Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » and watch the friends you keep [Авелин, отец, Уэсли, полевки (НПС)]


and watch the friends you keep [Авелин, отец, Уэсли, полевки (НПС)]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://wpapers.ru/wallpapers/animals/Leons/3463/PREV_%D0%94%D0%B2%D0%B0-%D0%BB%D1%8C%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%B0.jpg

Время действия: Несколько лет назад, Авелин около года с небольшим.
Место действия: Прайд Ферелдена, далеко на юге вне игровой карты. Холмы.
Время суток и погода: Вечереет, духота дня постепенно сходит на нет, давая волю прохладе.
Обстоятельства отыгрыша: Авелин, в очередной раз непринятая в компанию местных подростков, уходит пробежатся перед сном. Почти сразу после этого ее начинает преследовать толпа назойливых полевок, только что и желающих поиграть на ее чувствах.
Цель отыгрыша: Сентябрьская лотерея.

Отредактировано Авелин (30 Сен 2017 22:53:29)

0

2

Поясняю за лицо повествования

Пост написан от третьего лица, т.к. события происходят в глубоком прошлом.
Ну и как-то в данной ситуации мне удобнее, не сажайте не кол за переход от первого к третьему, пожалуйста.

Атмосфености

Настоятельно перед чтением рекомендую включить что-то такое.

Она не знала, что было хуже: быть дочерью знатного шевалье или дочерью орлесианского изгнанника. Ни в первом, ни во втором случае обилием друзей она не отличалась.
Нет-нет, стать изгоем, будучи приближенным королевской семьи и принадлежа к белокостным чинам... практически невозможно. Но и по этой же причине, причине высокого статуса, очень трудно обзавестись друзьями. Настоящими друзьями, имеется в виду.
Дети из "черни" - хотя сама, тогда еще Мэриан, их хуже себя не считала - ее опасались. Оно и верно: сделай они что не так, обидь господскую дочку, то попадет и им, и их родителям. Так что все искренние, честные и добрые ребята не особо с ней водились.
А вот блюдолизов, что были хоть и из знати, но ступенькой пониже, или тех, что с первых усов уже прониклись духом Великой Игры - хоть формируй в новую армию и отправляй на фронт. Их "дружба" таковой и внешне то не являлась; даже маленькой львенке было понятно, что они так жаждут с ней общения просто потому, что им в будущем пригодится такой высокопоставленный союзник.
Одним словом: Мэриан предпочитала в детстве играть одна.

Сейчас же у нее просто не было выбора. Отрочество и подростковый возраст она встретила уже в Ферелдене и тут отец как-то вот ничего не значил со своим потерянным статусом рыцаря. Сбежавшие с Родины только благодаря многочисленным связям Бенуа, сейчас они представляли бы плачевное и веселящее одновременно зрелище для соперников бывшего сэра. Как беженцам из недавно вражеского государства им не особо были рады и, не смотря на превосходные боевые навыки орлесианца, их разместили чуть ли не на само дне иерархии. И то, скрипя зубами.

В общем-то, никто не хотел возиться с "западноземельной шмарой".

Да, подростки бывают жестоки. И порой безосновательно.

Она не то что бы переживала по этому поводу. Конечно, обзывания в свою сторону ей было непривычно слышать, раньше то осыпали комплиментами. Но девчонку, что совсем недавно потеряла в политических интригах мать, не особо то волновало мнение каких-то там бестолковых идиотов. Ее гораздо больше заботило то, что отец из последних сил выбивался, и все ради того, чтоб выучить свою дочку получше.

Она прекрасно понимала почему дю Лак так делал: не каждый лев начинает думать, что его дочку благословил дух почившей девы-воительницы. Шевалье так уверовал в то, что растущая у нее грива это ничто иное, а только знак свыше, что даже называть то перестал ее по имени. Только как ту рыцаршу из легенды - Авелин.
Авелин... Ей не то что бы не нравилось это имя, но она и не была в восторге. Но если это отвлекало старика от сожалений о потерянном, то почему бы и нет.
Но вот то, что ради нее матерый изо всех сил старался выслужиться перед верхушкой, из-за чего вставал в несколько караулов подряд... Она не одобряла. Мэриан попросту не видела смысла в таких попытках, хоть и знала, что такое усердие может выбить ей у кого-нибудь место оруженосца.
Ведь зачем ей как-то статус и какая-то там власть, если из-за всего этого она уже потеряла одного родителя? Второго по той же причине ей терять не хотелось. Нет, не так. Она была абсолютно против то, что хотя бы малой мере грозило смертью отца.

Да и потом, она не особо хотела идти по его стопа. Думала она так, конечно, не вслух. Но не долог час и она обязательно выскажется по поводу того, что ей надоело буквально сразу с первой вылазки из логова крутится в высшем свете. Нет, ну действительно. Столько львов смотрят тебе в рот, что его открывать даже неловко как-то становится.
Вместо этого она бы предпочла пойти туда, где она хоть и могла добиться чего-то, но при этом не имела никакого дела с халеной элитой прайда. В... армию, допустим?
Нет, ну а что, это почти тоже самое, что быть рыцарем, но при этом не придется держать за трапезой осанку и говорить со всеми на "вы", добавляя "сэр" и "миледи". Да и те же самые друзья обязательно появятся, куда же без них, Создатель прости.
В одиночестве то помирать ей всяко не хотелось. Не говоря уже о семье, хотелось просто найти круг общения и перестать уже вытягивать на монологоподобные диалоги деревья, камни и прочие, не особо разговорчивые вещи.

Но пока с налаживанием контакта с окружением как-то не вязалось.

С самого прибытия то ее начали обзывать по всякому - выше уже упоминался один из примеров - а после того как через чур длинные рыжие пряди перестали быть похожи просто на разросшуюся шевелюру... Ну, эм, хе-хе, оскорблений прибавилось вдвое.
Одна девочка, даже, видимо тоже не местная, однажды спутала ее с самцом и предложила на закате вместе погулять. Неловко вышло, что сказать. А как неловко и стыдно было самой пригласительнице... Она убежала потом плача и, почему-то икая. От смущения, видимо.
Но особенно неприятно стало сейчас, когда она же со всеми остальными принялась издеваться над Мэриан.

- Как уродливо у тебя растет грива, орлейская крыса!
Бывшая "воздыхательница" активно принижала ту часть внешности, какой совсем недавно делала робкий комплимент. Помнится, она похвалила ту за необычайную яркость и еще, кажется, по-идиотски сравнила ее с перьями на заднице попугая.
То же тут... поэтическая, блин, ассоциация.
- У вас на западе все львицы такие, да?
- Непонятно, самцы или самки?!
Свора увязалась за ней, когда она шла к водопою. Скоро должен был вернутся с патруля отец, а значит нужно было к его приходу быть готовой к тренировкам. Иначе он не ляжет отдыхать, пока не убедится, что "Авелин" наверняка и точно справилась на сегодня со всеми упражнениями. Ведь...
"Мне нужно усердно тренироваться, чтоб стать рыцарем", - она шла и не оборачивалась, стараясь отвлечься на собственные мысли. - "Надо бы поторопиться, чтобы не заставлять его ждать. Бедняга и так смертельно устал, тут еще и меня лишние минуты дожидаться".
Она прибавила шаг, изо всех сил пытаясь не дать толпе ложную мысль о том, что она удирает от них. Но те все же так подумали, заулюлюкав еще больше и громче, но, тем не менее из-за этого отстав.

"Возможно", -  она подумала  это уже тогда, когда прохладная вода скользнула по ее горлу, - "Мне бы стоило рассказать об этом отцу. Один вид на огромного пограничного должен поставить их на место".

Но, она довольно быстро отмела эти мысли в сторону. У того было слишком много забот и слишком мало свободного времени, чтоб разбираться с ее проблемами. Те же тренировки по вечерам забирали последние его силы, что он просто засыпал до следующего утра, когда снова выходил в наряд. Или в патруль. Или просто в рядовой обход.
Отец ломился на любую работу, что только мог. И все ради того, чтоб, когда придет время, выпросить для дочери в учителя кого-нибудь из рыцарей.
Он рассчитывал, что при этом, раз уж он сам уже всему ее обучит, то та довольно быстро поднимется до какого-нибудь титула.
Надеялся, ломился, но при этом не спрашивал ее саму, хочет ли она того, и не проводил с ней время как просто Отец. Именно так, как делал раньше.

Она даже взгрустнула так по-хорошему, вспоминая то, как  Бенуа играл раньше с ней. Как рассказывал ей разные веселые истории с балов и пиров. А еще учил драться не потому, что это нужно было, а просто потому, что ему хотелось что-то показать дочери.

Да, эти тренировки разительно отличались от того, что было сейчас...

***

- Правая задняя лапа! Тебе что, кунари ее отдавил? Выше пятку! - Отец больно стукнул лапой по ноге дочери. - Когда ты уклоняешься, ты должна держаться крепко, на случай атаки с фланга. Это очень важно в массовых драках.
Один на один и любой зеленый дурак драться может.

"Но я и сама зеленая! Хоть и не ду..."

- Ай!
Она вскрикнула, когда отеческий один отеческий тычок скинул ее со своих четырех на пыльную землю пустыря. Мелкая галька больно врезалась в плечо, кое-где даже рассекая шкуру.

"А нет, все-таки дура..."

- Что "ай", что "ай"? Я же говорил тебе, крепче на лапах стой, а ты "айкаеш" тут. Ты вообще, о чем задумалась, милая моя?
Матерый устало вздохнул, помогая дочке подняться. Потом немного обеспокоено вздохнул, пока оглядывал той плечо.
- Ладно, ничего, царапины. - Он грузно завалился недалеко от нее, начав сейчас выглядеть так, словно бы ему едва хватало сил на то, что бы держать глаза открытыми. - До свадьбы, как говорится...
- Тогда не заживет никогда... - Девчонка немного обиженно буркнула это, боясь прикоснуться к ранкам на плече языком. Ей не нравился вкус крови. Особенно свой.
- А что это так? Только не говори, что тебе нравятся девчонки... - дю Люк весело, но не зло усмехнулся, и покосился на дочку, пока сам умещал свою голову на передних лапах. - Или видишь свою жизнь необремененной семьей или детьми?

- Да мне вообще никто не нравится! - Она чересчур живо ответила, даже живее, чем ожидала того сама от себя. Потом, правда, замешкалась и сама себя поправила. - Точнее, я им не нравлюсь.
Проницательный взгляд синих глаз - пожалуй, это было последнее,, что сейчас напоминало Мэриан о море Орлея - некоторое время рассматривал лицо дочери, после чего бывший сэр поднялся и подошел к ней вплотную.
- Если кто-то не может рассмотреть то, какая ты у меня жемчужина, моя милая - то это их проблемы. - Он заботливо прошелся по ране дочери языком, счищая ту от пыли и мелких камушков. - Но ты у меня сильная, девочка моя. И мы вместе докажем им, что ты гораздо лучше и способнее их, верно?
Он взглянул дочери прямо в глаза и та, ощутившая просто таки колоссальную легкость после сказанных родителем слов, только молча кивнула.

- А теперь... - он плавно повел головой в сторону холмов. - Иди на пробежку, чтоб успеть пробежать нужную дистанцию до темноты.
Он напоследок ласково боднул Авелин под подбородок, и сказав, что будет отдыхать в общих пещерах, направился в сторону лагеря. А еще он напомнил, как и обычно, что если будет что-то нужно, она не стеснялась его будить.
Хотя им обоим прекрасно было понятно, что хоть тысячу раз ей буде что-то нужно, отдых отца она не потревожит ни за что.

***

Очередная и, наверное, последняя на сегодня, "неожиданность" застала ее уже тогда, когда она меньше всего ту ждала.

- Эй, орлесианская жопохвостка!
- Ты-ты, гривастая шл*ха!
Оскорбления... Крики... Унижения... Хм, нет, это все стало почти что привычным. Но сейчас. Сейчас.
Сначала она даже подумала на своих "приятелей" из прайда - уж слишком похожи были эпитеты и нарицательные, что посылались в ее сторону. Уж закралась мысль о том, что кто-то из ее сверстников тоже задался целью оздоровления и укрепления организма.
Но нет, голоса были совсем другие. Слишком писклявые и такие, словно бы оскорбления выкрикивали ни по одному, а сразу хором из десятка голос. Высоких таких, противных.

- Ну же, обернись, стерва! Или слишком гордая, чтоб даже смотреть на Ферелденцев?
Она раздраженно охнула, но бежать не перестала. Наоборот, прибавила ходу, перепрыгивая разом сразу несколько своих обычных шагов. Казалось бы, на такой скорости должны любые преследователи отстать.
Ан нет. Казалось, голоса попросту преследовали ее.
- Ну же, дрянь! Обернись, или из-за своей гривы уже не видишь ни черта?!
Она хотела было рявкнуть, но голоса не подала. Отец говорил, что начиная рычать на ржач гиен, ты на самом деле сам смеешься с ними, сам как падальщик.
Но все же обернулась - интерес взял верх над гордостью.

- Эй, дура, не туда смотришь! - сразу все голоса – кажется, их было больше нескольких десятков - крикнули так, что ей почти что заложило уши. И, глянув вниз, на источник звука, от увиденного она даже остановилась в шоке.
- Чо смотришь как, а? Или для тебя безгривые животные - не животные?
- Во имя Андрасте, какого мать вашу... Откуда вас столько?!
Она уставила на огромную толпу полевок, что все это время бежала за ней и не переставала дразнить. Этих мелких ушастых тварей было действительно с несколько десятков, если не целая сотня. Они подпрыгивали на своих коротеньких лапкам, запрыгивая одна на другу, в попытке хотя бы одной из своей толпы взглянуть Авелин в глаза.

- Гривастая страшила! - пропищали несколько из тех, на которых как раз таки сейчас и лезла самая верхняя. Интереса в том, чтоб выяснять, чем им-то ее грива не угодила, у львицы не было.
Вместо этого она, едва нахмурившись, уставилась на эту мини-орду, и выразительно продолжила бежать в том направлении, куда и до этого.
"Башенка" из полевок мгновенно расформировалась, продолжая свою "погоню" за хищницей. Той оставалось только удивляться тому, как эти мелкие существа умудряются за ней поспевать.
Ответ пришел скоро - никак. Попросту они сменяли друг друга, снова и снова вылезая из норок, что были понатыканы то тут, то там под травой.

- Ну ты. - только и бросила она, понимая, что оторваться от этих мерзавцев у нее не получится. Да и заткнуть тоже никак, ибо, видимо, их было действительно больше сотни. Просто оставшаяся часть была спрятана в подземных ходах.
- А у вас там в Орлее правда все такие, а?
- Да, мужики у вас там притворяются бабами и спят друг с другом!
- А такие как ты, с гривами, других львиц трахают?
- Львов, львов! Они же у них вместо самок!
- Вали обратно на свой Запад, шл*ха!
- Недобаба! Недолев!

А она бежала. Бежала и делала вид, что не слышала. И делала так ровно до того момента, пока не почувствовала, что как и пару часов назад с отцом, теряет равновесие. И стремительно летит к земле, на этот раз мордой вперед.
Сейчас хотелось выдавить  из себя гораздо больше чем обычное "ай". Хотелось закричать во все горло, рявкнуть, выместить наконец-то в этом крике всю усталость от этих вечных гонений. Неоправданных оскорблений.

Неправдивых прозвищ.

Она ведь не такая!

Не такая!

- Что, упала, с*ка, а? - Одна из полевок подпрыгнула к ней и наконец-то уставилась ей в глаза. Перед ними же, помимо несчастного грызуна, постепенно оседала поднятая ею пыль.

- Под лапы надо смотреть, аристократка несчастная. Или тебе перед ними всегда землю хвостами подметали?
Она охнула, снова, на этот раз из последних сил, не обращая на оскорбления внимания. Поднялась на лапы. Когда она посмотрела по сторонам, то поняла, почему упала: полевки натянули перед ней лозу лианы.
Отец бы за такую глупую невнимательность бы заставил бежать ее еще в три раза больше, чем обычно.

- Отвечай нам, мразь! Мы же с тобой разговариваем!

Кап.
Кажется, это была та сама пресловутая последняя капля.
По стеклянным стенкам сосуда терпения Авелин пошла огромная, размашистая трещина. Трещина прохрустела и разветвилась еще на несколько. А потом...

- А ЗНАЕТЕ ЧТ...

Она хотело было рявкнуть. Разозлиться. Поймать парочку этих сволочей и с хрустом пообломать им позвонки. А потом прийти в лагерь и со всей дури, как учил отец, понадавать оплеух тем, кто дразнил ее дома. Но вместо этого она мгновенно замолчала, когда поняла, что откуда-то сверху на нее и полевок начала сыпаться... галька?
Да-да, именно, мелкие камушки, один за другим, сыпались, казалось, с самого неба. Правда делали они это не так, как делал обычно дождь или град. Нет, они попадали ровно в ее мелких обидчиков, заставляя тех взвизгивать и прятаться по норам.

- Эге-ге-ге! А-ну ка прочь! Иначе всех вас по одному под землю вверх хвостами понавтыкаю!
Она посмотрела в ту сторону, откуда кричали. И посмотрев, поняла, что камни летели не с неба. А с соседнего холма.

- Уходите, уходите! А то я сейчас спущусь!

Полевки пищали, некоторые уходили, другие оставались на месте и принимались крыть благим матом уже ни одну только львицу, но и того льва, что пришел ей на выручку.

А тот, поняв, что под обстрелом остались только самые стойкие и бесстрашные, стремглав побежал вниз, весело хохоча.
Смех этот, звонкий и заразительный, тут же пробрался Авелин в самое сердце, развеселив и ее саму. Мгновенно забыв о гневе, о жгучей обиде и чувстве не справедливости, она тоже загоготала, вместе со своим внезапным спасителем побежав прямиком на оставшуюся группку грызунов.
Те, завидев такую сложенные и объединившиеся силы, мгновенно расформировались и тоже решили завершить свою компанию дезертирством. Последних из них подростки под задницы запинали по тоннелям.

- Это было... было... здоров! - Она, едва дыша из того, что дыхание ей напрочь сперло, прокричала это едва различимыми урывками.

- Дааа!.. - многозначительно воскликнул неизвестный, почти что полуторагодовалый самец, шумно заваливаясь в мягкую траву прямо на спину. Закат уже постепенно покидал земли прайда, наступал вечер.

- А как ты в них в самом начале камнями попадал, а? Ты чертовски хороший стрелок! - гривастая последовала его примеру, бесцеремонно развалившись совсем близко. Дыхание ее почти унялось, только грудь все еще часто-часто вздымалась, но зато голос вернулся в норму.

- Ну ты последнюю тоже ничего так пнула! Летела так летела, и прямиком в нору!

- Какая нора нора, ты что! Это она сама ход новый вырыла, когда в землю врезалась.

Они снова дружно засмеялись, на этот раз уже даже придерживая лапы животами, словно бы в страхе и вправду их "надорвать", как всегда грозили им матери.
Потом, когда утихли и последние, уже слегка нервные от недостатка воздуха смешки, и они уже совершенно точно оба дышали спокойно и размерно, по вечернему воздуху холмов снова поплыл звук их голосов.

- Я... Я... Авелин. - она повернулась к своему новому знакомому, чья поросль гривы в сумерках казалась не коричневой, а почти что черной. А шкура, напротив, не светло-бежевой, а почти что белой. - дю Лак.

- Уэсли. Уэсли Валлен. - Он кивнул ей и улыбнулся. Ненадолго они замолчали, но ровно для того, что бы следующим заговорил уже Уэсли. - А за что... за что они тебя так?..
Он подбирал слома аккуратно и мягко, словно бы боясь, что гривастая заплачет, стоит ему напомнить о недавних событиях с полевками.

- А, это... - Она чуть потупила взгляд, поймав себя на мысли что едва расслышала его, вместо этого внимательно разглядывая его карие глаза. - Да из-за гривы, как и все остальные.
Она словно бы показательно сдула лезшую в глаза челку и перевела взгляд, уже изрядно задержавшийся на морде Уэсли, на первые появляющиеся звезды.

Вечер постепенно переходил в ночь. Поняв это, она хотело было вскочить на лапы и помчаться в лагерь, как велел отец, но  вспомнив, что тот спит, очень сильно захотела остаться.
И осталась.

- Из-за этого? - мальчишка искренне удивился, даже чуть приподнявшись и завалившись на бок. - Да она же у тебя классная, даже круче чем у меня.
Рыжая слегка смутилась, но все равно снова глянула на него, не смотря на внутреннее желание смотреть куда угодно, только не на своего недавнего "боевого товарища". Тем не менее, взгляд всетаки на его гриву перевела, а точнее на то, что парень гривой назвал.

- Хех, да тут только же первые прядки. - Она виновато, словно боясь, что обидит его этим замечанием, улыбнулась.
Но сказала правду: у Уэсли едва-едва сформировалась челка, да и едва проклюнулись длинные клоки на груди. У нее самой уже был пышный воротник  и густая шевелюра, и это учитывая, что она... самка.

- Вот и я о чем! Знаешь, как мне-то неловко приходится, хотя мне уже полтора года.
- Мне бы твои проблемы, Уэсли...
Она пробормотала это немного грустно, в очередной раз, потупив от него взгляд. На холмах начали стрекотать первые сверчки.

- А знаешь что! - Он сказал это внезапно и так громко, что пару светлячков в траве испуганно вспорхнули в небо. - Мне все равно! Мне твоя грива нравится!

Она удивленно подняла брови и глянула ему в глаза, на этот раз уже специально.
- Правда?

Он широко улыбнулся и, с теплыми искорками в карих глазах, ответил:
- Правда.

Ночь уже полноправно начала вести отчет своего времени, затянув все небо звездами. Где-то в прилесье громко заухал и полетел на охоту филин. А поднятые недавно в небо светлячки, снова закружились совсем рядом с ними.

Отец сказал вернуться до темноты. Но она хотела остаться.
И осталась.

Вместе с Ним.

Отредактировано Авелин (30 Сен 2017 23:07:41)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » and watch the friends you keep [Авелин, отец, Уэсли, полевки (НПС)]