Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » - Отсечь голову змее (с) [Ренита, Шенью]


- Отсечь голову змее (с) [Ренита, Шенью]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: Пару месяцев назад.
Место действий: Территория Горных Баргестов.
Обстоятельства встречи: Ренита отправилась на охоту и заодно поискать полезных трав, дабы пополнить свои запасы. К сожалению, ее планы были нарушены ядовитой змеей, которой не понравилось, что львица случайно разбудила ее. И решила отомстить. Рена попросту не успела увернуться, змея оказалась проворней и успела цапнуть нарушительницу сна за лапу. Яд проник в кровь, вызывая у львицы его последствия: отек, тошноту и слабость. Вроде бы ничего особенного, но съеденная трава не помогла и по происшествию нескольких часов стало только хуже: появилась рвота, нарушилась координация движений и затруднилось дыхание. Но Ренита не собирается умирать, ведь она должна выкорабкаться во что бы это не встало!
Цель отыгрыша: Углубиться в отношения пары, раскрыть некоторые аспекты. Так же заработать уменьки.

0

2

Утро началось весьма спокойно. Ренита встала сегодня рано, ей нужно было поискать кое-какие травы, которые хорошо помогают от головной боли. К тому же, она и правда давно не ходила по территории просто так, не видела травы, которые там росли. Это львице и не нравилось, ибо ты должен знать территорию, на которой живешь и собираешься прожить всю жизнь. А планы были именно такими, потому что ни у нее, ни у ее второй половины не было места, которое они оба могли бы назвать своим домом. Кроме этого. Опасно, высоко, но это одно из самых прекрасных мест, которые львичка видела в своей жизни. А свой дом нужно знать, как свои четыре лапы. Так что самка, тихонько выползя из-под лапы спящего Шенью, потопала наружу, подставляя заспанную мордаху под ранние лучи солнца.

Может даже повезет и получится поймать что-нибудь на завтрак. Но это уже второстепенное, главное - разведка на травы. Она лекарь или где?

Вышла из пещеры и побрела в верх по скалам, где было больше трав. Там и шансов больше найти что-нибудь интересное, самое главное - при спуске не навернуться. А то лететь далеко, а шея у Рениты не из камня сделанная. Будет потом Шенечка долго грустить, даже плакать, злиться и психовать, а кому такое нужно? Психованый Шень - это зло в квадрате. Это даже страшнее психованной беременной львицы! Потому что львице, на худой конец, можно в пасть кусок свежего мяса засунуть, чтобы хотя бы на время замолчала и счастливо жевала, а вот Шеню… Нет, засунуть, конечно, можно, да вот только он сам потом этот кусок мяса или что потяжелее тебе засунет в… Кхм. Но не будем о грустном. Так что ползла Ренита вверх очень осторожно, попутно рассматривая разного рода корешки на предмет чего интересного. Почти вся трава была ей знакома, за исключением пары корешков, которые львица раскопала, понюхала, даже попробовала на зуб, но это была обычная трава, не приносящая ни пользы, ни вреда.

Самка настолько увлеклась поиском трав и концентрацией не свалиться, что и не заметила, как забрела в личные покои для сна чешуйчатой. Та дремала в траве, свернувшись кольцами, грея чешую на раннем солнышке, и в принципе не думала, что кто-то посторонний ввалится на ее территорию и потревожит сладкий сон. Так ладно бы, если просто ввалился… Ренита правда засмотрелась по сторонам, точно маленький котенок только-только вылезший из темной пещеры, не смотревший куда вступает. Вот и темношкурая не смотрела, а зря. Своей тяжелой мощной лапой наступила как раз на хвост сонной змее, которой совсем это не понравилось.

Миг - Ренита громко зарычала, поджимая под себя правую переднюю лапу, а змеюка, широко раскрыв пасть, как бы показывая, что обидчица получила по заслугам, быстро стала уползать, цапнув нежеланную гостью за лапу. Бежать за ней и показывать свое «жестокое и ужасное мстя» у львицы никакого желания не было, сама же, по факту, виновата, поэтому пришлось виновато сползать вниз по склону, прихрамывая на укушенную лапу. Все бы ничего, Рена даже спустилась с горем пополам, да вот только с каждым шагом лапа отекала, а саму львичку начинало ни на шутку подташнивать. И Ренита не сразу сообразила, что та змеюка была ядовитая.

Времени поддаваться панике не было, поэтому пришлось, превозмогая боль и тошноту, судорожно искать траву, снимающую отек. Она не могла сообразит, что нужно вывести яд из организма, а не лапой заниматься, да вот только страх не давал спокойно мыслить, а лекарю нельзя ни в коем случае поддаваться страху. Об этом львица тоже забыла, а потому ей не стоило было удивляться, когда съеденная и приложенная к лапе трава почти не помогла. Немного сняла отек - да, но не более того. Темношкурая ждала, но ничего не менялось, становилось только хуже. Ранка с двумя дырочками не кровоточила, но припухла вокруг.

Страх сменился паникой. Одно дело - лечить других, совсем другое - себя. Вроде бы ты ощущаешь все лучше, но в то же время тебе очень страшно, потому что мозг отказывается трезво мыслить от понимания, что от незнания ты враг самому себе. Ренита села у воды, хныкая и тряся лапой, словно бы это могло как-то снять отек или вывести из организма яд. Она не могла уже твердо встать, не могла вернуться в пещеру, потому что лапы подгибались и не слушались, их будто набили грязью, - не держали тело. Плечи дрожали, но она продолжала хныкать, точно ребенок, которого наказали за провинность.

Рена раскрыла пасть, чтобы вдохнуть - почему-то стало не хватать воздуха, - но в тот же миг почувствовала горький вкус на языке. Из желудка стал подниматься вчерашний ужин, достигая гортани и показывая миру содержимое своей широкой души. Львицу вырвало, а потом еще раз, и еще, пока не опустел желудок и не осталось ничего, кроме кислой желчи. На трясущихся лапах Ренита, в буквально смысле, отползла ближе к пещере, хрипя от нехватки воздуха. У нее очень сильно кружилась голова, мир вокруг вращался все быстрее и быстрее, словно бы проверяя выдержку юного лекаря.

«Нельзя терять сознание, слышишь? - мысленно приказывала себе темношкурая, пытаясь набрать как можно больше воздуха в легкие. Ее стало трясти, укушенную лапу она и вовсе уже почти не чувствовала. Неловко завалилась на бок, дыша прерывисто и часто, раскрывая пасть, точно рыба выброшенная на берег. - Не смей отключаться!»

До потемнения в глазах вдохнула, раскрыла пасть, силясь крикнуть как можно громче, но едва ли получилось «крикнуть» громче охрипшего шепота:

- Шенью…

+1

3

Шенью проснулся от луча солнца в свою хмурную рожу. Потянулся и развалился на спине, лениво почесывая своё волосатое брюхо; хмурился, когда солнце еще попадало на склеры, но почти привык и уже не искал себе менее солнечного угла для продолжения сна. Во он явным минус уступа – в пещере с солнцем проблем бы не было, а тут приходится вертеться. Но никто не жаловался, как и сам Шень. Повернувшись еще более правее, приметил Роара, малец явно с утреннего патруля пришел и теперь решил поспать, пока дают. Будить его Шенью не стал, да и пусть отдыхает, его другие поднимут, когда им под солнцем надоест гулять

- Шенью, - с противоположного края послышался сонный голос Мазози; светлая самка пахла росой и свежей кровью, - мы с Шоной ночью завалили газель, Рену будить не стали.

- Порой мне кажется, что вы с ней больше нянькаетесь, чем обучаете, - тихо отвечает вожак, прекрасно понимая, что Рените еще далеко до опыта двух других львиц в охотничьем деле, пусть она «официально» и является главной охотницей. – Мазози, в следующий раз не отговаривая Шону, если та захочет вытащить Рениту из-под моей лапы среди ночи, хорошо?

- Всё то ты знаешь, чернявый, - фыркает светлая львица и поворачивается на другой бок.

Шень лишь хмыкает и, потянувшись, выходить из-под уступа на влажную землю вблизи водопада. Огромный капли, что выбиваются из общего потока падающей вниз воды попали на гриву и нос шамана, тот фыркнул и прошел чуть дальше, где поток воды был быстрее. Чума еще угрожала и надо было быть осторожнее. С едой, с питьем, с чужаками. Вдоволь налакавшись и смачно смочив воду в холодной воде, берущей начало с севера, матерый вернулся к уступу и дальше начал подниматься по ступеням, каждый раз ворча на свои габариты. Вот уж где они не играли ему на лапу, особенно, когда переход от места к месту был мал и хрупок. Тут пахло Ренитой, явно не так давно тут носом тыкалась и траву искала, а может решила и сама себе чего н завтрак отловить. В небе послышался клекот Хаябусы, призывая на себя пристальный взгляд капского гада. Их глаза встретились лишь на миг, но этого было достаточно, чтобы Шеню точно быть уверенным в безопасности своих границ. Глаза Хаябусы – это глаза самого Шенью, не иначе.

- Там Рены не видно? – крикнул Шень в небо, вопросительно щурясь, - проследи, чтобы сильно не рисковала со своей травой. И не пыталась больше рвать водоросль у края водопада!

А то был случай, за который одна шоколадная жопа по жопе и отхватила. Шень до сих пор вспоминал тот момент с содроганием, ибо Ренита нужна была ему живот, а вот Рените срочно понадобилась «вот та подводная травка для изучения». Пусть капский и стал ей спутником жизни, а не просто нянькой-отцом, временами прошлые ощущения давали о себе знать и Ренита в глазах матерого становилась именно той забитой львичкой поле похождения по пустыне.

- ШЕНЬ! – громкий клекот пернатого друга мгновенно привлек к себе всё внимание вожака, тот дернул темной мордой и быстро определили то место, вокруг которого кружит сокол.

Тяжелые лапы мгновенно забыли про неудобный подъем, а сам шаман более не произнес не звука, лишь глухой рык от явной плохой новости и сиплый воздух, вылетающий из легких при каждом выдохе. Шенью пробежал мимо Мунха и не заметил его, зато лев незамедлительно последовал за своим собратом, чувствуя духовным нутром напряженность вожака.

О, какое дежавю ждало Шенью под местом, показанным Хаябусом. В глотке матерого стало еще суше, когда он увидел на теле своей львицы две точки – укус змеи. Остается гадать, какая змея там была и выпустила ли она весь свой яд в Рену, но её бок еще вздымался; резко вырывался воздух из пасти, а глаза были закатаны. И снова Шень проклял своё незнание трав, которые сейчас были так нужны. Рена то без сознания, а её сова хрен знает, где летает.

- Мунх.

- Сам знаешь, что не тому учили, - тихо отвечает патрульный, стараясь скорее придумать, что делать, пока вожак на его глазах затаскивал Рены себе на хребет, - у водопада куда больше трав, старик.

Матерый лишь кивнул капскому, поудобнее расположил на спине тело Рены и ринулся вниз, прыгая со ступени на ступень, пока те не стали сливаться с горным массивом и просто не превратились в пологий склон. Там то самцы и разогнались, неся свои туши к воде, когда время уже шло на минуты. Спиной своей Шенью ощущал, как слабеет дыхание Рениты. К горлу подкатывал противный ком из страха и боли. Думать было больно, что не спасет и даст умереть, а если умрет Рена… Нет, Шенью отказывал себе в продолжении столь страшных мыслей. Хрена лысого, он дат этой шкурке к праотцам отправиться. Спасет, на лапы поднимет, а потом словесно и физически даст понять, что надо думать головой, а не седалищем своим упругим.

Осторожно скатив самку со спины на берег водопада, Шенью принялся хаотично ходить по прибрежной зоне и искать хоть что-то, что могло ему помочь. Он помнил про ягоды, да только тут их итак было, если не много, то достаточно и все разных цветов. Оторвав разом одну красную, а вторую белесую, Шенью открыл пасть Рене и протолкнул когтем ей первую ягоду под язык, надеясь, что та подействует.

+1

4

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

бросок на траву не из ИМ

https://i.gyazo.com/93d70dbbb7df03b85829b1de7dd1fd2f.png
5+1(амулет)=6
Персонажу становится гораздо лучше (количество постов на восстановление сокращается в два раза).
Так как в расчет брался укус зеленой мамбы, ягода нетралиовала её яд в организме Рениты, но следующие 6 постов её будет сильно рвать и потрясывать. Так же сильная слабость не позволит подняться на лапы еще 3 поста, поверх ранее указанных.

0

5

Ренита отключилась, не чувствуя ничего, даже собственного сердцебиения. В какой-то момент темношкурая решила, что умерла, что вот-вот увидит предков или какой-нибудь далекий свет, к которому ее будет душевно тянуть и зазывать призрачный тихий голос. Хоть что-то, указывающее на дорогу в мир иной, тихий и спокойный. Но, увы, ни голоса, ни тем более белого света львица так и не почувствовала, а ощутила под языком кислый вкус. Сглатывая, поморщилась, но противный вкус не желал пропадать, снова и снова «обжигая» язык. И лучше бы она продолжала чувствовать его…

Сколько прошло времени? Минута? Час? Львица не знала, но кислый вкус от ягоды сменился тягучей горечью в слюне. Рена уже догадалась, что это была ягода, потому что жевала такие в детстве; они были совершенно безвредны, разве что язык весело щипали, что для шиложопного львенка было только радостью. Уже позже, повзрослев, Ренита узнала, что эти ягоды могут нетрализовывать некоторый яд, но если тот еще не разошелся по всему организму. И, судя по тому, что в ушах у львицы стало звенеть, а горький привкус усиливался - ягоды ей помогли. Вскоре шум сменился голосами, а привкус… Рвотой. Хотя рвотой это можно был назвать с натяжкой, рвало желчью, но очень сильно.

Очистив, наконец, свой несчастный желудок, не оставив в нем даже желчи (рвать попросту было уже нечем, желудок был абсолютно пуст), львица упала на бок, тяжело и судорожно вдыхая воздух через открытую пасть. Измученное тело стало бить судорога, кажется, был даже жар, но точно сказать темношкурая не могла, потому что сейчас она в любом случае была взмокшая и обессиленная. Стоило только глубоко вдохнуть, как снова начались мерзкие позывы, которые удалось просто чудом сдержать.

- Шень, прости - дернув носом, Рена медленно открыла глаза и чуть подняла голову, ища туманным взглядом любимое черное пятно, двигаясь на запах. Нашла. Вымученно улыбнулась, снова опуская голову. Она даже не сообразила, что ее куда-то перенесли и что она уже не рядом с родной пещерой, возле которой упала. - Шень, я на змею напоролась… Она… укусила… я нечайно…

Оправдывается, точно ребенок, но ей правда важно было сказать, что она нечайно, что не видела змею и что не хотела всего этого. Заскулила в сильно судороге, в очередной раз подавляя в себе желание вывернуть желудок. Встала бы, да вот только лапы не сгибались и отказывались подчиняться хозяйке. Львица языком-то еле ворочала, куда уж ей на лапы подниматься. К сожалению, яд - то только половина беды. Нужно было успокоить жар и судороги, иначе на лапы Ренита не встанет еще неделю. Да и кто знает, чем может обернуться такая слабость, если ее не упокоить, потому в таком состоянии она и есть не сможет, а ослабленный и голодный организм - это уязвимый организм.

- Шень… Найди листья… Они длинные и пушистые, как у одуванчиков… - громко сглотнула остатки желчи, пытаясь проморгать сильный туман перед глазами и унять сильную дрожь во всем теле, негромко сказала темношкурая: - Я бы сама нашла, но… я встать не могу… Мне нужно эти листья съесть, чтобы жар сбить и расслабить мышцы…

Выдохнула и прикрыла глаза, пытаясь успокоить дыхание.

+1

6

Как же отлегло, когда Ренита слабо зашевелилась и приоткрыла мутные, но зрячие глаза. Не то, чтобы Шень думал, что та могла ослепнуть, но хрен знает эти последствия укусов ядовитых змей. Шенью не хотел терять даже крупицу своей львицы, она нужна была ему здоровой и целой. Это надо было им двоим. Грузно рухнув на брюхо рядом с ней, капский лев уткнулся носом в её пушистое ухо и тихо зарычал, стараясь сдерживать свои педагогические порывы. А то аж лапы чесались, отвесить пару шлепков по шоколадному крупу.

- Когда ты у меня начнешь думать головой, а не кисточкой хвоста, Ренита? – крайне недовольно спрашивает лев, кивая своему патрульному и отпуская его на границы до вечера, да и ему просто хотелось побыть наедине со своей шиложопной женщиной.

Она была слаба, её трясло, а из пасти то и дело шел аромат кислоты желудка. Кажется, рвота за утра была не последней. Шень бы даже пошутил про токсикоз, но не стал делать этого вслух. Так лишь, хмыкнул себе под нос и лизнул челку Рены, поднимая её против шерсти. Ему удалось вытащить её из лап смерти и теперь осталось только сделать её состояние более стабильным. Да только если Шеню повезло один раз, не факт, что повезет снова. А вдруг сделает хуже или вообще, яд змеи окажется вкусной пилюлькой, в сравнении с той травой, что должен он был отыскать по просьбе львицы.

- Сама же знаешь, что я папоротник от одуванчика отличить не могу и просишь такое, - слабо улыбается Шенью, но в его глазах по-прежнему гуляет испуг и желание наворчать на Рениту. – Ладно, лежи и старайся не шевелить задницей лишний раз. Я постараюсь найти эти пушистые листочки.

И пошел искать, тыкаясь мордой в траву, пока мокрого носа не коснулись «волоски» на одном из овальных листьев с заметными «волнами» по бокам. Хмыкнув на возможную находку, Шень вырвал листы пастью, сжал их губами и понес обратно к Рените. Размяв траву губами до определенного рода кашицы, Шень наклонился и дал Рене проглотить всё, стараясь не думать о крайне противном вкусе этой травы. Ну и мерзость.

+1

7

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

https://i.gyazo.com/374cf5d82d5bf71fce4eda73bc6e9968.png
4+1(амулет)=5
Персонажу немного легчает (кол-во постов на восстановление сокращается в полтора раза).

Рене становится немного легче. Трясучки стало меньше, как и рвотных позывов.
Окончательно это всё пройдет через четыре поста. Количество постов до возможности встать на лапы не уменьшилось.

0

8

Рените было плохо. Очень плохо. Ее словно выворачивали изнутри на части, ломали каждую косточку по отдельности, а потом снова выворачивали все внутренности, перемешивая их с песком костей. И так раз за разом, снова и снова, не давая измученному телу даже минимального отдыха, заставляя его исходить сильной судорогой. Но львица настолько ослабла, что не могла даже поскуливать, не то, что что-то говорить или, упасите предки, начать реветь. Максимум, что Ренита могла себе позволить - негромко всхлипывать и шумно дышать в приоткрытую пасть, стараясь насытить легкие кислородом.

Но одно все же заставило львицу слабо улыбнуться и вяло, но счастливо захлопать хвостом по земле. Шенью был рядом, тепло его тело успокаивало боль и судорогу. Или так только казалось? В любом случае, рядом со львом ей становилось легче, даже легкие словно раскрывались и могли вдохнуть больше кислорода. Но Шеню нужно было найти траву, так что, к сожалению, его теплом Рена наслаждалась недолго. Ушел, а ее снова одолела дрожь вперемешку с рвотными позывами. Да было бы чем, вот правда, желудок уже сам себя сосет.

Принесенная трава оказалась той самой, которую она просила. Горькая, вонючая, но та самая. Глотая мерзкую кашу, темношкурая даже успела подумать, что из Шеня вышел бы неплохой лекарь. Правда, больной при виде этой туши скучковался бы под камушек или сразу притворился мертвым, лишь бы только к нему не подошли и не заметили. Подорожник приложил и счастлив! Но Шеню лучше эти мысли не озвучивать, а то уже Рене придется камушком прикидываться и подорожник прикладывать. К попе.

Когда трава достигла желудка, тот снова взбунтовался и… приказал долго жить. Рвотные позывы пропали, но появилась типичная и весьма некультурная отрыжка, которая пузырями поднималась по горлу и рвалась наружу. Но даже ее львица «глотала», успокаивая дрожь в лапах. Голова все еще была чумная, в горле теперь противно жгло от травы, а язык щипало от горечи. Проглотив очередные «пузыри», Ренита слабо перевернулась на бок, морщась от травинок, которые щекотали нос. Ей нужен был покой, иначе точно вывернет, только уже съеденной травой.

- Ляг рядом, Шень. Пожалуйста, - попросила Рена, продолжая дергать носом. Должно быть, сейчас она в ужасном состоянии, думать об этом не хотелось. - А еще лекарем зовусь, ага… Чуть хвост не склеила от противной змеюки. Я ее даже не заметила, а она кусаться вздумала! Я нечайно…

+1

9

И снова помогло, что не могло не удивить перепуганного матерого. Он дышал рвано, едва ли лучше, чем дышала сама Рена. Волновался, рычал под нос, избивал хвостом задние лапы, пока львица у его лап прожевывала и глотала ту противную кашицу. И когда он успел стал травником? О, кажется, еще в тот момент, когда одна мелкая львица угодила лапой в гнездо ядовитой змеи. Как много змей вокруг, однако. Но, как и в тот момент, Шенью не ударил мордой в грязь и львице ничего не грозило, если не считать слабости и тошноты.

- Вот уж чего захотела, - вздыхает недотравник, но медленно обходит Рену и укладывает свою тушу рядом с ней, тут же перекладывая саму саку на бок, спиной к своему брюху. – Для чего тебе уши, Ренита? Для чего нос? Неужели ты даже на миг не ощутила опасности, глупая? А если бы я принес не ту травы? Черт, я рожден призывать духов, а не лечить дурных львиц от их же глупости.

Ворчал, долго ворчал, вкладывая душу в каждое слово, но при этом продолжал прижимать Рену к себе, дыша ей в затылок и вдыхая полной грудью аромат темной шерсти и слабости своей спутницы. В конце концов, ворчать сейчас не имело столько смысла, сколько бы имело бы место покусать за ближнее к себе уху. Вот за него и цапнули, показательно и даже сильно пожевав. Чтобы одна задница вспомнила, чем надо думать впредь, если одна пойдет травку искать. Да, тем самым, что между ушей. Предки, пусть она поймет, что Шенью ей на мозг намекает, а не челку.

- Я могу перенести тебя под уступ, - тихо предложил Шень, когда минута воспитания осталась позади. – Незачем тут больше лежать. Вдруг твой хвост и тут кого ядовитого к себе приманит.

Нет, Шень не издевается, он просто слишком любит тыкать окружающим в их косяки и, конечно, не любит, когда тыкают его. Последний, кто его тыкнул немного не выжил. Да и сложно жить без трахеи и половины морды.

+1

10

Тепло от тела Шенью успокаивало. Было больно вдыхать полной грудью, но львица вдыхала, морщилась, но все равно глубоко вдыхала запах льва. Даже не смотря на него, чувствовала сильное волнение вперемешку со злобой. Да и без того, собственно, ясно, что Шень готов был ощупать Рену со всех сторон, а, убедившись, что с ней все в порядке, хорошенько накостылять по приключенческой заднице. Было бы смешно, если бы не было так грустно, потому что ошибись матерый хоть одной травой и… Львица содрогнулась. Нет. Об этом нельзя думать.

Прижавшись сильнее ко льву, даже не нашла в себе силы открыть глаза. Но пришлось найти силы, чтобы слабо запищать, потому что ухо пронзила боль. Не сильная, но от нее стало чертовски обидно, словно она - мелкий глупый котенок, которого за провинности решили показательно оттаскать за уши и посадить в пещеру на сутки. А ведь она уже не котенок, а взрослая львица! Почти.

- Б-больно же!.. - пискнула Ренита, слабо, но честно пытаясь выдернуть свое несчастное ухо из пасти Шенью. Шмыгнув носом, хлопнула льва хвостом по крупу и тут же снова заскулила, только уже от содроганий в собственном желудке. Ее все еще подташнивало, хоть и откровенных позывов не было. Лечебная трава успокаивала желудок. - Я больная и слабая, а ты кусаться вздумал, большая волосатая бяка.

Когда, наконец, ее пожеванное ухо все же отпустили, львица спрятала морду в гриве льва. Да, всю. Абсолютно. Сунула так глубоко, что только кончики пушистых ушей торчали, подрагивая на слабом, но приятном и прохладном ветерке.

- Не хочу, - как-то капризно и по-детски протянула Рена, еще дальше сунув голову в густую гриву, пока не тыкнулась льву носом в шею. Икнула, глотая горькую слюну. - Ко мне Шона пристанет и снова замучает своими наставлениями, опять станет говорить, что у меня сено вместо мозгов. Ладно ты, а ее слушать одна пытка.

Рена немного полежала, дергая носом, который щекотали жесткие волосинки гривы. Смешно и одновременно грустно было осознавать, что, являясь заместительницей Шенью, Рена была самой младшей в банде… Ей едва два года исполнилось, конечно же ее считали ребенком, а Шеня - педольвом во всей красе, просто никто не говорил этого вслух. По крайней мере, так считала сама Ренита. Она и охотилась-то через раз удачно, если уж на то пошло.

Задумчиво ковыряя когтем правой лапы гриву Шеня, темношкура снова икнула - желудок явно не мог понять какого черта произошло, - и нехотя пропищала откуда-то из гривы. Ну а что? Там прятаться можно, настолько она была густая у матерого.

- Шень… Скажи, я же твоя, да? Только твоя? Кажется только вчера ты был для меня отцом, а сейчас… А сейчас я могу целовать тебя по-взрослому, могу назвать… - она осеклась. Едва не сказала «назвать своим», да вот только неправильно это было. Ренита принадлежала ему, была его, но Шенью... Их не скрепляли узы брака, они были просто парой и, по факту, со стороны льва не было никаких обязательств. Но Рена любой самке глаза вырвет и в глотку затолкает, если та хоть посмотрит на ее мужчину.

Она так и не закончила свое предложение, продолжая ковырять лапой гриву Шеня и не зная, что добавить.

+1

11

Ухо Рены было вкусным и мягким; немного кислило и щекотало шерстью нёбо Шеня. Тот фыркнул и чихнул, когда устал жевать, да и Рена начала пищать на это. Однако, воспитательный процесс был не долгим, но весьма показательным. На это Шенью лишь надеялся. Он хмыкнул, когда его назвали бякой и боднул носом в лоб Рениты, призывая её либо к тишине, либо пострадает очередное ухо. Но куда уж там, это же Ренита и она не может вести себя тихо или спокойна, стоило лишь ей отойти чуть дальше от последней черты.

Матерый лежал спокойно, пока Рена, точно любопытный ребенок, принялась когтями и мордой исследовать его гриву, разве что иногда ушами дергал, когда львица неосторожно выдергивала волосы, зацепляя их острыми когтями. Чем бы ребенок не тешился, Предки, вот именно в такие моменты капский испытывал тень стыда. Именно в такие моменты Ренита были лишь ребенком, а не молодой львицей, уже познавшей не только секс, но и серьезность отношений и тяжесть управления бандой.

- Я дал добро Шоне вытаскивать тебя из-под моей лапы и тащить на охоту рано утром, - ухмыльнулся матерый, смотря куда-то вперед. – А то скоро она будет тебя таскать за уши не меньше, чем я сам, мисс главная охотница нашей банды.

Кажется, в гриве снова запищали и как-то странно икнули, но шаман отвлекся от звуков и нарочно потряс гривой, чтобы оттуда показалась одна темная мордашка, едва не погибшая не так давно. Но вопрос, заданный этой мордашкой, заставил самца опустить уши в гриву и вздохнуть в передние лапы. Конечно, этого стоило ожидать. Если подумать, кто они друг другу, если не любовники? Ну так, на скидку. Да, именно любовники, но отношения стали куда глубже и крепче с того вечера на каменных ступенях. Шень ухмыльнулся в усы и подался вперед, слегка меняя позу, чтобы нависнуть над болезной Реной и лизнуть её в нос.

- Да, я твой, пискун, -  протянул матерый, переходя на тихий шепот. – Не стоит так бояться произносить очевидное, пока я не подумал, что ты боишься перейти на ступень повыше. Ты ведь на это мне своими глазами намекаешь? Не думай, что я не заметил. Ты – моя, я сказал тебе это давно и мое решение непоколебимо. Но хочешь ли ты стать моей официально?

+2

12

Рените и правда было еще не очень хорошо, но, по крайней мере, перестало выворачивать и трясти, а это уже был огромный плюс. Она внимательно слушала льва и хмурилась, когда тот говорил про охоту и таскания за уши. Ну что сделаешь, если она любит поспать подольше? Да и охотится, кстати, не особо хорошо, по крайней мере, с другими охотницами банды и рядом не стояла, потому что в силу своего молодого возраста еще многого не умела. Лучше поспать подольше и не мешать охотницам, верно же? Все в плюсе. Кроме Шеня, потому что он не прекращал ворчать по этому поводу.

Секунда, две, и вот уже этот самый Шень нависает над Реной, которая аж икнула от неожиданности и уши к голов прижала. Зачем так пугать?! Она слабенькая и все еще болеет, хочется тепла и не двигаться ближайшие часы, а тут такие финты выдают! Но даже здесь пострадавшей львице поворчать не дали, потому что следующие слова льва заставили ее удивленно распахнуть глаза и заставлять верить собственным ушам.

- Твоей?.. - она снова икнула, продолжая смотреть льву в глаза и искать там привычные огоньки издевательства и стеба. Хоть чего-нибудь, что бы показало Рене, что слова адресованы не ей или это все просто неудачная шутка, которую она не может понять и которая ее наверняка обидит. Но Шенью говорил на полном серьезе, искренне. - Ты предлагаешь мне стать твоей супругой?

В мыслях Рениты пронесся калейдоскоп из мыслей, не самый радужных и не самых теплых. Такое всегда бывает, когда твое счастливое будущее связанно с печальным прошлым. Но она прогнала эти глупые мысли прочь, прошлое не имеет никакого значения ни для кого из них. Они оба пережили свое прошлое и отказались от него, ведь какой смысл хранить воспоминания, если они причиняют лишь боль? Впереди не было боли, в будущем было все лучше. Сейчас важен только Шенью, ее семья, ее любимый.

- Конечно, Шень, конечно, - темношкурая обняла его мощную шею передними лапами, счастливо и смущенно всхлипнув в гриву. Она бы даже расплакалась, но знала, как ее лев не любит слезы. - Конечно же я стану твоей женой. Иначе просто и быть не может, я же люблю тебя больше, чем кого бы то ни было. Я всегда буду твоей. Всегда.

ФБ окончен.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » - Отсечь голову змее (с) [Ренита, Шенью]