Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Отцы и дети [Керу & Нала]


Отцы и дети [Керу & Нала]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время действия: Перезод через пустыню. Какое-то время после событий Doubt & Trust
Место действий: Великая пустыня, где-то неподалеку от реки.
Время суток и погода: Предрассветные сумерки, слабый, прохладный ветерок.
Обстоятельства встречи: Перед рассветом путники устроили лагерь на берегу реки и в этот раз настала очередь Керу и Налы искать им пропитание, и лучше сделать это пока солнце не поднялось, и все снова не стали изнывать от жары.
Цель отыгрыша: пообщаться, познакомиться, ввести фамильяра Налы

Отредактировано Нала (8 Мар 2017 13:51:13)

0

2

Когда мне сообщили о том, что этим утром наша с Налой очередь идти на охоту вместе, во мне проснулись весьма противоречивые чувства. С одной стороны я был рад такому событию, поскольку я уже несколько дней пытался каким-нибудь образом поговорить со львицей, узнать о ней какие-то мелочи: чем она живет и что любит, и попутно разузнать о том, что же случилось с прайдом и с Сарафиной в частности после моего ухода. С другой стороны, я весьма боялся лишних вопросов о том, почему я пошел с ней и кем я прихожусь ее маме. Конечно, я мог сказать все как есть, но к чему сейчас ей эти лишние переживания? Лучше выбрать для такого важного открытия более подходящий момент.

В час X я и Нала вырулили на просторы пустыни: выспавшиеся, к счастью, и отдохнувшие. В воздухе стояла жженая горечь, но откуда-то дул очень приятный прохладный ветерок, который приносил с собой хоть какую-то толику облегчения, поскольку неизвестно как долго и как много мы обойдем мест. Самое сложное в пустыне не поймать добычу, а выследить ее!

Мы шли бок о бок, думая по началу каждый о своем. Я хотел завести диалог, но не знал, как это лучше сделать и с чего начать. Дочь была уже взрослой самостоятельной львицей, воды утекло столько, что хватило бы заполонить ею всю пустыню, но это же можно как-то исправить?

- Ты очень похожа на свою мать в молодости, - сказал я негромко, повернувшись к Нале, - я помню ее почти такой же.

Я хотел спросить у Налы о ее младшем брате, но посчитал это слишком резким вопросом. Так сразу нельзя было далеко заходить, не смотря на то, что мы за дни, что провели все вместе в пустыне, весьма сблизились. Однако, вопрос о младшем сыне Сарафины не давал мне покоя. Нет, я не осуждал Сарафину за то, что она после моего ухода нашла другого льва. Я ушел и не вернулся, но она была молодой, здоровой, красивой самкой, а обет безбрачия она мне не давала. Просто мне хотелось знать, что у них получилась за семья, ведь из матери Налы я так информацию выудить не смог. Она прибегала лишь на пару минут, рассказывала последние события, а затем убегала вновь, боясь, что нас заметят. Здесь у нас было много времени, пока мы не вычислим потенциальную еду, поэтому во мне родилась мысль узнать об этом, но позже, аккуратней. И не только об этом, надо сказать.

Отредактировано Керу (5 Апр 2017 11:35:49)

0

3

Песок, песок, песок, везде этот долбанный песок! Они не то, чтобы очень уж давно путешествуют по этой злосчастной пустыне, но уже Нала проклинала этот вездесущий песок. Тот факт, что она знала на что подписывалась, отправившись в этот поход отнюдь не утешал молодую львицу, в очередной раз выковыривающую крупицы из глаз. Как тут вообще что-то могло выжить, она не понимала. Но была крайне рада тому, что кто-то все-таки тут жил, иначе вся их компания бы уже давно померла с голодухи.

Проморгавшись, Нала тряхнула головой и с кислой миной посмотрела себе под лапы на нескончаемый источник всех их нынешних проблем. Внезапный комментарий Керу, однако, отвлек ее от мыслей о тщетности возмездия над силами природы, и львицы посмотрела в сторону своего спутника.

- Откровенно говоря, я очень плохо представляю себе маму в подобном месте, - скептично произнесла Нала, оглядываясь. – Она, мягко говоря, не большой любитель приключений какого-либо рода, чего уж говорить об опасных, - львица хмыкнула представив себе реакцию Сарафины, если бы та узнала, что ее дочь собралась идти неизвестно куда через гигантскую пустыню. – Помню какую головомойку она задала мне в детстве, когда мы с Симбой и нашими друзьями вернулись после вылазки на Кладбище Слонов, я содрогаюсь от мысли, какую выволочку она бы устроила мне, узнав обо всем этом, - сказала Нала, кивая на бескрайние дюны и слегка улыбаясь воспоминаниям о лучших временах. Но улыбка быстро сошла на нет, как часто бывало нынче, когда Нала вспоминала о своей семье.  Мать, скорее всего, думает, что Нала мертва или, что еще хуже, что ее дочь – предательница, сбежавшая от тяжести, наступившей в Землях Гордости жизни, в зависимости от того, как Скар преподнес прайду ее внезапное исчезновение, какую очередную ложь он выдумает, чтобы прикрыть свои злодеяния.

Нала постаралась оборвать этот ход мыслей, пока он не увел ее слишком далеко. Ей и так хватает периодических ночных кошмаров, которые ей стало подкидывать подсознание. Не хватало еще и наяву думать о том, на что она – пока что – не может повлиять.

Львица аккуратно приподняла очередной камень, надеясь найти там жилье какой-нибудь неудачливой ящерки, но увы. И как на зло ни одного кабана или верблюда на горизонте и даже феньки и барханные коты все словно попрятались.

(И Нала была тому рада, если уж на то пошло. Идея для собственного выживания питаться другими хищниками, особенно внешне столь близкими к ним самим, вызывала в львице инстинктивное отторжение.)

- Как давно вы с мамой знакомы? – спросила Нала, продолжая легкую беседу, раз уж все равно им пока не везет на дичь. Можно воспользоваться возможностью и узнать друг друга получше, раз уж им все равно предстоит путешествовать вместе и долго. Заодно, может, она узнает что-то новое о своей маме, Сарафина не то, чтобы сильно распространялась о своих молодых годах. Нала знала, что ее мама родилась в прайде и никогда его не покидала. Знала, что у нее за ее жизнь было два дорогих ей льва, от которых у нее по львенку. Да, в общем-то, и все. Не сказать, конечно, что Нала сама сильно интересовалась прошлым своей мамы, но раз уж подвернулась возможность, почему бы и нет?

+1

4

Не все попытки бывают успешными. И не всегда. Я хотел как лучше, но, видимо, выбрал не то время и не то место, чтобы вспоминать и сравнивать. Но как еще я мог бы завязать разговор, если ничего не знал больше?

- Откровенно говоря, я очень плохо представляю себе маму в подобном месте, - ответила львица. "Я ведь совсем не то имел ввиду!", - вздохнув, я опустил глаза и тряхнул гривой. Конечно, в таком месте Сарафина бы вряд ли оказалась. На моей памяти она вообще ни разу не заходила за территорию прайда.

Примерно тоже самое мне сказала и Нала, заметив еще тот факт, что самка не плохо всыпала дочери по первое число за то, что та гуляла на Кладбище Слонов. Я тепло улыбнулся: моя дочь была замечательной сильной и смелой львицей, а это несомненно идет ей на лапу гораздо больше, чем смиренность и покорность Сарафины.

- И часто ли ты так не слушалась маму? - С улыбкой спросил я, а потом, немного помолчав, добавил, - должно быть, твой друг Симба очень хороший лев, раз ты отправилась за ним в такое опасное путешествие.

Конечно, виной тому была и ныне действующая власть, которая не нравилась не только одиночками вроде меня, но и практически всему прайду. Избавиться от короля гораздо сложнее, чем от совета старейшин или любых других форм правления, особенно, когда достойных кандидатур, кто смог бы свергнуть монарха, не наблюдается. Хотя меня очень удивляло, что в прайде Скара не было достойных сильных самцов, кто смог бы в два счета победить черногривого узурпатора, если, конечно, все эти самцы не являются "друзьями" этого самого короля и не пользуются его привилегиями... Что-то подсказывало мне, что так оно и было, стоило лишь вспомнить Скайварпа.

Я злобно выдохнул. Когда-нибудь я встречу его и обязательно устрою ему взбучку. Думаю, что у нас выйдет замечательный диалог, хотя куда мне, почти старику, тягаться с таким крупным львом? Впрочем, я бы не сказал, что я был мелким.

- Как давно вы с мамой знакомы? - Внезапно перебила меня львица. Я задумался: это было так давно, что в те годы царствовал еще Муфаса, который и детей-то не планировал, а ни то, чтобы имел.

- Я не помню точно, - честно признался я, пожимая плечами, - наверное, лет пять уже есть. Я встретил ее еще до твоего рождения, - я помолчал немного, а потом заговорил вновь.

- Я пришел на земли Гордости с целью попросить разрешения пожить на землях прайда и поохотиться на ее дичь. Меня радужно приняли и позволили остаться на несколько дней, потому что я был тогда слаб и замучен длительными переходами. Я был тогда еще молод и абсолютно не имел никакого опыта выживания в одиночку, при этом я умудрился подраться с гиеной за хороший кусок мяса. Раненого, хоть и не смертельно, но ослабевшего, молодой король Муфаса принял меня радужно и позволил остаться. Тогда уже, купаясь в высокой зеленой траве недалеко от скалы, я нашел твою маму.

Тоскливые воспоминания с теплотой нахлынули на меня, легко коснувшись груди. Я поднял голову, ловя поток воздуха, как всегда смешанный с песком и пылью, прикрыл глаза и с улыбкой глядел вперед, когда в глазах моих стояла это юное и легкое создание с обворожительными зелеными глазами. А потом вдруг я вспомнил, что не один (возможно даже, что Нала окликнула или подтолкнула меня), повернулся к самке и кивнул ей зачем-то. Наверно, в подтверждении собственных слов.

- Мы быстро с ней подружились. Ходили на охоту вместе, гуляли, искали красивые цветы, купались в лучах солнца. Она познакомила меня с молодой королевой Сараби, с братом Муфасы - Скаром, со многими своими друзьями. Мои несколько дней затянулись на быстро проскочивших три месяца, хотя я периодически приносил королю и королеве дары, чтобы совсем не наглеть, - я усмехнулся и подмигнул львице, - зато это было очень здорово, но потом мне пришлось уйти и так уж вышло, что ушел я на долгие два года.

Я замолчал и снова посмотрел на Налу. Она задала всего один вопрос, но каков длинен получился мой ответ. Я даже сам не заметил, с каким жаром и с какими эмоциями я все это рассказал ей.

+1

5

Нала пожала плечами и буркнула философское "всякое бывало" в ответ на ехидный комментарий льва о ее послушании. Она уже не несмышленый львёнок и прекрасно понимает, когда ее маленькие и не очень мятежи были оправданы, а когда нет, и может отвечать за них соответствующе - защищая или порицая. Следующие слова Керу, однако, вернули ее к тёмным мыслям, что не покидали львицу с самого начала путешествия.

Симба для нее - нечто больше чем просто друг или "хороший лев". Он ее соратник по проказам. Ее лучший друг. Тот, кому она всегда могла довериться. Тот, с кем ей было спокойно и хорошо даже в тяжёлые времена. Она была ему обещана, а он ей, пусть в детстве они смеялись и кривились от одной мысли об этом. Он - ее король. И она надеется, что до его исчезновения, она была тем же для него.

Но правда в том, что прошло много времени, а обстоятельства сильно изменились. Кто знает, как он ее примет? Особенно в свете того факта, что ее брат был одним из напавших на него львов.

Из раздумий ее вывел лиричный рассказ Керу об их с Сарафиной знакомстве. Брови львицы медленно поползли вверх, в глазах загорелся огонек осознания, а в голове завертелись шестеренки, добавляющие новые кусочки информации к общей картине.

"Так вооот какая дружба у них с мамой была. Это многое объясняет," подумала львица наблюдая за мечтательный видом, который приобрело лицо Керу. Теперь, когда эта тема уже поднялась, задним числом, Нала понимала, что тут нет ничего удивительного. Глупо думать, что у ее мамы не было своих романтичесих приключений. Скорее всего были и, скорее всего, на счету Сарафины их ни одно, и не два (от двух только дети случились). В конце-концов, ее мать даже сейчас остается видной львицей, что уж говорить про ее молодые годы, когда сам процесс выживания на землях прайда не требовал столько тщетных усилий. Просто Нала, как и многие дети, предпочитала не вдаваться в подробности романтической жизни своих предков. Керу и Сарафина когда-то давно были близки? Прекрасно, а теперь закрыли тему, пока она не завернула куда не надо.

- А почему тебе пришлось покинуть Земли Гордости? - спросила львица, отводя взгляд и уводя разговор в сторону от ее матери и к мотивации льва. Ее отношение к нему и его приемной дочери с начала их путешествия сильно изменилось и в лучшую сторону, однако она все еще так мало знала о них. А мотивация может очень многое рассказать о ком-либо.

Слушая ответ Керу, однако, Нала не переставала всматриваться в окружающие их песчаные дюны в поисках добычи. В предрассветные часы пустыня, на самом деле, превращалась в довольно приятное место. Песок переставал обжигать подушечки лап, а отсутствие плавящего мозги солнца позволяло даже насладиться местными пейзажами, обладающими своеобразным очарованием. Как бы печально Нале ни было от этой мысли, но она должна была признать, что даже пустыня сейчас выглядит лучше, чем ее родные территории. Здесь, не было уродливо потрескавшиеся земли. Здесь были редкие, но крепкие и живые травы и деревья. Здесь, как ни парадоксально, была жизнь: плывущие по дюнам змеи, зарывающиеся в песок грызуны, мелькающие то тут, то там лопоухие феньки и барханные коты; где-то в дали обманчиво лениво шагали верблюды, под кустом валялся шакал, -

Стоп, что?

Нала резко остановилась и повернула голову в сторону, где она только что краем глаза заметила лежащую ничком рыжую тушку. Нет, ей не показалось, там, под сухим кустарником действительно валялось нечто рыжее, отдаленно напоминающее периодически захаживавших на земли прайда шакалов. Только, вот что странно: насколько Нала заметила за время их путешествия, шакалы в пустыне такие же редкие гости, как и львы.

Пробормотав что-то вроде "извини, подожди секунду", львица побежала в сторону находки. Осторожно отодвигая лапой сухие ветви, она присмотрелась к ржаво-рыжему тельцу.

- Он еще жив! - удивленно воскликнула Нала. Слабое колыхание грудной клетки зверька было ели заметно, но оно, все же, было. Не долго думая, львица схватила бессознательного шакала за шкирак и вытащила из-под ветвей. Зверек был жутко исхудавший и несоразмерно легкий. А еще, у него были на удивление длинные для своего вида ноги. Да и окраска необычная. Самка никогда еще таких не встречала.

- Тафай отнефем ево к реке, - с набитым ртом сказала Нала, демонстрируя свою находку подбежавшему Керу. - Попробуем спафти.

Не то, чтобы у них своих проблем было мало, да и пришли они сюда в поисках еды, а не попавших в беду падальщиков. Но Нала всегда стремилась помогать, тем, кому требуется помощь. Кто знает, быть может, он поможет им в ответ.

Офф: фамильяр введен в игру

+2

6

Рассказывая с упоением о любимом существе, никогда не замечаешь того, как ты выглядишь со стороны, как глаза горят, как сердце бьется сильнее и быстрее. Не замечаешь и того, что выдаешь себя всего сполна перед собственной дочерью, которая как-то странно глядит на тебя и будто бы все понимает. Понимает по какой причине тебе пришлось отправиться с ней в опасный путь, будучи знакомым с ней пару часов. Я почти наполовину раскрылся, но остановился вовремя.

"Старый дурак".

Интересно, а что бы было бы, если бы я сейчас сказал Нале, что являюсь ее отцом? Как бы она отреагировала? Рассмеялась, сочтя это за дурацкую шутку, разозлилась бы, отчитывая, что сейчас не время обсуждать такие вещи, равнодушно бы пожала плечами, мол, все равно все это далеко в прошлом, и, что мало вероятно, обрадовалась бы, восклицая о том, как давно желала увидеть своего отца.

Я вздохнул и отвернулся. Стало стыдно за то, что я дал такую волю своим эмоциям, когда это было ненужно. Я не знал о чем она думала, но видел, что думала она сосредоточенно. Возможно, она что-то заподозрила и, чтобы эти подозрения увести, нужно было ее отвлечь. Я хотел было предложить свернуть-таки ближе к реке, поскольку на горизонте не было видно ни одной добычи, а у водопоя почти всегда кто-то был, но самка перебила меня первой.

- А почему тебе пришлось покинуть Земли Гордости?

Видимо, ей самой было неловко говорить о собственной матери. Я сам, будучи подростком или молодым, отворачивался и говорил: "бе", когда кто-то из взрослых львов вспоминал порывы своей молодости. Не знаю, почему у нас в юном возрасте возрастает какое-то странное противное чувство от того, что наши родители тоже были молоды и тоже любили. И скорее всего, любили не детской наивной платонической любовью.

- Потому что у меня был свой прайд, - я помолчал, нахмурив брови. Прошло уже три года с тех самых пор, как моего прайда больше не стало, но я так и не выяснил в чем была истинная причина гибели моего дома. И уже не хотел. Грусть и боль ушли, оставив в сердце только пустоту и вину, кусочек чего-то незаполненного, - я ушел домой, хотя никогда мое сердце там не жило. Твоя мать желала этого. Но когда я прибыл туда - прайда уже не было.

Я поглядел на Налу, а потом вперед, пытаясь высмотреть хоть что-то съедобное. Но, похоже, сегодня нам предстоит обедать песком.

- Но я не жалею. Родители меня не ценили, потому что я был плохим наследником в их глазах. Хотя мне и грустно из-за того, что они, скорее всего, погибли и я так и не смог с ними попрощаться как подобает. Это неправильно.

Да. Определенно была пустота. Но цель уже была у меня давным-давно другая.

Внезапно Нала остановилась и попросила меня подождать. Я нахмурился, посмотрев впереди себя и заметив, что под кустом лежит какое-то существо, очевидно, обессиленное от длительного перехода в пустыне. Изможденный зверек, к которому моя дочь незамедлительно кинулась на выручку.

- Он еще жив!- Послышался удивленный возглас. Я медленно подошел к ней, но не успев ничего сказать в ответ, уже наблюдал, как она тащит исхудавшего зверька за шкирку.

На предложение... ах нет, на утверждение Налы я лишь кивнул и последовал за ней, разглядывая зверька. Он был странный, довольно легкий и длиннолапый, но очень интересного яркого окраса, который редко можно встретить у тех же шакалов.

- я видел таких единожды, - прокомментировал я находку, припоминая, где конкретно. Оказалось, что точно не в пустыне, - но я видел сразу несколько, а этот один. Странно.

Тем не менее, я был не прочь помочь жертве пустыни спастись, поскольку знал, насколько тяжело, как правило, даются эти переходы. Мы с Налой быстро дотащили его до реки, потому что он был, похоже, настолько легким, что это не составляло большого труда. Очевидно, зверь уже давно скитается одиночкой, постоянно плохо ел и мало пил, судя по его состоянию.

- Положи его мордой в воду, - кинул я уже возле реки, чувствуя, как горячая вода трогает мои лапы. Живот предательски заурчал: и почему мы не можем только пить или только есть? - Если у него просто изнеможение, то, возможно, мы успеем его спасти.

"А если нет, то можем его съесть", - но сказать данную фразу вслух я не решился. Вдруг еще от дочки прилетит за неподобающее время для шуток.

+1

7

Тащить взрослую особь шакала - или к какому там виду принадлежал этот зверек? - за шкирку оказалось не так-то просто, как можно было бы подумать. И дело не в том, что он был тяжелый. Нет, наоборот даже. Неведома зверушка была смехотворно легка на подъем за счет того, что состояла практически из одной кожи и костей. Кто-то явно бродит тут уже давно и, возможно, даже менее успешно, чем Нала и ее веселая компашка.  Но у их находки были просто невероятно длинные лапы, волочившиеся по земле, из-за чего львице приходилось крайне неудобным образом запрокидывать голову назад, при этом пытаясь еще и следить за тем, куда она наступает. В какой-то момент львица остановилась, опустила зверька на землю и аккуратно схватила его уже за туловище, все же он был размерами совсем немного больше маленького львенка. Дальше она порысила уже не боясь запутаться в чужих лапах.

За неимением возможности что-то ответить Керу, Нала лишь посмотрела на него, надеясь, что тот расскажет еще что-то про их находку, но увы. Тем не менее, его замечание было дельным: шакалы, а пока что это самое близкое к виду их находки, что приходило львице в голову, жили семейными группами, «стаями», как они сами это называли. Одинокий шакал должен быть либо изгнанником – вот ирония-то, - либо больным. От этой мысли львица содрогнулась, вспоминая про чуму, бушующую на землях прайда. Однако на рыжем не было видно никаких признаков страшной хвори, да и запах у него был не больной. Нет, что-то тут другое. Может и правда изгнанник? В конце концов, кто еще добровольно попрется в эту печку, кроме как выгнанные взашей особи всех видов и размеров?

Дойдя до реки, Нала аккуратно уложила зверька в воду на самый край так, чтобы вода не попала в ему в нос. Не хватала еще утопить его, вот так пробуждение было бы. Львица невольно вспомнила свои ощущения в ущелье, когда она оказалась снесена потоком, то страшное удушье и боль.  Вздрогнув, Нала сбросила с себя краткое наваждение и наклонилась к длинной морде. Лапой она стала легонько подгонять воду, пытаясь полить зверька сверху. Благо, до рассвета еще есть время, поэтому вода на шерсти не представляла бы для него опасности.

- Интересно, выживет или нет? Будет жалко парнишку, если все-таки окочурится, - пробормотала львица, окидывая бессознательное тельце взглядом. В голову ей пришла одна идейка. Может поможет, может нет, но попытка не пытка, так ведь?

Вновь аккуратно взяв звереныша за шкирку, Нала зашла чуть поглубже в речку. Теплая вода приятно обтекала лапы львицы и той даже захотелось самой лечь в воду и понежиться, но сейчас им не до того. Опуская голову, самка медленно погрузила шакала в воду так, чтобы у той был хороший, свободный доступ к нежному брюшку и паху. У всех животных шерстяной покров в этом месте был редкий из-за чего оно легко нагревалось, но и столь же легко охлаждалось. Так почему бы не использовать биологию себе в плюс?

И то ли идея действительно оказалась такой хорошей, то ли просто звезды на небе так сошлись, но почти сразу Нала услышала хриплое стенание, исходящее от шакала. Львица уже было обрадовалась и собиралась потихоньку выносить зверька из воды, как внезапно ей в нос прилетело что-то очень твердое, а в ушах загремел хриплый вой.

Рот самки раскрылся от неожиданности, а ее ноша камнем свалилась в воду, создав кучу брызг вокруг себя, да все еще ревя от страха, словно простуженный носорог. Тряхнув головой, и прогоняя навернувшиеся от резкого удара по морде слезы, Нала быстро опомнилась и дернулась вниз ловить беглеца, пока тот не утоп в приступе паники. Но за свои старания получила лишь косой удар задней лапой в зубы.  Раздраженное рычание вырвалось у львицы, и она решила отбросить церемонии и придавила шакала передними лапами ко дну речки, обездвижив его. И уже потом, когда ей более не угрожали длинные лапы и твердые головы, схватила его между лопаток и подняла кашляющего и брыкающегося зверя над водой.

- Фхехащай вехтеться, ехли не хотеф утонуть! Пховерь моэму офыту – эфто нэ пхияфно! – прорычала львица сквозь сжатые зубы, надеясь, что это успокоит паникующую бестию. Не помогло. Тот словно взбеленился и начал брыкаться еще сильнее.

- Ага, как же! Что бы ты меня съела?! С рекой у меня больше шансов разобраться! –

Нала закатила глаза и резко встряхнула своей ношей, словно тряпичной куклой. Та пискнула и замерла, сжавшись в комочек от внезапности. После чего львица развернулась к берегу, где шакал наконец заметил Керу, и заверещал еще сильнее. Нала уже не стала обращать на это внимание, а просто вытащила шакала на землю и бесцеремонно отпустила его. Зверь больно плюхнулся на песок и круглыми, словно блюдца глаза, смотрел на своих спасителей. Шерсть его, наверное, стояла бы дыбом, если бы не была насквозь мокрой, а так он представлял из себя жалкое зрелище: худой, мокрый, мелкий, вжавшийся в песок и до полуобморока напуганный, шакал просто одеревенело сидел и словно мантру повторял: «великиепредкиспаситеянехочуумираааать»

Отредактировано Нала (7 Май 2017 14:08:49)

+2

8

Хорошо, я был не против идеи посадить под боком еще один голодный рот в пустыне: довольно слабый, полумертвый такой рот. Но чем больше я знал Налу, тем сильнее понимал, что спорить с этой девицей бесполезно. Я пытался все вспомнить всех своих родных, себя, Сарафину, но никак не мог понять, в кого же она пошла такая упрямая и несгибаемая. Может быть, просто ее закалили в прайде, где приходилось воевать с гиенами за кусок пищи и отстаивать свои права, чтобы совсем не рехнуться, но тем не менее, факт оставался фактом - львица была сама себе на уме. С одной стороны я даже этим гордился, но с другой стороны было так сложно вбить этому ребенку некоторые вещи...

Зато она прислушивалась к моим советам и уложила свою находку таким образом, чтобы вода касалась его морды, но не попадала в нос. Мы замерли с ней на некоторое время, наблюдая, как шерсть его становится мокрой, отчего этот зверек выглядел еще нелепее. Нала умудрялась при этом еще и выражать переживания по поводу его состояния.

- ...если все-таки окочурится.

- Да не должен, - коротко ответил я, хмурясь и посматривая на найденыша то с одной стороны, то с другой. Утешать самку я не хотел, да и не было необходимости, но мне самому было бы откровенно жаль, что мы попросту не успели спасти жизнь, что пришли слишком поздно...

Внезапно Нала снова взяла зверька за шкирку. Я в недоумении посмотрел на нее, но ничего не сказал, предпочитая оставаться сторонним наблюдателем.

Так она решила его утопить, чтобы не мучился? Ах нет, оказывается, устроить его веселые поплывушки! Я усмехнулся, наблюдая за тем, как Нала окунает в воду бездыханное тело нашей находки. Со стороны это выглядело нелепо, но я понял, почему она решила испробовать такой способ. Здесь он более эффективнее: тело зверька остынет быстрее и быстрее "напьется" водой, находясь полностью в погруженном состоянии, благо размеры животного вполне позволяли данный трюк провернуть.

Нала оказалась права! Я улыбнулся и одобрительно покачал головой, когда найденыш шевельнул лапками, хвостом, а затем и вовсе телом. По началу все складывалось даже как нельзя лучше: мы оживили зверька, он должен был нас сейчас поблагодарить, а мы бы (точнее, Нала) почувствовали бы себя героями, но не тут-то было...

Не знаю, что вызвало в найденыше столько много отрицательных эмоций по отношению ко львам, а может быть, дочь ему там что-то случайно прикусила, но зверек внезапно начал барахтаться так, что львица чуть не выронила его из пасти. Она что-то там говорила ему, очевидно, пытаясь успокоить, но животному это не помогало. До меня лишь доходили отрывки фраз: "съесть", "река", "разобраться". Очевидно, этот дурачок подумал, что мы его себе на десерт поймали. Ага, как же, поэтому и решили опустить в воду, чтобы веселее было. Или он подумал, что мы тут совсем перегрелись и решили поохотиться на него, в догонялки поиграть, а перед этим еще и искупать, чтобы чистенький был? Есть же так приятнее.

Я расхохотался от данного зрелища. Тогда только найденыш заметил и меня, завопил еще сильнее, но на самку это уже не действовало. Она закатила глаза, а потом вытащила его на берег, охотно отпуская его на землю. Но вместо того, чтобы давать деру, этот зверек снова удивил меня: он остался сидеть, не то от шока, не то принимая свою участь; он лишь трясся да что-то там бубнил себе под нос, не желая расставаться с жизнью.

- Так ты точно спасешься от злых когтей хищников, - с усмешкой проронил я, дернув хвостом и обходя мальца с другой стороны, - ты посмотри на себя. Какая из тебя еда? Кости одни.

Вообще-то в засушливой пустыне он был бы неплохим куском мяса. Но его надо же было убедить в обратном, не правда ли?

Отредактировано Керу (17 Май 2017 22:22:53)

0

9

На самом деле Нала ожидала, что ее находка даст деру стоит ей только встать лапами на песок. Но этого не произошло. То ли у шакала мозги от страха отключились, то ли он решил, что ему все равно не сбежать, то ли просто сил не было. Однако глаз он старался не спускать с обоих львов, активно вертя башкой и смотря то на Керу, то на Налу. Это было бы смешно, если б не было так грустно. И больно. Нос у Налы до сих пор ныл от прицельного удара затылком по нему. Хорошо хоть не разбил ей его. Кто бы мог подумать, что у такого мелкого и, на самом деле, довольно милого зверька такая твердая черепушка?

- Это же пустыня! Я не дурак, в этих местах даже такая сухая и костистая тушка, как моя – прекрасный обед для изголодавшихся хищников! – все так же пищал найденыш с этакой ноткой возмущения в голосе. Мол, не обманите, знаем мы вашу братию. Нала, конечно, понимала, что Керу пытался успокоить малыша, но тот похоже провел в этом аду слишком много времени, чтобы верить кому ни попадя. Что ж. Его можно понять.

- Тут ты, конечно, прав, - размерено начала Нала, усаживаясь на песок. – Но на твое счастье, нам надо прокормить не только себя, но и наших друзей. А на четырех взрослых и голодных львов, - самка окинула шакала нарочито скептическим взглядом, - тебя точно не хватит.

Говорить о том, что идея есть другого хищника ее просто не прильщала, львица не стала. Вряд ли он ей поверит. У него явно какие-то проблемы с доверием крупным хищникам или львам конкретно.

Зверек ответил ей таким же скептическим прищуром, но на этот раз промолчал.

- Тем более, - продолжила самка, - сам подумай. Если бы мы хотели тебя слопать, зачем нам надо было будить тебя и рисковать тем, что ты можешь сбежать?

Этот закономерный вопрос заставил шакала задумчиво нахмуриться. Нала еле сдержала улыбку. Не дай Ахейю он ее увидит и еще решит, что она пытается запудрить ему мозги.

- Действительно. Нелогично. – Пробормотал зверек и вновь стал разглядывать своих спасителей. Теперь уже без явного страха в глазах, но все еще с некоторым подозрением. Особенно ему почему-то не нравился Керу, шакал вздрагивал при каждом движении льва и явно старался держаться от самца подальше. Он смотрел на львов и о чем-то напряженно думал. Нала же спокойно сидела и наблюдала, стараясь не делать резких движений и, надеясь, что Керу последует ее примеру.

- То есть, -
наконец вновь заговорил зверек, прочистив горло. Голос его вдруг стал на удивление твердым и спокойным, пусть он и был и довольно высоким. Это уже не тот панический писк и вой, что они слышали ранее. – Если я сейчас повернусь к вам спиной и уйду, вы на меня не нападете?

На этот раз Нала уже не сдержала улыбки.

- Нет, – просто ответила она. – Не нападем.

Шакал все еще смотрел на них щурясь, слегка сгорбившись как бы ожидая подвоха и готовясь в случае чего уворачиватсья. Но, видимо, не заметив ничего особо подозрительного, он встал на трясущиеся лапы и стал медленно сдавать назад. Все еще не спуская глаз со львов. Вид был настолько комичен, что львица ели сдерживала смех. Наконец, зверек разко развернулся и дал деру со всех лап, пока львы сидели и провожали его взглядами.

Смех с шипением вырвался у Налы, словно воздух из воздушного шарика. Откровенно говоря, она не привыкла к такому недоверию со стороны других зверей. Когда Земли Гордости процветали, живущие там животные имели более или менее доверительные отношения со львами. Все следовали букве закона и поэтому все было… проще что ли. Причин относиться друг к другу с подозрением просто не было. Жизнь при Скаре и жизнь за пределами прайда, конечно, совсем иная. Нала уже давно успела это заметить и намотать на ус. Она все-таки не дура. Но иногда уровень подозрительности окружающих ее зверей просто поражал. Как вот сейчас, например. Она смотрела, как спасенный ими шакал улепетывает, даже не сказав спасибо. А ну и ладно. Какая разница? Главное спасли, а остальное неважно.

Львица уже собиралась предложить Керу пойти дальше в поисках еды, уже даже открыла рот, но не успела ничего произнести, потому что до сих пор уменьшавшееся рыжее пятно остановилось.

- Чего это он? – удивленно сказала Нала вместо изначально запланированной фразы. Львы непонимающе переглянулись и продолжили наблюдать. Пятно снова зашевелилось и, уже совсем скоро, Нала осознала, что оно увеличивается и становится все четче и четче.

- Он что, назад идет? – самка в полном недоумении уставилась на возвращающегося шакала.
Наконец он добежал до львов и, встав в нескольких метрах от них, выпалил: «Простите меня и спасибо, что спасли!»

Теперь уже Нала с отвисшей челюстью вылупилась на шакала. Казавшиеся в сумерках голубыми глаза стали размером с небольшие кокосики. Вот чего-чего, а такого развития событий она не ожидала. Ну, не после того, как все началось.

- Да… не за что, - ответила она, все еще удивленно смотря на склонившегося перед ними шакала. Тот же резко поднял голову и посмотрел на них.

-Еще как есть за что! И я хочу вас отблагодарить. Нормально, а не… так, как я это сделал, - зверек потупился и стал смущенно водить передней лапой по песку. – Кстати, прости за нос. Но! Я знаю как загладить свою вину! Я знаю, где вы можете раздобыть еды для себя и своих друзей!

Вот теперь Нала была вся внимание и даже встала от напряжения. Ей даже слегка не верилось в такое разрешение их проблемы. Как-то чересчур им повезло. Наткнуться именно на этого бессознательного шакала, который знает, где добыть еды. Она посмотрела на Керу, как бы надеясь получить от него подтверждение, что нет, ей не послышалось и не приглючилось.

+1

10

- Будь спокоен: я тобой не наемся. Зачем вообще тогда лапы марать? - Возразил я, в итоге остановившись рядом с Налой и нахмурив брови. Он действительно был слишком маленьким, чтобы утолить голод хотя бы наполовину. Может быть, самке бы и удалось неплохо им перекусить, но для самца этого бы было мало. Мой аппетит бы только сильнее взыграл после такого "ужина".

Нала согласилась с тем, что его подозрения были обоснованными. Однако, она возразила ему точно по той же причине, что и я, упомянув при этом еще наших друзей. Голос ее был вкрадчивым, размеренным и спокойным, отчего зверек все-таки начал потихоньку прислушиваться и видеть в ее словах здравый смысл.

- ...Если бы мы хотели тебя слопать, зачем нам надо было будить тебя и рисковать тем, что ты можешь сбежать?

- Ну, а вдруг нам посреди пустыни захотелось в догонялки поиграть, - ворчливо (о, я уже начал начать ворчать!) усмехнулся я, обвив хвостом лапы. Ситуация меня забавляла, не смотря на то, что одному маленькому зверьку было не до шуток. Хотя будь я на его месте, наверно, я бы тоже не поверил двум львам, - или ты думаешь, что мы тебя поймали для того, чтобы откормить, а потом жирненького съесть? В таком случае, пустыня не лучшее место для разведения еды, - Продолжал забавляться я, но не с целью напугать, конечно. В словах моих не было ноток злобы, хотя присутствовала некая добрая издевка, просто я пытался помочь дочери доказать всеми силами незнакомцу, что мы спасли его не ради наживы.

- Действительно. Нелогично. – Пробормотал себе под нос дурачок, снова разглядывая меня и львицу. Как ни странно, но больше всего он сторонился меня. Очевидно, своими словами я точно не внушал доверия. Впрочем, это немудрено, потому что навыками убеждения или ораторского искусства я никогда не слыл. Молодость я проводил в компании себя самого, либо же таких же одиночек как я, а на мелких зверьков я почти никогда внимания не обращал. Точнее обращал, но не всегда с целью подружиться.

Затем последовал весьма странный вопрос о том, накинемся ли мы на него, если он сейчас повернется спиной. Я вздохнул и покачал головой, потому что мне его стало очень жаль. Если малыш настолько пуглив, значит, с ним могло произойти что-то крайне неприятное ранее. Нала и я убедили его в том, что мы не желаем ему зла и отпускаем его на все четыре стороны.

Шакал, воспользовавшись случаем, внезапно сорвался с места так бойко, что только пятки засверкали. Подумать только, ведь он полчаса назад лежал совершенно без дыхания, не способный не то, чтобы бегать, а хотя бы лапкой пошевелить. Нала прыснула от смеха, я же снова покачал головой и обратился к дочери:

- Знаешь, зря он так. Если он чуть не погиб первый раз, то без нас он не выживет и во второй, - таков был закон естественного отбора и против него пойти было нельзя. Я не знал по какой причине шакал довел себя до того состояния, в котором его нашли, но я был убежден, что такой зверек в одиночку не выживет в пустыне. В оазисе или любом другом месте пригодном для жизни и полным дичи - возможно, но здесь.

Мы смотрели, как дурачок улепетывает от нас. Тельце его становилось все меньше по мере того, как он убегал все дальше. Однако, чем дольше мы смотрели, тем сильнее я убеждался в том, что пятно все никак не может скрыться из виду, а потом вовсе начало... увеличиваться?

- Чего это он? - Мы с львицей переглянулись.

- Может, все-таки решил стать нашим обедом? - Я пожал плечами. Этот поворот событий даже принял интересную сторону. Зачем он решил вернуться? Ну, не спасибо же сказать, после всего случившегося?

Но я ошибся. Зверек подбежал к нам и... попросил прощения и поблагодарил за то, что мы помогли ему. Я по-доброму улыбнулся и одобрительно закивал, а Нала удивленно ответила, что это был пустяк.

Для нас это был действительно пустяк. Мы руководствовались не собственными интересами. А я в глубине души был рад, что Сарафина воспитала такую дочь. Сильные звери не только цари, но и помощники, защитники. Об этом всегда нужно было помнить.

...Я знаю как загладить свою вину! Я знаю, где вы можете раздобыть еды для себя и своих друзей!

Я скептически приподнял бровь, когда Нала посмотрела на меня. Она сама не поверила своим ушам. Этот малец, кажется, умирал от голода и жажды, но теперь сам предлагает накормить четыре голодных туши (и свою, возможно, в придачу). Конечно, я мог бы допустить мысль, что мелких зверьков здесь не водилось, а он видел довольно крупных травоядных, которых сам поймать был не в состоянии, но крупные травоядные в пустыне - это сплошной мираж. Странно все это было, но попробовать можно. Не в западню же он нас повел, в конце концов?

- Он доверился нам, хотя для него это было очень сложно, - обратился я к Нале, а затем повернул голову в сторону шакала, - почему бы теперь нам не довериться ему?

Я приподнялся со своего места и осторожно сделал пару шагов к шакалу. Улыбнувшись, я уже говорил с ним.

- Не знаю, что ты хочешь нам предложить, но назови хотя бы свое имя? Мне ведь надо будет знать, кого представлять своим друзьям, как спасителя и кормильца. - Теперь уже я говорил это и без издевки, а довольно дружелюбно и серьезно. Этот юнец своим возвращением изменил немного отношение к себе, хотя я все еще не до конца мог представить, что он придумал, пока убегал от хищников.

+1

11

Когда Керу встал и приблизился к шакалу, совсем чуть-чуть, тот заметно напрягся и прижал уши в явном выражении испуга. Интересно, что же с ним случилось, что он так реагирует и именно на Керу? Может, уже сталкивался с какими-то недружелюбными самцами? Шут его разберет этого малого. То он без зазрений совести брыкается и дерется, то он сматывается со всех лап, то возвращается и даже предлагает помощь. Хотя, скорее всего, он понимает, что если поможет им найти еду, то и сам в накладе не останется, львы обязательно поделятся с ним добычей. Только вот что это за добыча? Ничто не бывает так просто, даже в землях прайда, а уж тем более за их пределами.

- Ааа… меня зовут Мичи, - слегка колеблющимся голосом ответил шакал. – Волк с северных горных лугов.

- Волк? – удивленно переспросила Нала. До сих пор она была почти уверена, что перед ними просто очень необычный шакал. Хотя, если подумать, общая конституция зверька слегка напоминала земляных волков. Те такие же длиннолапые и длинномордые.

- Да, волк. Не шакал, - настоял Мичи с легкой ноткой раздражения в голосе, словно они не первые и даже не десятые, кто ошибается с определением видопринадлежности зверька. – Мое племя как правило не спускается с гор или, по крайней мере, не отходит от них далеко, поэтому я уже привык, что меня принимают за обычного шакала. – Со вздохом пояснил он. – Но все равно не очень приятно. Не люблю шакалов.

- Ты много кого не любишь, я так посмотрю, - как бы невзначай заметила Нала, скосив глаза в сторону Керу. Ей все еще любопытно почему волк относительно свободно общался с ней, но сторонился самца. Связано ли это с тем, что именно она его окунула в воду и спасла жизнь? Или дело в чем-то другом?

- Значит, есть причины, - уклончиво ответил зверек, а потом встрепинулся. – Но это не важно. Важно то, что я знаю где добыть еды. Нооо, - тут он снова стал смущенно водить лапкой по песку и покачивать головой, будто что-то взвешивая. – Но я не знаю КАК вам ее достать. – Загадочно закончил волк.

Нала непонимающе моргнула.

– В смысле? – это шутка какая-то, что ли? Если так, то даже ей уже не смешно.

- В прямом. Перед тем, как грохнуться в обморок я наткнулся на увесистую тушу кабана-бородавочника. Уже мертвого. И проблема не в том, что я брезгаю падалью, в пустыне – это верная смерть, сами понимаете, наверное.

Нала скривилась. О да, понимают. Львам не свойственно питаться падалью. Но когда в округе больше вообще ничего, то даже испекшаяся на солнце птичка недельной давности превращается в деликатес. А что делать? Выживаем как можем. Мичи тем временем продолжил.

- Проблема в том, что умер он не своей смертью. И даже не совсем от жары. Он утоп. – Пауза, волк слегка сжался и смотрел на своих собеседников, как бы ожидая отрицательной реакции. – В зыбучих песках. Недалеко отсюда. – Отрывисто протараторил он.

Повисла тишина пока львы обрабатывали эту информацию.

- Конкретно эти пески не очень глубокие! – резко и так же быстро продолжил он, как бы желая высказать все, что может по вопросу. Пока его не послали далеко и надолго. – Он не утоп до конца, иначе я бы его не нашел. И он не далеко от твердой земли. Просто мне его вытащить оттуда вообще не по силам. А вот два или три взрослых льва, если подойдут к вопросу аккуратно, может быть, и смогут сделать это, не свалившись туда самим. Ну, если не целиком, то хотя бы кусочек урвете.

- Зыбучие пески? – глупо повторила Нала. Волк несколько раз энергично кивнул с надеждой заглядывая ей в глаза. Львица все еще обрабатывала эту информацию. Она никогда не видела этого явления в живую. Но она слышала о нем. О да, она слышала о нем в страшных сказках и рассказах путешественников. Внешне твердый, как любой другой песок. Но стоит наступить и пиши пропало. Требуется неимоверное усилие, чтобы вытащить даже лапу из этой смертоносной ловушки. А тут целый кабан! В растерянности Нала посмотрела на Керу, ища у него совета. С одной стороны, это крайне опасное предприятие. С другой, им надо что-то есть, а в округе больше вообще ничего нет. По крайней мере, они уже, наверное, час ищут и так и не находят. А голод – не тетка. Тут хотя бы есть шанс. Но шанс этот сопровождается огромным риском.

С другой стороны, все это путешествие – один огромны риск. Вся ее жизнь с тех пор как исчезли Симба с Рико была сплошным риском. Одни больше, одним меньше. Какая разница, так ведь?

+1

12

А я и не заметил поначалу, что дурачок боится. Снова прижал уши, вжал голову и шею от испуга. Только когда совсем близко подошел, то разглядел все еще странные нотки недоверия в глазах, поэтому остановился и даже отступил обратно. Уж больно не желал я мучить зверька своими выходками.

- Ааа… меня зовут Мичи, - слегка колеблющимся голосом ответил шакал. – Волк с северных горных лугов.

Шакал оказался волком. Это было странно, потому что зверек был какой-то слишком худощавый и совсем некрупный. А я его еще дурачком называл... впрочем, даже после гордого заявления, что он волк, я все равно своего мнения не поменял.

Нала тоже удивилась, хотя больше, чем удивился я. Она переспросила название вида, на что Мичи огрызнулся и сразу заявил, что не любит, когда кто-то позволяет себе такую резкую путаницу.

"Надо же, с характером еще", - хмыкнул я, передернув плечами. Ну, что ж, не хочет, чтобы его называли шакалом, так никто не будет этого делать. Он будет просто Мичи-дурачком.

О своем прошлом новый знакомый тоже не пожелал распространяться. Впрочем, нам всем троим было сейчас не до этого. Я знал, что в желудке каждого из нас было перекати-поле, поэтому, зверек быстро вернулся к упомянутой ранее добычи. Честно сказать, все было гораздо хуже, чем я думал изначально.

Итак, что мы имеем в итоге от нашего похода с дочерью? Дурачка-волка, который вел себя крайне странно, и кабанчика, погрязшего в зыбучих песках, при этом лежащего там неизвестно сколько времени. Будет обидно, если мы обнаружим его таким, что дышать рядом нельзя будет, не то, что есть.

- Зыбучие пески? - Переспросила Нала. Я нахмурился и кивнул ей, потому что она глядела на меня и ждала ответа.

- Это не такое частое явление в пустыне, к счастью, - я помолчал немного, переведя взгляд на Мичи, - но довольно опасное.  Ты, наверно, слышала об этом, да? - Я потряс гривой, продолжая размышлять, - в теории, если он утоп не сильно далеко от нормальной почвы, то мы сможем его вытащить. Я думаю, стоит поглядеть. Веди, - обратился я уже к волку после того, как дождался ответа Налы. Я поднялся на лапы. Мичи снова прижал уши, но повиновался и довольно бодро отправился в неопределенную сторону. Нам с Налой пришлось идти за ним, хотя я, откровенно говоря, удивлялся его умению ориентироваться в подобной местности.

Путь, к счастью, был не таким долгим, какой я себе представлял. Оказывается, зыбучий песок был недалеко от места, где мы устраивались на ночлег, но наш путь не пролегал именно по нему. Это сыграло нам на лапу, а то еще не хватало вляпаться и в такие неприятности, когда и без того было туго. И сейчас нам нужно было быть предельно осторожными, потому что такого рода песок можно было легко спутать с обычным, а если мы в него попадем, то шансов вырваться из него будут ничтожно малы. Я знал это по рассказам своих знакомых, хотя сам никогда в жизни не видел его.

И лучше бы не видел никогда...

Уже вдалеке мы действительно заметили кабана. Дурачок не солгал: он был упитанным, но лежал в крайне неестественной позе почти на краю этих зыбучих песков. Это странное явление ничем почти не отличалось от обычного песка, разве что было несколько темнее цветом и лежало не на одной плоскости: будто под землей была яма. Наверно, несчастный это все-таки заметил, но не вовремя понял свою учесть, поэтому, угодил в ловушку и пытался развернуться обратно, но чем больше он дрыгал ногами, тем сильнее его засасывало. Это было неприятное зрелище.

Я резко остановился и принюхался.

- Я слышал, что если в эти ямы попадают живые существа, то песок начинает шевелиться и его сразу видно, но лучше все равно быть осторожными. Здесь есть поблизости па...? - но я не договорил и мрачно замолчал. Откуда здесь палки или ветки, когда мы находимся посреди пустыни, где максимум, что может быть - это кактус? Колючий, между прочим.

Достать кабанчика будет проблематично без подручных средств.

- Ну, что, - обратился к Нале, - ты тянешься за тушкой, а я держу тебя за хвост? - Я усмехнулся, но шутки шутками, а от вида такого мясца желудок занервничал. Да и гнилым от него еще не пахло: видимо, кабанчик откинул копыта совсем недавно. Стоило поскорее придумать, как его вытащить, но с наименьшим риском для всех троих. В противном случае, я бы предпочел оставить это гиблое дело.

Отредактировано Керу (4 Июн 2017 22:52:10)

0

13

«Что ж. Были ни была,» подумала Нала, следуя рядом с Керу за их новым знакомым. Тот периодически оглядывался на парочку и быстро отводил взгляд. То ли проверял, что они еще идут за ним, то ли, не готовятся ли напасть. Учитывая его пугливость – скорее всего второе.

Шли они молча. Да, в общем-то, и обсуждать особо нечего и некогда было. Место Х оказалось не так уж далеко от того, где они нашли Мичи. Но, что важнее, оно лежало почти на их пути к Оазису. Вот и еще один плюс того, что они все-таки спасли этого странного волка – узнали о потенциальной опасности, которая была прямо у них под носом, они могли бы и не заметить. Решили бы, что торчащий из песка кабанчик – просто жертва песчаной бури и сами бы оказались погребены.

К слову о птичках. Бородавочник был мертв уже явно какое-то время, хотя определить точно сколько – проблематично. От него шел несильный запашок, сигналящий хищникам, что есть-то это еще можно, но делать это надо быстро и осторожно. Незадачливое копытное оказалось погребено под землю примерно по грудь и, не знай Нала правды, можно было бы подумать, что он тут в какой-то момент просто заснул, а сверху его песочком припорошило. Можно было бы даже сказать, что он выглядел безмятежно, если бы не остекленевшие глаза, потрескавшаяся от жары кожа и раскрытая пасть существа, которое явно умирало от жары. Мучительно умирало.

- Ну, что, ты тянешься за тушкой, а я держу тебя за хвост?

- Шутки шутками, но похоже так и придется делать. – Пробормотала она в ответ, смотря в заплывшие глаза опухшей кабаньей морды.

- Он пытался выбраться, я так понимаю? –
спросила Нала заметив, что животное застряло в не самой удобной позе, словно его заморозили в то время, как он пытался развернуться на 180 градусов. Обратно на берег, где сейчас стояли они.

- Похоже на то. Стойте тут! – вдруг сказал рыжий, вскинув хвост, и подбежал поближе к кабану, остановившись где-то за полметра от него. Развернувшись к львам боком, Мичи стал аккуратненько чертить линию, при этом всегда держась той ее стороны, которая была ближе ко львам.  Закончив, он отбежал назад.

- За эту черту наступать нельзя, там уже воронка. – Уверенно заявил он.

- Откуда ты знаешь так точно? – спросила Нала, удивленно вскинув бровь.

- Ну, во-первых, не сказать, чтоб совсем уж точно, я взял с небольшим запасом, - как будто слегка смутившись ответил волк. – Во-вторых, я был здесь прошлым утром. Сейчас еще темновато, но при свете дня можно уловить небольшое различие в оттенке между обычными песками и зыбучими. Плюс, я довольно долго крутился вокруг этого места, изучал что и как, пытался определить границы этой ловушки и как она работает. Тут была кучка камней, я их подталкивал все ближе и ближе к пескам, пока они не начинали тонуть. В принципе, – тут волк стал озираться по сторонам, - камней тут не осталось, но я могу попробовать очертить границы песков по памяти.

Львица отрицательно покачала головой. – Думаю, это лишнее, нам хватит одной границы. Лучше расскажи, что ты выяснил, пока проводил свои эксперимент, потому что я никогда не сталкивалась с этим явлением. – Сказала она с любопытством смотря на зверька. Странный парнишка. Жутко пугливый, но, похоже, сообразительный.

Волк удивленно похлопал глазами, смотря на Налу, но потом встрепенулся и принялся рассказывать.

- Ну, как видишь, они не глубокие, утонуть не утонешь, опасность в другом. Они засасывают и давят так, что невозможно пошевелиться. Это почти как волна в море или быстрой реке, только медленнее и тяжелее. Выбраться силой нереально: чем тяжелее объект, попавший в песок, тем быстрее его затягивает. Если объект шевелится, его начинает затягивать еще быстрее. Соответственно, тебя затягивает и потихоньку теряешь возможность двигаться, масса давящего песка слишком велика. А дальше уже жара, удушье, голод, жажда и все остальные прелести жизни. Провоцирует засасывание прикосновение объекта, причем даже самые маленькие камни, которые я пробовал туда бросать исчезли в песке. Буквально все, что тяжелее собственно песка, оказывалось затянуто.

Волк так быстро все это оттарабанил, что Нала показалось, будто он сделал это на одном дыхание, от чего львица еще сильнее вылупилась на него. А затем по-доброму улыбнулась.

- Ты так много всего выяснил просто кидая туда камни?

Лишь утвердительный кивок был ей ответом.

- Вау. Ты молодец, - сказала она. – Есть еще что-нибудь?

Мичи снова нахмурился, как бы думая стоит ли говорить или нет.

- Ну… - неуверенно начал он, - это только мое предположение, я не знаю наверняка…

- Все равно говори. Пока что все, что ты говорил было крайне полезно, - улыбаясь подбодрила его львица.
Мичи как-то недоверчиво посмотрел на нее, но все же, набрав в легкие побольше воздуха, выпалил.

- Мне это напоминает болото. А из болота есть способ выбраться. Ну или, по крайней мере, говорят, что это помогает, самому мне, слава предкам, проверять не довелось. Вроде как, если ты застрял в болоте, надо расслабиться и попытаться лечь на спину, как не парадоксально. И выбираться надо мееедленно, - он особенно сильно растянул первый слог в слове, словно пытаясь голосом показать, как надо выбираться из болота. – Но проверять не советую. – Тут же добавил он.

Нала задумчиво хмыкнула.

- Ну, на спину мы его не перевернем, а вот медленно вытаскивать – это можно. Надеюсь справимся. Все-таки не бегемот.

Львица решительно подошла к самой прочерченной на песке границе и, решив, что толку дальше откладывать это дело нет, наклонилась, потянулась и ухватилась клыками за кабаний бивень, встав комически в раскаряку, оперившись об еще твердую почву. Лапы на уровне плеч, хвост трубой, попа кверху, начинаем упражнение! Хорошо, что в округе из самцов только Керу, а то еще от них отбиваться пришлось бы.

+2

14

Шутка не удалась. В данный момент времени Нала воспринимала все буквально, потому что сейчас было не до веселья и легкомыслия. Перед нами лежал кабан; упитанное и здоровое на вид копытное так и манило к себе голодных, ничего не евших уже несколько дней, львов. Правда, я понял, что он все равно не внушал львице доверия, потому что она то и дело смотрела в остекленелые глаза жертвы песков, да все принюхивалась к нему, пытаясь уловить запах. Я не мог понять, почему она так относилась к нашей находке: не привыкла ли она есть падаль, либо же боялась, что он может быть заражен чумой? Впрочем, лично я не слышал, чтобы эта страшная болезнь доходила до пустыни. По-моему, она тяжелой цепью висела только на Землях Гордости, как наказание за нелепое правление нынешнего короля. Даже мне, страннику и чужаку, было понятно и ясно как в светлый день, что все величие прайда рухнуло буквально за один год.

Но вернемся к нашим баранам. А если быть точнее, то к кабанам. В дело вмешался наш новый загадочный знакомый. Оказывается, что он до встречи с нами все просчитал и самостоятельно пытался достать хоть один лакомый кусочек, но все было тщетно. Наверно, ему просто не хватило сил и размеров, чтобы дотянуться до туши. Мы, львы, были в разы крупнее его и нам в этом плане было легче.

Из слов Мичи мы узнали довольно много полезной информации. Я даже невольно удивился, как в маленькой головке этого, казалось бы, дурачка, помещается так много ценных знаний. Он рассказал нам все: от "презентации" места, на которое нельзя наступать и до советов, если мы все-таки угодим в эту подозрительную жижу.

Вела с ним диалог Нала. Я же молча слушал, не перебивал и не перечил. У зверька не было резона нас обманывать, ведь такая отличная добыча может перепасть и ему. Почему бы не воспользоваться этим?

- ...Надеюсь справимся. Все-таки не бегемот. - Решительно заключила Нала, а затем сразу же отправилась тянуть кабана за уши.

- Нала, - нахмурившись, я медленно пошел следом за львицей, попутно пытаясь остановить ее, - я не хочу, чтобы ты так собой риско... - Ай, дурак я. Нашел, когда воспитывать взрослую самку, которой твое мнение и твое беспокойство сейчас были даром ненужны. Пока я тут разглагольствовал, дочь успела встать в очень занимательную позу, ухватить клыками кабана за бивень и сделать первые попытки потянуть его.

- Ох... - выдохнул я, разглядывая львицу в весьма интересной позе. Но у меня не проскользнула ни одна плохая мысль: я, как истинный папочка оглянулся по сторонам, чтобы убедиться в том, что ни один самец сейчас не наблюдает за ней из-под кустов. Это моя дочь! нечего пялиться на ее пикантные части тела! Забавно: какие тут самцы в пустыне, да в такое время суток?

- Могла бы и меня подождать, - проворчал я, вставая рядом с самкой и хватая кабанчика за второй бивень. Так мы смогли равномерно распределить свои силы по всей туше, что облегчало процесс продвижения нашей съедобной находки.

Я прекрасно помнил советы волка о том, что вытаскивать угодившее тело в песок стоит очень медленно и плавно. Мы с Налой, теперь вдвоем упершись лапами о твердую почву, выпятив мохнатые попы, ме-е-е-едленно и аккуратно тянули труп поближе к себе. Мы действительно старались изо всех сил, потому что тянуть еще и надо было так, чтобы кабан находился постоянно на одном и том же уровне или выше. Сантиметр за сантиметром, но он-таки вытаскивался из зыбучей ловушки, правда, нам приходилось делать недолгие перерывы, проверять результат нашего труда, а затем снова хвататься за бивень и тащить.

Я не знаю сколько мы возились с тушей: совсем недолго, час, а может быть и больше, но оно стоило того. Совсем скоро я почувствовал, как нам уже не приходилось вытягивать тело в попытках ухватить кабанчика за какую-нибудь его выпяченную часть тела. К счастью, мы уже совсем скоро ровно стояли на поверхности, а кабана оставалось не то, чтобы просто подтянуть к себе, а высвободить его из цепких объятий любвеобильного песка.

С каждым нашим медленным тянущимся, словно теплая кровь только что убитой жертвы, движением, я чувствовал, как тушка все свободнее и свободнее поднимается. Совсем скоро из песка были вынуты передние лапы, затем филейная часть, а после и бедра жертвы.

- Мфофет бфыть отофем ефу фафние фноги? - Ворчал я сквозь зубы, но моя дочь оказалась гораздо упорнее меня. Она, очевидно, желала его вытащить всего: вместе с сочными задними окорочками. Конечно, их есть порою было приятнее всего, поскольку это была самая аппетитная, самая мясистая часть у еды.

Еще через какое-то время я почувствовал, как наша находка пошла совсем легко. Я расслабился из-за этого, а потому потянул быстрее, но сделал это очень зря! Песок, словно чувствуя, что у него забирают все самое ценное, усилил свою хватку, забирая кабана снова в свои глубины. Я притормозил, но было поздно, потому что кабанчик снова ушел в песок на пару сантиметров, а может быть и дальше. Я виновато прижал уши и поглядел на Налу: виноват. Готов даже понести наказание, только лопухами не бейте.

Делать нечего. Тянули с новыми силами заново. Когда я снова почувствовал, что добыча пошла из песка легче, я прикрыл глаза и сосредоточился. Подчиняясь движению Налы, я работал с ней в один унисон. За эту замечательную работу в команде мы все-таки были вознаграждены: добыча вышла из цепких объятий зыбучий ловушки, а мы, от отдачи, присели на круп и переглянулись.

- Это было нелегко, - признался я, но тут же одобрительно закивал. Не легко, но мы-таки сделали это! Кабан был не такой крупный и упитанный, как хотелось бы, но на четырех взрослых львов и Мичи его бы хватило если не для полного утоления голода, то хотя бы для того, чтобы поддерживать в организме силы.

+2

15

Нала покосилась на слегка замешкавшегося Керу, который только теперь встал рядом с ней на изготовку, ухватив кабана за другой бивень. Нала хотела проворчать что-то по типу «чего ждать-то?» в ответ на слова самца, но в итоге не стала этого делать и лишь сквозь зубы дала отсчет:

- На счет три тянем. Раз, два, три!

Самка уперлась передними лапами в песок и принялась тянуть изо всех сил. Вытаскивать медленно? Ха, да тут по-другому и не выйдет! Вот уж действительно, ощущения были, словно они не кабанчика пытались вытащить, а бегемота выловить из болота. Бездыханная туша сопротивлялась их с Керу усилиям, словно и не была уже черт знает сколько времени мертва, а вполне наоборот – еще жила и имела собственную волю. Которая предпочитала не оказываться в лапах двух больших, голодных львов и маленького волка.

К слову о волках. Мичи молчал и суетливо носился из стороны в сторону за спинами львов, вытягивая шею, щурясь, пытаясь с разных сторон взглянуть на результаты усилий его спасителей. Парнишка суетился, словно курица-наседка вокруг своих малышей. Хотя, если ты несколько дней ничего не ел, и это, возможно, твой последний шанс, - еще и не так забегаешь. Однако под лапы он не лез и не говорил, понимая, что этим будет только мешать. Единственное, что он сделал – это слегка подбодрил пыхтящих от напряжения львов, когда заметил, что кабан все-таки сдвинулся с мертвой точки.

Несколько раз они делали перерывы, которые позволяли львам отдышаться и размять челюсти. Им повезло, что кабан-то уже мертв и не способен рыпаться, иначе после каждого такого перерыва, им приходилось бы начинать заново. А тащить без них было бы просто невозможно.

- Я даже не представляю, - в один из таких перерывов озвучила Нала эти свои мысли, - как бы мы вытаскивали оттуда кого-то живого.

- Никак, - донесся до нее угрюмый ответ волка. Львица нахмурилась и задумчиво взглянула назад на кабана. Ну, да, живой кабан сейчас бы верещал от боли и бился в истерике, ну или пытался бы, учитывая насколько сильна хватка песков. У кабана хотя бы есть клыки, за которые можно схватиться. А если бы у них не было такого крепкого подспорья? Что если бы это была мартышка? Шакал? Или… лев?

- Продолжим, осталось не так много. – Сказала она, возвращаясь на исходную позицию. Они и правда добились довольно больших результатов, по крайней мере в свете имеющихся обстоятельств. Главное – не сплоховать в дальнейшем.

Мало-помалу песок поддавался, выпуская тушу из своей хватки. Нала едва удерживалась, от того, чтобы начать тянуть еще сильнее, лишь бы скорее уже покончить с этой тяжелой работенкой. К тому же, львица уже исходила слюной в ожидании сытной трапезы. Первой за черт знает сколько времени.

- Менфе сфоф, полфе дефа, - буркнула Нала в ответ на шутливое замечание Керу. Не до шуточек сейчас, одно неудачно рассчитанное усилие и им придется начинать заново. К тому же, что может быть вкуснее нежных окорочков? Оставлять любой кусок мяса в условиях пустыни – грех, а что уж говорить о таком прекрасном куске?
Ну и, давайте честно, как бы они ему откусили лапы, не вляпавшись в смертоносный песок? Да никак, так что в любом случае этот вариант отпадал.

Но тут, когда кабан казалось бы был уже почти у них, песок снова уцепился в него. У Налы было ощущение, будто они пытаются вытащить сокровище из-под лапы дремлющего с ней в обнимку стража, стараясь при этом не разбудить зверя. И вот они чуть было ни сделали это, чуть было не разбудили его.

Раздраженно рыкнув, львица замерла. Стоявший поодаль волчок испуганно пискнул и вжался в себя, боясь, что сейчас и его надежды на сытный завтрак окажутся погребены. Слава предкам, они не немного потеряли в приступе своей неосторожности. Еще пара мучительно медленных минут, и вот львы уже хлопнулись попами на песок, а кабан валялся перед ними полностью, за исключением тонкого слоя прилипшего песка, свободный от своих оков.

Нала, тяжело дыша, выпустила бивень изо рта. – Фух. Ну и работенка. – Пожаловалась она, не обращаясь к кому-либо конкретно. – На секунду я уже было подумала, что его опять засосало, и на этот раз с концами.

Мичи буквально подлетел к ним с радостными воплями поздравлений и восхвалений. Маленький волк чуть ли не подпрыгивал от возбуждения и, судя по свисающей с уголков морды слюне, предвкушения жратвы.

- Надо отнести его к остальным, - сказала Нала повернувшись к Керу. – Только сначала отдышимся немного. А ты, - теперь она обращалась уже к волчонку. – Пойдем с нами, мы познакомим тебя с нашими друзьями, а там и тушу разделим. По-честному, по-братски.

Рыжий застыл, как только до его ушей дошло предложение встретиться с еще двумя львами. Глаза в страхе расширились, а тело напряглось. Не заметить этого мог только слепой, да и даже слепой сразу почуял бы внезапно повеявшим от звереныша страхом.

- А, может, я лучше отколупаю себе кусочек и пойду своей дорогой? – тихонечко спросил он.

Нала нахмурилась. – Чего ты боишься? Мы тебя не тронули, а наши друзья и подавно не будут, если мы попросим и расскажем им, как ты нам помог.

- Ну... – протянул он, - вы – не первые львы, которых я тут встречаю. Только первые, кто не попытался меня съесть. – Смущенно пояснил он.

Вооот оно что. Это очень многое объясняло в поведении волчонка. С одной стороны – он уже успел свыкнуться с мыслью, что все здесь пытаются его съесть, особенно львы. С другой – львы его спасли. Вражда разума и инстинктов еще не так заставит кого-то понервничать, что правда, то правда.

- Я обещаю, - с улыбкой сказала Нала, наклонившись к морде Мичи. Тот слегка отстранился, но никак по-другому свой страх не выказал.  – Что никто из наших друзей тебя не тронет.

На рыжей морде ясно было видно как враждовали разные эмоции и мысли в голове зверька. В конце концов, он вздохнул и сказал:

- Ай, ладно. Пойду с вами и будь, что будет.

Нала улыбнулась еще шире. – Ну, вот и отличненько. Теперь надо дотащить эту тушу до привала.

Львица, не привыкшая пустословить, сразу принялась за дело, схватив кабана за шкирак, и резким движением закинула его себе поперек спины.

- Ну, что? Выдвигаемся? А то кушать хочется, что сейчас сама кого-нибудь слопаю.

Отредактировано Нала (23 Июн 2017 19:02:44)

+2

16

Да, львица была права: работенка это была самая тяжелая, пожалуй, которую только я выполнял. Не помню других случаев, чтобы еду было так тяжело добывать. Мне даже сейчас казалось, что охотиться было гораздо проще, хотя там могли и в нос копытом зарядить и просто убежать и с концами, только аппетитным бедром на прощание помахивая.

К нам кинулся маленький шакал, вопя от радости и подпрыгивая, словно кенгуру. Я усмехнулся и, встряхнув гривой, аккуратно перевалился на передние лапы, усевшись нормально, как сидят все обычные львы. В голове моей уже представлялись картинки трапезы, вкус кровавого мяса, отчего желудок снова предательски заурчал.

"Может закусить этим волчонком, чтобы перебить голод?" - Несерьезно размышлял я. Теперь для Мичи, наверно, мы были героями.

Я кивнул Нале, соглашаясь с тем, что необходимо дотащить еду до наших друзей. Не сказать, чтобы мы ушли очень давно, но времени прошло достаточно, и они могли нас потерять. Стоит поторопиться. Львица, тем временем, предложила и нашему новому знакомому отправиться с нами, но тот испуганно возразил.

- Не бойся, - подхватил я слова Налы, - зачем нашим друзьям ты, если перед ними будет целый кабан!

И лишь потом Мичи открыл нам причину своего испуга. Его уже пытались съесть! Впрочем, то было неудивительно. Львы в пустыне действительно звереют от голода, не разбираясь, кого можно скушать, а кого бы не желательно. Стоит только вспомнить мои походы к пустыне в компании не самых честных и добросовестных львов, а некоторые говорили мне, что путешественники, сходившие в пустыне с ума от голода и жажды, готовы были даже убить своего собрата и сожрать львиное мясо.

От этого меня перекосило. Я никогда раньше не лакомился чем-то, кроме травоядных, а вспомнив о подобной истории мне теперь стало противно мясо даже этого мальца. Сначала он, а потом что - львы?

Впрочем, уговорить малыша нам удалось. Тот, видимо, либо был слишком отчаянным, либо посчитал, что львам действительно будет не до него при наличии нормальной еды. Нала даже обрадовалась по этому поводу; кажется, найденыш ей очень нравился. Я тоже был не против спутника, не смотря на то, что изначально я видел в нем лишь трусливого дурачка. Ведь мне было невдомек какого это - когда тебя пытаются съесть.

Итак, я уже собирался схватить кабана за что-нибудь, чтобы начать его тащить, как моя дочь вновь меня опередила. Ловким движением она закинула тушу себе на спину и предложила, наконец-то, отправиться в путь. Я только широко раскрытыми глазами смотрел на нее, не в силах что-либо еще вымолвить. Вот бой-баба, в самом деле! Она была гораздо активнее своей мамы и, наверное, даже меня. И в кого она такая пошла?

- Ну, ладно, - замялся я, потому что мне было неловко идти с пустыми лапами, когда самка рядом тащит нелегкую тушу, но я уже понял, что спорить с этой львицей была абсолютно бесполезно, - если устанешь, то дай знать.

Мы тронулись в путь не спеша, но достаточно резво. Я оглядывался по сторонам, чтобы при случае предупредить об опасности, хотя в радиусе, пожалуй, километра, здесь не было ни души, кроме нас и наших друзей, поджидающих где-то подле реки. Пока мы шли, я прокручивал у себя в голове последние события своей жизни, встречу с дочерью, а потом вдруг вспомнил о том, что за ней гнались, посему она, вероятнее всего, даже не попрощалась с Сарафиной. Это было нехорошо, потому что она могла переживать за нас обоих.

- Нала, - обратился я ко львице, - можно задать тебе вопрос?

Когда я получил положительный кивок, то продолжил.

- Ты ведь не попрощалась с матерью? - Я задумчиво нахмурился, - потому что тебя преследовали. Но за что?

Конечно, я не надеялся, что она мне все вот так расскажет. Но мне бы очень хотелось знать подробнее о нашей цели, не смотря на то, что я уже знаю о каком-то там короле, которого моя дочь и ее друг так отчаянно ищут. Этого было довольно мало, чтобы сложить общую картинку в голове. Я понимал, что он, видимо, был законным претендентом на трон, но почему тогда сбежал? И почему не вернулся обратно? Вопросов, конечно, было тьма, но не все они интересовали меня. Я спрашивал у себя об этом лишь только потому, что мне хотелось знать, за что борется моя дочь, а теперь и я сам.

0

17

Львы выдвинулись в обратный путь без особой спешки. Да и проблематично было бы идти быстро с тушей на спине. С другой стороны, таскать ее за хвост по песку было бы еще неудобнее, поэтому пришлось чем-то жертвовать. А если она устанет, что ж, и правда можно будет поменяться с Керу местами. Поэтому шли они размеренно, только Мичи приходилось трусить рядышком, чтобы поспевать за своими длиннолапыми знакомцами.

Солнце уже потихоньку появлялось на горизонте, чем, в любом другом месте на земле порадовало бы путников. Но в пустыне это означало лишь начало проблем. Каждый день Нала благодарила предков, что они дошли до реки и старались не отходить от нее далеко. Разве что придется теперь сделать небольшой крюк, чтобы обойти эти пески. Иначе уже они станут добычей для какого-нибудь изголодавшегося путешественника.

Приятную тишину предрассветного утра первым нарушил Керу. Нала повернулась к самцу, как бы говоря, что не возражает против вопроса. Когда же она услышала, что именно интересовало самца, то немного погрустнела. Вспоминать о матери было, откровенно говоря, больно. Да и в принципе весь тот день, несмотря на приятные новости о том, что ее друзья живы, оставался для львицы очень и очень темным. Они действительно не успели попрощаться и Сарафина сейчас, скорее всего, думает либо, что ее дочь мертва, либо что, она – предательница, в зависимости от того как все выставит Скар. А сказать что-то ему придется, ее исчезновение не может пройти бесследно.

- Нет, не успела, - ответила она и ненадолго задумалась о чем-то своем, уставившись в песок под лапами. – Да, оно, наверное, и к лучшему, - хрипло продолжила Нала. – В зависимости от того, что сказал по поводу моего исчезновения Скар, мама либо считает меня мертвой, либо предательницей. А может и то, и то сразу, кто знает, что еще выдумает эта змея. – С горькой ухмылкой сказала она. – В любом случае, для нее же будет лучше, если она будет оставаться в неведении. Не дай Ахейю, Скар решит, что она что-то знает. – Львица взглянула на Керу с едва скрываемом страхом, который поднимал свою уродливую голову каждый раз, когда самка думала о том, что может происходить сейчас дома. – Он и ее прикажет убить и даже не посмотрит на то, что она мать его сына.

- Ничего себе маньяк. Это ваш король, я так понимаю? – встрял Мичи, откуда-то снизу. – В наших стаях такие обычно не задерживаются, их быстро свергают.

- Если бы все было так просто, - вздохнула Нала, переведя свое внимание на волчка. – У него в услужении – целый клан гиен, я уж и не знаю, как ему удалось заполучить их верность, кроме обещания пустить их на Земли Гордости и охотиться сколько душе угодно. Явно должно быть что-то большее, иначе они бы восстали, как только в охотничьих угодьях стало нечего ловить. – Самка покачала головой. – К тому же, встать на его место было бы некому даже, если бы мы могли его так просто свергнуть. Два законных наследника престола были вынуждены бежать, после того, как ели улизнули от лап его головорезов.

О том, что среди этих головорезов были ее собственный брат и лучший друг, путешествующий сейчас с ними, львица предпочла умолчать.

- Собственно, в поисках их мы и пришли в пустыню и пытаемся дойти до Оазиса, лежащего дальше о реке.

Мичи задумался. – А как выглядят ваши принцы? Я тут давно, может видел их?

Нала помотала головой. – Это было больше года назад.

Рыжая морда заметно погрустнела. – Тогда нет, я тут давно, но не настолько… А касательно Оазиса, тут я тоже не помощник, я слышал о нем, но никогда там не был.

Нала пожала плечами, как бы говоря, что не беда, и снова повернулась к Керу.

- А касательно твоего второго вопроса, то это довольно длинная история. – Львица оглянулась вокруг, а потом снова перевела взгляд на спутника. – Но, полагаю, как раз времени-то у нас полно.

Самка вздохнула собираясь с мыслями где было бы лучше всего - нет даже не так - правильнее всего, начать.

- В тот день Зира – это жена Скара и, как это не грустно, правящая королева, - пояснила она для обоих своих слушателей, - собрала львиц на охоту, включая меня. Мы с ней никогда не ладили. Она… в высшей степени неприятная личность. – Самка скривилась, стараясь подобрать какие-нибудь эпитеты для описания дикарки кроме «бешеная» и «стервозная». – Ей плевать на все, кроме себя, своей шкуры и, возможно, Скара. Не знаю, можно ли вообще про нее сказать, что она кого-то любит, а если и так, то любовь эта… - Нала задумалась, пытаясь вспомнить лицо королевы, когда та смотрела на Скара. Эти бешеные красные глаза, внимающие каждому движению короля, словно он был ее личным богом, к алтарю которого она была готова приносить кровавые жертвы. – Больше похожа на пожар, от которого остается только пепел.

Львица вновь ненадолго замолчала, в который раз прокручивая в голове события того злополучного дня, пока ее спутники внимательно слушали.

- Я честно, честно, - она сделала особое ударение на этом слове, как бы пытаясь оправдаться. Перед кем? Перед Керу? Уж передним-то ей нечего оправдываться. Перед собой? – Пыталась не встревать с ней в конфликт. Не перечить. Не спорить. Не возражать. И все равно нарвалась на драку.

Голос самки звучал с некой обреченностью. Словно преклоняясь перед своей судьбой. Да, и что еще ей оставалось делать теперь, когда все эти события далеко позади?

- Мы выследили одну единственную антилопу. На все охотничьи угодья Земель Гордости, настолько плохи были наши дела, что даже смешно. Загнали ее и Зира нанесла решающий удар, завалив ее. И только после этого мы обнаружили, что антилопа оказалась на сносях. – Нала грустно повернула голову к Керу. – Ты жил какое-то время в прайде, поэтому наверняка знаешь, что это – страшное преступление. Мы – остальные охотницы – были в ужасе, что так оплашали, но, видимо антилопа сама жила впроголодь, поэтому мы и не поняли, что она ожидает потомство. Но Зире вообще было на это все равно, даже несмотря на то, что она сама была беременна. В ней не было даже кали раскаяния, хотя бы на этой общей почве. Ей в принципе было плевать на наши законы. Тут-то я и не выдержала. – Нала стыдливо отвела взгляд, снова уставившись куда-то себе под лапы. Кабанья туша, перекинутая через спину самки вдруг резко показалась тяжелее, чем была, воздух горячее, а песок еще более сыпучим, все норовя уйти из-под ног.

- Я, дура такая, высказала ей в лицо все, что думала по этому поводу. И открыто заявила, что пойду к Скару и расскажу правду. Чтобы действия его были справедливы и по закону. – Нала горько хохотнула от иронии собственного замечания. – Надо было тогда еще понять, что, пока на землях прайда царствует он, о какой-либо справедливости можно в принципе забыть. Ну, а Зира не стерпела такой наглости от рядовой «львички» и набросилась на меня. Защищаясь, я пнула ее в живот.

Самка снова тяжело и как-то надрывно вздохнула, глядя прямо вперед. Голос ее слегка задрожал. – Чем вызвала у нее преждевременные роды и смерть двух из ее детенышей.

Мичи сочувственно зашипел, впервые за время рассказа подав голос.

- Королю, надо полагать, это не понравилось.

- Ты знаешь, - сказала она, повернувшись к волку радуясь, что тот дал ей повод не задерживаться на своем проступке, - а я даже и не знаю было ли ему дело до своих детей.

Рыжий непонимающе вскинул брови.

- Когда ему стало известно о смерти двух из его детенышей, он вызвал меня и сделал мне предложение. Стать его королевой и принести ему потомство. Прямо здесь и прямо сейчас. Альтернативой, конечно же, было изгнание. Что я и выбрала, не двузначно заехав ему по морде, когда он попытался на меня залезть.

Говорить об этом эпизоде, хоть и было неприятно – у нее до сих пор мурашки шли по спине от воспоминаний об этих ядовито-зеленых глазах и этой мокрой, черной гриве, вплотную прижимавшийся к ней, - было не в пример легче, чем о предшествующих событиях.

Мичи где-то там внизу, мягко говоря, обомлел и издавал какие-то нечленораздельные возмущенные звуки, чем заставил рот самки дернуться в легкой улыбке. Керу был в не лучшем состоянии.

- После чего мне оставалось только изгнание, и я бежала. Как оказалось, он не собирался давать мне уйти живьем и отправил за мной свою правую лапу с приказом убить меня. Он настиг меня в ущелье, возле которого мы с тобой встретились. Мне удалось отбить первую атаку, но драться с ним было бы абсолютно бесполезно. Поэтому я попыталась убежать по постепенно затапливаемому ущелью. Чуть не утонула, когда, пытаясь уйти от него по скалам, меня снесло мощным потоком воды. Сам Куоритч успел выбраться на другой «берег» до того, как ущелье окончательно затопило. Там он встретил Чумви, они перекинулись парой ударов, после чего Чум помог мне выбраться из этой ловушки.

Все эти события Нала уже пересказывала без особых эмоций, словно рассуждала о погоде. Подумаешь, убить пытались. Нынче на Землях Гордости – это уже не редкость. Да и, на самом деле, ее это уже и правда не сильно коробило. Первый шок от осознания на что именно готов пойти Скар давно улегся, уступив место страху за семью, за дом. Мама, Сараби, Тама, Малка, Кула, Тоджо. Бабушка Сафура и тетя Зингела. Что будет со всеми ними пока титул короля в лапах у обманщика и убийцы? И Мхиту. Ее брат – это вообще отдельная песня, не дававшая львице спокойно спать. Мхиту всегда льнул к Скару, что, наверное, не удивительно, он же его отец. Поэтому тот факт, что он был среди предателей, напавших на Симбу и Рико не должен был бы ее удивить. Но осознание этого все равно отдавалось болью где-то там, между лопаток. Словно ее ударил со спины тот, от кого она меньше всего этого ожидала.

- Ну, а дальше ты знаешь. – Закончила она, вновь повернувшись к Керу. Вот, мол, все как есть. Выкладываю все, как на исповеди, оценивай, как считаешь нужным. И хорошее, и плохое, все вместе без прикрас. Еще недавно Нала, наверное, попыталась бы увильнуть от ответа. Слишком уж свежи были раны и обиды, слишком шокировали события того дня. Да, даже не верилось, что все это вообще произошло всего за один день. Сутки, которые перевернули абсолютно все в жизни львицы вверх дном. Сутки, в которые, казалось, хуже уже ничего не могло быть. И в то же время сутки, в которые у них наконец появилась надежда. У нее наконец появилась надежда. Надо только добраться до этого грешного Оазиса и как следует намылить этой надежде ее желтые уши и рыжую гриву. И постараться поменьше думать о том, что может быть происходит дома. Нет смысла пугаться раньше времени, от этого будет только хуже. Не зря же некоторые говорят, что мысли материальны?

Отредактировано Нала (23 Июл 2017 19:07:25)

+1

18

Я не ожидал, что Нала охотно ответит на мой вопрос. Я все-таки думал, что даже если она согласиться рассказать мне все, то сделает это сдержанно и коротко. Этого не случилось. Значило ли это, что она теперь доверяла мне? Значило ли это, что за время нашего перехода по пустыне, она поняла, что я ей друг, а не враг?

О, я даже не мог представить тогда, что вел себя совершенно по-идиотски! Что я выставил себя полнейшим дураком лишь по той простой причине, что не понимал, как сильно я себя же сдаю своим собственным поведением. Я не скрывал того факта, что очень сильно волновался за свою единственную дочь и, конечно, она этого не могла не заметить.

Все началось с Сарафины. Я так и знал, что львица находится в большой опасности. Юная самка начала рассказывать о своей матери, заверив меня в том, что ей лучше не знать о судьбе дочери, иначе может случиться беда. Нала уверенно заявляла, что тогда и песочной придется туго.

- Говорил же я ей, что из этого прайда надо убираться! - Выговорил я, сжав зубы. Я был спокоен, но страх потерять теперь и любимую снова взыграл во мне. Это было невыносимо тяжело осознавать: у тебя есть три самых дорогих тебе существа, а в безопасности только одно из них. В относительной безопасности была Иша, потому что я с самого начала нашей встречи отвечал за нее, оберегал ее и помогал во всем. Но остальных двух - самку, которая могла бы стать моей супругой и дочь - кинул на произвол судьбы и дал этому мерзкому королю дотянуть свои лапы до их добрых сердец.

И это я еще не знал, что у Сарафины был сын именно от этого Скара! От этого узурпатора, который не имел право называться королем. Даже маленький волчонок, шедший рядом с нами, тоже выразил свое удивление по поводу этого темного льва.

Нала объяснила в чем заключается сложность свержения этого самца. Гиены. Да, я видел, что на землях прайда в качестве патруля постоянно выступают крокуты. Они, по большей своей части, мерзкие страшные твари, которых нельзя жалеть. Нагло и бездумно они не один раз нападали на меня, пытаясь убить или прогнать. Убить у них меня не получилось, но ранить - запросто. Все-таки меня постоянно удивляло: откуда у львов в прислужниках гиены? Теперь я все понял.

Но что король мог пообещать пятнистым? Насколько я знал, этих падальщиков редко что волновало помимо еды. Если только этот Скар им постоянно дует в уши о том, что необходимо потерпеть, тогда все наладится? Или он обещал их убить, если начнут возмущаться? Я видел одного из телохранителей узурпатора, хотя не видел его самого. Этот лев впечатлил меня своей силой, наглостью и злостью. Ежели у Скара в прайде не он один такой, то неудивительно, почему ему так легко удержаться.

- Но если наследники живы, почему тогда вашему королю было так легко удержаться у власти? Почему нельзя рассказать всем о том, что наследники не погибли?

Но не я один отличался любопытством. Мичи тоже периодически спрашивал у Налы о делах в прайде. Он предположил, что мог их видеть, но львица покачала головой: два принца были вынуждены сбежать около года назад, то есть довольно давно.

"Около года назад?", - с удивлением подумал я. Почему тогда они до сих пор не вернулись на свои земли? Когда я был принцем, я все-таки отправился к своему отцу, не смотря на то, что не желал этого делать. Правда, я опоздал. С такими делами в прайде эти двое тоже рискуют опоздать, если будут слишком долго думать.

- Если они не вернулись до сих пор, то где гарантия, что сейчас, когда мы встретимся с ними, они отправятся с нами в обратный путь?

Мне совсем не понравилась эта затея. Мне она изначально-то не нравилась, а теперь не нравилась вдвойне: подвергать себя опасности, подвергать опасности Ишу, а самое главное - родную дочь... Если эти два принца, которые смотались в прекрасное путешествие подальше от своего злого дяди, откажутся возвращаться домой, то я лично пинками их выгоню из оазиса! Я, как ни странно, напрасные жертвы не люблю.

Эх, знать бы мне, что на деле все было гораздо сложнее!

Но и на этом рассказ Налы не был окончен. Она помнила о второй части моего вопроса, а потому снова повернулась ко мне и продолжила то, с чего в общем-то начала.

Так я и думал. Брат Муфасы успел хорошо закрепиться в прайде, обзавестись при этом женой и детьми, заручиться поддержкой некоторых своих приспешников, гиен. Неудивительно тогда, отчего его все львы бояться и потакают его прихотям. Его режим медленно становился невыносимым, а за любую оплошность львам приходилось туго, а все из-за его безнаказанности.

В этом я убедился на примере этой самки. В любом месте саванны знавали, что нельзя убивать беременных особей женского пола, а те, кто сделал это, обязательно должны понести наказание после. В данном случае были наказаны, к сожалению, невинные: Нала и не рожденные львята.

- Ты не виновата, - я покачал головой, с сочувствием дотронувшись кончиком носа до шеи львицы, - к сожалению, Зира поплатилась за свои действия, пусть и своими детьми. Это на ее совести.

Но Нала так не считала. Тем не менее, не смотря на то, что на какой-то короткий миг она почувствовала глубокую тоску и чувство вины и стыда, кошка снова продолжила говорить. Она смело предположила о том, что королю не было дела до детенышей. Оно и не удивительно: откуда у такого льва будет хоть капля привязанности или сочувствия к другому? Даже к родному и любимому? Ежели у него даже нет этого, то он последний кретин и его было бы разумно прикончить...

Так я бы думал будучи молодым. Но сейчас я понимал, что льву необходимо было укрепиться во власти самыми жестокими и страшными путями, поэтому он не обратил внимание на потерю своих отпрысков, переключив внимание на молодую и здоровую львицу, которой оказалась...

- Что? - Я нахмурился и оскалился. Как он мог посметь таким наглым и неуважительным способом предлагать власть моей девочке? Пристава к ней! Теперь у меня были личные счеты к этому льву, к этому...

- Мерзкий старый извращенец, - проворчал я и посмотрел на львицу. Как же много она успела пережить, а я не оказался рядом, не смог ее защитить! Может, это и к лучшему, потому что оно сделало ее сильнее, лучше, но, а если бы все закончилось куда хуже? Если бы ее все-таки убили? Я ведь знал наверняка, что она ни за что бы не согласилась на предложение узурпатора. Она не такая львица, чтобы потакать кому-то.

Я еще раз покачал головой. Теперь мне стало все ясно: жить в прайде было невыносимо сложно, но многие там родились и выросли, многие помнили величие этого места; при Муфасе все было иначе, это даже я знал. Он принял меня так, как будто я всю жизнь жил на Землях Гордости, он позволял мне охотиться на его землях, спать, есть, влюбляться в самок из его прайда...

Жители прайда испытали на собственной шкуре предательство, ложь и жестокость. Каждый из них был душой этого места, каждый из них желал вернуть было величие, потому что их предки жили там испокон веков. Не хотелось подставлять предков, подставлять бывших королей. Мне и Ише не дано было это понять, но Нала и ее друг были наполнены этим чувством. Они считали своим долгом вернуть принцев туда, где им положено быть, тем самым спасти свой дом и восстановить его.

Я гордился своей дочерью.

- Что же, - со вздохом сказал я, - будет лучше, наверно, если твоя мать действительно не узнает о том, что ты сейчас нам рассказала.   

Я подумал немного. Сарафина могла сдаться, если Скар сообщил ей о смерти дочери. Но я надеялся, что она сможет догадаться о том, что ничего плохого не стряслось, поскольку тело львицы не найдено, а вместе с ней пропал я. Об этом никому не было известно, кроме её самой и... Рафики!

- Тем не менее о том, что мы все живы знаем не только мы, - я усмехнулся и вздохнул, - старик Рафики будет рядом.

"...Если с Сарафиной что-то случиться", - хотел сказать я, но вовремя предпочел замолчать, поскольку не хотел лишний раз беспокоить дочь. Я знал, что она и без того очень сильно переживает, но старается держать себя в лапах и не показывать виду.

- Мы обязательно вернемся обратно и спасем прайд, - я улыбнулся и посмотрел в красивые лучистые глаза Налы, - я обещаю. Я знаю, что для тебя это самое важное сейчас.

В пустыне мы нашли пищу и воду. Мы добрались до источника воды, встретили зверька, который знал об этих местах больше, чем мы. Все располагало к нашей удаче, а Айхею помогал и направлял. Я теперь начинал даже верить в судьбу, потому что просто так такого не бывает. Может, мое сомнение в принцах тоже ложное? Хотелось бы верить.

"Твои страдания и страдания твоей матери будут не напрасны. Я сам лично прослежу, чтобы все было хорошо".

- О! Смотри, мы почти пришли! - Я уже видел вдалеке Чумви и Ишу, явно нас потерявших, потому что они периодически выглядывали из нашего укрытия и тихо порыкивали. Мичи по этому поводу знатно напрягся, но я шутливо подтолкнул его лапой.

- Не переживай. Мы же сказали, что никто тебя не обидит.

Мичи это не вдохновило, но он уже подписался на это. Отступать было некуда.

Отредактировано Керу (24 Июл 2017 15:44:39)

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Отцы и дети [Керу & Нала]