Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Затерянный грот


Затерянный грот

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sd.uploads.ru/Fe5td.png

Среди горной гряды Восточного подножья недалеко от границы с джунглями скрывается достаточно просторная пещера, усыпанная многочисленными камнями. Вход в пещеру очень неприметен и узок, не каждый зверь сможет протиснуться внутрь. Однако оно будет того стоить: здесь заплутавший путник сможет устроить привал, при этом чувствуя себя в безопасности как от хищников, так и во время непогоды. Небольшой горный ручеёк прорывается сквозь смежные скалы, предлагая также источник пресной воды, а температура внутри поддерживается достаточно теплая для того, чтобы трава покрывала неприветливые скалы подножья, создавая внутри иллюзию уюта и комфорта.


1. Важно! В локацию не могут попасть звери равные по размеру или крупнее взрослого льва-самца!

2. Доступные травы для поиска: базилик, столетник, одуванчик, мелисса, мята (требуется бросок кубика).

0

2

------------------------------Небытие
Торн пребывал в весьма приятной полудрёме. Отсутствие матери почему-то не давало ему глубоко уснуть; та ушла на охоту и до сих пор не вернулась, не было слышно её медленного дыхания, не ощущалось рядом тепло её большого худого тела. Поэтому Гнев спал поверхностно, будто старался быть начеку даже с сомкнутыми веками.
В какой-то момент на львёнка внезапно навалилась неимоверная тяжесть, и он волей-неволей вырвал себя из дрёмы, в которой ему так комфортно было пребывать последние несколько часов. Только было начавшаяся паника – ведь дышать вдруг стало нечем, а движения мучительно сковало! – прошла буквально через несколько секунд, когда Торн сбросил с себя остатки сна, вспомнил, где он и что он, и смог в темноте разглядеть весьма внушительный силуэт одного из братьев, который спал рядом, а теперь, перевернувшись, придавил Гнева своим весьма значительным уже даже по львячим меркам весом.
– Тони, твою мать, – тихо ругнулся бурый, всеми четырьмя лапами отталкивая толстяка и с трудом выбираясь из-под него.

Обретя, наконец, свободу и с сожалением распрощавшись с безвозвратно улетучившимися крохами сна, львёнок выпрямился и окинул пещеру взглядом. Все вокруг спали, все шестеро – вповалку, кто рядом, тесно прижавшись друг к другу, чтобы сохранить тепло, кто в стороне, что тоже было разумно... Гнев бросил ещё один недовольный взгляд на Глаттони и в отместку за доставленные неудобства пнул его лапой. Теперь, раз уж он проснулся, можно и наружу сходить – зов природы, как-никак. Осторожно перешагивая через посапывающих сиблингов, Торн подошёл к выходу из пещеры, вытянул шею, понюхал воздух – свежий, прохладный, сладковатый – и выбрался на улицу.

«Интересно, мама скоро придёт? Вот бы здорово было встретить её! Принесёт она нам антилопу?»
С площадки, окружённой камнями, многого не увидишь, да и выбраться отсюда проблематично; кто-то будто специально обустроил это место под тюрьму для маленьких львят. Нет, Торну нравится их дом, но... какой львёнок откажется отправиться в путешествие в неизведанные края? И всё же Нишке так гораздо спокойнее, вряд ли она стала бы оставлять отпрысков одних, если бы у них была возможность слинять. И кто бы тогда приносил им еду? Так что, пожалуй, это место устроено очень разумно и правильно.

Гнев отошёл в сторонку от входа и справил нужду, после чего привычным образом подошёл к камням, полукружьем отгораживающих грот от всего мира, и, запрокинув голову, посмотрел на его вершину. Высоко, он бесчисленное количество раз пробовал допрыгнуть, но пока так и не получилось; многие валуны были отмечены его когтями. С неба летели белые хлопья, но исчезали, опустившись на землю. Львёнок клацнул зубами, схватив падающую снежинку, и почувствовал, как она тает на языке, оставляя после себя холод. Возвращаться в пещеру не хотелось. Честно говоря, Торн действительно рассчитывал дождаться Нишку и первым куснуть принесённую ей добычу.

Какой-то звук по ту сторону заставил его насторожиться, плечи львёнка напряглись, он замер, вслушиваясь в мягкую тишину ночи, укрытую снежной пеленой. Нет, ему не показалось.
«Там кто-то есть. И это не мама».
Шаги Нишки все дети уже давно научились узнавать. Но это... это что-то новое. Торн вдруг ощутил тревогу. Они здесь одни, и никто не может их защитить. Тот... тот, снаружи, может представлять угрозу! Что делать? Что он может сделать?
Светящийся взгляд жёлто-зелёных глаз упёрся в вершину камня.
Это же очевидно.
Он должен забраться наверх.
И он заберётся.

Оттолкнувшись от земли, Гнев подпрыгнул так высоко, как только мог, и ухватился лапами за валун, оставляя на нём глубокие тонкие борозды от соскальзывающих когтей, упёрся задними лапами и принялся скрести, силясь оттолкнуться и подкинуть своё тело повыше, принялся судорожно карабкаться – обычно на этом моменте он падал обратно, но только не сейчас, нет! Сейчас он не отступится!
Мышцы свело болью, но Торн лишь сжал челюсти так, что зубы заскрипели друг о друга, и продолжил с упрямой решимости взбираться вверх, подтягивая себя на чуть-чуть, чтобы тут же соскользнуть на половину совершённого усилия, и всё же он продолжал подниматься.

В какой-то момент лапа нащупала горизонтальную поверхность, и львёнок, натужно пыхтя, взобрался на вершину камня. Собственно, он преодолел каких-то два с лишних своих роста вверх, но для пятимесячного львёнка это достижение просто небывалых высот! Торн принялся крутить головой, сердце гулко билось в груди и было переполнено восторгом. Он смог! Он сумел! Он преодолел эту стену, которая изолировала их почти полгода! И он сделал это первым! Бросив победоносный взгляд через плечо, Гнев расправил плечи, наслаждаясь своим триумфом – но совсем недолго, ведь его внимание тут же привлёк тот самый звук, доносившийся из тёмной снежной круговерти впереди, по ту сторону...

+6

3

Начало начал.

Странные белые пятна, которые падали сверху и слишком быстро исчезали, чтобы успеть их рассмотреть, заставили воплощение зависти выползти в эту холодную ночь. На самом деле в этом в том числе был виноват и младший брат, который вылез первым. Опять первее Иршии!

Злобно шикнув, худющий львёнок выбрался из пещеры, мрачно оглядывая уже осточертевшие окрестности. Они тут уже пять месяцев! пять месяцев безвылазного сидения и редких прогулок по почти арестантскому кругу перед пещерой. В таким моменты Иршия яростно завидовал матери, которая с лёгкостью скрывалась за валунами, попросту перепрыгивая их. А он не мог даже взобраться! На деле никто из них не мог толком залезть на эти камни. Ирш лелеял надежду, что кто-нибудь притащит их братца-толстячка, и тогда львёнок сможет залезть на местного здоровяка и, может быть, сможет таки взобраться. Как никто львёнок понимал, что он явно не первый придумал такую идею, и что у него нет просто сил, чтобы сдвинуть даже часть лапы Тони, а потому ему оставалось лишь единственное, что он умел лучше всех — завидовать.

И на данный момент зоркий цепкий взгляд Иршии выхватил очередной повод для зависти — Торн, их вспыльчивый Торм, висел на камне перебирая лапами. На скорость подлетев к брату, Зависть попытался запрыгнуть на него, зацепиться лапами куда-то за лопатки, подтянуться!.. Но под его когтями проскользнула лишь шкура. Младший поднялся наверх, старший упал, едва не долбанувшись головой об этот же камень. Разъярившись, Иршия вновь зашипел не хуже любой змеи и прыгнул, стараясь также, как и брат, залезть.

Неудачно.

Снова неудачно.

Он был слишком мал даже среди остальных львят, чтобы ценой даже таких усилий залезть на эти проклятые камни.

- Я... хочу... наверх! — негромно рявкнул львёнок, подбадривая самого себя, упорно заставляя себя пытаться снова и снова. Он опять НЕ первый, и он опять завидовал брату, который смог. Иршия не смог, Иршия так не умеет, у Иршии не такие когти, Ирши...

Когда одна из лап всё-таки не соскользнула, как раньше, а осталась на месте. Брызжа слюной от охвативших его чувств, Зависть фыркал и снова пытался себя подтолкнуть, нашёптывая проклятия и стеная. И только когда его тщедушное тело наконец-то оказалось на камне, львёнок смахнул каплю пота, которая сползла ему на нос, и принялся в темноте, в столь непознанном месте выискивать силуэт младшенького, который успел куда-то запропаститься.

Торн первым оказался за камнями. Ирша просто душило от осознания такой несправедливости, и он желал найти брата и что-нибудь с ним сделать в отместку, прекрасно осознавая, что, вероятнее всего, сам окажется отлупленным.

+6

4

Начало игры

Такое частенько случается: вот снится тебе что-то приятное, нежное такое, что-то, что дарит сладкую легкость и ощущение чужой заботы... А потом ты просыпаешься, в голове ещё таится надежда о том, чтобы насладиться приятными остатками тех ощущений во сне, но всё сразу же как-то забывается. Обидное ощущение, которое возвращает любого мечтателя в суровую реальность. Впрочем, Тони был не таким - он не особо переживал по этому поводу. Насладиться чем-то подобным он ещё успеет, и в этом никаких сомнений не было. Что его по-настоящему волновало, так это то, что его сон вот так бессовестно прервали.

Сам факт того, что он встал не по собственному велению бесил малыша. Не так, чтобы у него зубы скрежетали, а глаза бешено метали искры по всей пещере, скорее это выражалось в его раздражённом цыканье и стоне, когда вспыльчивый Торн начал толкаться. Но и этого ему было мало: перед своим уходом Гнев вместо милого братского поцелуя оставил ему лишь ноющую боль в районе задницы. Что ни говори, а может Глаттони и был большим, а от того казался непробиваемым, но его плоть, смачно приправленная жирком, была очень и очень нежной.
Вот значит ты как, - недобрая мысль пронеслась в голове львёнка, который к этому моменту всё ещё притворялся спящим. Глаттони тихонько повернулся на бок так, чтобы ему открывался прекрасный вид на то, что происходит вне пещеры. Конечно, в полной мере проследить за действиями брата он не мог - таки слишком далеко малыш находился от той трещины в стене, которую с натяжкой можно было назвать входом в пещеру, но кое-что уловить он смог. Лишь один его зелёный глаз со злобным прищуром следил за Торном, правда происходило это ровно до того момента, пока в кадре не промелькнул Иршия.

Невольно Глаттони ухмыльнулся, в голове его уже начали зарождаться кое-какие мыслишки. Известный факт: этот серый львёнок был тем ещё завистливым чудиком, а потому ничего удивительного в том, что он так резко проснулся и побежал следом за Торном, не было. Обычно Тони было бы плевать на дела Торна, но когда в них ввязывался Ирши, то игнорировать что-либо становилось гораздо сложнее. Слишком уж весело было наблюдать за его отчаянными попытками превзойти одного из самых сильных и агрессивных братьев этой семейки. Иногда Глату даже казалось, что у их маленькой Зависти был какой-то нюх на успехи других, потому что стоило кому-то в чём-то преуспеть, как Иршия тут как тут образовывался будто из воздуха и из кожи вон начинал лезть в попытке показывать остальным, какой он лузер.

Любопытство таки не было окончательно атрофированно у этого львёнка, поэтому вскоре после того как Иршия спешно покинул пещеру, жирная туша поднялась на четыре лапы и, лениво шаркая ими же по каменному полу, львёнок тихонько подошёл к входу пещеры, оставаясь всё ещё внутри, лишь совсем немного морды торчало из щёлки, достаточно, чтобы он одним глазом мог подсматривать за происходящим. И то, что Тони видел, ни разу не разочаровало.

- Я... хочу... наверх! - где-то в глубине души Тони даже почувствовал симпатию к братику-неудачнику, однако он всё ещё искренне не мог понять, зачем так рьяно пытаться повторять за остальными. Он видел Торна, гордо стоящего на камне будто он - король мира, и наверное это и правда было бы здорово - наконец-то узнать, что же скрывается по ту сторону камней, но...
Мех, - пофигистично подумал Глат. Нездоровая реакция Ирши была гораздо интереснее, чем любое чувство, которое сейчас испытывал Торн. Ещё какое-то время львёнок тихонько наблюдал за братьями, да так, что боялся слишком громко дышать - настолько ему не хотелось вмешиваться в этот процесс [Лот "Водный покровитель" использован], а после того, как Торн скрылся за огромными валунами, Тони наконец-то решил показаться. В голове его назревал небольшой, но хитрый план.

Он дал о себе знать громким осуждающим цыканьем. Походка львёнка была медленная и вальяжная, он медленно мотал головой из стороны в сторону, прикрыв глаза, однако вот хитроватой ухмылки сдержать таки не смог. В конце концов, актёрами не рождаются, а становятся, и для обретения полного контроля над эмоциями нужно было ещё подрасти.
- Ай-ай-ай... - растянул Тони, подбираясь к Иршии всё ближе, - Фу какой Торн плохой! Ты это видел, Ирши? Он сбежал! - всё ещё ребёнок, хоть уже и далеко не наивный, но именно таким Тони и пытался казаться перед завистливым братом. Он специально подбирал такую интонацию, чтобы братец ему доверился. Впрочем, от части он говорил искренне: Тони и правда не одобрял подобное стремление Гнева за пределы их дома, - Ой мама ругаться будет... Она его по жопе отдубасит, ха-ха! С когтями. Прикинь, он неделю сидеть на ней не сможет, а нам всем смешно будет.
Мысль о том, что мама и правда может выплеснуть всю злость от подобной новости прямо на Торна искренне радовала Тони - он попросту не мог сдержать злорадной ухмылки, глядя на тот камень, где некогда находился его брат. Ох уж это будет гораздо больнее, чем тот пинок спросонья, о котором Торн определённо пожалеет. Да ещё и слово какое Тони использовал - умора же! От любимой маменьки научился.

Затем взгляд Тони вновь обернулся к Иршии, в этот раз он глядел на того оценивающе, будто пытался прочувствовать, что творится с братом. И, кажется, настал идеальный момент, чтобы сказать это:
- А знаешь что? - интонация сменилась с радостно-ликующей на хвастливую, - Это Я маме о нём расскажу. А знаешь ещё что? - львёнок наклонился поближе к братцу, - Она МЕНЯ похвалит, а не тебя.

+3

5

Перезагрузка

К суровому климату здешних мест Ириска уже давно привыкла, но, ставя лапы на промерзшую землю и ловя шкуркой редкие снежные хлопья, мечтала о тёплом солнце и приятной густой траве. Ночью погода становилась совсем неприятной, и без горячего бока Савира рядом с собой детёнышу было крайне неуютно. Ириска уже поняла, что в последнем совете деда найти северный прайд было куда меньше заботы и участливости, чем ей показалось на первый взгляд. Что мешало белому самцу быстро отнести неродную внучку к другим львам, если бы он и вправду хотел ей помочь? Нет, Савир определенно сейчас посмеивался над своей последней шуткой, наверняка представляя, как Ириска в одиночестве скитается в ночи, продрогшая и напуганная, что осталась совсем без защиты. А она и скиталась.

За время, проведенное на севере, они с Савиром оставались в одном месте, так что местности Дэйирис не знала и теперь шла наугад. Прайд располагался совсем в другой стороне, малышка же уверенно шагала в сторону огромных гор на востоке, изредка замирая на месте и прислушиваясь, не подкрадывается ли к ней какой хищник. От деда Ирис слышала немало историй о том, как одни львы поедают других, особенно детёнышей с их нежным и сочным мясом, и ей делалось дурно от попыток представить это. Однако, эта жуткая история осталась в пямяти Ириски как предупреждение, что опасаться стоит не только хищных птиц и змей, но и своих сородичей тоже. На благо, пока что ей не попался никто из них.

Неожиданный грохот, подобный чудовищным раскатам грома, раздался вдалеке, когда Дэйирис забиралась глубже в горы. В этот момент она как раз находилась на возвышении, свободном от деревьев, и потому могла заметить, как в центральной части саванны вспыхнул яркий свет. И за доли секунды Ириска безошибочно узнала огромную гряду вулкана, окруженного лесом, на который не раз оборачивалась, когда они шли на север… теперь вулкан горел. Пожар распространялся с чудовищной скоростью, даже с такого далекого расстояния Дэйирис видела это. Она стала как вкопанная, не сводя глаз с окрестностей Килиманджаро, но отнюдь не завороженно. На морде Ирис отчетливо читался ужас. Она хорошо помнила, кого они с Савиром оставили в крохотной пещере у подножья вулкана.

“Ты ничем им не поможешь”.

Даже если её братья сумели каким-то невероятным чудом выжить, Килиманджаро было слишком далеко от этих мест. Такое расстояние ни за что не преодолеть в одиночку, и даже если бы Ириске удалось добраться до вулкана живой, всадники могли к тому времени уже давно поджариться до обугленных костей. Если вообще не погибли ещё задолго до этого взрыва. Дэйирис с трудом отвернулась, с горечью признавая своё бессилие. Ей нужно было найти прайд, попытаться выжить. Нишка бы того хотела. Была бы она сейчас рядом…

“Я так скучаю по тебе, мама,” — Ириска на мгновение зажмурилась, видя перед глазами теплый образ Нишки и ей почудился знакомый и родной запах, такой лёгкий и призрачный… Почудился ли? Широко распахнув свои прозрачно-зелёные глаза, Ирис с недоверием уставилась на корявый ствол дерева перед собой, будто тот мог в любой момент обратиться серой львицей с безумными зелеными глазищами. Запах упорно не желал уходить.

— Мам? — с опаской позвала Ирис, будто боялась своим голосом спугнуть запах. После стольких месяцев, проведенных с Савиром, она уже не думала, что снова встретит исчезнувшую в никуда Нишку. Но вот малышка осторожно ступает вперёд, глубже в горы, и приятный, вселяющий надежду запах даже не думает исчезать! Чем дальше Ириска шла, тем сильнее недоверие на её морде сменялось уверенностью, а страх исчезал, не выдерживая конкуренции с новыми эмоциями.

— Мама! — вскоре Ирис уже звала в полный голос, её слова разносились далеко по горному склону, и она была уверена: Нишка обязательно услышит. Безумица была тут, совершенно точно, её запах стал настолько отчетливым, что казалось, будто мать прошла здесь совсем недавно. — Мама! Маааам!..— Ириска не сдавалась, готовая кричать хоть до хрипоты, но обязательно дозваться. Малышка оглянулась вокруг, но ответом ей были лишь молчаливые деревья, мелкие камушки или глыбы покрупнее, огромное нагромождение скал с неясным кошачьим силуэтом наверху, снова деревья… Стоп, что?

Видимость в ночи, да ещё и в лёгкий снегопад была ни к черту, Ириске пришлось подойти намного ближе, очень осторожно и без резких движений, чтобы хоть как-то разглядеть таинственную личность, оседлавшую высокий камень. Незнакомец оказался таким же львёнком, как сама Дэйирис, но радоваться по этому поводу она не спешила. Что действительно настораживало зеленоглазую — вся здешняя местность пропахла Нишкой, но теперь к ней прибавилось ещё немало чужих, незнакомых запахов.

— Ты из прайда? — Ириска выпрямилась, заметив, что другой детёныш тоже её видит и решила не тянуть бессмысленное молчание и игру в гляделки. Следующий вопрос, конечно же о Нишке, вертелся на языке светлой самки, однако она сперва ждала ответа на первый, умудряясь даже снизу-вверх смотреть на незнакомца так, будто это она стояла на высоченном камне с короной на голове и ожидала доклада от своего подданного.

+2

6

Начало игры

Однако, хватка Эвариса оказалась очень крепкой, а сам он был большой, как задница Тони.  Что только Ки не пытался сделать, чтобы вырваться из мощного захвата. Он кусался, пинался и всячески сопротивлялся брату, но тот прямо-таки придавил его своим весом к земле, не давая и с места сдвинуться.

Всё началось как-то странно. Вот только Похоть мирно сидел в сторонке, болтая с Тесо, и в следующий же миг сестра испуганно забиваетмя в уголок, а Эвар уже тащит недоумённого Ки в свою кучу "сокровищ". Змей с чего-то решил, что Киаран - это его собственность и, видимо, дико возревновал, что тот обращает внимание на кого-то ещё. Но сопротивляться смысла не было. Уж слишком сильным был Алчность. Устало вздохнув, Похоть устроился поудобнее и прикрыл веки.

Признаться честно, его положение не было таким уж плохим. От Эвариса всегда прямо-таки полыхало жаром, будто в его жилах и в правду текла кровь дракона, и от того в его лапах было до странного уютно лежать. Порой в пещеру залетали редкие снежинки, тут же оседая на земле или на шкурах львят и тая. Мерное дыхание брата под ухом успокаивало, всё больше погружая в дрему и расслабляя мысли. В какой-то момент Ки окончательно сдался и уснул.
...В реальность львенка вернул внезапный шорох. Сперва Похоть только поморщился, продолжая пускать слюни брату на грудь, но когда шум не прекратился, львенок заставил себя разлепить глаза и оглядеться. В размытых очертаниях пещеры он смог уловить лишь знакомое свечение желто-зеленых глаз. "Торн!" Ки собирался уже окликнуть Гнева, но львенок быстро скрылся из поля зрения. Следом проснулся и Иршия, который тут же поспешил за темношкурым. Похоть недоумённо заморгал. Куда это они все? Но ещё более львёнок был удивлён, когда толстый и ленивый Тони тоже направился за братьями. Любопытство завладело Киараном. Аккуратно потормошив Змея лапой и убедившись, что тот всё ещё спит, он тихо выбрался из ослабших объятий и прокрался к трещине, служившей выходом из пещеры. Львёнок пробрался наружу и... какого же было его удивление, когда он увидел Иршию на вершине одного из камней, которые до этого преодолеть могла только Нишка. Даже Торн пытался много раз, и у него ничего не получилось… Правда самого Гнева видно не было. Зато Глат уже стоял внизу и что-то вкрадчиво втирал серошкурому. Ки хмыкнул.

- Ой, да ладно тебе, Тони, - фыркнул львёнок - Пожалей бедняжку. Его же сейчас разопрёт!
Прожив со своими сиблингами целых пять месяцев, Киаран отлично знал каждого из них. А ещё он видел, как сильно Иршия завидует своим сиблингам, порой даже по самым незначительным поводам. Это было и странно, и одновременно любопытно. Но сейчас Ки не горел желанием как-то провоцировать брата. Пока ему хотелось просто понаблюдать за тем фарсом, что учинили его сиблинги. В голову как-то невзначай закралась мысль, что ежели Иршия и побежит сейчас на поиски мамы, чтобы настучать на брата, то достанется скорее ему, а не Гневу. За то, что покинул логово без спроса, и что Нишке пришлось искать их по всей округе.

Отредактировано Киаран (22 Ноя 2017 16:00:31)

+3

7

Начало игры
Когда другие львята дрыхли вповалку, пускали слюни и видели странные сны, Хэйбен спал совсем по-другому. Каждый вечер львенок укладывался ровно, как египетская статуя Сфинкс, тщательно вылизывался и приглаживал “гриву”, опускал голову на прямо вытянутые лапы и закрывал глаза. Он предпочитал спать до утра, чтобы ни в коем случае глаза не были красными от усталости. Гордыня не может выглядеть неидеально, это просто нонсенс.
Поэтому, когда львенок проснулся этой ночью от голосов, доносящихся с улицы, и от холода, он был недоволен. До этого было тепло, пускай даже братья и сестра не касались его своими пушистыми боками, но они дышали, согревая воздух. Теперь же, когда все, кроме Хэя вышли, стало зябко. Он поднял голову и недовольно огляделся. В пещере никого не было, на улице была кромешная тьма. “Середина ночи, куда эти полудурки пошли?”, — подумал львенок и повел бровью.
Нужно было встать и выяснить. Но, для того, чтобы выйти в свет (даже если это все та же площадка около пещеры и те же сиблинги), Хэйбену нужно было провести ритуал. Ведь он целых четыре часа спал! За это время хохолок на голове мог неприлично растрепаться, а усы начать торчать в разные стороны. Этого Гордыня допустить никак не мог. Поэтому, после пробуждения, львенок потратил добрых три минуты, приводя себя в подобающий вид.
Наконец, пригладив все, что он хотел, Хэй встал и медленно подошел к выходу из пещеры. Его обдало морозным воздухом, а на нос незамедлительно упала снежинка. Львенок недовольно фыркнул, но все-таки вышел из логова. Он осмотрелся, чтобы оценить обстановку, и вздохнул так, как будто на его плечах лежал эмоциональный груз всего мира. А тут повздыхаешь, от таких-то сиблингов.
Мама всегда им говорила, чтобы они не выходили за камни. Это казалось Хэйбену здравой идеей, ведь он понимал, что маленьким львятам не выжить без матери. Даже если среди них есть такой блестящий ум, каковым являлся он сам. И что же он увидел, выйдя из родного дома? Полное нарушение материнских правил и здравого смысла. Иршия стоял сверху, на камнях, и злобно посматривал на двоих братьев: Тони и Киарана, которые стояли внизу и что-то ему говорили. Хэй услышал не всю речь пухлого львенка, но этого было достаточно, чтобы понять, почему он нигде не видел Торна.
— Он там умрет, — небрежно бросил он куда-то в сторону братьев. — Не выживет за камнями. Я бы на его месте не лез туда, потому что я-то умный, я жить хочу. И ты не выживешь.
Последняя фраза относилась к стоящему на камнях львенку. Гордыня не был удивлен, что именно этот братик полез за Торном. Как же не повторить самую идиотскую идею сиблинга? Зависть перекрывала весь здравый смысл Иршии, ему лишь намекни, что он в чем-то хуже, он сразу бежал доказывать обратное. Хэйбен жалел братика, он считал его глупым, по крайней мере, глупее себя. Он не злился на его завистливые фразы, Гордыня был выше этого.
Львенок прошел поближе к камням и сел на холодную землю, подняв взгляд на Ирша. Он смотрел на него с упреком, как бы говоря, что брат совершает большую ошибку. Впрочем, Хэй больше беспокоился за своего агрессивного сиблинга, которого вообще не было видно. Судя по всему, и Иршия не видел его, иначе он давно бы уже прыгал где-то вокруг брата. Гордыня считал, что Торн поступил глупо, но от этого страх за родного сиблинга меньше не становился. Потерять кого-то из своей семьи, конечно же, было бы очень страшно.
— Тихо! — внезапно рявкнул Гордыня и прислушался.
До него донесся крик, явно девчачий голос. Он машинально обернулся на единственную девочку в семье — Тесо, но она сидела молча. Это был кто-то другой. И снова голос, уже с вопросительной интонацией. Что-то про прайд. “Кто это?”, — удивленно подумал Хэй и задрал голову вверх.
— Иршия, посмотри, кто там кричит, — в приказном тоне сказал он брату и поднялся на лапы.
Конечно же, мараться об камни он не будет. Бесспорно, что Хэй забрался бы на камни грациозно и легко, по крайней мере он так думал. Но львенок не видел в этом смысле. Зачем еще и он там, на этих скользких камнях, если можно послать своего сиблинга?

+5

8

Торн не слышал – а даже если и слышал, то не обращал внимания – на возню позади него. В конце концов, чего тут удивительного? Вокруг него возятся братья вот уже пять месяцев. Все его чувства были сконцентрированы на том, чего он прежде никогда не видел и не слышал, на том, что находилось по ту сторону камней. Снаружи. Совсем в другом мире. В какой-то момент сквозь снежную круговерть львёнок различил силуэт впереди, который явно мог бы принадлежать живому существу размером примерно с него. До ушей донёсся голос, но вопроса Гнев не расслышал. Это мигом смело все его сомнения, и Торн, напрягши плечи, свесил голову вниз, а затем спрыгнул, слегка ударившись лапами о твёрдую холодную землю. Кто-то другой на его месте, наверное, занервничал бы или вовсе струсил, но Гнев был слишком сосредоточен на том, чтобы выяснить, что же там такое впереди. И всё же, выпрямившись уже внизу, он невольно бросил взгляд через плечо: валуны позади него сдвинулись плотными рядами и показались желтоглазому ещё более непреодолимыми, чем раньше. Мрачные громады словно бы укоризненно следили за каждым его движением, и сквозь темноту и холод не могли просочиться голоса в который раз пререкающихся братишек. На секунду Торну показалось, что он остался один во всём мире, и шерсть на загривке зашевелилась от закравшейся исподволь мысли, что вновь преодолеть эту преграду ему не по силам. И теперь он не сможет вернуться.

Слабое подобие панической атаки прервалось очередным призывом, уже более громким – источник его приближался. Торн храбро пошёл вперёд, досадуя на то, что ночью многого не увидишь, а ему так хотелось рассмотреть всё и как можно больше! Стоило ему отойти от круга камней на несколько метров, как за шерсть его уцепился сильный ветер, непривычно сильный – в их грот ветер практически не залетал, то самое неприступное кольцо защищало их всех, об этом Гнев никогда не задумывался, а сейчас понял. Щуря глаза от ветра и бьющих в нос снежинок, львёнок сфокусировал взгляд на каком-то бледном пятне, которое на поверку оказалось не так уж далеко – научиться за пару минут правильно определять расстояние до объекта, когда до этого ты всю жизнь провёл в четырёх стенах, не очень-то просто. Несколько секунд Торн рассматривал неопознанный нелетающий объект, а потом вдруг понял, что этот объект так же рассматривает его. И, похоже, чего-то ждёт.

До краёв наполненный впечатлением от первой в жизни и, кстати, незаконной вылазки Гнев определённо не расслышал вопроса, который задала ему незнакомка. Впрочем, его это ничуть не смутило, так как он сюда не разговаривать вылез. Львёнок деловито, но с настороженностью приблизился к ней. Юная львица оказалась одного с ним роста, но лапы у неё были потоньше, как бы менее пухлыми, чем, к примеру, у Тесо – Торн догадался, что перед ним девчонка, а девчонок в его жизни до сих пор было всего две, и одна из них – Нишка. Окинув львёнку оценивающим взглядом, Гнев пришёл к выводу, что она, должно быть, немного старше их шайки-лейки, но по росту, впрочем, он её всё равно догнал. Бурый вытянул шею и втянул носом воздух, находясь всё же на относительно безопасном расстоянии – в паре шагов, чтобы иметь возможность отскочить и пустить в ход когти, если эта таинственная особа захочет драться. Будь она мальчишкой, Торн первым делом уложил бы его на лопатку и отвесил пару дежурных тумаков, а дальше уж начал разбираться, что да как. Но сейчас он не торопился и между делом заметил, что кремовая львица тоже принюхивается, как будто это она его изучает, а не он её! Этот факт возмутил Гнева, и он поинтересовался – грубее, чем следовало бы:
– Ты кто вообще такая?
Этим пространным вопросом он не удовлетворился, поэтому сразу сделал уточнение, постаравшись придать голосу чуть-чуть побольше душевности:
– Потерялась, что ли? – она ведь явно звала маму.
В таком возрасте для Торна отнюдь не казалось чем-то постыдным звать маму, поэтому вопрос действительно прозвучал с большим участием. О том, что сам он не ответил на вопрос львёнки, Гнев не беспокоился. По его мнению, вопросы здесь должен задавать он.

Отредактировано Торн (25 Ноя 2017 14:13:44)

+2

9

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"Вилка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png Вилка

Первая очередь: Эварис, Дэйирис, Торн.
Вторая очередь: Иршия, Gluttony, Киаран.

● Игроки из разных очередей отписываются независимо друг от друга!
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очередях, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

10

Начало игры

В гроте знатно похолодало - на Севере температура имела привычку резко опускаться сразу после того, как начинало вечереть. Воздух тут же наполнился таким легким морозным запахом, уже только от этого заставляя Эвара легонько вздрогнуть.
Он не любил мерзнуть. На холоде он тут же становился таким же медлительным и сонным, какими и бывают в таких же условиях все чешуйчатые гады. Так что стоило погоде едва-едва измениться, а солнцу уже заметно приблизиться к горизонту, как он засобирался ко сну.

Сначала он так вразвалочку и медлительно, как грозовая туча, обошел всю площадку перед гротом - проверил, все ли там было на месте. Потом забрался через лаз "домой", и аккуратно, стараясь тщательно следить за тем, смотрят за ним или нет, проверил все свои тайники. Да, с ними все было в порядке. Все сокровища, что были в земле, все так же под ней и находились, а те, что были заныканы по расщелинам в камнях, все там же и были.
После этого он наконец-то прошел к самому главному во всей пещере - к своей основной Сокровищнице.
"Груда хлама", - обидно бы отозвался кто-то другой. Но для него, для Эвара, все до единой косточки и камушка было ценно. Для полноценной картины не хватало еще какого-нибудь красивого и блестящего камня, который, в прочем, мама обещала сегодня принести.

"Все в полном порядке", - Алчность мурлыкнул себе под нос, после того как закончил эту тщательную ревизию.  И только после этого разрешил себе начать умываться перед сном.
Да и лег бы, наверное, после этого наконец-то спать, если бы не решил (и это под конец всех этих ритуалов!) проверить хотя бы взглядом своих сиблингов.
И, о ужас, нет!

Вообще, как Эварис все еще не умер от ревности за время своей жизни, остается вопросом открытым. Ибо, кажется, всех своих близких до единого он считал полностью и бесповоротно СВОИМИ, а значит не терпел их общение с кем-либо еще. Но они же общались! С друг другом и постоянно!
Наверное, он все таки понимал, что в этом то и нет ничего критичного. Но в какие-то определенные моменты он просто напросто начинал считать "что на сегодня хватит". Устанавливал только ему одному понятный лимит.
Видимо он обуславливался тем, на сколько ему хватало терпения.

- Всеее, теперь ты идешь со мной! - Эвар подошел к Киарану со спины, для Тесо, похоже, в тот момент показавшись огромным и страшным монстром. - Пошли спать!
Сестренка в тот момент испугано взвизгнула и, не найдя решения лучше, забивается в ближайший угол. А Ки начинает безрезультатно отпираться. У Змея от этих попыток даже выражение на морде не поменялось, он просто продолжал целеустремленно тащить его к своему насесту, ни на секунду не ослабевая хватки своих цепких лапок.
И вот, как результат его прилежных стараний, Похоть оказывается в его логове, мгновенно прижатый сверху тушей брата.
- Все! С-спи и мне не мешай! - Эв'ис гаркнул это, лапами покрепче обхватив братца да и устроившись на своих сокровища поудобнее.
На этом разговор был окончен и больше он даже голоса не подавал, просто безэмоционально пресекал попытки Ки выбраться и продолжал спокойной сопеть.
***

А спал он и вправду как настоящий дракон: крепко обхватив всеми конечностями Киарана, он едва-едва похрапывал, шумно выдыхая через оттопыренные ноздри. Изредка он сквозь сон порыкивал, особенно злобно это делая когда чувствовал, что братик пытается сбежать. В такие моменты он только притягивал его к себе, никуда не отпуская.
И только когда он уже проспал добрые несколько часов, провалившись в глубоко-глубоко в пучины сновидений, хватку свою он ослабил. И именно после этого его "сокровище" сбежало.

Понял он это когда от холода начал немного просыпаться. Из-за этого он как-то инстинктивно попытался прижаться к Ки еще поближе, чтоб не отпускать драгоценное тепло. Но... никого не нашел.
Проснулся он тут же.

- КИАР-РАН! - он прям таки взревел, подскакивая на лапы. Его желтые глаза загорелись в праведном гневе, превращая его в разъяренного ящера. - Я тебя никуда не отпускал! 
Действовал он быстро. Мгновенно обыскал взглядом каждый угол грота, где мог бы прятаться блудная темношкурка, а потом... Услышал его голос на улице.
Эварис буквально вылетел следом за ним, взъерошенный и дикий.

- ТЫ! - он, все так же не сбавляя скорости, накинулся на бедолагу со спины. После такого тот был благополучно повален на землю и снова прижат к ней Алчностью. - Еще раз так с-сделаешь и я!..
Договорить он не успел. Уставился в полном непонимании на Иршию, что стоял на камне. И, все так же не слезая с Киарана, прислушался к тому, о чем говорили остальные.

- Торн уш-шел за камни?.. - он напрягся, тут же отпуская младшего. - Как... правда ушел?..
Он оглянулся и судорожно принялся считать тех, кто был на площадке.
"Раз, два, три, четыре... Тесо пять... Я шестой... Шесть! Торна правда нет!" - он в неверии тряхнул головой, и снова пересчитал. Опять одного не хватало.

- Мы... мы должны его найти! Ведь с ним может что-то с-случиться!
Возражения не принимались. Алчность был так напуган перспективой потери своего сиблинга, что не слушал ни чьи возмущения или аргументы против.
Он, схватив Похоть за шкирку (а то вдруг снова от него убежит!), ломанулся в сторону камней и... Понял что просто так на них не запрыгнуть. Выход, правда, нашелся тут же - Тони оказался достаточно большим и достаточно близко, чтоб использовать его как трамплин.
Сначала он пропихнул наверх Киарана, а после залез на ним следом.

- Торн! - он крикнул громко, чтоб старший мог его услышать. Но, тем не менее, не довольный только этим, он принялся напряженно вглядываться в снежную пустоту перед собой. Не разглядев ничего в буре, он суетливо пробежал от одного конца ограды к другому, все так же пытаясь кого-нибудь заметить, пока наконец-то не увидел знакомый силуэт. Только вот он был там не один.
- Там кто-то ес-сть! - прошипев это, он, не особо и задумываясь о последствиях это своей выходки, тут же сползает с камня и бежит к брату. Он не обращает внимания ни на едва болящие после прыжка с высоты лапы, ни на снег и ветер, что били в морду. Сосредоточившись взглядом только на фигурах впереди, он целеустремленно бежал, пока наконец-то их не настиг.

- Прочь от него! - он подкатился к двум разговаривающим львятам, скользя лапами по едва заледеневшему камню. Затормозив себя ровно перед незнакомым ему зверем, став таким образом живо преградой между ним и его братом.
Если бы у него как у ящерицы плащеносца был капюшон, то он бы непременно его раздул и вообще, сам бы весь надулся, чтоб казаться еще больше. Но вместо вся и без того взъерошенная шерсть стала дыбом, делая его еще более диковатым и страшным на вид.
И да, вот только после всех этих трюков он наконец-то решил разобраться в ситуации и рассмотреть незнакомца повнимательнее.

- Ты что, дев-вчонка? - он внимательно на нее уставился, прищурившись. Она не выглядела враждебно, но на всякий случай быть осторожным не помешало.

Ну... а вот на случай, если выясниться, что она не представляет для его семьи угрозы... То он вполне может присвоить ее себе и уговорить маму ее оставить.

+2

11

Иршии не удалось долго простоять на камнях в одиночестве. Толстяк Тони — от которого в особо ленивые и бездельные дни Зависть пытался отодвинуться подальше, чтобы не задавил ненароком — медленными тяжёлыми шагами тоже выполз из пещеры. И вряд ли бы Ирш обратил на него внимание, не заведи тот странного разговора. Навострив уши и обернувшись, львёнок тщательно следил за каждым словом младшего брата, и с каждым новым ему хотелось дать братцу по этой самой жопе, что упомянул он и мать. Нет, ну закладывать один одного — до этого зависть ещё не дорос.

Но стоило Тони сказать о том, что он окажется первым в гонке на стукачество, как Иршию аж затрясло. Глаза львёнка налились кровью, когти зацарапали шершавую поверхность камня... И от нападения на Глаттони кота-жердину отделили только эхом раздавшиеся в голове слова ещё одного брата, Ки. О, тот даже не знал, насколько точно попал в определение тех чувств, которые прямо гложили бедного Иршию. И ещё больше его приложили слова старшего брата, Хэйбена. Пожалуй, его Ирш воспринимал серьёзнее всех других, ибо он был старше. Старше его, Иршии! Львёнок отчаянной чёрной завистью смотрел на всё, что делал Гордыня, что он говорил и как, раз за разом подмечая у того нотки превосходства и заносчивости. Ох, Хэйбен умудрялся всё делать с таким достоинством, что не только Зависть — любые другие могли бы позавидовать!

Чьи-то слова и вправду послышались из темноты, и Ирш, даже без приказа Гордыни ("Почему мысль посмотреть пришла ему первому? Почему не мне?!" — подумалось между тем серому львёнку) молнией обернулся и постарался хоть что-то разглядеть в округе. Увы, ничего видно не было. Совершенно.

Я никого не вижу! Там ни... — малыш не успел договорить, услышав, как на звук рванул из вечно алчащий брат, Эварис, едва ли не птицой перелетая через каменную ограду и скрываясь в темноте. И вот это стало последней каплей для второго из всего второго (какая ирония!) выводка Нишки. Сверкая своими зелёными глазами, он осклабился, вновь заскрёб когтями по камню, выплёвывая слова в сторону толстяка:

Я! МОГ! БЫ! БЫТЬ! ТАМ! ВТОРЫМ! — Иршия перевёл дух, рыкнул как умел и продолжил. — Ты меня отвлёк! Ты всё испортил!!!

С таким боевым воплем мелкий Ирш бросился на Чревоугодие, вовсе не по-детски целясь ему в горло. Не сказать, что Зависть не учёл, что толщина шкуры у столь любящего поесть братца будет куда большая, чем у худющего Ирша, но в такие моменты ему было и вовсе плевать на логичность своих поступков.

Офф

http://s1.uploads.ru/t/CTKMg.png

+3

12

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

Иршия атакует Глаттони

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+4

Бросок

Итог

3 + 4 = 7

7

Промах. Никто не получает никаких травм.

Глаттони отступает назад как раз вовремя. Иршия просто не долетает до шеи брата.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Затерянный грот