Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Скалистый навес


Скалистый навес

Сообщений 31 страница 53 из 53

1

http://s0.uploads.ru/zyXNT.png

Крытое место вблизи водопада Хару с близким доступом к воде. Сам навес служит защитой не только от жаркого солнца в дневное время суток, но и от различного рода осадков. Место является слегка углубленным, но и близко не стоит с так называемыми пещерами. Камень приятно холодит лапы и успокаивает после долгих походов по горам.


Список ближайших локаций

soon

0

31

---→ Вершина плато

Они спускались с плато. Мэриан шла, приотстав на шаг от своего спутника, давая ему возможность показывать дорогу. Вообще-то она неплохо знала эти места, но сейчас с удивлением чувствовала, что там, где прежде пахло только травой, камнями и мелкими зверьками, обитавшими в расщелинах, теперь чувствуется довольно стойкий запах других львов. Львов чужих ей, посторонних, неизвестно откуда взявшихся.

Этот уступ она тоже раньше не видела... а может, видела, да только не обратила на него особого внимания. Сказать по правде, львице куда больше нравилось на вершине плато. Там было привольно и просторно, там дул ветер, принося диковинные запахи издалека, там паслись животные — пусть не очень много, и не особенно крупные, но на то, чтобы парочка львов могла прокормиться, их вполне хватало. Но тут тоже было неплохо, довольно уютно. Тропа удобная, истертая временем, камни гладкие. Любопытно будет рассказать об этом Газбаку.

Вспомнив о самце, рыжая тревожно оглянулась. Она ушла охотиться еще в начале ночи; сейчас забрезжило утро, и вскоре лев, не найдя ее, наверняка примется разыскивать.

Ну ладно, взглянет одним глазком на этого их главаря, как там его зовут, вежливо извинится и сообщит, что ей нужно найти своего спутника.

— Нет, такого я еще ни разу не видела, —
выслушав сбивчивые извинения подростка, самка качнула головой, показывая, что не стоит придавать всему этому особого значения. Вроде бы они поладили и все выяснили. Диппер просто лез из шкуры, чтобы показаться самостоятельным... что ж, Мэриан вполне его понимала. Она сама не особо-то его переросла.

По ее шкуре все еще бегали мурашки, а шерсть на загривке так и норовила встать дыбом, потому что небо все еще было подсвечено заревом от вулкана. Чертовски красиво, но как же страшно!

Они, наконец, увидели нескольких львов. Тропа вела под уступ, и там Мэриан углядела здоровенного темношкурого самца. Вообще-то трудно было его не заметить. Так вот ты какой, северный олень... Мэриан, прищурившись, вскинула голову, навскидку оценивая размеры главаря. Кажется, он был даже крупнее Газбака, ну а она на его фоне смотрелась вообще почти детенышем. Кажется, рыжая была здесь чуть ли не самой мелкой. Что Шенью, что самка, неторопливо прошествовавшая в сторону водопада, что еще одна, мельком замеченная в полумраке под уступом львица, — все были довольно внушительных размеров. В родне у рыжей были львы подобных габаритов, взять хоть ее двоюродную бабку, или даже ее собственного отца. Но Мэриан, кажется, пошла в мать, как и ее старшая сестра. Обе они не отличались размерами, а рыжая при этом была еще и довольно тонколапой, так что даже немного оробела, когда темношкурый прошел мимо нее, одарив лишь несколькими словами.

Виду она, конечно, не подала. Поздоровалась вежливо, как положено, а затем уселась на камнях, обвив хвостом лапы и блестящими глазами жадно разглядывая все вокруг.
— Я не слишком устала, — она свысока глянула на волка, принюхивавшегося к ней, — и предпочитаю ловить свою добычу сама.

Откуда-то явственно тянуло гарью. Рыжая хоть и осматривалась с любопытством, но волей-неволей порой бросала беспокойный взгляд в сторону Килиманджаро, который, впрочем, сейчас заслонял от нее здоровенный камень. Да и небо по мере того, как солнце поднималось выше, стало больше похоже на себя, — ни тебе зловещих всполохов, ни грозных туч. Небольшая облачность, а дальше безмятежная голубизна. Если бы запашок, приносимый ветром, можно подумать, что и не было ничего.

— Хорнет, — наконец, львица обернулась к соколу, который предпочел продремать остаток ночи на ее спине; теперь было уже достаточно светло, чтобы он мог лететь, — разыщи, пожалуйста, Газбака и приведи его сюда. Наверно, он уже давно меня ищет.

+1

32

→ Вершина плато

«Нет, нет, нет, нет!»

Да, мысленно Диппер просто кричал в сторону ушедшего столь быстро Шенью, подросток то ожидал на более долгую дискуссию, но босс поступил иначе и просто свалил в закат… В катакомбы, но какая разница, если он оставил неопытного на дипломатию подростка разгребать все тонкости принятия новой львицы в банду.

Ему за это вообще заплатят? Нет, это же Шень, он разве что так погладит по голове, что будущую гриву не распутать после будет. Добрый дядюшка. Сглотну, когда под навесом остались немного-немало, лишь львицы и сам Диппер, подросток поспешил представить Мэриан Шону – ту темную на шкуру львицу с темными склерами и салатовыми радушками глаз. Кисточки на ушах Шоны дернулись, когда она услышала своё имя и лениво подошла к новенькой, пристально её оглядывая.

- Но теперь ты в банде, Мэриан, добычу мы тут добываем вместе, - хмыкнула капская самка, - не резко, но стоит привыкнуть работать в команде.

Диппер тихо посмеялся в лапу. Он то помнил, как Шона терроризировала Рениту все дни до более глубокой беременности, призывая ту хотя бы на сурикатов поохотится. В итоге жена вожака так под навесом и просидела, отказываясь выполнять свой вполне логичный для львицы долг.

- Шона, не будь ворчливой тетушкой или у вас всех таких, капских, ворчание в крови? – не удержался от вопроса Диппер за что и получил по уху.

- Я о нас всех тут забочусь, пустая твоя голова, о молодых особенно. Вам же силы нужно иметь для нормального роста и крепких костей, - взгляд Шоны полоснул по морде Диппера остротой порицания. – Сам когда ел в последний раз?

- Я сурикатом на плато закусил, Мэриан видела!

Шона лишь покачала мордой, но постаралась стать куда более спокойной. В конце концов, ей самой отчасти не хватало того ленивого спокойствия, когда она была одиночной и просто брела по земле вместе с Мунхом. Никаких обязанностей и никаких правил. Просто живи.

- Мэриан, - Диппер тем временем снова обратился к новенькой, проводив любопытным взглядом её птицу, - а расскажи нам, откуда ты родом? А кто такой Газбак?

+1

33

> Пологий склон

Львица шла словно в забвении: она была полностью погружена в свои мысли и совершенно не замечала ничего вокруг, лишь попискивание Паника давало ей нужную ориентировку в этом бесконечном кошмаре. Впрочем, в ее мыслях все равно не было ничего полезного: пустота. Впервые за все путешествие она шагала совершенно одна и ее это ни капли не смутило даже. Мафдет была не совсем слепой и заметила сегодня, что один из ее спутников непростительно вульгарно таращился на другого. Или ей привиделось? Кто знает, ведь самка сегодня была, мягко говоря, не в трезвом уме и ясной памяти. Но она ничего не сказала, не подумала. Было ли ей хоть какое-нибудь дело до них? Может быть. Однако львица считала, что не в свои дела свой нос совать не стоит. Когда надо – все прояснится, если ей вообще нужно что-либо знать. В данный момент ее волновал только путь до места, где можно отдохнуть уставшим лапам и голове. Думала она в последнее время слишком много, так что кошка была бы рада – провалиться в белый сон, чтобы просто проспать сутки или даже больше и ничего не делать.

Из ее дум вырвал какой-то треск? Зеленоглазая нахмурилась: так дело совершенно никуда не шло! Она до такой степени задумалась, что стала пинать камни под лапами. Самка внимательно осмотрела каждую из лап: на них были небольшие царапинки, которые обещали скоро зажить. Но она не знала, было ли это следствием того, что она спотыкалась или того, что долгое время бродила по скалам там всяким. Львица саму себя убедила, что они вскоре заживут, но на всякий случай решила подойти к воде и как следует промыть лапы.

Кошка медленно подошла к берегу: где-то там вдалеке до сих пор сияло что-то красное, оно пугало самку, пусть и находилось не близко. Мафдет встряхнулась: сейчас не было времени для паники! Еще столько дел ей предстояло сделать, так что она поспешила заняться тем, за чем пришла к воде. Львица уселась на самом краю и принялась деловито окунать лапы одну за другой, после чего их тщательно вылизывать, чтобы уж наверняка. Это заняло не более пяти минут ее личного времени, после чего кофейная решила, как следует, напиться перед сном. А ведь она знать не знала, что помимо Рубинки в пещере кто-нибудь еще будет, хоть и представляла себе что-то эдакое в голове.

Напившись, кошка уставилась на свое отражение в реке и вновь погрузилась в думы.

И зачем я здесь? Может не стоило оставаться в этом прайде с ними? А вдруг мне нужно было идти дальше? А что бы я нашла там? Эх, пора быть честной с собой хотя бы и понять, что такой как я вообще далеко не уйти в этих жестоких землях. За прошедший месяц я много чего поняла: эти места совершенно не похожи на те, где я родилась.

Мафдет опустила голову и закрыла глаза, как бы вспоминая свое прошлое и прося прощение у своих сестры и матери. Из родных у нее ведь совсем никого не осталось. Неужели она мало страдала за всю свою короткую жизнь? Будет ли ей еще больно или это уже конец? На все эти вопросы самка не знала ответа, однако задавала себе их каждый день в надежде на то, что когда-нибудь все прояснится. А сейчас ей надлежало пойти уже по слабому следу рыжей львички. Рубинка небось уже давно спала и видела десятый сон в своей лачуге, как Мафдет шлялась неизвестно где на чужой территории. Она даже мысленно выделила это слово, потому как была лишь гостьей у Шенью и его супруги.

Разозлившись на свою минутную слабость или помутнение в мозгах, львица со всей дури ударила по воде, где видела саму себя. Брызги прохладной жидкости намочили ей по меньшей мере часть морды, что окончательно отрезвило и без того пьяный разум. Она уже перестала себя жалеть, на ее морде наконец-то нарисовалось то самое угрюмое выражение, которое все так хорошо знали. Во всяком случае, Нирнамэ и Фрозен точно знали. Даже мышонок перестал маячить перед ней и уселся на свое излюбленное место – на голове львицы, а кофейная быстро зашагала в ту сторону, откуда доносился слабоватый аромат Рубинки.

Наконец, она достигла того самого места, где нужно было спускаться вниз и смотреть себе под лапы. Круглом была сплошная темень: были видны только ее блестящие глазки, которые яростно сверкали в темноте. Мафдет вошла вовнутрь: как и ожидалось, мелкая рыжая уже давно посапывала, зато помимо нее зеленоглазая заметила еще троих львов. Первые двое были совсем юными, Мафдет сразу поняла, что они еще подростки. Она прищурилась и поняла, что эти самец и самка скорее всего были братом и сестрой. Зато та, что беседовала с молодым шоколадным, была явно почти ровесницей Мафдет.

Самка прошел всего в паре шагов от разговаривающих, бросив на ходу что-то вроде «доброй ночи» и улеглась в нескольких метрах от них. Она страшно устала за этот день, но сон пока что не шел к ней в голову, так что львица решила прислушаться к разговору. С одной стороны, она не представилась им и проявила себя не с самой лучшей стороны, но с другой, если им надо, то они сами подойдут и познакомятся.

Малыш Паник тем временем решил, что с него хватит путешествий на львиной голове и слетел с нее, приземлившись сбоку от кофейной. Он свернулся в клубок, насколько это позволяло ему его тело и вскоре заснул.

Львица невольно расплылась в улыбке: этот мышонок всегда вызывал в ней теплые чувства. Она привыкла о нем заботиться и оберегать, а также учить хорошим манерам, чему Паник все время противился.

Отредактировано Мафдет (30 Янв 2018 21:23:39)

0

34

→Вершина плато

Светлая самка волочила лапы, но прихрамывала на повреждённую. В пасти болтался уже давно скончавшийся сурикат, но как львица поняла его смерть? Сердечко малютки не билось, а само тельце холодело. Вдыхая запах Мазози и Мунха, Мао смекнула, что где-то  в этом районе, возможно, располагался лагерь банды, куда ей и нужно было ковылять.

Хищница, надеясь на удачу, решила подойти к местечку в виде скалистого навеса. Она не ошиблась, ибо услышала незнакомые голоса, означавшие то, что охотница нашла верный путь. Львица хромая зашла под навес. В нос ударили различные незнакомые запахи, не каждый из них казался самке приятным, но вера в то, что она сможет привыкнуть к ним, успокаивала. Новоиспечённая охотница старалась вести себя непринуждённо и спокойно, чтобы не вызвать подозрений и не спровоцировать атаку. Цапа устало «выплюнула» добычу, а позже, найдя свободный уголок в «недопещере», улеглась, глотая драгоценный прохладный воздух. Растянутая конечность болела после не краткой «прогулки» от места охоты до лагеря, поэтому усатой нужно было время, чтобы расслабиться. Наконец, отдышавшись, Мао с улыбкой произнесла:

- Доброе утро, меня зовут Мао.

Фраза была сказана немного волнительно, так как самка боялась непонимания со стороны незнакомых особей, поэтому продолжала сохранять добродушное и дружелюбное выражение на своей мордочке. Глаза Пушка мило сверкали, не предвещая никакой агрессии.

- Мунх и Мазози должны были притащить сюда зебру, - вдруг опомнилась охотница, - Где же они? – привстала она с места, но сразу же свалилась, растянутая лапа больше не хотела держать свою хозяйку.

Сурикат одиноко валялся на камне. С того момента, как он очутился там, тушка успела немного «раскрасить» скалистое дно навеса кровью.

- Этот мангуст для ваших львят, - выдавила Мао, после чего почувствовала, что больше не может ничего сказать и начала глубоко дышать от утомления.

Отредактировано Мао (12 Фев 2018 15:04:40)

+2

35

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Дальнейший порядок отписи: Мафдет, Диппер(ГМ), Мао, Мэриан

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

36

Не успела львица заползти в лачугу и улечься, как в нее зашла не особо крупная самка. Из-за темноты Мафдет не могла ее как следует разглядеть, что ее совсем не радовало. Ведь самка привыкла владеть знанием о своих новых(?) знакомых. Пока что она не особо была осведомлена о том, как звать этих двоих помимо той охотницы, да и они не особо интересовались ею, точно зеленоглазая была привидением. Такое положение событий не порадовало ее, да и безынициативной ей не хотелось прослыть, посему кофейная решила подать голос.

- Привет, я Мафдет. Как тебе удалось поймать этого мангуста? Я слышала, что они довольно-таки верткие, - лучший путь к знакомству – нелестный комплимент, по мнению Мафдет. Сама львица была не особо общительной и отличалась «колким» характером, но сейчас ей было необходимо завоевать доверие новых собратьев и уважение к себе.

- Эй, ребят, а вас как зовут? – ей пришлось повысить тон голоса, чтобы мирноговорящие ее услышали. Не факт, что они отнесутся к ней со всей доброжелательностью, но попробовать определенно стоило.
Лежать одной в тьме было довольно-таки скучно, поэтому львица подняла свою пушистую жопку и направилась к Мао. Ей хотелось получше рассмотреть самку, да и говорить с другими отсюда было определенно удобнее.

- Ты в порядке? – она отметила глубокие вздохи со стороны песочной самки. Она ведь светлее? Похоже на то.

Во всяком случае, звучит вполне плохо для первого разговора с товарищами по банде.

На языке вертелось много красноречивых слов и выражений, которые львица решила пока что приберечь. Мало ли сейчас сюда зайдет супруга вожака и придется вести беседу? Мафдет ведь даже не знала, как она вообще относится к новобранцам, поэтому решила быть наготове.

+4

37

Вот же эти странные взрослые, которые всегда и всюду, да просто при любом условии и возможности начинают поднимать хвост трубой, выпячивать грудь и показывать кто тут главный. Диппер, оставленный тут почти за старшего, ощущал себя крайне младшим. И не только физически, но и морально. Его тут вообще видят? Порычать на этих дам, что-ли... Распахнув пасть, подросток уже хотел и правда издать "рык зрелого самца", но на выходе получилось что-то странное. И нет, не потому что у Диппера голос не поставлен, просто он увидел впереди одну из новеньких, хромающую и явно уставшую. Сложно было понять причину её усталости, но ведь не из-за суриката она сейчас на ходу разваливается?.. Бросив Хесусу просьбу зачерпнуть в полый и вскрытый панцирь черепахи воды для охотницы, сам подросток кинулся к львице, желая той помочь.

Она явно молода и не дурна собой, Диппер аж сглотнул, ощущая сухость в глотке, точно он минуту назад песка обожрался и сейчас пытался всеми силами его выкашлять наружу. Надо бы спросить у Рениты, что это такого и можно ли подобное вылечить.

- Хесус, ну где ты? - крикнул подросток в сторону ушедшего в сторону водопада друга, пока сам хлопотал вокруг Мао и её суриката, столь сильно пахнущего кровью. - А. Эти двое, - подросток махнул лапой по направлению к идущим со стороны склонов, - они никогда с добычей не торопятся, привыкли пинать гиен на склоне, вот и топали дольше тебя. Наконец, Хесус!

Горилла поставила подле Мао панцирь с водой, усаживаясь рядышком, словно желая самолично убедиться в исчезновении воды в горле Мао. Хесус такой Хесус. Вздохнув в его сторону, Диппер молчаливо проводил парочку львов в сторону грота, попутно напоминая о нахождении вожака там и чтобы не буянили. Мазози, фыркнув на молодого, молча проводила лапу Мунха по направлению затылка Диппера. Воспитатель, ничего не скажешь.

- Вот же... - горький вздох и лапа на ушибленном месте, - этот драчун - Мунх, вместе с ним тащит зебру Мазози, а темная самка позади тебя жена Мунха - Шона. Меня же Диппер зовут, а еще ты наверняка видела Цэрэн - сестру Шенью, где-то тут еще её дети бегают.

Ответив на вопросы новенькой и мысленно согласившись с её заботой по отношению Мао, юный лев огляделся и мысленно огорчился одним лишь шаманам вокруг.

- Ну а теперь, если меня побил каждый желающий, может мы, наконец, поможем Мао? У неё явно что-то не то с лапой? Что?.. Я не пойду звать Рениту, я не самоубийца! - выкрикнул подросток и спрятался за пострадавшую, слегка укладывая голову ей на правое плечо. - Тебе сильно больно? Я не травник, но могу попытаться...

Отредактировано Dipper (19 Апр 2018 21:10:35)

+2

38

Львица неопределенно мотнула головой в ответ на вопрос Диппера. Сейчас ей куда больше хотелось осмотреться, чем болтать о том, что она из себя представляет, откуда пришла и с кем. Ее удивляло то, с каким спокойствием все отнеслись к ее приходу. Одна из самок вообще отозвалась о рыжей так, будто она уже принята в банду — притом, что мнения Мэриан никто не спросил. Похоже, что они все-таки были настроены дружелюбно ко всем, что мог ответить им тем же... Тем не менее, это немного смущало. Похоже, что никто здесь не сомневался, что Мэриан останется с ними, а между тем, она сама понятия не имела, стоит ли это делать. Что-то скажет об этом Газбак? Территория плато нравилась самке, и она с радостью сюда возвращалась, но смогут ли они оба оставаться здесь всегда? Захочется ли Газбаку жить под началом другого льва, пусть даже он окажется совсем неплохим?

Она вежливо представилась всем, кого увидела; кое-с-кем ее успел познакомить Диппер. Этот малец, похоже, чувствовал себя здесь в своей тарелке, сновал туда сюда и то и дело с кем-то заговаривал. Рыжей оставалось лишь растерянно провожать его взглядом. Даже Хесус, кажется, ничуть не опасался присутствия такого количества хищников — а уж несколько львов наверняка справятся с одной молодой гориллой. Но те, кажется, привыкли и даже не думали на него нападать. Все это было слишком необычно по сравнению с тем, что видела Мэриан — а ведь она привыкла считать, что многое повидала.

— Это мой друг, — коротко ответила она, когда Диппер закончил шутливую перепалку с крупной львицей, которую он называл Шоной, — а сама я издалека. Путешествую с тех пор, как стала охотиться самостоятельно. Брожу то там, то тут, а после того, как повстречала в пустыне Газбака, мы путешествуем вместе. Боюсь, что вы даже не слышали о моем прайде: наши земли очень далеко отсюда, да и территория маленькая. Даже названия у нас не было.

Она смущенно умолкла. Всеобщее внимание было для нее непривычно. С одной стороны, ей понравилась компания других львиц: ей немного недоставало этого с тех пор, как она покинула прайд. С другой, она привыкла путешествовать лишь в компании Газбака, а тот обычно был немногословен, так что неумолкающая болтовня утомляла. Она почти сразу забыла, как кого зовут, и лишь рассматривала то одну, то другую львицу.

— Послушай... вы не поторопились записать меня в одну из ваших? Я благодарна твоему приглашению, —наконец, когда Диппер снова оказался поблизости, проговорила она; львица старалась говорить вежливо и подбирать слова, чтобы не обидеть ни подростка, ни кого-то еще из тех, кто мог услышать ее слова, — но я путешествую не одна, и последнее слово будет за Газбаком. Мы привыкли к кочевой жизни, не знаю, сможем ли теперь осесть на одном месте.

+5

39

Мао поспешно повернула голову по отношению к серой львице, осыпавшей её вопросами.

- Это было не…Нелегко, но его сородичи потом мне отомстили, - произнесла с тяжестью в голосе охотница, было видно, что ей бы стоило сначала хорошенько отдышаться.

Голубоглазая немного наклонилась и прижалась шеей и головой к прохладному каменному полу. Твёрдая скала довольно хорошо остужала, и львице немного становилось лучше. В это время светлая не двигалась ни одной частью тела, а лишь глубоко дышала.

Серая самка вновь задала вопрос.

- Ах, - вдохнула Мао полную грудь воздуха, - Всё в порядке, да, сейчас я немного отдохну, и мне обязательно полегчает, - затараторила усатая и, на мгновение, забыв о своей лапе, случайно ею дёрнула. Конечность заболела пущу прежнего, отчего кошка сжала зубы и зажмурилась.

«Ох, Великие Покровители, спасите меня. Я не смогу терпеть это вечно. За что…За что мне такое наказанье…»

Полностью абстрагировавшись от окружающего мира, яркоглазая мысленно погрузилась в некоторые размышления, которые частично заглушали боли в лапе, но даже они не могли ничем услужить несчастной. Когда же самка открыла глаза, перед ней скакал какой-то юный лев. Он суетился, с кем-то ругался,  что-то обсуждал с ближними. Тем временем, незнакомая горилла оставила охотнице воды.

- Спасибо, - поблагодарила её Мао. Хотя, благодарность  эту обезьяна могла спокойно разделить с юным львом. Львица, собрав часть оставшихся сил, приняла удобное для питья положение и начала глотать жидкость, чувствуя, что к ней, хоть и медленно, но возвращается энергия. Закончив, страдалица подняла голову, чтобы ещё раз трезво осмотреть новых сожителей. Лапа по-прежнему напоминала о себе гудяще-ноющей противной болью. – Тебе не стоит так суетиться, - попросила самка подростка, - Моя лапа, конечно, сейчас не в лучшем состоянии, но я надеюсь, с ней всё будет хорошо, - немного гиперболизировано ответила охотница, еле сдерживая спокойное выражение морды, через силу пытаясь не скорчиться.

+3

40

Развивалась очень интересная дискуссия: каждый делился чем-то из своего прошлого, даже сопереживал пострадавшим. Мафдет сидела рядом с Мао: ее состояние было неутешительным, да и сама львица выглядела изнеможенной. Кофейной хотелось бы ее как-нибудь поддержать, словом каким хорошим обмолвиться, но она была полным профаном по части поддержки. Ну, а вот лев-подросток был явно из числа тех, которые спасут всех и вся, если потребуется. Самке очень хотелось шлепнуть его, чтобы он хоть немного угомонился и перестал суетиться, тем самым заставляя бедную Мао еще больше нервничать. Но так было бы некрасиво, верно? Вот бедной зеленоглазке и оставалось только сидеть, да глаза закатывать. Еще и вздыхать, для пущей драмы.

– Оу, я уверена, что ты обязательно поправишься, если как следует отдохнешь, Мао. Я, если хочешь, могу с тобой посидеть, да поболтать, – как там себя ведут в прайдах? Почему-то пушистой казалось, что они тараторят как сороки. Ну, ей на самом деле представлялось, что в группах всегда больше львиц чем львов, а что делают женщины, когда не заняты делом? Правильно, сплетничают. Но кофейная была не из их числа, да и просто не любила бабские разговоры. Однако здесь такого не намечалось, поэтому она решила и о себе немного рассказать.

– Хм, а я тоже издалека. Мы с сестрой путешествовали вместе, даже до пустыни дошли. Но так случилось, что выйти сухой из воды смогла только я. А потом я познакомилась с двумя весьма несуразными мужчинами, и мы вместе добрались до севера. Честно говоря, я раньше никогда не бывала в таких местах. На моей родине и погода то неважная была, – она как-то понимающе кивала в сторону Мэриан, которая как оказалось тоже много путешествовала. И от чего-то Мафдет почудилось, что рыжая наслаждалась компанией не просто какого-нибудь левого льва, а кого-то, кто мог бы быть больше чем просто «друг». А самка своими спутниками особо то и не могла похвастаться. Ну, приличные львы. Ну, подумаешь, что у одного шарики за ролики заехали. Ну, бывает, что другой вообще весь белый. Оставалось только вздохнуть и поплакать в душе. Возможно, она хотела бы себе найти кого-нибудь, но сейчас было не до этого.

– Ох, как мне знакомо твое чувство. Мы вообще жили семьей: я, сестра и наша мать. Я вообще не знаю – что такое жить в прайде или как вас называть? – она выразительно посмотрела в сторону малыша, чтобы он ее поправил, если что.

– Но я часто подумываю, что было бы безопаснее жить в большой группе. Правда, слабо себе представляю, как в ней живут, да и уживаются ли вообще, – казалось, что она одновременно обращалась ко всем и ни к кому.

– Мне вот одной было бы трудно выжить. Я родилась гораздо слабее и меньше своей сестры, но к счастью, голова у меня была на месте, что и помогло кое-как, да выживать, – прервав свою тихую речь, Маф решила дать другим возможность высказать свою точку зрения или узнать чутка побольше о своих новых товарищах.

+2

41

Вокруг по-прежнему было шумно, но Диппер, поджав свой пушистый мешочек, пытался уверенно и немного смело выполнять свою роль – роль… Кого-то, кому Шень доверил раскрутить данную ситуацию и не довести её до осложнений. Интересно, он оценивал ситуацию исключительно из опыта или просто большое количество самок в одном месте вызывает у шамана внутренний страх? Шень боится женщин? Да ну нет. Диппер огляделся, продолжая тихо ворковать над лапой Мао, почти все дамы тут были добродушными, если не считать Шону и её ворчание. Все родичи Шенью сплошь ворчуны и придиры, это подросток выяснил для себя точно и навсегда.

Слова Мэриан, однако, Диппера из размышлений выцепили, и он удивлённо на неё взглянул, слегка вильнув хвостом у ног. И правда, может он не так понял слова Шенью и тот лишь просил приглядеть за львицей? Самец задумчиво хмыкнул и коснулся передней лапой морды, кривя брови в размышлениях на эту тему.

- И все-равно мне кажется, что даже если ты и не станешь частью нашей банды, то никто тебя гнать отсюда вениками из травок, собранных Ренитой, не станет, - подросток пожал плечами, еще не усыпанными гривой и улыбнулся рыжей охотнице прям в глаза. – Когда ты и твой друг снова будете вместе, а я уверен, что будете, можно будет снова обсудить с Шенью данный вопрос. В крайнем случае тот лишь поворчит на молодое поколение с жаждой приключений, да удачи вам пожелает. Хехе, но я не уверен на счет последнего.

Только лишь договорив с одной львицей, Диппер, как и остальные из банды прислушались к рассказу Мафдет, о её прошлом и жизни в целом.

- Тебе повезло, что ты не у нас родилась, слабых мы просто сжираем, - протянул лениво Мунх и Диппер в ответ на это судорожно замахал передними лапами, пока из-за слов капского новенькая не о том подумала.

- Это Мунх говорит про свой бывший прайд! В банде мы своих не едим!

- Ты точно в этом уверен?

- МУНХ! – возмущенно мяфкнул на взрослого Диппер, оголяя свои юные клыки. – Перестань тут всех пугать, мы не маленькие, знаешь ли.

- Скажи это Пеннивайзу, когда встретишь.

При упоминании имени этого льва, Диппер судорожно сглотнул и потрогал лапой шрамы, вспоминая прошлое. Не самое лучшее. Причиной тому было не только поведение подростка, но и пропажа сестры, которая и сейчас непонятно где носится. Пойти поискать? Возможно.

- Знаете, мне надо отойти, да и слышно, что из грота кто-то выходит. Наверняка Шень с Реной, - резко растеряв всю свою решимость, промямлил Диппер, переводя взгляд на каждого кто был рядом. - Хесус, а ты за Мао следи.

- Да и я пойду, надо земли прочесать, - следом за Диппером поднялся и Мунх, зевая во всю свою пасть. – Дамы.

→ Диппер на плато, Мунх в патруль.

+1

42

→ Грот

Шенью медленно вышел на свет под навесом, держа в пасти загривок одного из своих сыновей. За спиной ощущалась Ренита, да и топала она слышно, так что матерый не особо волновался на тот счет, что жена вдруг решила передумать и спрятаться обратно в темноту пещеры до полного взросления второго сына. Это же Ренита, она может в конце-концов. А под навесом, однако, было довольно много народу, начиная с более знакомых морд и завершаясь новой, которую привел Мунх, буквально на глазах своего босса проходя под навес и останавливаясь вблизи обрыва с водой.

Опять новенький? Предки, сколько можно. Матерый лишь закатил глаза, выдохнул сквозь сжатые на загривке сына зубы и медленно опустил его на каменную кладку навеса, куда более сухую, нежели в пещеры, наблюдая, как сын тут же начал шевелить головой и ушами, то и дело опасаясь сделать шаг вперед. Конечно, столько львов вокруг, кто не запаникует?

- Я вижу, тут мало что изменилось с момента моего ухода, - протянул шаман, глянув на каждого активного или не очень вокруг себя.

Едва ли вообще заботу о детях можно было назвать отдыхом, но Шенью ощущал некую готовность свернуть горы и поставить их вперед жопой, например, чтобы меньшая жопа окружая его земли. Дела всплывали в голове один за другим, от встречи с полосатыми гиенами, мир с которыми по прежнему крайне хрупок, так и до Траина дойти, разузнать, как там его дела после нападения медведя. Нужна ли помощь со стороны банды.

- Это Агрий и Орей, наши с Ренитой дети, - коротко представил детей банде Шенью, пока жена отпускала второго сына на пол. - Думаю, следует понимать, что никаких поблажек им делать не стоит, у нас не прайд, где принцев в хвосты целуют. Пусть познают мир и ловят шишки на свои головы, лучше раньше, чем позже. Ренита, не ворчи.

Матерый вздохнул, широко зевнул и снова взглянул на каждого. Приметив состояние Мао, пусть и не столь болезненное, шаман поинтересовался, что произошло и не встретила ли она кого постороннего на своей охоте. Потом были классические вопросы к патрульным с характерными "Хрен ли вы тут развалились? А ну марш территорию носами рыть!" Стоило только заняться женой, как парни тут же регрессировали до бревен. Кроме Мунха, разве что. Вот на него и перевели своё внимание, коротко спрашивая о новеньком.

- Да он не к тебе, босс, - ответил темный гигант, опуская взгляд на два пушистых комка с черными склерами; взгляд Мунха на миг лишь стал темнее и опаснее.

Он явно надеялся, что дети не будут рождены с Даром.

- Он к жене твоей, - более медленно договорил патрульный.

Морда Шенью медленно начала превращаться в горное образование - природный кирпич, тяжелый взгляд так и треснул по голове новенького,  когда тот подошел поближе. Он не видел в нем соперника, если кто и подумал, но что это еще за интерес в сторону Рениты? Этот лев вообще понимает, что этот комок меха с шилом в жопе стоит обходить стороной без иммунитета к последствиям её активности?

- Это к тебе, дорогая, - протянул шаман, проглотив горькую слюну.

Не ревнует! Просто отойдет, займется остальными львами, Ренита и сама лапой даст может, если слова чужака ей не понравятся.

+5

43

→ Водопад Хару

Вскоре мы с Мунхом (патрульный все же сказал свое имя, хоть и с явным неудовольствием) добрались до какого-то каменного навеса. Здесь было заметно более прохладно, чем возле водопада и эта прохлада все же вывела меня из состояния полудремы. Здесь было полно народу, что я сразу же почувствовал себя слегка неуютно. Но вскоре стала понятна причина такого столпотворения. Откуда-то вышли двое: лев и львица, несущие в зубах по серо-шоколадному комку шерсти.

"Видимо это и есть Шенью и Ренита. А это их дети... Не в самое удачное время я пришел."

После того, как Шенью объявил, что это его сыновья, он начал заниматься своими делами с другими членами его банды, а мне оставалось лишь дожидаться своей очереди и украдкой наблюдать за ним, Ренитой и их детишками. Но ждать долго не пришлось и громадная черно-серая туша предстала передо мной. Мунх отошел от меня и быстро представил меня ему. После уже я подошел к ним.

Вот уж кто-кто, а Шенью мог запросто поспорить с Тафари размерами. За то время, пока я странствовал, я уже успел отвыкнуть от того, что лев может выглядеть вот так. Весь его вид излучал невероятную мощь и заставлял проникнуться уважением. Но долго рассматривать его у меня не было времени, ведь он не был мне нужен по крайней мере сейчас. Наши взгляды встретились, и я ощутил на себе один из тех типов взглядов, который поймет любой, у кого есть хоть малая капля мозга в голове: "Тебя здесь терпят и даже выслушают, но не дай Айхею ты сделаешь что-то не то, и тогда твои лапы разлетятся во все четыре стороны. А сделать не то ты можешь ОЧЕНЬ многое". Я из вежливости на это мог лишь слегка кивнуть головой. Я уже успел понять, что здесь не особо любят подобные проявления "этикета", но поделать с собой ничего не мог - таким уж меня вырастили.

— Это к тебе, дорогая, — протянул Шенью, тем самым пустив меня к Рените.

В этот момент я почувствовал себя очень странно. До боли знакомое чувство обхватило меня, но я не мог понять что же это. В лапах появилась странная дрожь, в голове слегка помутнело, а сердце словно собиралось вырваться у меня из груди. Я чувствовал его биение как никогда прежде.

Удар.

Я медленно начал идти к Рените, чувствуя прикованные к себе взгляды. Мне начало казаться, что время вокруг замедлило ход, словно воздух стал тяжелее.

Удар.

Я начал понимать, что за чувство начало брать надо мной контроль. Я уже испытывал его прежде. Очень давно.

Удар.

Когда меня принесли к Тафари. Когда толпа львов решала мою судьбу. Тогда я был слишком мал и я...

Удар.

...боялся. Волновался. Я понял, что это было. Это был страх, это было волнение.

Удар.

Но это было давно. Я забыл о них. Но сейчас я вновь их чувствовал.

Удар.

Я уже стоял перед ней. Нужно было действовать.

Удар.

Сейчас или никогда. Пути назад нет.

УДАР.

Я поднял глаза и неожиданно для самого себя довольно громко начал говорить:

— Приветствую вас, — в этот момент я вновь слегка поклонился. — Меня зовут Амади. Я понимаю, что пришел не в самое лучшее время, — я скосил взгляд на детишек, но потом обратно перевел глаза на Рениту. — Но все же надеюсь, что вы выслушаете меня до конца. Я уже довольно продолжительное время ищу того, кого мог бы назвать целителем, настоящим лекарем, профессионалом. Того, кто знает об этом настолько много, что его знания приносят огромную пользу ему и другим. Я искал долго, но я узнал, что вы та, кого я так упорно ищу. И поэтому у меня к вам есть просьба и в каком-то смысле предложение, — я не был уверен, что Шенью в этот момент следил за мной, но всем нутром почувствовал, что от следующей фразы напрямую зависит целостность моей шкуры. — Я прошу вас взять меня в свои ученики, я хотел бы учиться у вас искусству лечения. Если вы согласитесь, то моя жизнь и все то, что у меня есть, перейдут к вам в услужение, я постараюсь быть прилежным учеником. Если же вы откажетесь, то я немедленно покину вашу территорию и более вас не побеспокою.

Я закончил и стал терпеливо ждать ответа. Говорить с каштановой львицой, которая на порядок больше тебя самого, которую защищает Шенью и которая сама могла бы отвесить пару оплеух, было явно не легко, но вместе с тем во время этого небольшого монолога куда-то пропали и страх, и волнение. Конечно, ощущать что-то, кроме всеобъемлющего спокойствия, было неплохо, но все же таких эмоций мне было бы лучше избегать.

Отредактировано Амади (9 Июн 2018 11:53:27)

+5

44

→ Грот

Ренита уже откровено забыла, какого это - подолгу находиться на свежем воздухе, под солнышком. Играть, гулять, банально валяться на траве. Увы, с появлением детей она почти не выходила из пещеры, лишь на несколько минут, чтобы размять часто затекающие лапы (приходилось много лежать, потому что дети нередко если в разное время и когда поел один, приходилось кормить второго), а после сразу же возвращалась обратно. Да, она была заботлива и трепетна к детям. Возможно, даже слишком сильно.

Опустив Агрия на землю, лизнула его в макушку. Тот заворчал, мол, мама, я мужик, не надо меня умывать тут при всех! А тем временем под навесом собралось много львов… Слишком много львов разом, по мнению юной лекарши, она не совсем готова была всем и сразу показывать детей, да и те, никогда не видевшие такое большое скопление себе подобных, трусливо залезли матери под лапы и теперь любопытно выглядывали оттуда, навострив уши и дергая черными носами. Вздохнув, Ренита подняла голову и кивала всем, с кем встречалась взглядом. В общем-то, тут она всех знала, если не лично, то по словам мужа.

На слова про набивание шишек и прочие прелести любопытных котят Рена хмуро глянула на Шенью и фыркнула, приглядываясь, куда бы цапнуть его посильнее. Конечно, она не хотела детям поблажек, они такие же члены банды, как и все, не лучше и не хуже. Но все же львица не совсем разделала взгляды мужа относительно шишек, потому что ей, как матери, хотелось оградить детей от всего опасного и представляющего хоть малейшую угрозу. Даже если угроза заключается в колючем кустарнике, который максимум, что может сделать, - так это оставить иголку в попе.

Вдруг Агрий что-то пискнул под лапами, но Ренита не расслышала что именно. Она опустила голову, чтобы переспросить, как вдруг услышала голос супруга.

- Это к тебе, дорогая.

- М? - не поняла лекарь, пытаясь найти взглядом льва, о котором говорит Шенью. Нашла довольно быстро, и к удивлению, незнакомец просто… кивнул и стал подходить. Рена в ответ постыдно икнула и тут же осознав это, умоляюще глянула на Шенью аки: «Спасити, я молодая мать, я вообще щас убегу обратно», но быстро поняла, что за такие слова и действия муж родной ей половину задницы откусит. Или того хуже.

Всего за несколько секунд, пока Рена раздумывала, драпать или нет, незнакомец подошел к ней почти вплотную. Она удивилась еще больше, когда ей пришлось опустить голову, чтобы посмотреть льву в глаза. Он был ей примерно по грудную клетку, и Ренита откровенно не знала, как поступить: то ли смотреть свысока (но это некрасиво), то ли опустить голову на уровень льва (а это будет уже смешно). В итоге львица продолжила стоять так, как стояла, внимательно слушая незнакомца и придерживая лапой котят, которые уже собрались его понюхать.

С каждым словом ее глаза округлялись все больше и больше, а уши прижимались к затылку. «Настоящий лекарь, профессионал». Ренита никогда не называла себя профессионалом, да, она любила заниматься травничеством и очень много знала, но о том, что к ней могут приходить ученики, и мысли не было! В конце концов, она была еще слишком молодой. Хотелось бы попросить совета у мужа, но львица понимала, что это исключительно ее решение. Что ж, ответ был очевиден изначально, потому что Рене сердце не позволит отказать тому, кто нуждается в ее помощи, будь то букашечка, таракашечка, зебра, крокодил или лев.

- Не знаю настолько я профессионал в своем деле… - как-то смущенно пискнула львица, чувствуя, как краснеют ее щеки. Чего лукавить, слышать такие слова было очень приятно. - Однако я постараюсь не разочаровать ваших ожиданий. Я не имею ничего против того, чтобы стать вашим учителем, ведь знания для того и нужны, чтобы передавать их, а мои дети еще слишком маленькие для подобного. Да и можно на «ты», в конце концов, я еще совсем не старая. Да, дорогой мой волосатый пенек? - усмехнулась и состроила хитрую морду в сторону мужа. - Я думаю, что в нашей банде вы найдете себе друзей и занятость, мы не прогоняем тех, кто пришел с миром и тем более за знаниями. Добро пожаловать.

И снова улыбнулась, всем своим видом показывая, что она только внешне такая большая и страшная, а на самом деле пушистый фуфик.

+4

45

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Первая очередь: Мао, Агрий, Орей, Амади, Ренита
Вторая очередь: Мафдет, Мэриан, Шенью

● Игроки из разных очередей отписываются независимо друг от друга!
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

46

Львы приходили и уходили, в пещере становилось то душно, то прохладно. Львица продолжала сидеть возле Мао, на всякий случай, а то вдруг ей плохо станет, а Мафдет будет тут как тут, чтобы оказать первую помощь. Ха-ха. Три раза. Из знаний о чем-то там лечебном она знала совсееем капельку. Самка нахмурилась: нет, таким мыслям не место в ее шумной головушке. Сейчас важно было поразмышлять над тем, что ей дальше делать. Честно говоря, она слабо представляла, чем обычно занимаются львы в таких крупных «семьях». Возможно, разговор с Шенью смог бы пролить свет на ее дальнейшее существование. Он же их пригласил, вроде бы? С гостями обращаются хорошо, а значит, она могла спокойно отдыхать и восстанавливать силы. Зеленоглазая даже и не знала, можно ли найти место лучше для проживания чем это. Здесь не жарко, ветрено и прохладно. А после джунглей и пустыни ей явно не хотелось снова умирать под жалящими лучами солнца.

Между тем, пока она витала в облаках, под навес все пребывали новые лица. Ну, вот парочку она уже знала, а остальных видела впервые. Голос порядком у нее сел, поэтому желания кричать на весь навес не было, так что львица только помахивала кисточкой хвоста, как бы здороваясь с теми, кого еще не видела.

Вот и супруги, правящие этими землями, появились тут. А вместе с ними топала пара маленьких львят. Львица улыбнулась: мохнатые комочки так неуклюже ступали с лапки на лапку, что вызывали у нее умиление. Она и не проигнорировала слова Шенью о том, что малышей баловать не надо, всего лишь занесла в очередной список того, что ей нужно делать. Далее она услышала короткий диалог между вожаком и светлым самцом, а затем и сам Шенью двинулся в их с Мао сторону. Мафдет его не боялась, он прослыл еще давно вполне заботливым мужчиной. Только вот без цинизма он обычно не разговаривал. Что ж, у каждого своя боль. Но Мафдет надеялась, что нынешняя жена смогла эту боль приглушить.

Устав сидеть, Мафдет прилегла: она не сомкнула глаз за все время, так что лежала и зевала во всю глотку. А еще надеялась на интересную беседу, а не полемику о том, какого черта она не спала. Вон, Руби до сих пор дрыхнет как сурок, а кофейная строит из себя невесть кого.

– И снова привет, Шень, – она улыбнулась краем уголков губ. – Вижу после нашей последней встречи многое изменилось. И я бы сказала, очень даже хорошо изменилось, – она говорила совершенно искренне, посмеиваясь мысленно над собой в то время, когда она была упрямой как осел.

Паник наконец-то соизволил спуститься с потолка и приземлился ей прям на челку. Львица насмешливой пыталась его сдуть, но наглый мышонок словно собирался устроить гнездо прямо у нее на голове.

– Негодник, – определенно эта реплика была адресована мышонку, на что тот возмущенно пискнул и принялся устраиваться поудобнее. Видимо, решил продолжить свою спячку.

0

47

Кремовая самка внимательно слушала новых соплеменников и, казалось, их речь даже немного содействовала успокоению раненой конечности. Это так здорово, она только оказалась в новой компании, и никто пока не был против этого.

- Если тебе не трудно, конечно, - улыбнулась охотница, но уголки рта её немного подрагивали от ещё не отступившей боли, - мне бы очень-очень хотелось с тобой поговорить.

Львица вдохнула прохладный воздух навеса, что снимал тревогу и расслаблял. Подросток разговаривал с крупным Мунхом, попутно обращаясь к рыжей самке. Они спорили, и Мао смогла услышать в их разговоре странное имя…. «Пеннивайз»…. Хм, вероятно, этот лев из каких-то дальних мест, но почему при упоминании данного слова кареглазый молодой самец заметно изменился в выражении морды? Было видно, что тому неприятно и даже, наверное, страшновато. Потерпевшая уже было хотела обратиться к одному из парочки, но тем вдруг понадобилось заняться своими делами. Не унывая из-за неполученного ответа на желанный вопрос, Пушок подумала спросить у Мафдет:

- А… Кто такой Пеннивайз? – с любопытством выговорила усатая, пристально посмотрев на собеседницу.

Практически сразу после окончания речи на «пороге» навеса появилась семья предводителя: он, его жена и дети. Эта компания привлекла внимание окружающих.

Как только малыши очутились на каменном полу, их представил отец и сделал несколько советов насчёт дальнейшего общения с львятами.  Также Шенью обратил внимание на состояние Цапы и задал несколько своих вопросов, на что львица посчитала ответить нужным так, как было на самом деле:

- Нет, к счастью, и, к моему сожалению, это моя собственная невнимательность, - выдохнула самка.

В убежище вдруг очутился ещё один самец. Сначала охотница посчитала его очередным своим соплеменником, но, узрев взволнованный вид и осторожность со стороны незнакомца, та сразу поняла, что этому  льву, скорее всего, пока никто из присутствующих не известен. Голубоглазая тихо наблюдала за разговором предводительницы и пришельца, но вдруг вспомнила про маленьких Агрия и Орея, с которыми тоже не мешало бы познакомиться.

- Привет, меня зовут Мао, - тихо и с улыбкой проговорила она львятам, чтобы не затмить разговор с новоприбывшим, но и позволить детям её услышать.

+4

48

→ Грот

Для маленького котенка, который никогда за свою короткую жизни не покидал стен родной пещеры, все вокруг было очень интересно и очень страшно. Широко распахнутыми серо-черными глазами он озирался по сторонам, дергая ушами на любые голоса и звуки, но быстро терял к ним интерес, переключаясь на что-то еще. Каждая травинка, букашечка и камушек представляли для Агрия повод потыкать лапой, погрызть и даже порычать (хотя больше это напоминало пищание, а не рычание), но при всем этом не отходить далеко от мамы. Потому что мало ли, что может быть за пределами ее лап, правда? Вдруг кто-нибудь наступит.

Но неожиданно от красного жучка котенка отвлекла пара чужих лап, которые очень близко подошли к маме. Агрий медленно поднял голову и фыркнул в свой маленький, черный носик и белые усы. Первый в жизни чужое лев не произвел большого впечатления. Совсем. Этот лев точно был взрослым, с гривой, однако совсем маленький ростом по мнению Агрия, который привык видеть огромного папу и не менее огромную маму. Да и тетушку тоже. Вообще все были огромные в жизни котенка, и сейчас он не мог понять, где и кто его пытается наколоть. Или не все львы бывают огромные? Кхм, нужно будет не забыть спросить об этом у мамы, но а пока…

- Мааам, - пискнул он, пошкребывая Рениту по передней лапе, уже забыв про размеры львов. К сожалению или к счастью, но дети в этом возрасте быстро, даже слишком быстро переключаются с одного на другое. Сейчас его очень сильно стал интересовать собственный желудок, чем то, кто и насколько больше его мамы (но для Агрия больше и лучше мамы никого никогда не будет). - Мам, я кушать хочу.

Он икнул, вздыхая, когда мама никак не отреагировала на его слова. Еще и брат что-то там фырчит под боком. Эм, стоит спросить у мамы, можно ли отдать Орея тетушке Цэрэн или же они навсегда будут жить вместе? Однако и от этих мыслей его отвлекли, на этот раз уже не лев, а львица, с большими голубыми глазами. Котенок любопытно уставился на нее, вытянув мордочку, а после и вовсе протянул толстенькую лапку, желая пощупать и понюхать. Дети же.

- Привееет! А меня Агрий зовут, - дергая усами, он похлопал Рениту по пальцами лапы своей свободной лапкой, но так и не вылез из-под нее. - А это моя мама. А где твоя мама? У тебя есть мама?

+4

49

<... Вершина плато

Туша на спине не была прям-таки до ужаса тяжелая, но все же то был не маленький жеребенок или антилопа, а целая и взрослая окапи. Перед самым склоном Фрозен на пару минут остановился, набирая сил для спуска, а уже после него шел до самого лагеря без остановок.

Окрестности водопада заметно оживились с последнего его визита, видимо огромное згачение в том играло время суток. Ночью Фроз не успел разглядеть всех членов банды, а сейчас, пусть и издали, перемежаемые шумом воды, были слышны ведущие меж собой разговор голоса местных.

Особым желанием присоединиться к ним Лузалу не горел, так что когда он подошел ближе к навесу, лишь прохладно бросил всем "Привествую" и двинулся мимо основной группы. В конце концов он тащил на себе несколько сотен кило свежего мяса, так что его неразговорчивость в случае чего можно было объяснить этим.
Шенью и Рените, что сейчас судя по всему были заняты, Фрозен отвесил более учтивое приветствие, на мгновение задержавшись рядом с ними, но расспросы о делах и здоровье близких решил оставить на потом.  Вместо этого он скинул тушу чуть поодаль ото всех, предусмотрительно отделив две задние ляжки на очень поздний завтра для себя и Нира. Запнув те чуть подальше под навес, полукровка грузным шагом прошел к воде.

Выглядело отражение в воде как всегда хмуро и обиженно жизнью, так что лишь пшекнув на него, Белоснежка сначала долго и упорно утолял жажду, и лишь потом принялся приводить себя в более-менее надлежащий вид. На умывание с нуля ушло бы очень много времени, так что он просто зашел в холодную воду по грудь, несколько раз в нее окунулся да и вышел после этого.

В утренней прохладе тело со всех сторон облепило холодом, но Фроз на это не обратил ровно никакого внимания, сдержанно отряхнувшись, дабы не попасть каплями на кого рядом. После этого он наконец-то ушел под навес, мешком костей и мышц плюхнувшись недалеко от других все еще спящих хищников.

Когда подлетел Свят, Фроз успел уже значительно подсохнуть да и вылизаться, окончательно избавившись от следов крови и дорожной пыли. Объявившийся беркут смерил его скептичным взглядом, вместо пустых разговоров принявшись за свою-Фрозеновскую долю добычи.

Нависшую меж ними тишину прервал лишь внезапный кашель птица, очевидно подавившегося одним из кусков мяса.

- Ты чего? - переведя вопросительно-спокойный взгляд на Святопера, Фрозен с какой-то долей скуки принялся его разглядывать.

- Таааам, - хрипящим шепотом, то ли от недавнего приступа кашля, то ли от недюжинного удивления, проблеял беркут. Лузалу посмотрел в ту сторону, куда тот указывал крылом и, тем не менее, особо ничего не понял.

Златопер показывал на ту самую рыжую патрульную, что совсем недавно кабанчиком попыталась сбить Нирнамэ с лап. За что, собственно, от самого же беркута и обзавелась парой царапин на плече. Глянув еще раз, Фрозен все-таки понял, чему же именно так изумился пернатый.

- Знаешь ее что ли? - резонно решив, что Свят это не просто так реагирует на похожую птицу поодаль от самки, он устало разметил голову на лапах. Не то чтобы ему было не интересно, скорее пялиться так в чью-то сторону, учитывая что ты о нем самом и говоришь в тот момент, было немного глупо.

- Вот вообще не то слово! Ты бы знал, насколько хорошо мы с ней знакомы, - хихикнув, птиц подпрыгал к боку Лузалу, подтаскивая оставшееся мясо поближе к нему. - Совсем не ожидал встретить ее тут.

Фрозен же лишь хмыкнул, обхватив поудобнее ляжку и неторопливо принявшись ее грызть.

"Мир тесен, что уж говорить".

+2

50

Руби снился пожар.

Она вообще-то никогда не видела пожар своими глазами, но несколько раз слышала о нём от кого-то, и сейчас её воображение разыгралось на полную.

Деревья вокруг полыхают, как факелы, скалы горят и плавятся, земля горит, языки пламени рыжие, жёлтые и красные – цвета кровавого заката. Стоит прикоснуться к ним, как лапа мигом чернеет и обугливается, и по воздуху распространяется удушливый запах горелого. Рубинка срывается с места и бежит, огибая островки огня, а в горло словно понапихали сухих колючек, и невозможно сделать вдох, будто что-то давит на грудь.

Она спотыкается, падает – и внезапно чувствует, как задние ноги соскальзывают в пустоту, а передними она слепо пытается ухватиться за что-то мягкое и шерстяное. Почти ничего не видно, очень темно, и веки тяжёлые, их сложно раскрыть, но она всё же фокусирует взгляд и видит большого льва, тёмного и косматого, с горящими глазами, и она ухватилась за его лапу, а сама соскальзывает с обрыва в пропасть. И идёт дождь, земля и глина скользят под животом, Руби вот-вот сорвётся и упадёт с огромной высоты, разобьётся и погибнет мучительной смертью!

Страшный лев дико хохочет, и его смех сливается с громовым раскатом, а во вспышке молнии за его спиной высвечивается бездыханное тело львицы с перегрызенной глоткой.

– Нет, нет! За что?!

Лапа у льва на ощупь почему-то не меховая, а как будто из перьев, а глаза из красных угольков превращаются в золотистые омуты. Он раскрывает пасть и произносит вдруг совершенно другим голосом:

– Руби, Рубинка, проснись. Тебе снится кошмар.

Львица вздрагивает всем телом и усилием воли вырывается из объятий сна. Над ней склонилась Дакота, у которой голубоглазая выдернула несколько перьев, пытаясь ухватиться за пернатый бок орлицы. Она подбирает под себя лапы, неловко ссутулив плечи.

– Ой, Дакота, извини. Такие красивые перья вырвала, – Рубинка с сожалением потрогала длинное перо носом; орлица вздохнула.

– Ничего страшного, новые отрастут. Забери, если хочешь.

Дакота взобралась на огненно-рыжий загривок, вынудив подругу тяжело пригнуться под таким весом, и аккуратно клювом вплела перья в густой загривок, переходящий в чёлку. Руби опустила голову на лапы и исподлобья принялась наблюдать за львами и львятами, которых сюда понабежало очень много с тех пор, как она легла спать. Тяжело вздохнула.

– Слушай, Дакота, слезай давай, ты меня раздавишь. Львиный сэндвич, этого ты хочешь, да? – орлица насмешливо заклекотала, но послушно сползла на пол и уселась рядом. Повела клювом и замерла, уставившись в сторону водоёма.

– Глянь-ка, кто явился. Твооой чуууудный приииинц, – пропела Дакота, томно закатив глазки, отчего получила чувствительный тычок лапой.

– Если не замолчишь, остальные перья повыдеру! – страшным шёпотом пригрозила Руби, не сводя глаз с белой исполинской фигуры.

Белый лев был совсем не похож на того здоровяка, который пришёл к ней в кошмаре накануне, разве что габаритами. Лазоревые очи неотрывно следили, как тот утолил жажду, как прошёл вглубь пещеры и разлёгся там, но даже лёжа он выглядел огромным. Как вообще можно быть таким большим?

– О, да не может быть!

Рубинка с трудом оторвалась от созерцания белого самца и удивлённо глянула на Дакоту. Та прямо распушилась от волнения, но едва ли орлицу мог так заинтересовать этот прекрасный блондин. Она не заставила долго ждать и сама откинула завесу тайны.

– Этот орёл, который рядом с ним. Я его знаю! Ты помнишь, я рассказывала тебе про своих детей? – получив утвердительный кивок и выдержав театральную паузу, Дакота торжественно закончила: ну так вот они от него!

Тут уж распушаться от удивления пришёл черёд Рубинке. Прежде, чем кто-либо успел что-либо предпринять, она вскочила на ноги.

– Ну так пойдём, пойдём к нему! – Дакота гортанно вскрикнула, когда Руби ловко, но осторожно подхватила её за крыло и водрузила себе на спину, а затем с уверенностью и непоколебимостью бронепоезда направилась к сладкой парочке.

– Нет, нет, ты что, не надо, отпусти меня! – игнорируя истерический шёпот на ухо, львица остановилась перед Фрозеном в позе «а вот она я, не ждали?» и с порога заявила:

– Ты представляешь, у наших орлов были дети!

Занавес.

+5

51

Каких-то особенных мыслей у Фрозена в голове не было, да и думать то, в принципе, в кои-то веке не хотелось. Разве что размышления лениво крутились вокруг того, что надо после отдыха отправить Свята к Симбе с "отчетом" и оповещением о том, что не так далеко от Земель гордости жила группа львов.
Банда Шенью, судя по всему, была достаточно многочисленной, но состояла в основном из разрозненных холостых львов, что семьей пока обзавестись не стремились. Да и территорий у черноглазика было не так много для того, чтобы провозгласить себя королем.

На бандитов, не в пример названию "банда", ребята похожи не были, как Фроз уже отметил до этого. Так что, в принципе, Шенью при каких-то выгодах для себя мог бы и помочь беглому принцу в возвращении короны.
Так или иначе Симбе по крайней мере стоило знать, что никуда Лузалу не пропал и, в случае чего, его спокойно можно "призвать" к месту боевых действий.

- Гляди-ка, проснулись дамочки, - Святопер хмыкнул, закончив чистить перья. Белогривый же, дожевав ляжку уже до самой кости, отложил объедки в сторону. 

- Она тебе что, медом намазана? Отстань от этой орлицы и спи - завтра тебе надо будет слетать кое-куда.

- Неужто к Оазису? - беркут глянул на матерого, даже немного с хитрецой.

- Туда-туда, крылья наконец-то разомнешь, а то забыл поди как летать быстро и без постоянных привалов, - Фроз усмехнулся, лениво принявшись умываться.

Но едва ли он успел первый раз провести языком по лапе, как с неожиданным заявлением к нему подлетела та самая рыжая львица:

- Ты представляешь, у наших орлов были дети!

На этот раз легонько поперхнулся уже Фрозен.

- Ты что, у нас папаша, что ли? - он хохотнул, хлопнув птица хвостом по спине.

- Слушай, отстань и постарайся хотя бы в присутствии других притвориться нормальным, - шикнув на сизого, беркут тут же перевел взгляд на орлицу, что сидела на спине рыжей львицы. - Привет, Дакота... Давно не виделись. 

Улыбку в конце предложения он сдержать не сумел, расплывшись в ней буквально сразу же, аки влюбленный идиот. А может влюбленным или просто идиотом он и был.

Фыркнув на такое поведение друга, Белоснежка перевел взгляд на патрульную и представился:

- Я Фрозен, а это Святопер. Будем знакомы.

+1

52

ОФФ!!!

все действия согласованы с Фаером. Разрешение на действия с НПС Братства получено от администрации

Пост от лица фамильяра персонажа Шантэ - филин Вёльва

Джунгли-----→>>
Филин все еще искренне удивлялась такому оперативному ответу конунга, несмотря на условия, в которых находился его собственный прайд. Очевидно, что отец Шантэ как нельзя лучше осведомлен о врагах, которые могут в любой момент вырезать весь прайд. В этот раз Вёльва окончательно убедилась в том, что не зря избрала серую львицу в качестве Хранительницы севера, хотя возможно филин была несколько наивна: она ведь так подробно и не узнала о том, что же случилось с Фаером и его гвардией. Но конунг и его двое спутников лишь за одно упоминание Белых Ходоков словно взбесились; Вёльва была уверена, что такая реакция рождается лишь у тех, кто сталкивался с Иными лично.

- Спасибо, конунг, - ответила Вёльва на слова Фаера, а затем, пожелав ему хороших и славных побед по закону севера, поспешила отправиться обратно. Она хотела поскорее вернуться домой, чтобы быть с Леди Шантэ рядом: так Вёльве было спокойнее. Впрочем, обратно лететь было действительно проще, потому что к тому моменту, как солнце поднялось над землей достаточно высоко (хотя его не было видно за густыми тучами), штормовой ветер несколько поутих, правда, дождь все еще противно бил по перьям и не давал лететь птице так быстро, как ей хотелось бы.

Надо отдать должное ее новоиспеченному спутнику: с ним на обратном пути Вёльве было куда веселее. Им пришлось достаточно много общаться друг с другом, поскольку дорога обратно занимала также много времени из-за погодных условий, как и дорога в джунгли. Филин, надо признать, зауважала Кеннета, потому что он оказался очень гордым, честным и справедливым. Она чувствовала в нем кровь северянина, поэтому путь с ним принес ей немало удовольствия.

Птицы поделились друг с другом более подробной информацией; Вельва рассказала самцу о том, что произошло в прайде у дочери его конунга. Она поведала ему о сражении с медведем, о похоронах, о том, как восстанавливался прайд и о том, как она познакомилась с Шантэ во время ее ритуала с Белой Смертью. Кеннета удивило, что Хальвард помогал даже убивать посланника Иных, но позже все понял, когда Вёльва объяснила (сама точно не зная, кстати), что вероятно самец является изгнанником собственного клана.
Взамен орел поведал северянке легенду о том, как два великих рода, Гарм и Нидхёгг, победили в войне против Белых Ходоков. Тогда филин тоже сразу все поняла: реакцию гвардейцев конунга и, собственно, его острые переживания за дочь и будущих внуков. Кроме того, Кеннет также рассказал Вёльве о последних событиях в прайде: о том, что взорвался вулкан, о происшествии в пещере за водопадом, о пропаже королевы. Птица посочувствовала несчастью конунга, но попросила орла пока что ничего не говорить Шантэ. Львица может перенервничать и, собственно говоря, не вовремя разродиться.

Так, за простыми разговорами, птицы очутились вскоре на землях Северного Братства. Вёльва по пути узнала о последних новостях и, убедившись, что все было спокойно и нападений не было, с чистой совестью уже летела в сторону чертога. Однако уже возле Одинокой горы филин заметила Алию, несущуюся куда-то не видя перед собой дороги; это насторожило фамильяра Шантэ, поэтому она поспешила опуститься к львице и узнать в чем дело.

Вёльва боялась этого больше всего: панику вызвали роды. Без лекаря королеве было опасно рожать, поэтому филин была рада, что самки прайда вовремя спохватились. Но она сочла разумным, что сама бы быстрее принесла доклад в соседнюю банду, а потому «передала» посыльного от Фаера в лапы юной львицы, и, несмотря на усталость, поспешила к Шенью.
К счастью, погода на севере шептала. Вёльва, будучи довольно религиозной и верящей в приметы, сочла это добрым знаком. Еще бы! Ведь роды у Леди Шантэ, ведь рождаются наследники и защитники, которые будут оберегать земли севера от посягательств Ходоков! Этого данные территории просто не должны были не принять, а потому создали все условии для того, чтобы роды прошли успешно.

Под скалистым навесом, у Шенью, кипела жизнь. Кажется, что там собрались почти все члены банды, но птицу сейчас это интересовало меньше всего, если честно. Она поспешно приземлилась почти перед носом вожака, учтиво кивнула в знак приветствия и…

- Простите, Шенью, но Вы мне вряд ли поможете: мне нужна Ваша жена, - …и тут же отвернулась, все свое дальнейшее внимание уделив Рените.
- Я прошу прощения, что отвлекаю Вас, - вежливо начала Вёльва, подмечая, что самка гуляет со своими маленькими детьми, - наша Леди Севера, как Вы знаете, была в положении некоторое время назад… точнее, она в положении и сейчас, но у нее уже начались схватки. Ренита, нам сейчас очень необходима Ваша помощь!

Хорошо, что Траин вовремя договорился с вожаком Баргестов, чтобы в случае надобности жена последнего прибыла на помощь. Да и сама Вёльва доверяла львице, потому что считала ее талантливой.
И когда птица получила ответ, довольная своей скоростью и быстротой реакции, она отправилась обратно, показывая, естественно, Рените и ее помощникам наикратчайший путь до чертога.

------→>>Великий чертог

Отредактировано Шантэ (14 Июл 2018 08:43:34)

+1

53

→ Грот

Как же ярко и красиво было вокруг! Львенок впервые видел не только столько разных цветов, но и столько разных львов и львиц. Они были такими... разными, но парочка были очень похожи на папу, и на самого Агрия, и на самого Орея! Такие же большие и темные и с такими же темными глазами. И может, раз папа не хочет пока говорить про странные глаза своих детей, его сынок спросит у других с такими же глазами? Орей посчитал эту идею занятной, но детское внимание хаотично передвигалось от одного к другому и вот, он уже во всю пялится на льва, что шел к маме.

- Эээй, - мелкий насупился и гордо выступил перед мамочкой, показывая, какой он храбрый и важный, - не подходи к моей маме, это моя мама! Мааам, ты ведь моя, да? - янтарные глаза, копия отцовских с любовью и наивностью уставились на морду матери, ожидая, конечно же, положительного ответа.

Конечно, она его мама, ну и Агрия совсем немножечко. Получив утвердительный ответ на свой наиважнейший в жизни юного львенка, вопрос, Орей потопал к братцу, то и дело пытаясь повторить походку отца и даже немного выпячивая вперед свою маленькую грудную клетку.

- Ой, вот ты глупый, - шлепнувшись крупом у передних лап той самой Мао, смотря то на неё, то на брата, львенок махнул на Агрия темной лапой, а следом указал на маму, что разговаривала с другим львом. - Раз с нами мама и папа сидели, то и с Мао её мама и папа сидели, я ведь правильно говорю, Мао?

Эта самая Мао выглядела такой доброй и милой, вызывая в маленьком львенке желание позволить себя потискать и может даже лизнут между ушей. И видит папа, Орей бы даже согласился на столь страшное для самого дело, подставляя львице свою макушку, если бы не прилетевшая птица. Львенок удивленно уставился на неё и тут же ткнул лапой в плечо брата, указывая на пернатое и говорящее существо, что тоже сейчас говорило с мамой и говорило странные вещи. Но дало говорить, эту пернатую хотелось пощупать! Когти в лапах аж зачесались, а под хвостом подозрительно зашевелилось ощущение скорых приключений, как было перед удачной попыткой столкнуть братика в воду грота.

Аки профессиональный хищник, Орей, не имея опыта, но имея задницу, уверенно поднял её вместе с хвостом в воздух и попер на сову, совершенно игнорируя всякую попытку в стелс. Нафиг надо, когда ты итак уже сейчас со стальным мешочком под хвостом. Но как находит коса на камень, так и львенок запутался в собственных лапах, наступил на мелкий, но острый камушек и кубарем завалился точно к когтистым ножкам совы.

- Здрааасти, - протянул львенок, дергая носом в сторону улетевшей птицы, да глазами на неё лупая чуть влажными. - А что такое схватки, мам?

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Скалистый навес