Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог


Великий чертог

Сообщений 121 страница 150 из 167

1

http://sg.uploads.ru/LUxf3.png

Вход в логово надёжно скрыт с глаз посторонних острыми скалами – они щёрятся будто пики, встречая нежеланных гостей. Чтобы попасть внутрь, необходимо пройти по узкому каменному намосту, возвышающемуся над расщелиной. Узкий проход, рассчитанный на одного взрослого льва, ведёт вниз. Широкие ступени, созданные природой в недрах горы, спускаются в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могут расположиться львиные семьи. Солнечные лучи пробиваются в трещины в потолке и большой проем в одной из стен, разрезая темноту светом и переломляясь в разбросанных тут и там небесно-голубых кристаллах.


Ближайшие локации

Каменистое подножье



Пометка для всех, кто в локации

Эльтэре и Луна находятся в другой части пещеры, поэтому наши группы пока что никак не взаимодействуют друг с другом (наша группа зашла с другого входа). Если кто-то изъявит желание изменить ситуацию – свяжитесь, дабы не возникло недоразумений.

<<< Каменистое подножье

Пещера под горой могла растянуться на мили, петляя узкими коридорами и лабиринтами. Узкий проход, рассчитанный на одного льва, вёл вниз. Спускаясь по ступенькам, созданным природой в недрах горы, Кову придирчиво осматривался и прислушивался. Он слышал шаги Люциана и Эвальда, но никакого другого шума не было. Логово казалось мрачным и неприветливым изнутри, оно щёрилось отрогами, как клыками страшного зверя, и поглощало их без надежды вернуться. Неприветливое место будто намеренно пыталось запугать львов и развернуть их назад – чужакам здесь не рады.
Одиночка стоял на своём. Он остановился недалеко от спуска в пещеру, не закрывая собой прохода, чтобы Люциан и Эвальд смогли спокойно поравняться с ним и осмотреться. Внутри было сухо и, что не менее важно, - отсутствовал снег. Место казалось вполне пригодным для жизни или временного пристанища. Лучи восходящего солнца пробивались в трещины на стенах, разрезая темноту светом. Мрачное подземелье превратилось в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могли расположиться семьи. Их труды были оправданы – Айвор не подвёл его. Груз ответственности на плечах Траина стал легче, а его опасения отступали под натиском облегчения и радости. Они дома.
- Главное, чтобы этот дом не оказался с другими жителями, - подумал лев, продвигаясь дальше. Им наверняка не хватит и дня, чтобы изучить все ходы и пещеры, но основная – была свободна, как и закоулки рядом с ней.
Убедившись в том, что внутри никого нет и тени не скрывают недоброжелателей, Кову повернулся к выходу из пещеры, подал сигнал львицам снаружи, приглашая их с детьми войти. Они получили желанную возможность отдохнуть, согреться, не страдая от холода и колких объятий снега. Первостепенная задача была выполнена, но оставались другие. Мысли о том, что поблизости могут находиться другие львы или иные хищники – не давала одиночке покоя. Он был в ответственности за этих львов и должен был предпринять все меры предосторожности. Чужаки, чума, холод и голод – всё это наваливалось одно за другим, требуя к себе внимания. Пока основная масса их братства будет отдыхать в пещере, давая отдых телам, необходимо позаботиться о безопасности и пище.
- Я пойду, осмотрюсь снаружи. Заодно проверю, как далеко находятся стада животных, и есть ли что-то поблизости, - обратился он к старшим. – Полагаю, что лавина могла спугнуть травоядных, но будем надеяться на лучшее.
Это вполне обоснованное опасение. Как бы ни хотелось это признавать, но лютый холод, непривычным жителям тёплой или жгучей саванны, - причина, которая погонит стада дальше от источника опасности. Нетронутыми оставались плато со склоном и восточное подножье, через которые пролегал путь их братства. Возможно, что некоторые из травоядных спрятались переждать непредсказуемую стихию именно там. Стоило всё тщательно перепроверить, чтобы после выстраивать план действий и продумать все варианты.
- Вы пока отдыхайте. Айвор останется здесь. Он будет следить за входом и предупредит об опасности, если увидит чужаков поблизости.
Кову не хотел тянуть за собой других львов и львиц – все они устали. Измываться над самками и детьми – высшая степень наглости и его несостоятельности как лидера. Тянуть с собой самцов – подвергать опасности остальных. Их не так много, чтобы оставлять самок одних на попечительство тетеревятника, а Люциану и Эвальду нужны силы на тот случай, если эти земли окажутся не столь доброжелательны, как и их обитатели.
Один измотанный лев – лучше, чем трое. В особенности на тот случай, если им действительно понадобится защищать своих от чужаков. Кову не мог присоединиться к остальным и терпеливо ждать, когда тело перестанет ныть от продолжительного перехода и сумасшедшей гонки со снегом. Мысли не дадут покоя ни голове, ни лапам. Это лучший способ не тратить время на пустое и нагло дрыхнуть в пещере, когда хватает забот и проблем.
Предпринять все меры предосторожности и озаботиться пищей, а потом уже отдыхать. Выстроив для себя список первостепенных дел, Кову направился к выходу из пещеры, надеясь на то, что за время его отсутствия ничего не произойдёт.

>>> Долина горячих сердец

Отредактировано Кову (29 Ноя 2016 14:33:34)

+5

121

Ледяная усыпальница------→>>

Чужой ребёнок не сидел у него в пасти и рвался на свободу к братьям и сёстрам. Люциан выдохнул через нос и с неохотой отпустил детёныша. Он не любил возиться с чужими детьми и считал их дополнительной ответственностью, но наличие детёныша в зубах спасало его от разговоров. Люциан мог показать взглядом на важную ношу с немым: «Видишь? Я очень-очень занят и не могу сейчас посраться». Ссора из-за расхождения мнений – нормальное явление в семье, но он ненавидел ругаться. Элика не похожа на его прошлых любовниц. Она мягкая, слабая, ранимая. С трудом они уживаются с разными характерами. В родительских сказках это называется семейной гармонией, но хрена с два. Почва для скандала.

Люциан вошёл в чертог угрюмой тучей, подогнал детей. Вместе теплее. Поход в усыпальницу это испытание для каждого из них. Шерсть у детей короткая. Она плохо защищает от холода. Они могут заболеть. Самец убеждал себя, что он охренительно заботливый папаша, поэтому у него нет времени на пустые разговоры. Надо подставить бок для замёрзших тушек и работать грелкой. Он собирался придерживаться намеченного плана, но женщины как вихорь. Сегодня у тебя есть дом, а завтра ему снесло крышу и побирайся по миру.

Самка спровадила детей, чтобы они смогли поговорить наедине.

Люциан перебирал в памяти старые песни, чтобы напевать их про себя, когда Элика начнёт разговор. По мнению старшего поколения такая методика успокаивает.

Нихрена она не успокаивает.

Люциан напрягся, когда Элика подошла к нему и в обманной ласке прижалась к его шее. Женские хитрости. Они растопят любое сердце. Серый хотел повестись на ласку, перевести разговор в приятное взаимное внимание, но он чувствовал задницей, что Элика пытается задобрить его.

- Мы проделали долгий путь, чтобы найти новый дом. Почему я должен захотеть уйти из него? – лев опустил взгляд на самку.

Элика намекала на уход. Смерть Мунаш и Сури, нападение медведя, угроза жизни их детей – они подталкивают к бегству. Страх сильная штука, но инстинкт Люциана говорил, что опасность везде.

- В мире нет безопасных мест, Элика, - он старался говорить мягко и не переходить на эмоции. Люциан знал свои слабости. Он эмоциональный и грубый. Он может задеть самку неосторожно сказанными словами. – На землях Фаера, где мы жили с тобой, похитили самку. Я слышал, как она кричала и звала на помощь, но ничего не сделал, потому что охранял тебя. В день, когда наши дети появились на свет.

Люциан никогда не говорил об этом, но он никогда не забывал, чего не сделал.

- Земли Скара кишат гиенами. Ты бежала из них, когда мы встретились в первый раз… Я жил в джунглях несколько счастливых лет, но потерял всю семью. Мы пришли на север и прожили здесь почти год, пока не пришёл медведь и не убил их. Куда мы пойдём? В пустыню? Наша семья выросла. Я не смогу защитить вас, если на нас нападут. Я остаюсь здесь, потому что эти стены защищают нас. Защищает дозор. Я не знаю, когда погибну… Никто не знает, когда за ним придёт смерть. Мы ничего не изменим, если уйдём. В мире нет безопасной и счастливой земли, где все сыты.

+6

122

< ---- Скалистый навес

Путешествие было быстрым, но неспокойным. Рените пришлось пару раз останавливаться, чтобы покормить детей, так как те начинали возмущенно пищать и требовать есть вот-прям-щас. Ну да, прогулка прогулкой, а обед - как по расписанию. Тем не менее, львица не собиралась останавливаться каждые пару минут, чтобы показать сыновьям цветочек, бабочку или интересный камушек, который им внезапно понравился. Они еще успеют этого насмотреться, но не сейчас, потому что Рена прекрасно знала нынешнее положение беременной львицы и понимала, что вот уж ее котята точно ждать не будут. Неосознанно она вспомнила свои первые роды и, если бы не присутствие мужа, лекарь сильно сомневалась, что все прошло бы хорошо.

Северные владения встретили их теплым, ярким солнышком, которое приятно грело спину. Прекрасный день для появления новой, маленькой жизни, - Ренита была уверена в этом, а потому поспешила за пернатой спутницей, игнорируя возмущенное пищание сына в пасти, которому надоело болтаться из стороны в сторону. Ему хотелось побегать, понюхать и пощупать каждый кустик и камушек, а тут трясут в пасти и игнорируют. Но ничего, потерпит. Пусть наслаждается, ибо ему и делать ничего не нужно. Честно говоря, и сама лекарь была бы не против присесть и перевести дух, потому что откровенно отвыкла от таких быстрых и долгих путешествий, пока отсиживалась в пещере с детьми, легкие нещадно ныли, как и уставшие лапы. Но ей нельзя было останавливаться. Ей нужно было идти вперед.

Стоит признать, что если бы не птица, то Ренита бы никогда не нашла вход в пещеру. Для того, чтобы попасть внутрь, пернатый проводник повел их по узкому каменному намосту, который служил переправой над глубокой расщелиной. Львица очень боялась оступиться, поэтому сбавила шаг, внимательно смотря себе под ноги. Агрий в ее пасти тоже притих, поджав под задние лапы маленьких хвостик. К счастью, намост был не длинный и вскоре львы оказались в просторной пещере. Надежном и красивом укрытии, но любоваться красотами было попросту некогда. Может быть когда-нибудь потом.

- Мао, пожалуйста, присмотри за котятами. Сама понимаешь, им лучше не видеть того, что будет, хе-хе, - едва опустив сына на землю, Рена лизнула его в холку и последовала за птицей вглубь пещеры.

Сказать, что Ренита успела как раз вовремя - это ничего не сказать. У роженицы протекали частые схватки, живот быстро вздымался и опускался; задержись они еще хотя бы на полчаса и не успели бы к началу родов. Темношкурая не замечала никого и ничего вокруг. Не до этого. Среднего размера львица, мельче лекарши, но примерно того же возраста, Рена сразу поняла, что это и есть та самая Шантэ. Они никогда не встречались, но Шенью много о ней рассказывал со слов Траина, супруга Шантэ. Львица даже удивилась, что счастливый отец семейства не присутствует при таком важном событии, но поняла, что сейчас совсем не время спрашивать про подобное.

- Здравствуйте, Шантэ. Мы не знакомы лично, но я - лекарь, супруга Шенью, что с территории Плато. Меня привела к вам ваша птица. Не волнуйтесь, дышите глубже, - решив, что пока что хватит приветствий, Рена осторожно ощупала лапой низ живота беременной. Первый котенок был уже на подходе, времени не было даже перевести дух от путешествия. - Все будет хорошо, Шантэ. Спокойней. Вот так. После глубоко вдоха начинайте тужиться, самое главное не паникуйте и не сбивайте дыхание. Тужьтесь, ну же!

+4

123

Было ли Шантэ страшно? Безусловно. Ей даже порою казалось, что этот страх был куда сильнее непривычной для нее тупой боли. Она, правда, все еще не понимала, чего конкретно боится: невероятно мучительного физического ощущения; того, что детеныши родятся мертвыми, либо же гнева или недовольства своего супруга.
Лев, который заставил ее так мучиться, обрюхатил и так некстати куда-то пропал. Черт, как же она сейчас его ненавидела!

…И в то же время безумно любила, желая, чтобы ее друг, ее брат, ее король и ее любовь похвалила ее. Гордилась ей. Гордилась сыновьями и дочерьми, которых она вот-вот сейчас принесет ему. Она, в темноте этой пещеры, чувствуя своим телом мягкую и теплую постель, мечтала о том, с какой теплотой и с какой радостью ее лев посмотрит на их детей. Она уже, почти каждой клеточкой своего тела чувствовала, как самец касается ее носа, ее мордочки, чтобы отблагодарить, чтобы выразить свою признательность.
В минуты, когда ноющая боль внизу живота утихала, львица приходила в рассудок, оглядывалась постоянно назад, чтобы высмотреть хоть одну живую душу; в чертоге было подозрительно тихо, потому что, наверное, каждый член Братства сейчас занимается своими делами. Им было даже невдомек, что их королева вот-вот родит.
Порою Шантэ хотелось позвать на помощь Элику: эта львица была уже опытной в вопросах материнства, потому что рожала не один раз, но тут же кошка понимала, что меньше всего желает тревожить членов Братства. Кроме того, ей было несколько стыдно за то положение, в котором она сейчас находилась: беспомощна, одинока, когда всегда было такой сильной и независимой, львица теперь вынуждена была терпеть эти угрызения собственного достоинства.

Как же тяжела роль львицы, роль матери!

Глубокий вдох, глубокий выдох: инстинкты подсказывали самке как правильно нужно себя вести в такой ситуации, но неизвестность ей мешала нормально сосредоточиться. Иной раз Шантэ корила себя за то, что вовремя не узнала у матери о том, как нужно действовать во время родов. Еще бы, ведь тогда, когда она видела Акеру в последний раз, дочери Фаера едва ли можно было дать два года; что такое любовная связь с противоположным полом была львице неведома, пока в поблескивающем снегу на солнце, она не оказалась с Траином наедине и уже далеко от родного дома. Но было поздно, ведь и ее родная мать тоже была далеко!

Хотя стоит признаться, что сейчас львица очень сильно жалела о том, что вообще связалась с этим наглым львом! Самец, которого она любит, сейчас где-то бродит, пока его новоиспеченная супруга мучается в попытках родить на свет его детей. Такое часто бывает у неопытных самок, которые не знают, что делать в подобных случаях, но которые после, наблюдая за своими маленькими комочками, радуются словно дети.
Шантэ, впрочем, радовалась и сейчас в какие-то моменты, когда боль становилась не такой острой, хотя невольно ругала Алию за то, что та слишком долго где-то пропадает. Она вообще могла сейчас ворчать на все, что движется, но потом вспоминала о том, что ждала этот день слишком долго – смягчалась – поглядывала на место между лап и думала о том, почему же не видно еще ни одного котенка?

- Проходите, пожалуйста, вот сюда. А ваши малыши с львицей могут пока подождать в соседней пещере.
Шантэ вздрогнула; это был голос Вёльвы. Если филин уже прилетела, значит, она наверняка принесла вести из родного дома. Но каковы были эти новости? Самка занервничала, после чего почувствовала жгучую боль между лапами. Она хотела позвать птицу, но не смогла этого сделать, ощутив вдруг себя покинутой и никому не нужной.
В этот момент в пещеру зашла незнакомая роженице львица. Это была крупная молодая самка, дружелюбная с виду, что позволило Шантэ немного расслабиться. Ей внезапно стало проще, не потому что она оказалась наедине с лекарем, ибо на тот момент львица даже не знала, что незнакомка специально была позвана в Братство для принятия родов Леди, а потому что она, наконец, оказалась не одна.

Шантэ уже плохо понимала, что незнакомка ей говорит: достаточно было знать ее имя и то, что она не представляет ни малейшей опасности для ее будущих львят. Леди Севера слабо кивнула в ответ на приветствие Рениты, но в ее глазах читалась благодарность за то, что она пришла проконтролировать процесс рождения детей.

Несмотря на то, что самка казалась такой огромной, голос ее был вкрадчивый и успокаивал львицу. Шантэ уже не чувствовала себя ненужной, не впадала в панику. Теперь львица была готова выполнить задачу, которая сейчас встала перед ней; кошка заняла более удобное для себя положение на боку и старалась четко выполнять все команды Рениты.

Да, она чувствовала первого детеныша! Хотя он, скорее, напоминал нечто похожее на комок у нее в теле. Сейчас львица не отдавала себе отчета в своих действиях, перестала думать о чем-то, ссылаясь только на инстинкты и только на то, чтобы родить детей живыми и здоровыми. Четко руководствуясь командам лекаря, львица воспроизводила на свет одного малыша, затем, после короткого перерыва, принималась рожать следующего. Один раз она злилась на то, что схватки никак не заканчивались, и удивлялась тому, сколько же еще детенышей находиться в ее животе. Это чувство все же быстро прошло, когда Шантэ вновь сконцентрировала внимание на родах.

И как все же хорошо, что Траин ее не видел сейчас! Он, в таком случае, рисковал бы получить от нее по морде за то, что заставил так страдать. Беременные и рожающие женщины очень непредсказуемы, знаете ли.

- Когда же они кончатся? – спрашивала Шантэ не то у себя, не то у Рениты, но тут же после своего вопроса поняла важную вещь: схваток больше не было. Наверное, это все. Она справилась? Она смогла это сделать?
Львица потянулась к новорожденным львятам. Сначала Шантэ показалось, что их было невероятно большое количество: один, второй, третий… но затем она вновь отвлеклась, поспешив перегрызть пуповину, а затем и вылизать каждого малыша. Походу этого дела, ей представилась возможность разглядеть своих детей: они все были разношерстные и такие крошечные, что невольно страшно было до них дотрагиваться. Львица подтолкнула детей к соскам, вспоминая о том, что уже когда-то у нее была возможность видеть совсем маленьких львят и даже контактировать с ними. Это были ее родные младшие братья и сестры, которых Шантэ и Кову доверили перенести из джунглей в пещеру. Она тогда справилась с этим заданием – справиться с остальным и сейчас.

- Как они? – Леди Севера уже начинала потихоньку приходить в себя, поэтому, не удивительно было, что первым вопросом к лекарю был именно этот, - здоровы ли малыши?

Шантэ выглядела уставшей, но счастливой. Молодая мама. Теперь она могла гордиться этим званием. Гордились бы ее мать и ее отец этим? Чтобы они сказали, увидев шесть крошечных малышей – их внуков? О, родить за один раз столько детенышей – это было большим подвигом, во всяком случае, Леди Севера так казалось сейчас.

Отредактировано Шантэ (30 Июл 2018 19:02:34)

+7

124

Начало игры

Что ж... С прибавлением вас, дорогая мамаша!

Да с КАКИМ прибавлением... Знай новорожденный Икки о том, что уже спустя пару-тройку минут на его крохотное, зябко съежившееся поверх мокрой медвежьей шкуры тельце с характерным писком шлепнется пятерка младших братьев и сестер, он бы непременно с паническим мявом отполз как можно дальше от "опасной" зоны — но увы, сейчас он даже не догадывался о том, что явился в этот мир не один. К счастью для львенка, принимавшая роды незнакомка успела-таки переложить его в сторонку заботливым касанием огромной шерстистой лапы, и в какой-то момент вяло откашливающийся от наполнявшей его пасть слизи, постепенно привыкающий к совершенно новым для него ощущениям малыш неожиданно обнаружил себя уткнувшимся носом во что-то очень большое и мягкое, а главное — невообразимо горячее и (это очень важно!) вкусно пахнущее молоком. Опять же, Икк не мог знать заранее, что это за запах такой, и почему он так сильно его манит, но этого и не требовалось: пока что новорожденным управлял не холодный, критический рассудок, а самые банальные инстинкты, и вот они-то как раз и вынудили его широко распахнуть свой беззубый рот, в неуклюжей попытке схватиться за призывно торчащий из густого меха сосок. Раз попытка, два попытка, три попытка... четыре, пять, черт вас всех подери! Несколько раз кряду эпично промахнувшись мордой мимо заветной цели (стоит отметить, что со стороны это выглядело довольно-таки комично), Иккинг недовольно засопел и, рассердившись не то на самого себя, не то на глупую материнскую сиську, упорно отказывавшуюся лезть куда надо, львенок предпринял отважную попытку выпрямить непослушные передние лапки в локтях — и надо ж было кому-то из его сиблингов именно в этот самый момент прикатиться младенцу в бочину, аж отпихнув бедолагу прочь с теплой и уютной подстилки! Кубарем скатившись на твердый каменный пол, Икк немедленно страдальчески заголосил на всю пещеру, слепо барахтаясь всеми четырьмя конечностями в воздухе... а затем вдруг громко и заливисто икнул, по всей видимости, слишком глубоко вдохнув стылый, морозный воздух за пределами устроенного Шантэ "гнезда".

Ну, здравствуй, холодный, мрачный, жестокий мир! Или кто-то еще надеялся попасть в сказку с принцессами, викингами и свирепыми драконами?

+10

125

Начало игры

В львиных помётах первенец рождается самым крупным и сильным. Природа дарит ему охапку шансов на выживание в опасном и неприветливом мире, но что-то пошло не так. Первенец родился не таким крепким, но по неуклюжести и отсутствию удачи перемахнул всех братьев и сестру. Крупный малец появился на свет вторым после старшего брата. Он начал бороться за жизнь, когда оказался в плену у холода и почувствовал под лапами колкий мех без намёка на жизнь и краешком куцего хвоста ледяной камень пещеры. Он полез на запах молока и матери, инстинктивно пробираясь по белому меху медведя, убитого в бою воинами и воительницами братства. Трагедия осталась позади, а он с братьями и сёстрой пришёл в мирное время, чтобы разбавить его счастливым будущим. Орущим во всю глотку, потому что кому-то не хватило материнской титьки.

Столкнул брата с подстилки и не дал присосаться к мамке? Ну ой. Он тут перв… Хорошо, второй, но к сиське пристал первый!

Безымянный светлый малец уютно устроил пухлый зад на меховой подстилке, прижал задние лапы, чтобы сохранить тепло и обогреться, а передними упёрся в материнской брюхо. Он не обращал внимания на кричащего – или икающего? – старшего брата, которому не повезло с самого рождения – как первым угораздило родиться? – и наслаждался прелестями жизни. В сытости, тепле, при мамке и защите. Он не знал её голоса, но запоминал её запах и тепло. Так может пахнуть только его мама, такое тепло идёт от неё.

В то время как его старший брат икал от несправедливости бренного северного мира, пока ещё безымянный малец наслаждался всеми благами материнского внимания и ласки, радуясь тому, что мамка занята рождением остальных детёнышей и больше не пристаёт к нему с заботливым и мокрым языком. С мокрой задницей на севере – такое себе удовольствие.

+5

126

→ Ледяная усыпальница

Похороны вымотали морально, да и физически подросток был настолько слаб, что заваливался на передние лапы, добираясь до чертога. Хотелось просто добраться до дальнего угла, забиться в него мордой и завыв себе под нос от тяжести в груди, провалиться в сон. В один момент прайд потерял двух львиц и сильных охотниц, а сам Луриан, видимо, потерял единственного и верного друга, чья душа целиком погрузилась в густое и удушающее чувство одиночества. И Лу никогда не позволит своей семье испытать подобное. Они сильные, они справятся. Да, все обязательно справятся! Ведь даже та малышка с разноцветными глазами держалась на похоронах молодцом, пусть и осталась сиротой, как и Килли. Ребенок, едва переставший пить молоко матери, тут вот даже сам Лу не знал, какая бы у него была реакция на гибель мамы. Аж шерсть дыбом встала от секундной картины этого ужаса в голове.

Нет, никогда.

Он глубоко выдохнул и позволил себе резко зажмуриться, пока перед закрытыми глазами не начали плясать безумный танец всякие белые, а то и желтые искорки, напоминающие ночное небо на северных землях. Чистое и яркое, наполненное огромным количеством ярких точек и у каждой наверняка была своя интересная судьбы, как и у львов братства. И представляя, что где-то там, за всей этой небесной красотой и кроется тот самый мир, где мама Килли и мать тех маленьких львят будут всегда сыты и счастливы. Наблюдать и вести своих любимых деток незаметно и трепетно.

- Что за чушь, - тихо посмеялся над собственными мыслями Луриан, отказываясь верить самому себе в том, что верит этой самой чуши.

Разве что можно потом такую сказку рассказать малышне, им явно понравится этот рассказ.

А вокруг уже и распогодиться успело, пока лимонный добирался до родного чертога, у входа в который быстро и немного небрежно слизал с себя излишнюю грязь. А то мама опять ворчать будет, да еще и отмывать самостоятельно полезет. Почти взрослого сына! Вот позор то...

-Давай найдем другой дом... безопаснее?

Уставшие лапы таки дали сбой и Лу глухо рухнул точно носом в землю, выдохнув в неё так, словно это она ему подножку подставила и теперь где-то там в своих глубинах смеется, радуясь мести за каждую выкопанную лимонным ямку в более мелком возрасте.

Мама хотела уйти? О, нет, нет. Лу в тот же миг плюнул на фиктивную месть почвы и резко выпрямился, а следом снова пригнулся, поджал задницу и спрятав когти, медленно пошел на голос матери, стараясь и дышать через раз, а то и два. Два с половиной раза. Наверняка свидетели этого действа мысленно крутили пальцами и висков своих над лимонным дурачком. ну и пофиг, у него тут по семье родной толстый и вонючий писец прошелся. Так прошелся, что недовольства отца просто можно было накручивать на ветку и кушать, представляя, что мясо сочное кушаешь.

Лу внимательно слушал слова Элики, дергая ушами и немного нервно глазами, переходя от места к месту:считал камушки и успокаивался, отвлекался и старался не думать, что мать просто-напросто... струсила? О, нет, да быть такого не может, ведь Элика любому покажет кто тут первая мама на всю саванну. И жена, что тоже имеет значение. И всё же, она хотела уйти, отправить свою семью снова бродить неизвестно сколько и непонятно куда. Даже отец отметил всю глупость смены местожительства и поиск сомнительно более зеленой травы в других краях.

- Мама, ты серьезно? - как жадность сгубила фраера, так и Луриана выдало его поджелудочное любопытство. - Но это ведь теперь наш дом, мам! 

Подросток вышел вперед и встал плечом к плечу с отцом, по правую от него сторону, пытаясь понять по эмоциям в глазах Элики всю глубину её страха за семью.

- Папа прав, он ведь тоже о нас думает и если бы боялся, давно бы увел прочь с этих земель, - старался говорить мягче подросток, но его хвост выдавал всё напряжение льва. - Неужели весь наш долгий пусть не заслуживает того, чтобы показать каким-то там "белым петухам" их место?

+6

127

Начало игры

Тепло, сыто и спокойно. Как хорошо живется в утробе, идеальнее места не найти. Если бы не какие-то подлецы, пинавшие малышку в бока, она была бы совершенно счастлива. Впрочем, девчонка была не из робкого десятка и раздавала тумаки и пинки своим “сожителям” только так.

Спокойствие, впрочем, прервалось очень резко. Внезапно стены их “дома” стали сжиматься. Было очень неприятно, а, главное, страшно. Все же было так хорошо, зачем все портить? Все вокруг зашевелилось, братья пинали все сильнее, а саму львенку куда-то уверенно тащило. А потом случилось вообще невообразимое. Ее куда-то выкинуло!

Шлеп. Маленький комочек коричневой шерсти упал на шкуру, заботливо подстеленную мамой. Чвяк. С нее сняли пленку. Ледяной воздух ворвался в освободившиеся нос и рот, принося с собой настоящую боль. Малышка издала сдавленный писк, потом чихнула и заорала уже в полную силу. Не смотрите на ее возраст и пол, о, с легкими у этого львенка точно проблем нет. А вот слуху присутствующих такими темпами может настать полный…

Впрочем, что-то большое и вкусно пахнущее решило проблему потенциальной глухоты всего Севера. Темную львенку подтолкнули к чему-то горячему, от чего пахло еще лучше, чем от того, что ее подтолкнули. Инстинкты заставили ее подползти поближе (все еще, впрочем, не прекращая орать) и вцепиться беззубым ртом в это волшебное что-то. Наконец-то вместе ора львенка издавала лишь мерное чавканье. Ни иканий одного брата, ни пинков другого за своими эмоциями девочка не заметила, а теперь была слишком занята едой.

+5

128

Начало игры

Когда всё началось, Гин ощутил новый, ранее неизведанный, приток сил который наполнил его маленькое сердечко. Слаборазвитые мышцы ещё не знали, как нужно себя вести в этой ситуации и детеныш в конце концов понял - сейчас от него мало что зависит. И всё же, львёнку казалось, будто вперёд его толкает не сила природы и не подошедшие сроки мамы-львицы, а одно лишь его возбуждённое желание оказаться в том мире.

Он вошёл в настоящее по-деловому, словно заранее зная всё наперёд. Плёнка сопровождающая Гина до поры до времени, лопнула ещё во время родов, освободив детеныша для его дальнейшего путешествия, так что он выскользнул из прошлого своего места обитания почти мгновенно. И зашагал. Точнее заползал. Будто так и должно было произойти и вообще, он и так всё это время... шёл? Ей-богу, там просто был эскалатор.

Гин даже не стал дожидаться, пока занятая мама вымоет его тёплым языком, он слёту проскользнул под кучку старших сиблингов, словно ребёнок после бани в большое махровое полотенце. И с распростёртыми лапками пристроившись к нижнему соску... В тепле. Молча. Зачавкал.

Его мокрую шёрстку, сейчас больше похожую на маслянистую шкурку выдры после купания, хорошо грел медвежий мех снизу и брато-сестринский сверху, а молоко мамы - изнутри. Приятное начало первого дня, не так ли? Достаточно быстро наевшись вдоволь (то есть, полноценно закончив своё первое в жизни дело), львёнок заинтересованно завертелся, прислушиваясь к звукам "за пределами утеплённого бункера".

А вот и подоспело первое ощущение мира - любопытство. Гин услышал жалобный плачь своего старшего брата, и вдруг до  этого абсолютно флегматичный серый колобок - зашевелился. Он не знал, что это за чувство, однако ведомый им, львёнок стал распихивать новоиспечённую родню слабенькими лапками. И знает, ему весьма шустро удалось выбраться вслед за Иккингом из гнезда, и в итоге утешающе уткнуться тёплым лбом в щуплое тельце брата.

Похоже с такими разрастающимися темпами беспредела, всю ближайшую неделю мама будет нервно пить кофе и смотреть объявления по поиску подходящего манежа.

Отредактировано Гин (1 Авг 2018 14:41:09)

+5

129

< ---- Скалистый навес

Поход на чужие земли, несмотря на ожидания Мао, оказался не таким длинным и мучительным. Повреждённая лапа поднывала, но боль стала намного терпимее и стихала через время. Путникам приходилось делать частые остановки, чтобы дети могли поесть. Возможности отказать у старших не было, ибо малышня начинала нервничать, и становилось только хуже. Маленький Орей, вопреки начальным мыслям и рассуждениям, оказался не слишком непоседливым в пасти львицы, по крайней мере, не выворачивал весь рот наизнанку, и ,по пришествию в пункт назначения, челюсть Мао минимально давала знать самке, что она несла всю дорогу этого пассажира.

Незнакомая Пушку территория произвела огромный интерес как на неё саму, так и на львят, и ей, также как и им, очень сильно захотелось рассмотреть эти таинственные края получше и узнать побольше нового. Странники начали заходить  в пещеру, в которой, судя по всему, и находилась роженица. Когда Цапа преодолевала намост вместе с детенышем в пасти, волнение охватило её всю, львице казалось, что она сейчас оступится и упадёт в ущелье вместе с Ореем. К счастью, эти страшные мысли не воплотились в жизнь, и даже «подбитая» лапа не помешала яркоглазой благополучно добраться до более безопасно места и вместе с собой перенести малыша.

Как только «делегация» очутилась в убежище, Ренита попросила Мао приглядеть за львятами, а сама направилась на место происшествия.

- Да, постараюсь их чем-нибудь увлечь, - сказала она вослед предводительнице, слегка улыбнувшись.

Потом внимание её переключилось на детей.

- Ну, что, маленькие, хотите послушать какую-нибудь историю? Или, может быть, что-то другое , – спросила охотница у молодняка, укладываясь напротив львят и загораживая своим телом вид на «интересное» зрелище.

- Вам уже рассказывали что-то подобное?

+4

130

--→ Ледяная усыпальница

Солнце освещало открытое пространство, однако ощутимого тепла от него не было, чего и стоило ожидать от северного светила. Хотя, задумчивый молодой лев, шагающий будто бы на автомате, как казалось, не заметил бы сейчас и бегущего на него в лоб стада. Луис находился в том возрасте, когда бурная рефлексия не должна быть чем-то в порядке вещей. Молодежи в эту пору жизнь должна казаться простой, словно таблица умножения. Как американские горки, дела должны время от времени скатываться вниз и потом вновь подниматься вверх. Следовало бы сокрушаться из-за пустяков, а уже на следующее утро забывать о своих мелких поражениях и идти дальше, задрав хвост. У него так не получалось. Наверное, он был бы рад быть таким же, но увы, не выходило. К тому же, новая северная жизнь как назло легче становиться не хотела, а с каждым днем лишь словно бы проверяла Луиса на стойкость.

Луиса не отпускало чувство вины, абсолютно несправедливое, конечно же, но от этого не легче. Казалось, что словно бы с первого дня после той трагедии он с новой силой взял на себя роль не то что защитника, но громоотвода, смотрителя за семьей. И всю свою жизнь он не отступал от задачи, которую возложил на себя сам. Что же, не помогло. Но больнее всего было от того, что ни Маргери, ни Луриан не горели желанием обсуждать с ним хоть что-то. Именно в этой ситуации пришло осознание того, что сиблинги просто напросто считают его слабаком и ничего о нем не знают. Или же наоборот, знает о нем все... В любом случае, ситуация, в которой он оказался, заставила Луиса в новом свете взглянуть на себя и на мир. Он сам больше не ребенок и считаться ребенком не может. Значит, и вести себя должен по-взрослому. Правда кто определяет эти рамки взрослости... И что теперь делать с приобретенным осознанием. Наверное, его близким не нужен громоотвод. Нужен защитник, настоящий. Но чтоб им стать, надо пройти определенные тяжелые перемены. Эх, стать бы пока хотя бы чем-то вроде пугала для начала...

К дому Луис подошел одним из последних. Растерянный взгляд остановился на бурной «тусовке» обитающих здесь лиц. Действительно, все в сборе, а он подошел самым последним. Дурень.

После этого ещё и пришло осознание, что нужно показаться на глаза родителям. Луис спохватился и, приблизившись к оживленно беседующим Элике с Люцианом,  отрывисто кивнул головой, стараясь не привлекать особо к себе внимание и не мешать родителям разговаривать. 

- Давай найдем другой дом... безопаснее?

С таким серьезным  тоном матери Луис сталкивался довольно редко, и предпочел бы не столкнуться после недавних событий больше никогда. Вечная мерзлота сама по себе является поводом для того, чтобы впасть в отчаяние и потерять волю к жизни, а тут еще и гуляющие медведи и какие-то там ходоки... Далеко не все готовы жить в таких условиях с такими соседями. Луис вспомнил львиц-матерей и их бесславную смерть от когтей медведя... Плохие мысли. Хотя, собственно, в иных мыслях реалии севера не могли теперь ему явиться.

Луриан уверенно поддержал отца, чем вызвал недоумение у брата-близнеца, морда которого забавно скомпоновалась в удивленную мину. Пора бы поддержать мать, ведь она озвучила все то, что последнее время вертелось у Луиса в голове. Но разве отец примет во внимание его мнение? Всего лишь решит, что робкий малыш Лу снова струсил. Он же всегда был самый трусливый и робкий.

«И самый безнадежный»

Почему-то было стыдно за все эти факты. И за молодость, и за безнадежность. И даже за рост.

Дурень.

Кажется, не один раз он себя теперь так назовет.

Луис встал вплотную к матери, прочистил горло и выдавил из себя, как можно ровнее, стараясь не смотреть себе под лапы, а скорее куда-то промеж ушей Люциана:

- Почему бесстрашие перед смертью расценивается как достойное уважения качество? По-моему, гораздо важнее и тяжелее не бояться жить, чем не бояться умереть. А в этих краях не бояться жить лишь коренные северяне, пап.

Долго Луис не говорил. И взгляд отвел резко. Снова уткнулся им себе под лапы, возвращаясь в свою "тень". Южанином он уродился, и поэтому  только на юге он чувствовал себя на своём месте. Порой крайне важно - найти в жизни свое место. Если ты никогда не забываешь о том, кто ты, что ты хочешь, откуда ты пришел, то никто никогда не швырнет этим тебе в морду, не ранит больно. Это могучая сила - знать себя самого. Он мог вести себя сколь угодно неуверенно, казаться бестолковым мямлей, но решимости в нем было столько, что хоть со всеми делись. Ее отблески можно было увидеть в мягком пламени в глубине ярких, красивых глаз. Только вот они редко прямо глядели на собеседника, прячась под ресницами и бровями на меланхоличной морде.

Если медведь или эти самые ходоки доберутся до младших братиков и сестричек, то они отправится к звездам даже и жизни не успев испробовать. Определенно, эти поиски какого-то другого дома были последним шансом.

Отредактировано Луис (3 Авг 2018 02:10:52)

+4

131

Ледяная усыпальница  →

В чертог она вернулась в числе последних, но пришла всё же раньше родителей. Как она и обещала, Мирай сразу же направилась к львятам, оставшимся в чертоге, стоило ей пересечь его порог. Здесь было удивительно тихо, видимо не все успели отойти после прощания с львицами прайда, храбро отдавшими жизнь ради его жителей. Самка пыталась поднять настроение младшим, но учитывая то, какое состояние было у неё сейчас, это было проблематично. Каждый раз она косилась на выход и с замиранием сердца ждала, когда же рядом пройдёт Киллиан, чтобы сразу же подсесть ему под бок и просто быть рядом. Сейчас ему не нужны её слова, её глупая наивная улыбка, но Мирай была уверена, что он нуждается хоть в какой-то компании, чтобы не чувствовать себя одиноким. Сначала у него пропал отец, теперь погибла мать, когда он ещё даже не стал взрослым, и для него жизнь может показаться бессмысленной, чего не хотела допустить его подруга. У него нет семьи, и она не может этого изменить или заменить его родителей, но может хотя бы попытаться сделать его серый мир чуточку красочнее. Какое-то время она нетерпеливо глазела на выход из их пещерки, вскакивая каждый раз, когда кто-то из братства проходил мимо, и, в конце концов, не выдержала.

- Ательстан, - мягко окликнула брата львица, - я отлучусь на минутку, побудешь пока за главного, хорошо?
Мирай оглядела двух оставшихся сестёр, забавно нахмурившись и пытаясь всем своим видом сказать, чтобы они слушали братца, пока старшая сестра отсутствует. После самка торопливой рысцой выскочила и начала блуждать по чертогу, расспрашивая встретившихся собратьев, не видели ли они её друга. Все говорили, что он уже вернулся, но на просьбу указать направление большинство качали головой, а парочку утверждали, что он и вовсе вышел за пределы чертога, игнорируя расспросы.

«Он не мог бросить меня. Не мог! Ведь… ведь так?...»
Она была не уверена уже ни в чём. Всю жизнь она твердила себе, что земли братства абсолютно безопасны, раз даже подростки бесстрашно гуляют по ним без сопровождения взрослых, и что единственная опасность – холод. Но за день братство лишилось двух львиц-матерей, погибших от лап какого-то чудища, посланного Белой Смертью. Всю жизнь Мирай была уверена, что Киллиан никогда не причинит ей боли, никогда не доведет её до слёз, но вчера вечером он впервые отверг её искреннюю заботу, за которой не стоял долг или желание получить что-то взамен, накричал и пытался причинить её ту же боль, что испытывал сам. Все её идеалы рушились, и вместе с этим она всё больше чувствовала себя слишком слабой, бесполезной, ненужной. Зачем она здесь? Она не может охотиться также хорошо, как другие львицы, она не может противостоять даже совсем юному подростку, хотя вот-вот станет взрослой, а путь, который так её интересует – путь шамана и лекаря, недоступен, потому что некому заниматься ею. Так зачем она нужна братству?

Львица спешила к выходу, тяжко дыша из-за этих давящих мыслей, чувствуя, как вина давит на горло и как тяжко сдерживать слёзы, хотела выбежать из чертога и помчаться вперёд, на поиски друга, но стоило ей пересечь порог, как её словно током ударило. Семья. Там, в чертоге, её всё ещё ждут брат и сёстры, которых она не может оставить без присмотра. А родители, сиблинги? Ведь они сойдут с ума, если вернувшись в чертог, они заметят пропажу самой слабой дочери! Даже если забыть о семье, то разве сможет она найти в незнакомых ей землях друга? В отличие от того же Киллиана, её братьев или сестры, она знает владения Северного Братства не лучше, чем владения чужих прайдов. А это значит, что она скорее заблудится и замёрзнет насмерть, чем найдёт хотя бы его следы. Пришлось тешить себя мыслью, что он вышел просто чтобы остудить пыл, либо что ей солгали и он всё ещё в усыпальнице прощается с душой своей матери. Мирай еле волоча лапы поплелась обратно, перед входом в семейную пещеру немного помешкав, пытаясь привести своё состояние в порядок.

- Я вернулась, - с наигранной улыбкой протянула львица, заходя в пещерку и сразу укладываясь возле входа, поспешно прикрывая мордочку лапой, чтобы у её родственников ре возникло лишних вопросов. Не стоит, у неё сейчас слишком шаткое и подавленное состояние, и она может начать плакать, если надавить на больное место. Она следила за разговором львят, с наигранным спокойствием отвечала на их вопросы и продолжала периодически поглядывать на выход. Когда у входа в пещерку, где спала их семья, проскользнули две тени, Мирай не торопясь поднялась, узнав в этих силуэтах своих родителей. Если они пришли – её дозор окончен, так сказать, так что можно отправиться на поиски Киллиана, прихватив с собой братьев, если они согласятся. С их знанием территории и бесстрашием Луриана ей ничего не страшно. Львица направилась к родителям, чтобы пригласить их в пещеру и заодно отпроситься «погулять», но когда услышала обрывок фразы матери про уход, то резко встала, как остолбенелая. Доводы матери показались ей очень убедительными, и львица с удивлением отметила, как же она похожа мышлением на Элику, раз даже переживания у них одни и те же. Север давно перестал быть тем домом, где она может без страха ходить, будучи уверенной, что это – земля её братства, её семьи, её земля. Эти земли принадлежат кому угодно: здешним хищникам, так и норовящим напасть, Белой Смерти и её приспешникам, да хоть вьюге, но не ей. Мирай давно перестала чувствовать себя хозяйкой и даже гостьей. Теперь она здесь чужая.

Мирай приоткрыла пасть, желая поддержать идею матери, но заговорил отец, которого тут же поддержал подошедший Луриан. Их аргументы тоже казались довольно убедительными, но Мирай слишком быстро настроилась на уход, да и мысленно она уже готовила свои аргументы, защищая идею матери. Она боялась, что кроме них двоих никто не захочет покидать эти жестокие владения, но к счастью не только она поддерживала взгляды Элики, её опередил Луис. Его слова только укрепили желание уйти, уйти как можно дальше, сделали её чуточку храбрее, так что стоило ему закончить свою краткую речь, как она тут же начала говорить, желая закрепить слова брата. За это время у неё накопился довольно длинный ответ, и на сей раз она не собиралась отмалчиваться в стороночке. Если так продолжится, то она совсем забудет что у неё есть своё мнение.

- Разве дом – не самое безопасное место? – вышла из тени коротышка, пока неуверенно пряча глаза, - место, где львицы могут заботиться о детях, где можно спрятаться от гибели и жестокости. Я… я понимаю, что мой голос, вероятно, может ничего не решить, потому что пока мы будем искать дом я смогу лишь прятаться от опасностей, которые мы встретим, но я хочу уйти. Уйти от этого вечного холода, белых долин, Белой Смерти и их приспешников, от вечного страха.

Юная львица наконец поднимает синие глаза, в первую очередь вглядываясь именно в морду отца. Он – глава семьи, её защитник, а значит, его голос может многое решить, и в первую очередь именно к нему она должна достучаться. Должна, наконец, поделиться своими страхами, высказать своё волнение и чувства. Иначе она так и будет копить в себе всё это, ещё и перенимая переживания других, пока семья будет ошибочно считать, что с их «маленькой принцессой» всё хорошо.

- Я физически не могу сопровождать вас с братьями на охоту и патруль из-за ужасных погодных условий и моего слабого тела, а значит, не могу знать, что с вами происходит, пока я отсиживаюсь в этой безопасной клетке. И вы, вероятно, даже представить себе не можете, каково всем львицам, которые ждут свою семью, тем более, когда настоящие хозяева этой земли показали клыки. Я уже устала жить в страхе, - Мирай вздохнула, бессильно опуская голову, - Если в мире нет безопасных мест, тогда зачем мы вообще живём? В чём смысл терять близких, смотреть на страдания их родных и друзей, но при этом упрямо сидеть сложа лапы и называть такое ужасное место домом? И Луриан, - самка повернула голову к брату, - Белая Смерть это не просто какие-то беспомощные львята, если судить по рассказам местных жителей и опираясь на легенды. Вспомни того белого льва, который теперь, видимо, будет с нами жить. Чтобы справиться с таким, как он, не хватит одного самца. А теперь представь сколько их, ведь они, в отличие от нас, коренные жители здесь! Мы всего лишь незваные гости, пришедшие на их землю, и по-моему мы слишком долго пользовались их гостеприимством. Поэтому давайте возьмём свою семью, желающих, Киллиана и просто… просто уйдём. Пожалуйста. Моё существование не так полезно для остальных, но я тоже хочу жить. И жить счастливо.

На последних словах её голос немного утихает, чувствуется, как тяжело ей даётся говорить о своих переживаниях и как тяжко ей сейчас сдерживать слёзы, ведь она ещё не отошла от гибели охотниц, да и после пропажи её друга лучше не стало. Мирай вновь подняла глава, и вновь устремила свой взор на отца. На сей раз в её взгляде читается усталость и вина, и она сама не понимает за что. Та же вина, что была перед её лучшим другом, когда он потерял свою семью, а она ничего не могла сделать. В прочем, как обычно.

+5

132

> Ледяная усыпальница

Эния топала своими маленькими лапками вместе с Эликой обратно в Большую пещеру. Почему она называла ее Большой? Потому что туда помещалось очень много львов, да и не только. За свою короткожопую жизнь малышка успела рассмотреть каждую щель как следует! И нос засунуть и лапками поскрести. В том ледяном месте было так холодно, что у малышки замерз нос, так что она шла и «хрюкала», пытаясь хоть как-то избавиться от оттаявшых соплей. В итоге, ей это настолько осточертело, что львенка остановилась и принялась тереть нос лапкой, оставляя капли вязкой жидкости на подушечках.

– Фиии, как противно, – стоит заметить, что она вовсе не была брюзгой. Просто с таким Эни сталкивалась впервые и даже не знала, что в таких случаях вообще делают.

Закончив с неприятной процедурой, она оглянулась в сторону матери. Та шла, как-то странно задумавшись, словно не была здесь. Песочная нахмурилась: ей ли было не знать, что значит этот стеклянный взгляд. Она сама частенько витала в облаках, только вот не мечтала. Все ее друзья и она в том числе были вынуждены слишком быстро взрослеть. Эни совсем не хотела, чтобы тетя Сурия и тетя Мунаш умерли. Она бы и остановить их как-то хотела, все же у них остались дети совсем дети. Правда, у тети Сурии они были уже почти взрослые, но вот маленькие друзья и товарищи Энии все еще нуждались в родительской опеке.

Эни резко вынырнула из своих мыслей: Элика была уже впереди, а малышка значительно отстала от матери, так что пришлось бежать со всех лап, чтобы не остаться в этом холодном месте!

А вот и знакомые места уже начали показываться. Это подняло дух малышки, и она радостно поскакала вперед, перегнав мать. Далеко виднелись шкурки старших брата и сестры, чему малышка еще сильнее обрадовалась, ведь она успела соскучиться по ним. К сожалению, старшие дети Элики и Люциана постигали охотничий и патрульный дзен, поэтому они редко общались с малышами. Но вот там стоит Мирай! А у нее всегда найдется время для младшенькой.

– Мииирай! – призывно запищала синеглазая, чтобы сестра готовилась ее встретить. Но похоже, что та не услышала или сделала вид, что не слышит. А будучи жопкой, которая любила подражать старшим – Эния пригнулась и медленно поползла в сторону Мирай, надеясь на этот раз застать ее врасплох. Глядишь и игра веселая получится!

+3

133

Начало игры.

Он родился пятым. Для крупного мальчика это было странно, по хорошему, быть бы ему вторым, перед сестрой - но нет, что-то пошло не так. Но ребенку явно было плевать на это, он упал на шкуру медведя, устилающию пол пещеры, слабо пискнул от обиды и холода, а потом, ткнувшись носом в теплый мех мамы, бодро пополз на запах молочка - благо, инстинкт выживания явно хорошо работал у юного Сверра. 

Когда ребенок дополз до соска, он ловко ввинтился между сиблингами и, припав к соску матери, начал жадно глотать молочко. Первое в его жизни молочко! От удовольствие, а еще от тепла мамы и сиблингов малыш тихо заурчал и скоро уснул, отлипнув от груди Шантэ и мило вытянул лапки вперед, положив мордочку на кого-то тоже мягкого и теплого, но еще очень маленького.

Сытый Сверр выглядел особенно милым - довольная мордашка с широкой улыбкой, немного шевелящиеся прижатые ушки и частое облизование губ и носа, а иногда и вовсе причмокивание дополняло картину внешнености довольного и счастливого своей жизнью ребенка. Лежать на теплой шубке убитого мишки, согреваемый мамой и сиблингами ему очень понравилось, ему вообще было тут хорошо - то место, где он был раньше, и откуда его выгнала неведомая ему сила было хуже - там было тесно и не так уютно, хотя и очень спокойно... Да и спалось так здорово под удары маминого сердца.

Малыш явно улыбнулся во сне своим воспоминаниям, перевернулся на спину и, вытянув вперед лапки, довольно крянкул - впрочем, он сразу скатился чуть ниже, но даже не проснулся от этого - то, что до этого он почти полностью лежал на одном из братьев, малыша явно не сильно волновало.

+6

134

--- Начало ---

В помете честной благовоспитанной дамы кажется завелся подкидыш.

Ну а иначе как обозвать то, что вывалилось следом за остальными на свет, шлепнувшись на и без его стараний мокрую, пропахшую кровью шкуру медведя? Ну вы сами посмотрите - все мелкие спиногрызы коими наградила Шантэ суровая природа севера, а так же наш папа-Траин как на подбор бурые, да серые, а тут почти рыжий, со смешными вихрами, всклокоченный... словно и не свой вовсе! И тем не менее... В том, что это ее родной любимый сынуля, наконец последний, потому что попробуй роди такую ватагу, сомневаться Шантэ не приходилось. Родной сыночка. Такой же липкий, глухой, слепой и беспомощный. И голодный, да... непременно голодный!

Не смотря на то, что вокруг него скопилось прилично народу, что выползший из материнского брюха детеныш то и дело тыкался нервозно подергивающимся розовым носом то в одну мохнатую, подсохшую задницу, то в другую, чувствуя, что все равно ужасно мерзнет. Даже не смотря на то, что молодая мать успела пригладить языком его взъерошенный вихор на макушке, снимая всю ту гадость что обычно сопровождала новорожденного, малыш все равно продрог настолько, что его хвост, с огрызком апельсиновой кисточки мелко-мелко трясся, пока он с напряжением и недовольным видом на слепой моське "чемоданчиком" полз вперед в поисках источника пищи, сухости и тепла. Как оказалось стоило лишь протолкнуться сквозь беспрестанно колышущуюся косматую массу и вот тебе счастье.  Почему то пока он тихо-мирно подрастал себе в матушкином брюхе, ему не казалось, что его семья НАСТОЛЬКО огромна. Тут едва уследишь чтобы чей-нибудь увесистый (или не очень, если взглянуть на первенца) попец тебя не раздавил, или не закрыл собой источник питания. Сосков на всех не хватит!

Новорожденный намертво вгрызся в один из сосков, облепив его лопатообразным языком и буквально всасывал в себя питательные молочные запасы. Теперь даже если кто-то попытается отодрать маленького зверя, лапа ли брата-сестры, или сама Шантэ в своем желании вычистить новорожденных, он просто повиснет на животе мокренькой сочной гирькой! Хочешь жить - умей вертеться!

+8

135

< ---- Скалистый навес

Это было первое большое путешествие в жизни львенка, до этого он никогда не выходил из пещеры и тем более не ходил так далеко. В пасти мамы было безопасно, а с такой высоты очень многое можно было рассмотреть. Рассмотреть, но не потрогать, это было очень обидно, но Агрий не капризничал, чувствуя волнение мамы. Да и вел себя котенок на удивление послушно, пищал только тогда, когда желудок бурчал и требовал перекуса. Тогда мама останавливалась и кормила сыновей.

Совсем не обрадовался, когда мама принесла его в пещеру и посадила на холодные камни, сама убегая к какой-то большой серой львице. Почему у нее такой живот? Она слишком много съела мяса и теперь ей нужна была помощь мамы, чтобы избавится от боли в таком огромном животе? Да, видимо так. Агрий подергал белыми усами, мысленно пожурив львицу, потому что даже котята знают, что нельзя так много кушать, иначе животик заболит! Ну ничего, сейчас мама ее поругает, вылечит, и в следующий раз она уже не будет кушать так много.

- Эй! - возмутился львенок, когда Мао легла прямо напротив, полностью загородив собой маму и львицу с вздутым животом. Зло фырча, котенок попытался перелезть няню, но в итоге оказался на попе и тихо закапризничал. - Я хочу посмотреть! Мао, подвинься, я хочу посмотреть на живот! Почему у львицы такой живот? Она же не собирается лопаться? А если она лопнет? Мао, я не хочу, чтобы она лопалась!

Агрий продолжал пищать, не забывая подпинывать под задницу старшего братца, просто для того, чтобы ему жизнь медом не казалась. А то развалился тут на всю пещеру, видите ли. Краем глаза он видел маму и очень хотел к ней, посмотреть что она делает. Ну и узнать, не собирается ли та львица все же лопнуть.

+5

136

Кажется, Ренита не только оглохла на все два уха, но еще и спать пару дней нормально не сможет. А ведь все так хорошо начиналось…

Все хорошо начиналось с рождением первого детеныша. Ну ладно, второй тоже ничего. Да и третий. А потом появился четвертый. Пятый… На шестом, последнем котенке, дыхание Рениты сбилось, точно тут не Шантэ рожала, а она сама, скорчившись на шкурах. А еще Рена двести раз поблагодарила предков, что она родила только двух котят! На первый взгляд могло показаться, что трудного в работе повитухи, правда? Сиди, говори что делать роженице, как дышать и тужиться, а она все сама сделает, всех вытолкнет, вылижет и к сиське подвинет. О, наивные! Котят было так много и они все так сильно хотели появиться на свет, что Рене пришлось в прямом смысле вертеться туда-сюда, как волк ловящий яйца, потому что рожденного котенка срочно требовалось отнять подальше, дабы не мешал, и подвинуть к морде матери, которая должна была убрать пленку и позволить малышу сделать первый полноценный вдох. И едва это удавалось, на свет уже лез следующий наследник. Все требовалось делать очень быстро и катастрофически аккуратно, ведь котята были маленькими и хрупкими. И так шесть, мать вашу, раз!

К счастью, котята кончились и Рена, как и Шантэ, смогла выдохнуть. Утерев лапой лоб, точно на нем появилась испарина, львица с облегчением опустилась на попу, оглядывая котят. Иногда, сомневаясь, она ощупывала котят лапой, убеждаясь, что те полностью здоровы и не получили никаких травм во время родов. Все шесть крепкие, толстенькие и очень голодные.

- Не волнуйтесь, все котята полностью здоровы и целы, - улыбнулась Ренита, вспомнив собственные роды и как сильно она волновалась, когда на свет появились их с Шенем чудесные близнецы. Да, пожалуй, страдания при родах стоили этих прекрасных чувств, ощущений, что у тебя под животом лежат маленькие пищащие комочки, полностью зависящие от тебя. - Все прошло хорошо, но вам нужно отдохнуть. Сейчас самое главное держать их в тепле и ни в коем случае не ограничивать в молоке. Ну и, конечно, дать имена.

Рена замолчала, услышав за спиной пищание сына. Конечно он волновался за маму и желал оказаться рядом с ней. Эх, хотел казаться таким храбрым, а все равно в силу возраста очень привязан к родителям. Обернувшись, Ренита улыбнулась Агрию и встала, вновь поглядев на молодую мать.

- К сожалению, я вынуждена покинуть вас, меня ждут собственные котята. Если я вам понадоблюсь, то ваша птица знает, где меня можно найти. Желаю крепкого здоровья вашим котятам, а вам - сил и терпения в воспитании.

Склонив голову в знак почтения, Ренита вернулась к своим спутникам, лизнув пищащего Агрия в макушку, который тут же обнял ее лапу. Маленькая трусливая жопка. О Шантэ позаботятся члены ее прайда, а львица нужна была своим детям, которые, судя по всему, совсем скоро попросят есть.

+6

137

→ Навес

Как же скуууучно оказывается, путешествовать в пасти больших тетей без возможности пройтись лапками по новым землям самостоятельно. Там ведь было столько, ну столько всего! Орей успел увидеть и бабочек, и кузнечиков, и всяких там грызунов, чьи имена еще не знал и ему только предстоит познакомиться с ними лично. Наверняка, папка таких вот грызунов щелкает, как орешки и даже не замечает. И мамочка, мама тоже с ними быстро разберется, если подвернется случай. И, конечно, мамочка должна быть лучшей охотницей и подавать пример остальным, всем тем тетям, что остались вокруг папы. Орей уже и не помнил, с чего вдруг он взял, что кушать приносят именно тети, но это прочно засело в его молодой голове и теперь он жаждал увидеть, как его мама в один прыжок возьмет, да и повалит на землю будущий обед для папы, чему папа, конечно, будет рад. Эх, если бы он только знал, насколько далеки его мысли от правды и это скорее зебра повалит маму...

И вообще, рано маленьким львятам о таком думать, особенно, пока кушаешь молоко и пускаешь молочные пузыри носом от переедания. Но ведь весело, да и чем еще можно было развлечь себя во время этого долгого, как казалось Орею, путешествия. Пока, наконец, вся их компания не оказалась у входа в большую и темную пещеру, по ту торону которой был самый настоящий мостик-переход. И Орей не был бы Ореем, если бы не пошутил в этот момент над братцем.

- А вот ты бы точно туда свалился, не неси тебя мама, - тихо посмеялся львенок, шевеля мелким хвостиком промеж свисающих задних лап, пока Мао не отпустила мальца на землю, следом тут же загородив своим телом весь обзор на мамочку.

- Ээй, - возмущению Орея, как и Агрия, не было предела, они словно мысленно сговорились и пытались перелезть через Мао, но всякий раз скатывались обратно на свои попы, но усердно пытались снова и снова, пока силы их не оставили, да и тетю с большим животом уже давно (по мнению близнецов) видно не было и если она не лопнула сейчас, то и уже не лопнет, о чем Орей поспешил сказать братцу, наглым образом поднимая перед ним свой всезнающий черный нос.

- И перестань меня пинать! Я вот сейчас очередную лужу найду и снова тебя туда уроню, младшенький.

И потом всё стало как-то в разы громче, так что Орей решил забраться буквально под передние лапы Мао, откуда и пронаблюдал появление мамы, когда та вернулась от надутой тети.

- Мама, всё хорошо? Почему там так шумно? - спросил сын Рениту, пока что не собираясь выбираться из-под лап своей няни. - Мы уже можем вернуться?

+3

138

Скалистый навес

Мне досталась почетная должность замыкающего процессию. Я старался следить по сторонам, чтобы в случае чего предупредить львиц, но либо все обошлось, либо я был слеп и глух, что ничего не заметил. Впрочем это было и не важно. Путешествие хоть и было не особо длинным притом с постоянным остановками на "покушать" для детей Рениты, но для меня в какой-то мере утомительным, хоть и вида я не показывал. Ставшая уже постоянной нехватка нормального отдыха начала восприниматься мной как данность, что и подталкивало меня вперед. Тем более я не должен был посрамить себя перед львицами, которые таскали детенышей, с учетом того, что одна из них слегка прихрамывала. В общем жалобы на свое состояние я мог засунуть себе куда подальше, отдохнуть я еще успею. Когда-нибудь.

Филин вел нас все дальше и дальше, пока мы не добрались до какой-то скрытой пещеры, в которую мы последовали по одному. И какой бы в глазах других красивой эта пещера не была, меня она покорила одной вещью: живительной прохладой, которая вновь взбодрила меня, после забега по довольно теплым землям.

"Право, в моей жизни резко стало появляться больше прохладных каменных пещер. А ведь день еще даже не закончился!"

Вскоре мы нашли причину нашего беспокойства: львица с огромным пузом тяжело дышала, будто вот-вот сдуется. Впрочем, это и должно было произойти, но в ином смысле. Ренита пошла к роженице, Мао закрыла собой предстоящее зрелище от Агрия и Орея. Мне же оставалось лишь внимательно издалека наблюдать за процессом родов и за действиями Рениты. Но и краем глаза я посматривал и за детенышами, хоть этого и не требовалось - Мао довольно мастерски умудрялась не дать любопытным малышам увидеть то, что им не особо положено. Но я наблюдал.

И это было одно из самых странных и необычных зрелищ, что я когда-либо видел. Маленькие мокрые комочки неизвестно чего выходили прямиком из львицы, да притом в таком количестве, что аж просто удивительно как они там помещались. Рените только и оставалось, что носится туда-сюда с этими комочками, то суя их к морде львицы, то еще куда-то там.

"Значит вот оно - рождение жизни. Как все появляются на свет. Мокро, громко и с болью."

Дабы слегка отвлечься от увиденного я решил попытаться завести разговор с Мао:

— Как себя чувствуешь? Я просто видел, что ты слегка прихрамываешь. Не тяжело было нести одного из этих сорванцов? — спросил я своим привычным спокойным и монотонным тоном.

Отредактировано Амади (15 Авг 2018 19:26:13)

+6

139

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Мтонго, не в привычку самому себе, сегодня был на взводе. Со стороны это мало выдавалось, но глава патруля, едва узнав, что королева вот-вот должна была разродится, внутренне начал немного переживать.
Казалось бы, помимо столь важного события, как рождение наследников, день был совершенно обычным, но как правило счастье и несчастье ходят рядом с друг-дружкой. Так что на всякий случай, дабы не жалеть потом, самец был еще бдительнее, чем обычно.

Из самого чертога он разумно ушел, ибо стоило местным (особенно львицам, ох уж эти женщины) прознать о начале схваток у Шантэ, началась навязчивая такая суета. В обычной ситуации Наставник бы даже не обратил на это никакого внимания, но учитывая, что он сам был около того состояни, настроение в общем зале начинало его отвлекать.

И дабы все еще оставаться в фокусе, при этом не показывая никому со стороны свое волнение, он вышел наружу и уселся у входа.
Не то чтобы Братству так требовалась охрана на входе в логово - кто уж без спроса сумеет добраться в самое сердце владений - но так, по крайней мере можно было контролировать кто входит и выходит.

Обычно флегматичный и смертельно спокойный, сегодня матерый, почему-то, чувствовал нутром неладное во всей этой благодати (вон, даже погода расщедрилась). Он не мог объяснить это, наверное даже хотел бы отмахнуть от этого предчувствия, как от назойливой мухи. Но посудил, что лишняя бдительность все равно не помешает.

Он сидел на вершине намоста, оглядываясь и осматривал долину свысока, когда зацепил взглядом мелькающую меж скал шкуру одного из патрульных. Немногим позже, когда расстояние меж ними сократилось, Мтонго узнал в нем Ветра.

- Ладно тебе, здоровались уже утром, - кивнув на приветствие Хьюго, он в ожидании на него посмотрел. Сегодня этот самец был на пограничном маршруте, а значит должно было произойти что-то важное, чтобы он вернулся в чертог раньше окончания смены.

- Я и Олан, по раздельности, конечно, встретили чужаков - крупного взрослого льва и львицу. Они оказались не враждебными и один из них даже просит вступить в прайд. Мы повели их с собой в Долину.

- Интересно. А вторая, ну львица. Она зачем пришла?
Хьюго глянул себе за плечо, словно бы там стояла та самая львица, а на деле вспоминая, о чем же та ему говорила. Не то чтобы у патрульного была такая плохая память, но в гуще воспоминаний о своих братьях он успел отвлечься.

- Она сказала, что ищет какого-то белого льва с голубыми глазами. Говорит еще, что он очень большой. По описанию похож на Хальварда, не знаю уж кто ей нужен на самом деле. Имени она не сказала.

Мтонго задумчиво хмыкнул, невольно внимательно осматривая Северного. Он не был таким егозливым, как тот же Олан, более спокойный и рассудительным. Ему можно было довериться.
Отвечать перед Траином, конечно, в любом случае ему... Но дело было в том, что Траина пока не было на месте, а что-то делать с чужаками нужно было.

Глава патруля еще немного поразмышлял и твердо ответил:

- Олан с ними сидит, как я понял? Поменяйтесь с ним, ты иди и присматривай за этими двоими - раз уж, говоришь, тот самец крупный. Если он вздумает чего, этот дуралей ничего и сделать не сможет. Пусть лучше на пост возвращается.

В чертог чужаков пускать было нельзя, пусть уляжется этот процесс родов - сколько там он обычно длиться - да и вернется сам король, в конце-концов. А пока...

- Я скажу леди Шантэ, что у нас гости. Пока следи за ними, если захотят поохотиться и показать таким образом, что будут полезны прайду - своди их к стадам. А теперь иди.

Хьюго понятливо кивнул, и, не распыляясь более на лишние слова, двинулся обратно в долину. Мтонго же проводил его взглядом, пока он не скрылся за скалами, и спустился обратно в чертог.

***

Глава точно не знал где именно уединилась королева, в своих покоях или в каком-то другом месте, но по запахам довольно быстро нашел нужный отсек. Во-первых, туда вел след целительницы из соседней банды, а во-вторых... Чем там пахло во время родов?..
Мтонго старался не думать о том, что именно он там унюхал, только с легкой брезгливостью мотнул головой и двинулся в нужную сторону.

- Госпожа, - он не решился заходит в саму комнату, остановившись у стенки рядом с проходом. Все-таки видеть супругу короля в том состоянии, в каком она должна была по сути сейчас быть, ему не подобает. - Извините если я не во время.

Для пущего подтверждения своей тактичности он постучал костяшками лапы по камню. Стук отдался легкой болью - постучите в камень так, чтобы вас услышали - но матерый никак не отвлекся на нее.

- Патрульные донесли, что у нас гости. Лев и львица. Первый желает вступить в братство, а вторая ищет кого-то, почему и зашла на наши земли.

По окончанию реплики самец наконец-то услышал недовольное ворчание малышни рядом с королевой, на что не сдержал легкой улыбки. Это невольно навеяло на него воспоминания из его собственной жизни, но от восторженных поздравлений с прибавлением, которыми его самого осыпали в свое время, он решил воздержаться.

- Я уже распорядился, чтобы Хьюго присмотрел за ними, пока вы или Траин не сможете их принять. Гости сейчас в Долине горячих сердец, я так же дал им разрешение на охоту. Есть ли еще какие-то приказы по этому поводу?

Информация об НПС

• Мтонго
глава патруля, сенсей
Возраст: 7 лет
Боевой опыт: мастер

Серьёзный, собранный лев. Не солдафон, однако привык исполнять свои обязанности качественно, чего требует от остальных собратьев. Побывал во многих драках и сражениях. Некогда служил главой патруля в прошлом прайде, который покинул незадолго до его расформирования (по личным причинам, которые не озвучивает). В Братстве так же занимается подготовкой молодых львов, тренирует подростков, обучая их искусству ведения боя.

• Хьюго
воин
Возраст: 4 года
Боевой опыт: опытный

Взрослый самец по прозвищу Северные ветер. Присоединился к прайду незадолго после его формирования. В молодом возрасте скитался по Северным землям вместе с двумя братьями, но с годами интересы с сиблингами стали разниться и Хьюго захотелось где-нибудь осесть. Весьма кстати пришёлся образовывавшийся прайд под горой.

+2

140

Мао, как уже взрослая львица, заранее догадывалась о тщетности предпринимаемых ею мер, но всё-таки надеялась на иную реакцию близнецов.

- Зачем же туда смотреть, если там нет ничего интересного?- сказала самка, отодвинув Агрия лапой подальше от «незагороженных пробелов», которые могли открыть вид на «прекрасную картину».

Она нежно погладила малыша лапой по пушистой спинке.

- Она не лопнет, милый. Ваша мама не позволит ей лопнуть, - Мао оглянулась через плечо, чтобы проанализировать обстановку на «поле боя», а потом практически сразу обратила внимание на детей. В такой час их нельзя было оставлять без надзора, иначе у всех будут большие неприятности, а потому нужно было срочно их чем-нибудь занять.

- Правда, очень весело лазать по мне, хех? Но сейчас лучше дождаться вашей мамы, я уверена, что она уже заканчивает работать, - голова львицы вновь повернулась в сторону Рениты, которая действительно завершала принимать роды.

Тем временем два брата начинали мелкую ссору.

- Агрий, Орей, ну вы же братья, - с наигранным разочарованием в голосе пролепетала нянька, а после с умилением заметила, как Орей забрался к ней в лапы.

Незнакомец Амади, который сначала наблюдал за происходящим молчаливо, решил завести с ней разговор. Этот шанс пообщаться с взрослой особью в маленьком, только что сконструированным мирке, где только она, Агрий и Орей, показался ей великолепным, и непростительно было его терять.

- Всё хорошо. Разумеется, мне было трудновато нести Орея, но я держала себя в лапах. Надеюсь, что травма пройдёт без малейших последствий, во всём виновна моя невнимательность, - она потупила взгляд в прохладный пол пещеры и сделала такую гримасу, словно проглотила уже подступившую к её рту улыбку, - оказывается, охота на сурикатов тоже может привести к подобному, хах, - вымолвила Пушок, мотая головой, - ну, или у меня просто ужасные навыки охоты, которые нуждаются в усовершенствовании.

Пока между львом и львицей завязывался разговор, Ренита успела освободиться от работы, а Орей и Агрий были рады вновь увидеть свою маму.

Отредактировано Мао (19 Авг 2018 05:59:58)

+3

141

<... Долина горячих сердец

Такой счастливой Девил не была уже очень давно, а потому сейчас все происходящее казалось ей сном. И этот волшебный запах цветов, тянущийся за ней по пятам и опережающий далеко вперед. И это до невозможности теплое и ласковое солнце, что баловало своими нежными лучами с самого утра.
Львенка старательно шла вперед, не смотря ни на тяжесть ее ноши, ни на саму дорогу, что ей приходилось преодолевать. Все-таки подниматься в гору было гораздо сложнее, чем размеренно идти по Долине горячих сердец.

- Какой сегодня прекрасный день, да, Джун? - сказала она, казалось бы уже в который раз. Но голос ее, радостный и искренний, раз за разом же умилял обычно ворчливого фенека и тот неизменно соглашался:

- Да, сегодня самый замечательный день.

Дорога ложилась ей под лапы не спеша - она все еще изо всех сил старалась по пути ничего не потерять - но все же ложилась, сокращая расстояние до пункта назначения. Вот уже виднеется каменный попост, ведущий в самое сердце Одинокой горы.

Поняв это, львенка даже припрыгнула от нетерпения и прибавила шагу. Но потом оторопела, остановившись как вкопанная.

- А как мы это все пронесем во внутрь незамеченным?.. Это ведь должно быть сюрпризом ко дню рождения наследников...

Джун тоже в задумчивости остановился, утерев тыльной стороной лапы уже чесавшийся от всех этих цветочных ароматов чувствительный нос.

- А вот это уже очень хороший вопрос.

Они сели перевести дыхания после дороги совсем рядом с началом спуска в чертог. Ветер лениво гладил их по шерсти и теребил цветочные лепестки и стебли трав.
Девил скосила взгляд на тот венок, что она надела себе на шею первым. Он выглядывал из под всех остальных совсем чуть-чуть, выделяясь свой пестростью на фоне сотоварников.

- Может отнести их в усыпальницу? - ей показалось, а может и нет, но лис от такого предложения даже взрогнул.

- Туда далеко и там холодно. Цветы завянут, они переносят только умеренную прохладу.

Ехали-ехали, вот и приехали. Что делать не имел понятия ни один из двоих.

Наверное, они бы так и сидели в каком-то обреченном смущении, если бы им навстречу из логова не вышла Алия. Старшая львица питала к Девил какую-то сестринскую нежность и увидев ту, тут же в приветствие улыбнулась:

- Привет, разноглазая, - перейдя помост, она совсем с ними сравнялась и наконец-то обратила внимания на их ношу, что Девил нелепо попыталась спрятать. Свесила сумку на шею и обняла ее передними лапами. - Это ты в честь рождения львят королевы насобирала? Какая молодец!

- Да, из-за этого, - чертенок смутилась, поняв что ее без особого труда раскрыли. - Только я не знаю как незаметно их спрятать до нужного момента.

Поначалу Алия не особо понял зачем их прятать, а потом, засмеявшись, потрепала Девил по голове лапой.

- Так ты же ушла с самого утра, точно! Леди Шантэ уже родила! Так что беги быстрее ее поздравлять, глупышка.

Девил подпрыгнула уже во второй раз, объятая с ног до головы новой волной радости и ликования и тут же припустила со всех ног по помосту. Джун едва успел подняться следом и чуть было не грохнулся вниз с узкого прохода, когда львенка резко остановилась и побежала обратно.

- С праздником тебя, Алия! - Ви крикнула это, вновь засмеявшись во весь голос от радости, когда нацепила  львице на голову цветочное украшение и снова побежала обратно в сторону дома.

Праздник.
Да, какое приятное слово. И именно праздник сейчас для Ветты и случился.

В сам чертог она ворвалась черно-белым ураганом, что пестрел то тут, то там всевозможными цветами и листиками. Она пронеслась мимо каждого члена прайда, что только был в общем зале и каждому на шею или голову водрузила по самому лучшему венку (а они все были лучшие!) и осыпала цветами или просто их лепестками.

- Праздник! Праздник! - она прокричала это так громко, что только самый недалекий мой бы не догадаться что случилось. Сопровождалось это все действие громким смехом и объятиями, что Девил раздавала не менее щедро, чем цветы.

- Эния, лови! - она хохотнула, кинув в подружку венком, словно игрушкой. - Эти цветы такие же странные, как твой шакаленок, но сердцевинка у них прямо как твои глаза.

- А эти похожи на какой-то фрукт, как и вы, ребята, - протягивая Луису и Луриану букет, протараторила она.

- Мирай! Мирай, про тебя я тоже не забыла, - она, чуть привстав на задние лапы накинула не шею старшей львице вереницу скрепленных между собой больших красивых соцветий.

И так с каждым. Она подошла и к матери своей подруги, вручив ей что-то вроде цветочного браслета на лапу, а после развернулась в сторону спальных отсеков, но наткнулась на делегацию гостей.

- Тетя Рена, здравствуйте! - увидев знакомую львицу из соседнего клана, она заулыбалась еще шире. - А это ваши с дядей Шенью дети, да? Какие большие!

Она засмеялась, присев немного, чтобы осмотреть близнецов поближе. В таком порыве радости она едва ли помнила видела их вообще или нет до этого, но тем не менее эта парочка показалась ей до ужаса милой. В мыслях она подумала, что родившиеся львят будут и того меньше, чем эти!

- Это вам, красавчики, - подмигнув, она вытащила из сумки два ярких фиолетовых цветка, с красными чашелистиками. - Только они не такие вкусные, как может показа...

Не успела она договорить, как один из львят, с янтарными глазами, уже потянул его в рот.

- Ай-ай, нет, нельзя! - выхватив свой подарок, Девил помотала головой. - Давай лучше так...

Девил улыбнулась и, обкусив стебельки под самый цветок почти, вставила украшения в хохолки на голове у мальчишек. Сама она чуть виновата посмотрела на Рениту:

- Извините. Но, зато, они теперь еще красивее! - она вновь улыбнулась, параллельно снимая цветочный венок с шеи фенека. - А вот это уже вам!

Проделав тоже самое - дарение подарков - и с другими львами, что были рядом с бордово-каштановой львицей.  И самца, и самку она тоже поздравила и кинула напоследок:

- Спасибо вам, что навестили нас! А еще что помогли ма.. Королеве Шантэ, - по крайней мере ей подумалось, что ради этого супруга Шенью и приходила, - я очень рада была вас увидеть!

И она побежала дальше. Наградив подарками буквально всех, кого она встретила на своем пути, она наконец-то побежала туда, куда хотелось больше всего.
К матери.

- Мама, мама я...! - на волне своего настроения она сначала заговорила громко, а потом, учуяв с пятерку новеньких для нее запахов, тут же стушевалась и перешла на шепот. - Я вернулась, мама.

А когда она наконец-то разглядела тех, кто лежал в лапах у королевы...

Ей показалось, что ее лапки сейчас подкосятся и уронят ее прямо там, на месте. Но вместо этого она, с выражением непередаваемого счастья на морде, подошла ближе.

- Какие они чудесные... - она немного кривовато улыбнулась, изо всех сил стараясь не растрогаться. Получалось плохо.

Так что стоило ей подойти совсем вплотную и, спрося разрешения у Шантэ, обнюхать каждого из карапузов, она все-таки прослезилась. Пару крупных слез счастья упали на макушки львятам и она, засмущавшись от этого, спрятала лицо серошкурой львице в загривок.

- Вы с папой молодцы, мам... Целых пять львят... - договорить она не договорила, но смысл и без того был понятен.
Дай себе время перевести дух и чуть успокоится, она в конце концов улеглась рядышком, положив голову Шантэ на плечо. А после, словно бы одумавшись, потянулась в сумку и достала самый важный подарок на сегодня.

- Это... вот. Смотри, я как увидела эти цветы, сразу подумала о тебе, мамочка, - она аккуратно повесила венок на шею Шантэ, после лизнув ее в щеку. - У них почти такой же окрас, как у тебя шкура. И такой же красивый.

Она не знала что еще говорить. Говорить хотелось много и без перебоя, а еще кричать вообще от радости, но братики и сестренки спали похоже, а значит надо было быть тихой.

- Ты уже дала им имена, да? Если нет можно... можно я назову одного?.. Девочку, я даже уже подобрала имя. Мария...

Джун (который, к слову, остался в общем зале) сказал ей, что это имя значит "желанная". Что уж говорить, именно такими и были королевские дети для Девил. Все до единого.
Глядя на них сейчас она понимала, что обязательно полюбит их не меньше, чем кровных сиблингов. Если уже, прямо в этот момент, не полюбила именно так.

Подарки .3

Все украшения вы можете купить за мой счет в игровом магазине!!!
Так же на полу локации лежат лекарские цветы-лоты! Их тоже можно брать.

Эния, венок на шею

http://sh.uplds.ru/t/HI3OC.jpg

Луису и Луриану, букетики

http://s7.uplds.ru/t/Go4ig.jpg

Мирай, венок на шею, выглядит как бусы

http://s7.uplds.ru/t/U7RjA.jpg

Элика, "браслет"

http://s3.uplds.ru/t/sIFJR.jpg

Близнецы, по цветочку в челки

http://s7.uplds.ru/t/kFTow.jpg

Рена, венок на голову

http://s3.uplds.ru/t/YZU7T.jpg

Мао, венок на голову

http://s3.uplds.ru/t/yEvX6.jpg

Амади, венок на шею

http://s9.uplds.ru/t/JhgY5.jpg

Шантэ, венок на шею

http://sd.uplds.ru/t/uPbLA.jpg

Отредактировано Девил (19 Авг 2018 21:02:12)

+7

142

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

В локации находятся на полу в главном зале чертога:

Маи-шаса (х9), одуванчик (х7) и цветы для крафта зелий (х3).
Помимо того неограниченно количество лота "Цветочное украшение"! Вы можете отыграть, как персонаж его поднимает и надевает на себя, а после оформить покупку в игровом магазине за счет Фрозена (так и пишите в заявке, с ссылкой на этот пост).

+3

143

Этот разговор лег на самку тяжелым камнем. Она чувствовала всем сердцем, что к добру это не приведет, но не могла больше ждать. Элика понимала, что ей жизненно необходимо было хотя бы выговориться, предупредить льва об опасности, приложить хоть каплю усилия к попытке что-то изменить и защитить собственную семью. Как там говорят все время? Отношения хороши тогда, когда супруги все друг другу рассказывают и всем друг с другом делятся? Ну, в таком случае, либо эти «умные» львы нагло лгут, либо кто-то из их семьи неправильный.

Она ожидала, что этот диалог не принесет ей нужного результата, но нужно было хотя бы сделать попытку. Отец всегда ей говорил, что сдаваться нельзя и что необходимо делать какие-то усилия для того, чтобы получить желаемое. Он всегда говорил, что даже тогда, когда отчаяние душит тебя, когда глоток свежего воздуха уже кажется сухим и горячим, как после пожара, нужно двигаться дальше. Отец был мудр, потому что прожил долгую жизнь и потому что был чист сердцем; она запомнила его слова, которые не раз помогали выжить ей, но сейчас чувствовала, что Люциан не возьмет во внимание то, о чем она говорит.

Ласка Элики дала нужный результат, хотя охотница использовала ее неосознанно: самец замешкался, будто бы «прощупывая» почву, откликнулся на ее нежность, но здесь же она его подловила, ударив своим словом, будто лапой по морде. Львица не сводила глаз с супруга, улавливая его настроение, но уже с первой фразы поняла, что все провалено. Он отчитывал ее так, будто бы она была маленьким котенком, не смыслящим в жизни ничего. Пусть. Пусть она глупа, пусть труслива, но ради спасения жизни своих детей, львица не может здесь находится больше!

«Почему ты не понимаешь?» - содрогаясь (от холода ли?) думала кошка, опустив морду вниз, когда лев мягко пытался объяснить жене, почему ее идея является неправильной. Но она знала, что снисходительный тон супруга таковым не является; он сдерживался, потому что не желал ее обидеть. Прошло уже много времени для того, чтобы она понимала почти все его привычки.

- Но Люциан… - песочная уже поднимает глаза, пытаясь подбросить еще аргументов в ответ на слова любимого льва. Однако она тут же замолкает, потому что ее взгляд падает на старшего сына. Луриан, который уже почти догнал отца в размерах, остановился сейчас рядом с ним, плечом к плечу, взирая на мать удивленно, может быть, даже недовольно. Его голос, как и голос Люциана, был также мягок, но хвост, елозивший из стороны в сторону, выдавал в нем волнение или напряжение. Он такой же, как и его отец. Хочет скрыть эмоции за маской ласки и снисходительности. Но почему даже ее собственный сын разговаривает с ней, как с ребенком? Как с маленьким львенком, которому рассказали страшную сказку на ночь, и теперь он нафантазировал себе ужасы, придумал чудовищ?
Вот только сказка-то была наяву.
Морда львицы выразила глубокую разочарованность после слов Лимонного Хохолка, однако тут же кошка собралась с мыслями и попыталась придать своему виду хоть толику уверенности и решительности. Возможно, она бы смогла все-таки убедить Люциана в том, что это место опасно, но она не ожидала вмешательства сына.
И не ожидала той дерзости, с которой он отзывался о своих врагах. И почему ее спутник жизни не научил Луриана смотреть правде в глаза и рассуждать рационально?

Но и здесь ей не дали вставить слово. Послышался робкий голос, точно противоположный голосу близнеца. Элика аккуратно повернула голову, приметив в темноте чертога очертания своего второго сына, копию брата внешне, но совершенно другого льва внутри. Порою львицу это не переставало удивлять. И еще ее не переставляло удивлять то, что разговор с супругом начинал медленно превращаться в семейный совет.

- … А в этих краях не бояться жить лишь коренные северяне, пап.

Элика вздохнула, снова вспоминая слова Муулы. Бабушка была не права, зато устами Луиса глаголила истина: Элика – не северянка. Ее супруг все же тоже не является выходцем из этих краев. Ее дети, ее любимые славные дети – это дети юга. Они родились на юге. Они родились среди зеленых джунглей, жаркого климата. Им нужно быть там. Все, что сейчас происходило в жизни их нынешнего прайда, способны пережить лишь те, кто здесь родился и кто с этим знаком. У нее же не хватит сил на это. У ее второго сына, скорее всего, тоже. И, как оказалось, у ее дочери.

Будь сейчас другое время и другое место, то песочная кошка отвесила бы пару смачных фэйспалмов в разные стороны: хотела поговорить с супругом наедине, а в итоге к ним присоединились все старшие дети. Безусловно, они были уже достаточно взрослые для того, чтобы принимать какие-то решения и высказывать свою точку зрения, но сейчас львица меньше всего хотела бы волновать подростков. Ее Мирай, самая младшая из старших детей, стояла по другую сторону от матери. Ее серьезное выражение мордочки было знакомо Элике: дочка всегда отличалась невероятной смекалкой, будто бы природа специально ее наградила этим, извиняясь за слабое физическое состояние. Юная львица говорила, в первую очередь, глядя на отца. Он был ее защитой. Мирай этого не помнила, но помнила Элика, с какой трепетной заботой Люциан пытался бороться за жизнь этой малышки. Неужели он сейчас позволит ей так страдать?

Серая львица, точная копия отца, говорила долго. Ее мать, опустив глаза, слушала свою дочь, жалея о том, что смогла довести детей до такого состояния. Они боялись не больше, чем боялась она. Это была ошибка Элики – согласиться прийти сюда. Она еще могла отговорить супруга от этой затеи, когда Братство не было образовано, но почему-то не стала этого делать, видя, как ее дети обрели друзей и как Люциан относился к Траину и к его затее.
Никто не был застрахован от надвигающейся угрозы.

- Мирай, - дрожащим голосом прошептала песочная самка, потянувшись к дочери. Она легко коснулась своим бокам ее бока, прильнула мягкой щекой к ее шее, как бы утешая и успокаивая. Бедная девочка. Элика знала, что юная самка напугана, но после пропажи Киллиана, к которому львица была привязана, страх достиг своего апогея.

- Ты не знаешь, сколько их, - тихо продолжила кошка, глядя в глаза супругу, - ты не знаешь, когда они придут. Нельзя полагаться только лишь на Братство. Прайд – это сила, ты прав, но прайд способен выстоять лишь против гиен или против львов, похожих на нас. Если Иные, как их называют северяне, придут сюда в большом количестве, то даже Траин не в силах будет спасти твоих детей.

Эти слова были жестоки. Самка поджала губы: она не хотела этого говорить, но сердце, слишком сильно взволнованное словами Мирай и замечанием Луиса, заставляло мать отчаянно бороться за идею до последнего. Люциан, не ожидавший продолжения такого твердого напора от своей супруги и, кроме того, еще и от своих детей, боялся сорваться и ненароком нагрубить жене и львятам. Он коротко бросил что-то о том, что ему необходимо подумать, поднялся со своего места и направился в сторону выхода.

- Ты испугался собственной семьи? – кинула Элика ему вслед, пораженная таким поведением, - хватит убегать! Убеди меня, дочь и сына в том, что здесь безопасно!

Но Люциан ничего не сказал. Он медленно повернулся, взглянув на Элику; в глазах его плясали огоньки злобы, поэтому кошка резко замолчала, понимая, что вести дальнейший диалог пока что нет смысла. Лев был на взводе, поэтому уходил он не потому что ему было нечего ответить, а потому что он боялся превратить ссору в настоящий скандал.

- Праздник! Праздник! – знакомый голос был полон жизни, оптимизма, счастья, что невольно резал сердце Элики на части. Переутомленная, разбитая и грустная от ссоры с супругом, кошка не хотела никакого праздника, который вихрем, никого не спрашивая, ворвался в стены этой пещеры. Она тут же расслышала оживленное болтание и смех львов и львиц, находившихся в общей пещере, а потом источник этого оживления показался во весь рост, вихрем проносясь и одаривая подарками всех детей Элики, включая ее саму.

Девил с улыбкой, радостной и счастливой, повесила на лапу самки браслет. Элика поблагодарила малышку, подняв лапу и рассматривая врученный ей сюрприз. Украшение сидело хорошо, а бутоны, мягкие и нежные, напоминали львице о ее доме, где росли такие же цветы. Потом охотница опустила лапу на пол, взглянув в след удаляющемуся подростку. Разноглазая никогда не знала своего отца. Ее мать погибла, когда львица была еще совсем маленькой, но способной соображать, что происходит. Ее сердце, тем не менее, ожило. Раны затянулись. Боль отступила. Девил справилась. Почему?

- Леди Шантэ родила, - тихо и устало произнесла Элика, но скорее себе, нежели кому-то другому. Она была рада появлению на свет наследников прайда, но…
«О, Айхею, убереги хотя бы ты новую жизнь от Белых Ходоков, если этого не могут сделать здешние Боги».
- Поговорим с отцом позже, - сказала львица, повернувшись к детям, - мне тоже надо отдохнуть.

Она вошла в свою пещеру, где родила свой новый выводок. Эти львята уже не ведали другой жизни и были еще малы во время первого прихода Белой Смерти, поэтому они не чувствовали того беспокойства, которое витало среди их старших брата и сестры. Кошка попыталась улыбнуться поднявшему голову Ательстану, но вышло слишком неправдоподобно. Устало опустившись на пол, львица положила голову на лапы. Ей было холодно без Люциана, но она упорно не желала выходить за ним, зная, что это добром не кончится. Так она уснула быстро, но сон ее был тревожен и страшен.

Как жаль, что Элика не заметила, как Ательстан, чувствуя настроение своих сиблингов и матери, тихо ушел из чертога, чтобы найти отца и узнать в чем дело. Быть может, если бы песочная львица видела это, то остановила бы сына и, тем самым, предотвратила бы большую беду. Во всяком случае, так она будет считать потом всю свою жизнь.
*персонаж спит*

Отредактировано Элика (21 Авг 2018 13:35:36)

+6

144

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Первая очередь: Орей, Ренита, Амади, Агрий, Мао.
Вторая очередь: Шантэ, Девил, Мтонго (НПС).
Третья очередь: Луриан, Луис, Мирай, Эния, Элика.


● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!
● Игроки из разных очередей отписываются независимо друг от друга!
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очередях, отписываются свободно.

0

145

Есть среди северян такое мнение, что как только дева-воительница производит на свет детенышей, воительницей она перестает быть до то той поры, пока львята не начнут самостоятельно есть мясо.  Бывает, что даже после этого самка какое-то время все свое внимание уделяет детям, пока те не окрепнут уже достаточно сильно, но к тому времени львица порою рожает новых львят, поэтому круг оказывается замкнутым.
Шантэ пока не могла понять, что было для нее важнее: грядущие битвы, которые она любила или же эти крошечные малыши, кувыркающиеся из одной стороны в другую. Еще не осознав полностью своего материнства, самка делала все по подсказкам своего подсознания: кого куда положить, кого лизнуть, кого приткнуть, кого согреть. Все понимание ситуации приходит постепенно, когда она слышит от Рениты, что все детеныши родились здоровыми и им ничего не угрожает; тогда Леди Севера со скрываемым облегчением вздыхает и улыбается львице.

На какой-то момент времени Шантэ опять отвлеклась, с неподдельным интересом наблюдая за возней своих малышей. Вот самый старший мальчишка громогласно, точно его папка, пищит на всю пещеру, выражая свое неподдельное возмущение этим жестоким миром. Правда воздух, теперь уже для него жизненно необходимый, закравшийся в легкие, обжигает малыша изнутри, отчего тот четко и ясно… икает! Кажется, что его братик, четвертый львенок по счету, услышал жалобный плач малыша, а потому как истинный родственник, немедленно подоспел к нему. Серые глаза Шантэ смеются. Она берет сначала одного львенка и аккуратно кладет обратно, поближе к мягкому животу, а затем подхватывает столь же бережно другого малыша и укладывает его рядом с первым.
Другой детеныш – это тоже был мальчик – вел себя невероятно спокойно. Он практически сразу наелся, а потому вполне довольный жизнью улегся спать. Кошка аккуратно провела языком по его крошечной головке, обдувая малыша теплом.

Ей пришлось отвлечься, потому что к тому моменту Ренита поднялась со своего места и обратила внимание Шантэ на то, что ей необходимо возвращаться обратно. У этой львицы тоже были дети: Леди севера это заметила не сразу, хотя отдаленно, во время родов, слышала детский писк. Хищница повернула голову в сторону выхода из пещеры. Она видела лежащую на полу незнакомку, а рядом с ней сидящего самца – видимо спутников жены Шенью – а подле них, кажется, копошились маленькие львята. Их не было видно, но периодически, то один, то другой пытались выглянуть из-под высокого тела Мао, чтобы посмотреть, чего там взрослые вытворяют без них.

- Спасибо, - с улыбкой ответила Шантэ, вновь посмотрев на Рениту. Ей бы тоже хотелось подняться, чтобы пообщаться с этой милой самкой наравне, но сейчас все, что было ниже живота, ее не слушалось. Боль отступила, но ноющие неприятные ощущения все еще не покидали роженицу до конца, - оставайтесь у нас столько, сколько вам будет нужно. В пещере лежит немного мяса, поэтому, если вам необходимо будет подкрепиться перед дорогой, можете воспользоваться этим.
Львица надеялась, что когда-нибудь она обязательно отплатит союзникам за то, что они помогли с родами. Она прекрасно понимала, что было нелегко идти вместе с такими маленькими котятами, поэтому Шантэ в полной мере оценила ту помощь и поддержку, которую оказал ей Шенью и его супруга. Когда Ренита отошла в сторону, Шантэ вновь воспользовалась моментом, чтобы переключить свое внимание на львят. Ей было так интересно наблюдать за ними: маленькие, практически пушистые, потому что уже начали обсыхать, недовольно ворчащие и смешные. Подумать только, ведь из таких крохотных львят появляются сильные и опасные хищники!

Девочка! Наконец-то дочь Леди севера бросается последней в глаза. Похожая окрасом на собственного отца, она имела такой же аппетит, как и у взрослого льва, и, кажется, ела за всех своих пятерых братьев. Шантэ улыбнулась, потрогав носом елозивший от вкусной еды комочек шерсти.
И снова мальчик. Шантэ усмехнулась: кажется, Траин перестарался с количеством наследников. Этот крошка чем-то очень сильно напоминал своего дедушку. Вот уж истинный Гарм – ничего не скажешь! Наевшийся от пуза, маленький тихонько пискнул и скатился прямо со шкуры, упираясь боком в спину одного из своих братьев. Леди севера особенно аккуратно и бережно, чтобы не разбудить, пододвинула малыша поближе к себе, согревая теплом своего тела.
Остался последний шестой детеныш – замерзший, но при этом крайне голодный. У Шантэ итак составило очень много труда, чтобы отнять его на пару минут от сиськи и умыть, а он уже вновь наполняет и без того шарообразный животик молоком. Окрас малыша не очень удивил львицу: кажется, Акера описывала своего отца – дедушку Шантэ – именно таким.

Какое разнообразие и пестрота красок…

Леди севера, довольная собой и своими малышами, теперь, наконец, могла и отдохнуть. Ей не терпелось дождаться Траина, чтобы показать ему этих прелестных малышей, чтобы услышать от него похвалу и умиление в глазах. Когда-то давно они сами были влюбленными детьми, мечтали о собственном прайде, мечтали жить бок о бок, но теперь сами стали родителями, взвалив на себя не только дополнительный груз ответственности, но и обретая настоящее счастье.

…Счастье и спокойствие длиться долго не может, когда ты являешься королевой прайда. Стоило только Шантэ положить голову на лапы, все еще не сводя глаз с детенышей, как у порога показалась смущенная морда Мтонго. Он заговорил и одновременно постучал лапой по камню, то ли обращая на себя внимание, то ли подобным жестом вопрошая о том, можно ли ему пройти дальше и вообще к месту ли он.

Леди севера повернулась на его голос и кивнула, выражая, таким образом, готовность выслушать доклад главы патруля. Параллельно с этим она инстинктивно прижала детенышей ближе к себе, как бы закрывая их собой от глаз льва, отчего малыши недовольно заворчали. Она, конечно, доверяла Мтонго, но ничего не могла с собой поделать, оберегая наследников прайда так сильно, как только могла.

Без причины лев бы не стал ее беспокоить; самец рассказал Шантэ о том, что в Братство пришли новые желающие. Незнакомец пожелал остаться с прайдом, а незнакомка искала кого-то и просила приюта.

- Понаблюдай за ними пока. Остальных львов и львиц тоже предупреди, но на тебя я надеюсь куда больше, - задумчиво сказала львица, - мне нужно будет пару дней на то, чтобы прийти в себя, а Траина еще нет на месте, - кошке хотелось бы отдать приказ Мтонго о том, чтобы он немедленно принялся за поиски Лорда, но львица понимала, что это все ее послеродовые желания и что у патрульных есть куда более важные дела сейчас. Траин уже не маленький котенок, за которым нужно бегать и искать его. Когда будет нужно, то он сам вернётся домой.

Именно в этот момент Шантэ расслышала какое-то бурное шевеление в чертоге. Кажется, Вёльва, тихо наблюдавшая за процессом до сего момента, воспользовалась случаем и уже успела всем сообщить о том, что Леди севера родила. Устало выдохнув, самка прикрыла глаза: она очень надеялась на то, что толпа львов и львиц не ринется сейчас поздравлять ее с прибавлением. Больше всего на свете ей сейчас хотелось выспаться и побыть со своими детьми.
Но не только филин оказалась виноватой в том, что в Братстве поднялась суета. Не прошло и двух минут, как львица расслышала восторженные крики Девил, а потом и ее голос, очевидно, обращавшийся к гостям. Сейчас этот сгусток энергии вихрем ворвется в пещеру к Шантэ, вот увидите.

- Можешь идти, Мтонго, - пробормотала львица. В ее голосе не были слышны нотки раздражения, скорее, некоторого смирения и приятной усталости. Многим было непривычно видеть ее такой, потому что обычно вся морда Леди севера выражала строгость и воинственность. После рождения детенышей она будто бы сгладилась и приняла очертания нежной заботливости.

«Раз», - внимательно слушая звуки, раздававшиеся за пределами пещеры, Шантэ уже могла примерно прикинуть, когда несносная дочка ворвется в покои королевы, - «два», - кажется, Девил уже прощалась с Ренитой и ее компаньонами, - «три!».

- Мама, мама я...!

«Я же говорила».

- Тсссс, - прошипела львица, но тут же улыбнулась, наблюдая за тем, как глаза Девил медленно раскрываются от множества запахов, в первую очередь, молока и крови. Подросток и без предупреждения догадалась о том, что вести себя теперь нужно очень тихо.

Львица потянулась к своей приемной дочери, ласково касаясь носом ее шеи. Затем Шантэ аккуратно отодвинула лапы, которыми ранее накрывала детенышей от Мтонго, чтобы показать теперь их Девил. Леди севера было приятно, что юная львица с глубокой и искренней радостью приняла новых членов их прайда. Ей самой хотелось поделиться с дочерью счастьем, поэтому самка сразу позволила подростку познакомиться с львятами поближе.

Слезы умиления катились из глаз Девил, что невероятно сильно растрогало самку. Шантэ никогда бы не подумала о том, что дочь покойной Мунаш успела так сильно привязаться к своим новым родителям и так искренне полюбить свою новую семью. Леди севера часто была строга с детенышами, которых Траин начал воспитывать из чувства вины; она редко когда дарила им ласку, на какую обычно не скупается родная мать, но со временем Шантэ сама прониклась к этим сиротам и по-своему полюбила их, стараясь воспитать достойно и не лишать простой любви и заботы.

- Не стесняйся, - прикрыв глаза, довольно сказала Шантэ, чувствуя, как смущенный ребенок прячет нос у нее в загривке, - плакать от счастья можно и нужно. Тем более оно случается с нами так редко.

На слова Девил о том, что они с Траином постарались, львица засмеялась. Очевидно, Лорд севера так долго ждал свою знойную подругу, что решил одним ударом наградить себя наследниками. Помучилась она, конечно, знатно, но оно того стоило.

- Ложись рядом, - шепнула львица, показывая на свободное место на чистом медвежьем «ковре». Юная самка выполнила просьбу матери, но потом почти сразу же вспомнила еще о чем-то, потянувшись к своей травяной сумке. «Вот неугомонная», - покачав головой, подумала Шантэ, с интересом наблюдая за тем, что подросток выкинет на этот раз.

- О! – только лишь смогла сказать Леди Севера, когда венок из пушистых цветов лег ей на шею, а язычок Девил коснулся щеки недавно родившей львицы, - Девил… - прошептала охотница, поднимая лапу и закидывая ее на шею подростку (благо львенка наклонилась достаточно низко). Львица привлекла юную охотницу к себе настолько, насколько хватало ей сил.
- Спасибо, - это тихое слово было произнесено Шантэ так, как никогда она не произносила его ранее. Глаза ее блестели от слез, грудь вздымалась, отчего цветы на ее шее шевелились и казались живыми.

- Ты уже дала им имена, да? – Шантэ отпустила юную самку, виновато прижимая уши. Она же совсем забыла об этом ответственном моменте, отвлекаясь то на гостей, то на патрульного, то вовсе наслаждаясь подарком дочери! Не порядок. Этот случай Девил решила загладить, попросив разрешения у Леди севера самой выбрать имя для одного из львят.
- Мария...
Шантэ опустила голову, посмотрев на маленький колобочек, который спал крепко, периодически дергая лапкой. Нежное имя, выбранное Девил, подошло этой девочке, несомненно, поэтому самка одобрительно кивнула.

- Это единственная девочка… - подумав немного, львица продолжила, - раз уж ты напомнила мне про имена, то и у меня есть кое-какие мысли. Этот – самый старший, - львица показала лапой на детеныша, окрас которого вбирал в себя оттенки обоих родителей, - я назову его Иккинг, - с улыбкой сказала Шантэ, встречая удивленно-смешнявый взгляд Девил, - он просто очень забавно кряхтит, и издает звук «Ик!» - Шантэ засмеялась собственным объяснениям. Наверно, сейчас ее старшая дочка покрутит у виска когтем, мол, мать ты рехнулась что ли – это же наследник!  Нельзя назвать его как-то более воинственно? В честь богов севера, например? Ну, Тор или Бальдр какой-нибудь? Или, на крайний случай, выбрать что-то более подходящее – Ингварр, Ормарр, Сигурд?

Но нет. Для Шантэ это были просто дети. Ее дети. Ее малыши. Король у нее был только один и это был Кову.

- А этот, - львица показала на светлого детеныша, мирно посапывающего в сторонке, - родился вторым. Пусть ему имя даст отец. Не справедливо ведь будет отнимать у Траина шанс назвать хоть одного львенка, ведь он все же постарался. И... – львица показала на серого маленького самца, который драл коготками медвежью шкуру, - этого малыша я назову Гином. Я где-то слышала, что это имя означает «серебряный». А вот этот, - Шантэ показала на темного львенка, который по-прежнему лениво спал, будто рожал тут он, а не его мать, - очень похож на моего отца. Я рассказывала тебе о нем? – самка подумала, а потом продолжила, - он будет носить имя Сверр. Я думаю, что мой папа непременно бы так назвал своего внука.

Утомленная долгим разговором, кошка посмотрела на последнего взъерошенного рыжего львенка. Он очень сильно напоминал ей о юге и матери. По югу она не скучала нисколько, а вот по матери – очень даже.
- Этот малыш будет носить имя Дэннис. Пусть не забывает о том, что его предки не только северяне.
Всё! Наконец-то фантазию можно засунуть глубоко и надолго и, наконец, насладиться отдыхом.

- А теперь я отдохну немного, - сказала львица Девил, - сегодня столько всего случилось, что мне непременно надо поспать.
Шантэ еще раз лизнула подростка в щеку, а затем, удобно примостившись к своим детям, уснула почти тут же, крепким и здоровым сном.
*Персонаж спит*

+8

146

На слова матери Девил улыбнулась, от чего дорожки слез побежали по щекам чуть быстрее.
"Я не стесняюсь. Или стесняюсь... Я... не знаю. Я просто очень счастлива", - в подтверждении этому она все продолжала улыбаться, после с замиранием сердца следя за тем, как королева принимает подаренный ей венок.

"Ей понравилось! Правда понравилось", - потихоньку тая и пригреваясь в родительских объятиях, львенка не сводила взгляда то с благодарного лица Шантэ, то с цветочного украшения у нее на шее.
Все это - просто эти объятия, слова благодарности - определенно стоили приложенных усилий. В этот самый момент Девил поняла это предельно четко, от чего по душе у нее разлилась новая волна тепла.

- Ты правда согласная? Да? Это здорово! Спасибо, мам, - Девил еще раз бегло поцеловала львицу в щеку, когда та одобрительно кивнула на предложенный Ви вариант имени. Но тут же отстранилась, готовая слушать, когда стало понятно, что королева хочет что-то сказать:

- Это единственная девочка… - разноглазая внимательно посмотрела на львенка, на которого указала ее родительница. Рассмотрела ее с самых крошечных ушей до тоненького неопушенного хвостика.

- Сестренка... - Девил легонько подтолкнула малышку носом, когда та, сытно наевшись, поползла в противоположную от материнского пуза сторону. Слово, слетевшее с языка черно-белой прозвучало как-то по-особенному. Необычно.

"А ведь раньше это я была самой младшей", - постепенно очевидные вещи заново осознавались ей, теперь уже с оглядкой на пополнение в семье. Еще одна счастливая улыбка осветила мордочку Ветты, стоило ей про себя в очередной раз проговорить имя коричневошкурой малышки, что окрасом своим так была похожа на отца.

"Мария... Да, оно правда подходит ей".

Остальных львят, кроме одного, назвала уже сама Шантэ. Слушала объяснения львенка очень внимательно, буквально впитывая каждое слово. Нужно же будет объяснить львятам, если они у нее потом спросят, почему их зовут именно так. Вот только...

- Иккинг... мама, а ты уверена? Он ведь... - "как это называется" - кронпринц.

Впрочем, когда мама объяснила ей в чем же тут была соль, она многозначительно хмыкнула. Смысл в этом был. А уж о правильности выбора имени тут же сказало то, что только что нареченный львенок звучно икнул, словно соглашась.

Девил захихикала и сдалась.

- Впрочем, ты права. Он действительно похож на Иккинга. А если кто-то скажет что ему не подходит это имя, я лично откушу этому льву хвост!

Стоило надеется, что шутка в была понятна верна и смысл был не в грозящем кому-то там членовредительстве, а в том, что в случае чего за наследников львенка будет стоять горой.
Уж она то сможет, если не задницу надрать, то достать до смерти.

- Гин... - Ветта повторяла каждое имя львят полушепотом, в большей степени даже для того, чтобы не забыть.

Имя было звучным. Коротким и емким, "немногословным". Словно сама Родина родившихся наследников.

- Сверр, - она кивнула. Но потом одумалась и помотала головой. - Нет, не рассказывала. Ты только говорила, что его зовут Фаер и он тоже король.
Это, конечно, было ответом на вопрос о том, рассказывала ли мать ей о своем отце.

- Дэннис, - Девил вздохнула так, словно бы сама придумала все оставшиеся четыре имени. Посмотрев на то, как устало выглядела мать, она виновато улыбнулась и хотела уже сама предложить ей отдохнуть, но Шантэ ее опередила.

- Да, конечно, спи крепко... - Девил улыбнулась, медленно поднимаясь. - Я тебя люблю, мам. Ты хорошо постаралась... Отдыхай.

Тихонько, на самых кончиках подушечек, она прокралась в сторону общего зала, где суматоха постепенно успокаивалась. По началу к ней было подскочили пару львиц, спросить о том, как себя чувствую Леди Севера и о том, что там с львятами, но после, получив ответы на свои вопросы, и они разошлись.
Девил тепло улыбнулась еще раз каждому члену чертога, оглядывая, как тот вместе со львами в нем буквально тонул в цветах. Прайдовые тихонько переговаривались, изредка лапами поправляя или поглаживая подаренные цветы, но в остальном все постепенно уже приходило в заведенную здесь норму.

- Джун, - она окликнула фенека, который словно только и ожидая этого, подбежал с самого выхода. - Ты же помнишь куда мы хотели сходить?

- Да, помню, - лис понятливо кивнул. - Только я поеду на тебе, а то меня сдувает обычно на той дороге.

Присев и подставив ушастому спину, она позволила тому на нее запрыгнуть и после медленно и неспеша побрела в сторону ледяной усыпальницы.

Ледяная усыпальница ...>

+3

147

Грустно… Чертовски грустно осознавать и становиться частью раскола собственной семьи. Быть тем, кто пытается потянуть одеяло управления паникой на себя и убедить мать в мифической безопасности внутри прайда, вреди других львов и львиц. Луриан сейчас мог поклясться, что продолжает ощущать на языке горечь влажной земли, но на самом деле на языке распространялся противный и липкий кус страха.  Он вызывал лишь желание сблевать за ближайшим камнем, но подросток упрямо стоял рядом с отцом и был согласен с ним во всем, а на слова собственного близнеца лимонный лишь огорченно цокнул языком. Хотя, чего ожидать от этой наседки?

Лев сделал шаг вперед, упираясь пристальным взглядом с морду сиблинга, пытаяс прочувствовать все переживания брата и не поддаться желанию жать ему по морде за такую трусость. Явную, прикрытую лишь заботой о семье, которая давно перестала состоять из молодых родителей и мелких детей под их лапами. Луриан и Луис давно выросли, но именно лимонный ощущал себя куда более взрослым, нежели близнец.

- Хватит жаться к мамкиному брюху, братец, - тихо пророкотал Лимон, продолжая упрямо смотреть в морду Луиса, - молочное время прошло, и мы уже не шарики на лапах, чтобы пищать и трусить хвостом из-за проблем. Беги – не беги, они никуда не денутся.

Сделав следом шаг назад, Луриан лишь рвано взглянул на мать, а следом на отца, уже куда более нервного и явно не желающего продолжать разговор с супругой. Развернувшись к матери и брату с сестрой боком, Луриан проводил растерянным и огорченным взглядом спину Люциана. Отец никогда на памяти подростка вот так не разрывал разговор на середине.

- Ты испугался собственной семьи? – кинула мама вслед отцу, лимонный и сам разделял эмоции Элики в этот миг, - хватит убегать! Убеди меня, дочь и сына в том, что здесь безопасно!

- Папа не испугался, мама, перестань! – не меняя позы, воскликнул подросток, лишь повернув голову к львице и оставшейся семье вокруг неё. – Он лишь… Он устал, мы все устали, но это не повод ругаться и искать правых, мамочка, папа подумает и вернется, тогда и видно будет, что делать дальше.

И видят боги, как был рад Луриан новости о рождении детей у королевы, тяжесть в груди улетучилась, сменяясь легкостью и желанием если не обнять, то хотя бы уже не бурчать на своего близнеца за его точку зрения. Получив от Девил цветочный подарок, наполненный ароматами тепла и этой забавной эмоциональности львицы, лимонный даже в цветах увидел схожесть с собой и братом. Пускай, Лу его и такого любит. Боднув брата плечо, подойдя к нему, подросток широко улыбнулся, смотря в собственное отражение – морду Луиса. Мама как раз покинула детей, отправившись спать.

- И не смотри на меня так, наши родители еще вернутся к этому разговору, а пока пусть мама поспит, ей это так же важно, как и отцу свежий воздух. У него итак дел много, дозор отнимет много сил… Видимо, мама не понимает этого.

Лишь мысли лимонного, не более. Но что сказать Мирай, соей младшей сестре, такой нежной, любимой безгранично любимой? Лимонный не знал, да и на девочек начал поглядывать уже не так, как раньше, а потом серьезно подвис, разглядывая мордашку младшей сестренки.

- Дом там, где семья, сестрица, но каков будет наш дом, если отец пойдет не по собственному желанию или не сможет переубедить мать? Даже став взрослыми мы по-прежнему не можем повлиять на наших родителей, словно мы котята молочные.

И настроение снова поехало куда-то не туда. Отвлеченный мыслями о проблемах родной семье, радости рождения детей короля и королевы, Лу упустил миг побега Ательстана следом за отцом. Если бы он только знал, чем аукнется эта невнимательность всей семье уже совсем скоро...

+4

148

Она говорила от чистого сердца, старалась подбирать слова, которыми всё же сможет достучаться до отца и брата, сможет убедить их покинуть это проклятое место и отправиться на поиски нового дома. Дома, где она сможет раскрыть себя и приносить пользу, где сможет ходить с ними на прогулки, не боясь, что замёрзнет до смерти. Где ей не придётся днями напролёт созерцать лишь серые стены чертога и любоваться крохотным клочком, который видно с выхода, пока остальные резвятся и свободно гуляют по территории. Однако утонув в своих мечтах о лучшем будущем она совсем позабыла, какие же упрямые у неё отец и брат. Несмотря на свою долгую речь, тщательно подобранные слова и поддержку матери с Луисом они не слышали и не хотели слышать. Отец пообещал подумать над словами семьи, но уже по его недовольному взгляду и раздражённой походке Мирай понимала, что он не согласится несмотря ни на что. Она слишком хорошо знает своего отца и все его привычки, чтобы ошибиться. Вот только чего это он так упирается и не хочет покидать Север, где всегда серо и холодно, тем более когда прошла такая вереница смертей, она просто не понимала. Что может держать на Севере, если семья отчаянно просится на Юг?

- Спасибо, мама, - благодарно прошептала самка, когда Элика ласково коснулась её бока и шеи. Присутствие матери и её поддержка не давали юной львице опускать лапы и переставать надеяться, что когда-нибудь она будет по-настоящему счастлива. Может им всё-таки удастся достучаться до упрямого Люциана и заставить его всерьёз задуматься над их словами? Но стоило отцу бросить злобный взгляд в сторону жены после её слов, а Луриану угрожающе зашипеть на своего близнеца, и её надежда выбраться из этой чёртовой клетки дала трещину. Она никогда не умела легко переносить потери, никогда не хотела видеть, как погибают её друзья и близкие (да кто вообще захочет пережить такое?), все дни после захоронения львиц страдала, чувствуя горечь остальных и переживая её вместе с ними. Но это, похоже, не волнует ни Луриана, ни Люциана.

- Неужели нужно умереть кому-то из нас, чтобы он прислушался? - тихонечко вслед прошептала львица, провожая печальным взглядом отца, поспешно вышедшего из чертога. Люциан смог пережить гибель соратниц, его не тронула пропажа Киллиана так, как тронула Мирай, он смог справиться с пропажей Траина. Но если погибнет член его семьи, останется ли он на севере? Что будет, когда в ледяной усыпальнице будет лежать тельце его дочери, не справившейся с горечью потери или холодом севера? Что же почувствует этот серьёзный, хмурый воин, когда среди старух, взрослых воительниц, погибших от лап медведя, будет лежать Мирай, такая юная и прекрасная?

К счастью к ним подоспела счастливая Девил, тут же начавшая всем раздаривать цветы и радостно кричать о празднике. Львица покорно наклонила голову, чтобы подростку было удобнее надевать венок (хотя это было необязательно, учитывая малый рост серебристой). Мирай устало улыбнулась девчушке, догадавшись о причине такой радости воспитанницы королевы. Сразу же её озвучила Элика, и Мирай кивнула, молчаливо соглашаясь с ней. Новость о рождении наследников безусловно была невероятным событием, и по этому поводу королева наверняка устроит праздник, но мысли серебристой были слишком заняты тоской по родному дому, где она была рождена, чтобы начать мечтать о празднике. Она ещё не оправилась от гибели Сури и пропажи лучшего друга, чтобы так быстро начать праздновать.

- Да, хорошо, - кивнула матери львица, нежно боднув её плечом и проводив взглядом. Элика знатно утомилась после похорон, слежения за детенышами и ссоры с Люцианом, так что она заслужила отдых больше, чем кто-либо другой. Сначала Мирай хотела отправиться вслед за ней, чтобы обдумать слова брата с отцом и заодно отдохнуть, но реплика брата остановила её.

- Каков будет наш дом, если отец пойдет не по собственному желанию… - повторила серебристая, опустив глаза и хлопая большими ресницами, -  а каков наш дом сейчас, если трое находятся здесь не по собственному желанию? Мы просто отправимся на поиски более безопасного дома. Даже если это будет небольшая нора на равнине, но при этом там будете вы и не будет белой смерти, я и это домом назову, - Мирай мечтательно вздохнула, мельком посмотрев в сторону выхода из чертога. Она может любоваться закатами, восходами и звёздами только оттуда, и тихонечко мечтать, как однажды сможет долго-долго резвиться вместе со всеми, а не блуждать во мраке пещер в гордом одиночестве, - а ещё если там будет тепло. Чтобы я могла гулять со всеми до самого заката! И чтобы могли смотреть на звёзды, как в детстве. Я снова хочу ловить летающих жучков! Вы…вы помните, как мы ловили их? – она глянула на близнецов, впервые после смерти львиц выглядя действительно счастливой. Сейчас она вновь напоминала наивную девчушку, когда-то бегающую по джунглям, ловящую жучков и представляющую себя принцессой. Детство - пожалуй самое счастливое для неё время. Она не думала о смерти и об опасности, не видела ссор родителей. Она просто весело пела, бегала с братьями, другом и сестрой и наслаждалась жизнью, - А помните, как трава щекотала наши животы, пока мы добирались сюда? Помните, каким тёплым было солнце? А ещё всё выглядело таким… таким живым!

Но жестокая реальность снова ударила в голову. И чего это она так размечталась? Сейчас не время поддаваться воспоминаниям и выглядеть, как маленькая дурочка. Она нужна семье. Она нужна матери и брату, должна помочь уговорить Луриана и Люциана. Разве станут они слушать маленькую девочку, мечтающую ловить жучков и греть бока на солнышке? Нет. Она уже должна стать серьёзной леди, способной говорить на равных.

- Ладно, вам двоим нужно отдохнуть. И кстати, - она начала мяться, неуверенно переступая с лапы на лапу, - Если нам не удастся уговорить тебя и папу, то я хочу пойти искать Киллиана. Вдруг он… - тут Мирай осеклась, до боли прикусив язык. Одна мысль о том, что ей придётся смириться с пропажей друга и его возможной гибели заставляло сердце больно сжиматься. А стоило подумать о том, что среди сугробов этой ледяной пустыни они найдут его замёрзшее тело... Но сглотнув и немного нахмурившись, стараясь хоть немного держать позитивный настрой, она продолжила, - … если он всё ещё жив, то я хочу найти его и попытаться понять, почему он всё ещё не вернулся. А если нет… то я хочу похоронить его. Как положено, рядом с Сури. Он заслуживает лучшего.

Мирай шумно вздохнула, взглянув в сторону пещеры, куда ушла мать. Похоже они уже все знатно утомились, и она не исключение.

- Пожалуй нам всем и правда нужно отдохнуть. Подумать над словами и подготовиться к длительному семейному совету. Не думаю, что мама с Луисом быстро сдадутся, верно, Луи? А если и так, то придётся мне одной пытаться вас всех уговаривать. Не уходить же мне одной, верно? - усмехнулась львица, вставая и медленно уходя в сторону семейной пещеры. Там она легла рядом с Эликой, свернулась калачиком, как домашний котёнок, прикрыла нос хвостом и быстро уснула с единственной мыслью:

"Завтра будет новый день, завтра будет легче."

Персонаж спит.

Отредактировано Мирай (5 Сен 2018 22:51:52)

+3

149

Мама не ответила и даже забавно повернутая голова сына никак не повлияла на её молчание. Мамочка словно задумалась о чем-то важном, только подойдя к сыновьям и Мао с Амади. Этот пока еще незнакомый Орею дядя казался уже таким забавным, особенно на фоне мамы. Она же может просто на него сесть! И будет мягко. Хихикнув в лапы, да смотря на Амади, львенок дернул ухом на слова своей няньки и закатил глаза, точно он тут уже такой взрослый и умный, а остальные дети малые и ничего в этой жизни не понимают.

- Потому и пихаю, брат ведь! - ответил львенок и снова пнул брата, стоило ему только попытаться подойти поближе.

Орей любил Агрия, да и как не любить того с кем родился в один день и одно молоко насасывал? Но было что-то такое странное в старшем львенке, сродни желанию в первых дней, еще слепым, подпинывать брата и пытаться показать себя лидером. Однажды, как помнил сам Орей, папа почему-то глухо рыкнул на сына, когда тот прям на его глазах куснул Агрия за попу. Папа тоже иногда такой странный.

Шлепая передними лапами перед собой и разгоняя пыль вокруг себя, львенок всё ждал, когда мама скажет, что пора домой. Или кушать. Да, лучше кушать! Но вместо слов матери к близнецам не просто подошла, а прям подлетела другая львица. И тоже большая! Для маленького Орея она была не такой большой, как мама с папой, но уже сейчас львенок во всю смотрел в её разноцветные глаза и почему то был уверен, что уже слышал этот радостный, полный эмоций, голос. Он то и заставил отодвинуть детскую лень подальше и резко подпрыгнут на все лапы, чтобы тут же принять подарок в виде чего-то... Странного? А что будет делать маленький львенок с чем то странным? Правильно, пробовать на язык.

Орей, широко выпучив свои янтарные глаза уже было раскрыл пасть и приготовился впервые в своей жизни попробовать что-то помимо материнского молока, но предстоящее удовольствие, как ему казалось, испортила эта же самая, разноглазая львица, впихнув странную штучку в маленький пучок шерсти между ушей Орея.

- Ээээй! - обиженно протянул львенок в спину ушедшей, а затем начал обиженно, сопя и ворча себе под нос, пытаться вытащить цветочек и все-таки попробовать его, пока еще кто-то не забрал цветную штучку с забавным запахом.

+3

150

- Мирай! - внезапно голос по-мальчишески высоко дрогнул, как лезвие пилы. Когда сестренка менторским тоном заговорила, то заставила Луиса округлить синие-синие глаза до невероятных размеров. В них плескалась растерянность, пускай и заметная, но сдержанная. Она совсем немногим младше него и намного ниже (не фактор, а наблюдение), а говорит так уверенно, смело (по меркам лимонного), озвучивая все те мысли, что не решался высказать робкий Луис.

Луис всегда в первую очередь оставался Луисом, самим собой. Потом он был как раз-таки сыном и братом. И лишь потом юным приемным воспитанником севера. А тут его заставляют поверить в то, что он в первую очередь – винтик чужого королевства, а лишь потом - родная кровь. Страшная мысль, плохая мысль, она не нравилась Лу, муравьями ползая под шкурой. Он стоял и смотрел растерянно куда-то в переносицу Мирай, молча, секунд тридцать. Любое королевство может быть падет хоть завтра, да запросто. Как муравейник разрушить. В то время как семья... Ну вот смотрите, если муравейник можно разрушить, то что может статься с общей кровью, бегущей по жилам? Он ведь навсегда останется Луисом с материнскими глазами, отцовской переносицей, длиннющими лапами и материнскими ушами. Никто этого не отменит.

Наконец, голос брата помог Луису очнуться от своих невеселых дум. Растерянно моргнул под пытливым взглядом Луриана. На несколько мгновений повисло неловкое молчание. Лу лихорадочно соображал, как бы убедительней парировать упрямый выпад близнеца, и наконец осторожно заговорил:

- Я не могу не бояться, Луриан. Северное братство – не мой дом. Я всегда буду здесь изгоем. Ты же знаешь. Я же совершенно не умею драться. Что толку ото льва, который не хочет забирать чужие жизни? Ты же знаешь, для меня любая жизнь - священна. А для северян по крови забрать чужую жизнь - развлечение. Слишком страшно. Думаю, что со временем, я наконец-то переберусь в горы и поселюсь там. Там бескрайние просторы, а самое главное - тишина и свобода. Представь только себе - весь мир перед тобой, как на подушечках лап, а ты смотришь на него сверху и видишь все, что происходит. Я знаю, ты не хочешь меня терять, но я никуда не денусь. Ты только позови и я приду, потому что я у тебя тут... - он склонил свою морду к груди близнеца и прижался к ней щекой, слушая биение его сердечка, закрыв при этом глаза. - В твоем сердце... - тихо прошепчет он, улыбаясь.

- Я всегда мечтал о сильном и независимом брате, таком как ты, который будет холоднее разумом, нежели я, умнее, а самое главное - упертей. Я уверен, перед тобой открыты все грани, главное ведь найти свой путь. Главное понять, куда же все-таки его держать и к чему стремиться. – Луис наконец замолчал. Зачем говорить больше, ведь все, что он услышит в ответ - молчание, или же очередное обвинение в детской не по годам наивности... Лу и так уже произнес необычайно много слов, что было ему абсолютно не свойственно. Наверное, потому, что он был растерян, потерян, и все еще являлся в чем-то ребенком. Ребенком, который понимает слишком много даже для старика. Но все равно ребенком.

После того, как отец еле сдерживая злобу удалился прочь, Луис встал, как вкопанный, с мученическим и растерянным выражением на меланхоличной морде. И что ему делать? Нет, он не боялся ослушаться слов Люциана и выставить себя каким-то не таким, ведь даже когда он пытался вести себя по всем канонам, какая-то деталь его поведения заставляла выделять подростка, маркировать его, как не совсем обычного...

Когда лимончик услышал радостный крик юной Девил, то его сердце замерло и перестало бить на некоторое время. Он был столь жизнерадостным и прекрасным, что даже дыхание сперло. Конечно, он догадывался, по какому поводу торжество. Новорожденные принцы и принцессы через какое-то время с радостью помучили бы Луиса, а он в свою очередь в какие-то определенные моменты их жизни являлся бы  к ним словно рыцарь на божьей коровке и спасал их маленькие шкурки из какой-нибудь беды или просто был крайне добр и возил у себя на спине. В общем-то, сейчас ему было очень тепло на душе, он был по настоящему счастлив. Складывалось ощущение, что легкие заполняются приятным розовым туманом, от чего он даже в глазах начинает стоять. Ее приятный запах подаренных цветов забил ему ноздри, легкие и даже само сердце.

- Девил! Как же ты порадовала меня. Сейчас от радости прямо тут и скопычусь! Жалко лакомств никаких нет. Так бы обязательно чем-нибудь угостил, - он добро улыбнулся Девил и  подоспевшему Луриану – даже у близнеца настроение заметно подскочило от такого нежданного подарка, наполненного теплом. Луис в ответ вглядывался своими блестящими глазами в морду Луриана, пытаясь читать его, видеть, но на самом деле, он просто хотел запомнить его такого, жизнерадостного и улыбающегося, в цветах,  как можно лучше, чтобы никогда-никогда не отпускать этот образ из души. На слова брата он решил ничего не говорить, но стоит так же отметить, что Луис все-таки слегка нервничал, ибо если папа и будет в категорическом несогласии, когда они снова продолжат этот неприятный разговор, то непонятно к какому конфликту это все может привести, а значит надо действовать крайне осторожно.

Безопасный дом, о котором вслух мечтала Мирай… Сладкое слово, пожалуй. Хочется дышать им полной грудью: вдох-выдох, вдох-выдох... Наслаждение. Что и говорить, приятно было думать что они всей семьей возьмут и уйдут отсюда.

- Ах... далеко от снега, медведей, всей этой...тягостной суеты. Я так скучаю по теплу и траве… и даже по жучкам, - он улыбнулся. На душе царило какое-то спокойствие, нирвана что ли. В их с сестрой воображении сейчас все было каким-то другим, более... другим, в общем. Хоть в мыслях жизнь у них налаживалась. Луис с неким прищуром посмотрел на Мирай и кивнул, расплывшись в радостной улыбке. Он был действительно рад, что у него была единомышленница. Завтра они постараются отстоять свою позицию. Может, папа перестанет так неистово дуться. Луис усмехнулся данной мысли.

- Мирай…- тихо сказал Луис, прежде чем сестра уйдет спать. - Я попробую что-нибудь придумать, дабы все пришли к миру и согласию. А сейчас думай пожалуйста о том, что тебе нужно хорошо выспаться, - голос Луиса был очень спокойным, тихим, убаюкивающим. Завтра предстоит важный день. И он никуда не отпустит сестру в одиночку, даже если не удастся договориться с остальными. Пойдут бродить по свету вдвоем.

А пока усталость все-таки брала верх. Лу вскоре устроился поудобнее рядом с Мирай и Эликой, ощущая их тепло и сладко засопел.

Персонаж спит

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог