Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог


Великий чертог

Сообщений 241 страница 270 из 282

1

http://sg.uploads.ru/LUxf3.png

Вход в логово надёжно скрыт с глаз посторонних острыми скалами – они щёрятся будто пики, встречая нежеланных гостей. Чтобы попасть внутрь, необходимо пройти по узкому каменному намосту, возвышающемуся над расщелиной. Узкий проход, рассчитанный на одного взрослого льва, ведёт вниз. Широкие ступени, созданные природой в недрах горы, спускаются в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могут расположиться львиные семьи. Солнечные лучи пробиваются в трещины в потолке и большой проем в одной из стен, разрезая темноту светом и переломляясь в разбросанных тут и там небесно-голубых кристаллах.


Ближайшие локации

Каменистое подножье


Первый пост в локации
Пометка для всех, кто в локации

Эльтэре и Луна находятся в другой части пещеры, поэтому наши группы пока что никак не взаимодействуют друг с другом (наша группа зашла с другого входа). Если кто-то изъявит желание изменить ситуацию – свяжитесь, дабы не возникло недоразумений.

<<< Каменистое подножье

Пещера под горой могла растянуться на мили, петляя узкими коридорами и лабиринтами. Узкий проход, рассчитанный на одного льва, вёл вниз. Спускаясь по ступенькам, созданным природой в недрах горы, Кову придирчиво осматривался и прислушивался. Он слышал шаги Люциана и Эвальда, но никакого другого шума не было. Логово казалось мрачным и неприветливым изнутри, оно щёрилось отрогами, как клыками страшного зверя, и поглощало их без надежды вернуться. Неприветливое место будто намеренно пыталось запугать львов и развернуть их назад – чужакам здесь не рады.
Одиночка стоял на своём. Он остановился недалеко от спуска в пещеру, не закрывая собой прохода, чтобы Люциан и Эвальд смогли спокойно поравняться с ним и осмотреться. Внутри было сухо и, что не менее важно, - отсутствовал снег. Место казалось вполне пригодным для жизни или временного пристанища. Лучи восходящего солнца пробивались в трещины на стенах, разрезая темноту светом. Мрачное подземелье превратилось в просторную пещеру с множеством ходов и углублений-пещер, где могли расположиться семьи. Их труды были оправданы – Айвор не подвёл его. Груз ответственности на плечах Траина стал легче, а его опасения отступали под натиском облегчения и радости. Они дома.
- Главное, чтобы этот дом не оказался с другими жителями, - подумал лев, продвигаясь дальше. Им наверняка не хватит и дня, чтобы изучить все ходы и пещеры, но основная – была свободна, как и закоулки рядом с ней.
Убедившись в том, что внутри никого нет и тени не скрывают недоброжелателей, Кову повернулся к выходу из пещеры, подал сигнал львицам снаружи, приглашая их с детьми войти. Они получили желанную возможность отдохнуть, согреться, не страдая от холода и колких объятий снега. Первостепенная задача была выполнена, но оставались другие. Мысли о том, что поблизости могут находиться другие львы или иные хищники – не давала одиночке покоя. Он был в ответственности за этих львов и должен был предпринять все меры предосторожности. Чужаки, чума, холод и голод – всё это наваливалось одно за другим, требуя к себе внимания. Пока основная масса их братства будет отдыхать в пещере, давая отдых телам, необходимо позаботиться о безопасности и пище.
- Я пойду, осмотрюсь снаружи. Заодно проверю, как далеко находятся стада животных, и есть ли что-то поблизости, - обратился он к старшим. – Полагаю, что лавина могла спугнуть травоядных, но будем надеяться на лучшее.
Это вполне обоснованное опасение. Как бы ни хотелось это признавать, но лютый холод, непривычным жителям тёплой или жгучей саванны, - причина, которая погонит стада дальше от источника опасности. Нетронутыми оставались плато со склоном и восточное подножье, через которые пролегал путь их братства. Возможно, что некоторые из травоядных спрятались переждать непредсказуемую стихию именно там. Стоило всё тщательно перепроверить, чтобы после выстраивать план действий и продумать все варианты.
- Вы пока отдыхайте. Айвор останется здесь. Он будет следить за входом и предупредит об опасности, если увидит чужаков поблизости.
Кову не хотел тянуть за собой других львов и львиц – все они устали. Измываться над самками и детьми – высшая степень наглости и его несостоятельности как лидера. Тянуть с собой самцов – подвергать опасности остальных. Их не так много, чтобы оставлять самок одних на попечительство тетеревятника, а Люциану и Эвальду нужны силы на тот случай, если эти земли окажутся не столь доброжелательны, как и их обитатели.
Один измотанный лев – лучше, чем трое. В особенности на тот случай, если им действительно понадобится защищать своих от чужаков. Кову не мог присоединиться к остальным и терпеливо ждать, когда тело перестанет ныть от продолжительного перехода и сумасшедшей гонки со снегом. Мысли не дадут покоя ни голове, ни лапам. Это лучший способ не тратить время на пустое и нагло дрыхнуть в пещере, когда хватает забот и проблем.
Предпринять все меры предосторожности и озаботиться пищей, а потом уже отдыхать. Выстроив для себя список первостепенных дел, Кову направился к выходу из пещеры, надеясь на то, что за время его отсутствия ничего не произойдёт.

>>> Долина горячих сердец

[formatgic=sidewindow]
Первая очередь:

Арон
Мериад
Хэмиш
Фредерик

Вторая очередь:

Лани
Мария
Сверр
Мастер Игры
Дэннис

Третья очередь:

Астрид
Ло
Хлоя
Хью
Малихар

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

Также в локации:

Иккинг, Йап, Шантэ, Дент (спит), Мунлайт, Октавиан (спит), Ридеваль, Улла (NPC)[/formatgic]

Отредактировано Кову (29 Ноя 2016 14:33:34)

+5

241

Быть Леди Севера — тяжело. Приходилось брать на себя ответственность за души других животных, но контролировать каждого незримым оком — невозможно. Шантэ прекрасно понимала, что ее решение сейчас предопределит будущее Северного Братства. Она хочет, чтобы это будущее было счастливым: чтобы ее дети смогли вырасти и познать мир (или, быть может, даже завоевать его), чтобы ее друзья и товарищи спокойно отживали свой век в довольстве и безопасности, чтобы другие жители северных земель ничего не боялись. Все вокруг готовы ее поддержать, дать совет и защитить, но окончательное решение останется только за ней, а значит, тысячи жизней на ее территориях зависят только от нее.
В глубине души Шантэ колебалась: молодая, неопытная, мать-одиночка, что могла она перед лицом снежной смерти? Но тут же, окинув взглядом пещеру и видя светящиеся глаза своих собеседников, самка вспоминала, что не одна, и именно в этом заключалась сила Северного Братства, именно этого хотел и Траин.

Первым, как ни странно, подал голос Арон. Слабый телом и, как думала львица, духом, он все-таки слушал и слышал. В его сердце оставалось место для чувств, он старался принимать участие в жизни прайда, который спас его, а значит, подумалось Шантэ, он не безнадежен и будет жить. Она кивнула самцу, улыбнулась одними уголками губ, самая не зная почему: то ли в качестве благодарности, то ли от радости за него. 

Всегда серьезный Федор оставил свое мнение при себе, но по его виду львица поняла, что он, кажется, оставался доволен решением королевы, впрочем, как и остальные присутствующие. На морде Теона показалась задумчивость. Шантэ понимала, что ее действия, возможно, не самые лучшие в данной ситуации, но идти в бой с плохими воинами все равно, что намеренно подставлять себя под удары когтей и зубов. Сейчас ее задача обезопасить прайд, а потом можно поговорить и о войне.

Ахтыж!! — внезапно прикрикнул Теон, подорвавшись на месте. Леди Севера удивленно взглянула на самца и на миг заприметила мелькнувшую рыжую шубку… очень знакомую рыжую шубку, надо сказать. В эту же секунду со стороны входа в импровизированную пещеру влетела воинственная маленькая леди, желавшая поскорее защитить брата от незадачливого молодого самца.

Все это произошло настолько быстро, что Шантэ даже не сразу поняла, что происходит. Она мелко заморгала, наблюдая за тем, как Мария «подкатилась» к брату, и как Теон поспешил ретироваться, осознавая, чьего ребенка чуть не прихлопнул. Наблюдая за всей развернувшейся картиной, первая мысль, что пришла львице в голову — надавать горе-нянечке по жопе. Естественно, при виде собственных детей, Шантэ совершенно забыла и о Ходоках и даже об Ароне, который все еще оставался здесь. Для Леди Севера был немыслим тот факт, что ее львята ослушались ее наказа, а главное, что они совершенно одни бродили в стенах чертога и могли нарваться на любую неприятность, хотя львица прекрасно понимала до этого момента, что в чертоге безопасно и бояться точно нечего. Но на деле нервная молодая мать в первые минуты лицезрения своих чад без присмотра может надумать все что угодно.

Львица большими размашистыми шагами направилась в сторону маленьких непосед; по грозному разозленному виду Шантэ было понятно, что малышам наказания не избежать. Мария взяла на себя непосильную ношу принять весь удар на себя, но в данный момент времени ее мама смелость дочери едва ли оценила.

Стоило только услышать из быстрого потока слов малышки слово «ходоки», сердце Леди Севера невольно сжалось. В данный момент времени она желала только одного: наказать детей, наказать сильно и больно, чтобы никогда они больше не выходили куда-либо за пределы пещеры ради их же безопасности. В этот момент на морде львицы, пожалуй, отразилось такая злость, что малыши могли бы запросто напугаться, но когда Мария закончила говорить, упомянув какое-то диковинное слово «сидоки», у Шантэ вновь что-то щелкнуло внутри, напоминая о том, что ее львята — всего лишь дети, которые и так слишком долго просидели в своей пещере.

Надо успокоиться. Нельзя запирать их в одном месте и наказывать, ничего не объясняя, ведь они всего лишь стремятся изведать мир — это нормально. Шантэ невольно вспоминала себя в их возрасте, где уж там ей хотелось только сидеть и лежать, когда весь мир вокруг был таким интересным и нуждался в ее вмешательстве? 

Вы у меня станете «лежаками», если еще раз ослушаетесь меня, — строго сказала кошка, — марш обратно!
Шантэ подтолкнула львят носом, поскорее уводя их из пещеры.
Ходокам не нужна ваша помощь, — проговорила она напоследок, — а вот всем нам помощь понадобится, если мы встретимся с ними.
Леди Севера вдруг осеклась и задумалась. Она хмуро зашла в своды чертога, пропуская детей вперед: Девил играла с другими львятами, поэтому, видимо, не сразу заметила сбежавших. Тяжело вздохнув, она еще раз оглядела своих малышей, а в мыслях снова были только Белые Ходоки: никогда они не дадут ей покоя!

Кошка не хотела поселять в сердца своих детей страх. Она видела, что из этого выходит на примере других львят и матерей: все они трясутся при упоминании Белой Смерти, потому и не способны защитить свой дом. Шантэ не хотела, чтобы ее дети стали такими же, она полагала, что львят нужно учить смелости и осторожности. Только так они смогут защитить себя и свою семью. Но разъяснить это львятам львица не решилась: она смотрела на их маленькие воодушевленные мордочки и боялась, что в силу возраста малыши просто напросто не поймут то, о чем она говорит.
Вот я хотела познакомить вас сегодня с другими членами нашего большого прайда, а вы меня разочаровали, — нарочито грустно проговорила Шантэ как бы невзначай, усаживаясь возле входа в комнату, — как же вы будете кого-то спасать, если вы такие непослушные? Буду вас бесконечно ругать… наказывать… а где же вы время для приключений возьмете?
Львица посмотрела на львят, оценивая их реакцию.

Если вы мне пообещаете, что будете слушаться меня, то прямо сейчас вы сможете выйти и поиграть в общей пещере.

Ну, какой же львенок откажется от такого соблазна? Собрав всех детей в кучу, Шантэ, наконец, вывела их в чертог. Поприветствовав львиц и дав некоторое напутствие львятам вроде «не мешайте взрослым» и «будьте у всех на виду», взгляд ее вдруг остановился на очень знакомом молодом льве, который не то беседовал с Бейлфаером, не то осматривал его. Кошка пригляделась и через несколько секунд узнала в подростке Фредерика.
Сколько же она его не видела? Месяца три или чуть больше? Самка сначала не шибко-то и беспокоилась, полагая, что юный самец ушел по собственному желанию в странствия (хотя Траин и несколько других львов пытались его искать), но сейчас, после череды всех несчастий, что свалились на голову Братства, львица допускала такую мысль, что и маленького лекаря, возможно, по чистой случайности занесло в Края Вечной Зимы, где его могло убить. Фредерик не был Шантэ также близок, как Девил, которая стала для самки родной дочерью, но она переживала за него не меньше, чем за других членов Братства, тем более, учитывая его еще совсем юный возраст. Именно поэтому в львице взыграли примерно те же чувства, что и при виде сбежавших из пещеры львят, но с разницей лишь в том, что Фредерику досталось потом куда больше, чем малышам, ибо ответственности на нем — тоже больше.

Без приветствия и каких-либо объяснений, прямолинейно и сурово, Леди Севера подкралась к подростку и, не церемонясь, схватила его за ухо, от души потянув на себя.

И где тебя носило, а, негодник? — прошипела она, теребя Фредерика из стороны в сторону — не так уж и больно, но вполне ощутимо и неприятно, — ты почему не предупредил, что сам ушел, а? Ты почему так безответственно повел себя? Как тебе не стыдно? Мы ведь переживали и искали тебя! — последний рывок был особенно сильным, после чего львица отпустила несчастного подростка и, оглядев его с лап до головы, все-таки сказала в сердцах, — ну, главное, что живой и здоровый вернулся!

+8

242

—→ Каменистое подножье

Пусть снаружи и было далеко не настолько холодно, чтобы зябко дрожать, переминаться с одной остывшей лапы на другую и в целом думать только о том, как бы поскорее очутиться в тепле, после поздней вечерней прогулки оказаться внутри Великого чертога, согретого дыханием живых существ, собравшихся под его сводами, было приятно. В общей пещере из разных углов доносился тихий шум обычных вечерних разговоров, которые вели между собой члены братства, обмениваясь впечатлениями от случившегося за день перед тем, как отправиться спать. Фёдор не стал присоединяться ни к одной из негромко беседующих компаний, будучи совершенно не заинтересованным в своих сопрайдовцах, и вместо этого сразу проследовал к отдалённо расположенному углублению в стене, где хранились запасы целебных трав, предусмотрительно собранные здесь местными лекарями для того, чтобы в критический момент всегда иметь нужное лекарство под лапой и быть способными быстро оказать необходимую помощь больным.

Арон, как и следовало ожидать от непривычного к местному климату зверя, к тому же проведшего долгое время во льдах, совершенно не имея при этом возможности защититься от холода, был болен. Насколько серьёзным являлся его недуг, шаман ещё не знал, однако по тяжёлому, прерывистому дыханию, заторможенности движений и высокой температуре тела он мог определить, что бродяга мучается от сильного жара. Сбить его (после того, как у Ларри появилась отвратительная привычка время от времени куда-то надолго пропадать, черногривому пришлось взять роль лекаря братства на себя) Фёдор намеревался старым проверенным средством - адиантумом. Немного разжевав кисловатый на вкус лист этого папоротника, недостатка в котором среди прочих трав не было, он поместил получившуюся массу в тот же самый растрескавшийся по краям старый черепаший панцирь, в котором уже как-то носил своему пациенту крепкую сонную настойку, и на дне которого вновь скопились невычищенные остатки талого снега. Адиантум был слишком сильнодействующим средством, чтобы применять его просто так, никак не смягчая действие, так что прежде всего его необходимо было размочить в воде. Испытать нежелательные побочные эффекты на себе, случайно проглотив немного при разжёвывании, Фёдор при этом совершенно не опасался - в конце концов, он достаточно хорошо умел обращаться с травами, чтобы этого не произошло.

Закончив, лев взял свою ношу в зубы и направился в маленькую изолированную пещеру, где с недавних пор обитал больной. Арона он застал ещё спящим, хотя уже некрепко, обычного в таком случае мерного дыхания было почти неслышно. Ясно, что для пробуждения тому требовался всего лишь какой-то слабый раздражитель извне.

Поставив чашу с адиантумом на пол пещеры, в достаточном отдалении от спящего, дабы тот по пробуждении случайным неловким движением не опрокинул её, Фёдор положил лапу ему на плечо и несильно потряс. Бродяга очнулся практически сразу же, подняв в его сторону тяжёлую от сна и болезни голову, непонимающе щурясь сквозь ещё мутные глаза, с трудом способные сконцентрировать взгляд.

- Извини, что прервал твой сон, - начал Фёдор с дежурной вежливости, дабы показать, что разбудил он его не с дурными намерениями, - но тебе надо принять лекарство.

офф

Лот Адиантум на Арона

Отредактировано Федор (20 Апр 2020 22:22:40)

+3

243

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Федор дает Арону сильное жаропонижающее (лот "Адиантум" в кол-ве 1 шт. списан с профиля Федора), благодаря чему у последнего быстро спадает температура. Еще три поста у персонажа будет сохраняться небольшая слабость и головокружение (и, как следствие, антибонус "-1" на любые действия), которые тоже можно будет снять лекарствами, но в целом он уже идет на поправку.

0

244

И опять его не услышали, блин!

Несмотря на свой достаточно мелкий возраст, Икк испытал вполне естественное раздражение, когда некстати отвернувшаяся в сторонку Девил благополучно пропустила его вопрос мимо ушей — не специально, конечно же, но все-таки! Львенок аж скорчил на редкость скептичную мину, поджав губы и уморительно растянув их уголки в разные стороны, притом еще и смурно накрыв бровями верхнюю часть своих глаз. "Ну да, ну да, пошел я н*х*р," — примерно говорил весь его вид... разумеется, не такими взрослыми словами, но очень похожими. Кое-как справившись с досадой (да что уж там, не привыкать), Иккинг с тихим вздохом попятился было назад, собираясь вернуться в облюбованный им теплый уголок пещеры, но вдруг настороженно приподнял голову, заметив, с каким донельзя хитрущим выражением аж целых двое его сиблингов ускользают из-под надзора их сводной сестры, пользуясь ее минутной отвлеченностью. Так, ну и куда это мы направились?

Эй! Вы куда! — тихонечко, фактически шепотом окликнул львят их старший, но далеко не такой уверенный в себе брат, невольно делая маленький шажок следом. Естественно, ни Дэннис, ни тем более Мария его не услышали, а может, услышали, но проигнорировали, внаглую прокравшись куда-то аж к самому выходу из логова. Учитывая, что их строгой и глазастой мамы сейчас не было поблизости, а Девил, очевидно, не отличалась большим опытом в присмотре за львятами, на сей раз малышам не составило большого труда улизнуть из-под чужого надзора... "Не-не-не, давайте-ка назад! Плохая идея, плохая идея!" — мысленно взмолился Икк, с растущей беспомощностью наблюдая за тем, как его товарищи решительно выползают куда-то за пределы их уютной детской, коротко взмахнув огрызками хвостов на прощание. Ну вот что ты будешь с ними делать! К счастью для этой парочки, Иккинг был слишком тихим и скромным львенком по своей натуре, и не претендовал на звание лидера команды, которого все непременно должны были слушаться. И уж тем более он не был ябедой. Поэтому все, что сделал Карасик — это огорченно развесил ушки по бокам своего круглого черепа, осознав, что ребята мало того, что без спроса улизнули гулять по чертогу, за что их непременно поругают взрослые, так еще и забыли позвать его, Иккинга, с собой!

С другой стороны, что мешало ему запоздало броситься им вдогонку?

Опасливо покосившись на Девил, убедившись, что юная самочка все еще смотрит куда-то совсем в другом направлении, Икк очень осторожно покрался следом за Марией с Дэном, то и дело напряженно вздрагивая всем своим худеньким тельцем — страшно! С другой стороны, в этом было что-то до ужаса волнительное. Львенок еще ни разу в своей коротенькой жизни не испытывал ничего подобного. Страх, неуверенность, врожденная робость — все это потихоньку уступало место азарту и доселе тщательно подавляемой им жажде познания. Все-таки, львенок был очень любознательным по своей натуре, как и многие другие детеныши в его возрасте, и инстинктивно тянулся ко всему новому. Просто до этого дня ему все никак не хватало смелости высунуть нос наружу, да и повода как-то не находилось... Зато мама постоянно твердила, что это запрещенно и вообще опасно, а Икк привык во всем ей доверять. Но сейчас Шантэ не было рядом. Она была где-то там, за пределами их родной пещеры; Иккинг явственно различал ее голос в отдалении, и это придавало ему дополнительной смелости. В конце концов, раз уж мама и остальные смогли выйти отсюда, то и он сможет... наверное. Размышляя подобным образом, не забывая время от времени воровато оглядываться на занятую своими делами Дев, львенок, наконец, достиг выхода и аккуратно выглянул в основной зал, молча поразившись количеству незнакомых львов. Сколько же их тут было! К слову, Икк выполз как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дэнниса едва не прихлопнул какой-то здоровенный на вид самец — львенок аж икнул со страху, втянув голову в плечи и едва ли не растекшись лужицей по холодным камням, широко распахнутыми глазами пронаблюдав за дальнейшим развитием событий. К счастью, незнакомец не стал причинять вред его братику, а спешно ретировался, явно перепугавшись не хуже самого Иккинга. Наверное, побоялся стоявшей неподалеку Шантэ. А кого еще, не Марии же, отважно выскочившей на подмогу Дэнни! Но да, это было очень смело с ее стороны. Вот бы ему быть таким же смелым, как его сестра...

Разумно заключив, что ему не стоит попадаться под горячую лапу матери (даже с такого расстояния было очень хорошо видно, как она рассержена), львенок все также аккуратно отодвинулся вглубь логова... но не стал уходить обратно, удерживаемый банальным любопытством. Для такого застенчивого, боязливого тихони, как Иккинг, этот самостоятельный выход из темного закоулка пещеры был по-настоящему значимым событием. В какой-то степени, даже жаль, что Шантэ этого не увидела. Но прямо сейчас Икк предпочел бы, чтобы мама вовсе не смотрела в его сторону. И пока львица рассуждала, как ей лучше поступить — загнать потомство обратно в детскую или все-таки дать им возможность познакомиться с внутренней обстановкой чертога — ее старший отпрыск буквально на цыпочках прошмыгнул мимо, решив украдкой обнюхать высокий серый сталагмит, высившийся чуть поодаль. Вроде ничего опасного, да? И совсем близко от родного логова. Он даже не станет подходить к кому-то из старших... а потом также тихонько уползет обратно, не привлекая к себе лишнего внимания. Такая ерунда, право. Что может пойти не так??

Ай! — тихонько пискнул Иккинг, едва не отложив кирпич размером с себя самого, когда из-за облюбованной им "колонны" вдруг нежданно выглянула еще одна усатая мордашка. Довольно пухленькая и щекастая, и по виду немного крупнее его собственной... ну ладно, заметно крупнее. В конце концов, Икк был довольно мелким. Не на шутку перетрухав, Икк смешно привстал на дыбы, точно атакованная хищником зебра, и в тот же миг неуклюже бухнулся назад, хорошенько так отбив себе зад о твердый пол. Ауч... Остолбенело хлопнув выпученными во всю ширь глазёнками, малыш немо пронаблюдал за выходом незнакомой черно-белой самочки, буквально на месяц-два старше его по возрасту... а затем невольно задрал голову, с возрастающим ужасом уставясь на чинно выплывшую из-за ее спины великаншу-Ридеваль. — М-ммама!! — не выдержав, пронзительно мяукнул львенок, вихрем развернувшись и бегом припустив прямиком под лапы к Шантэ. Возможный гнев матери страшил его далеко не в той степени, как эта большущая незнакомка, столь внезапно появившаяся из темноты соседнего подземелья. Его даже не смутило, что именно в этот момент королева делала выговор какому-то подростку — беднягу-Фредерика он пока что и вовсе не заметил.

+5

245

Так, ну, смотри, – Чака медленно выдохнул и, насколько это позволяла ему травма, вытянул переднюю лапу, чтобы Ньязи было удобнее с ней «работать», – сначала тебе надо нащупать кость. Так, только очень аккуратно! Ага, молодец, акку-.. АККУРАТНО говорю тебе, а-ай, да что ж за... – поначалу, казалось, всё шло неплохо: положив одну свою руку ближе к локтю, а вторую – ближе к кисти, мартышка нащупала кости и, перебирая пальцами, чтобы не потерять эту, как оказалось, хрупкую часть тела, начала постепенно сдвигать руки к месту перелома. Конечно же, как только юная целительница добралась до болезненных участков, Чертог тут же пронзил высокий голос Чаки. Ньязи же, испугавшись, тут же прижала лапки к груди и отскочила назад, испуганно глядя на приятеля. – Ай, да возвращайся ты! Нам надо это сделать, хочешь ты того или нет... Можно, конечно, и Фреда попросить, – фенек кинул взгляд на своего друга, – но тот со своими лапищами и вовсе меня раздавит! Так, давай ещё раз. Только на этот раз не нажимай так сильно, хорошо? Вообще-то до сих пор болит... – молчаливая то ли от испуга, то ли от переживаний мартышка лишь кивнула и повторила свои манипуляции, на этот раз стараясь быть аккуратнее. Судя по тому, что в этот раз фенек не издал ни звука, а лишь исказил морду в непередаваемой гримасе боли, эта попытка оказалась куда удачнее.

Что дальше?

Попробуй соединить кость так, чтобы она... была прямой линией. Ну, ты поняла! Потом положи палки с обеих сторон лапы и обмотай всё это лианой – не слишком туго, чтобы не перекрыть мне кровоток, но и не слишком слабо, чтобы повязка держалась.

Ну, дружище, у тебя и запросы... – Фредерик ухмыльнулся и качнул головой. Ха! Не слишком туго, не слишком слабо, не слишком сильно, не слишком ещё-чего-нибудь... Хотя, конечно, подросток понимал, что его друг говорит разумные вещи.

Подожди! – остановив мартышку, уже вновь потянувшую свои маленькие ручки к его лапе, фенек глубоко вдохнул и медленно выдохнул ещё несколько раз, попытавшись успокоиться. – Мы, конечно, дураки, что заранее не дали мне обезболивающего... но принимать его сейчас и ждать ещё несколько часов, пока оно подействует, я точно не намерен! Фред, дай мне какую-нибудь палку покрепче. А ты, – Чака перевёл взгляд со льва на Ньязи, – будь готова к тому, что я буду орать. Не смей тогда отпрыгивать и с этим своим страхом в глазах глядеть на меня, поняла? Либо делаем, либо нет!

Может, тебя подержать?.. Ну, чтобы ты не дёргался, – поинтересовался Фредерик, пока мартышка качала головой, давая понять, что всё запомнила.

Да... Пожалуй, да, думаю, ты прав. Лишним не будет. Ну, все готовы? – подобрав подкинутую подростком толстую палку, Чака в последний раз глубоко вдохнул и выдохнул. – У, дыгда поэали, – несмотря на то, что зажатая зубами палка мешала говорить, все всё поняли.

Следующие минуты казались для всех вечностью. Ньязи, трясясь от страха совершить ошибку и сделать Чаке ещё больнее, с круглыми глазами и слишком торопливо вправляла кость, прикладывала палки и пыталась как можно скорее (но при этом не халтуря) перевязать полученную конструкцию лианами. Фредерик налегал на брыкающегося фенека, изо всех сил стараясь обездвижить его самого и, что важнее, поломанную лапу, чтобы облегчить задачу Ньязи. Сам же Чака изо всех сил старался терпеть, до скрежета сжимая челюсть (так сильно, что палка даже покрылась трещинами, хотя казалась достаточно крепкой для такого небольшого зверька как фенек), а потом, всё же не сумев сдерживать боль, начал вырываться.

Однако результат всего этого лечения, похоже, оказался очень даже неплохим. Конечно, все трое дрожали – один от напряжения, второй от боли, третья от страха, – и всё-таки они были довольны. Обладающие по отдельности лишь малой частью знаний о лекарском деле, вместе они смогли справиться со всем. И челюсть вправили (пусть и не с первого раза), и шину на лапу наложили, и вообще оказались большими молодцами и умничками!

Как насчёт того, чтобы поесть? – первым подал голос Фредерик, когда услышал урчание желудка фенека. Его собственный пищеварительный орган в ответ на этот звук будто всосал сам себя, заставив молодого льва почувствовать жуткий голод. Чего уж там и говорить, столько событий за последние сутки и такой выматывающий бой с призраком. С призраком! Усмехнувшись себе в усы – да, мол, кто бы мог подумать, что он, Фредерик, и правда когда-нибудь встретится с потусторонними силами, – и получив слова согласия от своих друзей, подросток поднял голову и окинул взглядом пещеру в поисках остатков пищи. Честно сказать, он не горел сейчас желанием вставать, выбираться из тепла Одинокой скалы на холод, кто-то искать, двигаться, охотиться… И ему повезло! Кивнув Октавиану, который подал юнцу знак перед тем, как пойти спать, Фредерик поднялся на лапы и направился в сторону запримеченной наполовину обглоданной тушки, лежавшей в углу Чертога. Ну да, почти всё Северное Братство уже насытилось этим мясом и ребятам осталась лишь падаль, а не свежатинка – но и они, знаете ли, не очень привередливы в еде, когда хочется жрать. Не пахнет – и слава Предкам, а сколько эта туша лежала тут не так уж и важно.

Чего он точно не ожидал, так это появления рядом Шантэ.

Почувствовав чьи-то зубы на своём ухе (львица подкралась к нему совсем незаметно), Фредерик невольно закричал и дёрнулся было в сторону, однако хватка Леди Севера оказалась крепка. Инстинктивно подросток начал вырываться, пытаясь спасти свою жизнь, но стоило ему услышать столь знакомый голос, как он тут же перестал дёргаться и попытался вывернуть голову так, чтобы увидеть морду самки:

Шантэ?

Определённо. И пусть он всё ещё не видел её морды, но окрас шерсти на лапах, запах, который он наконец почувствовал, и, конечно же, голос давали понять: это определённо была Леди Севера. Та, которой он будет теперь служить верой и правдой. Ей и Траину.

Как только львица закончила свою тираду и, наконец, отпустила бедолагу, всё, что смог сделать Фредерик – это лишь сжаться в комок, чтобы стать как можно меньше, обернуть хвостом свои лапы и опустить голову, прижав к ней уши. Подросток выглядел как нашкодивший котёнок, хотя, по сути, именно им он и был… Разве что уже относительно великовозрастным котёнком. И нашкодившим достаточно серьёзно.

Извини, я… Не думал, что… – правильно. Конечно не думал. – Мне казалось, что так будет лучше, потому что… Не знаю, – не в силах подобрать слова и как-нибудь внятно объяснить своё решение, Фредерик лишь продолжал смотреть в пол пещеры, изредка перебирая передними лапами от охвативших его неловкости и стыда. – Я не хотел! Я не думал, что заставлю вас так волноваться! – от охвативших его эмоций, подросток поднялся на лапы, запрокинул голову и едва ли не со слезами на глазах взглянул на Шантэ. – Я просто думал, что… Что это не… Вы позволите мне остаться? Пожалуйста! Я больше никогда так не поступлю! Честно! Я понял, что это – мой дом, а вы… моя семья, – последние слова он произнёс несколько тише и вновь опустив голову. Он мог понимать, думать и считать что угодно… Вот только мысли ли так же они?Ты, и Траин, и все остальные тоже… Вы примите меня обратно? Если что, я готов сам поговорить с Траином! Конечно, когда он вернётся, – Фредерик мимолётным взглядом оглядел пещеру: мол, а где он? Не здесь же, правда?

…или в каком-то смысле всё-таки здесь. Во всяком случае, появившийся вдруг рядом с Шантэ перепуганный львёнок, до этого истошно звавший свою мать, был едва ли не как две капли воды схож с Лордом Севера. Невольно сделав шаг назад – а ну как собьёт с лап! – Фредерик с приоткрытым ртом поглядел на малыша, а затем перевёл удивлённый взгляд на Шантэ. Погодите, так это сколько он со своими приключениями тут пропустил?..

+4

246

--Небольшой таймскип-—
Дорога выдалась долгой сегодня, то и дело были мелкие поручения для седогривого, мол, сходи туда, принеси то, а сейчас Гондор принес весть, что Муну необходимо прибыть в чертог, но для чего не сказал. Подойдя к входу в чертог, Мунлайт скинул с черной гривы снег, который остался во время последнего патруля. Вход в пещеру являл собой некую тропинку, на которой то и дело появлялись острые как пики камни, растущие буквально из потолка и пола пещеры, обеспечивающие безопасность львов живущих здесь. Свет луны то и дело пробивался между мелкими щелями в потолке пещеры и даже один такой лучик, заставил Мунлайта прищурить один глаз, когда седой продвигался вперед. За седогривым влетел и филин, чуть не задев одну из каменных скал.

- Ты хочешь сказать, что тебе не сказали, зачем меня позвали? - с неким сарказмом произнес седогривый, обращая внимание на своего спутника. Филин лишь пожал крыльями и, взмахнув крыльями, устроился на спине Муна. От такого самец томно охнул. Гондор, как всегда задел когтями, даже сквозь густую шерсть седогривого, кожу, отчего Мун почувствовал дискомфорт.

- Эй! Ну, можно аккуратнее, глупое существо, - впервые за долгое время недовольно буркнул Муныч и продолжил путь. Через некоторое время Мунлайт спустился в чертог, где отдыхали члены прайда. Северное братство было не очень большим прайдом, по сравнению с теми кланами, которые Мун повстречал во время своего странствия, однако Северное братство населяли львы намного крупнее остальных, с выдающимися боевыми способностями и колоссальной выносливостью. Мун в свою очередь решил примоститься в дальнем правом углу пещеры, недалеко от небольшого скопления львов. Кому надо, тот найдет - подметил про себя Мунлайт и улегся на каменный пол пещеры. Отсюда Муну открывался вид на вход в пещеру, а так же на его соклановцев, за которыми Муныч и решил понаблюдать.

Отредактировано Мунлайт (12 Янв 2020 22:35:35)

+1

247

Денис разочарованно воззрился на спешно отошедшего куда-то в сторону, а затем так и вовсе исчезнувшего за порогом пещеры Теона - а что он такого сделал то? Только поиграть хотел и поприветствовать, а он уже ушел. Может ему не понравилось, что он его хвост стал жевать? Странно... мама вот всегда против этого ничего не имела. И зачем он замахнулся на него лапой? Дениска относительно спокойно смотрел на Теона снизу вверх, кажется и не думая убегать от сердитого замаха, а лишь чуть шире распахнув свои прозрачные, льдистые глаза. Он не особо испугался, скорее просто удивился... А затем с разочарованным видом обернулся к поспешно рванувшей брату на выручку Марии, добродушно и донельзя расстроенно ткнувшись носом в ее темную шкурку. Он что, правда такой страшный и неприятный?

Но еще "неприятнее" было видеть посуровевшую и довольно сердитую маму, которая не замедлила явится на место "трагедии", ступая так грозно, что казалось, это она сейчас их прихлопнет, а не какой-то там Теон!

Ой-ой.

Коротко покосившись на лопочущую оправдания "Машку", Денисыч едва подавил в себе желание накрыть ей лапой морду - молчи глупая, сейчас ведь нас на клочки порвут! Н-но... но что-то в словах Марии остановило их мать от неминуемой расправой над непослушными детишками. Прижавшийся к земле, с опаской зыркающий снизу вверх на их царственную мамашу Дэн, медленно выпрямился, вновь с неприкрытым любопытством вытянув вперед щекастую морду. Их... их не накажут?

По крайней мере на первый раз Шантэ лишь отчитала своих маленьких беглецов, и Дэннис не возражал в принципе, правильно, они же без спросу вышли из логова, и поэтому без пререканий послушно побрел следом за львицей, уже морально готовый вновь зарыться в цветной мех Дэвил и просидеть там с грустной миной до конца своих дней, однако... Леди Севера остановилась прямо на пороге, обернувшись на грустно копошащуюся у ее лап детвору. - МЫ БУДЕМ! - пресекая словесный водопад сестры, быстро выдал кучерявый, активно покивав головой, выражая свое полное согласие. Ну хоть по местным хоромам прогуляться, куда уж, собственно, дальше то! К тому же эти ходоки оказались не такими хорошими и бедными, судя по словам мамочки.

Покуда Шантэ от них отделилась, бросив напоследок парочку типично материнских наставлений, направившись к незнакомым львам беседующим чуть поодаль, Дениска решил просто осмотреться, не торопясь куда-либо нестись сломя голову. Здесь было красиво и... более просторно. Казалось крикни погромче и по всем стенам пробежится мощное эхо - так оно и было, стены буквально гудели он множества переговаривающихся между собой голосов. А в их логове всегда было довольно тихо. И глаза разбегались, все такие разные... и он никого из них не знал, как же так. От своих размышлений и любования высоченными сводами глубинных пещер его отвлек пронзительный писк принадлежащий... кому бы вы думали? Правильно. Икк пролетел мимо него крохотной бурой торпедой неистово взывая к материнской защите. Ничего себе он испугался, словно снежного буку увидел из старых рассказов Девил! И что это его так напугало?

- О... - проводив мелко дрожащего брата удивленным взглядом, Денис повернул голову в том направлении, откуда плаксиво выскочил старина Икк,  наткнувшись глазами на крупный, темный силуэт чинно выплывающий из тени Ридеваль, у мощных лап которой семенило пушистое нечто... которое очень было похоже на него самого и его сиблингов. Надо же! Львенок. Вернее львенка, девочка. Пока что Дэнни не видел львят в этих пещерах, кроме своих братьев и сестры, а тут такой подарок судьбы! - Смотри, - он подпихнул локтем Машку, показывая другой лапой на темношкурую самку и кроху Лани. - Она тоже самка. И тоже маленькая, прямо как мы. Пошли познакомимся? - и, как обычно, не дожидаясь ответной реакции (положительной, разумеется, какой же еще), Дэн в развалочку почапал навстречу выходящей из тени охотнице и ее потомству. Он остановился прямо напротив Ридеваль, частично заслоненный ее широкой тенью.

- Здравствуйте, - мявкнул львенок во весь голос, словно пытался доораться как минимум до жирафа, чья  голова находилась всегда в облаках. - Меня зовут Дэннис. А вас как... зовут? Привет, я Дэннис, - снова дружелюбно повторил малыш, теперь уже глядя на крошку Лани, ослепительно улыбнувшись ей и демонстрируя свои необычайно острые, чуть длиннее обычного молочные клычки. - Давай играть?

Отредактировано Дэннис (17 Янв 2020 13:51:39)

+6

248

Лани была полна детского восторга. Её голубые глаза светились, а дыхание было тяжело и сбивчиво: изредка вместо выдоха мог вырваться сдавленный радостный писк. Что нужно львёнку для полного счастья? Просто поймать жука. Это для вас, для взрослых, "просто поймать жука". А для Лани это было почти как первая охота. Между прочим, своими зубками она держала первую в своей жизни добычу! Пускай жука, и притом ещё живого, но добычу! Лани сама похоже не осознавала в полной мере, что сейчас сделала. Инстинкты просто шепнул ей на ухо, что стоит сделать, но не уточнили для чего. Наверное, это правильно; рано в таком возрасте думать о таких сложных вещах. Успеется. Главное, ведь что она пой-ма-ла, сама! Да ещё и такого огроменного жука!

Жук, к слову, всё ещё сопротивлялся: дрыгал лапками и, будто нарочно, щекотал чувствительный язычок и губы. Становилось всё сложнее и сложнее удерживать его во рту. Лани запрокинула голову назад и языком задвинула жука ещё дальше. Едва не проглатив живого жука, кроха сильнее прижала зубами лапки своей добычи, чтобы ему трепыхаться становилось совсем уж неудобно. Довольная своей выдумкой Лани растянула пошире губы, демонстрируя не только свои зубки, но и голову жука, зажатую между ними.

Смотвиии! – Кроха подалась вперёд, показывая свой очаровательный "оскал" маме, ожидая такой желанной похвалы. И, наверное, именно из-за охватившего её восторга, а также из-за нехитрых манипуляций с жуком, которые перетянули на себя всё её внимание, она как-то не заметила, что мама нависает над ней далеко не для того, что бы похвалить. А стоило бы заметить. Вместо родимого: "какая ты у меня молодец, доча", Лани внезапно была подхвачена за шкирку, из-за чего шевелящийся жук чуть было не вывалился из её рта.

Мам? – оказавшись в подвешенном состоянии, Лани только и могла, что неуклюже болтать лапками и непонимающе хлопать глазками. – Ты куда меня несёв? – мать не удостоила её ответом (конечно, её рот был занят), но Лани спинкой ощутила напряжение, волнами исходящее от неё. – Мааам? – жалобно промяукала кроха, увидя лужу, к которой направлялась чёрно-белая львица, и понимая, чем это сейчас обернётся для неё...

Следующие десять минут стали самыми трагичными в жизни трёхмесячной львички. Её буквально изваляли в воде, прополоскали уши, рот, глаза, простирнули на стиральной доске и, провернув несколько раз, отжали. После подобных процедур у Лани не осталось сил сопротивляться и кричать, а потому столь нелюбимые тиски матери показались ей блаженным раем. Под монотонные вылизывания языком Лани отходила от стиральной машинки, не имея ни сил, ни желания хоть как-то сопротивляться. Единственное что, её всё грыз противный червь осознания, что она случайно выронила своего жука. Её потом, правда, унесло в очередной кульбит, и мысль, что она его выронила, улетела вместе с землёй из-под лапами. Но теперь в спокойной обстановке Лани с новой силой принялась сожалеть о потерянном жуке.

Наконец, тиски разжались. Лани выскользнула из них, как ошпаренная.

– Больше никогда так не делай. – Голос матери звучал твёрдо и беспрекословно, но Лани всё равно попыталась возразить:

Но я же ловила жу... –...но натолкнувшись на мамин суровый взгляд, Лани быстро пошла на попятную, – Ладно-ладно, больше не буду.

Ладно, шеф, урок усвоен! И от него даже была польза – смылись противные коричневые пятна. Но какой ценой! Лани теперь за десять метров не будет подходить к матери, если она в чём-то извазюкалась. Нет, спасибо! Мы уж лучше как-нибудь сами! Повторять феерическую стирку ей совершенно не хотелось. А ведь ещё из-за всех водных процедур потерялся жук, а Лани так хотела показать его всем в чертоге... Надувшись на несправедливость мира, кроха поплелась за мамой, уже без всякого предвкушения думая о предстоящем "выходе в свет". Трагедия мирового масштаба в масштабах детского разума! Зачем выходить в чертог, если львичка не сможет никому показать пойманного жука?

Трагические размышления прервал неожиданный "Ай". Лани встрепенулась, врезаясь глазами в коричневого львёнка, вынырнувшего из-за колонны. И не просто вынырнувшего, а внезапно вставшего на дыбы и плюхнувшегося назад. В другой ситуации львичка бы тихо хихикнула, но сейчас в её голове кто-то очень трагично представил малыша:

"Королевский".

Лани видела родившихся львят несколько раз. И без сомнений могла бы сказать, что перед ней сейчас сидел на попе Иккинг – самый первый, самый старший и вообще наследник Северного братства, но при этом самый мелкий среди родившихся львят. Даже сейчас когда Лани смотрела на него, он ей казался не больше того, каким она видела его месяц назад. Словно почти и не вырос. Львичка так бы и продолжила неловко и немного недоумённо разглядывать крон-принца, если бы он внезапно не решил напугать её во второй раз:

М-ммама!! – пронзительно мяукнув, Иккинг рванул от ошарашенной Лани прочь, словно увидел за её спиной страшного монстра. И судя по его огруглившимся зелёным глазам, оно наступало! Прижав уши от испуга и поджав хвост, Лани обернулась, боясь встретиться со своим страхом... и с удивлением обнаружила маму, выходящую из пещеры. Львичка неопределённо подняла бровь, помотала головой в поисках хотя бы чего-нибудь страшного, а потом повернулась вслед скрывшемуся Иккингу и запаздало сказала:

Это моя мама...

Лани никогда ещё не была в такой неловкой ситуации.

Здравствуйте, – в поле зрения Лани появилась ещё одна маленькая мордашка, но на этот раз поупитанней. Львичка с удивлением и даже завистью смотрела на то, как рыжий львёнк с забавно топорщимся хохолком на голове весело и непринуждённо подошёл к ней и принялся знакомиться. В то время, как в голове у Лани вновь трагически протянуло:

"Второй королевский".

Привет, я Дэннис, – непринуждённо поздоровался рыжий львёнок, отчего Лани только сжалась, по размеру став похожей на него самого. Причина такого поведения?... Сама львичка её не знала. Просто она чувствовала себя до жути неловко, и совершенно не знала, куда ей себя деть.

А я знаю.

Простите, как-то само собой вырвалось.

Я... Лани, – наконец, сделала успехи в коммуникации львичка. Самое ведь смешное – её голос не дрожал, она выглядела спокойной, пускай, несколько смущённой и сжатой. Но внутри себя чёрно-белая кроха переживала такой фонтан чувств, что сдвинуться с места или вести себя свободно и непринуждённо, как и должен самый нормальный львёнок, она не могла.

Давай играть?

Вопрос прозвучал, и Лани на некоторое время задумалась над ним. С одной стороны... она была львёнком. Обычным львёнком со своей игролкой в попе, жаждущий игр и приключений со сверстниками. Но с другой стороны... Это были "королевские" львята. Те самые львята, которые сместили на себя центр всеобщего притяжения в Братстве. Лани бы не стоило с ними общаться, ведь она была сильно обижена на них за то, что они появились. Можно было гордо забрать голову и пройти мимо Денниса с Марией, заодно сказав им что-нибудь наподобие "Я с маленькими не играю" или "Идите играйте сами с собой". Но тогда Лани осталась бы в обществе больших взрослых без малейшего шанса поиграть в то, что она хочет. С младшими львятами это хотя бы можно сделать.

Маааам... – Лани обернулась к матери, широко распахивая свои голубые глаза. Вот он, момент истины! Сейчас Лани решит, стоит ли ей затыкать своё тщеславие, – Можно я поиграю?

Игла в попе победила. Но не окончательно. В конце концов, королевских можно будет построить во время игры – тогда посмотрим, кто из них тут в чертоге главный...

Нежданно-негаданно у противоположной стены чертога мелькнул знакомый силуэт шестиногого жука. Лани будто бы преобразилась. Зажатость как рукой сняло, неловкость ветром сдуло, а последние капли ущемлённой гордости канули в пучину азарта. Лани такого слова пока не знала, но это именно то, что она испытывала при виде СВОЕГО жука, спешно бегущего по пещере.

Смотрите, там! – львичка привлекла внимание своих младших товарищей, – Там мой жук! Он убегает! Лови его! – с весёлым криком Лани кинулась в погоню за жуком. Топот маленьких лапок практически утонул в детском гомоне, разносившемуся по всему чертогу. Лани, между делом погони, крикнула так, чтобы слышали желательно все, – Я сама его поймала! – Прозвучало не очень убедительно, потому что жук сейчас со всех ног улепётывал от неё. Но Лани ведь только собиралась показать всем, кто тут лучший охотник.

Отредактировано Lani (20 Янв 2020 21:22:27)

+8

249

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

А ведь он всего-то хотел, чтобы эти огромные туполобые львы пропустили его к норе и прикатили туда его драгоценную добычу, раз уж раскололи этот навозный шар своим телом! Да уж, не стоило ожидать от них доброты... Побывав в пасти Лани и совершив марафон (хотя для львят это скорее был спринт) вдоль стен Чертога, в конце концов вымотанный жук нырнул в узкую расщелину на небольшой от земли высоте. Так себе убежище, честно говоря — бедняга скорее загнал себя в тупик, нежели спасся. Отдышавшись, насекомое, как это делало совсем недавно, принялось что-то возмущённо пищать, потрясая маленькими лапками в сторону окруживших его детёнышей.
Если кто-то из львят захочет достать жука, то придётся здорово постараться: дотянуться лапой до него можно, но расщелина настолько узкая, что это будет проблематично даже для львёнка — того и гляди лапа застрянет или кожа поцарапается о камни!
На каждую попытку достать жука из расщелины будет кидаться кубик!

0

250

Ага, узнал все-таки! Ну, еще бы, попробуй тут не узнай львицу, которая тебя таскает за уши. Тут уж два варианта: либо ты перед ней слишком сильно провинился, либо это Леди Севера, долг которой постоянно кого-то наставлять и воспитывать. Естественно, Фредерик быстро догадался, что нарвался сходу на второй вариант.

Львица не испытывала того гнева, с которым накинулась на бедолагу. Она и терзала-то его исключительно в воспитательных целях. Фредерик быстро это понял, но не то из чувства вины, не то от страху сжался в небольшой мохнатый шарик, из которого только мигали два больших ярких зеленых глаза. Шантэ даже усмехнулась про себя: ну, ничуть не изменился, разве только что немного повзрослел! И, пожалуй, заметно окреп, учитывая, что одинокому подростку едва ли кто-то помогал выживать за пределами прайда. За это самка уважала его и даже испытывала некоторую гордость, но, конечно, вслух она подобные мысли ему не сказала и не скажет в дальнейшем. Правда, несколько неожиданной ей показалась тирада, с которой молодой лекарь тут же обратился к львице. Она нахмурилась, явно выражая всем своим видом, что если Фредерик не перестанет оправдываться, беспомощно перебирая мысли и не находя хотя бы одну дельную, то получит еще раз и, быть может, больнее. Однако Леди Севера вновь переминалась в лице, когда чуть ли не со слезами искреннего раскаяния львенок просил разрешения остаться. Шантэ тепло улыбнулась, когда лекарь назвал Братство своей семьей, но следом же сердце пропустило ноющий удар, когда до ушей донеслось имя, приносившее радость и боль одновременно. Взгляд львицы заметно потемнел: она не собиралась плакать, но та скорбь, что глубоко сидела в ее душе, даже не думала прекращаться, ведь лечит только время, а времени прошло еще слишком мало.

Он не вернется, — как-то слишком резко отрезала Шантэ. Она сделала это не специально, но в воздухе повисла секундная тишина, прежде чем львица почувствовала легкий толчок в одну из задних лап. Под удивленный взор Фредерика, она опустила морду вниз, и черты ее снова разгладились, сделавшись мягче и ласковее.

Кто тебя так напугал? — тихо спросила самка, остановив запаниковавшего малыша, — никто тебя не обидит, все львы здесь — твоя семья. — Она посадила его между передними лапами и привлекла к мохнатому серому животу, согревая и успокаивая своим теплом. Естественно, вопросительный взгляд подростка не мог остаться незамеченным, хотя он галантно молчал и не задавал прямых вопросов.

Это старший, Иккинг, — Шантэ чуть улыбнулась, а потом снова опустила морду к сыну, — познакомься с Фредериком, он наш старый друг, — львица приподняла голову и подмигнула подростку, а затем лихорадочно выдохнула: да, он не знает о том, что случилось в Братстве за последние несколько месяцев.

Это его сын, — сказала львица, отпустив Иккинга, мол, можешь пойти поиграть, если хочешь, — Лорд Севера не видел их рождения, а им уже как месяц отроду. Но… — самка вдруг замолчала, несколько раз быстро моргнув, — мы не знаем, что с ним случилось. Люциан и его младший сын тоже пропали, а Элика забрала детей и ушла из Братства. Ты ведь помнишь ее? Кажется, ты дружил с ее дочерью.

Шантэ наклонилась к Фредерику, обеспокоенно рассматривая его вновь с головы до лап.

Я рада, что ты вернулся и, конечно, мы примем тебя обратно. Но обещай больше никуда не уходить. Сейчас здесь опасно. Белые Ходоки подобрались слишком близко.

Леди Шантэ, — внезапно раздался тихий шелест птичьих крыльев. На плечо к самке подсела филин, бросив мимолетный взгляд на собеседника своей королевы, — Мунлайт пришел в чертог. — Львица кивнула на слова Вёльвы, а затем вновь взглянула на подростка. — Ты наверняка устал, поешь, отдохни. Если будет что-то нужно, ты знаешь, где меня искать, — Шантэ грустно улыбнулась, а затем, поднялась со своего места, направившись в сторону черногривого самца, развалившегося возле входа в пещеру.

Мунлайт, проверь границы на юге, птицы нащебетали Вёльве, что там происходит какое-то странное движение. Возьми с собой патрульного на всякий случай.

Отдав последнее приказание, львица устало окинула чертог. Ей нужно было сделать объявление: сказать о том, что нужно закрыть границы, нужно усилить патрульных на севере, нужно-нужно-нужно… но появление Фреда выбило ее из привычного русла: подросток, сам того не зная, напомнил ей о тех днях, когда Северное Братство было еще совсем крошечным семейством львов, где было лишь три семьи; напомнил о Траине, показал собственным примером, что о нем еще помнят и что его еще любят, уважают и ищут в нем защиту. В такие моменты Шантэ жалела, что была не самцом: она хотела быть такой же, как ее возлюбленный. Она хотела, чтобы Северное Братство чувствовало себя защищенным с ней, но она всего лишь самка. Что она может?

Она снова оглядела чертог: львята беззаботно играли, львицы отдыхали и беседовали, рядом лежали уставшие после патруля самцы. Ей не хотелось портить эту идиллию, но это был ее долг. Именно поэтому самка все же нашла в себе силы подняться на лапы, вновь выйти на середину общей пещеры. Она чувствовала на себе пристальные обеспокоенные взгляды, и ей казалось, что теперь она несет лишь страх для всех жителей Братства.

Прайд! — львица посчитала нужным сообщить об Ароне, но не стала упоминать о том, что он видел шкуру своего друга, разделанную Белым Ходоком. Ее цель была не напугать, а предупредить и дать соответствующие указания, чтобы обезопасить жителей чертога, — с этого дня мы закрываем границы территорий для всех, а потому усиливаем патруль, особенно, в северной части. О любом движении на северной территории сообщать мне напрямую, о любых животных, пожелавших вступить в Братство — тоже. Но есть и хорошие новости. Сегодня наши воины одержали победу над призраком, — львица также вкратце рассказала о том, как это случилось, понимая, что звучало это несколько странно, — но главным победителем в этой битве оказался Октавиан. В связи с этим событием я хочу устроить пир и выделить дополнительную порцию каждому льву, кто помог унять беспокойную душу. Следующим вечером мы выйдем на большую охоту.

Она видела, что такая новость воодушевила хотя бы некоторых жителей чертога, поэтому осталась довольна, но совершенно без сил. Затем Шантэ, убедившись, что все ее дети находятся в чертоге, влилась в компанию остальных львиц и улеглась на сухом каменном помосте, щуря глаза и наблюдая за проделками детворы. Еще немного и она точно уснет…
*персонаж чутко спит*

+5

251

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"35","avatar":"/user/avatars/u35","name":"Ferrum"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u35 Ferrum

Пещера в скале—–→>>
Новому существу, который только-только пришел в этот мир, все интересно и все хочется знать. Радостному детенышу наверняка надоело сидеть в пещере лишь только с мамой, поэтому он принял ее предложение с восторгом и даже достойно перенес переход. Улла не могла сдержать улыбку от бесконечного потока вопросов своего маленького сына и даже жалела, что не могла ему сейчас ответить и все объяснить. «Ну, ничего, — утешала она себя, —  утром, быть может, я вновь выведу его на прогулку возле входа в пещеру. Как раз должно потеплеть».

Опасный спуск львица успешно миновала. Уже издалека она слышала оживленные разговоры своих сопрайдовцев, поэтому ускорила шаг, чтобы поскорее оказаться в тепле и, конечно, показать всем своего любопытного сынишку. Львица как раз вошла в чертог, когда Шантэ закончила свое объявление и все его бурно обсуждали.

Правда, в сию секунду воцарилась короткая тишина, потому что все обратили внимание на вошедшую. Улла улыбнулась всем, кто был в чертоге, закивала в приветствии, а затем подобралась к месту, где обычно лежали отдыхающие, примостившись между Игритт и Дис. Недалеко от них отдыхала и сама Леди Севера, но головы на Уллу не подняла: кажется, спала.
Улла, как здорово, что ты пришла!
О, ты, наконец, решила показать своему прайду сынишку!
Самка довольно сощурилась, усаживая львенка между своих передних лап. Она очень гордилась тем, что он растет здоровым, активным и любознательным. Правда, прежде чем отпустить его окончательно, львица провела языком по его макушке, не то успокаивая, не то поправляя завитушку из рыжей копны шерсти.

Милый, поздоровайся с тетушками: Это Игритт, а это — Дис.

Обе львицы заулыбались, рассматривая нового члена семейства. Правда, Улла точно не заметила, что ее подруги в первую очередь взглянули на глаза львенка. И, конечно, голубая радужка могла вновь стать очередным поводом для недоброй сплетни, но такова была природа львиц. Кажется, пройдет еще немного времени и Белые Ходоки станут отцами любого львенка в Братстве с голубыми глазами. Что поделать, когда враг стал жить в головах несчастных и запуганных северян, где половина из них — вовсе таковыми не являются. Да и львицы считали такие подозрения вполне оправданными: понесла же Мунаш от ходока, хотя это ее и не спасло от медведя, что ими же и был послан.

Здравствуй, малыш, — тем не менее, сказала Игритт со свойственной ею ласковостью. Какого бы происхождения не был львенок, он — всего лишь детеныш, а, как известно, многое зависит от воспитания, а не от генов. Нянька хорошо относилась к Улле, еще лучше — ко всем детям, поэтому верила, что его мать с помощью Братства достойно воспитает котенка. Дис тоже заинтересовано поглядывала на малыша, поскольку сама была еще очень молода и не успела испытать радость материнства. А иногда так хотелось!

О, смотри, другой львенок, — с улыбкой сказала Улла, вдруг заприметив Иккинга, который почему-то сидел в стороне, — можешь попробовать познакомиться с ним, — львица мягко потерлась носом о пушистую крошечную щечку котенка.

А после самки принялись вновь трещать без умолку, рассказывая молодой мамаше о последних событиях в Братстве. Стоит, конечно, отметить, что перспектива отправиться на вечернюю охоту Уллу знатно воодушевила.

+3

252

Мунлайт даже задремал под тихий гул, раздававшийся со всех уголков чертога. Гондор, то и дело топтался по всему хозяину и никак не мог найти место где усесться, наконец он выбрал местом гнездования густую гриву на макушке седогривого. Мунлайт, не открывая глаз, фыркнул, но своему другу ничего не сказал. Тихонько посапывая Мун не заметил, как мимо пролетела Вёльва - фамильяр Леди Шантэ. Для чего Мунлайт нужен был королеве Шантэ, для черногривого льва было загадкой, ровно до того момента, пока филин не вернулся, но уже с Леди Севера.

Мунлайт, проверь границы на юге, птицы нащебетали Вёльве, что там происходит какое-то странное движение. Возьми с собой патрульного на всякий случай, - раздался голос Шантэ почти над Муном. Мунлайт, не ожидавший увидеть королеву, резко поднялся, да так, что Гондор, явно не ожидавший такого финта от своего хозяина, свалился камнем с головы Муна. Судя по всему Мунлайт должен был пойти к границам на разведку, да еще и взять с собой кого-нибудь из прайда, а то мало ли что может случиться на границе. Мун поклонился Шантэ и коротко кивнул.

- Хорошо, Леди Шантэ, как пожелаете, - с должной почтительностью ответил королеве Мунлайт и усмехнулся, посмотрев на Гордора. - Вставай, чего разлегся, пернатый, пойдем, - усмехнулся язвительно седой и направился к выходу из пещеры. Около выхода ему на глаза попался Лелль, мирно задумавшийся о чем то у входа в чертог. Мунлайт прищурил глаза и улыбнулся. Кажется он нашел того, кто с ним пойдет у южным границам. Подойдя ближе ко льву, Мунлайт тыкнул в Лелля пальцем и расплылся в ядовитой ухмылке, в то время как сопрайдовец не ожидавший появления седого за спиной, дернулся и с недопониманием посмотрел на Мунлайта.

- Ты все равно ничего не делаешь, а Леди Шантэ приказала пойти к границе, и посмотреть что там случилось, и сказала взять кого-нибудь с собой. Пойдем, разомнем лапы, чего тут сидеть, - с этими словами Мун в шутку боднул самца к выходу, а Лелль в свою очередь лишь не многозначно фыркнул и поплелся за седогривым.

——>Долина горячих сердец

Отредактировано Мунлайт (6 Фев 2020 14:01:31)

0

253

Если бы львенок могла, она бы закрыла своим могучим (ну, она так думала) телом братика, чтобы мама точно его не отругала. Впрочем, Шантэ выглядела расстроенной, но не злой. С каким-то только взрослым понятным взглядом она увела детей обратно в их маленькое убежище. Мария опустила нос и нарочито медленно перебирала лапами, показывая, как ей стыдно (ага) и как не хотелось возвращаться к скучному ничегонеделанию. Она не поняла слов мамы об опасности ходоков, но решила, что лучше не переспрашивать. Малышке уже приходило осознание того, когда стоит промолчать. Случай, конечно, редкий, но что-то она уже понимала.

Зайдя в пещеру, где сидела Девил и почему-то не сидел Иккинг, маленькая самочка покорно села рядом с Дэннисом и вздохнула, представляя, что они теперь не выйдут отсюда целую вечность. “И все из-за меня”, — насупилась Мари и виновато покосилась на брата. Она же его тоже вовлекла в эту всю неудавшуюся авантюру. Кусать того дядьку за хвост, впрочем, его никто не просил. Так что оба хороши.

— Вот я хотела познакомить вас сегодня с другими членами нашего большого прайда, — разочарованно сказала Шантэ, на что услышала радостный вдох такой силы, что могло заложить уши.

— Мы будем слушаться! — завопила Мария. — Не будем убегать, не будем жевать чужие хвосты, только твой, ладно? Мы будем хорошо себя вести, мы будем…

Ее поток слов прервал Дениска, тоже пребывавший в эйфории от предстоящего приключения. Еще бы, вот только что они думали, что будут сидеть дома до конца своих дней, а вот уже мама намекает на выход “в свет”, да еще и легальный! Конечно дети были счастливы до… не будем говорить до чего. Послушав детей, Шантэ великодушно согласилась выпустить их в чертог, и радостно подскочив, львенка засеменила за матерью.

Чертог был огромен. В этой их миссии они даже не успели рассмотреть, куда, собственно, выползли. А эта пещера поражала своей бесконечностью. Она простиралась во все стороны своими каменными стенами, а внутри было столько львов, что Мария не смогла их пересчитать (считать она умела, правда, только до пяти, но все равно!). “Вот только куда подевался Иккинг?”, — повертела головой Мари в поисках второго брата. Она надеялась, что Икки не попал в передрягу, ведь он был такой тихий.

— М-ммама! — услышала она душераздирающий писк брата и проводила его взглядом.

“Ну, по крайней мере, теперь я знаю, где он”, — повела бровью малышка и вновь принялась разглядывать окружающих. Дэннис неприятно ткнул ее локтем в бок, и Мари уже хотела возмутиться, но вовремя увидела, на что он тыкает лапой. Точнее, на кого. Это была львенка, кажется, чуть постарше их. Целый незнакомый львенок! Что может быть увлекательней? Подпрыгнув от радости, принцесса затопала вслед за Дэнни.

— А я — Мария! — представилась она и задумалась, вспоминая, чему их учила мама. — Приятно познакомиться.

Лани, кажется, стеснялась. Но совсем недолго: ее внимание привлекло что-то в другом конце чертога. Жук! Большой, блестящий, с шестью лапками. Мария взвизгнула от радости и побежала за новой знакомой, попутно восхищаясь тем, что она его поймала. Малышка сразу поверила ей, зачем о таких подвигах-то врать? Они бежали так быстро, как могли, а это очень быстро, но все равно не успели. Жук юркнул в какую-то узкую щель и издавал оттуда странные звуки.

— Ну-ка щас я его, — нахмурилась Мари и подошла к укрытию их добычи.

Она попыталась запустить внутрь лапу и маленькими коготочками аккуратно подцепить его и притянуть к себе.

+4

254

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Мария пытается достать жука

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3

Бросок

Итог

3

3

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

Лапка Марии с маленькими коготками выглядит в глазах жука этаким огромным орудием убийства, так что, завизжав по-жучачьи от страха (представьте себе типичный женский визг из фильмов ужасов) насекомое плотнее прижимается к стене, изо всех сил пытаясь увернуться от лапы львёнка. Возможно, к её огорчению, принцессе не удаётся извлечь жука из расщелины – с другой стороны, Мария пока настолько маленькая, что не оказывается в ловушке с застрявшей в стене лапой. Согласитесь, это тоже весьма неплохое достижение!

0

255

Так интересно, что каждое существо так отчаянно цепляется за жизнь всеми силами даже несмотря на то, что порой смерть выглядит куда милосерднее. Вот уж, наверное, у кого стоит поучиться искусству убеждать! Столько проблем случается, столько ранят душу всеми возможными способами, но всё равно мало кто добровольно отказывается продолжать жизненный путь после всего. Если тебе больно, то разве не будет логично постараться поскорее избавиться от страданий? Но тут оказывается, кто тех, кто решается сам навсегда лишиться даже самой вероятности вновь испытать боль, считают слабаками и презирают. Тогда получается, что любой рождающийся на самом деле раб жизни толком без возможности самому освободиться от оков. Звучит депрессивно, но, по сути, это так и есть, особенно, если произошло что-то такое, что могло просто взять и раздавить неподготовленную душу. Вот тогда жизнь превращается в сплошное противостояние с желанием умереть, попытки взять себя под контроль и сделать то, что нужно на самом деле.

Вот так Арон вновь отвлёкся от происходящего в пещере, уйдя куда-то к себе в голову, полную различных рассуждений о жизни. Как ни крути, а ему всё равно было сложно собраться даже после того, как вырисовывалась хоть какая-то цель. Сейчас лев даже мысленно позавидовал Марку, так как ему наверняка было легче после смерти за не имением надобности что-то преодолевать, принимать решения... А ещё у него больше никогда не будет болеть голова, как сейчас, у Арона. Сейчас выживший одиночка едва держался, чтобы вообще внезапно не провалиться в сон, поддавшись невероятно сильной усталости. Соображать и вообще следить за разговором других стало ещё труднее, так как слишком много всего произошло за столь короткий промежуток времени и мозг молил о пощаде. Но и это было ещё не всё! В добавок ко всему паршивому, что только могло случиться, тело несколько ломило, но сейчас бедняга не придал этому значения, посчитав, что достаточно будет просто поспать и всё пройдёт. Пока сознание вернулось назад в реальность, то пострадавший заметил, что его вроде как оставили в покое на какое-то время, но перед ним появился черногривый лев с каким-то лекарством. Может быть в других обстоятельствах бродяга не стал бы так просто доверять кому-то, кто пытается дать что-то выпить или съесть, но нынешнее состояние не позволяло сопротивляться, хотя в этом и не было никакого смысла. Арон кивнул и покорно сделал, что велели, а совсем скоро не заметил, как наконец провалился в сон. Тело добилось, чего хотело.

И тут перед глазами будто бы предстали утраченные друзья, затем показался старый опекун, а там дальше до боли знакомые морды родителей. Все они почему-то улыбались, потом они с Ароном куда-то бежали, а вокруг было столько света, что описать было невозможно. Родные львы выглядели так правдоподобно, что, проснувшись после, можно было непременно пожалеть о том, что это всего лишь сон. Но как там было хорошо и тепло! Правда, постепенно в том месте, что нарисовал истощенный мозг, становилось как-то слишком жарко, будто всё тело кто-то старательно пытается обжечь. Затем всей компании пришлось обернуться на чей-то злобный смех, а там пред глазами предстали те самые белые чудовища и начали непременно нападать на каждого, разрывая на куски. А что было дальше Арону, к счастью, не довелось увидеть, так как тот почувствовал, что кто-то его трясёт за плечо. Ещё не понимая ничего, подсознательно лев был благодарен за то, что кто-то не дал ему досмотреть реалистичный кошмар - этого всего и в жизни хватило. Резко открыв глаза, одиночка попытался сфокусировать зрение на том, кто оказался рядом сейчас, и, пусть с большим трудом, но он смог разглядеть, что было нужно. Мутный взор медленно позволил узнать в присутствующем того лекаря, который недавно протянул ему какое-то лекарство.

- Спасибо... - тихо протянул Арон, чувствуя, что действительно с ним что-то не так, помимо лапы. Голова казалась тяжёлой, словно её сделали из камня, и гудела, дополняя общее состояние слабости.  Не понятно, что это было такое, но почему-то страшно не было. Внутри было чувство смирения, что даже если он умрёт в итоге, то это сейчас казалось даже возможным быстрым избавлением от всех мучений. Лев заставил себя сесть, снова сражаясь с самим собой, он часто моргал, щурился и вообще со стороны казалось, что он сейчас наверное снова рухнет на пол. Один его взгляд выражал всё: и недомогание, и то, что душе ещё было больно. Но было хорошо, что это был уже не совершенно пустые глаза живого мертвеца! Арон попытался снова осмотреться и принял новое лекарство, думая, поможет ли это ему почувствовать себя лучше, но, наверное, вряд ли ему суждено умереть сейчас, если повезло выжить после того, как он увидел белых ходоков. Так или иначе, но медленно жар отступал, благодаря чему льву было однозначно легче, - Я не пойму, что со мной. Меня словно по голове ударили чем-то тяжёлым...

+2

256

В попытке перебороть собственную слабость одиночка тяжёло поднялся на лапах и сел, однако удерживаться в таком положении ему удавалось с большим трудом. Странная, до болезненного неуклюжая поза и вымученная мимика, в особенности рассеянный, уже не такой пустой и безжизненный, но всё ещё отсутствующий взгляд, красноречиво говорили о том, что самочувствие больного, как душевное, так и физическое, по-прежнему оставляло желать лучшего. На его счастье Фёдор находился здесь как раз из-за этого - проявивший менее всего интереса к страданиям бродяги из всех находящихся в чертоге, он парадоксальным образом был и самым заинтересованным в его выздоровлении зверем. В отсутствие Ларри именно на плечи черногривого неизбежно ложилась необходимость брать на себя роль лекаря и нести ответственность за здоровье членов братства, так что теперь это являлось его работой, и от того, насколько хорошо он будет с ней справляться, напрямую зависело, будет ли прайд и дальше считать нужным держать его в своих рядах. Фёдор едва ли мог рассчитывать на это, если бы в каждой подобной ситуации с искренним равнодушием отказывался оказывать помощь и оставался в стороне - кому нужен лекарь, который не выхаживает больных?

Как и в прошлый раз, Арон послушно опустошил чашу с разбавленным талым снегом адиантумом, полностью доверившись словам шамана о том, что перед ним именно лекарство, после принятия которого он почувствует себя лучше и скорее пойдёт на поправку, а не что-то другое. Одиночка из раза в раз воспринимал попытки со стороны незнакомца накормить его какими-то травами, скорее всего, даже ему неизвестными, совершенно безразлично, без возражений соглашаясь съедать всё до последней травинки, не задавая при этом лишних вопросов, как будто вовсе не заботясь о том, что с ним может произойти, если эти растения попадут в его организм. Можно было подумать, что горчичношкурого ни капли не заботила его дальнейшая судьба, по крайней мере, до тех пор, пока он впервые за всё время пребывания в чертоге не задал вопрос о своём самочувствии, поинтересовашись, по какой причине его не покидает чувство тяжести и дурноты, будто, по его же словам, он получил по голове чем-то тяжёлым.

- Просто сильный жар. Это не опасно, пройдёт, если будешь принимать травы, - ответил шаман, одной лапой придвигая к себе опустевшую ёмкость, после чего посчитал нужным добавить. - Впрочем, если почувствуешь себя совсем плохо, зови меня - я Фёдор, если понадоблюсь.

Первоначально лев собирался уйти сразу же, как только Арон примет лекарство, не планируя тратить время на лишние разговоры, вместо того намереваясь предоставить своему пациенту возможность снова погрузиться в сон, который мог бы понемногу восстановить подорванные силы, однако всё же решил помедлить и представиться на случай, если в его услугах возникнет срочная необходимость. Побуждением к этому послужила отнюдь не искренняя забота о жизни и здоровье чужака, а только желание подойти к делу ответственно.

Отредактировано Федор (4 Май 2020 13:58:22)

+1

257

Пещера в скале —>

Всё было большим, величественным и холодным. Йап был маленькой тёплой точкой для этого огромного мира. В груди всё схватывало, каждый вдох был вдохом полным удивления, вдохом, полным вопросов. А потом... А потом были львы. Много львов! Как он, и мама! И некоторые были с большой и пышной гривой! И у него такая будет? Ну точно будет, как же иначе?! Нос щекотали запахи, в уши залетали чужие голоса, большие глазки хватались за каждую цветастую шкурку. Какое-то тёплое чувство расплывалось по груди малыша. Что-то, что он не мог описать.

- Здравствуйте! Я - Йап! - громко поздоровался он с львицами, морщась от тёплого и влажного языка, прошедшегося по макушке.

Львёнка распирало от вопросов. На столько много их было, что он не мог сказать ни один. Рыжий лишь открыл и закрыл рот, словно хотел что-то сказать, но быстро забывал. Тётушки смотрели тепло и с любопытством. Никто не желал ему зла, всем он был интересен. Не просто интересен, казалось, львицы хотели разглядеть его со всех сторон.

— О, смотри, другой львенок, - вдруг сказала Улла, привлекая внимание в сторону бедолаги.

Йап наметил цель, стремительно вылез из тёплых лап матери, да затопал к котёнку, примерно его возраста. Его шкурка была не такой, как у самого голубоглазого, хотелось даже потрогать её, вдруг она и на ощупь не такая?

- Привет! Я - Йап! А тебя как зовут? А кто твоя мама? А что ты тут делаешь? Хочешь поиграть? А во что мы можем поиграть? А с кем ещё можно поиграть? Я тебе нравлюсь? - подбежав и не переведя дыхание затараторил рыжий, а после глубоко вдохнул, восполняя запасы кислорода.

Что же он ответит? Что скажет новый лучший прилучший друг? Котёнка распирало от любопытства. Он не мог стоять на месте, переминаясь с лапы на лапу. Большие глаза впились в мордочку Иккинга, преисполненные вопросом, даже не моргая.

+5

258

Когда дети заваливали Девил вопросами, Сверр оставался молчаливым даже после своей героической вылазки на самый выход покоев Леди Севера. Вместо того, чтобы поделиться впечатлениями, он предпочёл лишь заинтересованно послушать общую беседу, сфокусировавшись на старшей черношкурой самке и больше не заметив ничего вокруг. Сверр сам не понимал, от чего его голова не подкидывает ему нужных слов. Не то, что бы он пытался понять это - львёнок не был из тех, кто старался понять себя до конца, и никогда не стремился к этому. Ему было скорее свойственно быстро смериться со своими инстинктами, механизм которых оставался для него загадкой, и, как говорится, полный вперёд, действуя быстро и с пользой. Тем временем, вернувшись после своего недолгого отсутствия, мать собиралась отвести детей в сам чертог к остальным львам. И тогда сын Шантэ заглянул в себя, прислушался к своему инстинкту и решил устремиться на выход одним из первых, распихивая тех, кто попадался на пути.
Холодный воздух топтался в легких темношкурого, пока Сверр с открытым ртом рассматривал просторную пещеру, наполненную львами и их голосами, врезающимися в стены и отражающимися от них, создающими небольшое эхо. От рассматривания извилистых проходов и щелей юного самца отвлёк писк Иккинга, а затем и заинтересовавший Сверра новый львёнок позади того, из-за чего темношкурый поспешил присоединиться к брату и сестре, чтобы побыстрее познакомиться с новым лицом.

- Шсверр, - прошепелявил малыш, наконец подав голос, чтобы представиться вслед за Марией и Дэном, когда он, высоко поднимая лапы при беге, подошел к остальным. Его синие глазки поблескивали, как стеклышки, широко посмотрев на смущенную Лани. Но затем внимание перешло на что-то блестящее и живое в стороне, и новая самка рванула в сторону неизвестного существа, которое она назвала жуком, что для Сверра показалось дикостью и совсем неосторожным поступком, ведь это что-то могло и укусить, и выглядело оно небезопасно, - стойте! - только и выкрикнул львёнок, помчавшись следом. Темношкурый не хотел подходить к жуку близко, и он было преисполнился облегчением, когда обе самки не смогли догнать убегающее насекомое, однако затем Мария сунула свою лапу прямо к жуку в неизвестную что хранящую щель! Из-за этого Сверра даже передернуло, представив, какие опасности могло нести такое поспешное действие. Что если там было много жуков, что если лапа юной львички застрянет? Так или иначе, ничего плохого не произошло, однако львенок вдруг увидел свой шанс доказать всем, какой он храбрый и умелый. Тем более, если он достанет жука, ну или застрянет тут, то это было бы лучше, чем дать кому-то из сиблингов попасть в беду. Уж лучше он, чем кто-то другой, говорила ему ответственность, как одному из самых крупных и сильных. "Я, мое - это рост, мускулы, да чувство аккуратности вместе с приступами смелости". И поэтому, когда сестра отстранилась от щели, он пихнулся вперед и,  набравшись воздуха и зажмурив глаза, сам сунул лапу к жуку, пытаясь коготком зацепить его внутри и вытащить наружу. Темношкурый хотел, чтобы в нём признали героя. Такого хотел. Вот чем хотел быть.

+4

259

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Сверр пытается достать жука

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2

Бросок

Итог

2

2

Полный провал действия (возможно, даже с негативными последствиями для персонажа).

Как и у Марии, у Сверра ничего не выходит. Но если его сестра без проблем смогла вытащить лапу из расщелины, то у её более крупного брата не получается это сделать: конечность малыша застревает в дыре, и теперь львятам необходимо придумать, как её оттуда вытащить. Ну, во всяком случае жук теперь на время может спокойно выдохнуть! Если, конечно, ему хватит воздуха...

Игроки могут описать спасение Сверра без применения кубиков, если их действия будут выглядеть логично и уместно!

+3

260

Дениска был дружелюбный и спокойный от природы. Такой маленький, брутальненький. Всем улыбающийся и неконфликтный. Так что нового партнера для игр он априори воспринимал как хорошего друга, но никак не соперника, или чего хуже, потенциального врага.  Тем более это самочка, а мама всегда напоминала ему, да и остальным братьям тоже, что девочек нужно защищать и оберегать, что их не нужно обижать. Конечно это по большей части относилось к его сестре, ноооо... Самочка есть самочка. Пускай даже постарше и покрупнее их... пока что крупнее. Так что, Денис, как обычно предельно вежливый джентельмен, просто дружелюбно и широко улыбнулся их новой знакомой, состроив донельзя очаровательную моську состроим глазки домиком. Очень приятно познакомиться, ага!

Жаль только Икк не с ними. И почему он убежал? Теперь крутится вокруг мамы. Дэнни аж обернулся через плечо, кинув задумчивый и чуточку расстроенный взгляд на старшего сына Лорда Севера, который едва ли подавал пример смелости, отчаянно и трусливо прижимаясь к толстой материнской лапе. Деннису не хотелось оставлять Иккинга одного, но... не мог же он так бросить Марию и их новую подругу, верно? Может Икки потом присоединится к ним, и все будет хорошо. Успокаивая себя таким образом, Дэн вновь повернулся к уже усвиставшим куда-то в сторону девочкам, к которым шустро присоединился Сверр. О, проснулся, а то рыжий уж подумал, что братишка там вечно будет спать, под теплым боком Девил.

Естественно наш кудрявый не стал долго стоять посреди пещерных зал в гордом одиночестве, а предпочел быстро потопать, высоко поднимая свои "медвежьи", уже сейчас невероятно крупные лапы по направлению к сиблингам и Лани, обступившими полукругом бедного, загнанного в угол жука. Так так, а ну посторонитесь, он тоже хочет посмотреть! Ну эх... он так и не успел никого увидеть... зато прекрасно услышал, развесив косматые уши и с любопытством наблюдая, как брат и сестра, по-очереди, пытаются вытащить из узкой расщелины противно скрипящее загадочное существо.

Причем сам Денис никаких мер по вылавливанию насекомого не предпринимал, предпочитая уместить свою пухлую пятую точку на гранитный пол и с интересом склонить щекастую мордаху на бок, вылупив свои огромные, льдистые глаза. Достанет-не достанет.

Застрянет - не застрянет?

Увидев, как до этого рьяно копавшийся в расщелине темношкурый братец вдруг подозрительно замер... а затем сдал назад, поняв, что его лапа попросту застряла (покрасовался ты перед девками, бро, ничего не скажешь, на пять с плюсом), Дэннис резко поднялся, с искренней тревогой приблизившись к нервозно дергающему зажатую конечность брату. - Ты чего? - он участливо склонился, разглядывая чужую лапу. - Ай... Только ты не дергайся, Сверр... Тебе больно? Давай я маму позову!

+4

261

Шумная орава львят неслась по Великому Чертогу. Их ребяческий гвалт отражался от стен пещеры и разноссился эхом в самые дальние её уголки. Бедные взрослые... Только прилегли отдохнуть в тишине, а тут... дети. Но что поделать, дети есть дети. Наслаждайтесь, пока они такие маленькие. Наступит время и они тоже превратяться в больших и страшных взрослых, которые будут загонять большую антилопу, а потом отдыхать в тишине пещеры, сетуя на шумных львят. Но пока они сами такими были и загоняли только навозного жука. Трое королевских и Лани.

Было очень забавно вот так бежать беззаботно, не думая ни о чём, отдавая энергию исключительно в лапки. Лани раньше редко бегала быстро — ей просто это не нужно было. Она, не спеша, прогуливалась по Чертогу с мамой, и иногда лёгкой рысцой трусила из одной части пещеры в другую, осторожно кралась, чтобы ненароком не пораниться во время своих исследований Чертога. А тут... Лапки сами собой понеслись за жуком. И вместе с ней понеслись остальные львята. И... удивительно, но в Лани почти пропало двоякое отношение к королевским. Неужели игры так сильно сплочают львят? Это, конечно, тоже было немаловажным, но просто сейчас внутри львички говорили исключительно инстинкты, а не чувства. Инстинкт бежать, инстинкт загонять добычу, инстинкт работы сообща. Когда-нибудь она также будет гнаться за настрящей добычей, но теперь она просто чувствовала в себе это древнее, заложенное ещё её предками ощущение погон . Как же это было упоительно!

Жук решил без боя не сдаваться. Пробежав пол пещеры, он шмыгнул в узкую щель, в которую даже самый маленький из их компании не смог бы пролезть. Вокруг щели тут же столпились львята, которые опытным путем поняли, что так просто поймать навозника не получится.

Задача на миллион: как достать жука?

Лани стояла не у самой щели. Она была постарше королевских, знала Чертог по личным исследованием, а потому нередко встречалась с похожими узкими щелями. Она прекрасно знала, что от них можно ожидать подвоха. Ты засунешь лапу и больше её оттуда не достанешь; остаётся только жалобно плакать и звать на помощь маму. Такой вариант её определённо не устраивал. А потому Лани сразу не полезла к щели, хоть соблазн достать жука первой из всех был невероятно высок. Она внимательно наблюдала, как сначала Мария, а потом и Сверр пытались дотянуться до живой заветной цели. И, как и предполагала Лани, щель оказалась с подвохом. Сверр просунул лапу внутрь, а вытащить не смог. Застрял. Его брат тут же засуетился вокруг, предлагая позвать на помощь маму. Звать взрослых Лани очень не хотелось. Они ведь определённо скажут "вот, зачем полезли туда? вот больше не лезьте, я вам запрещаю". А не лезть нельзя было, там оставался жук — такая ценная добыча, что заполучивший её сразу мог бы сыскать уважение среди остальных. Но чтобы его достать, нужно сначала было вытащить Сверра и, кажется, Лани придумала, как это можно сделать.

Замри вот так, — Лани встала с насиженного места и подошла к несчастному львёнку. Она осмотрела застрявшую лапку, а потом что месте, где она была свободнее, чем в других, положила свою лапку. Затем в ход пустилась кисточка хвоста. Лани принялась легонько водить ею где-то в области подмышки Сверра, стараясь вызвать приступ смеха, а следовательно и дрожи во всех конечностях. В том числе и в затрявшей лапе. Проделывая это, Лани одновременно надавливала на неё сверху, пытаясь повернуть её внутри щели, и вот после недолгих мучений (и дикого смеха) Сверр оказался на свободе.

Теперь Лани оказалась у самой щели. Остальные уже попробовали достать жука, и она уже прекрасно поняла, что в эту коварную щель не стоит лезть лапой. А потому она осторожно протиснулась в неё хвостом, пытаясь то ли выманить кисточкой жука, то ли вытолкнуть его на поверхность.

+7

262

—>Долина горячих сердец.

Путь оказался дольше, чем Мунлайт планировал. Приходилось постоянно оглядываться, чтобы не потерять малышей из виду, ведь на Лелля Мунлайт особо не рассчитывал. Лелль был молод и малоопытен, поэтому, то и дело, Мун притормаживал, поворачивая свою косматую голову в сторону гостей и глазами считая малышей.

«Так, вроде бы все тут» – то и дело проскакивало в голове Муна. Седогривый старался держать средний темп, делая расчет на то, что гости Леди Шантэ были уставшие после долгих скитаний, да и Мериад была кормящей, что отбирало определенную часть силы. Долина горячих сердец осталась за спинами львов, а впереди расположились каменистые дебри. За острыми скалами  скрывался чертог – пристанище для львов входящих в состав братства. Дойдя до входа,  Мунлайт остановился и повернулся к спутникам.

— Лелль, я пойду, доложу Леди Шантэ о наших гостях, я вас с Гондором оставлю тут, скоро вернусь. Не волнуйтесь, – обратился Мунлайт уже к чужакам, — Леди Шантэ вас примет, подожите тут, я не могу вас пустить в чертог без одобрения её величества, — с этими словами Мунлайт кивнул Леллю и, оставив вместе с молодым патрульным фамильяра, зашел в чертог. Мунлайт умело маневрировал между острыми скалами, однако снова оцарапался.

— Опять, да что это такое, — бурчал сам на себя седогривый. Оставив позади себя вход в чертог, Мун быстрым шагом направился к королевской пещере. Остановившись у входа, Мунлайт сунул свою бородатую морду в пещеру.

— Леди Шантэ, при патрулировании границы, как вы и приказали, мы обнаружили нескольких чужаков. Это два крупных самца и львица с львятами. Их зовут:  Дент, Хэмиш Мериад, а львят я не запомнил, к сожалению. Они сказали, что знали Лорда Траина и жили на землях братства достаточно давно, но им пришлось уйти отсюда.  Сейчас они просят убежища и встречи с Вами. Они сейчас у входа в чертог, я оставил их с Леллем, ожидая вашего решающего слова, — закончив доклад Мунлайт замолчал, ожидая решения Леди Шантэ.

+1

263

В груди вспыхнул страх, когда, не нащупав жука, Сверр решил вытащить лапу, однако та не поддалась. Но прежде чем паниковать, он начал быстро перебирать варианты своего спасения, и самым очевидным для него оказалось позвать взрослых, потому что они всегда найдут способ вытащить его в целости и сохранности и их решения обычно оказываются куда более эффективными в сравнении с детскими размышлениями. Не то, чтобы он оказывался в такой ситуации так часто, чтобы сделать такое суждение, однако он доверял большим львам чаще, замечая, как серьезно и ответственно те себя ведут. Сверр, пускай и суется в свои героические вылазки в одиночку, никогда не зашел бы туда, куда ему советуют не ходить и где очевидно кроется опасность. И прежде чем проверять такой темный угол, он позвал бы взрослых, нежели рисковать собственной шкурой, и такой подход казался ему здравым и очевидным, однако не всегда он видел, чтобы так поступали и другие львята тоже, обычно беря все на себя и вперед за приключениями. Конечно, сейчас он продемонстрировал самую беззаботную и неразумную вещь, теперь не понимая, почему так поступил и на что рассчитывал. Зажатая лапа не была в силах двинуться с места и это доставляло большой дискомфорт, а наличие жука там, где она застряла, заставляло нервничать еще больше. Поэтому когда Дэннис проявил беспокойство, Сверр ответил четко и командным тоном, считая, что судьба его лапы в опасности.
- Да. Зови всех взрослых!
И тут пришла инициатива Лани, которая решила взять всю ситуацию в свои лапки, на что Сверр отреагировал сначала возмущенно, ведь кто знает, что может натворить новая знакомая. Она не была взрослой, поэтому львенок сначала отнесся к её попытке весьма скептично. А когда Лани прикоснулась своей лапкой к нему, то он чуть не сгорел от негодования и смущения. Он был очень мал и не особо любил львичек, не относясь к ним недружелюбно, но только очень осторожно и неловко. А когда к нему лезут и щекотят, так это совсем непозволительно. И все же находчивость Лани победила, и темношкурый освободился, хохоча от смеха, вызванного щекоткой.
Теперь же он тихо сидел в стороне, делая вид, что ничего и не произошло. А что, лапа цела, только может быть слегка задета гордость. Сверр уселся  подальше от стены с щелью, молчаливо наблюдая за попыткой Лани вытащить жука.

+4

264

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Каждый раз, как только чья-то лапа пролезала в узкую расщелину, жук-навозник задерживал своё дыхание; как можно сильнее прижимался он к дальней стенке своего укрытия, стоило только показаться из подушечек маленьким коготочкам. Маленькими они, конечно, казались только на фоне когтищ взрослых членов прайда, а для бедного скарабея и когти львят казались орудием убийства!

Как только лапа Сверра застряла в расщелище, бедняга уже было решил, что вот и пришла его смерть – конечно же, от недостатка кислорода, – однако в последний момент взору жука открылось то, чего он не замечал ранее: ход в стене! Конечно, он располагался довольно близко к лапе львёнка, так что существовал определённый риск... Но хозяин тёмно-серой лапы, похоже, был занят пока что совсем другим. Глубоко вдохнув и решившись, жук разве что не зажмурив глаза рванул вперёд, к лапе – и вскоре исчез в боковом ходу.

Ход же, как оказалось, выводил в тот же Чертог, вот только чуть дальше от того места, где столпились львята. Чуть высунув голову из стены, навозник оценил обстановку – никто его не замечал, а значит путь был свободен! Подождав ещё какое-то время и убедившись, что не привлекает никакого внимания (его преследователи ломали голову над застрявшей лапой), жук выбрался из расщелины и как можно скорее посеменил в сторону другой пещеры, где располагался вход в его нору. Где-то на середине пути он осмелел и обернулся – львята уже справились со своей задачей и теперь поочереди заглядывали в его покинутое укрытие, видимо, пытаясь разглядеть свою добычу в темноте. Ха! Неудачники! Не удержавшись, навозник развернулся ко львятам, привстал на свои задние лапки и показал маленьким хищникам язык, дразня их.

Услышали малыши какой-то звук или кто-то из них по другой причине повернул свою голову в сторону жука, но не успел навозник ничего сообразить, как вся ватага уже вновь мчалась в его сторону. Подпрыгнув от страха, скарабей развернулся и, вкладывая все свои силы в махание крыльями, полетел буквально куда глаза глядят.

А глаза его глядели в одну из дальних пещер Великого чертога – ту, куда не проникал свет. Решив, что в темноте они его точно не смогут разглядеть и, соответственно, найти, навозник погрузился в темноту и опустился на землю, замерев от страха и напряжения и вглядываясь в тени, приближающиеся к пещере.

Пещера, в которую залетел жук, не просто тёмная – он неё веет холодом, а все звуки, доносящиеся из Чертога, и вовсе будто замолкают, стоит только ступить за порог жуткого грота. Нужно быть настоящим смельчаком, чтобы зайти внутрь пещеры!

+3

265

Дениска в принципе далеко не убежал, так и оставшись на месте, вылупив глаза по пять копеек, когда его приятель... ницы, а если конкретно, самочка представившаяся как Лани, решительно пошлепала прямиком к бедолаге-Сверру. - Ты что делаешь? - вежливо поинтересовался у активно завозившейся вокруг его притихшего братишки самочки, сдав назад, и вновь уместив свою упитанную, пушистую задницу на холодные камни пещеры. Этому спектаклю явно нужны были сторонние зрители.

Интересно, вытащит она его в итоге, или нет? Естественно Деннису был не столь важен какой-то там жук, чем его брат, так некстати застрявший в этой пещерной расщелине. Не то чтобы он очень волновался ситуации,  рыжий выглядел довольно спокойно, наблюдая за скрупулезным процессом освобождения, как их там Лани называла... "королевского" львенка, но Дэнни вполне был готов, если что-то пойдет не так, вихрем развернуться на месте и быстро домчать до ближайшего взрослого. Но вроде бы пока дела обстояли в принципе неплохо. Сверр даже пискляво, чисто по-детски расхохотался, когда проныра-Лани буквально выкорчевала его из дыры, словно большую серую репку, при этом... щекоча его кисточкой хвоста?

Это был довольно странный, и, что говорить, забавный способ освобождения неуклюжего львенка. Судя по его истеричному, короткому гоготку взахлеб, Сверр ничего себе, слава богу, не сломал и не поранился, как можно было ожидать, так что Денис быстро успокоился, вновь расслабленно откинувшись и взирая на суетящуюся старшую самочку из-под полуприкрытых век со сдержанным любопытством. Мол, и что дальше. Правда глядя на невообразимо хмурую мордочку Сверра, Дениска просто не мог остаться равнодушным, и довольно быстро поднялся с нагретого местечка, поковыляв к смурному, скуксившемуся братцу, которого сама скала ранила в самое сердце! - Не больно теперь? - тактично поинтересовался голубоглазый, склонившись над хмурой серой моськой, и пар раз, весьма старательно провел по ней розовым языком, не забыв махнуть им по слегка мятому суставу крошечной деткой лапки сиблинга. Еще немного помурлыкав, обтершись с братом пушистыми щечками, Дэнни вернулся обратно, искоса наблюдая за тем, как самочка "удит" хвостом несчастного жука.

- Лани? - он осторожно выглянул у нее из-за плеча, с прищуром вглядываясь в темноту, при этом деловито наступив на чужой круп. - По моему твой жук куда-то ушел...

И в самом деле как-то уже и ловить некого. Зато подозрительный стрекот раздался с другой стороны, вынудив насторожившего круглые уши Жениса быстро повернуть голову в ту сторону, повинуясь чисто охотничьим инстинктам. В темноте их "панцирного" противника было едва видно, но тем не менее львята его узнали. Эээ... ну что, побежали твоего жука ловить наверное, да? Рыжий как-то без особого энтузиазма посмотрел сначала на боевито задравшую пятую точку Марию, а затем на куда более крупную их новенькую подругу.

Отредактировано Дэннис (17 Апр 2020 22:35:07)

+4

266

Довольно странное сейчас было состояние у одиночки. В голове по-прежнему гудело, она раскалывалась, словно он только что снова грохнулся со скалы, но ещё менее удачно, чем в последний раз. В какое-то мгновение он снова не понимал, что происходит вокруг: где он, зачем его сюда притащили, зачем пытаются помочь, что от него нужно местным львам. А где-то перед глазами словно во сне наяву пронеслась сцена, где его погибший друг отчаянно убегает куда-то за подмогой, совершенно не представляя, что его ждёт.

Арон хоть и слушал, что ему говорили, кивал в ответ, но сам всё пытался понять, что ему делать дальше. Да, он хотел отомстить, искренне желал всем тем чудищам испытать хотя бы малость того, что пришлось вынести погибшему в муках Марку. Арон уже понял, что подобная участь настигла явно далеко не одного льва, и понял, что местный прайд должно быть давно уже страдает из-за них. Так что, если его спасли и сейчас помогают, надеясь, что он однажды окрепнет достаточно для того, чтобы помочь воевать с ходоками? Что если он не справится? Арон понял, пока лежал здесь, что уж точно вряд ли кто-то чужой стал бы тратить своё время на побитого жизнью бродягу просто так. Одиночка навсегда запомнил, как его встретили патрульные другого прайда и не очень приятную встречу с леопардами. С одной стороны из него мог бы выйти отличный доброволец, так как умереть ему было не страшно, но с другой стороны одиночка теперь осознал, что ему теперь и умереть просто так было нельзя. Должно быть, товарищи на том свете засмеют, если он умрёт как трус. И в конце концов совесть не позволяла быть бесполезным куском мяса для тех, кто по какой-то причине пришёл ему на выручку. Да, поэтому сейчас Арон послушно принимал все лекарства и даже стал думать о чём-то, кроме трагических событий. И тут он взглянул на лекаря и наконец решился подать голос:

- Да, спасибо... Вроде бы звёзды перед глазами уже не так сильно летают... - поблагодарил лев, чувствуя, как жар всё ещё руководит его телом.
Ему почему-то казалось, что он даже чувствует себя смелее, так что начал говорить то, что не должен,  - Как думаете, почему меня спасли? Ещё немного и они бы наверняка разорвали меня, как моего друга...

Арон на миг задумался, почему он вообще сказал это, но понял, что отступать было уже некуда, а вопрос его всё же волновал. Если уладить всё с самого начала, то может ему и лечиться будет проще, так как сейчас всё было уж слишком сложно. Горчичношкурый вновь поднял взгляд на лекаря, но едва не вздрогнул от того, что очередная временная пелена перед глазами чуть не показала перед ним льва абсолютно белого цвета. Однако он вовремя закрыл глаза на секунду, слегка потряс головой и всё встало на свои места прежде, чем больной бродяга начал нервничать.

"Что это со мной? Он же темнее и грива у него чёрная... Арон, возьми себя в руки! Клорекс бы давно над тобой ржал из-за такого!"

+1

267

Постепенно бродяга оживал, оправлялся от терзающей его болезни и пережитых потрясений, и понемногу становился всё менее похожим на живого мертвеца, у которого в живых осталось только тело, а надломленный разум перестал функционировать. Говорить об окончательном душевном и физическом выздоровлении было пока рано, но всё шло именно к этому. Пациент не был безнадёжен, коль скоро интерес к собственной судьбе вытеснил из его головы царившие там прежде боль и всепоглощающее безразличие ко всему, кроме своей утраты.

- Как думаете, почему меня спасли? - он вежливо обратился на вы, благоразумно не желая "тыкать" зверю, которого совсем не знал. На первый взгляд, это был странный вопрос, на деле же он имел право на существование. Казалось, что чужак, после того, как впервые за всё время пребывания в чертоге обеспокоился о себе, вспомнил, что не следует безоговорочно доверять первым встречным, даже если они спасли тебе жизнь (особенно если причина, по которой они это сделали, не совсем для тебя очевидна), а потому попытался с осторожностью прощупать единственным доступным для себя способом, нет ли здесь какого-то подвоха. Что ж, в этот раз он может спокойно выдохнуть - ему повезло.

- Думаю, из милосердия. Не могли же наши патрульные развернуться и уйти, бросив тебя на растерзание Белой смерти? Это было бы жестоко, - любезно объяснил Фёдор. Всё на самом деле просто: никакого рассчёта, только сострадание к слабому, обречённому на несправедливую смерть в случае, если никто не вмешается и не заступится за него. Пусть на избалованном мягким климатом и обилием дичи юге и ходят легенды о суровом нраве обитателей северных краёв, но со спокойной совестью бросать на произвол судьбы таких, как Арон, не принято даже здесь.

Фёдор не испытывал смущения, когда ему приходилось говорить о таких вещах и даже как будто удивляться, что одиночка не верит тому, что его могли выручить просто так, не потому, что молодой, неопытный в бою и едва ли обладающий королевским происхождением странник мог быть чем-то полезен своим спасителям в дальнейшем, а потому, что они не смогли безучастно смотреть на то, как иные со зверской жестокостью расправляются с тем, кто этого не заслуживает. Даже несмотря на то, что буквально только что произошло с Хопедайей у подножья, шаман говорил с такой лёгкостью и спокойствием, как будто вовсе не замечал противоречия между своими словами и поступками. Может, потому что никакого противоречия и не было. В конце концов, Хопедайа умер быстро, почти не успев испытать мучений, и то ему было скорее страшно, нежели больно. К тому же, его смерть не была беспричинной, равно как и гибель остальных жертв, что никогда не играла роль развлечения, но всегда была продиктована целью. Над её чёткой формулировкой Фёдор много думал в последнее время.

Так было ли это лицемерием с его стороны? Скорее, лишь нежеланием вдаваться в подробности. Тем более, что о нравах своих сопрайдовцев Фёдор сказал правду, всё остальное же никого, кроме него, не касается.

- Я надеюсь, ты не считаешь себя нашим пленником? - добавил он, надеясь при помощи лёгкой иронии развеять последние сомнения бродяги. Работать с послушным и неприхотливым пациентом, не задающим вопросов и не критикующим действия лекаря, было очень удобно, так для чего же лишать себя этого удобства, вызывая необоснованные подозрения и настраивая его против себя?

Отредактировано Федор (4 Май 2020 14:14:08)

+6

268

—–) Долина горячих сердец

Мера заметно волновалась, то и дело тревожно оглядываясь на своих спутников, топающих рядышком,буквально плечом к плечу. Нет, ну правда... А что если Шантэ не захочет принять лишние рты? Больше всего самка волновалась о львятах, то и дело оглядываясь на малышей, которых несли в пастях взрослые. Не всех, разумеется. Кто-то шлепал по холодным камням своими маленькими лапками, стойко выдерживая очередную тяжелую прогулку. Такие маленькие и хрупкие.

Так нуждающиеся в тепле и заботе.

Ну, хотя бы патрульные уже были на их стороне и то неплохо, может уговорят львицу-правительницу, если она окажется не в духе. Ну и они постараются, конечно, убедить в своей полезности... Ловя периодические взгляды большого черногривого самца, вожака патруля, очевидно, проверяющего их маленькую группу, не отстал ли кто, не пропал ли, Мериад старательно улыбалась самыми уголками губ в ответ. Мол, спасибо еще раз, вы так добры... Сказать вслух не позволял болтающийся в цепкой хватке львиных челюстей пушистый, хвостатый комочек. Вообще здесь были потрясающие... и вместе с тем довольно пугающие, как ей казалось пейзажи. Все эти обломки, точно зубы давно уснувшего и похороненного под тонким пуховым слоем сияющих белизной снегов,а виднеющиеся между ними глубокие трещины в граните были невообразимо темны, настолько, что казалось они вообще не имеют дна.

Опустив на землю Хлою, львица с опаской подгребла оставшихся без "транспорта" львят поближе к брюху, вот не дай бог где-то застрянут. - Держитесь поближе ко мне, - напутственно шепнула Мер, на мгновение опустив голову вниз... а затем уверенно подтащила в общую кучку вопреки ее стараниям вырвавшуюся чуть вперед Астрид, ухватив львенку за хвост. Та аж возмущенно пискнула, но,  вредно насупившись, таки поравнялась с остальными львятами, сердито распушив свой смешной, косматый воротничок и прижавшись боком к семенящей рядышком Ло. Да, тогда с Траином она столкнулась... они, во время того, как будущий король обходил свои новообретенные территории, и Мериад еще не заходила так глубоко в центр территории северян.

Хорошо львята понимали всю ответственность момента. Хотя... не понимали, конечно, уж слишком они маленькими были, но видя строгие морды родителей, маленькие проказники старались себя вести максимально тихо и не доставлять родителям лишних проблем. А то у Мер сердце бы остановилось, взбреди кому-нибудь в голову ломануться любопытства ради к огромной и чернющей, как сама ночь, расщелине! - Ни шагу от меня, - напомнила с чуть более строгой интонацией целительница, нервозно взмахнув пышной кисточкой хвоста прямо перед носом у ступающего к ней впритык Хэмиша.

Неужели пришли?

- О... - было собирающаяся бесхитростно сунуться в узкий ход скрытых от глаз пещер Мериад резко тормознула, услышав предупредительный комментарий Мунлайта, аж застыв на месте чуть присев, с поднятой на уровень груди лапой. - Да... конечно, как скажете, - львица спешно попятилась назад, оглянувшись сначала на оставшихся патрульных, а затем на своих верных спутников. Ну... мы подождем, да? А куда деваться.

Собрав копошащуюся кучку у себя под брюхом, Мера плавно опустила пятую точку на холодный каменный порог, терпеливо глубоко вздохнув и собираясь с мыслями. Ух... как же это все волнительно, кто бы знал. Опустив взгляд на разноцветные ушастые макушки, львица с коротким урчанием прошлась по ним языком, без особого разбору кто есть кто, старательно успокаивая своих малышей и малышек. Они почти на месте. Почти пришли.

Услышав долгожданное позволение, уже порядком озябшая, даже не смотря на то, что кормящую мать естественно прикрыли своими могучими телами обступившие ее со всех сторон самцы, Мера с радостью сунулась вперед самой первой, искренне надеясь, что могучие плечи Хэмиша, или Дента, последовавших за нею, нигде не застрянут! - Вперед милый, - скомандовала ватаге Мер, эдак деловито подпихнув вперед себя Малихара под пышный серый попец. Давай родной, не задерживай "поток".

Вау...

Взобравшись во внутрь и оказавшись на ступенях ведущих вниз в благородные залы, Мер на несколько мгновений замерла, так сказать на пороге, с эдаким подростковым восхищением оглядываясь по сторонам, а затем вновь вернула все свое внимание к львятам. Ну сами понимаете, за маленькими глаз да глаз, какие уж тут любования красотами! - Так... осторожно... - потихонечку спустив с каменных платформ-ступеней весь свой выводок, бдительно послеживая чтобы никто  не дай бог там... лапку не повредил,Мериад вновь вопросительно уставилась на патрульных. Мол, где я могу побеседовать с королевой?

Знаете, при виде Шантэ, расположившейся среди своих горделивых подданных, вальяжно отдыхающих на просторных лежбищах, Мера как-то... удивилась что ли.

Она просто на пару секунд растерянно замерла, хлопая ресницами и разглядывая неприметную, в общем-то львицу. Средненькая, серенькая,но с таким не по годам мудрым и тяжелым, как у воина побывавшего в сотне битв темным взглядом. В мыслях целительница представляла себе такую статную и величественную  крупную львицу, эдакую настоящую императрицу, держащую свое королевство в цепких когтях. Но перед нею была обычная, "мирская" львица. И к тому же, судя по ее отвисшему животу и разбухшим соскам - тоже молодая мать. Вон неподалеку несколько львят играются. Уж не ее ли?

И от этого на душе стало значительно легче. Уж кто как не любящая своих малюток мама, может понять другую, которая любит своих детишек не меньше и просит у нее кров и защиту?

- Шшш... Стойте здесь, - переступив через "шумную пятерку" мельтешащую вокруг нее, Мера сделала несколько уверенных шагов по направлению к чинно взирающей на нее Шантэ. - Приветствую Леди Севера, - вежливо обратилась к правительнице Мер, а затем почтительно, неторопливо склонила голову. - Я очень рада вас встретить. Меня зовут Мериад, я целительница одного очень далекого маленького прайда, чье существование вряд ли вам известно. Я с моим супругом, около полугода назад случайно оказались на ваших территориях и познакомились с Лордом Севера. Траин был очень любезен предложить нам кров, - Мера эдак виновато прижала уши, неловко переступив на месте. - К сожалению тогда мы не приняли предложение. А потом... так получилось, что я овдовела и осталась одна, ожидая потомства и надеясь дойти до вас и попросить помощи. К счастью мне помогли в этот тяжелый момент моей жизни - это Хэмиш, он ответственный и сильный лев, а еще замечательный лекарь, - она глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. - Мне очень тяжело просить вас принять в свою большую и дружную семью. Я понимаю, у вас наверняка и без нас полно проблем, я... соболезную вашей потере, Леди Шантэ, и понимаю вас, как никто другой... Нам сказали, что ваши границы закрыты. Но... Как мать... Мои детеныши, и дети Дента, который тоже остался один, его малыши оказались даже в большей опасности, чем мои, потому что потеряли мать и голодали - все они нуждаются в куда большей защите, чем наша скромная троица. Особенно в таком нежном возрасте, когда вокруг столько опасностей. Мы очень просим вас проявить снисхождение и понимание. В свою очередь я и мои спутники обещаем, что будем приносить пользу вашему прайду. Мы и целители и бойцы. А из наших детей, когда они вырастут, будут не менее хорошие защитники ваших бескрайних северных владений. Надеюсь на ваше понимание и вашу милость, - хотя бы в память о исчезнувшем правителе.

+6

269

Долина горячих сердец>>>

Процессия ступала довольно медленно, то и дело притормаживая на короткие передышки, и в какой-то момент Денту начало казаться, будто они идут уже целую вечность за своими провожатыми, а до обещанной королевской обители все еще чертовски далеко. Правда, львы теперь шли не вдоль трудного, нещадно продуваемого перевала, а по долине, где было достаточно необременительно следить за малышами, без опаски, что кто-нибудь из них застрянет или потеряется. Осторожно сжав клыки, седогривый самец поначалу нес егозу Астрид, которая так и норовила выскользнуть из надоедливой пасти отца, дабы непременно продемонстрировать всем присутствующим свой нордический героизм. Кейси, ловко снующей меж массивных лап льва,  периодически приходилось тыкать носом в дрыгающие пятки детеныша, призывая ту к спокойствию и хоть какому-то детскому благоразумию. Твоему бате и так непросто, девочка… давай хотя бы ненадолго станем послушными. Что, нет? А что скажешь, если я попозже поймаю тебе самую жирную мышь для игр? Годится?

Пытаясь различить очертания заветной пещеры, Дент то и дело приподнимал свою косматую башку и устремлялся взглядом вдаль, поверх вихров темногривого патрульного. Как же оно выглядит, это место, которое должно приютить его дочерей?Будет ли там безопасно для них? Чем дольше одиночка размышлял над их дальнейшей судьбой, тем суровей и озабоченней становилась его уродливая морда. Его беспокоила нынешняя обстановка на Севере… пожалуй, даже слишком беспокоила. Закрытые границы и усиленные ночные дозоры (всем чужакам выйти из Сумрака!) никак не могли указывать на мирное течение жизни, когда волноваться особо не о чем, разве только о каком-нибудь несчастном голодающем, случайно забредшего в долину. Вроде Дента, да.

"Значит, у королевы есть проблемы с чужаками, - невесело размышлял двуликий, выпустив, наконец, из пасти свою ворчащую дочь на очередной мини-остановке. Сам же он лениво потянулся, с удовольствием хрустя суставами и разминая усталые мышцы, после чего небрежно облизал белоснежную спинку Ло, машинально подгребя ее к себе. Его маленький пушистый Снежок… Правда, младшенькая тотчас же укатилась по направлению к Мериад, явно рассчитывая перекусить сладеньким молочком. Глядя на завозившуюся кучку детёнышей, Дент не сдержал добродушной, пусть и несколько косой усмешки. - А может быть, закрытие границ  как-то связано с исчезновением лорда… как там его… Траина?" - чем дольше бродяга думал над причинами, которые могли сподвигнуть леди Шантэ усилить свои защитные позиции, тем крепче становилась его уверенность в том, что королеве вряд ли сейчас помешают новые рекруты. Да, он действительно был готов предложить королеве личные боевые навыки и силу в обмен на пищу и кров для всех львят. Авось, еще не успел растерять свою военную мощь и удаль.

***

Спустя еще немного времени, впереди замаячил целый ряд заснеженных скал, который навевал на мысль о чьей-то громадной голодной пасти с острыми клыками в виде сколотых вершин. Грозно возвышаясь над головами путников, они словно бы испытывали на прочность, задавая им немой вопрос - готовы ли вы пробираться дальше, по горному лабиринту развилок и тупиков или ещё не поздно повернуть назад?

- Идемте, - тихим, но довольно уверенным голосом сказал Дент своим товарищам, стараясь скрыть собственное волнение. Предчувствие подсказывало ему, что их конечная цель находится где-то совсем рядом, возможно, даже вон за той сквозной расщелиной или, скажем, чуть дальше этой каменной стены. Перехватив взгляд обернувшегося назад Хэмиша, одиночка приветливо кивнул усачу, после чего склонился и вновь подобрал в пасть одного из малышей. - Упфсе удет хоошо.

Даже теперь, когда стоило бы ускориться и, наконец, завершить сей долгий путь, львы продолжали шагать не спеша, бдительно следя за детьми, которым выпала честь ковылять своими лапками, наравне со взрослыми. Надо отдать должное северным патрульным - они с искренним пониманием отнеслись к кормящей самке, что априори не могла идти быстрее, ибо приходилось прислушиваться к каждому кряхтению своего разросшегося детского сада. Терпеливо выждав, пока Мериад и ее самцы разберутся со львятами, они вновь повели их компанию вглубь лабиринта, не высказывая ни слова недовольства за столь  затянувшееся путешествие.

И вот, кажется, оно… наверное?

Не выпуская из пасти львенка, Дент сухо кивнул на распоряжение седогривого дозорного подождать здесь, у входа, пока тот пойдет с докладом к леди Шантэ. Ну что ж… радоваться, конечно, еще рано, однако за сегодня бродяга и его две девчонки проделали невероятный, даже героический путь, с завидной упертостью бросая вызов самому Северу.  Не без помощи своих внезапных друзей, разумеется. Как бы там ни сложилась их судьба в дальнейшем, а только двуликий теперь знал наверняка - он на всю свою оставшуюся жизнь останется благодарен Мериад и ее мужу Хэмишу. Да, ему определенно стоит поговорить с ними по душам… не сейчас, чуть попозже, без лишних свидетелей и в куда более благоприятной обстановке.

Итак, пройдемте на поклон, господа...

Осталось лишь вознести хвалу тому, кто первым обнаружил эту пещеру, так надежно скрытую от чужих глаз, которую, в придачу, оберегала целая россыпь извилистых каменных  кряжей. Восхищенно дернув своим поврежденным веком, Дент осторожно ступил на каменный помост, под которым опасно зияла расщелина. Ух, боги… Одиночка чуть сомкнул клыки, дабы покрепче удержать в зубах нежную тушку малыша - мало ли что! Благополучно перебравшись следом за Мери через этакий ров перед замком, массивная туша самца с трудом протиснулась в узкий лаз огромной скалы, с непривычки нещадно подрав себе шкуру. Ну хоть голову успел пригнуть, вовремя вспомнив о недавнем шишаке на лобешнике, который он заработал по собственной невнимательности. Нет, ему определенно везет на низкие потолки!

“Да, найти пещеру весьма сложно, - спускаясь по каменистым ступеням, Дент оценивающе оглядывался по сторонам, чувствуя, как тревога за безопасность детей постепенно притупляется и покидает его сердце. - Хотел бы я взглянуть на того, кто не побоялся спуститься сюда самым первым”.

- Сэр! Вы только посмотрите, какая красота! - узрев сверкание голубых кристаллов, Кейси аж пасть раскрыла от восхищения, нечаянно уронив Астрид на землю. Та, возмущенно пискнув  на рыжую няньку-растяпу, тотчас же поковыляла в сторону Мериад, справедливо рассудив, что при такой большой конкуренции лучше держаться подле столовой. - Я даже не думала, что такое бывает!

- Угумф, - согласился седогривый самец, заинтересованно разглядывая окруживший их пейзаж. Внутреннее убранство подземелья действительно выглядело завораживающе и даже необычно. Сквозь множество расщелин пробивался утренний свет, который  словно бы врезАлся в пелену тьмы, рассеивая ее кромешность. И правда, красиво… - Нужно продолжить наш путь, Кейси. Не отставай!

Когда же вся их помятая, голодная и несколько ошарашенная компания ввалилась в огромные скалистые покои, Дент, наконец, смог опустить свою задницу на пол и шумно выдохнуть. Немного придя в себя, он осмотрелся по сторонам, мысленно отмечая всех собравшихся обитателей. Несколько взрослых и детенышей… кажется, это и есть вся королевская семья, к которой он так жаждал попасть. Только вот которая из них королева? - Приветствую тебя, правительница, - чуть выступив вперед, седогривый бродяга обратился к старшей темно-серой львице, ошибочно приняв ее за Шантэ. - Выслушай нас, пожалуйста, - впрочем, двуликий одиночка довольно быстро понял свою ошибку, едва только Мериад начала свою проникновенную речь. Подняв свой изможденный, слегка затуманенный взгляд на другую львицу, которая была куда моложе первой, Дент неожиданно смутился. Мда, как неловко-то все вышло… Впопыхах назвать королевой совершенно иную самку, даже толком не разобравшись, кто кому кем приходится. Нет, он уже давно не боялся себя опозорить, просто... как он тогда собирается просить помощи? "Помоги мне... упс! нет, это ты мне помоги!" - так что ли? Просидев с угрюмой рожей весь монолог серебристой кормилицы, бродяга то и дело косился в сторону леди Севера, гадая про себя, о чем она сейчас думает, столь внимательно выслушивая такой внезапный поток откровений. Удивительно, но в этой львице не было и тени той царской высокомерности, которой обычно страдают высокие коронованные особы. Но несмотря на кажущуюся “доступность” к своим приближенным, Дент вовсе не планировал с ходу изворачивать перед ней свою душу, как это сделала Мериад:

- Это правда, что у меня больше нет жены… И мне очень жаль твоего пропавшего мужа, - не искушенный в светских расшаркиваниях, лев-отшельник тем не менее склонил косматую голову, таким образом выражая Шантэ свое соболезнование. - Но у меня теперь есть они, - на этих словах он легонько подпихнул двух своих дочерей, дабы продемонстрировать королеве их пушистые тушки. - Как видишь, они еще слишком маленькие, чтобы я мог водить их на охоту… да хотя бы просто кормить,- вновь задвинув львят за свои массивные когтистые лапы, Дент решительно взглянул в стальные глаза главной самке. - Я пойду на все ради них и не отступлюсь, даже если ты нам сейчас откажешь. Но пожалуйста, леди Шантэ, мы сейчас очень нуждаемся в защите, хотя бы на некоторое время… Как уже сказала Мериад, взамен я предлагаю тебе свою силу. Мне приходилось сражаться даже с тем, кто был больше и сильнее меня, поэтому можешь не сомневаться в моих способностях, перед опасностями я не отступлюсь. Надеюсь, ты все-таки примешь нас… королева.

+5

270

—– ) следом за взрослыми

Астрид плохо разбиралась в происходящем, анализируя больше по ситуации и словам отца. Веди себя хорошо, будь послушной девочкой...

Львенку сложно оставаться послушным, особенно когда ты такой голодный и никак не можешь насытиться, старательно не обращая внимания на надсадный писк обделенных едой сиблингов Мериад. Она довольно быстро сообразила, что пускай эта львица и пахла их матерью (откуда малышу знать, что не каждая пахнущая молоком львица это их родная мамочка?), но она была чужой. Следовательно стоило быть настороже. Астри то и дело оказывалась то рядом с отцом, то по близости от Ло, молчаливо и недоверчиво, с опаской, поглядывая на остальных львят, явно не торопясь заводить с ними дружеские отношения.

Когда, например, самый наивный и вежливый детеныш светлой окраски с большими, пронзительно-голубыми глазами было попытался завести беседу с нелюдимой букой, последняя агрессивно встопорщила свой пышный воротник,загородив собой любопытно поблескивающую своими чудными глазенками сестру. Хсссс! Дескать, не подходи чужак, держись на расстоянии, а не то я тебе выбью твои красивые глаза! Жаль только вот Ло не понимала всей опасности, и вообще вела себя на редкость легкомысленно, чем, понятное дело, страшно возмущала глухо бухтящую себе под нос старшую сестру! Любопытный черный нос успел всех обнюхать, пока старшая решительно дергала ее за хвост зубами - остановись ты делаешь большую ошибку!

Впрочем... одной оставаться тоже не хотелось. Немного покорчив морды приличия ради, благо их кантовали что называется "из пасти в пасть", Астрид потихонечку но начала налаживать контакт со своими маленькими "спутниками", убедившись, что ни они, ни их родители не желают им, то есть ей, Астрид, Ло и их перепуганному отцу никакого зла (можно подумать маленькая троица писклявых котят способна завалить громаду-Дента, ага) маленькая воительница решила сменить гнев на милость. Судя по всему им так и так придется проводить весьма продолжительное время, в компании друг друга, потому что переход почему-то не заканчивался, а львенка все ожидала когда они придут ну... к пещере какой-нибудь, да? Гдеж им жить теперь. Но почему-то взрослые останавливались только для короткого отдыха, и чтобы накормить детей... И все. Куда они идут? Что их ждет в конце пути?

Может еще поэтому эта недружелюбная юная леди перестала без конца щерить свои маленькие, жутко острые клычки, а стала держаться к середине их размеренного путешествия поближе к остальным львятам, притираясь к ним боками и пугливо вращая своими здоровенными ушами, то и дело настороженно щуря лиловые глаза. - Папа? - тихо обратилась к отцу мелкая задира, но не получила должного внимания от самца - на данный момент Дент был немного занят обнюхивая крутую тропу спускающуюся вниз по пригорку, проверяя дорогу на наличие каких-либо опасных учасков вроде раздробленных камней, о которые легко можно было пораниться, или мелких хищников прячущихся в расщелинах, которые могут навредить детенышам. Повернув смешную, тупоносую мордаху к бредущей рядышком красноглазой ровеснице, светлошкурая самка вопросительно взглянула на нее... неожиданно мирно поинтересовавшись... - Ты не знаешь куда мы идем? - естественно Хлоя не знала. Но что мешало теперь нормально познакомиться... верно? К тому же Ло была уже вроде как своя совсем. - Тебя как зовут? - немного помолчав, вновь обратилась к львенке дочь Дента. - Я - Астрид...

Вот и состоялось знакомство.

Спустя еще какое-то время Астрид окончательно расслабилась, познакомившись со всеми львятами и уже вполне мирно занималась обычной игрой - в догонялки, например. Больше предпочтение она отдавала все же общению с Хлоей, ну и, понятное дело, Ло, создав своеобразную типичную женскую банду со своими наивными девчачьими секретиками.

И все бы ничего, да вот только возникшие у них на пути незнакомые львы моментально разрушили только-только складывающуюся идиллию! Играющая с Малихаром, перепрыгивая через миролюбивого Хью Астрид моментально подобралась, спрятавшись за массивным телом Хэмиша, прикрывая сестру и вздыбив загривок. Откуда детенышу знать о таких нюансах кто что "охраняет" и кто такие патрульные вообще! К счастью... вроде бы родители не спешили хватать своих чад в охапку и бежать прочь как можно дальше. А даже вполне миролюбиво что-то обсудили между собой, так, что львятам только и оставалось что головами крутить, из-за всех сил пытаясь уловить нить разговора.

И снова они куда-то идут?!

- Папа, папа, - суетливо навернув круг под лапами двуликого самца, Астрид приподнялась на задних лапах, упираясь передними в свою очередь в широченную лапень отца. Естественно у этого дитяти было множество вопросов, на которые, если так подумать, у Дента тоже не было ответов, но здоровяк даже и ответить не успел, лениво подхватив свою драгоценную дочурку в пасть, породив тем самым ее возмущенный писк. - Ну пап!!!

Кто же знал, что жизнь у этих малышек может сделать еще один крутой поворот в этой умопомрачительной гонке событий?

Пещера... Огромная, таких Астрид в своей коротенькой жизни и представить себе никогда не могла!

  У старших от всей этой невообразимой красоты какой был... восторг, так представьте каково было маленьким львятам, которые смотрели на все это великолепие, на огромные потолки где-то очень... очень далеко, где все было в голубоватых "глубинных" цветах и кажется что неба вообще и не существовало никогда?!

А еще здесь было много львов. ОЧЕНЬ много львов! Астрид удивилась этому факту даже больше, чем огроменных размеров пещерам в которых они очутились! Один, два... много! И все такие разные. Все очень, очень большие! Она уже поняла, что кроме папы и мамы есть на свете очень много таких как они, вон, даже до сюда их сопровождали большие львы, пожалуй, не меньше по своим размерам, чем их с Ло отец, но все равно это все было для львенки прям... уух! Она поспешно задрыгала лапами в пасти спустившего ее с больших каменных ступеней Дента, спеша, наконец, почувствовать почву под лапками и как следует все изучить здесь.

Вы только посмотрите на это!

Пока старшие мирно, скажем так, беседовали с местной правительницей (элита!), Астрид навернула довольно... малоизящный, пошатывающийся кружок, во всю крутя головой и восхищенно вздыхая, заглядывая сталактиты... сталагмиты?... не важно, эти драконовы зубы-пики торчащие то тут, то там. И вообще! Может тихому восхищению львенки не было предела, но зато судьба распорядилась так, что юная гостья, буквально... запнулась о чей-то маленький толстый хвост, навалившись на кого-то боком, а затем наступив кому-то на голову. Грация! Шарм! Здравствуйте примитивные земляне!

Как оказалось ее "препятствием" оказался никто иной как Йап, который во всю "окучивал" юного принца, видимо уже представляя себе как они вместе побегут вдоль залы, эдакие лучшие друзья на век! А тут свалилось что-то на голову драсти!

Моментально распушив свою знаменитую манишку на груди, Астрид тут же отскочила в сторону... и столкнулась теперь уже с мирно клипающим зелеными зенками Иккингом, находящимся совсем уж впритык. Столкнулась лбами между прочим и довольно неприятно, но зато до крайности забавно! Еще и носами случайно тюкнулись, ну просто аввв!

- Прости... те, - тихонько буркнула львенка, вновь сдав назад, на этот раз бдительно проследив, чтобы позади никого не было - на это раз точно! Смерив гордым взглядом сначала малость шокированного наследника "трона", а затем его рыжего приятеля, самочка невозмутимо повернулась к ним своей плюшевой попкой, и уверенно пошустрила обратно к своей родной "стае". - Это место такое огромное, - усевшись рядом с ними, Астри вновь устремила взгляд вверх. - Мы тут будем жить?

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Одинокая скала » Великий чертог