил бы что означает такой упадок энергии. И ему бы определенно кто-нибудь ответил, что это простая усталость. А так, Йен откровенно говоря, начал залипать в чужой пасти. Даже не совсем понял, как оказался на земле, возле чьего-то теплого приятного бока. Правда там он был не один, были и другие комки, но сейчас почему-то мелкому до них не было никакого дела. Львенок пристроился в более менее удобное местечко, нашел заветную вкусняшку и, заполучив её, начал издавать тихие звуки похожие на мурлыканье. После чего белого и вовсе склонило в странное состояние. Там тоже ничего не было видно, но и не осталось мыслей. Так, Йен просто уснул под мамином боком, рядом с сиблингами.

+1

46

Бока юной самки мерно вздымались, а сама Маиша то и дело посапывала, издавая свистящие звуки. Родители, окружённые спящими детьми, — идиллия да и только. Только вот львы, не знавшие выводок Элики и Люциана, могли ошибочно предположить, что картина так же идеальна и когда все четверо бодрствуют. Увы, их ждало разочарование.

Стоило проснуться одному детёнышу, как следом за ним начали открывать глаза и другие. Эника который вечер подряд полезла к отцу с расспросами, Ательстан — вот удивительно! — ещё продолжал сопеть, когда Маиша открыла глаза, а Анника… куда-то направлялась?.. Решив, что ещё неокончательно проснулась и всё это ей только кажется, юная самочка сонно зевнула во всю пасть и, проведя языком по кисти лапы, начала умываться, протирая глаза. Это не заняло больше нескольких секунд, поэтому, окончательно сняв с глаз пелену сна, Маиша вновь поглядела в сторону выхода из их логова — так и есть, её сестра куда-то направлялась.

Анника, — шёпотом позвала она своего сиблинга, — Анника, вернись!

Увы, никакой реакции. Что ж, ей, как говорится, хуже — к несчастью сестры, зеленоглазый львёнок представлял из себя идеал послушания. Ну… временами.

Не столько желая подставить Аннику, сколько переживая за неё (а вдруг она заблудится в пещерах горы? а вдруг её украдут? а вдруг съедят?) Маиша поднялась на лапы и упёрлась передними конечностями в плечо матери. Она, конечно, могла включить в себе смелость и желание найти приключений на задницу… но, пожалуй, не сегодня.

Мам? — львёнок навалился всем своим весом на плечо Элики, теребя его. — Мам. Мам, мам, мам, мам, мам, мам, мам! — с первого раза разбудить львицу ей не удалось, но Маиша не сдавалась, продолжая терзать плечо матери; голос её с каждым призывом становился всё громче. — Мам! Вставай, мам!

Несколько долгих секунд мучений — и ву-аля! Как только Элика, что-то сонно (и вроде как недовольно) пробормотав, оторвала свою голову от земли, Маиша тут же подошла к её морде, с надежной заглянув в глаза львицы:

Мам, а мы скоро сможем выйти наружу? Там же наверняка сто-о-олько всего интересного! — в голове юной самки явно слышались восторг и нетерпение.

+2

47

офф:

внимание котяткам и мужу!
Я так поняла исходя из постов выше, что львята отправлялись гулять по коридорам чертога, в результате чего Эния попала в пещеру к Мунаш и ее котятам (или Девил наоборот к нам пришлепала - не суть), а Ательстан уже бывал в общих пещерах, но на улицу никто не выходил. Если никто не против, можно организовать недолгую вечернюю прогулку до наступления ночи, т.к. потом адекватные родители бы погнали своих детей домой спать ХД

Пробуждение

Два месяца прошли, как два дня. Связано ли это было с тем, что около двух недель Элика просто лежала и постоянно спала, просыпаясь для того, чтобы покормить своих львят, а потом все оставшееся время она выходила исключительно на охоту, а затем, снова к малышам? Может быть, это было связано с тем, что когда возраст львят варьировался в диапазоне одного месяца, то они все к тому моменту учились произносить членораздельные звуки и ходить? Может быть, это было связано с тем, что у порога в два месяца детенышей, Элике приходилось ловить своих дочерей по всему чертогу, потому что все они расползались постоянно кто куда. Даже два мальчика из ее первого помета никогда не приносили столько проблем.

Конечно, львица часто вспоминала о своих первых детях, но к великому ее сожалению, видела она их крайне редко. Виной тому было то, что они сейчас активно учились вести образ взрослой жизни в прайде и постигали науки патруля, охоты или боя. Она же, их мать, сейчас должна была воспитать новое поколение львят.

Вернувшись после утомительной охоты, которая в этот раз закончилась не совсем удачно, Элика прилегла отдохнуть. Солнце уже клонилось к горизонту: наступил вечер. Но подремать маме как всегда не удалось: это, впрочем, было не удивительно, потому что в столь юном возрасте эти сорванцы готовы были засунуть нос в любую щель. Любопытство...

Все дети были такими! Она была не исключением, ведь будучи таким же малышом, она была любопытной и желала постоянно куда-то выйти и чем-то себя занять. Для нее детство было не таким веселым, поскольку она почему-то была единственной дочерью у короля и королевы. Родители не говорили о том, были ли у нее еще братья и сестры, но она иногда подозревала, что они могли просто погибнуть во младенчестве.

В общем, юная принцесса Элика была лишена веселья с сиблингами, хотя в прайде были и другие львята. Песочная не знала сама почему, но ей в скором времени больше нравилось проводить время со взрослыми, чем с детьми. Особенно она любила это время проводить с отцом.

Итак, пока взрослые львы выполняют тяжелую работу, у детей есть немного времени на развлечения. Не мудрено, что спавшие целый день дочери вечером активировались и решили достать всех, кого не лень. Даже маленький Ательстан на всякий случай подлез к матери, чтобы не оказаться атакованным сестричками. Элика это почувствовала, посему прижала его к себе поближе, уткнувшись носом в его крошечный бочок, но такая идиллия не могла долго продолжаться.

Знакомый детский писклявый голос раздался прямо в ухо львицы. Элика кое-как разлепила глаза, вздохнув со счастливой улыбкой. Это был писк самой младшей девочки - Маиши.

С этой малышкой была отдельная история; самка любила всех детей одинаково, но когда львенок впервые открыл глаза, удивленное выражение морды своего супруга Элика, пожалуй, не забудет никогда. Ей, конечно, реакция льва не совсем пришлась по душе (это ведь было уже второй раз), тем не менее, песочная не была из тех самок, кто лез с расспросами и докапывался до львов: она молчала и терпеливо ждала, пока Люциан ей все расскажет сам, если пожелает.

Ладно, хоть какое-то слово Маиша научилась говорить ясно и четко! Хищница аккуратно придержала сына лапой, чтобы лечь полу боком. Её взгляд голубых глаз столкнулся с зелеными глазами Маиши: у отца Элики были похожего цвета глаза, и ее дети унаследовали это. Старшие сыновья - лимонную гриву, а младшие дочери - цвет глаз.

- Маленькая моя... - сонно и, в какой-то степени даже устало, проговорила Элика. Она не успела ничего добавить, потому что дочка сразу же запрыгала вокруг нее, выражая явное нетерпение.

- Я думаю, что скоро вы сможете выйти на прогулку, - львица вздохнула, вспомнив о том, что наружу выходить было опасно сейчас для малышей: надвигался вечер и температура воздуха заметно падала. На севере это было нормально, но не для львов, пришедших с юга. Хотя ее младшие дети уже родились здесь, поэтому, кто знает - может им удастся лучше совладать с севером? - Мы можем пойти все вместе. Но сейчас все звери готовятся ко сну, - Элика говорила мягко и очень тихо, - ты ведь не хочешь их разбудить, верно?

Она отвлеклась, поднимая голову на какой-то момент. Рядом лежал Ательстан и сидела Маиша. Где еще две дочери, спрашивается? Ага, одну самка заметила: котенок донимал спящего папашу рядом. Вторая пыталась незаметно ускользнуть из логова.

- Анника, - львица позвала дочь не сильно громко, но в ее голосе слышались нотки строгости, - а ты куда собралась без предупреждения?

Но хмурость Элики быстро сошла на нет, когда она снова поглядела на Маишу, строящую глазки.

- Ну, если бы вы хорошо себя вели... - она закатила глаза, поджав губы и хитро поглядев на львенка. Так-так, юная леди, что же ты и твои сестры и брат скажут на это?

Отредактировано Элика (9 Авг 2017 14:02:48)

+1

48

/пробуждение/

В семейной жизни прекрасно всё. В какой-то момент Люциан начал осознавать, что в выбранной пещере стало тесно. Элика уменьшилась в размерах, собственная задница у самца обросла более длинной и мягкой шерстью. Спасибо новому дому за чудесный климат. Дети заметно подросли. Первый выводок всё меньше проводил времени с родителями. Они отдалились, как свойственно всем детям, вошедшим в возраст подростков. Люциан отлично помнил это время, несмотря на привычку многих родителей (скорее - косяк) забывать прошлое и время от времени занудно повторять одно и то же: "мы такими не были". Правильно. Не были, потому что мы были значительно хуже. Люциан надеялся, что никто из его детей не пойдёт по его стопам, но с каждым днём в юном поколении просыпались те самые зловредные черты, которые отец семейства долгое время не замечал за собой.
Старшие дети изучали окрестности территории прайда, находили приключения и неизменно узнавали что-то новое, набивая себе шишки. Норма, к которой Люциан привыкал довольно долго. Его стремление обезопасить мир для детей, сопутствовавшее видению происходящего довольно продолжительный период, постепенно отошло на задний план. Люциан угомонился. Стал спокойнее. Ложь и звиздёжь, если быть честным с самим собой, но ему хотелось верить в обратное. Ещё больше - не видеть в своей маленькой дочери такое явное отражение своей бывшей. Это казалось чем-то невозможным и странным. Когда он впервые увидел Маишу с глазами Кальмирен, Люциан подумал, что пережрал ягод. Плевать, что ягодами привык баловаться Траин вместе с его дружбаном, который больше напоминал медведя, чем взрослого крупного льва. В тот момент у Люциана стучал чайничек в голове, который кипел до того состояния, пока в неё не осталось воды. Или мозгов.
Как такое вообще могло произойти? Что за злая шутка? Или он реально свихнулся?
Люциан пару раз думал уточнить цвет глаз дочери у жены, но понимал, что его вопросы и взгляды смотрятся не менее странно в глазах окружающих, что сам факт рождения подобного детёныша для него самого.
Люциан искренне пытался вести себя с Маишей, как с остальными детьми. Не выделять её. Не акцентировать внимание на деталях. Не делать отсылок. Не думать.
- Паааап.
Началось.
- Ммм?
Люциан не спешил разлеплять глаза. Когда ты отец и вынужден метаться между ежедневными обязанностями перед прайдом и обязанностями перед семьёй, чертовски хочется спать. Плевать где. Плевать как. Главное обозначить ребёнку, что тебе не плевать и ты его слушаешь.
- мне снова приснился тот грустный лев.
Самец шумно выдохнул.
- В следующий раз, когда он тебе приснится, предложи ему спасти обезьянку. Твоей маме такое развлечение всегда нравилось и поднимало настроение.
За эти слова он от души мог получить в тык от Элики, но когда его это останавливало?
- Постарайся заснуть.
Наивная попытка уложить ребёнка спать, потому что самому не хочется вставать. Люциан постарался загрести лапой дочь к себе ближе, но со стороны смотрелось так, словно он хотел, чтобы Эния задохнулась в его гриве.
- Мам. Мам, мам, мам, мам, мам, мам, мам!
Началось в колхозе утро.
Он, конечно, не мама, но...
- Маиша... Мама спит.
Не факт, но папа хотел бы поспать точно.
- Я думаю, что скоро вы сможете выйти на прогулку.
Стоит сказать, что в этот момент Люциан надеялся, что его с собой не потянут. Он мог с демонстративным видом перекатиться на другой бок и сопеть себе дальше, оставив заботу о детях до рассвета на жену.
- ...все вместе.
Или нет.
Шумно выдохнув, Люциан поднял голову и открыл глаза. За ежедневными заботами, которых никогда не становилось меньше, он почти забыл о том, что пролетело два месяца после рождения детёнышей.
- Они уже достаточно взрослые, чтобы выбраться из логова.
Вау. Система сломалась. Люциан одобрил выход детей в огромный и опасный мир.
Он поднял задницу с уютно нагретого камня и посеменил развязанным шагом льва-раздолбая к выходу из чертога. Время суток не самое удачное для прогулок, но дети уже рвались из логова, поэтому он погнал одного из беженцев и подтолкнул под бок единственного в этом выводке сына.
- Пошли. Посмотрим, что есть интересного в долине.

+2

49

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Первая очередь: Эния, Ательстан, Анника, Элика, Люциан
Вторая очередь: Соня, Мелло, Девил, Харт, Йен

• Игроки из разных очередей отписываются независимо друг от друга!
• Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
• Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

50

------------------------------------------------Начало игры------------------------------------------
Близилась ночь, которая приносила холод в северные владения. Днем здесь было сравнительно тепло, а с приходом темноты на траве выступал иней, а ветер пробирал до костей. Худощавый Македонский не решался выходить в такую погоду, если на это не было необходимости. Он мог находиться в одиночестве, Калека научил его охотиться, так что выжить молодой лев точно смог бы. Но его все равно тянуло к общению с другими львами.
Хотя общением это было назвать сложно. Мак был достаточно немногословным, предпочитая слушать, а не говорить. Он не любил, когда на него обращают внимание. Хватило ему “ангельского” детства, когда за ним ходили толпами сумасшедшие фанатики. Нет уж, спасибо, лучше быть вечной тенью, чем получать такое внимание.
После ухода из Логова, Македонский пошел на север. Ему хотелось жить там, где чуть холоднее, где раскаленная земля не обжигает вечно израненные лапы. Да и никакой удачи с местными прайдами он не получил бы. Жители Логова изучили три главных прайда (в основном по слухам от птиц): Скара, Фаера и Нари. Прайд Скара казался адом на земле, с гиенами и отсутствием еды, о нем рыжегривый даже не задумывался. Уж лучше одиночкой, чем в такие условия. О прайдах Фаера и Нари ходили разные слухи, как хорошие, так и плохие, но и эти варианты не понравились молодому льву. С его характером добровольной прислуги его могут просто не понять в большом прайде, могли возникнуть подозрения.
Так что сегодняшний вечер Македонский проводил в великом чертоге, недалеко от всех остальных, в самой большой пещере. У него была пещера поменьше, в которой шаман хранил все свои травы и лекарства, но в ней было прохладно. Поэтому спал он, по большей части, с остальными членами братства. Сейчас лев просто отдыхал, слушая разговоры и, иногда, соглашаясь с ними кивком.
Рыжий услышал свое имя из уст Траина и встрепенулся. Если к нему обращается сам Лорд Севера, значит он нужен для чего-то очень важного. Иерархию Мак уважал, так что глава братства был для него абсолютным авторитетом.
— Мы на подножии подобрали львицу с новорожденными. Осмотри их, пожалуйста, — сказал он и попросил Айвора, его ястреба, показать их.
Шаман кивнул и сразу же встал на лапы. Множество мыслей пронеслось в его голове: новорожденные могли замерзнуть, мать могла быть обезвожена. Сначала нужно осмотреть их, потом нестись за лекарствами. Он проследовал за птицей в одну из пещер, в которой обнаружил львицу, которая была молода, может быть чуть старше самого Македонского. У ее живота, копошась и толкаясь, лежало пятеро львят.
— Здравствуйте, — прошелестел шаман, здороваясь со всей семьей сразу. — Меня зовут Македонский, я местный шаман и лекарь. Если позволите, я осмотрю вас и малышей.
Разрешение было получено, и Македонский принялся методично, но очень аккуратно обнюхивать детенышей. Они все пахли молоком, были теплые, а их мочевые пузыри не были переполнены. Мунаш отлично справлялась с материнством. Лев удовлетворенно кивнул, еще раз окидывая взглядом всех новорожденных.
— С ними все… — начал говорить шаман, но вовремя осекся. Мунаш уже спала.
“Правильно, пусть отдыхает”, — подумал он и отошел назад. Айвор уже улетел обратно к хозяину, а, значит, результаты осмотра придется сказать лично. Тихо, чтобы не разбудить семью, рыжий ушел из этой пещеры и направился к той, в которой спала королевская чета. Но и там царило сонное спокойствие. Решив, что он может сказать и позже, лев пошел к своим запасам трав. Они его не удовлетворили, слишком мало осталось определенных лекарств. Придется-таки сегодня выйти на улицу.
Тихо ступая по холодным камням чертога, Македонский вышел.
------------------------------------>Куда-то (позже напишу)

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог