Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Тропический лес


Тропический лес

Сообщений 241 страница 258 из 258

1

https://b.radikal.ru/b26/1903/88/fc181313b564.png

Почти весь Оазис - это бескрайние джунгли. Зеленые деревья переплетают свои ветки у вас над головой, защищая от дождя и от жаркого солнца. Широкая тропа уходит вглубь этого леса. На деревьях полно мартышек и ярких тропических птиц.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Паслён, Мелисса, Мята, Манго, Мартиния (требуется бросок кубика).

0

241

начало игры
---------------
Анри плелся следом за своим братишкой. Да, именно он, Анри, был королем и, как-бы, лидером. Но его изнеженная венценосная тушка явно не поспевала за закаленным в войнах братцем. Анри то и дело отставал, и ему приходилось в таким моменты убыстрять шаг, чтобы нагнать своего братца. А тот перся напролом через джунгли, как будто (по мнению Анри) - это были и не джунгли, а саванна какая-нибудь. Анри джунгли тоже не понравились. Ветки, какая-то паутина, да, к томуже, вдобавок, уже стемнело. Благо хоть ночь была лунная. Стряхивая с себя паутину и вытряхивая из гривы попавшие в неё веточки, Анри плелся за братцем, пока тот своим криком пугал птиц да мартышек. Думаю, вашему величеству стоит примостить свой царственный попец здесь! Конечно это не наши ангулемские редколесья, но когда дома больше нет - выбирать особо не приходится, правда братик? - нарочито громкие слова Анжу таки достигли своей цели, безусловно поддев Анри. Правда замешательство было мимолетным, и Анри нашел, чем "отплатить" братцу, столь же громко сьязвив ему в ответ: "Напомнить, ЧЬИМИ стараниями у нас больше нет дома, а, братишка?!" - Затем Анри повысил голос на пару октав и добавил: "И не надо так орать! Я НЕ ГЛУХОЙ!" - затем голос Анри убавил в громкости на всю ту-же пару октав, зато стал еще более язвительным - хотя если ты и дальше будешь так каждый раз орать, то твоими стараниями вслед за королевством я лишусь еще и слуха!

0

242

для ГМ:

Свернутый текст

"лапоприкладство" между Анри и Анжу "не всерьез", плюс оба перса - мои, так что БЕЗ ГМа. Зато шуму будет РЕАЛЬНО много

------------
На что Анжу язвительно ответил братцу, демонстративно прокричав ему прямо на ухо: "Не надо ВОТ ТАК ВОТ орать?! ДАААААА???!!!" - при этом в свой крик Анжу вложил такое количество издёвки и ехидства, которое бы и буйвола с лап свалило бы. Буйвола, но не братца. Отдышавшись минутку, и, отойдя на пару шагов в сторону (ибо Анжу таки не собирался делать братца глухим), он, набрав в легкие побольше воздуха, он рявкнул что есть мочи: "ИЛИ, МОЖЕТ БЫТЬ, ВОТ ТАК ВОТ НЕ ОРАААААААААААААТЬ?!!!!!!!" - этот ор, вдобавок еще и усиленный трудолюбивым эхом, громогласно разнёсся по округе. Если предыдущие крики распугали птиц и мартышек лишь поблизости, то теперь, подняв возмущенный галдёж, с места снялись уже куда более отдаленные стаи птиц, а откудо-то из дальних зарослей послышался снова не менее возмущенный мартышачий галдёж. Какафония была еще та...

Лишь спустя минут пятнадцать, наверное, когда поднятая потревоженной живностью какафония относительно утихла, Анжу продолжил свой "развговор" с братом. - Что-то ты братец, раскомандовался тут, - проорал Анжу, правда, следует отметить, что уже не столь громко, как раньше. - Быть может, мне стоит кое-кому надрать его обнаглевшую царскую задницу? А?! Да братик, я именно твой королевский попец имею в виду! - После чего Анжу кинулся на братца. Нет, он не собирался серьёъно бить или калечить хилого Анри, нет, только хорошенько отмутузить. Так чтобы он не задавался. Так что, в этой "схватке" должны были пострадать только самолюбие его венценосного братца да его шерстка.

Отредактировано Анжу (3 Янв 2018 19:41:16)

+1

243

В ответ на ор своего братца, Анри язвительно ответил: "Ну вот теперь я точно оглохну," - больше Анри сказать ничего не успел, поскольку его братец ринулся в "страшлую и ужаслую" атаку. Анри слошком хорошо и давно знал братца, чтобы по его словам и действиям понять, что в данном случае ничем серьёзным драка не угрожает, но вот ловить трепку и портить свою шерстку в планы Анри точно не входило. Благо размеры Анри давали ему очень большое пространство для маневра, чем он, собственно, и воспользовался. Отпругнув в сторону с пути несущегося не него Эркюля (и в тайной надежде на то, что последний в силу инерции навернется, пропашет мордой землю или, что было бы совсем кстати, наглотается травы и хоть орать перестанет), Анри задал стрекача, язвительно и весьма громко крикнув братцу: "Надрать попец, да?! СПЕРВА ДОГОНИ, НАХАЛ!" - затем он со всех лап, распугивая роснувшихся от всей этой беготни лягушек и ящериц, не говоря о всяких там мышах и ежах, рванул в противоположную от братца сторону. Уж очень не хотелось Анри потом приводить свою гриву и шерсть в порядок, поэтому он недеялся, что братцу надоесть его ловить, и, соответственно, взбучки и трепки таки не будет. Время от времени Анри оборачивался, дабы посмотреть - не догоняет ли его Анжу. И вот, во время одного из таких взглядов за спину Анри вдруг почувствовал, что почвы под ногами как то резко и внезапно не стало, затем послышался весьма громкий "плюх-пултых" и Анри почувствовал вокруг себя весьма приличное количество мокрой, очень-очень мокрой воды...
----→ водяной ров

Отредактировано Анри (7 Янв 2018 22:48:29)

0

244

Открытая поляна------→>>

На протяжении всего времени что мне приходится проводить за пределами Земель Гордости, я думал только о том, как выполнить обещание Сарафины. Это бесконечно меня беспокоило, потому что я глубоко чувствовал свою вину за то, что не смог быть рядом в те минуты, когда нужен был дочери и любимой львице. Я думал об этом почти постоянно, думал о том, что бы случилось, если бы я не смог выполнить данное мною обещание. Иша, слава Айхею, конечно, меня поддерживала и уверяла в том, что я отлично справляюсь. Она единственная и знала о том, что тревожит мою душу, потому что открыть свою самую большую тайну я так и не решался никому другому.

Я старательно запоминал дорогу, ведущую от поляны в, казалось бы, бесконечное пространство оазиса. Я смотрел на эти большие густые кроны деревьев, на птиц, которые вили в этих кронах гнезда и беспокойно чирикали на меня, когда я проходил мимо, явно оповещая соседей о том, что в их территорию вторглись незваные гости. Потом я смотрел еще выше и взору моему, сквозь листья, открывался большой купол чистого лазурного неба, которое буквально сияло от лучей яркого солнца. Этот круг уже почти стоял в зените, ибо едва ли утро можно было назвать ранним, но это мне не мешало бодро шагать в тени густых и пышных зеленью деревьев.

Я надеялся, что Сарафина тоже видит там, у себя, этот солнечный круг. Я предполагал, что она очень сильно расстроена или обеспокоена тем, что я ушел и не вернулся к ней, не вернул ей ее дочь. Несправедливо, наверно, было и то, что я видел перед собой чистое небо над головой, а что сейчас делает она и чем сейчас занимается было только одному Айхею известно.

"Обещаю, что верну Налу домой", - сказал я себе, щурясь от солнечного света. Мне будто бы в ответ чирикнула очередная птица, сидевшая на ветке, а потом на голову опустилась шишка, больно ударив прямо в затылок. Кто-то, наверно, здесь очень хорошо научился швырять разные предметы в ничего не подозревающих львов.

Я обернулся; перед мордой сидела мартышка, которая корчила мне рожицы и громко хохотала. Я оскалил зубы, намереваясь зарычать ей в ответ, мол, смотри на кого лапу поднимаешь, но потом вовремя смекнул, что своим поведением только распугаю всех вокруг, в том числе, и дичь. Впрочем, в обратном направлении я бы мог и привлечь к себе внимание, чего бы мне тоже совсем не хотелось.

Я встал на задние лапы, упершись передними в ствол дерева, на котором сидела обезьянка. Она, тихо повизгивая, показала мне язык и поднялась на ветку повыше. Она знала, что я ее там не достану, шкодливое существо. Если бы у меня были бы такие же ловкие лапы, я бы, наверно, давно уже сбил ее с дерева, чтобы неповадно себя так вести было.

Я уже и забыл, что такое веселые животные вокруг. Когда не один год живешь на землях, где медленно умирает все живое, а тучи постоянно нависают над твоим домом, то видеть сейчас подобное поведение так непривычно и неловко. Хочется крикнуть, мол, чего же ты творишь, вокруг происходят ужасные вещи, а потом вспоминаешь, что ты совершенно в другом месте, где жизнь сложилась совсем иначе.

Сарафина, я бы хотел, чтобы сейчас ты оказалась рядом со мной. Красоты этого райского уголка, пожалуй, не перестают меня восхищать.

Но по мере моего продвижения вглубь джунглей, я наблюдал, что небо все более скрыто под тенью густых деревьев. Здесь не было мрачно, но стояла какая-то своя особая атмосфера, под которую я никак не мог подстроиться. Кажется, что я еще и поймал след кабана, поэтому незамедлительно отправился по этому следу, делая для себя небольшие пометы, чтобы потом не заблудиться и вернуться обратно. Мало ли, вдруг резко погода испортиться и мой запах будет смыт, но следы когтей на коре дерева вряд ли скоро сотрутся.

Запах кабанчика все более усиливался. Я был рад, что смогу поймать, наконец, хоть кого-то. Я так увлекся выслеживанием добычи, что даже забыл о своих проблемах; действительно охота творит чудеса с хищниками!

Наконец, впереди меня появился некий объект. Его шкура в густой листве, кажется, была странного окраса: насколько я знаю, кабаны обычно темнее, но сейчас меня это не так сильно смущало, потому что запах еды четко витал в воздухе, а шальная мысль голодного дурака намекнула мне, что моя жертва может быть иной породы. Я же не могу знать. Дичь, обнаруженная мною, явно шевелилась и даже не подозревала, что я нахожусь позади нее. Благо, что и ветер дул именно в том направлении, в котором мне было надо, не выдавая меня, но и не принося четкого запаха жертвы. Впрочем, мне было достаточно лицезреть его упитанную задницу.

Прижавшись к земле, как заправский охотник, я пополз в сторону своей добычи, уже мечтая вцепиться зубами в ее мясистую филейную часть. Я миновал густые кусты, переполз через бревно, боясь даже дыхнуть лишний раз, будто это может услышать моя добыча и убежать. Когда я оказался достаточно близко, то резко оттолкнулся от земли, подлетая на всех порах к своему обеду и расставив широко лапы, чтобы заключить ее в свои объятия.

Морда моего кабанчика повернулась и тут я понял, что что-то пошло не так.

Отредактировано Керу (11 Май 2018 21:38:24)

+3

245

Вступление в игру


...до чего же здесь были красивые, живописные места!

Пускай и страшно утомленный, голодный, запыхавшийся и, вдобавок, терзаемый ноющей болью в усталых, стертых долгим переходом лапах, а Тирион все же успел немного оглядеться по сторонам и по достоинству оценить местные пейзажи. Вокруг царило такое неудержимое буйство красок, что аж голова кругом шла — да уж, это вам не скучная однотонная пустыня, через которую он был вынужден ковылять всю последнюю неделю! Пожалуй, единственное, что мешало Бесу в полной мере насладиться своим прекрасным окружением (а также долгожданной тенью и прохладой) — это неумолимая тревога, связанная с его недавними попутчиками. Те наверняка уже сто раз заметили внезапное исчезновение ушлого карлика у них из-под носа, и вполне могли свернуть к оазису следом за ним... Тириону не хотелось бы снова угодить в плен к этим вонючим разбойникам, а потому он, наплевав на жажду и усталость, торопился как можно дальше углубиться в этот бескрайний тропический лес, буквально затеряться в нем, чтобы аж самому напрочь позабыть обратную дорогу. Все равно он не планировал возвращаться былым маршрутом, так на кой черт он ему сдался, верно?

Прохромав, таким образом, еще с пару-тройку километров по густым, тенистыми зарослям, Бес, наконец, счел, что он вполне может сделать небольшой привал — и немедленно с кряхтением бухнулся задницей у корней какого-то огромного, высоченного (особенно по сравнению с ним самим) дерева, давая короткий отдых своему измученному, исхудалому телу. Честно говоря, больше всего на свете ему хотелось сейчас блинчиком распластаться на голой земле и предаться бесстыдно долгому сну, и, в конечном итоге, он наверняка бы сдался этому неконтролируемому желанию, но... жрать и, тем более, пить ему хотелось гораздо, гораздо больше! И если голод он еще мог как-то побороть, то вот с терзающей его внутренности жаждой дела обстояли намного хуже. По-хорошему, надо было встать и поискать какой-нибудь ручей — наверняка их здесь было пруд пруди, уж извините за невольный каламбур, — вот только решится на это было ох как непросто. Просто потому, что у него банально не осталось на это сил. Тем не менее, собрав волю в кулак (простите, лапу), Тирион все-таки заставил себя подняться и поплестись куда-то... дальше, то и дело комично гримасничая: сбитые долгим путешествием и, вдобавок, обожженные аж до самого мяса раскаленным песком подушечки лап то и дело давали о себе знать, так что со стороны могло показаться, что Бес легонько пританцовывал на ходу, поддаваясь какому-то донельзя чудному ритму, игравшему в его лобастой голове. Не хватало только еще задницей в такт покачивать, и вот перед вами уже вовсе не уставший путник, а безумный шут, пытающийся изобразить из себя вусмерть пьяного бородавочника.

Так как же ему отыскать здесь эту чертову воду?

Все-таки, его былая (и ужасно скучная) "служба" в качестве королевского нахлебника... то бишь, кхм, главного смотрителя за водными источниками не прошла даром, и Тирион разумно предположил, что драгоценную влагу следует искать где-нибудь в низменности — если таковая вообще здесь имелась. И если бы он еще смог что-то нормально рассмотреть сквозь эти плотные заросли! Бес то и дело сдавленно ругался, пробиваясь мордой сквозь густо разросшийся кустарник, шумно отпихивая ветки и листья со своего пути, а периодически так и вовсе громко что-то ломая — ну, а как еще он сумел бы здесь пройти! Должно быть, устроенный им шум был слышен за добрую сотню метров, если не дальше, при том, что Тирион все же пытался вести себя потише, не желая зазря привлекать внимания местных обитателей... и не только.

И все равно его заметили — удивительно, с чего бы вдруг!

Карлик даже не сразу понял, что происходит; в какой-то момент он просто услышал подозрительный шорох в сторонке и машинально повернул физиономию на звук... чтобы уже в следующий миг узреть прямо перед собой чью-то бездонную, оскаленную пасть. Прежде, чем Бес успел хоть что-нибудь предпринять в свою защиту (да хотя бы просто гаркнуть нейтральное "все свои!!"), незнакомец уже с разбегу налетел на него всей своей здоровой мускулистой тушей — спасибо хотя бы за то, что в последний момент догадался убрать когти! Так или иначе, но ему не стоило большого труда сбить бедного, растерявшегося Тириона с лап; потеряв равновесие, Полулев со сдавленными проклятьями завалился на бок под немаленьким весом атаковавшего его самца, не только болезненно треснувшись плечом и головой, но и едва не наткнувшись глазом на какой-то предательски торчавший из-под земли сучок. Недолго думая, Бес торопливо выставил перед собой одну переднюю и обе задние лапы, упершись ими в чужое брюхо и худо-бедно удержав незадачливого охотника от того, чтобы по инерции не вонзить клыки в чужую шею.

Туше! — вскричал Тирион, незамедлительно признавая собственное поражение — каким бы унизительным оно для него не было. Правильно, чай, не дурак, жить-то хочется. — Страшный враг повержен и настроен на мирные переговоры! Только не ломайте меня сильнее, чем надо мной уже поиздевалась Матушка-Природа! — он с кряхтением оттолкнулся от чужака всеми четырьмя конечностями, спешно выползая на свет божий, но отнюдь не спеша вставать обратно — во-первых, как бы не спровоцировать этого славного воина на новую атаку, а во-вторых... далеко не всякая черепаха самостоятельно перекатывается с панциря на лапы, так что уж говорить про бедолагу Тириона?

+6

246

Кто-нибудь, ответьте мне честно, видели ли вы когда-нибудь льва, одновременно рычащего громко и на весь оазис и при этом еще кровожадно разевающего пасть так, словно он желает продемонстрировать всем на свете величие каждого своего клыка? Но это еще не все, потому что одновременно со страшным оскалом, глаза этого самого льва выпучены так сильно, будто какой-то очень сильный и крупный буйвол со всего богатырского маху лягнул его в мохнатые шарики так, что отбил напрочь все желание размножаться когда-либо?

Вам, должно быть, очень смешно сейчас, но мне тогда было не до смеха, потому что моя морда в момент встречи взглядом с моей добычей выглядела примерно так, как я описал выше, а всему виной был лев, который совсем не был похож на кабанчика.

Точнее… я резко ударил по тормозам, но все же прижал своей тушей испуганную жертву, которая в момент моего нападения уперлась лапами мне в брюхо. Если бы я был действительно настроен агрессивно, то не думаю, что бедному малышу этот прием помог бы, но все же я очень остро ощущал, как напуганный маленький лев борется за свою жизнь всеми своими силами. И эти силы ощущались, надо отдать ему должное…

Лев вскрикнул, а затем отпихнулся от меня лапами, делая настойчивую попытку выскользнуть из-под меня. Он говорил со мной, причем стоит отметить, что говорил очень смело, несмотря на то, что я мог бы и вовсе его не слушать. Я даже не стал досматривать до конца процесс «выныривания» юнца: сам сделал шаг назад, тут же опустив круп на землю. Мне было как-то неуютно стоять во весь рост, особенно, когда мой оппонент даже не собирался пока что подниматься на лапы.

- Ломать не буду… - я попытался состроить улыбку, но понимал, что сильно облажался. - И вообще приношу свои извинения, - в моем голосе, безусловно, звучали все оттенки удивления, которые только можно было произнести в порыве искреннего изумления. Еще бы, ведь я, оказывается, охотился вовсе не на кабана, а на представителя, прости меня Айхею, моего же вида? – я не признал в Вас…

«…льва», - мрачно язвило мое подсознание, но я запнулся на собственной фразе и не решился договорить ее, вовремя сообразив, что могу таким образом обидеть львенка, которому и так досталось от меня почем зря.
Теперь мне представилась возможность хорошо разглядеть несчастного: очень низкий ростом, но с выражением морды самца возрастом где-то между пятью месяцами и семи лет, на меня смотрел диковинный лев красивого золотистого окраса с белобрысой гривой, торчащей совсем уж неравномерно, как подобало бы торчать гриве у взрослого самца. Но весь его вид буквально кричал мне о том, что это был далеко не детеныш и даже не подросток уже, поскольку даже для львенка юного возраста этот самец был чересчур нескладным. Кроме того, взгляд этого льва был отнюдь не детский: глаза разного цвета – темно-серого и мутно-зеленого – смотрели на меня очень пронзительно и очень умно. Тогда в моей голове мелькнула мысль о том, что, быть может, этот бедолага является карликом. Я никогда не видел таких львов, хотя за свои семь лет успел побывать в стольких местах, что заядлые путешественники мне бы позавидовали; я часто слышал истории о них, причем не самые приятные. Вероятнее всего этим львам действительно трудно выжить в реалиях саванны, а потому увидеть их – это, очевидно, большая удача.

- Буду считать, что встреча с Вами принесет мне счастье. Ни разу не сталкивался с такими, как Вы, - я хотел как-то приободрить незнакомца, но только потом до меня дошло, что с ним вовсе было бы лучше, наверно, общаться на равных. Дожил до семи лет, многое уже, казалось, знаю, но остался все тем же молодым дураком, который теряется, сталкиваясь с чем-то новым. Я почти уверен, что подобные «шутки» отпускает при встрече с ним каждый второй.

- Точнее, я хотел сказать… - кажется, что мне исправляться было поздно. Я виновато и по-глупому усмехнулся, опустив голову вниз, - в общем, еще раз прошу прощения за свою выходку.

Я ничего плохого не видел в карликах. Я представлял их уродцами, но этот котик выглядит чуточку смешным, чуточку диковинным. Конечно, было бы интересно познакомиться с ним поближе, но тут я вспомнил о том, куда вообще шел и с какой целью: добыть еды для того, чтобы помочь моим спутникам утолить голод и набраться сил. Кроме того, моя былая тревога вновь вернулась ко мне, потому что мне до сих пор было неизвестно, что происходит с моей дочерью. Симба, быть может, хороший парень, но мне не внушил никакого доверия.

Я посмотрел на незнакомца. Нужно было с ним что-то делать; я только сейчас заметил, что он выглядит довольно худым и уставшим, вероятно, от долгой дороги. Я сильно сомневался в том, что ему будет вот так просто выжить в одиночку, но мне хватало и нынешних проблем, поэтому, с тяжелым вздохом я поднялся с земли.

- Моя охота не задалась, но нужно двигаться дальше. – Короткий ожидающий взгляд. Если бы я был уверен в том, что карлики хоть что-то мыслят в поисках пропитания, быть может, я бы предложил ему пойти со мной, но теперь таких неоправданных шагов делать с моей стороны было бы совсем уж непростительно грубо.

Отредактировано Керу (15 Июл 2018 09:23:09)

+4

247

К вящему облегчению Тириона, атаковавший его самец не только внял паническому возгласу коротышки, но тотчас отступил на шаг назад, рассыпаясь в извинениях — очевидно, он и сам не был готов к такому повороту событий. Шустрой гусеничкой отползя от него еще на пару-тройку шагов, Бес, наконец, худо-бедно принял сидячее положение и уже куда более спокойно воззрился на чужака в ответ, заодно бдительно прислушиваясь к внутренним ощущениям и определяя, что в данной ситуации пострадало сильнее — его бедный, измученный долгим путешествием организм, или же одна только гордость. Пожалуй, и то, и другое сразу... Но, к счастью, совсем чуть-чуть. Главное, он ничего себе не сломал и не расшиб, и даже сумел избежать глубоких ран от когтей — а со всем остальным вполне можно было смириться. Пожалуй, Тирион был готов даже в сердцах расцеловать этого незнакомца в обе мохнатые щеки, из благодарности, что тот не стал его трепать и вообще повел себя как адекватный, цивилизованный лев, а не как какой-нибудь вшивый и беспринципный разбойник. Ну, подумаешь, ошибся, с кем не бывает... Спасибо уже на том, что его, всего-навсего, спутали с каким-то небольшим травоядным, а не с большой кучей слоновьего дерьма! Ну так, к примеру.

Не признали во мне льва? — довольно живо откликнулся Бес на смущенное бормотание чужака, кажется, даже отчасти позабавившись услышанному. — О, не берите в голову. Это, знаете ли, довольно распространенная ошибка — что скрывать, не вы первый, не вы последний... — он примолк на мгновение, со сдержанным любопытством рассматривая Керу в ответ, в свою очередь, цепко подмечая детали его внешности, анализируя их и делая кое-какие выводы. Вне всяких сомнений, это был такой же странник, как и он сам — иначе бы ему не приходилось охотиться самостоятельно. Да и видок у него был как у типичного странника: местами встрепанный, местами запыленный, ну и какой-то слишком уж худощавый для типичного прайдовского самца, усиленно отжирающегося на дарственных харчах. Но это еще не означало, что, будучи одиночкой, он был здесь совсем один.

Все в порядке, я ведь уже сказал, — в очередной раз успокоил бродягу Тирион, отвлекаясь от своих наблюдений и с приглушенным пыхтением силясь оторвать задницу от земли. Пускай и не сразу, но ему это удалось, и теперь карлик, наконец, сумел выпрямиться перед Керу во весь свой внушительный лилипутский рост — кажется, ему не хватало от силы двух-трех сантиметров, чтобы сравняться загривком с поджарым брюхом своего нового знакомого. — Было бы вдвойне чудесно, если бы я мог приносить удачу не только окружающим, но и самому себе, — на этих словах, Бес выразительно встряхнулся от налипшего к его шкуре мелкого древесного сора и листвы, а затем вновь со сдавленным стоном бухнулся обратно на задние лапы, явно не рассчитав сил. Однако, лишь стоило незнакомцу упомянуть о том, что он намерен продолжить свою охоту, как Тирион тотчас прекратил стенать и вновь повернул голову в его сторону, как-то даже чересчур пристально вперившись взглядом в чужую морду. Что, уже уходишь? И даже не представишься напоследок? — Прошу прощения, — в свою очередь, спешно извинился Бес за свою личную невоспитанность, повторно вынуждая себя принять вертикальную позицию и всем корпусом разворачиваясь к собеседнику, чинно раскорячившись перед ним в неком подобии глубокого аристократического поклона. — Тирион из рода Златогривых, к вашим услугам... ну, это смотря насколько вас могут заинтересовать услуги косолапого, неуклюжего карлика, — на этих словах, коротышка расплылся в неприятной и желчной ухмылке, которая, впрочем, очень быстро сменилась слегка нахмуренным и даже отчасти тревожным выражением. — Надеюсь, это не покажется большой наглостью с моей стороны — напроситься в вашу компанию, ради дальнейшего выживания в этих совершенно незнакомых мне джунглях. Видите ли, я только что прошел через пустыню, что для льва моего роста и комплекции уже считается своего рода подвигом, и теперь без толку скитаюсь по местным зарослям, силясь отыскать себе воду, пищу и кров. Буду весьма благодарен за помощь... Ну, или на худой конец подсказку с направлением. А если в том месте, куда вы меня отправите, окажется еще и целый бесхозный прайд, сплошь состоящий из молоденьких, привлекательных львиц в периоде течки — я буду признателен вам за это втройне и, быть может, даже пришлю к вам попугая с поэтической одой в вашу честь.

+8

248

Кто бы мог подумать, что только одна моя фраза выдаст все желания и все цели моего нового знакомого. Я даже не мог ожидать столь быстрой реакции: большая голова карлика резко поворачивается в мою сторону, а взгляд, который мне лично показался охотливым до мяса и зрелищ (или просто мяса, судя по его состоянию) впился в меня так внимательно, что добычей уже почувствовал себя я.

Но карлик всего лишь извинился. Пока я приподнимал бровь от удивления и совершал попытки осмыслить сказанную мне фразу, полулев чинно развернулся всем корпусом в мою сторону, а потом начал откланиваться так, как меня мой отец никогда не заставлял делать. Это сильно смутило меня, поскольку я не являлся какой-то важной персоной и, кроме того, даже если когда-то давно я был наследником, я никогда не признавал себя им и не желал, чтобы кто-то себя вел соответствующе моему тогдашнему статусу. Нет, безусловно, почтение и уважение должно быть оказано всегда к старшим или к лицам, являющимся куда выше по положению, но столь неожиданный жест здесь и сейчас заставил меня растеряться. Впрочем, все еще пристально смиряя нового знакомого глазами, я пытался прикинуть его реальный возраст.

Следующие слова карлика, наконец, смогли хоть немного раскрыть его личность. Судя по его поведению, он сам, вероятнее всего, являлся выходцем если уж не из королевской семьи, то хотя бы из той среды, где такие фамильярности были крайне важны в процессе общения, если учесть, что вежливость лилась из него со всех щелей, причем в достаточно правильном и подходящем русле. Я мог сделать только один вывод: либо этот полулев талантливый подхалим, либо он благовоспитанное существо, не совсем считающееся с миром животных. А может быть, кто его знает, в нем сочеталось и то и другое.

Впрочем, мне нравилось, что этот неуклюжий Тирион был в какой-то степени даже ироничен по отношению к самому себе. Хотя улыбка, скользнувшая по его морде, не внушила мне как-то особого доверия. Я настолько сильно задумался об этом, что даже не заметил тревоги, которая блестела в глазах моего нового знакомого. Надо отметить, что дальнейший поток слов заставил меня навострить уши; после сего представления этого смелого маленького хищника, я уже не сомневался в том, что выжил он благодаря своему языку.

- А я Керу, - в легком жесте я почтенно склонил голову перед полульвом, скорее, силясь просто дать ему понять, что я отношусь к нему на равных и с тем же уважением, - не сочтите за дерзость, но я лев простой. Бывший странник и нынешний горе-отец, - я нахмурился и мотнул головой. Нет-нет, я не хочу, чтобы знал кто-то, кроме Ише, ибо страх мой, что Нала узнает правду, сейчас был максимально сильным, - я к такому не привык. Хотя… хотя под старость лет ода в мою честь была бы мне весьма приятна – это стоит признать, но увы, все, что я могу предложить вашей, - я кашлянул и чуть улыбнулся, - …скромной персоне – это себя, а также рослого шоколадного горячего самца, двух миловидных особ, к которым без моего ведома лучше не приближаться и психованного рыжего юношу, который не очень-то хочет возвращаться домой. Если такая бравая компания вас вполне устроит, то я буду рад, если вы присоединить к нам. Правда и охотиться придется, как вы, наверно, уже догадались, для всех названных мною зверей.

Стоит признать, что этот полулев мне понравился. Понравился мне он по той простой причине, что оказался в каком-то своем роде существом без лишней агрессии, без жалобных стенаний о его нелегкой жизни (я представлял подобных животных, обремененных пороками и всегда полагал, что они несчастны и весьма пессимистичны по своей натуре), без пафосных речей о том, что он велик и могуч (или, во всяком случае, подавая это по-особенному, не вызывая отторжения). С острым юмором, с простыми убеждениями, без особого стеснения или напряжения, этот лев умел расположить к себе. Я же, странствуя почти всю свою жизнь, поведал стольких существ, стольких самцов и самок разного возраста, характера и взглядов, что предпочел бы путешествовать с этим карликом. Он хотя бы приносит удачу и говорит вроде как впопад.

В общем, довольно-таки привыкший не скрывать каких-то опасных тайн, будучи охотливым до новых знакомств и довольно-таки общительным с другими зверьми, я вполне был рад такой диковинной встречи и охотно согласился обзавестись новым спутником. Я не руководствовался тогда тем, что он мог бы нам пригодиться в чем-то, потому что мыслью моей было просто помочь бедному карлику, кроме того, я ведь должен был хоть как-то извиниться перед ним за свою выходку, не так ли?

- Я тоже не местный, честно говоря, - я указал только в несколько сторон, где уже успел побывать: с одной стороны находились цветущие луга, а с другой – тихая река, - знаю только, что находится там и там. Я пробыл здесь не более суток, но уже успел заметить, что крупной дичи здесь не водиться. Если вас мучает жажда, то можно сходить к реке, где вы сможете пред этим напиться и даже промочить лапы в холодной воде. Иначе охотиться будет крайне проблематично, да и думаю, что мои спутники находятся недалеко от этого места.

+3

249

Признаться, заслышав положительный ответ Керу, Тирион украдочкой выдохнул с невыразимым облегчением — отлично, ну просто целая гора с плеч свалилась! Карлика даже не шибко смутила перечисленная львом компания, к слову, довольно-таки внушительная. Аж целых пять львов, включая его нового знакомого! Недурно, весьма... Пожалуй, находясь в такой-то большой толпе, Тириону больше нечего было переживать о том, что его повторно выследят и похитят те злобные, угрюмые разбойники, в чьем обществе он пересек эту треклятую пустыню. По-крайней мере, Бес очень сильно на это надеялся.

Я вас понял, — моментально просчитав все возможные выгоды и риски, лев адресовал собеседнику очередную наглую ухмылку. В разноцветных глазах его плясали черти, но голос оставался все таким же серьезным и капельку манерным. — Обещаю держать контроль над гормонами и не смущать ваших милейших спутниц своим развратным поведением. В конце концов, я тоже умею вести себя прилично, когда того требует ситуация, — он неопределенно хмыкнул, с легкой иронией воскрешая в памяти уроки благородных манер, пройденные им некогда в родном прайде. Вообще-то, он не соврал, говоря о том, что вполне способен вести как настоящий джентльмен... В конце концов, не это ли он только что открыто продемонстрировал Керу в ходе их короткой беседы?

"Надеюсь, его спутницы не слишком красивы, а не то придется мне молча глотать слюни за их спинами," — последующие слова Керу, впрочем, быстро отвлекли его от этих мыслей. Снова усевшись, Тирион с интересом пронаблюдал за выразительным жестом собеседника, поочередно качнувшего головой из стороны в сторону — ага, не местный, значит, но при этом он все-таки успел уже немного изучить здешние края. Самое главное, он знал, где здесь находится река, а пить Тирион хотел гораздо больше, чем есть и трахаться вместе взятые.

Вы правы, я просто умираю от жажды, — честно признался Бес, проведя языком по своим ссохлым, растрескавшимся губам. — Пойдем прямо сейчас, пока я еще способен самостоятельно переставлять лапы. Толку в охоте от меня в любом случае не очень много, а так его вообще не будет... Впрочем, если это потребуется, кое-что мелкое я поймать все-таки сумею, — он намеренно не стал уточнять, насколько мелкую добычу способны хватать его коротенькие и неповоротливые лапы — и так уже знатно опозорился, едва самостоятельно не сыграв в лесную дичь. Ох и посмеялась бы над ним его зловредная сестрица, будь у нее возможность пронаблюдать за незадавшейся охотой Керу со стороны! Хотя, скорее уж, она была бы вне себя от гнева — как же так, почему этот лев не стал его добивать, все ведь так удачно складывалось! Усилием отогнав от себя образ разъяренной Серсеи (и без нее тошно сейчас было), Тирион с очередным сдавленным вскряком отодрал задницу от земли и ожидающе глянул на своего знакомого, предлагая ему первым двинуться в направлении реки. Сам-то Тирион понятия не имел о том, куда им нужно было идти. Дождавшись, пока Керу сделает шаг вперед, Бес тотчас косолапо затопал следом, старательно игнорируя боль в поврежденных подушечках. А чтобы хоть как-то отвлечься от сего до ужаса неприятного ощущения, Полулев вновь чинно обратился к своему спутнику... или, если быть точнее, к его мерно раскачивающемуся перед глазами крупу.

— Откуда вы родом, Керу, и куда держите свой дальнейший путь? Или, быть может, вы планируете задержаться в этих райских кущах? По мне, так здесь очень живописные места... если, конечно, закрыть глаза на проблему с крупными травоядными.

+2

250

На какой-то миг я задумался над тем, что же Тирион имеет в виду под своим развратным поведением. Я посмотрел на этого «малыша», нахмурив брови, но вовсе не по причине моего неверия ему. Я просто на миг попытался понять, насколько удобно карлику предаваться любви с взрослыми львицами, ну, предположим… среднего размера? Язык чесался спросить, но благо в тот момент мне хватило тактичности этого не делать: в конце концов, мой новый знакомый был вовсе не моим старым другом, а совершенно чужим пока что львом. Я даже как-то невольно смутился этой мысли, назвав себя попутно старым дураком. Очень самокритично, Керу.

Тирион открыто признался, что был бы не прочь испить прохладной воды. Он, будто бы в доказательство своих слов, провел языком по сухим губам; впрочем, по виду полульва, я понял, что ему хотелось бы не только смочить горло, но и подушечки уставших лап. То было неудивительно: сколько в пути пробыл этот парень?

Он сию же минуту тяжело поднялся на лапы, стараясь не только не задерживать меня, но и подогнать самого себя. Я неторопливо пошел вперед, зная, что карлику тогда придется и вовсе бежать, а у него больные и истертые лапы.
 
Тирион оказался из тех львов, что любили поговорить со своими спутниками, пусть даже с мало знакомыми. Меня это только располагало, так как я сам привык общаться с дружелюбными чужаками так, как со своими старыми друзьями. Мне всегда было нечего скрывать, я всегда был вольной птицей. Я любил рассказывать свои истории и слушать истории других. А дорога окажется приятной только в том случае, если у тебя хорошо набит желудок и если рядом с тобой идет активный и вежливый собеседник.

- Родом я, - последовал мой живой и быстрый ответ, - из далеких земель. Настолько далеких, что я сам не бывал там уже, пожалуй, года три или четыре. А если говорить об оазисе, то могу только согласиться с вами: место здесь действительно хорошее, несмотря на свой жирный минус. Я бы остался здесь жить даже, мне много не надо, но мой путь… мой путь тесно связан с дорогими мне львицами. Пока они не окажутся в безопасности, я не успокоюсь. А они обязательно пойдут обратно, на север отсюда, в Земли Гордости.

Я помолчал немного, а потом, чуть повернув голову в сторону своего спутника, ободряюще улыбнулся ему.

- У меня создается впечатление, что вы – сын короля или уважаемого льва. У вас манеры высших по иерархии. Я такие хорошо знаю.

-----→>>Тихая река

Отредактировано Керу (10 Дек 2018 09:19:10)

+2

251

Не сказать, что Тирион был так уж сильно настроен поддерживать — и тем более самому закатывать — светские беседы; он чувствовал себя таким уставшим, что с огромной радостью завалился бы на боковую, не доходя до заветной реки, а обсохший, словно бы покрывшийся коркой язык с трудом ворочался в его пасти, но карлик все равно старался вести себя максимально бодро и самоуверенно, хотя бы из простого уважения к своему неожиданному проводнику... Ну и, как уже говорилось раньше, эта легкая, довольно-таки необременительная болтовня позволяла ему хотя бы отчасти отвлечься от своего ужасного состояния. Поэтому Тирион старательно преодолевал эту дурацкую сонливость, вынуждая себя внимательно слушать ответы и встречные вопросы Керу, в свою очередь, откликаясь на них в присущей ему колкой, ироничной манере.

Угадали, — он снова заухмылялся во всю ширину своей кривой большезубой пасти, — мой отец был королевской десницей и происходил из весьма древнего и глубоко уважаемого рода... Можете представить, каково было его разочарование, когда он первый раз увидел своего младшего сына, то бишь, меня. Впрочем, мне не на что жаловаться: несмотря на то, что я выродился таким поразительным уродом и тем самым свел родную мать в могилу, мой отец не стал от меня отказываться. Напротив, он дал мне все необходимое воспитание, плодами которого вы сейчас любуетесь... Вот только на родине меня все равно не приняли, как бы он из шкуры вон не лез, — после этих слов, Тирион немного помолчал, припоминая до ужаса неприятные события минувших дней, но почти сразу же встряхнулся, сгоняя пыль со шкуры, и столь же невозмутимо продолжил: — Земли Гордости, вы говорите... Кажется, я кое-что о них слышал. Не то ли это большое львиное королевство, которым правят потомки мудрого Мохату? Кажется, последнего короля звали Ахади... или нет, постойте-ка... Муфаса, точно. Как видите, мое обучение не прошло даром. Неужто вы с ним знакомы лично? — и Бес с отчетливым любопытством уставился в мохнатый затылок Керу. Если этот лев и вправду знает правителя Земель Гордости... и собирается вернуться туда со своими "дражайшими львицами"... Этот шанс ни в коем случае нельзя было упускать.


>>> Тихая река

+2

252

Водяной ров -----→>>
Льву, хотел оно того или нет, все же пришлось сбавить обороты, чтобы ненароком не сбить самку с лап. Он улыбнулся, проследив за тем, как львица мягко вытащила сор из его гривы: для него такие отношения были в новинку. Раньше о нем никто не заботился, но забота самки, проявляющаяся в таких мелочах, только сильнее разливала тепло в душе короля-изгнанника.

Да, ты права, — все-таки согласился лев с Налой. Ему было бы, пожалуй, неловко: он видел очень много вопросов в глазах оставшейся компании, которая ждала его и ждала объяснений, но вместо того, чтобы уделить время для примирения и нормального знакомства, он вновь поступил себя вовсе никак король. Разве настоящий монарх бросил бы подчиненных ради собственных желаний? Впрочем, он оставил там Рафики, который наверняка бы нашел, что сказать, а разговор с Налой Симбе был необходим: он ведь не мог предполагать, что все это выльется в настолько пикантный способ общения и, заодно, снятия стресса. 

Рыжегривый бодро повел подругу к реке, бросив последний тоскливый взгляд на ров, где они только что лежали на траве. С львицей было все просто, тем более, когда вы, оказывается, обоюдно хотели одного и того же. С друзьями разговор должен был быть длиннее и тяжелее, а с предателем — и подавно. Симба не мог не думать о том, что теперь ему делать с Чумви, как себя с ним вести: конечно, он все еще не передумал извиниться перед ним и признать свою вину, но та эйфория после приятного времяпрепровождения ушла, и рассудок, уже не затуманенный, а вполне ясный, начал возвращаться.

Впрочем, король-изгнанник решил твердо, что он даст шанс Чумви доказать преданность, как и сам попросит у друга шанс исправиться и стать настоящим королем. Первый шаг к этому он уже сделал: искренне попросил прощение у Налы за то, что причинил ей боль.

Этого больше не повторится! — нетерпеливо сказал лев, на минутку замедлив шаг и касаясь плечом плеча самки в попытке утешить ее, — я обещаю, — добавил он уже тише, отводя уши назад. Ему было неприятно вспоминать об этом, поэтому лев был даже рад, когда львица перевела тему для разговора.

Последующий совершенно безобидный вопрос, который нес в себе элементарное беспокойство, заставил льва вновь окунуться на короткий миг в те дни, когда он испытывал одиночество и злобу. Рыжегривый повел ушами и нахмурился. Стоило бы рассказать все Нале? Поведать ей о своих страхах, о слабостях, об одиночестве: необходимо ли ей знать об этом? Симба и сам не предполагал, что пришлось пережить его подруге, пока его не было рядом: быть может, на землях Скара, в кругу гиен, голода и чумы, все было гораздо хуже?

Вдали от дома было тяжело. — Что уже скрывать ему и зачем лукавить? Подруга видела, каким он стал, поэтому нужно было хотя бы в общих чертах объяснить (или, скорее, по мнению Симбы, оправдать) свое поведение, — я скучал по маме, по вам всем. А потом… — Симба обвел взглядом окружающее его пространство,— я остался один. Даже Рико ушел. И тогда я отчаялся. Но сейчас это не так важно, потому что пришли вы, и я могу вернуться домой.

Лев задумчиво смотрел себе под лапы и хмурился. Он не хотел описывать самке свои муки, которые казались ему сейчас даже в какой-то мере надуманными.

Мне кажется, что тебе самой тоже пришлось пережить немало? — лев внимательно взглянул на подругу. Они не виделись так долго, что успели даже заматереть за это время, но по-прежнему между ними была та связующая крепкая нить, что и раньше. Но сейчас Симбе не хотелось вспоминать о прошлом и не хотелось погружать туда же Налу. Он хотел бы сейчас думать о настоящем и о будущем, дать ранам на сердце затянуться, а обидам — утихнуть, а о былом они еще успеют поговорить и погоревать.

О, пойдем за мной, я тебе кое-что покажу, — вдруг быстро проговорил лев, услышав недалеко журчание воды. Он узнал это место: когда-то рыжегривый купался здесь с Тимоном и Пумбой. Они втроем даже устроили соревнование, кто допрыгнет дальше. Конечно, Симба одержал победу, — Пойдем-пойдем, ты ведь хотела смыть с себя все, — заговорчески подначивал самец. За большими тропическими листьями виднелся резкий неглубокий обрыв вниз, откуда пахло свежей водой. Однако лев сорвался с места так, словно впереди была не река, а просторная равнина; возле самого обрыва самец поймал зубами свисавшую с огромной ветки лиану, оттолкнулся от земли передними лапами, однако что-то пошло не так, и он, с громким «ОЙ!», плюхнулся прямо в безмятежную гладь воды.

Отредактировано Simba (6 Ноя 2019 18:33:18)

+8

253

----→>> Водяной ров

Было видно, что Симба не очень хотел сейчас обсуждать свое время здесь, в Оазисе. Будь то из-за того, что ему больно вспоминать или, быть может, стыдно? В любом случае, он был не готов обсуждать это сейчас, быстро перевел тему на них, на нее. В чем-то Нала его понимала. Ей и самой не хотелось ничего обсуждать сразу после всего, что случилось с Зирой, Скаром и в том ущелье. Но она также понимала, что эти вещи нужно обсуждать, иначе они и будут дальше висеть камнем на душе. Не прямо сейчас, раз он не хочет. Но позже. Через несколько дней, неделю, две, три. Когда все это будет больше похоже на отдаленные, неприятные воспоминания.

Она задумчиво кивнула в ответ на вопрос Симбы, вдруг осознав, что не рассказывала ему обстоятельства ее побега. А стоит ли? Нала нахмурилась. В целом — да, конечно. Про ущелье, про то, как Чумви спас ее. Про Зиру. А про Скара? Про его грязное предложение? Стоит ли Симбе знать об этом или это сделает только хуже?

За этими размышлениями, Нала не успела ничего ответить самцу, да и он, не похоже, чтобы очень жаждал получить его. Он снова быстро сменил тему, резко повеселев, позвал ее куда-то, чем сдернул пелену угрюмых мыслей, застившую глаза львицы. Она прибавила ходу, поспешив за ним. До ушей уже доносилось приятное журчание воды. Они вышли из очередных кустов, и вот Симба уже сорвался с места и помчался куда-то вперед, прыгнул, схватившись зубами за лиану и камнем полетел вниз, Нала только и успела, что окликнуть его. За пару прыжков она преодолела расстояние до обрыва и свесилась с него. Громкий “бултых!” и большой всплеск воды, конечно, подсказывал ей, что он не разбился, но все же. Снизу из-под мокрой рыжей гривы выглядывала счастливо улыбающаяся желтая морда. Нала, смеясь, покачала головой. Мальчишки всегда останутся мальчишками.

Она не стала повторять провальный трюк самца, вместо этого грациозно свесившись с края обрыва, оттолкнулась лапами и ласточкой нырнула в воду, чистую настолько, что в ней можно было достаточно спокойно держать глаза открытыми. А следовательно, ей не составило труда нацелиться на Симбу и, обхватив его лапами за туловище, утащить вниз, под воду. В отместку за тот раз на водопадах. Конечно Нала быстро отпустила его и со смехом вынырнула на поверхность, легко стряхивая стекающую на глаза воду. В такие моменты она радовалась, что у львиц нет гривы. Как Симба что-то может видеть, когда его пышная шевелюра мокрыми патлами лежит на глазах, было для нее загадкой. Хотя, может, он и не видит ничего, судя по тому, как лев слепо бултыхался в воде, пытаясь найти подругу по звуку. Нала снова нырнула под воду, оплыла льва стороной и вынырнула у него за спиной, как бы поддразнивая. На этот раз Симба быстро ее нашел, зачесав мокрую гриву назад, чтобы она не лезла в глаза. Почти как у Муфасы, не считая обилие стекающей с нее воды. Размашистым движением лапы он пустил сноп брызг в нее, а она, не очень успешно увернувшись, пустила ответный.

Они веселились, будто непоседливые львята на водопое.

Шуршание в кустах где-то позади Налы отвлекло ее от их "морского боя", и очередная волна ударила ее уже по затылку.

— У нас гости, — легонько шикнула она через плечо Симбе и повернулась в сторону, откуда донесся звук. Среди пышной растительности было трудно что-то разглядеть, но она уверена, что ей не показалось. Чуткий слух опытной охотницы редко ее обманывал. — Кто здесь? — крикнула львица, медленно подплывая к берегу, чтобы выйти на него. Сзади был слышен плеск воды от подплывающего к ней Симбы.

+3

254

Офф

... И это называет "не хочу больше графоманить", ога-ога. Возможно, надо было реально его на 2 попилить... Но уже не важно.

>>> Возвращение >>>

Лев бежит по пустыне. Опять.

Когда-то любил путешествовать по пустыне, исследовать новые для себя земли, испытывать свою выносливость… С тех пор многое изменилось. Нет, пустыня-то осталось такой же прекрасной и жестокой стервой (под стать его Судьбе в молодости). Но вот он больше не был тем отпетым странником, что искал безумных развлечений, чтобы хотя бы ненадолго забыться. Безжалостная красота Великой Пустыни не была больше интересна ему. Ощущение постоянной опасности больше не приносило удовольствие, нынче от неё была лишь лёгкая тревога. Душу больше не рвала на кусочки боль трагедии прошлого. Эти и ещё десяток других пафосных фраз в жанре философской чепухи были вторичны, являясь лишь следствием более важного изменения.

Тесва был не один.

Казалось бы, прошло два года, а до сих пор, каждый раз, когда он ловил себя на этой мысли, по телу льва начинали свой воодушевлённый галоп мурашки, а внутри пробегала волна тепла. Как и от каждой, даже мимолётной, мысли о Туаре.

Она появилась в его жизни внезапно, а их первая встреча была довольно скоротечна, и явно не казалась по началу сказкой о счастливой и долгой любви. И тем не менее, она перевернула жизнь льва, стала матерью его детей, позволила воспитать этих львят и помогла заполнить опустевшую чашу души странника тем, чего ему так не хватало долгие годы странствий: любовью, заботой и, что было важнее всего, смыслом.

К сожалению, эта самая счастливая страница в жизни льва закончилась вместе с исходом его детей из-под родительского крыла. Тесва всё ещё грустил из-за этого, хотя и осознавал, что это было неизбежно. С другой стороны, забота о детях была хоть и чертовски приятным делом для осевшего одиночки, но и довольно тяжёлой и утомляющей. Особенно когда львят аж восемь единиц. Скажешь кому — не поверят… Песчаный и сам не верил львице, пока не увидел их всех собственными ползущими на лоб глазами.

Впрочем, детей рядом с ним больше не было. Львята хором решили пойти по стопам отца, и, как последний ни противился, он постарался передать все свои знания им. И теперь они могли свободно бороздить просторы Саванны, и Тесва молился Судьбе, что бы у них всё было хорошо… Хотя бы лучше, чем у их отца до встречи с матерью.

Сейчас же на плечи уже, откровенно говоря, не молодого льва легла ноша поиска нового дома для своей теперь скромной семьи. Их двухлетняя стоянка в облачных степях, конечно, всё ещё была приемлема, но, во-первых, они были слишком близко к пустыне, что довольно сильно урезало охотничьи угодья, а те, что были доступны небольшой семье, заметно обеднели после продолжительной засухи и активного кормления на ней десятка хищников. А во-вторых, что было, пожалуй, даже важнее… Степи банально наскучили. Тесве, по крайней мере. Льву, который прожил большую часть своей жизни в странствиях, оказалось довольно трудно осесть на одном месте. Впрочем, всякое желание бросить всё и вновь податься в странствия пресекалось простым, коротким и весьма принципиальным вопросом: «А как же дети?» — после чего всё возвращалось на круги своя…

Но дети выросли и решились пуститься в странствия, и теперь этого стоп-вопроса не было. Встал вопрос, куда податься самим родителям, на который нашлось только два варианта ответа: в глубину степей или обратно в оазис через пустыню. Душа бывшего странника, не выдержав, мгновенно отмела первый вариант. Хотя, стоит отметить, что второй вариант прельщал ещё парой потенциально важных моментов… Но об этом позже.

И вот, как уже было сказано, лев идёт по пустыне. И впервые в жизни, начиная путешествие по пустыне, он был не самоуверенно воодушевлён поиском экстрима или встревожен поспешным решением партнёрши покинуть Оазис, а просто спокоен и уверен в будущем. Над ним больше не нависала дамокловым мечом бремя заботы о детях, а рядом был Ради, одним своим видом напоминающим, что теперь у него есть, ради кого стараться и вообще жить. И это состояние, казалось, изменяло мир вокруг. За всё время похода обычно изменчивая и от этого опасная погода в пустыне была на удивление спокойна. И это не было затишьем, предвещающим бурю: вокруг них бурлила жизнь (насколько это вообще применимо к пустыне), а тела хищников продолжал обдувать небольшой освежающий попутный ветерок, лишь слегка поднимавший песок в воздух, так что идти даже под солнцем было не слишком сложно. В самый зенит, конечно, всё-таки стоило останавливаться и искать тень, но с этим тоже проблем было не очень много. А, вполне возможно, лев просто проблемы не замечал. Сопровождавший же его гепард, в свою очередь, склонности к жалобам на жизнь также не проявлял. В общем, очередной переход через пустыню вышел необычайно спокойным, позволяя путникам слегка расслабиться.

И вот, на горизонте появилась цель его путешествия: оазис. Солнце уже было довольно низко над горизонтом, и сил у Тесвы было более чем достаточно: нормальный для транспустынных путешествий полуденный отдых в тени черепа какого-то слона (что он вообще забыл в пустыне?!) путники провели всего пару часов назад и устать банально не успели. Так что, добравшись до цели, довольно бодрые и не слишком голодные хищники не стали останавливаться на отдохнуть или полюбоваться видами. Да, оазис — красивое место, и Тесва продолжал удивляться причудливости природы: пустыня хоть и упорно пыталась, но никак не могла захватить этот уголок бурной жизни… Но если раньше он мог назвать, что это место — его самое любимое, то сейчас это было, мягко говоря, не так. В лучшем случае, на десятом. Угадаете, кто делил места выше?

* * *

Что хотел Тесва в этом прекрасном месте – вопрос хороший. Сам лев рассматривал два основных варианта… И оба требовали изучения. Первый был прост: Туара пожелала покинуть Оазис из-за того, что здесь стало слишком много опасных для львят хищников, и абсолютно точно не против вернуться в это райское место. Даже если бы здесь всё ещё было много крокодилов и гиен (хотя лев и знал, что их уже не было в таких количествах), то угрозы для львят всё равно теперь нет, так как нет самих мелких субъектов для потенциальных атак. Прекрасный вариант, но существовал и второй, более интересный...

«Земля слухами полнится» — так его учили его ещё в детстве, а мигрирующие животные — весьма хорошие источники слухов. По крайней мере, буквально пару недель назад, когда Тес был ещё в степях, перелётные птицы во время своего водопоя охотно поделились с благодарным слушателем информацией о том, что крупный лев, которого часто замечают в сопровождении бородавочника и суриката, и которого, естественно, знал весь оазис, всё ещё не покинул свою двухлетнюю стоянку. Довольно развёрнутые комментарии вечно активных пичуг были достаточно ёмки, чтобы по ним можно было идентифицировать, что речь шла именно о том, кто нужен был сейчас льву…

Что ждать от Симбы, впрочем, песчаный не знал. Банальная логика подсказывала, что ответ на вопрос, что хочется изгнанному королю своих земель, должен быть довольно простым и очевидным… Но, как показывала практика, логика и львы слишком часто работают по-разному, чтобы подобные предположения вообще работали.

Лев, ставя себя на место молодого коллеги по несчастью, предполагал, что Симба хотел бы вернуть себе родной прайд. Но, Тес понимал, что это предположение могло быть вызвано старой душевной раной: он, в своё время, как ни хотел, вернуть родину не мог. А Симба мог. И, по мнению песчаного, должен был… К тому же, это, впрочем, не клеилось с тем фактом, что Симба два года сидел в оазисе и, похоже, не делал ничего.

Жаль, конечно, что Тесва смог дойти до него только сейчас. Возможно, Симбе требовалось, наконец, направить мозги в нужную сторону…  Но та его ссора с Рико, которому помощь в вопросах выживания требовалась намного сильнее. Ещё и Туара решила покинуть оазис… Каким бы здравым смыслом ни подкреплялся бы уход песчаного, со стороны всё действительно выглядело некрасиво. Дополнительные опасения вызывало то, что Симба, которого помнил Тесва, был весьма эмоционален, и, возможно, потребуется приложить усилия, чтобы заставить его прислушаться разуму, а не порывам злости.

Вздохнув, Тес принял для себя, что вариантов развития диалога с Симбой было слишком много чтобы распланировать их все, так что имеет смысл сразу настраиваться и действовать по ситуации. Все предварительные подготовки в подобных ситуациях идут в тартарары слишком быстро. Знаем, проходили…

* * *

Размышления льва прервало касание Ради, который привлекал внимание льва к голосам неподалёку. Гепард уже привык, что его гривастый друг иногда «уходил в себя», и без возражений выполнял роль «ушей» в такие моменты. Лев коротким кивком обозначил, что вернулся в реальность и тоже слышит голоса.

Они оба достаточно хорошо помнили Оазис и даже спустя два года отсутствия (хотя Ради сюда возвращался) поняли, что голоса раздавались со стороны небольшой реки, что протекала неподалёку… Если бы не знание местности, то о наличие реки узнать было почти невозможно: уж слишком громко раздавался заливистый смех. Определить, чей он, было довольно сложно, и Тес предположил, что, скорее всего, не знает его владельца, что только укрепляло необходимость узнать, кому он принадлежал. Указав головой в сторону голоса, лев пригласил своего пятнистого друга понаблюдать из укромного места за владельцем столь яркого и заливистого смеха…

На поверку, это оказалось довольно плохой идеей. Когда хищники почти добрались до реки, на их пути оказался крайне густой куст, через который сложно было что-то разглядеть. Можно было продраться сквозь него, но это, безусловно, привлечёт внимание купающихся, что не было в интересах льва. Гепард сзади, ругаясь, чувствовал себя ещё хуже. Ну не любят гепарды заросли: невтягивающиеся до конца когти постоянно норовят за что-нибудь зацепиться. Несколько разочарованный в своём решении сунуться прямо в заросли, Тесва развернулся обратно к кусту, отделявшее его от реки, и попытался увидеть хоть что-нибудь через него. Вот, река, камни, по ту сторону реки — обрыв, а в воде две фигуры: львица и…

Кто здесь? — Тесва не успел даже рассмотреть купающихся как следует, как со стороны водоёма донёсся обличающий рык. Лев и гепард переглянулись, и у обоих на морде читалось «Ну, что уж тут поделать». Было ясно, прятки можно заканчивать. Тем более, что вторую фигуру он всё-таки узнал.

Всё хорошо, я с миром! — буквально на автомате ответил Тесва, во времена своих странствий попадавший в подобные ситуации. Не быть ему шпионом… Ну и не очень-то и хотелось.
Вылезать через густой кустарник — это немного глупо, но какая теперь разница. Наклонив голову так, чтобы продрать путь через кустарник макушкой, а не мордой, песчаный двинул вперёд. Насчёт гепарда он не волновался: крупная львиная тушка должна была достаточно расчистить путь для более гибкого гепарда, да и не стоило пока вылезать ему. Для начала диалога хватит пока и Тесвы.

Пробравшись через куст и сломав на нём несколько веток («Эх, придётся потом гриву чистить…»), лев вышел на поляну, и, поднимая голову, попытался сделать максимально благодушно скромную улыбку, на которую только был способен.

Приношу свои извинения, я не хотел вас потревожить… — Тесва обращался сейчас к самке, что окликнула его, так как этого требовала банальная логика ситуации. Однако задерживать на ней своё внимание не стал: не она была целью его визита… — Судьба, похоже, сегодня на моей стороне, — продолжил он, оборачиваясь к её спутнику. — Симба, — Тесва глубоким кивком поприветствовал красногривого. Песчаный не стал сразу говорить, зачем пришёл, ожидая и готовясь к ответной реакции со стороны льва.

К любой реакции.

+5

255

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"35","avatar":"/user/avatars/u35","name":"Ferrum"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u35 Ferrum

Дальнейший порядок отписи: Симба, Нала, Тесва

● Отписи игрока из очереди ждем не дольше трех суток!● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно!

+1

256

Легкая ребячья игривость помогает отвлечься от тяжелых мыслей: кто знает, что ждет Симбу и Налу в будущем и чем обернется возвращение домой? Конечно, так глубоко сейчас король-изгнанник не заглядывал, но и оборачиваться далеко назад он тоже не хотел. Сейчас перед ним была только прозрачная гладь реки, а когда он с размаху плюхнулся в воду и поднял высокий столп с большим количеством брызг, то вовсе единственной его целью стало каким-нибудь образом приманить за собой и подругу.

Самец вынырнул из воды, со счастливой улыбкой пытаясь рассмотреть Налу из-под свисающих длинных прядей гривы. Все, что было важно для Симбы сейчас — это счастливый смех его львицы. Кошка покачала головой и не заставила себя долго ждать: движением, полным грации и легкости, она скользнула в воду к возлюбленному. Однако он даже не успел сообразить и что-то предпринять, как тут же был утащен под воду.

Смешно барахтаясь, кое-как самец вынырнул обратно: возможно, он даже намеренно поддавался Нале, плескаясь лапами по поверхности воды в попытках отыскать ее по звуку; после нескольких неудачных попыток, самец все же догадался одним движением лапы зачесать гриву назад и открыть взор для того, чтобы сделать игру еще интереснее и активнее. Первым делом рыжегривый повернулся к самке с твердым намерением «отомстить» за свое неудачное погружение под воду.

Это было весело! Игра настолько затянула Симбу, что он (вы не поверите!) потерял бдительность и не сразу услышал, что позади, на берегу в кустах, за львами кто-то следил. К счастью, рядом с ним теперь была преданная подруга, которая тут же дала знать потенциальному врагу (или врагам), что он замечен.

Симба, как настоящий самец, грозно нахмурив брови, поспешно подплыл к берегу и вылез из прохладной воды даже раньше Налы. Он как бы между делом отряхнулся, вновь одаривая все близлежащие кусты хорошим «дождиком». Шерсть льва от такой процедуры взъерошилась, придавая в совокупности с нахмурившейся мордой короля-изгнанника вид не самый дружелюбный, тем более уж, едва ли дотягивающий до эталонного вида монарха обыкновенного.

Кустарник зашевелился, ветки нехотя и с характерным треском расступились перед большой косматой головой: к Симбе и Нале вышел взрослый лев, которого рыжегривый сразу же узнал. Самец нервно дернул хвостом, изумленно рассматривая Тесву, который сначала обратился к Нале, а затем уже перевел взгляд на старого знакомого.

Симба.

Тесва, — на морде льва так и читалось что-то вроде «не ожидал тебя здесь увидеть», которое буквально за пару минут сменилось на насупившуюся гримасу с явно нескрываемым недоверием. Симба рассматривал самца без особого стеснения: он был уверен, что не ошибся, поскольку Тесва почти ни капли не изменился — разве что заматерел, пожалуй.

Если бы этот лев, некогда странник, пришел к Симбе пару дней назад, то драки было бы не избежать. Тот Симба, что остался в недалеком прошлом, не разбирался в причинах, по которым возможные союзники покидали его. Он считал предателями всех, кто так или иначе не оправдывал его надежд, кто хоть косвенно мог бы походить на доверенного дядюшки. Теперь же, переосмыслив собственное поведение благодаря отцу и друзьям, рыжегривый понимал, что мир вокруг него не крутится и что убить его желает не каждая вторая пробегавшая мимо зверюшка. Кроме того, Тесва хотя бы потрудился сообщить о причинах своего ухода из оазиса; более того, его пятнистый друг даже принес весть, что Рико вполне живым и здоровым смог пересечь пустыню под присмотром все того же Тесвы. 

Конечно, у Симбы никогда не было семьи и детенышей, но понимая всю важность родственных уз, вспоминая себя и свое отношение к младшему брату, рыжегривый осознавал, почему Тесва выбрал уход из оазиса. Безопасность семьи была превыше всего, как сейчас для короля-изгнанника важно было вернуться домой в первую очередь для того, чтобы спасти прайд от гнета узурпатора, а уже потом с целью занять свое законное место в Вечном Круге Жизни.

Но никогда ничего не проходит бесследно. Та жизнь, в которую погрузился Симба за время своего одиночества, сказалась на нем слишком серьезно; неприятный червячок извивался где-то глубоко в подсознании, поэтому самец отреагировал на Тесву, пожалуй, не столь дружелюбно, сколь мог бы сделать это, учитывая все, что они успели пережить вместе.

Судьба? — спрашивает Симба, краем глаза осматривая местность по бокам неожиданного гостя, — что ты делаешь в оазисе?

Рыжегривый вдруг вспоминает о том, что он здесь, на минуточку, теперь не один. Нала, которую он до этого времени держал в стороне как бы прикрывая собой на случай опасности, явно теперь желала узнать, что тут происходит, поэтому лев повернулся к подруге, устало прикрывая глаза и вздыхая. Глупо было считать, что Тесва пришел к Симбе с недобрыми намерениями, поскольку если бы хотел убить его, то сделал бы это уже неоднократно. Именно поэтому король-изгнанник представляет Нале своего старого знакомого скорее как товарища, нежели как врага или, по крайней мере, непрошеного гостя.

Познакомься, это Тесва, — Симба вновь поворачивает голову в сторону самца, — Тесва — это Нала. Моя… — на пару секунд кот замешкался, но все же собрался и продолжил, — подруга. Тесва помог мне и Рико пересечь пустыню, когда мы были вынуждены уйти из дома.

Такого краткого комментария пока было достаточно. Теперь осталось выяснить цели самца: учитывая, что в оазисе его не было уже продолжительное время, вернулся он сюда не просто так.

+7

257

Ей ответил незнакомый голос, что скорее радовало, чем нет. Было бы неудобно, если бы на них сейчас наткнулся кто-то из их маленькой компании, все-таки они довольно резко ушли. Да, они собирались возвращаться, как только смыли бы с себя следы их вечерних утех, но попробуй объясни все это и не прозвучи последним эгоистом. С другой стороны, какой-то незнакомец практически застал их врасплох. Он наблюдал за ними, пока Симба с Налой резвились в воде, словно львята малые, впервые вышедшие на водопой? Или просто проходил мимо, и львица зря переполошилась? Голос, однако, звучал доброжелательно, и Нала слегка расслабилась. Выходя на берег, она быстро стряхнула с себя остатки воды, щедро орошая окружающую растительность.

Из кустов, ломая и подминая ветки, показался крупный, явно матерый лев оттенка темного, мокрого песка, с зелеными глазами и приятной улыбкой кого-то, кто явно не хочет неприятностей и вообще, кажется, немного смущен тем, что он попал в эту ситуацию.   Нала кивнула в ответ на извинения, но незнакомец быстро перевел свое внимание с нее на Симбу, и она с удивлением осознала, что львы знакомы. На морде ее друга читалось явное удивление, которое быстро сменилось угрюмой миной, и львица снова перевела взгляд на песочного самца, — Тесву, как она поняла, — окидывая его чуть более внимательным взглядом. Возможно, в уголках расплывшихся в добродушной улыбке губ, читалось легкое напряжение, словно у кого-то, кто пытается успокоить рассерженного носорога, но Нала не решилась бы говорить наверняка. Но это логичное предположение, учитывая каким она нашла Симбу в Оазисе, и если этот Тесва познакомился с ним здесь.

Нала снова перевела взгляд на своего друга и даже подошла на пару шагов ближе к нему, как бы напоминая о своем присутствии, и что, если по-хорошему, неплохо бы познакомиться как полагается. Усталость явно чувствовалась в голосе самца, когда он представлял своих друзей друг другу, и Нала пока не могла понять ее источник. Если этот лев помог им с Рико, то к чему такая реакция? Что произошло после?

(Она не стала заострять внимание на том, как Симба замешкался, называя ее. Потом. У них еще будет время обсудить это все и кто они теперь друг другу. Если предки будут к ним благоприятно настроены — много времени.)

— Приятно познакомиться, — обратилась она к Тесве, вежливо кивнув. — И спасибо, что помогли им пройти этот тяжелый путь через пустыню.

Она действительно была благодарна. Кто знает, как повернулась бы судьба, не наткнись братья на Тесву в нужный момент? Поддержка, особенно кого-то, кто знаком с хитростями выживания в этой суровой среде, — пожалуй, ключевой фактор в выживании в пустыне. Нала и сама не знает смогли бы они с Чумви пересечь эту песчаную сковородку вдвоем, без знаний Керу или дополнительной пары умелых в охотничьем ремесле лап Иши.

И все же, атмосфера вокруг самцов была немного напряженная. Не так, как некогда между Чумви и Симбой, — хотя смешно, что у рыжегривого, кажется, упорно не строятся отношения со львами песчано-коричневых оттенков, — не так, словно сейчас разразится драка, но определенно некоторая недосказанность, некоторое ожидание чего-то, с обеих сторон. Если честно, Нала чувствовала себя здесь лишней, будучи совершенно не в курсе их общей истории, кроме одного единственного факта, который сейчас рассказал Симба. Ну и того, что, по всей видимости, Тесва в какой-то момент покинул Оазис, судя по первому комментарию ее друга. Поэтому ей оставалось играть скорее роль наблюдателя, нежели участника. Возможно — третейского судьи, если понадобится, но Нала сомневалась, что до этого дойдет.

+4

258

Тесва, продолжая держать на лице доброжелательную ухмылку, внимательно изучал реакцию хищников на своё появление через просветы в гриве. Не самое простое занятие — увидеть что-то через густую львиную шевелюру, но что поделать? Экспромт — дело тонкое, слово влево — и на тебя уже смотрят либо как на врага, либо как на идиота, причём из второго варианта обычно всё-таки сложнее выкарабкиваться. Так что лев выдерживал приветствие, ожидая ответов визави, как того требовал педантичный этикет родины песочного, которому тот решил придерживаться ради профилактики. Формализм – штука таки полезная, когда не до конца знаешь, чего ожидать от противоположной стороны диалога.

Тесва, — коротко ответил Симба. — «Узнал… Хорошо, значит обойдёмся без глупых сцен напоминаний, кто я такой», — отметил про себя лев, удовлетворенно усмехнувшись. Вряд ли львы это заметили, но им и не надо. Наконец, подняв голову после своего приветствия, лев смог подробно изучить реакцию красногривого. На его лице отчётливо читалось некоторое замешательство и активное изучение незваного гостя. И через короткое время, его выражение стало приобретать более определённую форму, конкретнее, недоверия: лицо льва посерьёзнело, проявляя лёгкий прищур. Очевидно, Симба не ожидал увидеть того, кто когда-то помог ему пересечь пустыню, а потом исчез в неизвестном направлении, лишь заметно позже послав веточку о причинах ухода. Видно, что осадочек остался, это было более чем ожидаемо.
Однако, к огромному и приятному удивлению Тесвы, лицо изгнанного короля выражало не гнев, а простое недоумение. Не было ни ожидаемого яростного блеска в глазах, ни обнажения клыков, а защитная стойка едва заметно нарушилась. Намётанный глаз матёрого одиночки, что готовился изначально к худшему, отметил этот потенциальный момент чисто рефлекторно, но разум льва это проигнорировал. — «Что ж… Похоже, всё будет проще, чем я ожидал…» — Тес едва заметно дёрнул ушами, но сумел подавить движение бровями, что, в купе с тем фактом, что Тесва и до этого выглядел весьма расслабленно, позволило скрыть то огромное облегчение, что он испытал.

Судьба? Что ты делаешь в оазисе?

Недоумённое упоминание своей незримой покровительницы лев пропустил мимо ушей. Лев привык, что остальные не понимают, что он вкладывает в это понятие, и перестал обращать внимание на подобные мелочи.
Но брови Тесва всё-таки немного приподнял. И проблема была во втором вопросе. Не в том, о чём и как он был задан, сколько когда. — «Ну-у, Симба… Я понимаю, что ты хочешь получить ответы, но где твои манеры! Представь даму! Всё-таки меня заметила именно она, а ты, тем временем, мог бы уже начинать пускать пузыри…» — вспыхнул про себя песочный. Грубовато, да, но вслух это никогда бы не было бы озвучено. Тем более что всё равно, прежде чем матёрый успел озвучить замечание в менее резкой форме, красногривый всё-таки сам осознал свою вопиющую бестактность и со вздохом развернулся к своей спутнице, так что реакцию Теса никто не заметил.

Познакомься, это Тесва, — представленный лев коротко поклонился львице. Симба, тем временем, продолжал: — Тесва — это Нала. Моя… подруга, — не заметить невольную паузу в этой фразе было, мягко говоря, невозможно. И все присутствующие (в том числе и Ради, что благоразумно засел в кустах и пока не светился) прекрасно поняли, что крылось в этой паузе, равно как поняли и то, что скрытый посыл уловили все: Тесва всё-таки не сдержался и приподнял бровь ещё сильнее. Симба, впрочем, теперь объяснял своей «подруге», кто такой этот лев: — Тесва помог мне и Рико пересечь пустыню, когда мы были вынуждены уйти из дома, — на что сам помощник лишь только шире улыбнулся. Сам он не видел в этом ничего выдающегося, за исключением того, что в тот день ему пришлось ради них сунуться в песчаную бурю второй раз, сразу после того пообещал сам себе больше не соваться в подобную авантюру. Эта шутка Судьбы льва оказалась судьбоносной (да, Тесва любил каламбурить на тему его непутёвой покровительницы) и перевернула его жизнь, так что сожалений о нарушенном обещании было чуть-чуть больше, чем нисколько.

Приятно познакомиться. И спасибо, что помогли им пройти этот тяжелый путь через пустыню, — песочный перевёл взгляд на приветствующую его львицу. — «Ну, по крайней мере, хоть кто-то помнит о манерах!» — усмехнулся про себя лев. Молодая и складная, прям красавица неписаная. Не удивительно, что Симба на неё запал. Но, на вкус Тесвы, Туара всё равно была намного красивее.

Мне тоже приятно познакомиться, — лев вновь приветственно поклонился. Тес продолжал гнуть свою палку этикета, обращаясь сначала к даме, потому что это было правильно и банально логично. — Я и сам рад, что я смог тогда им помочь. Не думаю, что им понравилось бы искать миражи во время песчаной бури, — усмехнулся лев. Он сам не знал, зачем он до сих пор помнил этот забавный момент, что заставил их перестать следовать какому-то непонятному маршруту (кажется, он даже был в стихах), а действовать по ситуации… Но Тес почему-то помнил. Оставалось надеяться, что Симба не обидится на эту безобидную шутку.
К слову о Симбе… Пора бы ответить и на его вопрос.

А в оазис я вернулся, потому что… — Тесва несколько взволнованно вздохнул, собираясь с мыслями и выбирая наиболее подходящие слова. Он решил, что не стоит тянуть кота за хвост (по себе знал, это больно). Излишняя скрытность сейчас могла только навредила бы делу, которое шло значительно лучше ожиданий песочного, так что надо ловить птицу Судьбы стоило прямо здесь и сейчас.
Присутствие незнакомой львицы его так же не смущало. Ну, подумаешь, львица. Нала уже не такая уж и незнакомая: имя её известно. Да и то, что собирался рассказать Тесва, не было какой-то сокровенной тайной, и львица о них, в конце концов, и так узнает.

Ну, как минимум, с тобой повидаться, — усмехнулся лев и продолжил: — Но, вообще говорю, я ищу новое место. Мои дети выросли, и нашу скромную стоянку мы откровенно переросли: на ней банально стало не хватать еды на нас всех. Так что… Младшие решили уйти в свободное плаванье, — лев снова вздохнул, и можно было уловить некоторую печаль в его голосе. — Старший пока что остался с Туарой, а я… А я ищу, куда нам теперь податься. В степях, честно говоря, нам уже поднадоело, — лев снова усмехнулся, вспоминая, как они с Туарой обсуждали, что делать после исхода детей. — Оазис оказался первым пришедшим к нам в голову вариантом… И вот, я здесь.

Не слишком ли много он рассказал? Тесва сомневался. В конце концов, сейчас Симба казался тем, кому можно доверить эту информацию, хотя песочный продолжал внимательно следить за его реакцией. Да и что можно сделать с этой информацией? Найти Туару? Удачи искать её по всем степям, которые, вроде как, были значительно обширнее Оазиса. При этом, монолог так же служил некоторым объяснением для Налы о том, кто такой Тесва, и что он здесь ищет.
О своей идеи надоумить красногривого вернуться на родину Тес пока, впрочем, умолчал, так как, очевидно, идея эта, по меньшей мере, требовала изменения: поведение Симбы слишком сильно отличалась от того, что ожидал песочный, да и неизвестная переменная в лице Налы в том плане учтена не была…

Кстати. Откуда взялась эта Нала? Те птицы, что подтвердили ему о том, что Симба всё ещё в Оазисе, про львицу не сказали. И, учитывая, что они рассказывали даже про дурацких зебр, вряд ли пташки «забыли» о львице. Так что, скорее всего, она пришла после их ухода, то есть недавно. И ведь не так уж и много вариантов откуда, если так подумать… — «Хм. Возможно, мне и делать ничего не придётся для... Так, ладно. Сначала надо убедиться, что всё так, как я подозреваю», — чем лев и решил заняться.

Ну… А вы какими судьбами здесь? — ненавязчиво поддержил диалог песочный. В конце-концов, не всё же ему на вопросы отвечать.

офф

Да, Тесва использует птиц как источник слухов :D Надо же как-то ускорять действие. А то стремительно-толкающая-ерепенящихся-разоблачительница-возможных-альянсов будет ругаться. ;)

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Тропический лес