Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » "- Нет, Рена, это не мои дети."(Цэрэн, Шенью, Меотид, Нехемия, Ренита)


"- Нет, Рена, это не мои дети."(Цэрэн, Шенью, Меотид, Нехемия, Ренита)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: Шенью 7 лет, Цэрэн 5,6 лет, Рените 2 года
Место действия: Уступ
Время суток и погода: день. Солнечно
Обстоятельства отыгрыша: Шень впервые приводит сестру и её котят под уступ, где спит Рена. Что-то подсказывало матерому, что Ренита отреагирует на столь странную картину не без писка.
Цель отыгрыша: перетащить львят и познакомить невесту с сестрой

Отредактировано Шенью (5 Авг 2017 10:57:14)

+3

2

Он слишком давно не держал в пасти котенка, последний раз им была погибшая дочь. Тоже была такой маленькой, изредка пищащей и с лысым хвостом. Всё мамку звала, а мамка не собиралась прикасаться к ребенку лишний раз, пока та глаз не откроет. Баба-дура, из прайду с мужем турнули, а у неё всё в голове правила продолжали жить. Благо, дочь унаследовала дар предков и с ого момента нерадивая мамаша стала опекать её сильнее самого Шенью, показательно отодвигая его от общей дочери. Да и, плевать было капскому, который не хотел ни этой дочери, ни жены, может поэтому они в итоге и погибли. Слово порой тяжелее удара.

Дернувшись от взгляда в спину, матерый обернулся на миг и поймал взгляд сестры. Та, видимо, ждала увидеть супругу брата, с которой он ушел в изгнание, но Шень лишь покачал головой, опуская племянницу себе на лапы, чтобы не покатилась попой вперед.

- Дагма давно с предками, как и наша с ней дочь. Зато Мунх и Шона примкнули ко мне, меня немного коробит, что они решили остаться мужем и женой даже вне прайда, но это их дело, - быстро проговаривает Шенью своим привычным басом и возвращает Нехемию в пасть, продолжая свой почти молчаливый спуск к уступу, пока он не показался впереди, а каменные ступени остались позади.

Местами высокая зелень, шум воды и приятный, пусть и суховатый ветер. Уступ находился в самом благоприятном месте, какое только можно было найти в этой гористой местности, ниже расположения братства. Матерый хмыкнул, когда увидел впереди спокойно спящую Рену. После того укуса она старалась отоспаться и прийти в порядок. Правда, порывалась пару раз найти ту змею и откусить ей голову, но самец не пустил и пригрозил цапнуть за круп, если та не уделит больше внимания своему здоровью.

Теперь он отпустил львенка прямо рядом с барбарийкой. Так, чтобы белый клубок меха спинкой уткнулся в загривок Рениты, следом принимаясь медленно переворачиваться и топтать маленькими лапками что-то теплое и пушистое.

- Рена, проснись, я хочу тебя познакомить кое с кем, - прокашлявшись после переноса племянницы во рту, капский боднул самку в ухо, стараясь растормошить её.

+2

3

Цэрэн двигала лапами с трудом, те были ватными и плохо сгибались, а про спину и круп… Про них можно лишь грустно промолчать. Ей бы отлежаться хотя бы пару часов, но ради детей пришлось скрипя костями вставать. Деймон остался снаружи, ему неуютно в пещерах, этот змей, в прямом и переносном смысле, больше предпочитает простор и тепло, чем замкнутость и прохладу.

Сынок в зубах слабо дрыгал лапками и толком не пищал, словно бы ему было все равно, куда и зачем несут… В отличие от его сестры, та пищала так громко, как бы ругаясь: «Эй, поставьте меня на место, куда тащите?!», что Мышка непроизвольно прибавила шаг. Лечь и уложить в теплые лапы. Скорее лечь и уложить котят в теплые и мягкие лапы.

Цэрэн ничего не ответила на слова брата, даже если бы и хотела, ибо в зубах был сын. Но она и не хотела ничего отвечать. Дагма была одной из тех самок, которые… которые ставили иерархию прайда выше своих чувств и выше чувств вообще. Ее не было жаль слишком сильно и спрашивать о том, как она умерла, было лишним. Бронзовая не знала, как бы реагировала, если бы еще при жизни в родном прайде у нее бы родились белосклерые дети, которые являлись прокаженными богами. В желудке все завернулось узлом при этих мыслях и львица поняла, что не бросила бы их. Ушла бы из прайда или присоединилась к «низшему» сословию, но не отказалась бы от львят. Да и как можно отказаться от частички себя? Как можно вырвать и выбросить часть своей души?

Да вот только в прайде Черных Шаманов вряд ли у кого-то остались души.

В пещере было прохладно и хорошо. Мышка вдруг почувствовала насколько сильно устала, желание скорее лечь появилось еще больше, но вдруг… Ребенок. Да, самый настоящий ребенок дремал в углу пещеры, которому едва два года исполнилось. Не капская львица, но тоже какая-то крупная, крупнее африканки даже в столь юном возрасте. И Цэрэн была бы настоящей дурой, если бы не увидела, насколько нежно брат боднул ее в макушку, да и будил спокойным колосом, а не рявком, как обычно. А Цэрэн дурой не была.

- Шень, - положив сына под лапы, чтобы никуда не укатился, хотя вряд ли этот ленивый сонный комок вообще мог куда-нибудь деться, львица хмуро посмотрела на брата, - только не говори мне… О, Святые предки прородителей, она же тебе в дочери годится…

Цэрэн была в шоке. Нет, не просто в шоке, а в древнем ахере, какой не испытывала уже парочку лет. Хотелось кинуться на брата и отдубасить этого педольва, и вот только сынок в лапах мешал это сделать. Она же ребенок, шайтан раздери!

+3

4

Будь Меотид постарше, быть может, он бы оценил веселое передвижение в зубах у мамы. А что? Львенок бы висел лапками вниз, наслаждался бы великолепными видами... в общем, весело бы проводил время. Лапами двигать не надо, месить землю ни к чему. Катись себе и катись туда, куда взрослым надо. Им же виднее.

Но пока что Меотид был маленьким... нет, даже крошечным шерстяным клубочком. Он медленно поводил носом, когда матушка взяла львенка в пасть. Он ведь только устроился возле ее брюха, чтобы спокойно поспать и видеть сны: теплые вкусные молочные реки, приятные носу запахи, мелодии и звуки... Однако, идиллию нужно было обязательно нарушить, обязательно самым наглым образом взять его в зубы, подставить холодному потоку ветра и заставлять беспомощные крохотные лапки трястись в воздухе. Без опоры Меотид чувствовал себя неловко: он сначала запищал наравне со своей сестренкой (скорее это было "стадное чувство" - если плачет львенок, то возможно, что он в опасности, а значит, и сам Меотид может быть в такой же беде), завертел лапами, заерзал, словно гусеничка. Ничего не помогало: мама бережно несла его в зубах и не желала отпускать.

Поэтому, когда Меотид через какое-то время понял, что ему ничего не грозит (а понял он это быстро и в основном благодаря родному запаху матери), то тогда угомонился кричать и рваться. И Цэрэн уже чувствовала, как ее сын меньше пищит, меньше ворочается и вообще притих так, словно у него сердечко от страха разорвалось. Правда, спустя какое-то время он снова подал признаки жизни, но это скорее с целью: "не бойтесь, я еще живой, мне просто кричать лень".

Еще чуть погодя у Меотида задрожали лапки от холода. Он запыхтел, зафырчал и прежнее молоко, что у него находилось в животике, чуть не вырвалось наружу. Ему было неуютно, но он терпел, потому что у этого ребенка совсем не оставалось сил на истерику. Да и вообще спать хотелось.

Впрочем, тихие повизгивания, пыхтения и греблю лапками еще никто не отменял!

К великому счастью для Меотида, его страдания совсем скоро закончились. Сначала перестал дуть ветер, потом появился еще один сладкий запах львицы, а потом вовсе его опустили в мягкие лапы. Он слышал разговоры, но не понимал их смысл: ему снова хотелось покушать и лечь спать, а потому он беспомощно тыкался носиком в шерсть Цэрэн и барахтался в ее лапах, словно в море.

Открыл пасть, требовательно издал еще один писк и притих.

"Блин, ну что за отстой".

+2

5

Как же было тепло рядом с мамочкой, под её горячим и молочным животом А сейчас, куда делся этот живот? Где вкус молока на губах? Слепая малышка дернулась и тихо пискнула, когда была схвачена клыками дяди за загривок. Он то и стал причиной того, что белая малышка повисла в воздухе и приняла шевелить лапками и хвостов, выискивая ими шерсть мамы или хотя бы её влажный нос., чтобы лизнуть в него и уснуть на передних лапах Цэрэн. или сперва поесть, но потом точно поспать. Может даже при этом посасывая хвост родного братика. Он ведь тоже пищал рядом, явно будучи недовольным происходящим.

Множество разных звуков, на которые так и хотелось дернуть маленькой мордахой. Маленькая львичка шевелила ушами, неосознанно избивая ими нос своего дяди, пока тот ворчал и нес её куда-то вниз. А потом на шкурку перестали падать теплые лучи солнышка и Нехемия запищала снова. Ей хотелось в тепло, хотелось к маме или к брату. Но в загривок продолжал дышать дядя, что-то при этом говоря маме, но что именно... Львенок не знал, да и не до этого ей было, ведь белый комочек положили рядом с чем-то или кем-то теплым и пушистым. Завозившись на месте, львенок  пикнул в это теплое и принялся искать знакомый сосок, чтобы поесть и уснуть. Ну откуда было знать Нехемии, что не все незнакомые "пушистые кто-то" могут накормить незнакомого львенка.

+1

6

Ренита спокойно дремала в прохладной пещере, решив проспать до самого утра, никем не потревоженная. Да и она сейчас старалась спать как можно больше, ибо слабость после укуса змеи все еще давала о себе знать, вызывая не то дрожь, не то прилив горькой слюны во рту. Рвоты не было и то хорошо. Реабилитация будет еще несколько дней продолжаться, учитывая, что первый день она вообще пластом лежала. Да и грех жаловаться, на самом деле, стоит сказать спасибо, что вообще жива осталась, а то едва лапки не склеила.

Приход Шенью она скорее почувствовала, чем услышала. Снова патрулировал и раздавал указания, он теперь главарь банды, все же, «важная шишка» и, как бы грустно это не звучало, на нее, на Рену, у льва оставалось не особо много времени. Разве что только ночью она грелась об его теплый бок, счастливо урча на пушистое и местами покоцанное ухо. Конечно же темношкурая старалась всегда быть с ним рядом, но тихой и спокойной жизни, как раньше, наедине друг с другом никогда не будет. А потому молодая львица старалась уловить каждый момент вместе, потому что они были дороги и мимолетны.

Улыбнулась от его голоса, Ренита слабо приподняла голову и улыбнулась еще шире, не открывая глаза, когда лев боднул ее в ухо. Жадно вдохнула его запах, счастливо морща черный нос. Широко зевая, только-только стала разлеплять глаза, как вдруг…

- ШЕНЬЭТОЧОТАКОЕ?!

Взвыла львица и от испуга с места подпрыгнула вверх на добрых пару метров, долбанувшись головой об край пещеры, рассыпая мелкие камушки с потолка на пол. Игнорируя яркие звездочки перед глазами и пищащий белый комок рядом со своими лапами, Ренита облокотилась спиной на край пещеры и встала на задние лапы, всерьез пытаясь срастись с каменной стеной и никогда больше не выходить наружу. Она даже дышать перестала, потому что это пушистое дитё три секунды назад тыкалось ей в живот! И не просто тыкалось, а молоко искало!

«Я сейчас кому-то хозяйство под корень срежу и заставлю любоваться», - промелькнула злая мысль в голове Рены, когда она встретилась взглядом с Шенем, всем своим видом показывая, что, если бы не котенок перед лапами, его бы точно кастрировали. Прямо здесь, на месте, кроваво и безжалостно. Часто дыша от испуга по поводу котенка у лап и злости на Шенью, она переводила ошалевший взгляд на него, на львицу и обратно. Так до тех пор, пока под лапами снова не запищал белый котенок. Только тогда серый взгляд опустился вниз, словно увидел его впервые и… Белый котенок. Серый. Львица. Которую привел Шенью.

Раз. Два. Три.

- Шееееень, - «сползая» со стены и обползая львенка по краю пещеры, Рена то и дело срывалась на рык и жала уши к голове. О, сейчас она вовсе не была привычной веселой шиложопой львичкой, сейчас она была мерзкой фурией, на мужика которой кто-то позарился и этот «кто-то» жестоко поплатиться за свой глупый проступок. - Ты же говорил, что твоя жена умерла. Ты же говорил, что у тебя больше нет детей.

Она рычала и скалила клыки, но вовсе не на львицу и тем более ни на котят, а на Шенью. Кошачьи зрачки сузились от ярости, поблескивая в полутьме.

- Объяснись, или клянусь всеми богами, я вцеплюсь тебе в глотку за вранье!

+2

7

И, да, Шень оказался прав в своей теории на тему ревности Рениты и её поспешных выводов. Благо, она с дуру не затоптала маленькую Нехемию, но чертовски её напугала, чему Шень обрадоваться не мог. Её псих, а иначе это не назвать, матерый встретил с ледяным спокойствием, взглядом провожая её полукруг вдоль стены уступа. Пожалуй, да, она была страшна в гневе и не выглядела сейчас милым «ребенком», так что шок Цэрэн Шенью мог увидеть даже спиной, если не хвостом.

Молча, точно специально продолжал злить свою самку, Шенью опустил морду к хныкающей племяннице и лизнул её в лоб, а следом поднял за загривок и передал сестре, укладывая племяшку рядом с племянником. Им обоим нужен здоровый сон, да только как тут поспать, если рядом злая тетя фурия бегает и линчеванием угрожает.

- Дай им поесть, пока я разберусь с этим излишне импульсивным ребенком,
- бросает матерый сестре и оборачивается к Рените, чьи глаза уже были готовы испепелить Шенью, а следом и «его детей»

- Ты закончила свои угрозы, Рена? – спросил матерый так, словно она тут не бесилась, а пищала так же, как пищали котята. – Ты можешь гордиться собой, ведь ты перепугала моих племянников и показала себя ревнивым ребенком в глазах моей младшей сестры. Цэрэн, - не поворачиваясь к ней, он позвал Мышку, - эта буйная львица – моя самка, такая же хозяйка этих земель и мой личный повод стать седым намного раньше. Ренита, перестань щелкать на меня клыками и поздоровайся уже. А я постараюсь пропустить мимо ушей твоё явное мне недоверие.

Ворчит, конечно.

Отредактировано Шенью (1 Авг 2017 21:53:26)

+2

8

Цэрэн была… Мягко говоря, в шоке. Это очень мягко говоря!

Про прыжки, уползания и убегания молодой львицы Мышка и вовсе решила промолчать и сделать вид, что она занята сыном в своих лапах. Ее серенький малыш слабо пищал, можно сказать не пищал вообще, но внешне был здоров и кушал тоже нормально. Наверное, просто уморился, да и от тряски устал, он ведь родился только час назад, ему вообще было положено только кушать и спать попой кверху. Зато его сестренка отличалась особой активностью, пищала без умолку и лапками дрыгала, словно хотела взять и побежать.

Правда, поведение темной львицы взволновало бронзовую, точнее то, насколько дочка находится близко к ней. Цэрэн резко дернулась, силясь встать и забрать Нехемию, но… лапы стали ватными и отказывались поднимать самку. Бронзовая попробовала снова, на этот раз спокойней и медленней, но снова получила только боль в спине и голове. Голова у нее и правда раскалывалась, зрение село, поэтому пришлось часто моргать. Но ничего, пройдет, это последствия родов и перехода.

Громко выдохнула, когда, кажется, брат увидел слабые порывы своей сестры и вложил в ее лапы испуганную Нехемию. Малышка и правда испугалась громких звуков, Цэрэн тут же стала ее вылизывать, целуя в маленькую мордочку, не забывая и про Меотида, который снова и не собирался какие-то звуки издавать.

- Дай им поесть, пока я разберусь с этим излишне импульсивным ребенком.

«Ребенком? - не поняла Мышка, переводя взгляд с брата на львицу и обратно. – Так она его дочь?»

И хорошо, что эти слова так и остались мыслями, потому что представление молодой львичке отчасти успокоило. Его самка? Супруга? Это многое объясняло и в то же время не объясняло ничего. Но Цэрэн не стала задавать вопросы, это было не в ее характере, в конце концов, ей ли судить брата, если она сама переспала со львом, которого не знает и больше никогда не увидит? Только имя и род остались в памяти. И дети, конечно дети, ее любимые котята. Мышка снова лизнула мордочку каждого, успокаивая и грея.

Уже хотела сказать, что рада Рените и что вовсе не собирается забирать у нее Шенью, ибо он ей только брат, но язык не желал слушаться. Бронзовая почувствовала сильную тяжесть в голове, веки стали весом в тонну, неподъемные, голова трещала от боли и ее пришлось положить на одну из лап, прикрыв глаза. Роды истощили, а переход только усугубил. Или, быть может, она чем-то не угодила духам и те сейчас злятся на нее, подвергая таким испытаниям. Но ей нельзя отключаться, нельзя.

+2

9

Ренита ощутила себя полной дурой.

Сестра?.. Родная сестра и не более, никакая не покойная жена, внезапно восставшая из мертвых! Львица вдруг почувствовала, как ее сердце проваливается в желудок от радости и там начинает весело скакать, но эта радость быстро гаснет и тонет в море стыда и понимания собственной юношеской недалекости. Конечно, да, мудрой самке сначала стоило бы разобраться, выяснить все от и до, а не изображать из себя колючий комок ревности, построив выводы из ничего, по ошибочному первому впечатлению. Но, увы, в этом была вся Ренита. Слишком сильно она ревновала льва и слишком сильно боялась его потерять.

Стыдливо прижав уши к голове, «эмоциональный ребенок» опустила глаза в пол, молча слушая рычание матерого самца. Еще и малышей своим рычанием напугала, а ведь они не были детьми Шенью… Этим котятам может день-два от роду, никак не больше, даже глазки еще закрыты. А четыре месяца назад лев точно не мог быть с сестрой, потому что воевал на севере, а после этого был с ней, с Реной. Да и брат с сестрой... нет! Глупая, глупая самка! Эти дети сестры Шенью и… и какого-то льва, но не самого Шенью. Какая же она дура!

Принизив голову, подняла глаза на львицу и уже открыла рот, чтобы извинится за свое поведение, а потом еще и от матерого получить леща, но ни одно слово не слетело с ее губ. Львица была… истощена. Измотана. Даже раздавлена, если так можно было выразится в данной ситуации. Теперь уже в Рене проснулась не вина, а вложенный дух лекаря, которому она решила посветить часть жизни. Она позже попросит прощение, сейчас ее волновало состояние их гостьи. Резво подскочив к сестре супруга, молодая львица оглядела ее, послушала дыхание, пощупала живот. Тот был растянутый и мягкий, шерсть на задних лапах немного слиплась, словно бы… была мокрой?

- Шенью, она недавно родила? - ахнула темношкурая, уже сама теперь желая дать льву лапой по лбу. - Она же сознание потеряла, куда ты ее тащил после родов? Ей нужно было отлежаться хотя бы пару часов! Ее нужно срочно привести в сознание и дать поесть, сейчас ей нужно набираться сил. Ну что ты встал как страус головой в песке? Иди поищи, может что-то осталось с утренней охоты, а мне срочно нужно траву принести.

Бурча что-то про темноту и то, что мужикам не понять женской доли, Ренита поплелась к запасам травы. Она часто держала подсушенную или опущенную в воду траву, чтобы не бегать ужаленной в попу по терретории, если случится что-то непредвиденное (как сейчас, например), а воспользоваться имеющейся, а потом, при удобном случае, пополнить запасы. Травы было не много, но полумрак усугублял поиск. Опираясь скорее на запах, чем на зрение, юный лекарь без труда нашла нужную траву, точнее маленькие плоды. У них не самые приятные побочные действия, но, по крайней мере, они должны помочь сестре Шеня придти в себя. А это сейчас было главным, потому что ей ни в кем случае нельзя обезвоженной, голодной и истощенной родами терять сознание. Может кончится плачевно!

Вложив один маленький плод Сердецерея под язык львицы, стараясь не тревожить сонных котят в ее лапах, рена сделала шаг назад. Теперь остается только ждать.

Офф

Использован лот Сердецерея для Цэрэн

Отредактировано Ренита (3 Авг 2017 08:30:38)

+3

10

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Лот "Сердецей" применен и убран из инвентаря.
Трава характеризуется резким повышением всех жизненных показателей, из-за чего больной на 2-3 поста становится чрезмерно возбудим и гиперактивен; в дальнейшем же наблюдается сильнейшая слабость и сонливость (антибонус "-2" на десять последующих постов и остаточный антибонус "-1" на целые игровые сутки).

0

11

Перемены в настроении Рениты Были настолько предугаданными, что Шенью даже мускулом на морде не пошевелил, когда она из ревнивой кошки снова превратилась в домашнюю и заботливую. Янтарные глаза не без иронии следили за её передвижениями, когда на темной мордочке появились все признаки «вот я глупая». Да, такое с ней бывает, что поделать. Но совсем лев не оценил упрека в свой адрес, когда юная травница решила обвинить льва в слабом состоянии его сестры. Скривился и глухо рыкнул, напоминая, кто тут все же главный.

- Не учи меня, Рена, необдуманным поступком было бы оставить её на ступенях, где котенок мог просто упасть со скалы, пока Цэрэн отходила от рождения детей. Мы и не такое на своих шкурах испытывали, чтобы ты мне сейчас уши упреками засыпала, - Шенью явно не был доволен услышанным. – Лучше позаботься о ней, пока она не придет в сознание. И мою племянницу не раздави, а то уже довела до праведного писка своей ревнивой тирадой.

Матерый поднялся на лапы и оглядел присутствующих крайне холодным взглядом. Увы, он не мог воспринимать слова Рениты, как нечто обоснованное, пока она сама не станет матерью. Как бы шаблонно это не звучало, но не ей говорить, как поступать Цэрэн, когда сама Цэрэн решила, что переход будет куда более правильным, чем отлеживаться на открытых ветру и дождю, ступенях. Но от тяжелых мыслей матерого отвлек клекот Хаябусы, что доносился со входа под уступ, туда Шенью и отправился в надежде услышать хоть что-то хорошее. Однако, и тут его ждали дурные вести.

- Эй, старик, я не стал возмущаться на твоё желание остаться в этих местах, смолчал и про твой выбор львицы, - говорил Хаябуса, часто моргая, но впервые за долгое время говоря всецело серьезно. – Но твоя банда становится каким-то детским садом. А ты прекрасно знаешь, как я отношусь к детям. Да и привык я, что мы путешествовали много и только вдвоём.

Шенью нахмурился, чувствуя к чему ведет его друг и соратник, но не мог найти в себе силы винить его за выбор. Каждый сам выбирает свою судьбу.

- Хочешь улететь, друг? – все же спрашивает матерый, присаживаясь рядом с соколом, чтобы было удобнее смотреть в его глаза. – Не глупо ли это, разбегаться лишь из-за смены привычной жизни? Я же не заставляю тебя быть нянькой моей банды. Чего нахохлился?

-  Просто понимаю, что даже наши пути в итоге разделились, Шень, мне хочется помнить тебя одиночкой без правил и рамок, но не семьянином и заботливым дядюшкой, - сапсан касается крылом плеча матерого, а следом уже готовится к прыжку в небо. – Кто знает, может еще встретимся.

И Шенью лишь остается недолго провожать потускневшим взглядом силуэт своего верного друга, что решил остаться таким, каким он был. И каким перестал быть сам Шенью.

- Кто знает, - тихо повторяет шаман и еще немного посидев на месте, возвращается в Рените и сестре.

Фамильяр выведен из игры, флешбек завершён.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » "- Нет, Рена, это не мои дети."(Цэрэн, Шенью, Меотид, Нехемия, Ренита)