Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Снежный алтарь


Снежный алтарь

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

http://i.imgur.com/VKoUCsH.png

Своеобразный алтарь находится на территории земель вечной зимы. Бывали времена, когда величественно чёрное древо Гренадил пышной кроной отбрасывало тень на зелёные земли. С тех пор, как ходоки сделали у его корней свой алтарь, древо давно не цветёт. Корни его высохли, на ветвях вместо листьев единственным украшением служит редкая шапка из снега. Это самое сердце земель, насыщенных магией, где духи общаются с шаманами и сплетаются два мира: живых и мёртвых.


1. Любой пришедший в локацию персонаж испытывает сильнейший холод (антибонус "-2" к любым действиям; нейтрализуется умением "Устойчивость к холоду").

2. Шаманы, пришедшие в данную локацию, получают бонус "+3" к броску кубика во время призыва духа. Также, в локации можно попытаться выпросить у богов недостающие шаманские умения или подать заявку на получение темного мистического фамильяра — особого призрачного спутника, принимающего форму любого животного и дающего временный максимальный антибонус противнику к выбранной игроком сфере. Мастер Игры бросит кубики и определит, достался ли персонажу такой фамильяр, или же нет. Осторожно! В случае провала броска персонаж может потерять разум, получить страшное увечье или даже навсегда остаться проклятым.

0

31

Я стояла поодаль от Короля и Королевы ночи, замечая каждую морщинку или оскалы краем губы, что проскальзывали на лице Владыки ночи. Сказать, что Морлоки буквально шокировала новость о возможно живом сыне, то не сказать ровным счетом ничего. Хоть ни Его высочество ни его супруга старались не выдавать волнения, что колыхнули их души, я чувствовала надежду, что мгновенно их посетила. В конце концов Первая не выдержала и с чувством переспросила супруга об услышанной новости.

Я невольно даже порадовалась за них, но тут же мысленно одернула себя. Мой взор перевелся на Тебя, эрилаз, одиноко стоявшего возле Гренадила, преклонив лапы у корней заледеневшего дерева.
Хальвард... Он был и для Тебя позором тоже. Ты считал, что не сумев привить и научить его ценностям Ходоков, показал и себя как недостойного. Ведь он стал предателем крови, "любителем южан" и отрекшимся.

Наверное ты думал о том, насколько сильно меняло нынешнюю ситуацию, что беглый принц оказался живым. Назвать его наследником короны ни у кого уже и язык не повернется, но Ты то ли беспокоился о мягкосердечности Владыки (ведь принять его обратно было буквально безумием!), то ли о возможности отмены свадьбы Нилсин и Бэрри.
А быть может Ты просто мечтал отомстить, очистив кровью неверного свою честь и честь королевского рода?.. Этого я сейчас понять не могла, но, аккуратно подойдя ближе к тебя, по окончанию молитвы спросила о следующих приказаниях.

- Иди к тому гиеньему выродку, Хэдвигу, что посмел подслушивать разговор верхушки Клана и скажи, чтобы не зарывался и немедленно шел исполнять приказ Морлока... А Хель предупреди о том, что пусть она и племянница Короля, она должна быть аккуратна... Наступает буря, нельзя чтобы она и думала фривольничать.

Я удивленно посмотрела, не особо понимая, что именно Ты имели ввиду. После чего Ты пояснил:

- Они вдвоем подслушивают доклад разведчиков. И стоят вон там, - Ты показал мне взглядом в сторону, где те двое должны были стоять. - И позови еще Хель ко мне в святилище... Нам есть что обсудить...

После этого Ты вернулся к Яране и Морлоку, дослушав разговор и, простившись с обоими, двинулся в сторону своего логова.
Я же, не повременив исполнения Твоего приказа, двинулась вверх по склону, в сторону подслушивающих разговоры старших Ходоков.

Фамильяр остается в локации, Расмус уходит в Святилище Видара ...>

Оффтоп

Расмус почувствовал Хель и Хэдвига Седьмым чувством.
Говорил с фамильяром он как всегда шепотом, его нельзя было услышать. Вообще, учитывая еще то, что он говорит неразборчиво для остальных.

Фамильяр заговорит с Хель и Хэдвигом в следующем посте, если у кого-то есть претензии по поводу моих действий - добро пожаловать в личку, могу переиграть)

Отредактировано Расмус (24 Авг 2018 01:49:35)

0

32

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Blaue Hexe"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Blaue Hexe

Дальнейший порядок отписи: Хэлла, Ильва (фамильяр Расмуса), Ярана

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

33

Хелла смотрела в глаза своему соратнику, не ожидая от него никаких слов.  Он не сможет отговорить ее, даже если захочет, тут свою роль сыграл её непокорный характер и разница в титулах. С какой это стати эрилазу, племяннице и воспитаннице короля Ночи слушать какого-то там вихта, даже учитывая тот факт, что она доверяет ему? Не так, как своему упырю, конечно, но всё же. Хотя… было кое-что. То, о чём они молчали пока оба. Однажды Хель позволила ему приблизиться ближе, чем должна, и возможно совсем скоро ей придётся поплатиться за это. Она пока не уверена в том, что результат их сближения действительно появится, но подозрения были из-за накатившей слабости и раздражительности, а также еле заметных изменений в теле. Хель твердила себе, что ей просто кажется, потому что боялась последствий, боялась своего незнания о заботе. Будет ли он рядом, если это всё-таки случится? Придётся ли ей отрекаться от своей семьи, если Морлоку не понравится её фривольность? Столько вопросов и пока ни одного ответа…

Ингрид внезапно начала торопливо тыкаться клювом в загривок своей Госпожи, явно пытаясь отвлечь её от этой бесполезной игры в гляделки. Львица раздражённо глянула на свою напарницу, желая за такую наглость влепить ей неплохого леща, но её взор уловил движение. К ним приближался белый шакал, с позволения сказать дружок Расмуса – Ильва. Её недовольный взгляд заставил львицу мысленно взвыть, но своё раздражение и явное нежелание болтать с переводчиком старшего эрилаза она умела скрыла. Спокойно присела, ожидая пока самка добежит до них и начнёт раздражённо ворчать, будто мать, отчитывающая непослушных львяток. Без просьбы Расмуса или другой крайней необходимости Ильва не стала бы к ним приближаться (тем более с такой недовольной мордой), а это значит, что шпионы получились из них никудышные. Мысленно львица молила, чтобы она просто кинула какую-то едкую фразочку или убралась. А лучше чтобы поторопила их, оставаться у алтаря у Хель не было никакого желания.

- Доигрались? – ехидно прошептала птица на ухо своей Госпоже и тут же испуганно отлетела в сторону, чудом увернувшись от клыков раздражённой львицы. Ингрид действительно полезный напарник, она частенько даёт хорошие советы, предпочитает помалкивать, когда рядом много других ходоков, но вот её бесстрашие иногда выводило эрилаза из себя. Иные относятся к Хелле с уважением, южане и полукровки боятся её, а какая-то птаха позволяет себе вставлять остроумные словечки. Дожили, называется.

- Ещё немного и ты доиграешься до должности моего обеда, - сухо рыкнула на неё Хелла, и тут же перевела усталый взор на шакала, ожидая её слов. Догадки эрилаза были верны, правая лапа короля и впрямь заметила их. На счастье Хель напарница Расмуса отчитала лишь Хэдвига, решив не рявкать на эрилаза, пока рядом вихт, отправив львицу к своему господину. Ну что ж, если не отчитала Ильва, значит этим займётся Расмус, в этом Хель была просто уверена. Эрилаз с досадой в глазах на прощание кивнула Хедвигу, понимая, что теперь ей точно не удастся убедиться в гибели братца. Вряд ли Расмус быстренько её отчитает и сразу же отправит её в поход, раз повёл её в свою пещеру. Вот только на кой чёрт она ему сдалась, львица пока не понимала. Неужели всё так плохо, что Расмус решил обратиться за помощью к ней?

«А что если он догадался?» - мысленно спросила себя самка, приближаясь к старшему эрилазу и почтительно кивнув ему в знак приветствия.

- Я вся во внимании, дядюшка, - достаточно тихо, чтобы никто не услышал такого обращения, сказала самка, следуя за наставником принца-предателя и заинтересованно глядя на его морду. В её глазах читалась некая рассеянность, о чём она пока сама не догадывалась, и потому так бесстрашно искала зрительного контакта со своим «вторым дядюшкой».

>>>Святилище Видара

Отредактировано Хелла (24 Окт 2018 17:20:16)

+3

34

Лапы легко несли меня вверх по склону, а яркое солнце зачавшегося дня освещало две фигуры на вершине. Взгляд мой неотрывно следил за Хэдвигом - тем, кто осмелился подслушивать Твой разговор, эрилаз.
Мне самой это казалось неслыханной наглостью, но в первую очередь - опасностью. Ведь Ходочий род, порождения зимы, славится холодностью и расчетливостью своих детей. И этот вихт был именно из таких.

Иногда мне думается, что будь Бэрри более чист кровью, а быть может просто Твоим законным сыном, он был бы похож на Хэдвига. Расчетливость и коварство числится и за Твоим бастардом тоже, но вот преданности клану, как идеалам и устоям Иных... Этого Твоему ублюдку действительно не достает.
Для Бэрри традиции - условности, которые необходимо соблюдать во имя достижения его целей. Для Хэдвига же, мне казалось, устав Ходоков стоит на первом месте.

Тем не менее, это не отменяло того факта, что он сейчас своим чрезмерным любопытством оскорблял старших по званию.

- Хэдвиг, - ледяным тоном начала я, смотря на стоящего ходока как на равного. Я и была равна ему в тот момент, когда несла Твои слова. Ибо я Твой Глашатай, посланник воли. - Если у тебя есть желание узнать о случившемся, спустись вниз и слушай со всеми наравне, а не прячься в укрытии словно Упырь.

Я звучно рыкнула, ощерившись.

- Не смей проявлять таких волностей, щенок. Длань Одина следит за каждым твоим движением, если ты посмеешь сделать шаг не в ту сторону на следующий праздник главной жертвой для богов станешь ты.

Глаза в глаза. При желании этот вихт мог бы переломить мне позвоночник одной только лапой, но я знаю, что он не посмеет. Я лишь передаю сказанное Тобой, не позволяя себе лишнего (в отличии от него). Если он посмеет пойти против меня, это значит, что он пошел против тебя.
А у этого совсем другие последствия.

- Ты прекрасно услышал сказанное Королем Ночи. Иди и выполняй приказ, вихт, как и полагает Иному твоего звания.

И лишь спустя еще несколько долгих мгновений я отвожу взгляд, резко отворачиваюсь и смотрю уже на Хеллу. Ей я уже совершенно другим голосом, пусть не менее формальным, говорю о твоем желании видеть ее в святилище Видара.

Когда все разошлись выполнять вверенное им, я тоже двинулась прочь от священного дерева, надеясь дойти до пещеры раньше племянницы Морлока.

Фамильяр уходит в Святилище Видара ...>

+3

35

Ледяная Королева смотрела на всё хищным, внимательным взглядом. Она сохраняла своё спокойствие и хранила молчание, но даже такое положение не оставляло её безучастной.

Ветер слегка дотрагивался до шерсти львицы, и ей казалось, будто это мудрые духи пытаются достучаться до неё, но они настолько слабы, что даже при всей своей могущественности не могут толкнуть Ярану так, чтобы та пришла в себя.

«О, Великий и Милостивый Один, я до сих пор не могу поверить… Зачем… Зачем ты иногда так противоречишь сам себе…».

Она оставила затею размышлять, ибо знала, что сейчас это абсолютно не уместно. Её сына обязательно должны найти, и если его появление не повернёт время вспять (т.е, всё не обернётся в лучшую сторону), то уже ничего этого не сделает.

- У меня большие надежды, - холодно и неслышно прошептали губы, слух уловил посторонние звуки,  потом взгляд врезался в шакалиху, глаза которой были устремлены не на ближайших львов, а куда-то вдаль. Ярана попробовала понять, кто же является «собеседником» самки, и ей показалось, что собака разговаривает с обыкновенной кучей снега. Чуть лучше присмотревшись, Королева осознала, что предметом, к которому была направлена речь, был вовсе не снег а…

Живой лев. И это был Хедвиг, который находился в отдалении, показывая подобным свою непричастность, да вот только вид его говорил об обратном. Как мог этот самец, носящий звание защитника своих земель, братьев и правителей, действовать столь нагло и непристойно? Неужели он желает получить по заслугам от старших по званию, дабы его имя было предано позору за такой проступок.

Ярана смотрела на Хедвига осуждающим взглядом, продолжая молчать. Иногда эмоции можно использовать в качестве слов, что Королева и делала. Всем своим видом, холодным и суровым взглядом, словно длинная ледяная стрела, она пронзала подданного, показывая своё недовольство. Её чуткие уши слышали, как льва отчитывает глашатая Расмуса, в точности передавая слова хозяина.

«Как мерзко и невежливо…Показывать себя с такой стороны», - подумала Королева и, сделав новый вдох, вдруг отвернулась от объекта, так сильно приковывашего её внимание.

Нет, она вовсе не сменила свою точку зрения, мнение предводительницы оставалось неизменным. Но, если относиться серьёзно,  в настоящее время поведение Хедвига казалось для самки мелочью, по сравнению с тем, что произошло с Нилсин и с новостью о Хальварде.

«Они смогут сами заметить ему его проступок… Я же… Нужна сейчас своей внучке. Моей Нилсин… Бедной, бедной Нилсин».

С последней мыслью Королева Ночи посмотрела на мужа: его морда выражала крайнюю озадаченность и серьёзность. Наклоняясь к нему ближе, львица негромко проговорила:

- Я считаю нужным отлучиться, поэтому покидаю тебя, Мой Король, ибо верю в твою силу и остроумие, и что справедливость твоя разрешит все. Да помогут вам Боги. Прощай, Морлок, нужно позаботиться о Нилсин и о той девочке, - нежно, но не без ледяных крупиц сказала предводительница, одаривая мужа слабой искренней улыбкой и следуя за внучкой.

                                                                                                                                    -----→ Обледенелый грот

Отредактировано Yarana (25 Авг 2018 15:21:38)

+3

36

Серебряная долина-------→>>
Безжизненные сухие ветки Гренадила, воткнутые в небо, словно клыки хищника в шкуру животного, были видны еще с самого горизонта. Сердце Краев вечной зимы, черное исполинское дерево – вселенная – из которой Иные высасывали соки ни один десяток лет. На его ветках, едва качающихся из стороны в сторону, сидели бронзовые вороны, сливаясь с черной корой и тлеющим блестящим снегом. Их глаза-бусинки наблюдали за собравшимися под Гренадилом львами, ожидая скорейшего пиршества.

Приминая лапами мягкую желтовато-зеленую и местами белую от инея траву, Бэрри медленно шел к алтарю, где уже собрался почти весь клан, а за ним – стая шакалов. Он не помнил, когда в последний раз был такой светлый теплый вечер в краях, где он родился и вырос: чаще всего бушевали снега и вьюги, а ночью было также холодно, как и в пустыне. Сегодня боги празднуют свадьбу, его свадьбу, даруя хищникам возможность насладиться теплыми днями.

Во всяком случае, так себя утешал будущий Король Ночи. Но для некоторых ходоков солнце казалось страшным предвестником чего-то плохого – гибели – ведь солнце сжигает лед. Рожденные в снегах, белые, словно чистейший снег, ходоки созданы для тьмы или во имя нее.

Все члены клана расступались перед Бэрри: он выглядел страшно, потому что от него пахло кровью после охоты, потому что на его голове воцарялась корона, которая могла принадлежать только будущему лидеру и подчеркивать его связь с богами, его мистическую природу, его таинственное начало. Внушительно двигаясь в сторону алтаря, по следам Морлока, который должен был его там ожидать, Бэрри смотрел по сторонам, ловя на себе взгляды соклановцев, ловя на себе взгляды Марид. Он позволил себе в последний раз свободно взглянуть на нее, но вместо ликования, заметил лишь дикую злость в ее глазах; тем не менее, лев приподнял уголки губ в усмешке. Он знал, почему самка так напряжена: Марид не королева. Не его королева.

Но это было последнее, что волновало Бэрри. Первая волна искренней радости от того, что Расмус принял его как сына – ушла, уступив место холодной расчетливости и тихому ликованию. Он обещал себе, что сделает все возможное для того, чтобы не просто встать на один уровень отца, а чтобы превзойти его: первый шаг был сделан, когда Бэрри ловко запрыгнул на алтарь, и когда в ту же минуту приятно леденящая голову корона заблестела на солнце.

Он остановился возле Морлока, который то внимательным изучающим взглядом рассматривал сына своего эрилаза, то волнительно глядел в сторону, откуда должна была придти Нилсин. В конце концов, ожидание было вознаграждено: она появилась на фоне алого заходящего солнца, юная и красивая, робкая, словно пташка. Бэрри вновь расплылся в улыбке, жадно рассматривая будущую супругу и нетерпеливо переминаясь с лапы на лапу: кто бы что не говорил, а пташка была все-таки очень хороша собой!

Особенно, когда самец представлял ее королевой ночи. Холодной, безмолвной и с заледеневшими голубыми глазами.

Когда львица остановилась напротив Бэрри, нос к носу, лев прикрыл веки, вдыхая ее запах. Морлок колебался, но недолго: услышав тихое роптание львов, он начал говорить о том, что Белые Ходоки живут не только жертвами и кровью.

Иногда наступает счастливое время для свадьбы, для продолжения рода – все ради величия и процветания клана.

Бэрри открывает глаза и смотрит прямо на Нилсин.

Отредактировано Бэрри (5 Ноя 2019 20:30:31)

+4

37

———>>> Обледенелый грот

Принцесса зажмурилась, впервые за последние сутки выходя из глубин королевской пещеры на яркое закатное солнце, которое било прямо по глазам. Нилсин потребовалась несколько секунд, чтобы привыкнуть к такому яркому освещению, что в принципе — редкость для этих мест. Погода была издевательски прекрасной: теплой, светлой, на небе ни облачка, обычно кусачий холодный ветер, кажется, улегся среди заснеженных пиков, словно пригревшаяся на солнышке змея. Все то, что так любила Нилсин в горах. В, наверное, самый худший день в ее жизни.

Весь, кажется, клан уже собрался подле Гренадила в ожидании начала того, что будет для них длинным празднованием с пирушкой длинной почти во всю ночь, но для нее будет самыми тяжелыми часами за всю ее еще не очень длинную жизнь. Бэрри и Морлок уже стояли на каменном алтаре у самого основания Гренадила и смотрели в ее сторону. На голове у жениха она увидела традиционную корону, аналогичную ее собственной. И хотя принцесса не могла разглядеть выражение на морде у Бэрри с порога грота, у нее уже побежали мурашки по спине.

— Пташка, — донесся тихий голос королевы из-за спины львицы. Нилсин тяжело сглотнула, тщетно пытаясь избавиться от вставшего в горле комка, и сделала первые шаги в сторону алтаря. Хруст четырех пар лап доносился сзади, и она знала, что это за ней шли Хелла и Ярана, как почетное сопровождение, как охранники. Как стража, ведущая на казнь.

Хелла, как родственница короля, а следовательно и невесты, заняла свое место у подножья алтаря. На ватных лапах, которые упорно не хотели слушаться, Нилсин запрыгнула на каменный постамент, в который врастало дерево Гренадил. Вроде, ей удалось сделать это достаточно грациозно, чтобы не дать злым языкам повода потом перешептываться, обсуждая какой неуклюжей была сегодня принцесса. У них и так будет что обсудить. Например напряженное перекатывание мускулов под шерстью, сбивчивое дыхание, которое Нилсин не удавалось контролировать, переменный успех в попытках принцессы сохранять каменное выражение морды. Отсутствие на ней подарка Бэрри. Ярана запрыгнула следом и встала подле Морлока, напротив собравшейся толпы и молодожен.

Нилсин стояла лицом к лицу с Бэрри, ее светло-голубые глаза волей-неволей нашли его серые, смотрящие на нее с каким-то хищническим выражением, словно на добычу, на вкусный кусок мяса, который наконец достался ее охотнику. Ей не хотелось смотреть в эти глаза, которые, хоть и были признаком его не чистой крови, казались ей куда холоднее, чем глаза многих Ходоков. Даже его отца.

Наконец, заговорил Морлок, давая своей внучке возможность вырвать свой взгляд из цепких уз, которыми, казалось, сплетали ее эти глаза. Его слова были достаточно традиционными для любой свадьбы.  Не жертвами и кровью едиными, но и счастливыми узами брака, которые обеспечат продолжение рода, живы Ходоки.

Если честно, Нилсин не видела большой разницы между ними.

— Сегодня, — заговорила Ярана, когда Морлок закончил вступительную часть. Главной в проведении свадьбы, все-таки, является Королева. — Мы собрались здесь, в священнейшем из мест, под очами наших богов, чтобы с их благословения связать вместе жизни и судьбы Принцессы Ночи, Нилсин, дочери Хальварда; сына Морлока. — По традиции она должна была бы назвать имя ее матери, а не отца. Но Нилсин прекрасно понимала, что существование ее матери отвергается Ходоками настолько, насколько это вообще возможно, ведь она была южанкой. Лучше слегка нарушить традицию и назвать имя бывшего Принца Ночи и его отца, чем пойти по ее “грязной”, материнской линии. — И Бэрри, сына Расмуса, “Длани Одина”, сына Бури.

Она говорила еще какое-то время, рассказывая о благословенности этого союза богами, самим Всеотцом. Она рассказывала о символических значениях королевских регалий, что были надеты на обоих молодоженах, хотя все и так знали об этих значениях. Эти регалии были такой же традицией, как и ее слова. Она пыталась рассказать о различных достоинствах невесты, выкручиваясь, как только могла, представляя ее в наилучшем свете, насколько Нилсин вообще могла предстать перед другими Ходоками. Все это звучало очень хирургически точно. Холодно, расчетливо, обдумано.

Морлок же взял на себя обязанность расписать все положительные стороны Бэрри, конечно же, не забыв упомянуть о великолепном подарке, который тот принес для Нилсин. И который принцесса совершенно явно отказалась надевать. Нилсин подчеркнуто не смотрела в сторону Бэрри, упорно удерживая свой взгляд на двигающихся губах Короля или Королевы, в зависимости от того, кто говорил в данный конкретный момент, стараясь сохранять максимально безэмоциональное выражение морды.

Ей хотелось кричать. Кричать и бежать. При должном внимание, наверное, кто-то мог бы заметить легкое подрагивание на морде принцессы.

Ожерелье больно впивалось в шею.

Наконец, королевская чета закончила свою речь, объявляя о начале следующего этапа свадьбы: омовения. Им предстоит пройти к озеру и окунуться в леденящую воду, которая смоет остатки их холостячных статусов, обновит их, чтобы очистившиеся, они смогли плечом к плечу вступить в новую, совместную жизнь. По сигналу Яраны, Нилсин спрыгнула с алтаря лишь секундой раньше Бэрри, но тот моментально поравнялся с ней. Члены клана расступились, давая дорогу молодоженам. Король и Королева шли сразу за ними. Остальные Ходоки по очереди присоединялись к процессии следом за королевской семьей.

Нилсин упорно смотрела вперед и никуда больше.

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Снежный алтарь