Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Страна грез » Ночь темна и полна страсти [Тоффи, Иштар]


Ночь темна и полна страсти [Тоффи, Иштар]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время суток и погода глубокая ночь, прохладно и сыро после небольшого дождя.
Краткое описание локации: Внешние земли. Дальние пастбища.
Краткое описание отыгрыша: Иштар не спится в эту ночь; она мерзнет и трава щекочет ей живот и лапы, посему она в конце концов встает со своего належанного места и выходит на прогулку. Там, в саванне, погруженной в ночные зеленовато-синие сумерки, полная луна и зловещие тени от деревьев напоминают львице о том, что она - истинная шаманка. Львица решается вызвать духа, но попытка оказывается провальной и она сильно пугается, но сохраняет рассудок лишь благодаря тому, что рядом оказывается Тоффи...

+2

2

Темношкурого не слишком беспокоили такие неудобства, как слишком твердая земля, или слишком сырое после дождей лежбище. Ну знаете, когда ты странствующий шаман пришедший сначала из хладных горных пустошей с обледенелыми вершинами, а затем пересекший пустыню, а то и несколько, Тоффи плохо помнил где его филейную часть в компании с Девасом и Хаганом таскало - разве он вправе привередничать? Так что самец спал себе считай сладким сном, вольготно растянувшись во весь свой рост, аж довольно прогнувшись в позвоночнике и запрокинув зубастую морду вверх, едва не кусая себя за хвост. Его заостренное ухо вяло дергалось в пышной, разметавшейся по траве вишневой гриве, улавливая слабые шорохи поблизости, треск гнущихся от ветра легких травинок и размеренное дыхание его спутников. Кифо спал в трех шагах от фривольно развалившегося самца, свернувшись уютным черным клубком аки большой, домашний, черный кот, а младший брат и их верный здоровяк-каннибал с грацией настоящих богатырей, храпели друг другу в морды, прижавшись спинами для тепла, примостившись у невысокого валуна, монументально выглядывающего из пышных зарослей подобно старому ориентиру "туда пойдешь - копыта откинешь".
А Иштар... Ну самка вообще предпочитала далеко от своего двухвостого покровителя не отходить, откровенно побаиваясь его дружков, засыпая и просыпаясь неизменно рядом с Тоффи, о чем, в принципе, последний нисколечки не жалел.
Женское тело рядом ощущать всегда приятно, что тут сказать. Пускай его новая "подружка" и не спешила делиться с ним своей лаской и любовью, весьма прохладно поглядывая на своего соседа, как всегда царственно томно прикрывая тяжелые, темные веки.
Весь ее вид собственно говорил о том, как она глубоко презирает их общество, какие они все некультурные, грязные и дерзкие твари - но тем не менее Иштар не спешила их покидать. По крайней мере не сейчас.
Видимо понимала, что одну ее не то что гепарды на кусочки раздерут - да первый же встреченный ею лев если не убьет, так изнасилует. Одинокую привлекательную внешне молодую самку то. Тоффи не ленился напоминать сему "прекрасному цветку" об этом, покровительственно хлопая ее своей костлявой лапой по уже фактически полностью заросшему бедру, привлекая внимание самки к застарелой ране - а ты дорогая еще не забыла...? Как он тебя спас? М?
Между прочим Сахарок очень гордился собой за свой поступок, вероятно, куда больше, чем была по настоящему благодарна ему самка. Тоффи вообще считал себя не только умным, находчивым и сильным львом, но еще и до ужаса благородным. Как бы там народ за его спиной не бухтел, темный всегда, между прочим, избавлял их от тех, или иных проблем. Ради чужого же блага и совсем бескорыстно между прочим! Ну ладно, почти бескорыстно. Творя добро мутант никогда и не думал бросать его в воду. Он пускал добро на конвейер, тратя свои нервы в качестве разменной монеты, чтобы получить еще больше добра в итоге. Он предприниматель...
Бизнесмен.

Жаль, что не все это могут оценить сполна, и ежедневно приходиться выкручиваться и изворачиваться, чтобы ребята друг друга не поубивали. Или его шкурку не повесили памятным черным знамением над входом в старый каменный грот - просто так, в честь свободы от кривозубого узурпатора.

Сегодня выдалась особенно холодная ночь и... то ли самец почувствовал, что начинает откровенно мерзнуть, поскольку его привычная "грелка" сейчас отсутствовала по неизвестным причинам, то ли его разбудил внезапно поднявшийся, неестественный ледяной ветер, заставивший поежиться всех, кто спал на поляне, Тоффи резко распахнул густые, аки расплавленное золото, пугающие неподвижным змеиным зрачком глаза, а затем порывисто принял положение полулежа, поджав спросонья одну верхнюю губу на смешной, бульдожий манер, и бдительно осмотревшись по сторонам.
Что-то его побеспокоило, и Тоффи всеми мигом проснувшимися фибрами своей души понимал, что здесь явно как-то... что-то не то, но его сонный вопреки напрягшемуся струной телу мозг, не до конца смог принять поступающую информацию и сигналы опасности.
Покачиваясь, такой сонный, тепленький и мятый, Ириска выпрямился на месте своего ночлега, выпустив загнутые черные когти и лениво помяв хрусткую подстилку, принюхиваясь и прислушиваясь, пытаясь понять, что заставило его покинуть столь любимый им мир грез и поменять его на затхлость реальности.

Широко, лениво распахнув пасть для смачного зевка, Тоффи активно встряхнулся, приводя собственные мысли в порядок и окончательно сбрасывая с себя сонливость и ночное оцепенение. С любопытством подергивая носом, вылавливая из томного, сырого воздуха запахи затхлости и мрака, коих тут вообще быть не должно, самец неспешно, крадучись проследовал вперед, ступая осторожно и бесшумно, с азартом помахивая раздвоенной кисточкой хвоста. Он то и дело поднимал переднюю лапу, прижимая ту подушечками к подтянутому брюху, словно заправская ищейка и отводил уши назад. Он слышал что-то помимо гневного завывания ветра над головами спящих. Шепот... много шепотков, переплетающихся между собой подобно прядям заплетаемой косички - они мелодичной музыкой звенели в пустоте, будоража сознание шамана, едва различимые в полуночном шуме. Словно бы это они и заставили его проснуться - вернее разбудили, разозленные чем-то, что заставило их спуститься на эту грешную землю вопреки их желанию. Призраки. теперь то Тоффи, пошире распахнув глаза, разглядел их блеклые частично расплывчатые формой тени, мелькающие средь кустарников, разбегающиеся испуганными зайцами в стороны, похожие на романтичный свет светлячков, что так часто стайками взмывали ввысь, стоило только сделать шаг и потревожить их покой. Интересно, что они здесь делают?

Чей-то куда более крупный, нежели бестелесные, мелкие духи силуэт сгорбленно трясся за одним из кривых булыжников, скорчившись в испуганный, мелко дрожащий комок. Он не заметил тихо приближающегося льва, хищно сверкающего золотыми угольками из-под приопущенных век.
Рядом с до смерти напуганной львицей, прыгает прозрачный воробушек, неистово лупящий крохотными крылышками, кажется пытающийся взлететь к открытым небесам, но его что-то тянуло тяжелой гирей к земле.

Темный останавливается рядом с плачущей, а Тоф не сомневался, что Иштар плакала, хоть и беззвучно, и наклоняется к маленькому, белому, пернатому пятну у собранных в комочек аккуратных лапок львицы. Ириска облизывается с ехидной ухмылкой, а затем дует прямо перед собой - он задул призрака как большую белую свечку, не оставив после него и крохотного завитка дыма в воздухе.

Призрачное перо слетевшее с крыла - и то растворилось бесследно уносимое холодным порывом воздуха из глотки самца.

Он снова ухмыльнулся в усы, заглядывая в сморщенную, симпатичную мордашку львицы, с размаху усадив свою пятую точку рядом с нею и беззастенчиво уложив двойную кисточку хвоста поверх ее собственного, - Твоя работа, солнышко?

+5

3

Тоффи и его команда дрыхли так, словно минутой ранее успели загнать слона в угол. Храп, конечно, на всю саванну не стоял, едва ли львы вообще могут храпеть, но сопение, пыхтение и кряхтение успевали только разноситься до ушей спутницы самцов. Это мешало ей уснуть, а еще мешал уснуть холод, пробирающий львицу до самых костей. Даже теплый, хотя нет, вовсе не теплый - горячий пылкий бок Тоффи не согревал ее настолько сильно, насколько бы ей хотелось. Может быть, ему стоило лечь на нее сверху, чтобы она почувствовала настоящие огненные ночи?

Иштар скривила морду от этой мысли; ага, еще чего, Тоффи есть кого греть на самом деле. И было. И будет всегда. А ей стоит как-нибудь уже оторваться от компании этих "милых" львов, но вот только сама кошка чувствовала себя с ними если не прекрасно, то более менее комфортно. А чего ей жаловаться? Она всегда защищена, иногда накормлена, обеспечена в некотором роде собеседниками (неважно же, что они были грубые, волосатые мужланы), но самое главное - все они были в некотором своем роде шаманами. Кто-то больше, а кто-то - меньше, но они могли бы обучить Иштар некоторым навыкам этого искусства, что явно бы ей пригодилось в будущем. К тому же, ее желание добиться полной справедливости в мире еще никуда не пропало; Иштар верила, что практика в шаманском искусстве ей бы помогла в этом как нельзя лучше.

На этих мыслях самка уверенно поднялась со своего места, направившись к просторным пастбищам, где часто кормились различные травоядные, да обитали мелкие зверьки в траве. Здесь было, по мнению самой львицы, неплохое место для того, чтобы попробовать вызвать духа, то есть усиленно попрактиковаться в шаманизме. Старый лев, что обучал Иштар, часто ей говорил о связи между земным миром и духовным, о практике, которая необходима льву, решившему познать азы этого искусства. Только духи могут наделить шамана истинной силой, а для этого нужно постоянно поддерживать связь с потусторонним миром, в том числе, беседовать с вызванными призраками, если предоставиться такая возможность. Самка же, будучи кошкой неопытной в подобных вопросах, не имела возможности регулярно вызывать духов. В последний раз она это делала довольно давно, еще во время путешествия с одним знакомым и на голову пришибленным львом, когда пыталась его же обучить основным шаманским умениям. Те попытки не всегда были удачны, а чаще вовсе были провалены, но сейчас она уже успела напитаться особой "энергией" от Опустошителей, так почему бы не попробовать вновь?

Иштар не спеша насобирала различную траву, а потом уложила особой звездообразной формой (как завещал великий Ленин учитель), где-то в лужице набрала воды в пасть, обрызгав потом свою работу, а затем уселась прямо в центр - начало сооруженной ей фигуры и прикрыла глаза. Шепот раздался из ее пасти, словно легкая мелодия, он донеся до сверчков, которые, расправив свои легкие крылышки, прилетели прямо ко львице и уселись возле нее. Ритуал был завершен и осталось только дождаться самого духа.

Но что-то явно пошло не так: чем дольше она ждала, тем сильнее она испытывала какую-то острую, невероятную дикую боль в голове, а затем перед ее глазами пронесся настоящий кошмар: в небе появилась звездочка. Она летела прямо на самку и, как позже львица разглядела, это был призрак маленького воробья, а за ним летел сокол - огромный светящийся дух, оставляющий после себя серебристую полосу. Вот только дух мертвой птицы не поймал несчастную жертву, а налетел прямо на Иштар, цепляясь острыми когтями ей за нос, а клювом, будто бы попадая в глаза. Иштар почувствовала невероятную боль в них: опустошительница дернулась, попятилась назад и, запнувшись за булыжник, упала на землю, а сокол отчего-то распался на тысячи крошечных огоньков, оставляя после себя тихих маленьких призраков различных зверей. Воробей, которого хищник не смог поймать, подлетел прямо к Иштар, приземляясь в ее мягких круглых лапах. Теперь он не мог взлететь в небо, потому что был ранен соколом - в который раз, что сейчас, что в материальной жизни, где было не только повреждено крыло, но где в последствии он был убит и съеден. Иштар нарушила эту бесконечную цепочку повторяемых событий. К счастью, теперь дыхание кошки вернулось в норму, но глаза невероятно сильно болели, а зрение будто бы исчезло. Она ничего не видела вокруг: только слышала, как поднялся сильный холодный ветер, чувствовала, как ее лап будто касается что-то легкое и маленькое.

Но вокруг больше ничего. Только лишь тьма, которая сводила львицу с ума. Она подняла голову, пустыми глазами разглядывая небо, и разрыдалась, не страшась разбудить кого-то.

Львица даже не сразу почувствовала, как к ней подошел Ириска. Она была словно в какой-то прострации, и только лишь когда лев избавился от призрака, беззаботно копошившегося в лапах кошки, Иштар поняла, что зрение снова возвращается к ней.

- Твоя работа, солнышко?

- Тоффи, - захныкала Иштар, протягивая гласные. Она взглянула на льва большими испуганными заплаканными глазами, понимая, что снова видит его. Видит его красную гриву, хитрую сладкую улыбку, видит эти глаза, очень сильно похожие на ее собственные. Львица падает прямо на грудь своему спасителю, зарывается носом в гриву и снова рыдает, не специально утирая влажный нос о его шерсть.

- Он... Он чуть... - говорила она сбивчиво, голос ее падал, дрожал, срывался, - он почти поймал.. а потом, - она захлебывалась, царапала когтями землю, - он вцепился в мои глаза. Он проклевал мои глаза, Тоффи!

Кошка подняла голову. Ее очи прочистились слезами - она ясно видела морду самца, ясно видела каждую волосинку его шерсти возле собственного носа. Тогда только львица немного успокоилась; ее тело еще вздрагивало, но сама она теперь только лишь хлюпала носом, все плотнее прижимаясь к Ириске. Она видит. Она чувствует. Сейчас ей кажется (а может, так оно и есть), что если бы не этот самец - в который раз! - она бы снова могла не выйти здоровой (благо, что хоть живой) из этой беды.

Отредактировано Ishtar (30 Янв 2018 21:31:19)

+5

4

Темношкурый не был готов к столь яркому проявлению паники у своей юной подопечной и потому слегка... растерялся, скосив глаза вниз, на истерично, порывисто прижавшуюся к его груди самку, пропитывающую гриву льва горючими слезами, от которых аж жарко становилось. Накинулась как обезумевшая.... хотя почему "как"? Тоффи пошатнулся, сдержав "натиск" напуганной Иштар, и почти сразу же сел прямо, с некоторым умилением разглядывая гладкую, украшенную стрелкой макушку мелко дрожащей рядом с ним львицы. Эк трусишка какая... А она что думала, с миром теней то так играть! Темный шаман томно опустил веки, внимательно заглядывая в наивно распахнутые, слегка покрасневшие от слез глаза самки, что расстроенно задрала свою хорошенькую мордашку, взирая снизу вверх на по-доброму иронично ухмыляющегося Ириску, после чего, спокойно выслушав львицу, открыл пасть и мягко, в то же время до крайности самоуверенно провел суховатым языком по солоноватой пушистой щечке Иштар, утирая влажную, блестящую в лунном свете дорожку. Ну... чего глазенками хлопаешь?

Тоффи хрипло посмеялся растерянному, но все еще такому перепуганному виду его девочки, аж запрокинув морду вверх и выдохнув облачко едкого, морозного пара. Когда духи рядом всегда мороз по коже, просачивающийся сквозь короткую шерсть. Бывает и так, что холодит прямо до костей даже в самое парево и духоту... и если бы эта парочка не сидела так тесно прижавшись друг к другу, возможно, они бы могли ощутить этот характерный, мистический озноб.

- Глупышка, - добродушно качнул головой темный, подняв лишенную одного пальца лапу и игриво уложив ту на лобастую голову львицы, смешно прижав ей одно ухо - теперь охристые "янтари" пронзительного взгляда его племянницы хищно блестели из под тени его пальцев с жутковато улегшимися поверх песочно-каштановой шкурки самки "орлиными", загнутыми на манер мясницких крючьев когтями. - Призрак не может причинить тебе физического вреда, он же бесплотный! Да и дались ему твои глаза, дорогая, - лапа льва мягко соскользнула с затылка Иштар и прихватила львицу за подбородок, приблизив ее морду к его собственной, благодаря чему она едва не соприкасалась со своим спасителем носами. - А вот свести с ума - очень даже. Так что успокойся и вытри слезки малышка, - он убрал наглую пятипалую конечность и отстранился от самки на один шаг, гордо подняв морду и тяжело тряхнув пышной, слипшейся стараниями незадачливой призывательницы прической, оросив землю тяжелыми каплями и застрявшими в вишневых прядях скоплениями грязи, пыли и сбросив парочку застрявших в гриве травинок.

Оставив Иштар нервозно хлюпать носом посреди полянки, самец с нескрываемым любопытством на кривозубой морде обошел вокруг выложенную подобием пентаграммы "печать" для призыва мертвых, оценив проделанную львицей кропотливую работу. Весьма недурственно к слову, видно что детка старалась и искренне пыталась что-то... сотворить, доказать, похоже самой себе и своим угрюмым спутникам, что она дескать тоже тут умеет в "магию". Не бесполезный член общества с привлекательными формами, на которые только облизывать, и не та женщина что стоит у плиты, кхм... - Неплохо, - лев растягивает тонкие губы в довольной, даже гордой улыбке, отведя взгляд от места ритуала и вернув свое внимание обратно к съежившейся, все еще мелко дрожащей в сторонке малышке Иши. - Мне нравятся твои амбиции, детка, - лениво покачивая угловатым крупом с походкой вальяжной походкой настоящего павлина темный шаман навернул теперь уже вокруг подружки-спутницы, словно бы придирчиво разглядывая плавные линии ее бедер, ссутулившихся плеч и ее опущенную к земле аккуратную, симпатичную мордашку, как будто перед ним была то ли девица на выданье... то ли действительно будущая великая шаманка способная однажды утереть нос как ему самому, так и их общим предкам, если только подтянуть ее навыки. Которая всех научит себя уважать... В общем... прямая конкурентка, которую следовало бы уважать, не так ли? - Однажды ты сумеешь сделать то, чего не смог ни я, ни мой отец... Хваткая ты. Даже не имеешь понятия с чем имеешь, а уже так шустро призываешь мелких но опасных тварей. Я даже немного завидую, - он игриво подмигнул львице, пройдя к ней настолько близко, что горячо прижался к ее выпуклому, гладкому боку своим ребристым, подтянутым брюхом, коснувшись разветвленной кисточкой хвоста задней лапы Иштар. - Когда я начинал знакомство с миром теней и историей наших предков, я и понятия не имел как элементарно вшивого сверчка, например, призвать, - остановившись на расстоянии взмаха от самки, Тоф улегся на траву, вытянувшись во весь свой рост, немного полежав в позе сфинкса... а затем завалился на бок, приподняв переднюю лапу, открыв тем самым пушистую грудь и щеря пасть, сверкая хитрющей, хулиганской лыбой. - Хочешь я тебя за это обниму, радость моя? - приглашающе протянул лев, демонстрируя свое приподнятое настроение расстроенной спутнице... и вульгарно, на полном серьезе предлагая той улечься рядышком с его наглой харей для дружеских обнимашек. Хвалю, хвалю зайка!

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Страна грез » Ночь темна и полна страсти [Тоффи, Иштар]